ОГЛАВЛЕНИЕ

Криминалистическая характеристика блока личностных элементов организованного преступного формирования.
Сведения о личности подозреваемых и обвиняемых всегда были объектом пристального внимания криминалистов, неоднократно исследовалось в теоретическом и прикладном аспектах.
Однако, в плане исследования личностных свойств членов ОПГ сделано в настоящее время очень мало.Работы В.Т.Контемирова и В.М.Быкова, представляя несомненный интерес, не смогли в полной мере ответить на ряд весьма важных с теоретической и прикладной точек зрения вопросов, на которых нам и хотелось бы заострить внимание.
На наш взгляд, в блок личностных элементов криминалистической характеристики ОПГ следует включить: а) качественные характеристики входящих в нее лиц; б) характеристику психологического состояния ОПФ как целостного "криминального организма"; в) характеристику косвенных участников ОПД. (См. приложение 29).
Остановимся на анализе отмеченных элементов криминалистической характеристики организованных преступных формирований, опираясь на результаты наших эмпирических исследований. Качественные характеристики входящих в ОПГ лиц. Качественные показатели, как элементы анализируемого блока криминалистической характеристики ОПГ должны, на наш взгляд, включить в себя: а) сведения о социально-демографическом составе ОПГ; б) о ее профессиональном составе; в) о наличии у ее членов криминального и уголовно-процессуального опыта; г) о типе лидера ОПГ; д) о степени криминальной активности членов ОПГ; е) о национально-государственной принадлежности членов ОПГ.
Очевидно, нет нужды подробно останавливаться на вопросе о важности социально-демографической характеристики членов ОПГ. Методы ее формирования достаточно хорошо отработаны в правовых науках [131] и могут быть целиком восприняты и в данном случае. Тем более, что не она,в конечном итоге, определяет параметры субъекта преступлений и,в особенности ОПГ, которая имеет в этом плане множество качественных отличий. Так, например, в литературе отмечается, что даже на уровне неорганизованной группы криминальное объединение людей приобретает характер особого [132], коллективного J133] субъекта преступлений. Тем оолее это характерно для ОПГ. Определяющим качественные характеристики ОПФ, на наш взгляд, является профессиональный состав участников ОПГ, в широком понимании этого термина.
В настоящее время фактор профессионализма широко используется для решения важных вопросов и, в частности, для определения типологии участников ОПГ расхитителей [134], несовершеннолетних [135] и т.п.
Однако современные проявления профессионализма,как уже отмечалось ранее, в ОПД гораздо шире. В ней может оыть
ie* i^b Глава 4 145
использован обыкновенный трудовой профессионализм, служебно-должностной, иной приобретенный, например, в результате самообразования, длительной и удачной криминальной деятельности и т.п.
Совокупность сведений о степени профессионализма членов ОПГ, по нашему мнению, должна быть одной из основных подсистем криминалистической характеристики ОПГ. В изученных нами уголовных делах выявлены все из указанных выше видов профессионализма.Но оценить влияние каждого из них на результаты ОПД не представилось возможности.Очевидно, это задача специальных криминалистических исследований.
Непосредственно к указанной подсистеме примыкают сведения о проявлениях криминального опыта членов ОПГ.
Известно, что рецидивисты, например, имеют широкие связи в преступном мире; совершенствуют способ совершения и сокрытия преступлений, учитывая свои и чужие ошибки; хорошо информированы в правовых последствиях преступлений. Рецидивист не всегда интеллектуальней новичка в преступном мире, но он всегда опытней и действует в аналогичных ситуациях с большим "профессионализмом" [136],
Однако, в ОПГ кроме рецидивистов зачастую участвуют люди: а) ранее не совершавшие преступления; б) совершавшие преступные деяния, но избежавшие привлечения к уголовной ответственности; в) привлекавшиеся, но не осужденные или осужденные к условным мерам наказания и, наконец, г) осужденные и отбывавшие наказание. Так, например, по изученным нами уголовным делам более 60% членов ОПГ ранее не были судимы вообще. Но вместе с тем, около 10% их имели существенный криминальный опыт,были судимы два и более раз.
Объем их личного криминального и уголовно-процессуального опыта различен, работа с ними в процессе предварительного следствия неизбежно требует различных подходов и т.д. Эти обстоятельства лишний раз доказывают необходимость включения сведений о криминальном опыте членов ОПГ в криминалистическую характеристику ОПД.
Особым вопросом криминалистической характеристики ОПГ является типология их лидеров. Как отмечается в литературе, особенности лидерства в криминогенной группе связаны: с наличием особых качеств личности лидера в преступной группе; спецификой ролей лидера в различных социальных и криминальных ситуациях; механизмом перерастания лидера в организатора; с характером взаимоотношений лидера с рядовыми членами [137], с отличиями лидерства в группах различной криминальной направленности [138], психологическими особенностями лидерства [139],
К числу основных качеств, присущих современному лидеру организованной группы,по мнению некоторых авторов, относятся: наличие опыта преступной деятельности; волевые качества; преобладающие по сравнению с другими участниками группы умственные способности; физическая сила; умение держать слово; предприимчивость; коммуникабельность; решительность в действиях; знание внешних и внутренних условий функционирования группы; быстрота ориентирования и принятия решений в сложных для преступной группы ситуациях; умение обеспечить конспиративность под-
И6
готавливаемых и совершаемых группой преступлений [140]. Перечисленные свойства лидеров ОПФ в основном проявились и в исследованных нами уголовных делах.
Представляется, что криминалистическая характеристика ОПД должна содержать исчерпывающие сведения о возможных проявлениях лидерства в ОПД как данные, крайне необходимые для выработки тактики и методики ее раскрытия и расследования.
В настоящее время в криминалистической литературе выделяются лидеры — вдохновители, лидеры — организаторы, лидеры смешанного типа [141]; а также лидеры, деятельность которых характеризуется большей степенью активности при совершении преступлений и руководством усилий другими соучастниками; лидеры, которые не только руководят непосредственным совершением преступлений, но и проявляют активную деятельность по созданию преступных групп и организации их функционирования [142]. На наш взгляд, типология лидеров ОПГ, в настоящее время, характеризуется не только отмеченными выше качествами,но и следующими их свойствами. (См. приложение 30, 31).
Наиболее далеко отстоящим от реальных преступлений ОПГ, как правило, является лидер — вдохновитель, который может выполнять функции лишь технического или "криминального" советника, юридического консультанта, предостерегающего ОПГ от опасных для ее существования шагов, психологически сильной личности, способной укрепить решительность остальных членов ОПГ и т.п. Таких лидеров в изученных нами уголовных делах выявлено 4%,
Такой тип лидера особенно характерен для первых этапов существования ОПГ. В этот период он может выполнять и другие лидерские функции, вплоть до исполнения лидирующей роли б отдельных преступлениях. Однако со временем, когда группа укрепляется, он отходит от конкретной преступной деятельности или берет на себя организаторско—руководительские функции.
Правовая наука давно знает такое криминальное явление, как инициатор преступления, под которым понимается "соучастник", у которого возникла идея осуществления конкретного преступного деяния и который первый высказал ее [143]. Как известно, такие лица делятся на идеальных авторов идей и реальных — первыми воплотивших их в криминальную деятельность [144].
Инициаторство — нестабильный, переходный вид лидерства в ОПГ. Зачастую оно совмещается с иными функциями, например, организаторскими [145]. Но тем не менбе, в изученных нами уголовных делах имели место несколько случаев, когда ОПГ поручало одному или нескольким своим членах устроиться на работу в определенную хозяйственную организацй^о и стать реальными инициаторами определенного направлений ОПД группы.
Центральной фигурой ОПГ, как правило, является лидер-организатор. Зачастую это — "последовательно-криминогенный тип личности, характеризующийся высокой степенью антиобщественной направленности, сформировавшейся негативной личностной ориентацией, которая не просто использует или подыскивает подходящую ситуацию для совершения преступлений, но и создает ее, активно преодолевает встречающиеся препятствия" [1463.
'"* Глава 4 147
При этом, организаторами преступных групп хозяйственно-корыстной направленности, по мнению исследователей, как правило, выступают представители управленческого аппарата различного уровня, которые могут и не участвовать в финансовых вложениях в "дело" [147]. Однако, практика знает и случаи, когда лидеры-организаторы, например, ОПГ, занимавшейся частнопредпринимательской деятельностью, не имели никакого отношения к предприятию и органам его управления или вообще действовали, организуя и управляя преступной группой через своих представителей [148].
В свою очередь лидерами-организаторами преступных групп насильственно-корыстной ориентации в большинстве выступают авторитеты преступного мира, психологически и физически сильные лица [149]. Это обстоятельство подтверждается и результатами нашего исследования.
Отдельную разновидность лидеров-организаторов составляют, на наш взгляд, лица, организующие прикрытие ОПГ от контроля со стороны государственных органов. Ими могут быть работники ведомственных и вневедомственных органов управления, партийных и правоохранительных органов.
Лидеры-руководители выделяются в ОПГ в те периоды их существования, когда последние переходят на многозвенную систему управления или в ходе самой организации ОПГ,как это бывает в группах хозяйственно-корыстной ориентации. Такие лидеры характеризуются определенным уровнем подготовленности "к делу ', объемом полученных (захваченных) функций, количеством доверенных ему полномочий, сил и средств ОПГ, которые обеспечивают дискретность уголовной ответственности элитарного лидера ОПГ.
В больших ло численности членов—исполнителей ОПГ среди указанных исполнителей могут быть свои лидеры. Это или наиболее опытные, удачливые в преступлениях люди или лица, по поручению руководителей исполняющие контрольные функции, следящие за 'чистотой" совершения преступлений, объемами похищенного и пр.Такие лидеры "среднего звена" выявлены нами в 20 % изученных дел.
Типология лидерства в ОПГ была бы не полной без характеристики смешанных типов лидеров. В результате изучения материалов практики нам удалось выявить следующие их разновидности:
1. Лидеры, последовательно или одновременно выполняющие функции вдохновителя, инициатора и организатора ОПГ. По нашим данным таких лидеров было в изученных уголовных делах 5%.
2. Лидеры, выполнявшие роли инициатора-организатора, имели место в 16 /о дел.
3. Организатор-руководитель зафиксирован в 42 % случаев.
4. Руководитель-исполнитель был характерен для 37 % изученных организованных преступных групп.
Завершая анализ вопроса о лидерстве в ОПГ, отметим, что дальнейшие криминалистические его исследования, на наш взгляд, должны быть направлены на выявление существа криминального лидерства, методов "захвата" или добровольной передачи лидерства в ОПГ, функций лидера и т.п.
148
Наряду с данными о лидерах ОПГ немаловажное значение в их криминалистической характеристике имеют сведения о степени активности исполнителей (в широком понимании этого термина).
Не случайно исследования этого вопроса криминологами позволили выделить серии коэффициентов, характеризующие: а) вклад в групповую деятельность или удельный вес по эпизодам участия группы; б) коэффициент связи члена группы с группой; в) коэффициент самостоятельности действий члена группы; г) совместный вклад в общую деятельность нескольких участников: д) коэффициент сотрудничества нескольких участников; е) коэффициент сплоченности; ж) коэффициент взаимного влияния и доминирования; з) коэффициент значимости деятельности участников и его средняя доля в доходах, цена эпизода для участника; и) коэффициент сплоченности группы; к) коэффициент сотрудничества нескольких звеньев группы [150], при помощи которых им удалось глубоко вникнуть в суть процессов,характерных обыкновенной устойчивой группе.
В литературе наметились определенные подходы к этому вопросу и в отношении ОПГ. Так, например, среди расхитителей особо выделяются активные [151], а также второстепенные [152] члены ОПГ, которые только эпизодически участвуют в ОЦД- Среди членов бандитских формирований отмечаются корыстные, насильственные, по-литизированные, романтические типы исполнителей, тип "наемного налетчика", источником материальных благ для которого является не имущество потерпевшего, а средства "заказчика" [153]. В группах квартирных воров, как показывают научные исследования, костяк преступного формирования составляют так называемые "активные группы", которые обеспечивают координацию действий всех остальных членов сообщества [154].
Исполнители есть в ОПГ любой направленности [155], их роль в ОПД значительна, а возможности использования в целях раскрытия ОПГ и расследования ОПД мало изучены. В связи с этим данный вопрос требует соответствующего внимания. (См. приложение 32).
Наши исследования показали, что система исполнителей ОПГ может быть представлена несколькими их разновидностями. Основную исполнительскую "нагрузку" в ОПГ несут не все лица, а лишь их часть, которую мы назовем главной. Среди них особо выделяются инициативные исполнители, которые, как правило, или выполняют в ОПГ функции лидеров-исполнителей или вынуждены быть лидерами со смешанными функциями, а также лица, имеющие крайне стяжательские наклонности. Исполнителей с указанными свойствами выявлено в изученных уголовных делах свыше 50 %.
Постоянно активными в ОПГ зачастую являются ее члены, вложившие часть преступно нажитых средств в криминальное "дело".
Особую группу активных исполнителей составляют члены ОПГ, находящиеся в сложной криминальной "технологической" цепочке и объективно не имеющие возможность оставить ОПД без ущерба для преступной группы в цепом. Особенно это заметно в ОПД, связанной с производством товаров и предоставлением криминальных услуг, где система поставщики-сбытчики может давать прибыль только при условии активности всех звеньев [156]. К этой же
Глава 4 149
категории активных членов ОПГ мы относим и лиц, находящихся под "прессом" психического воздействия или угроз физической расправы со стороны ОПГ.
Второстепенные исполнители, по нашим данным, действуют в составе ОПГ не только постоянно, но и привлекаются эпизодически. Они могут иметь долю в прибыли от явно преступных операций и даже используются "втемную", например, для сбыта похищенного через торговую сеть. Сеть исполнителей по изученным уголовным делам выявлена в 46% случаев.
На наш взгляд, включение в криминалистическую характеристику ОПГ сведений об исполнителях и дальнейшие исследования этого вопроса могут содействовать последовательной выработке специальных тактических приемов оперативно-розыскной, следственной и профилактической работы с этой категорией лиц.
Известно, что участие в преступлениях иностранных граждан весьма осложняет расследование совершенных при их помощи и посредничестве преступлений или накладывает на эти процессы определенный отпечаток [157]. Это обстоятельство в полной мере касается и ОПД.
В последнее время в печати и следственной практикой отмечается множество примеров участия иностранных граждан в контрабанде товаров, иных преступлениях. [158J.
С возникновением "ближнего зарубежья" в качестве граждан иностранных государств неизбежно придется рассматривать и большое количество граждан бывшего СССР. Думается, что правоохранительным органам нужно уже сейчас быть готовыми к осуществлению специальных мер, связанных со статусом иностранных граждан в ходе расследования существенной части уголовных дел об ОПД, так как по данным практики ее представители не считаются с государственными границами даже при достаточно жестком режиме ее охраны. Примером тому может служить разоблачение ОПГ, состоявшей из 16 граждан республики Грузия, которые за полгода совершили в Москве пять похищений лиц кавказской национальности с целью вымогательства у их родственников крупных сумм валюты [158); а также непрекращающаяся "интервенция"ор-ганизованными преступными группами фальшивых российских денег в города Урала и Западной Сибири с территории кавказских и закавказских республик [158а].
Таким образом, ^ведение в криминалистическую характеристику ОПГ такого элемента, как национально-государственный состав ее членов, кажется нам вполне обоснованным и своевременным.
'Учитывая современные тенденции ОПД, мы нашли необходимым ввести в структуру криминалистической характеристики ОПГ такие показатели, как уровень ее финансовой состоятельности и фаза развития.
Действительно, развитие ОПГ от простых форм объединения до групп высокого организационного уровня известно науке давно [159J. По этому вопросу существует несколько точек зрения. Некоторые авторы считают, что первой фазой преступной деятельности является сбор и оденка данных, принятие решения о возможности и "рентабельности" совершения преступлений; второй фазой — создание условий для преступной деятельности — умение и
150
возможность продумать модель преступления; привлечь нужных людей; обеспечить, привлечь внеплановые ресурсы; найти транспорт и места сбыта похищенного и пр. Третья фаза реализации преступного умысла ˜ получение товарно-материальных ценностей, присвоение, распределение похищенного между соучастниками, выделение определенной его части на расширение криминальной деятельности. Четвертая — расширение преступных связей, увеличение масштабов преступных операций, совершенствование приемов преступной деятельности. Указанные фазы во многом проявляются и в других разновидностях ОПД.
Для каждой из этих фаз характерны свои организационные и криминальные действия и операции. Следственная практика свидетельствует о том, что с течением времени и в результате успешной преступной деятельности ОПГ, ее финансовая мощь и криминальные, коррупционные возможности увеличиваются,что отражается на характере ОПД.
В связи с этим данные показатели ОПГ имеют существенное значение как для глубокого понимания самой ОПД, так и для совершенствования процессов раскрытия и расследования ОПД.
Так, например, на наш взгляд, в ходе расследования весьма важно своевременно определить с какой именно ОПГ имеет дело следствие: с зарождающейся или уже вполне сформировавшейся, имеющей полную внутреннюю структуру, все необходимые для ОПД криминальные и коррумпированные связи. И наоборот, вовремя обнаруженные признаки саморазрушения ОПГ, как показывает практика, помогают определить слабые звенья ОПГ, выявить недовольных," обиженных" членов ОПГ и соответствующим образом построить стратегию и тактику расследования ОПД .
В свою очередь, высокий уровень финансовой состоятельности конкретной ОПГ, проявляющийся в имеющихся у нее "общаке", средства из которого направляются на коррумпирование должностных лиц и на материальное обеспечение осужденных, их семей, а не только на простое или даже расширенное воспроизводство ОПД.своевременно сориентирует следователей в методах выявления каналов движения похищенных средств, местах возможного сокрытия общих и частных средств членов ОПГ.
Таким образом, развернутый в результате дальнейших научных исследований блок элементов криминалистической характеристики ОПД.который по сути является сугубо качественным блоком, становится необходимым фактором практическоы полноценности и действенности указанной характеристики как в теоретическом, так и в практическом плане.
Психологическое состояние ОПФ также является элементом его криминалистической характеристики.
Психологическое состояние ОПФ, на наш взгляд, должно характеризоваться данными: а) о наличии и развитости криминально-нормативной базы ОПФ; о)о способах управления ОПФ; г) о психологическом статусе ОПФ в окружающей социально-экономической и криминальной среде; д) степени остроты противоречий и конфликтности среди членов, в отдельных структурных звеньях; е) причинах и основаниях внутренних конфликтов.
Проблемы криминальной субкультуры в преступных группах неоднократно становились в последние годы предметом исследо-
Гттяня 4 151
вания криминалистов [160]. В настоящее время науке и практическим работникам уже многое известно о криминально-нормативной базе элементарной, профессиональной уголовной преступности [161], нормах и санкциях за их нарушения в преступной группе [162].
В частности, признано, что в сфере общеуголовной преступности преступные традиции и обычаи составляют следующие элементы :
— регулятивные — "законы" и "привила", регулирующие отношения между преступниками в связи с ведением антиобщественного образа жизни и совершением преступлений;специфические ритуалы и правила общения, поведения в преступной среде;
— атрибутивные ˜ татуировки и т.п.; — эмоциональные песни и т.п.
При этом многие из регулятивных элементов преступных традиций и обычаев заимствованы из официальных норм общества
[163].
В свою очередь, в преступных сообществах ненасильственно-корыстной ориентации "имеются теневые аналоги юридических норм (нормы, вытекающие из производственных и финансовых отношений дельцов и отношений дельцов и уголовных элементов и пр.).А также норм этических (нормы поведения членов преступного сообщества в общении между собой и с внешним миром — государством и обществом). Иногда эти нормы, в частности, этические, воспроизводят нормы общеуголовной среды в трансформированном виде, приспособленном к условиям нелегальной экономической деятельности [164].
Некоторые авторы отмечают, что в преступных группах расхитителей, взяточников и спекулянтов редко встречаются эмоциональные связи или они быстро заменяются деловыми [165].
Очевидно, что с криминалистической точки зрения полезно иметь сведения о том, предвнесена ли нормативная база данного ОПФ извне или выработана внутри группы; базируется она на общекриминальной базе или отражает узкогрупповые правила криминального поведения.
Думается, что указанные и некоторые подобные им сведения должны быть включены в криминалистическую характеристику ОПГ и служить основой для разработки приемов и методов раскрытия ОПД, тактики и стратегии расследования конкретных уголовных дел.
Наличие индивидуальных, групповых и коллективных способов управления ОПФ в современной ОП отмечается многими авторами. Так, например, выявлено, что коллективное сознание организованного сообщества (а следовательно и управление) во главу угла ставит всемерное обогащение членов клана прежде всего за счет других и в первую очередь, без личного риска и особого труда [166],что наверху пирамиды преступного сообщества находится "элитарная группа", представители которой осуществляют организаторские, управленческие и идеологические функции [167].
Между тем, основным в современной ОП продолжает оставаться "единоличный" способ управления ОПГ их лидерами, однако допускающий в результате компромиссов к управлению и других членов ОПФ. Он характерен для ОПФ корыстно-насильственной
152
ориентации, хозяйственно-корыстной направленности, но находящихся на начальных этапах развития; управпенческо-корыстной ориентации, организованных 'сверху", которые составляют большинство ныне действующих ОПФ.
Думается, что глубокое изучение способов управления ОПФ в будущем даст возможность разрешить одну из наиболее актуальных проблем раскрытия и расследования ОПД — выявление лидеров ОПД, доказательство их вины, что в настоящее время удается далеко не всегда. Это обстоятельство свидетельствует о необходимости включения сведений о способах управления ОПФ и число элементов их криминалистической характеристики.
Психологический статус ОПФ имеет существенное значение как элемент криминалистической их характеристики для перспектив раскрытия ОПД в процессе следствия.
Как показывают специальные исследования, совместная деятельность людей является весьма сложным психологическим явлением [168], при котором в общностях, объединяющих людей на основе совместной общественно-значимой деятельности, взаимоотношения людей .опосредуются ее содержанием и ценностями [169]. В преступной деятельности, ее содержание весьма жестко определяет психологическое состояние людей и диктует им способы поведения [170].
Сказанное целиком относится и к ОПД, где высокая степень связи и взаимодействия людей-членов ОПГ осуществляется не только во время совершения собственно преступных действий, но и в ходе подготовки и сокрытия преступлений, в процессе легальной социальной и служебной практики, ^ личной жизни.
В разные периоды существования ОПФ в них действуют, взаимодействуют различные силы. На этапе формирования — это стремление к объединению, к завершению формирования ОПФ, после раскрытия ОПФ — потребности в ее рассредоточении, "отсечении" обнаруженных правоохранительными органами звеньев, людей и т.п.
На наш взгляд, следует выделить по меньшей мере три психологических состояния ОПФ: а) преобладание центробежных; б) центростремительных тенденций; в) ОПФ в психопогически стабильном состоянии.
Как отмечают исследователи, самая высокая "психологическая спаянность людей имеется а устойчивых, организованных группах" [171], где элита представляет собой волевых грамотных организаторов, идеологов и достаточно богатых, чтобы быть независимыми, людей. Авторитет им в своей среде создают не только материальные средства, но и преступный опыт [172].
Между тем, в каждой ОПГ постоянно действуют две внутренние силы. Первая сила способствует объединению, интеграции ее членов, вторая — работает на их разъединение. В целом при успешной преступной деятельности группы, тенденции к интеграции преобладают и обеспечивают ее сплочение, развитие и формирование внутренних психологических и функциональных структур [173].
В то же время высокая степень противоречий и конфликтности, сведения о которых тоже, по нашему мнению, являются принадлежностью криминалистической характеристики ОПФ, "работают" на раскручивание центробежных тенденций.В изученных нами уго-
Гляня 4 } ^
ловных делах данные о таких тенденциях выявлены примерно в 30% случаев.
При этом степень развития противоречий и конфликтности в ОПГ может быть слабая и острая, скрытая и открытая, незначительная и значительная.
Незначительная степень противоречий и конфликтности в ОПФ возникает в связи с тем, что в превтупном формировании, например, квартирных воров, царит атмосфера скрытого соперничества, психологического подчинения, нездоровой зааисимости, приспособленчества, преимущества одних членов над другими, которые могут привести к возникновению более серьезных внутригрупповых противоречий и. конфликтов.
Скрытая или явная вражда существует между лидерами общеуголовной ОП, которая в силу общности целей ОПД и путей их достижения не всегда переходит в острые формы (174].
Между тем,по нашим данным, скрытое соперничество зачастую кончается победой одного лидера, приводит к нарушению устоявшегося порядка. При этом состав группы может измениться или даже расколоться на несколько формирований. Хотя нередко привычча к конформизму, имеющая место в криминальной среде, берет верх и группа сохраняется, хотя и в усеченном составе.
Развитие центробежных тенденций во внутренних взаимоотношениях в ОПФ, доходящее до эксцессов какой-то преступной группы [175] в составе ОПФ, под которым понимается совершение ее участниками преступного деяния, не охватываемого умыслом или выходящего за пределы преступных намерений остальных участников [176], связано с многочисленными контролируемыми и неконтролируемыми конфликтами в ОПФ.
Причины указанных конфликтов, если они связаны с ОГЩ, возникают: 1) в процессе борьбы за лидерство; 2) борьбы за близость к руководителю группы; 3) из-за желания выйти из группы при разногласиях между старыми и новыми членами ОПГ по поводу преступных традиций; 5) по поводу методов и способов преступной деятельности и принципов дележа похищенного; 6) в связи с личными неприязненными отношениями людей (t77].
Между тем, по нашим данным, в ОПФ имеют место еще и конфликты: а) не связанные с ОГЩ; б) возникшие после раскрытия ОПД и в связи с раскрытием ОГЩ.
Не связанные с ОПД конфликты могут уходить своими корнями в криминальное прошлое некоторых членов ОПД, быть связанными с социальной и служебно-должностной их практикой, этническими, культурными, эмоционально-нравственными разногласиями.
Нельзя не согласиться с авторами, отмечающими, что с криминалистической точки зрения особенно интересны те межличностные отношения в ОПГ, которые приобретают конфликтный характер [178]. Знание этих отношений и причин конфликтов даст возможность следствию применять соответствующую возникающим ситуациям тактику.
Особое значение для перспектив раскрытия и расследования. ОГЩ имеют, на наш мгляд, конфликты между членами ОПТ, возникшие после ее выявления правоохранительными органами и в связи с расследованием.
154
Отмечается, что обострение конфликта, переход конфликтной ситуации в конфликт между соучастниками в период расследования носит объективный характер и не зависит от сознания следователя [179]. Однако своевременное выявление признаков таких конфликтов и их умелое использование — одна из важнейших задач следствия.В изученных нами уголовных делах имеются примеры удачного,грамотного использования конфликтов и противоречий между членами ОПГ.
Конфликты, возникшие после раскрытия ОПГ, как правило, носят многосторонний и острый характер. Зачастую,они возникают в ОПГ между членами: а) чьи необдуманные, неосторожные действия стали причиной раскрытия ОПД (68 % уголовных дел); б) пытающимися предпринимать сепаратные действия для уклонения от уголовной ответственности (17 % дел); в) не выполнившими требования об уничтожении вещественных доказательств ОПД (23% дел).
Эти конфликты также могут возникать между членами ОПГ, в большей и меньшей степени виновными в ОПД; арестованными и временно находящимися на свободе; преступниками, начавшими давать правдивые показания, и оказывающими противодействие следствию.
Сказанное свидетельствует о том,что данные о психологическом статусе ОПГ яляются весьма важным фактором ее существования, а также "индикатором", позволяющим избрать адекватные оперативно-розыскные и криминалистические средства воздействия на нее.
В заключении данного параграфа мы остановимся на вопросе о криминалистической характеристике косвенных участников ОПД, сведения о которых,по нашему мнению, являются одной из подсистем блока личностных элементов криминалистической характеристики ОПФ.
Правовой науке издавна известно, что сложные виды преступной деятельности всегда связаны с втягиванием в нее большого количества людей, прямо и косвенно причастных к преступлениям [180]. Эта закономерность многократно проявлялась в криминальной статистике.
Так, например, по данным авторов, соучастие в начале 80-х годов достигало в должностных хищениях 84/), в хищениях в особо крупных размерах 92, 3%, спекуляциях 56, 3%, а в 90-х годах эти цифры существенно изменились и составили соответственно 52,2 /о; 99, 1%; 45, 7%. Однако, "выход" на широкую криминальную арену ОП породил качественно новую ситуацию. В частности, в последние годы, как отмечается практикой, происходит активная инфильтрация организованной преступности — втягивание в ОПД работников отдельных предприятий, нескольких предприятий одной отрасли или нескольких отраслей на основе сложившейся легальной межхозяйственной кооперации, коррумпирования чиновничества [181], родственных и дружеских связей [182], систематического использования в ОПД людей "втемную [183]. И так во многих сферах общества,где существует ОП.
Эти процессы совершенно обоснованно породили предложения некоторых ученых и практиков о расширении круга соучастников преступлений, например, о признании соучастниками и пиц, обес-
Глава 4 155
печивающих условия суицествования и активности группы, занимающейся ОПД [184].
Однако, кроме уголовно-правовых проблем этот вопрос имеет и существенное криминалистической значение.Депо в том, что, как показывает следственная практика, лица, косвенно участвовавшие в ОПД, своим поведением могут оказывать существенное влияние на процессы выявления и раскрытия ОПД, доказательство вины членов ОПГ, возмещение ущерба и т.п.
Практика показывает, что встречается несколько категорий косвенных участников ОПД (См. приложение 33). Это, прежде всего, родственники, близкие и доверенные лица членов ОПГ, непосредственно не принимавшие участия в организации, планировании и совершении преступлений, но осведомленные об ОПД (но не о реальных преступлениях) или" бездумно" пользовавшиеся ее результатами. Как показывает изучение уголовных дел, эти категории людей зачастую являются ближайшим резервом ОПГ для выполнения различного рода некриминальных функций, в том числе и по обеспечению жизнедеятельности ОПГ и отдельных ее членов; чаще всего идут на укрывательство следов и иных материальных последствий ОПД; способны организовать и непосредственно активно противодействовать расследованию ОПД, в том числе и путем совершения уголовных преступлений,
Следует отметить,что эта категория косвенных участников ОПД во многом не изучена правовой наукой. В законодательстве, по нашему мнению, также нет средств эффективной нейтрализации усилий таких лиц в противодействии правосудию. Думается, что криминалистика должна в ближайшем будущем внимательно изучить эту категорию лиц и сформировать приемы и методы работы с ними в ходе раскрытия и расследования ОПД.
На наш взгляд, содержанием криминалистической характеристики указанной категории лиц могут быть сведения о социально-экономическом положении, интеллектуальных качествах, профессионально-должностном статусе этих лиц; личных и родственных отношениях с членами ОПГ, степени заинтересованности в ОПД и разоблачении членов ОПГ; определении для них возможных последствий сотрудничества с правоохранительными органами и т.п.
Ко второй категории косвенных участников ОПД, на наш взгляд, следует отнести лиц, соучаствующих в отдельных эпизодах ОПД, но не знавших об истинном значении этих преступлений; лиц, спровоцированных на преступные действия в интересах ОПГ путем коррумпирования, шантажа, физического воздействия; лиц, использовавшихся в процессе ОПД "втемную" для исполнения отдельных, в том числе и криминальных функций.
В отличие от родственников и близких, которые являются фактором, потенциально противодействующим раскрытию и расследованию ОПД (что не исключает, в принципе, возможности их сотрудничества со следствием), группа косвенно причастных к ОПД лиц, на наш взгляд, является потенциальным союзником следствия (что опять-таки, не исключает отдельных эксцессов активного противодействия следствию).
156
Думается, что это обстоятельство нужно использовать в интересах судопроизводства. Очевидно, в перспективе научные криминалистические исследования должны ответить на вопросы, какие законодательные меры необходимо принять, чтобы усилить конформизм лиц, косвенно причастных к ОПД, какова должна быть тактика следственной работы с ними с учетом их "двойственного" процессуального положения, какими тактическими приемами можно и нужно привлекать таких людей к сотрудничеству в повседневной правоохранительной практике и т.п.
В криминалистическую характеристику этого рода причастных к ОПД лиц, по нашему мнению, следует включить кроме данных, относящихся к первой категории косвенных участников ОПД, сведения о характере совершенных ими противоправных действий, степени их участия и вины в общей ОПД, полученной материальной выгоде, мотивах и целях совершения преступлений, способах использования полученных в результате преступлений материальных средств.
Организованная преступная деятельность неизбежно "порождает" много укрывателей, недоносителей и попустителей, основная масса из которых к уголовной ответственности в настоящее время не привлекается, не изолируется на время предварительного следствия. Это касается как уголовно-наказуемых, так и не наказуемых укрывательств и недоносительств. Определенная часть этой категории лиц имеет достаточно высокий интеллектуальный, должностной и профессиональный уровень и немалые возможности для осуществления противодействия следствию.
В интересах правосудия, по нашему мнению, следовало бы однозначно привлечь подобного рода лиц на сторону следствия, используя в полной мере их качественное отличие от иных косвенных участников ОПД, иметь специальные криминалистические средства работы с ними, уголовно-правовые и профессиональные средства воздействия на их поведение в ходе расследования.
Криминалистическую характеристику указанной категории косвенных участников ОПД могли бы, на наш взгляд, составить сведения о характере укрывательства или попустительства, мотивах совершения этих действий, их личном влиянии на результаты расследуемой ОПД и возможности обнаружения, раскрытия ОПД и т.п.
Завершая анализ вопроса о содержании и структуре криминалистической характеристики ОПД, отметим следующее.
Сложность структуры и содержания криминалистической характеристики ОПД является закономерным отражением сложности самой ОП.
Нетрадиционные подходы и новые научные категории, которые использованы при формировании криминалистической характеристики ОПД, являются необходимым условием ее глубокого научного исследования и последующего эффективного прикладного использования.
Каждый из элементов криминалистической характеристики ОПД может быть положен в основу полномасштабных правовых научных исследований, а результаты этих исследований должны стать базой для формирования специальных методов раскрытия, расследования и предупреждения ОПД.
Глава 4 157



ОГЛАВЛЕНИЕ