ОГЛАВЛЕНИЕ


Глава 1
Современное научное понятие организованной преступной деятельности
Уголовно-правовой и криминологический аспекты понимания организованной преступности.
Решение прикладных криминалистических проблем борьбы с организованной преступной деятельностью невозможно без глубокой проработки теории данного вопроса. Это предполагает не столько изучение зарубежного научного материала и практического опыта работы в этой области борьбы с преступностью, сколько основательный анализ знаний, накопленных отечественными науками уголовно-правового цикла, а также методов и приемов борьбы с ОПД, применяемых российскими правоохранительными органами.
Эта работа должна стать отправной точкой,базой последующих этапов научного исследования, а также необходима для корректного использования в науке и практике понятийных аппаратов уго-ловно-правовых наук в сфере борьбы с ОП [1], для формирования развитого уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере борьбы с ОП, базирующегося прежде всего на отечественных правовых доктринах,для выработки криминалистических методов воздействия на ОП, весьма необходимых в настоящий момент для правоохранительных органов.
Попытаемся сделать это,опираясь на мнения ученых и практиков,существующие научные позиции,но ориентируясь прежде всего на перспективные криминалистические задачи.
Процесс накопления научного знания уголовно-правовыми науками о содержании и элементах организованной преступности, имевший место в нашей стране в 20—30, 40—50, 60—70 годах, не останавливался никогда, хотя и протекал в весьма ограниченных по масштабам,до-ступных для немногих исследователей тех времен формах.Очевидно, именно в связи с этим к настоящему моменту отечественная правовая наука содержит больше практических сведений об ОП,нежели теоретических концепций и развитых тборий.
Активное изучение современной ОП в бывшем СССР сначала отдельными исследователями-энтузиастами [2], а затем и скоординированными усилиями некоторых научных учреждений, правоохранительных органов [3] началось лишь в 80-х годах.
Несколько позже интерес к данному отечественному социально-правовому явлению проявился и у зарубежных исследователей [4].
Глава 1 7
К настоящему моменту уголовно-правовыми науками, и в особенности криминологией, накоплен значительный научный и некоторый статистический материал, касающийся ОПД. Однако осмысление этого материала только начинается [5].
Думается, что любой из аспектов проблемы ОП,несомненно, требует специального изучения. Интересы же нашего научного исследования ОГЩ предполагают обобщение и анализ лишь определенной части указанного материала, согласующегося с выдвинутыми нами целями разрешения криминалистических проблем борьбы с ОПД.
Попытаемся для этого классифицировать, обобщить, определить наиболее значимые из уже выявленных наукой свойств ОПД, в том числе и имеющих криминалистическое значение.
На наш взгляд, современному периоду исследования ОП характерна некоторая "хаотичность, разброс мнений и взглядов н^ ее сущность и внешние проявления. При этом, нередки весьма упрощенные представления об ОП.
К указанным упрощенным представлениям, прежде всего, следует отнести, по нашему мнению, "декларативные" определения сущности ОП. которые несут в себе минимум правовой информационной нагрузки. Так, например, вряд ли конструктивны попытки обозначить ОП только как "пик" преступности [6]; высшую из известных стадию, ступень развития преступности, характеризующуюся наиболее высоким уровнем ОПД [7J; как "верх криминального совершенства"^],"своего рода итог взаимодействия прежних состояний преступности и неблагоприятных для ОПД социальных условий" [9]. *
Хотя, бесспорно, современная ОП в России может рассматриваться и с позиций отмеченных выше ее признаков.
Еще одну группу упрощенных представлений об ОП можно обозначить как "однозначные". Думается, именно однозначными являются определения, трактующие ОП "как совокупность преступлений, совершенных ОПГ" [10]; ^ак "сложную системно-структурную совокупность деятелей преступного мира" [11]; как "устойчивое объединение рада преступных групп в преступное сообщество для совместной криминальной деятельности, достижения власти в определенной сфере" [12]; как "функционирование преступных групп и сообществ" [13] ' относительно массовое функционирование устойчивых, управляемых сообществом преступников, занимающихся преступлениями как промыслом и имеющим коррумпированные связи" [14].
Бесспорно, указанные авторами признаки ОП существуют, проявляются в ОПД, но не сами по себе, не как единственные или главные, а в системе с другими ее особенностями. А это дает уже совершенно иную, объективную картину современной ОГЩ.
Как "спекулятивные", по нашему мнению, следует расценивать попытки представить отечественную ОП в качестве уже сформировавшейся мафии [15]. Этим, правда, больше грешит современная отечественная публицистика [16], а не правовая наука. Но тем не менее,имеются такие попытки и в науке. Подобного рода взгляды мешают формированию объективной картины состояния ОП,способны увести в сторону процессы выработки эффективных методов борьбы с ОПД.
Наиболее развернутые публикации на эту тему говорят о том, что мафиозный вариант определения современной ОП скорее дань ^оде, звучному термину, чем насущная необходимость для теории и практики .
Наряду с упрощенными представлениями об ОП в литературе существуют и примеры весьма широкого толкования этого понятия.В частности, некоторыми авторами ОП представляется как"аль-тернатива государству" [17]; переходная ступень от прест.упности к буржуазному предпринимательству [18]; параллельно существующая относительно государства организация, повторяющая общественную систему, в которой она существует, приспосабливающаяся к этой системе, заполняющая те ниши, которые не заполнены государством^?]; явление, "охватывающее все виды и формы преступлений и сферы преступной деятельности, использующее и приспосабливающее все негативные стороны в сфере экономики, управления, хозяйствования, политической системы для достижения своих антиобщественных целей и интересов" [20]; результат обострения социальных проблем и причина воспроизводства преступности [21], явление международного характера [22] и пр.
Столь широкое толкование понятия и содержания такого социально-правового явления как ОП, по нашему мнению, базируется не на уже выявленных главных признаках или устойчивых закономерностях ОПД, а на хотя и ярких, но отдельных раскрытых за последние годы фактах ОП .
Не оспаривая наличия таких признаков в современной ОП, права авторов характеризовать ОПД через эти признаки, безусловно проявляющиеся от случая к случаю в ходе расследования конкретных уголовных дел, отметим следующее.Правы, на наш взгляд, ученые, которые предостерегают от широкого толкования термина организованной преступности, видя в этом тупиковый путь для науки и практики [23].Современной правовой науке и тем более следственной практике необходимо весьма точное и предельно емкое понятие ОП.Только оно способно привести в систему многочисленные и разнохарактерные подходы к ОП как особому социально-правовому явлению,сориентировать правоохранительные органы во множестве разновидностей ОПД и приемлемых мерах борьбы с ней.
Следующую группу определений ОП можно, на наш взгляд, назвать "синтетическими" в связи с попыткой их авторов выразить существо ОП через наиболее-значимые, разнохарактерные свойства и признаки отечественной ОПД.
Наиболее развернутые определения ученых, отнесенных нами к этой группе, трактуют организованную преступность:
— как относительно самостоятельное негативное социальное явление, характеризующее консолидацию криминальной среды в рамках региона, страны в целом; разделение преступного сообщества на иерархические уровни с выделением лидеров, не причастных к совершению конкретных преступлений, осуществляющих организаторские, управленческие, идеологические функции; вовлечение в преступную деятельность должностных лиц (коррумпиро-вание); монополизация и расширение сфер противоправной дея-
тельности; создани» системы противодействия, направленной на нейтрализацию ас^х форм социального контроля [24];
— как у,8^;':hиe, на качественно новой основе объединяющее общеу головную и ьорь^тно-хозяйстаенную преступность, когда тяжкие, прежде всего, корыстные преступления, совершаются организац-ями преступников, которые стабильны, мобильны, иерархичмы и глубоко законспирированы, розглавляются лидерами или пиднруюи^м ядром, постоянно стремятся к расширению масштабов своей преступной деятельности...[25];
— как но^сй криминальное явление, составляющее комплекс преступлений, преступную деятельность сплотившейся для этой цели группы людей; выполняющих как общие одинаковые, так и различные действия [26];
— как устойчивое объединение лиц. организовавшихся для совместной преступной деятельности в корыстных целях и для достиженя контроля & определенной социальной сфере или на определенной территории [27];
— как преступность, обязательно включающую в себя экономическую,должностную и профессиональную преступность, не являющуюся одновременно их механической совокупностью 128].
Достоинства подобного подхода к определению сущности ОП кроются, на наш взгляд, з "ыэм, что авторы берут за основу два главных фактора: собственно организованную преступную деятельность и организованную преступную группу. Именно эти факторы, по нашему мнению, действительно определяют ОП как специфическое криминальное явление и должны служить отправными точками научных исспедований и последующего формирования специальных методой, приемов и средств борьбы с ОП.
Весьма многочисленны и достаточно плодотворны, на наш взгляд, попытки ученых определить сущность ОП в тесной связи с экономикой, экономической преступностью и т.п.
Известно, что современная преступность тесно связана с факторами и явлениями экономического порядка [29], не говоря уже о том, что часть из совершающихся преступлений прямо посягает на экономическую систему государства [30].
Но, несмотр" на это, с появлением современной ОП, экономик.: и хозяйственные процессы с криминальной точки зрения стал использоваться преступниками в новом качестве,а именно, как средство, инструмент ОПД.
Это дает основание некоторым авторам видеть в ОП в большей степени экономическое, нежели криминалистическое явление [31]. рассматривать определенные ее секторы, территориальные зоны, связанные с экономикой, но делающие ее из-за этой связи весьма устойчивым не только к правовому,но и профилактическому воздействию. Рассматривать ОП как систему социальных связей и отношений, сложийшихся по породу извлечения незаконной прибыли [32]; представлять как сложную и все более усложняющуюся преступную деятельность по извлечению прибыли, удовлетворению корыстных интересов любой ценой [33] и пр.
То есть многих авторы все больше видят в факте проникновения ОП в сферу экономики не цель, э средство обогащения, с чем нельзя кк согласиться.
Однако основная масса ученых-криминалистов пытается познать сущность ОП посредством анализа наиболее значимых ее криминалистических признаков и свойств, в том числе и тех, которые связаны с экономической сферой.
При этом одни ученые устанавливают прямые взаимосвязи организованной преступности и экономической преступности [34], в том числе посредством исследования истории вопроса, выявления аналогий в правоохранительной практике зарубежных стран; общих корней теневой экономики, корыстной преступности и ОП [35].
Другие авторы совершенно справедливо отмечают, что организованная корыстная преступность, как правило, возможна в сфере хозяйственной деятельности, что она сопряжена с участием руководящих звеньев в хищениях средств (сырья, полуфабрикатов, готовой продукции), проявляется в частном предпринимательстве, взяточничестве, что нередко связано с так называемой "теневой экономикой". При этом они утверждают, что очаги организованной преступности могут появляться не только в хозяйственной сфере, но и при совершении так называемых общеуголовных преступлений, например, торговле наркотиками и иных противоправных деяний (валютная проституция, азартные игры), т.е. всегда, когда существует возможность извлечения нетрудовых доходов в больших размерах[36].
Таким образом, основная масса исследователей совершенно обоснованно видит в стремлении извлечь нетрудовые доходы в больших размерах первую из отличительных черт организованной преступности.
Интересны попытки некоторых криминалистов связать ОП с "теневой" экономикой. Следует отметить, что под "теневой" экономикой в настоящее время понимается сфера принудительного перераспределения национального богатства, материальных и нематериальных благ и услуг в интересах ОП как в форме хозяйственной деятельности, так и иными способами [37]. В ней выделяются блоки неофициальной, фиктивной и подпольной экономики, в лоне которых с 70—80 годов интенсивно росла организованная экономическая преступность.
При этом организованная экономическая преступность видится некоторым ученым как корыстная, устойчивая, с определенной иерархией функций, со стяжательско-паразитической субкультурой, связями с коррумпированными управленческими и хозяйственными структурами, а также правоохранительными органами по горизонтали и вертикали, с финансовой поддержкой членов преступных групп со стороны лидеров кланов [38] самостоятельным видом преступности.Более того, некоторые из них выделяют в ее структуре организованную экономическую преступность бюрократического, рыночного, паразитического и созидательного типа [393, что весьма перспективно,по нашему мнению.для решения научных и прикладных задач криминалистики, в частности,дпя выработки методов раскрытия и приемов расследования указанной преступности.
Некоторые авторы пытаются достичь понимания сути ОПД, выявляй и анализируя наиболее существенные экономические признаки ОП. В результате этого постепенно обозначается более или менее определенный объем этих признаков [40], возникают новые
идеи и предложения по их изучению и организации борьбы с ними [41].
Бесспорно, в настоящее время связь ОП с экономическими явлениями имеет место 9 реальной криминальной практике. Между тем, пока нб ясно каков их "удельный вес" в структуре общей организованной преступности, каковы специфические легальные признаки,по которым можно было бы выявлять, раскрывать факты ОПД.
Выявление таких признаков,на наш взгляд, задача будущих исследований. Думается, что отдельными направлениями и вопросами таких исследований могли бы стать следующие:
— каналы проникновения ОП в экономические структуры общества;
— приемы и методы действия организованных криминальных структур в экономической сфере;
— объективные результаты (последствия) организованной преступной деятельности а сфере экономики и т.п.
Решение этих (и иных, более частных вопросов), на наш взгляд, послужит прочной основой для криминалистики в деле разработки методов, приемов и средств борьбы с ОПД.
Не менее интересны для науки и практики попытки ученых определить ОП через ее связь с профессиональной преступностью.
Прежде всего отметим, что присоединяемся к тем авторам, которые утверждают, что "профессиональную преступность нельзя смешивать с ОП"[42]. Вопрос о связи и соотношении организованной и профессиональной преступности для криминалистики далеко не праздный и совсем не безобидный. Как показали исследования некоторых ученых, понятие ОП во многих случаях отождествляется с понятием групповых, устойчивых групповых, профессиональных преступлений, коррупции и теневой экономики [43], как практиками, так и учеными, из-за чего в реальной правоохранительной деятельности происходят юридические и практические ошибки в квалификации преступных деяний,определении меры наказания членам ОПГ и пр.
Обращая внимание на данный факт, нельзя ,не отметить и другую крайность,встречающуюся в Литературе. Так, например, некоторые авторы считают профессиональную организованную, межрегиональную, межотраслевую преступность одноуровневыми понятиями [44] или указывают на то, что ОП обязательно должна иметь "региональный уровень или должна выходить на уровень всей страны, либо охватывать отрасль народного хозяйства страны, региона" [45]. В противном случае криминальные факты с признаками организованности нельзя считать ОП.
Очевидно, более близкой к истине является точка зрения тех, кто утверждает, что ОП представляет собой новый качественный уровень групповой профессиональной преступности, с четко организованной структурой, распространяющей свое влияние на общеуголовную и экономическую преступность и использующую покровительство коррумпированных чиновников[46].
Учитывая сложность вопроса о связи и соотношении профессиональной и организованной преступности вообще и его важность для нашего исследования, остановимся на нем более подробно.
12
Мы присоединяемся к авторам, видящим розницу профессиональной и всякой иной преступности з том, что в профессиональной преступности действуют объективные механизмы саморегуляции, тогда как, например, в ОП она все-таки управляется субъектами [47]. А также согласны с теми учеными, которые утверждают, что ОП — это более сложная, разнообразная и гибкая функционально-иерархическая структура, приспособленная к социально -экономическим, общественным и политическим особенностям времени ее существования, чем все иные виды преступности,которая не может существовать без связи с коррумпированными чиновниками, в том числе, и в правоохранительных органах высокого уровня, тогда как профессиональным преступникам вполне достаточно связи с местными правоохранительными органами,Не лишено оснований и мнение, что ОП является видом криминальной кооперации в преступной деятельности, в принципе позволяющей избежать ответственности за всю цепочку преступлений,совершенных ОПГ или вообще избежать ее [48], тогда как в иных видах преступной деятельности личное участие в преступлениях является естественным явлением. Так, например, известно,что держатели (хранители) касс (общаков) ОПГ намеренно ограждаются группой от возможного разоблачения их криминальной роли и, б первую очередь,"освобождением" от участия в каких-либо преступных операциях. По изученным нами уголовным делам ие было выявлено ни одного члена ОПГ,выполнявшего такую роль,хотя существование такого рода лиц можно было предположить неоднократно,
Сказанное убеждает в том, что, поскольку криминальный прю-фессионапизм — это особый вид преступной деятельности (разновидность преступного занятия), являющийся для преступника,как правило,основным источником средств существования, требующий разнообразных знаний и навыков для достижения конечной цели, и обуславливающий определенные контакты с антиобщественной средой [49], то и профессиональная преступность — относительно самостоятельный вид преступности, включающий в себя совокупность преступлений, совершаемых престулниками-профессионала-ми с целью извлечения основного или дополнительного источника доходов [50]. Этот факт подтверждается и иными свойствами профессиональной преступности,
Нельзя не согласиться с тем, например, что профессиональная преступная деятельность отличается от других ее разновидностей тем, что вырабатывает у ее носителя определенные .сугубо криминальные знания, практические навыки, нередко доходящие до автоматизма и обеспечивающие оптимальность достижения цели при наименьшем риске быть разоблаченным. При этом современные профессиональные преступники обнаруживают в своем развитии тенденцию к универсализации криминальных действий, к отходу от узкообусловленной специализации в каком-либо виде преступлений.Так, чтобы совершать длительное время хищения с использованием служебного положения, необходимо иметь, в отличие от лиц воровской направленности две квалификации — по официально занимаемой должности и в преступной деятельности [51].
Между тем, криминальная практика последнего десятилетия все чаще представляет данные о том, что профессиональная и организованная преступность постепенно смыкаются в единый кон-
Глава! 13
гпомерат. В частности, отмечено, что вхождение в роль современного профессионального преступника приобретает все более организованный и целенаправленный характер. (Современных преступников интересуют уже не только способы совершения преступлений другими профессионалами, но и ошибки, приведшие некоторых из них к разоблачению. Эта практика объективно обеспечивает относительно высокий уровень безопасности преступной деятельности.
Однако сама тенденция перехода профессиональной преступности к еще более опасной форме — организованной преступности, & основе которой лежали коррупция и наличче устойчивых сообществ преступников, наметилась лишь в середине 70-х годов в специфических криминальных условиях тех лет. Так, например, по данным Гурова А.И. четвертая часть изученных им организованных групп, действовавших в те годы, занималась корыстными и корыстно-насильственными преступлениями, совершая в среднем до 20 преступлений в течение одного—двух лет [52]. В настоящее время отмеченные процессы еще более усугубились, и можно констатировать, что криминальный профессионализм в настоящий момент яяляется неотъемлемой частью организованной преступной деятельности. Между тем, несмотря на наличие множества примеров такой свяяи указанных явлений, четкой научной концепции на этот счет нет ни у одной из наук уголовно-правового цикла.'
Отмеченный недостаток теории необходимо восполнить как можно быстрее. В криминалистике это можно сделать путем исследования: а) методов и средств проникновения представителей профессиональной преступности в организованную преступность и самостоятельного формирования ОПГ профессиональными преступниками; б) особенностей использования методов профессиональных преступников в ходе организованной преступной деятельности; в) объективного проявления признаков высокой степени криминального профессионализма в организованных преступных структурах и т.п.
Думается, что такая работа будет серьезно содействовать динамичному развитию теории и практики борьбы с ОПД.
Еще одним путем по.знания внутренней сущности ОП является выяянение связи представителей ОПГ с носителями государственной власти и работниками органов управления. Многие авторы обратились именно к этому пути. Их точка зрения заслуживает, на наш взгляд, самого пристального внимания.
Прямые свидетельства о политизации ОП, ее коррумпированной связи с представителями органов власти и управления неоднократно приводились в публицистической и научной литературе как представителями правоохранительных органов, так и учеными, исследовавшими проблему ОП.
Так, на политическую суть ОПД указывают Гдлян Т. X. и Иванов Н.И. — специалисты.долгое время занимавшиеся организацией борьбы с указанной преступностью и наблюдавшие практическую сторону данного явления [53]. Политизацию ОП, доходящую до непосредственного участия в преступных организациях должностных лиц различных уровней, выявляют научные исследования,осуществленные в последнее время некоторыми авторами. Лоббизм определенных правовых решений со стороны
14

занимав-
некоторых депутатов отмечает Гуров А, шийся изучением многих аспектов ОП [5
;, а том •.,4eiil-;L:^
ч'чсле ,1 стати-
•С"ПГ, имевших
•I-; а последние
Публицистика приводит красноречия. стические данные о ьысокой доле разо" "прикрытие" в органах власти, резком годы коррумпированных их сачзей с ОГТ [551.
Некоторым ученым удалось даже выда.-^.ть ^6ъск.тикные признаки такой связи [56]. Специальные н-дучные ис-:'^-.;.ва"чя, предпринимавшиеся в последние годы, постепенно ;';риь^д-г к поп^манию многих обозначившихся в криминальной практики ягле^пй. В частности, того, что отечественная ОП развивалась м ^д:'е •-'.cppумпи-рования части партийного и гссударствемного аг.пар:;та [5]. В настоящее время процесс коррумпировзния р^з^^^эг^т"^ ^^е более стремительно [58], в отличие от тр^"..1ц,иончых ; п/лгэг^рных форм преступных сообществ, ОПГ характеры буккальная "".bi^iKe» с коррумпированными элементами s ор^нзх гocvдapc•""^5U^"•гo уп^а-ления и власти [59].
Некоторые авторы не без основ-дмия счит^г:^, '•""^ "по^аясуществует попитическая коррупция, сохранится и ОП" 160}; а процесс коррумпирования развивается так стремительно 157], что уже сейчас встала проблема изучения личности тех, кто. занимая руководящие посты, погряз во взяточничес-гэе, хищениях, совершает преступления повседневно, так как без этого невозможно понять механизм образования ОП, механизм ее деятельности [61].
Являясь вопросом не столько криминалистическим, правовым, сколько социально-политическим, проблемы ^огрупции таит в себе действительно страшную разрушительную силу, ':• том чи^пе и для органов, призванных бороться с этим явлением. Это осстоятельст&о во многом предопределяет необходимость его всестороннего изучения, всемерного сдерживания в рамках, обеспечиЁающих хотя бы дееспособность государственных и упр^^п^нч^ских структур.
Научное исследование проблемы коррупции, безусловно, сопряжено с существенными трудностями, сйя^анными с реальными возможностями коррумпированных ^трук^ур и конкретных лиц, как правило, обладающих существенными р^г-стными полномочиями, препятствовать всяким попыткам проникнуть з эту сферу их криминальной деятельности. К этому можно .^сб^йить неготовность правоохранительных органов и политических сил нашего общества к бескомпромиссной борьбе с коррупцией, отсутствие социальных, политических традиций публичного разоблачения коррупционеров, специальных криминалистических приемов раскрытия фактов коррупции,что является не менее серьезным фактором,препятствующим эффективной борьбе с этим явлением.
На наш взгляд, усилия ученых и практиков в ^лучении коррупции как самостоятельного криминального явления а настоящее время должны быть направлены; а) на глубокое исследование существа этого явления на отечественной социально-политической почве; б) на выявление современных методов коррумпиров^ния должностных лиц различных рангов и "манипулирования" их возможностями в последующей ОПД; в) на формирование специзгьиых приемов,методов и средств разоблачения коррупционсров, обеспечение если не уголовного осуждения, то провала политической и гражданской карьеры коррупционеров. Например, официапьного снятия со слу-
Глава1 15
жебных постов по мотивам утраты общественного доверия при наличии в их действиях, установленных следствием или судом, даже только элементов попустительства ОПГ и т.п.
Говоря о нерешенных пока проблемах, касающихся борьбы с ОП, нельзя не отметить весьма неразвитого состояния законодательной базы для их решения.
Основная масса ученых и практиков считает, что в настоящее время сфера законодательной регламентации средств и методов борьбы с ОП имеет множество нерешенных проблем, отстала от потребностей жизни и явно не в полной мере обеспечивает достижение целей правосудия в сфере борьбы с ОПД.Не решили проблемы и изменения уголовного законодательства,осуществленные в последние годы [62]. За это законодательство неоднократно подвергалось критике ученых и практиков [63].
Справедливости ради следует отметить — анализ имеющихся данных показывает, что среди специалистов пока нет единства мнений о степени эффективности действующего отечественного законодательства в области борьбы с ОП и необходимых мерах по его совершенствованию. И это порождает немалые дополнительные сложности для науки и практики.
На наш взгляд, можно выделить по меньшей мере несколько основных точек зрения на проблему. Первая свидится к явной недооценке повышенной общественной опасности ОП, попыткам уйти от анализа новых явлений и процессов преступности, каковыми являются факты ОПД, нежеланием разобраться в них [64].
Основными аргументами ее сторонников являются ссылки на то, что ОП существовала в нашей стране всегда, хотя проявлялась с различной интенсивностью а отдельные периоды ее истории, и то, что государство успешно справлялось с ним в прошлые годы без особых или чрезвычайных мер.
По нашему мнению, сторонники данной точки зрения упускают из виду один существенный момент. А именно то, что в прошлые периоды (исключая быть может только период гражданской войны) ОП была преступностью "эпохи" относительной экономической и политической стабильности, относительня "сильной" правоохранительной системы.И это "сдерживало" ее в определенных рамках, фактически не разрушая основ.
Нынешние условия существования и развития ОП кардинально отличаются от минувших серьезными негативными экономическими, политическими, правоохранительными факторами, которые грозят растянуться на десятилетия. Не исключено, что в таких условиях без "особых" мер борьбы с ОП ситуацию стабилизировать не удастся.
Вторая группа ученых, признавая факт существования проблемы нарастания угрозы ОП, приходит к выводу о достаточности существующих ныне законодательных средств для борьбы с ОПД.
При этом некоторые из них не приводят каких-либо заслуживающих внимания аргументов в подтверждение своей позиции [65]; другие вносят некие пре^ожения о совершенствовании уголовного законодательства, которые, на наш взгляд, заведомо не способны повлиять 'на степень его эффективности в сфере борьбы с ОПД [66].
16
И тем не менее, среди данной группы ученых есть авторы, которые весьма активно, а порой и аргументированно отстаивают идею полного соответствия ныне действующего законодательства современным задачам борьбы с ОП, критикуют к'ак несостоятельные, на их взгляд, попытки приспособить отдельные уголовно-правовые институты и статьи законов к целям борьбы с ОП [67].
Наиболее многочисленна, на наш взгляд, та группа ученых, которая пытается искать резервы борьбы с ОПД в действующем законодательстве [68], хотя и не отрицает возможности его кардинального изменения в части введения в него специальных мер борьбы с ОП. В основном это касается совершенствования института соучастия [69], который в существующем ныне виде "не дает должных юридических оснований для борьбы с ОП как явлением, качественно отличающимся от совершения преступления в обычном соучастии" [70], а также проблем ответственности членов ОПГ только за организацию ОПГ и участие в преступном сообществе [71].
Считается также,что продолжают оставаться актуальными проблемыызаконодательного определения и закрепления самого понятия ОПД [72], введения специальных или совершенствования существующих мер ответственности за отдельные виды ОПД [73] и т.п.И действительно, по мнению опрошенных нами работников правоохранительных органов,участвовавших в раскрытии и расследовании преступлений ОПГ, ныне действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство фактически не обеспечивает решения проблем борьбы с ОПД в большей их части.
Проблемы уголовно-правового регулирования вопросов борьбы с организованной преступностью не являются единственными.Не в меньшей мере в этом нуждаются и уголовно-процессуальные законы. К сожалению, в ныне действующем уголовно-процессуальном законодательстве, на наш взгляд.фактически нет норм, которые хотя бы в какой-то мере были приспособлены для эффективной борьбы с ОП, и напротив, есть множество норм, которые фактически позволяют динамично развиваться, уходить от ответственности представителям ОП, а членам ОПГ умело приспосабливаться к процессуальным процедурам.
Между тем, мировая 14 отечественная практика борьбы с ОП содержит множество примеров успешного решения уголовно-процессуальных проблем раскрытия, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел об ОПД.Опыт процессуально-правового регулирования вопросов, связанных с ОПД, еще только предстоит обобщить, оформить в виде эффективных законов. ^"-
Учитывая принятую нами систему изложения материала,, к данной работе мы обратимся к уголовно-процессуальным вопросам: позже,при решении проблем тактики и методики расследования ОПД.
Таким образом, анализ криминалистической и уголовно-право-вой литературы, касающейся проблемы борьбы с ОП, позволяет*. сделать следующие, важные для формирования и развития криминалистической теории ОПД выводы:
1. Правовой наукой в настоящее время накоплен определенный объем знаний, могущий служить базой для развертывания фунда-
2 1-46 Глава! 1/
ментальных научных исследований ОПД,используемых, в том числе, и криминалистикой.
2. Несмотря на некоторые неизбежные "издержки" начального периода исследования проблемы ОПД, теоретическая мысль а отношении ОП развертывается в весьма перспективных направлениях: определении содержания ОПД как специфического социапь-но-правового явления; выявлении ss экономических корней, связей с профессиональной преступностью и коррупцией.
3. Уровень законодательной регламентации мер борьбы с ОП существенно отстает от потребностей правоохранительной практики.
Указанные выводы предполагают, на наш взгляд, как необходимость дальнейших активных научных исследований всех аспектов самой ОП, мер борьбы с ней, так и возможность разрешения на базе уже накопленных знаний и эмпирических данных теоретических и прикладных проблем многих наук уголовно-правового цикла и , в частности, криминалистики.
Учитывая стратегическую линию нашего исследования остановимся на анализе криминалистического понятия организованной преступной деятельности.



ОГЛАВЛЕНИЕ