стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Глава 1
Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
§1. Методологические основы дознания и предварительного расследования
Познание сущности предварительного следствия предполагает рассмотрение его содержания и формы в их органической связи и взаимообусловленности, что соответствует важнейшему методологическому положению о том, что содержание не существует вне формы, а форма есть способ существования, выражения содержания. Правовая форма, являясь внешней стороной уголов-но-проиессуального производства, адекватно отражает его сущность.
В соответствии с нормами права, содержательную часть уголовного процесса образует деятельность, как система процессуальных функций, направленная на раскрытие преступления, изобличение обвиняемых, законное, справедливое разрешение дела.
Категория «предварительное следствие» с содержательной стороны заключается в осуществлении уполномоченными государственными органами, в установленном законом порядке, деятельности по раскрытию преступления, изобличению обвиняемых, принятию обоснованных и справедливых решений по уголовным делам с обеспечением прав и свобод граждан, участвующих в производстве по делу.
Иногда уголовный процесс представляет собой систему лишь отдельных его стадий, включая иные, менее широкие самостоятельные структуры. Если, например, в результате предварительного следствия дело прекращается) то уголовный процесс этим и ограничивается. В таком случае предварительное расследование является не частью процесса, а его целым, не образуя при этом законченной стадии предварительного следствия. Оно представляет собой законченную стадию уголовного процесса лишь тогда, когда его материалы служат основанием для рассмотрения дела в суде.
В тех случ'аях, когда предварительное расследование и судебное Производство выступают как компоненты системы уголов-
ного процесса, их взаимодействие обеспечивает возникновение качественно нового, интегративного свойства. Предварительное расследование само по себе не в состоянии обеспечить достижение всех целей уголовного процесса, не позволяя, например, признать обвиняемого виновным и решить вопрос о его наказании. С другой стороны, судебное производство без предварительного расследования по делам публичного обвинения не может претендовать на роль полноценного способа осуществления правосудия. Оно допустимо только на базе предварительного расследования.
Каким бы простым ни было уголовное дело, для его разрешения всегда необходимы доказательства, которые собираются органами дознания и предварительного следствия в рамках производства расследования. Таким образом, предварительное расследование как подсистема уголовного процесса имеет значение необходимой предпосылки осуществления правосудия.
Предварительное следствие так же, как и судебное производство, ведется для достижения общесистемных целей, установления элементов состава преступления и его обстоятельств, образующих единый для уголовно-процессуального производства предмет до-казывания. В качестве средств доказывания используются фактические данные, отвечающие единым процессуальным требованиям, а само доказывание должно соответствовать принципу всесторонности, полноты и объективности. Только при соблюдении этих и некоторых других условий материалы расследования могут служить основанием для рассмотрения их в суде.
Категория «предварительйое следствие» отражает в самом общем виде функциональный аспект досудебного производства. Основные функции предварительного следствия проявляются в результате рассмотрения объективных закономерностей, обусловлива-
§1. Методологические основыдознания и предварительного расследования
ющих природу этой стадии процесса и ее потенциальные возможности.
Если для начала производства по уголовному делу необходимо наличие признаков совершения преступления, то для окончания требуется установление его юридически значимых признаков, элементов его состава, поскольку предварительное следствие ведется в направлении полного раскрытия преступления, изобличения лица, его совершившего. При этом должны быть исключены необоснованное привлечение лица к уголовной ответственности, другие нарушения прав и свобод граждан, вовлеченных в сферу расследования.
К моменту возбуждения уголовного дела имеются лишь отдельные признаки преступления, которое в целом является еще «закрытым», что и порождает необходимость в его полном раскрытии. Потребности общества в раскрытии каждого преступления соответствует объективная возможность разрешения данной задачи.
Методологически важным является понятие «следы преступления», образованное в результате синтеза таких понятий, как «преступление» и «следы». Известна закономерность, согласно которой каждый преступник оставляет те или иные следы. Эта закономерность, как частное проявление всеобщей способности материи к отражению, является ключевой для раскрытия преступлений.
Если каждое преступление оставляет следы, содержащие информацию о тех или иных его аспектах, значит имеется принципиальная возможность его познания путем построения его адекватной логической модели. Пюсеологически раскрытие преступления представляется как процесс познания его сущности, который развивается от обнаружения отдельных признаков преступления к установлению всех присущих ему юридически значимых элементов. Следы преступления, став доказательствами, являются средствами раскрытия преступления. Они требуют производства сложной работы по их отысканию и фиксации.
Все собранные по делу доказательства должны быть подвергнуты тщательной, всесторонней, беспристрастной проверке и оценке, «Следы преступления», «установление и фиксация следов преступления», «собирание доказательств», «проверка доказательств», «процессуальное решение» (например, постановление о привлечении в каче-
стве обвиняемого) — таков восходящий от философской теории отражения понятийный ряд, с учетом которого реализуется одна из главных функций предварительн(»о следст--вия, именуемая раскрытием преступления.
Установленная законом уголовно-процессуальная процедура представляет собой другое весьма существенное свойство уголовного процесса, выражаемое правовой категорией «порядок производства по уголовным делам». Последняя занимает важное место в ряду других специфических процессуальных понятий, отражающих конкретные структуры и формы производства по делу. К ним относятся такие, например, понятия, как «возбуждение уголовного дела» и «предварительное расследование». Относительной самостоятельностью обладают понятия «дознание» и «предварительное следствие».
Характер и возможное местонахождение следов преступления, необходимость безотлагательного их обнаружения и фиксации, другие факторы обусловливают многообразные виды следственных действий. Осмотр места происшествия, выемка, обыск, допрос потерпевшего, допрос свидетеля, задержание и допрос подозреваемого, освидетельствование, а также их первоначальный либо неотложный характер объективируются в соответствующих процессуальных понятиях.
В результате производства действий следы преступления приобретают характер доказательств того или иного вида (вещественных доказательств, показаний потерпевшего либо свидетеля и т. д.), которые по соответствующим логическим основаниям классифицируются на прямые и косвенные, обвинительные и оправдательные. Процессуальные решения также подразделяются на определенные виды и группы: первоначальные (например, постановление о возбуждении уголовного дела), промежуточные (постановление о привлечении в качестве обвиняемого и др.) и окончательные (в частности, постановление о прекращении уголовного дела).
Очевидно, что субординация между понятиями «раскрытие преступления» и «предварительное расследование» заключается в том, что предварительное расследование служит раскрытию преступления. Раскрытие же преступления осуществляется в основном в рамках дознания и предварительного следствия. С другой стороны, предварительное расследование развивается под воздействием теории и практики раскрытия преступле-
4
ГЛАВА 1 - Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
ний, реализации других следственных функций.
Как разновидность познания раскрытие преступления внутренне противоречиво, что выражается в наличии и одновременно дефиците необходимой исходной информации об искомых фактах и обстоятельствах. По мере получения и накопления фактических данных преступление все больше раскрывается, все меньше его элементов и обстоятельств остается подлежащим установлению, и оконча-
тельно противоречие разрешается в случае полного раскрытия преступления.
Кроме главных процессуальных функций (раскрытие преступления, изобличение лица, совершившего преступление, и др.), в стадии предварительного расследования осуществляются другие функции, обеспечивающие, в частности, неуклонение обвиняемого от следствия и суда, возмещение ущерба, причиненного преступлением, возможную конфискацию имущества.
§2. Задачи предварительного следствия
Стремительный рост преступности с увеличением удельного веса тяжких и особо тяжких преступлений требует принятия адекватных мер по усилению борьбы с бандитизмом, умышленными убийствами, террористическими актами, коррупцией, преступными махинациями в сфере экономики и др.
Вместе с тем, усиление борьбы с преступностью допустимо лишь при условии строгого соблюдения прав человека. Не должно быть случаев необоснованного обвинения граждан в совершении преступлений, их незаконно-гого ареста, иных противозаконных ограничений принадлежащих им прав и свобод.
Забота о правах человека нисколько не умаляет значения борьбы с преступностью. Раскрытие преступлений, изобличение обвиняемых с целью обеспечения и неотвратимости их ответственности и одновременно охрана прав и свобод граждан — основные и приоритетные задачи предварительного следствия. Их не следует противопоставлять, так как цель борьбы с преступностью заключается в защите гражданского общества и человека от преступных посягательств. Реализация функций борьбы с преступностью в процессе предварительного следствия предполагает в необходимых случаях ограничения прав и свобод участвующих в деле лиц. Однако эти ограничения возможны только при соблюдении гарантий, предусмотренных Конституцией РФ, УПК и другими федеральными законами.
Эти фундаментальные положения касаются всех этапов предварительного следствия, производства всех без исключения следственных действий, случаев принятии любых процессуальных мер.
Для стадии предварительного расследования предусмотрен широкий комплекс ме-
роприятий по собиранию доказательств, необходимых для полного раскрытия преступления, то есть к числу приоритетных задач уголовного судопроизводства на стадии предварительного следствия относится быстрое и полное раскрытие преступления на основе правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был справедливо наказан и ни один не виновный не был привлечен к уголовной ответственности.
Полным раскрытие преступления можно признать в случаях, когда были тщательно исследованы все обстоятельства расследуемого преступления, в том числе касающиеся совершения подозреваемым или обвиняемым других преступлений и причастности к преступлению иных лиц.
Необходимость обеспечить быстрое раскрытие преступления требует от следователя немедленно приступить к производству следствия по делу и в максимально сжатые сроки сделать все, что могло бы пролить свет на то, какое преступление, каким способом и ^ем совершено.
Большой вред раскрытию преступления наносит, в частности, несвоевременное, запоздалое возбуждение уголовного дела. В такой ситуации практически исключается производство неотложных первоначальных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления, задержанию подозреваемого. При этом осмотр места происшествия, обыски, допросы и другие следственные действия оказываются подчас малоэффективными, а нередко и вовсе безрезультатными. Недостижение локальных целей следственных действий в конечном счете может привести к тому, что преступление останется нераскрытым.
§ 3. Принципы предварительного следствия
В целях обеспечения квалифицированного и эффективного расследования таких опасных преступлений, как бандитизм, террористические акты, убийства при отягчающих обстоятельствах (в том числе заказные), прокурорам надлежит использовать в полной мере свои процессуальные полномочия: выезжать на место происшествия, принимать своевременные меры к созданию следственно-оперативных групп, должному взаимодействию следователей и органов дознания, брать под особый контроль работу по раскрытию преступлений, в том числе выполнение своих указаний по делу.
В связи с установлением лица, подозреваемого в совершении преступления, перед следователем возникает новая задача — по изобличению его причастности к преступлению. Для ее успешного решения следователю необходимо подтвердить свою версию происшедшего, опровергнуть противоположные аргументы обвиняемого и его защитника, убедительно доказать несостоятельность их позиции.
Очевидно, что если преступление остается нераскрытым либо обвиняемый скрывается от следствия, то оказывается невозможным решить важнейшую задачу расследования — привлечь виновного к уголовной ответственности и подвергнуть его справедливому наказанию.
Успешное решение следственными органами проблемы обеспечения неотвратимости ответственности лиц, совершивших преступления, а также других указанных, выше задач существенным образом способствует укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений.
В обязанности следователя входит также выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. Установив обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь разрабатывает адекватные профилактические меры, которые вносит на рассмотрение соответствующего государственного органа, общественной организации или должностного лица для принятия мер по устранению этих обстоятельств.
Важнейшей задачей предварительного следствия является принятие необходимых мер к восстановлению нарушенных прав потерпевших, возмещению причиненного им материального и морального вреда, обеспечению личной безопасности как потерпевших, так и членов их семей и близких родственников. Если имеются достаточные данные о причинении преступлением материального ущерба, следователь обязан установить его характер и размер, а также осуществить необходимые действия с целью отыскания и изъятия похищенного имущества, принять другие меры обеспечения предъявленного потерпевшим или возможного в будущем гражданского иска (наложение ареста на имущество подозреваемого или обвиняемого и т. д.).
Если за преступление, по которому ведется предварительное следствие, может быть применено наказание в виде конфискации имущества, следователь обязан принять аналогичные меры против сокрытия имущества подозреваемого или обвиняемого.
К числу задач предварительного следствия относится также воспитание граждан в духе неуклонного соблюдения правовых предписаний и норм нравственности.
§3. Принципы предварительного следствия
Понятие и система принципов уголовного процесса
Принципы уголовного процесса — это исходные, руководящие идеи о его наиболее существенных свойствах и закономерностях. Будучи облачены в форму правовых норм, они представляют собой фундаментальные положения уголовно-процессуальной системы. В этом качестве идеи-принципы имеют значение правовых канонов, обязательных к исполнению.
Система рассматриваемых принципов определяет структуру процесса, механизм
процессуальной деятельности, ее содержание, формы процессуальных, в том числе следственных действий, гарантии законности и справедливости принимаемых процессуальных решений. Регулирующее воздействие на правоприменительную практику оказывают также принципы, которые закреплены не в процессуальном, а ином законе. Так, процессуальный закон не содержит правила, по которому все сомнения, установить •которые не представляется возможным, должны толковаться в пользу обвиняемого. Однако, данное положение получило закреп-
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
ление в Конституции РФ (п. 3 ст. 49). Кроме того, процессуальные отношения определяются общечеловеческими принципами, выходящими за рамки уголовного процесса (например, гуманизм, справедливость). Эти общесоциальные принципы либо совсем не закрепляются в процессуальных законах, либо получают в них лишь частичное отражение. Так, о справедливости в нормах уголовно-процессуального права говорится лишь применительно к наказанию. Между тем, идея справедливости пронизывает всю процессуальную систему, включая предварительное следствие.
Принципы, образуя основу уголовного процесса, предопределяют все его остальные свойства и отношения.
Система принципов уголовного процесса слагается из общепроцессуальных принципов, распространяющихся на все уголовное судопроизводство, и принципов, характерных для отдельных подсистем — досудеб-ного и судебного производства. Далее анализируются лишь принципы предварительного следствия как общепроцессуальные, так и специфические.
Что касается категорий гуманизма, справедливости, демократизма и законности, то они выражают суть общесоциальных и общеправовых принципов. Будучи заложенными в основание уголовно-процессуальной системы, они приобретают особенные процессуальные черты. Особенности проявления этих принципов в уголовно-процессуальной сфере обусловливаются своеобразием процессуальных задач и функций.
Уголовный процесс, как отмечалось, призван обеспечить защиту граждан от преступных посягательств на их честь и достоинство, жизнь и здоровье, личную свободу и имущество. В этом заключается главная гуманитарная цель уголовно-процессуального производства. Гуманизм процесса — это еще вера в человека, совершившего преступление, в его силы и способности исправиться, встать на правильный путь. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, например, возможность прекращения следователем уголовного дела в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или его деяние перестали быть общественно опасными (ст. 6 УПК РСФСР), а также в отношении лица, впер-
вые совершившего преступление небольшой тяжести в связи с примирением с ним потерпевшего и если оно загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 9 УПК), либо в связи с его деятельным раскаянием (ст. 7 УПК). Уголовное дело может быть прекращено и в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 8 УПК).
Гуманизм уголовного процесса проявляется также в том, что применение к подозреваемым и обвиняемым ме^ пресечения осуществляется с учетом их личности, рода занятий, возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств. При наличии у обвиняемого (подозреваемого), заключенного под стражу, несовершеннолетних детей, остающихся без надзора, а равно имущества или жилища, остающихся без присмотра, органы расследования обязаны принять меры попечения о детях и меры охраны имущества и жилища (ст. 98 УПК).
Гуманными соображениями продиктовано включение в Конституцию РФ нормы, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ).
С общесоциальным принципом справедливости соотносятся не только принципы процесса, но и его задачи.
Конечной задачей уголовного процесса является обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Несправедливо, когда не все участники преступления, и в особенности его организаторы, оказываются разоблаченными. И, наоборот, будет справедливо, когда ни одно лицо, совершившее преступление, не избежит ответственности.
Несправедливость со стороны органов уголовного преследования выражается нередко в виде нарушений прав и свобод не только подозреваемых, но и заявителей, потерпевших, свидетелей и других граждан, оказавшихся в сфере уголовно-процессуального производства. Имеются в виду факты сокрытия заявлений о преступлениях от учета, незаконных и необоснованных отказов в
§3. Принципы предварительного следствия
возбуждении уголовныхдел, применения незаконных методов следствия.
Справедливость предварительного следствия проявляется в том, что все граждане, участвующие в деле, равны перед законом и следователем) производство по делу ведется в целях установления истины и осуществляется путем всестороннего, полного и объективного исследования его обстоятельств, при строгом соблюдении презумпции невиновности, обеспечении обвиняемому права на защиту от предъявленного ему обвинения. Справедливым должно быть любое решение и действие следователя.
Имеется система гарантий обеспечения справедливости на предварительном следствии. Так, в случае неосновательности отказа в возбуждении дела прокурор своим постановлением отменяет состоявшееся об этом постановление следователя или органа дознания и возбуждает дело (ст. 116 УПК). Он же возвращает дело органу дознания и предварительного следствия, когда, например, оно прошло мимо данных о причастности к преступлению других лиц.
Демократизм предварительного следствия проявляется, во-первых, в том, что решаемые органами следствия задачи обеспечения неотвратимости ответственности лиц, совершивших преступление, укрепления законности и правопорядка, охраны интересов общества и государства, прав и свобод граждан отвечают интересам большинства граждан; во-вторых, в открытости предварительного расследования для активного содействия и помощи граждан органам и должностным лицам, осуществляющим его, в деле раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, а также в выявлении и устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений; в-третьих, в широком участии граждан и общественных организаций в обеспечении законности предварительного следствия, интересов расследования и лиц, вовлеченных в него. Имеется в виду участие:
— граждан в качестве понятых при производстве ряда следственных действий;
— близких родственников и иных лиц в качестве представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ст. 56 УПК);
— заслуживающих доверия лиц, а также общественных организаций в качестве субъектов процессуальных отношений, возника-
ющих в связи с применением следователем таких мер пресечения, как личное поручительство и поручительство общественной организации (ст. 94, 95 УПК.).
Общеправовой принцип законности применительно к системе уголовного процесса выражен в ст. 1 УПК, которая устанавливает, что порядок производства по уголовным делам определяется данным Кодексом и именно он применяется при производстве предварительного расследования.
В случае несоответствия норм УПК Конституции РФ, а равно при наличии пробелов в УПК, следствием чего могут быть неправомерные ограничения конституционных прав граждан, участвующих в производстве по уголовному делу, применяются соответствующие нормы Конституции РФ, как имеющей высшую юридическую силу и прямое действие. Так, Конституционный Суд РФ по жалобе гражданина Дветяна признал несоответствующим Конституции РФ положение ст. 220' УПК, ограничивающее круг лиц, имеющих право на обжалование в суд постановления следователя о заключении под стражу в качестве меры пресечения, только лицами, содержащимися поД стражей, и связанное с ним положение ст. 220^ УПК о проверке законности и обоснованности применения данной меры пресечения судом только по месту содержания лица под стражей.
В настоящее время УПК предусматривает судебный порядок проверки возникающих в связи с производством предварительного расследования жалоб о незаконности и необоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. Между тем, ст. 46 Конституции Р^ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод и устанавливает, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, должностных лиц могут быть обжалованы в суд. В соответствии с Законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» подозреваемые и обвиняемые, заключенные под стражу, вправе обращаться с жалобами, в том числе в суд, не только по вопросу о законности и обоснованности их содержания под стражей, но и о нарушениях иных принадлежащих им прав и законных интересов (п. 7 ст. 17).
Народный суд одного из районов Ставропольского края рассмотрел и удовлетворил жалобу адвоката Подколзина на неправомер-
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
ные действия следователя и прокурора, выразившиеся в отказе выдать ему разрешение на свидание с подзащитным, содержавшимся под стражей. Президиум Верховного Суда РФ не нашел нарушений какого-либо закона в решении районного народного суда.
С принципом законности согласуются все другие принципы уголовного процесса, он проявляет себя во всех нормах процессуального права и, следовательно, заполняет собой всю сферу уголовно-процессуальных отношений. Этот принцип заключает в себе, в частности, обращенное к органам расследования требование, — все свои решения принимать при наличии достаточных оснований. В основу решений о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения и др. должны быть заложены достаточные фактические данные. Так, мера пресечения может быть применена следователем к обвиняемому только при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от предварительного следствия или воспрепятствует установлению истины по делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а уголовное дело может быть возбуждено только в случае, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления.
Таким образом, принцип законности обеспечивает также охрану прав и свобод граждан, участвующих в уголовном деле, от неправомерных действий органов и лиц, ведущих производство по делу. Необоснованное привлечение в качестве обвиняемого, безосновательный арест или задержание гражданина, неправомерный обыск являются грубыми нарушениями законности. Они выходят за рамки уголовного процесса, представляя серьезную угрозу для всего режима законности и демократии в стране.
В качестве гарантий законности на предварительном следствии выступают также субъективные права, которыми наделены участвующие в деле граждане. Однако их процессуальные права имеют значение таковых при условии, когда их реализация должным образом обеспечивается органами следствия. Так, следователь и прокурор обязаны обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ст. 19УПК).
Важным механизмом, обеспечивающим законность предварительного следствия, является прокурорский надзор. Любые отступления от закона, необъективность и предвзятость, незаконные обыски, задержания, аресты, необоснованное привлечение граждан в качестве обвиняемых прокуроры должны рассматривать как чрезвычайные происшествия и решать вопрос об ответственности виновных должностных лиц.
Общепроцессуальные принципы предварительного следствия
Публичность уголовного процесса. Суть данного принципа состоит в том, что защита общества и граждан от преступных посягательств является обязанностью правоохранительных органов, а не самих граждан. В соответствии с принципом публичности органы расследования обязаны в каждом случае обнаружения признаков преступления возбудить уголовное дело, принять предусмотренные законом меры к его раскрытию.
Данная обязанность является для указанных органов, как правило, безусловной, они не вправе отказаться от ее исполнения, в частности под предлогом отсутствия заявления потерпевшего или другого заинтересованного лица, за исключением дел частного обвинения, которые возбуждаются либо прекращаются в соответствии с выраженной волей потерпевших.
Публичность уголовного судопроизводства не исключает дальнейшего расширения его диспозитивных начал. Так, согласно изменениям, внесенным в УПК в декабре 1996 г., уголовное дело может быть прекращено в стадии предварительного расследования на основании заявления потерпевшего о примирении его с лицом, впервые совершившим преступление небольшой тяжести, если это лицо загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 9 УПК).
Язык процесса. Конституция РФ признает государственным языком и, следовательно, языком, на котором ведется производство по уголовному делу, русский язык. Республики в составе Российской Федерации вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации (ст. 68 Конституции РФ).
§3. Принципы предварительного следствия
Целесообразно предварительное следствие осуществлять на языке, которым владеют участники процесса. Это позволяет следователю лучше понимать людей, с которыми он общается при производстве по уголовному делу, получать необходимую информацию без потерь, неизбежных, когда разговор ведется на разных языках, с помощью переводчика.
Участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется предварительное расследование, обеспечивается право давать показания, делать заявления, заявлять ходатайства на родном языке. Следственные документы обвиняемому вручаются в переводе на его родной язык или на другой, которым он владеет. К сожалению, отмечаются случаи, когда следователи отступают от данного принципа, допуская, например, необеспечение обвиняемого, не владеющего языком, на котором ведется расследование дела. переводчиком; совмещение в одном лице функций следователя и переводчика; необеспечение полного перевода следственных документов на родной язык обвиняемого. Все такого рода отступления квалифицируются судами, как существенные нарушения уголовно-процессуального закона и влекут возвращение дела для дополнительного расследования.
Принцип осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом является частным проявлением конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, независимо от пола, расы, национальности, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ).
Применительно к стадии предварительного расследования следует говорить о равенстве всех перед законом. Следователь, исходя из данного принципа, обязан со своей стороны обеспечить равное отношение к гражданам, не допуская какой-либо их дискриминации.
Закон обеспечивает процессуальное равенство участвующих в деле лиц без наделения кого-либо из них привилегиями или преимуществами. Процессуальные права и обязанности этих лиц определяются не только характером выполняемых ими процессуальных функций, их особым процессуальным положением, но и принадлежащими им оди-
наковыми конституционными правами и свободами человека и гражданина.
Чтобы не возникала ситуация, при которой отдельные участники процесса в силу определенных обстоятельств (например, незнания языка, на котором ведется производство по делу или имущественной несостоятельности) оказались бы фактически в неравном положении по сравнению с другими участвующими в деле лицами, закон предусмотрел соответствующую систему гарантий.
Как отмечено выше, участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Орган дознания, предварительного следствия, прокурор, в производстве которых находится дело, вправе, исходя из имущественного положения подозреваемого и обвиняемого, освободить их полностью или частично от оплаты юридической помощи. В этом случае оплата труда защитника производится за счет государства.
Следователь обязан разъяснять участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст. 58 УПК). Забвение этого требования закона, предумышленное его нарушение подрывают возможность для участвующих в деле лиц использовать принадлежащие им по закону процессуальные права, делают их фактически бесправными перед органами и лицами, производящими расследование. Подобные нарушения уголовно-процессуального закона рассматриваются как существенные и влекут за собой возвращение дела для дополнительного расследования.
Установление истины в уголовном процессе. Истина в уголовном процессе предполагает абсолютно верное и полное установление всех юридически значимых фактических обстоятельств расследующего деяния, а также его правильную уголовно-правовую квалификацию. Имеется в виду установление лишь таких фактов и обстоятельств, которые являются элементами определенного состава преступления, предусмотренного законом. В уголовном процессе они образуют предмет доказания.
Требование быть истинными относится не только к окончательным решениям по делу. Истине должны отвечать все процессуальные решения, в том числе первоначаль-
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
ные и промежуточные. Допущение возможности принятия предположительно истинных решений означало бы признание правомерности сомнительных постановлений следователя.
Способом установления истины по уголовному делу является исследование его обстоятельств в процессуальных формах дознания. С точки зрения закона приемлемым является только такое исследование обстоятельств дела, которое является достаточно полным и непредвзятым.
Принципы всесторонности, полноты и объективности. Соответствующее данному принципу исследование может быть обеспечено при условии, если оно осуществляется с помощью предусмотренных законом действий. При этом запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незакон-, ных мер. Закон запрещает также возлагать обязанность доказывания на обвиняемого (ст. 20 У ПК).
Всесторонним, полным и объективным исследование обстоятельств дела можно признать лишь тогда, когда тщательно проверены все возможные версии, в том числе объяснения происшедшего, исходящие от обвиняемого, выявлены обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность.
Полнота исследования предполагает установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Отсутствие достаточных доказательств, хотя бы об одном из таких обстоятельств, делает предварительное следствие неполным. Должны быть получены, например, данные, достаточно полно характеризующие личность обвиняемого. Полнота расследования выражается также в тщательной проверке данных о совершении обвиняемым или иными лицами других преступлений и принятии в связи с этим соответствующих законных и обоснованных решений. Полным производство по делу является и в тех случаях, когда обоснованно констатируется отсутствие события или состава преступления, а также недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления в связи с исчерпанием всех возможностей для дальнейшего собирания доказательств.
Беспристрастное, непредвзятое исследование обстоятельств дела, собирание как об-
винительных, так и оправдательных доказательств, получение необходимых данных, характеризующих личность обвиняемого, — все это означает, что производство предварительного следствия проведено объективно. Рассматриваемый принцип расследования предполагает самое внимательное отношение к показаниям обвиняемого, его ходатайствам и жалобам. Показания обвиняемого (как и других лиц) должны тщательно проверяться, а ходатайства, имеющие значение для дела, — удовлетворяться.
По закону следователь подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в деле (ст. 64 УПК). Следователь не должен поддаваться какому-либо незаконному воздействию со стороны, что также является важным условием его объективности.
Одной из причин необъективного расследования, в том числе необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, является односторонний подход к исследованию обстоятельств дела, обвинительный уклон, при котором обычно игнорируются объяснения обвиняемого.
Составлять обвинительное заключение на основании недостаточно проверенных доказательств, а равно при отсутствии достаточных доказательств совершения обвиняемым инкриминируемого ему преступления, и, тем более, направлять такое дело в суд, недопустимо. Всесторонность, полнота и объективность — существенные свойства полноценного доказывания по уголовному делу. Только соответствие завершенного предварительного следствия рассматриваемым требованиям закона позволяет утверждать, что оно было проведено доброкачественно, на высоком уровне.
Презумпция невиновности. Массовому и профессиональному правосознанию издавна известно положение «не пойман — не вор». Эта формула заключает в себе суть того, что у юристов получило название презумпции невиновности. В свете данного принципа обвиняемый является лицом, виновность которого проблематична до тех пор, пока она не установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Согласно ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установле-
§3. Принципы предварительного следствия
на вступившим в законную силу приговором суда. Виновность обвиняемого в совершении преступления должна быть с несомненностью доказана. Соответствующая обязанность возлагается на органы публичного обвинения, и, следовательно, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 У ПК).
Привлечение лица в качестве обвиняемого На предварительном следствии не означает и не предрешает признания его виновным. Соответствующее постановление есть промежуточное решение следователя, выражающее его субъективную оценку доказательств. Именно поэтому материалы дела, послужившие основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого, следователь и прокурор обязаны представить суду, который проверяет их достоверность и достаточность и выносит обвинительный либо оправдательный приговор. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу
Право обвиняемого (подозреваемого) на защиту. Согласно данному принципу праву на использование средств и способов защиты, из числа допускаемых законом, соответствует обязанность следователя и прокурора принимать предусмотренные законом меры, обеспечивающие подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться от подозрения или обвинения. От подозреваемого и обвиняемого нельзя требовать исполнения обязанностей, идущих во вред их праву на защиту.
Специфические принципы предварительного следствия
Быстрота и оперативность расследования. Требование закона о быстром раскрытии преступления (ст. 2 УПК) направлено на то, чтобы исключить неоправданную трату времени, медлительность и волокиту при производстве предварительного следствия. Выполнение данного требования призвано обеспечить необходимые темпы при выполнении органом расследования возложенных на него задач. \
Быстрота предварительного расследования особенно важна для его первоначального этапа. Закон обязывает следователя на-
чать предварительное следствие немедленно после возбуждения им уголовного дела (ст. 129 УПК). Для выявления и закрепления следов преступления, обнаружения и задержания подозреваемого производятся следственные действия, имеющие характер неотложных. Экстраординарность некоторых из них вынуждает подчас в предусмотренных законом случаях обходиться без соблюдения всех необходимых формальностей, установленных для соответствующих следственных действий. Так, в безотлагательных случаях выемка и обыск могут производиться в ночное время (ч. 1 ст. 170 УПК); обыск может быть произведен без санкции прокурора (ч. 3 ст. 168 УПК); личный обыск задержанных, а также лиц, находящихся в месте производства выемки или обыска, может производиться без санкции прокурора и постановления об этом (ст. 172 УПК).
Принцип самостоятельности следователя. Предварительное расследование осуществляется следователем самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора или суда. Санкционирование прокурором или судом некоторых постановлений следователя призвано обеспечить их законность и обоснованность.
Производство каких-либо действий по делу, находящемуся в производстве следователя, другими органами расследования допускается только по его поручению или указанию либо по поручению надзирающего прокурора. Следователь несет полную ответственность за свои решения и действия.
На следователя не распространяется принцип независимости и подчинения только Конституции РФ и Федеральному закону, определяющий правовой статус судей. Вместе с тем закон наделяет следователя необходимой процессуальной самостоятельностью. Это значит, что следователь свободен при принятии решений о направлении следствия и производстве следственных действий. Он самостоятельно, по своему внутреннему убеждению, оценивает доказательства, руководствуясь законом и своим правосознанием.
Право прокурора давать следователю обязательные для него указания не исключает процессуальной самостоятельности последнего, а лишь несколько ограничивает ее. В случае несогласия с указаниями прокурора, перечисленными в ч. 2 ст. 127 УПК, следователь может представить дело вышестояще-
ГЛА6А 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
му прокурору с письменным изложением своих возражений. При этом до принятия решения вышестоящим прокурором исполнение указаний надзирающего прокурора приостанавливается. Вышестоящий прокурор или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство расследования по этому делу другому следователю.
Деятельность следователя находится также под контролем начальника следственного отдела. Последний направляет работу следователя в сторону всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, дает следователю обязательные для исполнения указания. Обжалование прокурору таких указаний по вопросам, предусмотренным ч. 2 ст. 127 УПК, также приостанавливает их исполнение.
Принцип недопустимости разглашения данных предварительного следствия. Это принципиальное для предварительного следствия положение является одним из условий обеспечения быстрого-и полного раскрытия преступлений. Преждевременное оглашение полученных следователем данных может породить серьезные затруднения в его работе. Кроме того, запрет на разглашение дан-
§4. Полномочия ^следователя
При определении полномочий следователя законодатель исходит из того, что следователь — не лицо, а орган предварительного следствия (ст. 125 УПК). Следователь самостоятелен при принятии решений о направлении предварительного следствия, производстве следственных и иных процессуальных действий.
Его постановления, в отличие от постановлений лица, производящего дознание, не нуждаются в утверждении вышестоящим по .должности лицом. Начальник следственного отдела не наделен правом отменять постановления подчиненного ему следователя при их незаконности и необоснованности. Однако некоторые постановления и иные акты следователя требуют получения согласия, санкции прокурора либо подлежат его утверждению. Так, следователь вправе прекратить уголовное дело вследствие изменения обстановки, в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим лишь с согласия прокурора (ст. 6, 7, 9 УПК).
С санкции прокурора применяются такие меры пресечения, как заключение под
ных следствия способствует предотвращению необоснованной компроментации потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и других лиц, вовлеченных в расследование по уголовному делу, и, таким образом, является одной из гарантий защиты их чести и достоинства.
Принцип недопустимости разглашения данных предварительного следствия не означает, что предварительное следствие является тайным, как, например, оперативно-розыскная деятельность. С разрешения следователя или прокурора отдельные данные предварительного следствия могут быть преданы гласности в объеме, в котором они признают это возможным. Однако оглашение данных предварительного следствия в отдельных случаях не означает, что в стадии предварительного расследования действует принцип главности. Ничего принципиально не меняет в этом отношении также участие потерпевшего, свидетелей, понятых и других лиц при производстве следственных действий. При необходимости следователь предупреждает их о недопустимости разглашения данных следствия и отбирает у них подписку об ответственности по ст. 310 УК РФ.
стражу и залог, утверждению же прокурора подлежит составленное следователем обвинительное заключение. Получение санкции прокурора означает признание им соответствующего постановления законным и обоснованным и не может трактоваться как ограничение процессуальной самостоятельности следователя. Подтверждением этого является, например, то, что обыск, требующий по общему правилу санкции прокурора, в неотложных случаях может быть произведен следователем и без санкции прокурора.
В то же время лицо, производящее дознание, не обладает процессуальной самостоятельностью, присущей следователю. Все важные постановления и действия такого лица подлежат утверждению руководителей органа дознания и вследствие этого получают силу правомерного акта органа дознания.
Следователь в случае несогласия с указаниями прокурора по ряду существенных вопросов дела (о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела в суд
§ 4. Полномочия следователя
или о прекращении дела) вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений (ч. 2 ст. 127УПК).
Что касается органа дознания, то он при несогласии с аналогичными указаниями прокурора вправе обжаловать их вышестоящему прокурору, не приостанавливая выполнения этих указаний (п. 3 ч. 2 ст. 120 УПК).
Итак, следователь является самостоятельным органом предварительного следствия и действует от своего имени.
Для реализации функций предварительного следствия следователь наделен соответствующими полномочиями. В стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного следствия он самостоятельно принимает процессуальные решения (о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, о привлечении в качестве обвиняемого, о приостановлении дела, его прекращении, направлении дела в суд и т. д.), принимает другие меры процессуального характера (меры пресечения, меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества), производит необходимые следственные действия. Следователь вправе применять любые меры процессуального принуждения, в том числе сопровождающиеся ограничением прав и свобод граждан, вовлекаемых в сферу предварительного следствия, например задержание и арест. При этом следователи должны избегать неоправданного принуждения граждан к соблюдению процессуальных обязанностей, не допускать возложения на них обязанностей, не предусмотренных законом.
Недопустимы искусственное расширение сферы применения принуждения, принятие процессуальных мер при отсутствии для этого достаточных оснований. . Все постановления следователя, вынесенные по находящимся в его производстве делам, должны строго соответствовать закону. Только при этом условии они обязательно для исполнения всеми гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями и должностными лицами.
Круг полномочий следователя достаточно широк и разнообразен. В частности, он вызывает на допросы граждан и должностных лиц; при производстве осмотра, обыска, выемки, освидетельствования и ряда других следственных действий обеспечивает
участие понятых и специалистов, определяет и вызывает специалиста, которому поручает производство экспертизы, если она может быть произведена вне экспертного учреждения. Он свободен в выборе научно обоснованных и соответствующих закону тактических приемов производства следственных действий, самостоятелен в планировании своей работы по уголовным делам.
По требованию следователя предприятия, учреждения, организации, должностные лица и граждане обязаны представить ему предметы и документы, могущие установить необходимые по делу фактические данные, а также обеспечить восстановление бухгалтерского учета за счет собственных средств. Следователь вправе требовать производства ревизий и документальных проверок.
Закон требует от следователя, чтобы он немедленно приступил к производству следствия по возбужденному им или переданному ему уголовному делу (ч. 2 ст. 129 УПК). Установив, что данное дело ему не подследственно, следователь обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности. В случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом районе следователь вправе произвести таковые лично либо поручить их производство соответствующему следователю или органу дознания, который обязан выполнить поручение в срок не более десяти суток.
По делам, требующим обязательного производства предварительного следствия, следователь вправе в любой момент приступить к производству предварительного следствия, не дожидаясь выполнения органами дознания неотложных следственных и других действий, предусмотренных ст. 119 УПК.
По расследуемым им делам следователь вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных и розыскных действий и требовать от них содействия в производстве отдельных следственных действий. Такие поручения и указания следователя даются в письменной форме и обязательны для органов дознания.
Согласно Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» результаты указанной деятельности могут использоваться для подготовки и проведения следственных действий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступ-
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
лений, а также для розыска лиц, скрывшихся от следствия. Они могут быть использованы также в доказывании в соответствии с положениями УПК о собирании, проверке и оценке доказательств. В известной мере этим обусловлено право следователя давать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, находящимся в его производстве. Соответствующие органы обязаны исполнять такие поручения следователя (п. 3 ст. 7, п. 2 ст. II Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).
Следователь обязан действовать в строгом соответствии с законом, обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. Он не вправе принимать участие в расследовании дела, если имеются основания полагать о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в данном деле (ст. 59, 64 УПК).
Недопустимо, чтобы следователь привлекал кого-либо в качестве обвиняемого при
отсутствии должных оснований и в нарушение порядка, установленного законом. Он обязан обеспечить соблюдение прав и свобод участников процесса. Как нарушение закона следует квалифицировать отказ следователя в удовлетворении ходатайств подозреваемого, обвиняемого и его защитника, а также потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей о допросе свидетелей, назначении экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела.
В целях обеспечения интересов следствия, а также интересов его участков следователь должен принимать меры к недопущению разглашения данных предварительного следствия.
Нарушениями служебного долга и закона, ущемлениями прав и свобод участников предварительного следствия являются бездеятельность и волокита, допускаемые некоторыми следователями.
§5. Понятие о нравственных началах следствия
Нравственные принципы следствия проявляются во взаимоотношениях следователя с другими участниками процесса и оперативными работниками.
Целый ряд нравственных норм проявляется во взаимоотношениях следователя и защитника, следователя и оперативного работника, следователя и прокурора, осуществляющего надзор за расследованием, руководителя следственной бригады и работников, включенных в ее состав.
Уголовно-процессуальные нормы тесно взаимосвязаны с неписаными нормами морали.
Отражение такого рода неписаных норм в конкретных процедурах следствия и принято называть его нравственными началами. Они лежат в основе многих процессуальных запретов, например нельзя: применять угрозы, силовое и подобные воздействия в отношении лиц, подвергаемых допросу, понуждать к даче показаний против самого себя или близких родственников; принуждать, к разглашению тайны исповеди или адвокатской тайны; совершать во время производства по уголовным делам действия, унижа-
ющие достоинство личности либо представляющие угрозу жизни и здоровью людей; включать в оправдательный приговор сведения, порочащие доброе имя оправданного.
Отдельные следственные действия
Центральным в деятельности следователя является вопрос о нравственных началах отдельных следственных действий. Можно выделить определенную совокупность нравственных норм, характерных для всех следственных действий, для всей следственной тактики. В эту совокупность необходимо включить следующие нравственные требования: непримиримое отношение к любым нарушения буквы и духа процессуального закона, регламентирующего следственные действия; строжайшее соблюдение требований культуры уголовного судопроизводства; объективность, принципиальность; отсутствие тенденциозности, предвзятости, недоверия, подозрительности, обвинительного уклона; стремление не причинять вреда отдельным лицам при проведении Любых следственных действий. Некоторые из этих общих нравственных требований прямо закрепле-
§ 5. Понятие о нравственных началах следствия
ны в нормах УПК, другие же вытекают из .основных принципов и нравственных начал уголовного процесса. Все они находят свое выражение и конкретизируются в нравственных требованиях, предъявляемых к отдельным следственным действиям.
Применительно к группе следственных действий, прямо или косвенно связанных с опросом различных лиц (допрос, очная ставка, воспроизведение показаний на месте, следственный эксперимент и т.д.), будут характерны следующие нравственные требования: постановка вопроса в спокойном тоне; запрещение задавать наводящие, «улавливающие» и безнравственные вопросы; запрещение в ходе следственного действия оценивать и комментировать вслух ответы опрашиваемого.
Опасность и аморальность наводящих вопросов заключается в том, что они действуют внушающе на опрашиваемого, ибо уже в своей формулировке содержат желательный для следователя ответ и тем самым представляют серьезную опасность для процесса установления истины по делу. Особенно опасны они при опросе несовершеннолетних, ввиду повышенной внушаемости последних. К сожалению, на практике наводящие вопросы ставятся следователями очень часто. Например, задаются такие вопросы: «Преступление совершил Иванов?» (вместо — «Кто совершил преступление?»); «Обвиняемый побежал в квартиру Петрова?» (вместо — «Куда побежал обвиняемый?») и т.д.
Наводящие вопросы прямо запрещены ст. 158 УПК, регламентирующей порядок допроса свидетеля. Однако подобные вопросы представляют не меньшую опасность и при проведении допросов других лиц, очных ставок и иных следственных действий, связанных с опросом. К чему, например, может привести при проведении опознания следующий наводящий вопрос: «Избивший Вас мужчина сидит крайний слева?». А ведь по своей семантической конструкции этот вопрос того же типа, как: «Обвиняемый побежал в квартиру Петрова?», т.е. вопрос, который нередко задают следователи на допросах. Отсюда представляется целесообразным официальное запрещение наводящих вопросов не только в ходе допроса свидетелей, но и при проведении любых следственных действий.
«Улавливающие» вопросы являются од--ним из видов «психологических ловушек»,
рассчитанных на то, чтобы поймать допрашиваемого на случайной оговорке, на слове, на недопонимании скрытого смысла ответа. Такие вопросы, как и наводящие, содержат внушаемый допрашиваемому (прежде всего подозреваемому или обвиняемому) ответ) который может быть интерпретирован против него. Более того, часто «улавливающие» вопросы сконструированы таким образом, что и отрицательные ответы на них будут свидетельствовать против допрашиваемого. Примером может служить вопрос: «Вы до сих пор занимаетесь воровством?» Ответ «Нет» (а здесь, как правило, допрашиваемого ограничивают только альтернативой «да» или «нет) можно истолковать как подтверждение того, что допрашиваемый в прошлом все-таки занимался воровством. «Улавливающие» вопросы всегда направлены на запутывание допрашиваемого, а в конечном итоге — на получение нужные следствию показаний, независимо оттого, соответствуют ли они действительности- или нет. Подобные вопросы широко используются в дознании. Естественно, что в уголовном процессе они не допустимы ввиду глубокой безнравственности и фактического противоречия требованиям ст. 20 УПК.
Сложнее с моральной точки зрения обстоит дело с возможностью применения косвенных вопросов, т.е. таких вопросов, об истинной направленности которых допрашиваемый неосведомлен. Здесь в формулировке вопроса содержатся фактически два вопроса — маскирующий, стоящий на первом плане, и главный, замаскированный. Прямой ответ на маскирующий вопрос косвенно будет означать ответ на главный вопрос.
В целом же следует отметить, что допрос с помощью косвенных вопросов необходимо вести очень осторожно, поскольку эта форма вопросов весьма близка к «психологическим ловушкам», к «улавливающим» вопросам, хотя косвенные вопросы рассчитаны на проговорку, а последние, как правило, лишь на оговорку. Кроме того, допрашиваемый всегда может, считая себя обманутым, сразу же отказаться от своих показаний, полученных с помощью косвенных вопросов, а это неизбежно приведет к потере контакта между ними следователем.
Иногда в следственной практике применяются так называемые условные вопросы. Допрашиваемого спрашивают, что бы он ответил, если бы ему стало известно, напри-
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
мер, о том, что какой-то гражданин признался в совершении преступления и указал на допрашиваемого как на своего соучастника. Как правило, такие вопросы не допустимы. Если за этим вопросом у следователя нет никаких веских доказательств действительного участия допрашиваемого в совершении преступления, то вопрос является не столько диагностическим, сколько «улавливающим», к тому же основанным на обмане, оскорбляющем допрашиваемого. В уголовном процессе это не только глубоко аморально, но и незаконно (ст. 20 УПК). Если же за таким вопросом стоит совокупность веских доказательств вины допрашиваемого, то исчезает сам смысл его применения, ибо склонить к правдивым показаниям, пробудить у допрашиваемого чувство стыда и совести, чувство раскаяния можно и менее «хитрыми» методами.
В ходе различных следственных действий с нравственной точки зрения недопустимо применять оскорбительные вопросы. Нельзя, например, спрашивать подозреваемого или обвиняемого, отрицающего свою вину: «Расскажите, как Вы все-таки совершили убийство?»
Неэтично оценивать вслух показания допрашиваемого. Следует вообще избегать поспешных суждений о ложности или .правдивости показаний как с нравственной точки зрения, так и с тактической. Опровергать показания допрашиваемого можно только при наличии достаточной совокупности достоверных доказательств, ложности этих показаний. В противном случае следователь фактически нарушает гуманный и глубоко нравственный принцип уголовного процесса — принцип презумпции невиновности и вытекающее из него положение о том, что всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого.
Поспешный, необоснованный и к тому же оскорбляющий допрашиваемого вывод следователя может привести к психической травме. Неправильное, неэтичное отношение к показаниям допрашиваемого может быть выражено не только словами, но и всем поведением следователя. Естественно, после этого между следователем и допрашиваемым неизбежно возникает морально-психологический барьер, приводящий к потере контакта.
По этим же причинам нельзя без достаточных оснований верить объяснениям и доводам одного из допрашиваемых на очной
ставке, открыто вставать на его сторону или, наоборот, требовать от него подтверждения показаний другого допрашиваемого. В этом случае даже добросовестному участнику очной ставки легко внушить, что он не прав, и толкнуть его на ложный путь. Внушение на очной ставке, как и на допросе, следователем своего понимания того или иного события допрашиваемым нравственно не допустимо и является психическим насилием. В то же время следователь не должен допускать, чтобы на очной ставке внушение исходило от одного из ее участников на другого.
Недопустимо с нравственной точки зрения начинать повторный допрос любого лица или очную ставку с вопроса: «Вы подтверждаете ранее данные Вами показания?». Такая тактика допроса фактически представляет собой психическое насилие. Добросовестно заблуждавшееся лицо она лишает возможности изменить свои показания, да и-лгущего сяязывает ранее данными показаниями. Вот почему следует признать нрав-'ственным требование ст. 163 УПК о том, что оглашение показаний участников очной ставки, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение звукозаписи этих показаний допускается лишь после дачи ими показаний на очной ставке и записи их в протокол.
Общим для всей следственной деятельности является нравственное требование не причинять вреда остальным лицам и коллективам при проведении следственных действий. Однако иногда следователь вынужден наносить вред некоторым лицам. Но, как уже отмечалось, такой вред может быть причинен только в том случае, когда без него практически нельзя обойтись.
Многие статьи УПК, регламентирующие производство отдельных следственных действий, прямо содержат требования, запрещающие следователю Причинять различным лицам определенный вред. Начнем с анализа норм, запрещающих наносить вред.
Статья 170 УПК обязывает следователя принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц. Моральный ущерб при указанных следственных действиях должен быть сведен до минимума. Обыски следует производить только в случае, когда действительно нельзя обойтись без этого. И прежде чем производить обыск,.
§ 5. Понятие о нравственных началах следствия
следователь обязан попытаться убедить то или иное лицо добровольно выдать разыскиваемые предметы, документы или ценности. Естественно, следователь должен учитывать, что иногда обвиняемый, подозреваемый или другое лицо может выдать не все предметы, имеющие значение для дела, например не все ценности, добытые преступным путем (это зависит от конкретной ситуации), и дать какие-нибудь общие рекомендации, годные для всех случаев, невозможно.
Требование, о неразглашении обстоятельств интимной жизни необходимо учитывать и при проведении осмотра, очной ставки, эксперимента, других следственных действий, в ходе которых часто выявляются обстоятельства интимной жизни того или иного лица.
В уголовном процессе при освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство человека. Если следственное действие сопровождается обнажением того или иного лица, то освидетельствование производится в присутствии понятых того же ггола. Сам следователь не присутствует при освидетельствовании лиц другого пола, если освидетельствование сопровождается обнажением этого лица; в последнем случае оно производится врачом в присутствии понятых (ст. 181 УПК). Производство следственного эксперимента допускается только при условии, что при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих (ст. 183 УПК). Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиванием и в присутствии понятых того же пола (ст. 172 УПК).
Согласно ст. 183 УПК, производство следственного эксперимента допускается при условии, если не создается опасности для здоровья участвующих в нем лиц и окружающих. Этому нравственному требованию должны соответствовать и все другие следственные действия.
В ходе своей процессуальной деятельности следователь иногда вынужден причинять материальный ущерб некоторым гражданам и организациям, предприятиям, учреждениям. Здесь также нравственным является требование о причинении как можно меньшего вреда. Это прямо закреплено в ст. 170 УПК., которая гласит, что при производстве обыска и выемке следователь вправе вскрыть помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно открыть их, но при этом следователь должен избегать не вызы-
ваемого необходимостью повреждения запоров, дверей и других предметов.
Важное значение с точки зрения этики представляет проблема убежденности следователя в виновности лица в момент предъявления ему обвинения.
Исходя из теории практики следственной деятельности, необходимо признать, что в момент предъявлений обвинения знания следователя об обстоятельствах, указанных в ст. 68 УПК, могут иметь как определенный, так и вероятный характер. В момент привлечения того или иного лица в качестве обвиняемого следователь должен быть всегда убежден в его виновности, иначе у него нет морального права предъявлять обвинение, — это положение вытекает из закона. Так, статья 127 УПК предоставляет следователю право в случае его несогласия с указаниями прокурора о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, не выполнять этих указаний и передать дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. При этом вышестоящий прокурор не может обязать следователя выполнить указания нижестоящего прокурора, а имеет лишь право или отменить данные указания, или поручить производство следствия по делу другому следователю.
Доводы, положенные следователем в подтверждение своего убеждения в виновности конкретного лица, всегда должны иметь в своей основе объективные данные, полученные только процессуальными средствами. При этом мера уверенности следователя определяется мерой обоснованности вывода, профессиональным и жизненным опытом следователя, его объективностью, отсутствием обвинительного уклона, непредвзятостью, умением всесторонне анализировать фактические данные, сознанием ответственности за порученное дело.
Таким образом, в момент предъявления обвинения следователь должен быть всегда уверен в виновности лица. И поэтому необходимо признать не только незаконным, но и глубоко безнравственным предъявление обвинения, когда следователь не уверен в виновности того или иного лица. Такие случаи, к сожалению, иногда еще встречаются в следственной практике. Например, следователь предъявляет обвинения подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не потому, что он уверен в его
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
виновности, а вследствие лишь того, что истек десятидневный срок, указанный в ст. 90 УПК., а отменять меру пресечения следователь по каким-либо основаниям не желает. Подобные случаи предъявления обвинения в уголовном процессе недопустимы.
Тактические приемы следователя
Принципиальной задачей следственной этики является точное определение оснований применения тактических приемов при осуществлении расследования. Допустимость методов и средств, используемых следователем, должна определяться объективными критериями:
1) точным соответствием духу и букве закона; 2) познавательной эффективностью, направленностью каждого приема к выяснению истины; 3) избирательностью действия; 4) соответствием нормам морали.
Деятельность следователя протекает, как правило, в конфликтных ситуациях, носит характер борьбы. С точки зрения нравственного критерия недопустимы такие средства, как ложь, обман, игра на низменцых свойствах и страстях, использование невежества, суеверий, руководство волей человека посредством гипноза, наркоза. Это относится и к таким средствам, как насилие, издевательства, угрозы, прямо запрещенным законом.
Невосполнимый ущерб приносят следствию ложь и обман. Они подрывают авторитет органов следствия и органов правосудия в целом. Поэтому принципиальной основой применения всех следственных средств и методов должна являться полная недопустимость лжи. Нельзя играть на низменных чувствах (месть, стяжательство и т. д.) того или иного лица, а также использовать его личные убеждения (например, лгущего верующего заставлять дать клятву перед иконой в том, что он говорит правду). Поучительный пример безнравственного поведения приводит А.М. Ларин. В своей книге он повествует о следователе, который, пользуясь невежеством старой женщины, выдавал эпидиаскоп за «прибор для определения правды» и угрожал его применить, если она не даст показаний. В результате такого использования невежества и психологического насилия старая женщина оговорила себя. Следователь обманул не только допрашиваемую, но и самого себя.
Нравственный подход важен к применению так называемых следственных хитростей. Если под хитростью понимать изобретатель^
ность, высокое умение в чем-нибудь, то такая хитрость не только допустима, но и обязательна в деятельности следователя. Сущность следственной хитрости состоит в оперировании информацией, благодаря чему попытки преступника и иных заинтересованных лиц использовать в своих целях информацию о материалах и планах расследования не достигают цели, а, напротив, служат на пользу раскрытия преступления. Следователю не может быть поставлено в упрек, как обман или ложь, то обстоятельство, что заинтересованные лица в условиях применения следственных хитростей ошибаются, поскольку исходящая от следователя информация была правдива.
Для того, чтобы воспользоваться следственной хитростью, следователь должен превосходить преступника в рефлексии. Под рефлексией в психологии в настоящее время понимают размышление, связанное с анализом собственных выводов на основе имитации мыслей и действий другого человека. В целом, применение рефлексии необходимо следователю, чтобы: 1) строить предположения о поведении различных участников познаваемого преступления; 2) планировать собственную познавательную деятельность; 3) разрабатывать систему воздействий на обвиняемых, подозреваемых и других лиц в целях получения необходимой информации; 4) разрабатывать систему воздействий в целях воспитания и перевоспитания различных лиц, попавших в сферу действия следователя.
На основе рефлексии, позволяющей следователю не только предвидеть поведение заинтересованных лиц, но и регулировать свое и влиять на поведение этих лиц.
А.Р. Ратинов предлагает группу методов, применяемых в типичных ситуациях. Применение многих из них, особенно неумелое, находится на грани нравственной допустимости.
1. Формирование у заинтересованного лица истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему придется действовать, путем передачи информации о реальных обстоятельствах, способных повлиять на него нужным для следователя образом (например, сообщение подследственному, находящемуся на свободе, об аресте соучастников с целью побудить его к отказу от преступной деятельности). При неумелом применении данного метода очень легко можно дойти до психического насилия, то
§ 5. Понятие о нравственных началах следствия
19
есть лишить подследственного свободы выбора не в вопросе прекращения преступной деятельности, а, например, в вопросе дачи показаний. Поэтому при его применении следователь должен быть очень осторожным.
2. Формирование у лица ошибочного представления о тех обстоятельствах, знание которых могло бы привести к нежелательным для следователя решениям и действиям (например, оставление в неведении относительно имеющихся у следователя доказательств либо, наоборот, создание преувеличенного представления об их объеме). Если оставление в неведении подследственного в отношении имеющихся у следователя доказательств (естественно, до выполнения требований ст. 201 УПК и ознакомления обвиняемого с заключением экспертизы в порядке ст. 193 УПК) следует признать вполне допустимым, то при создании преувеличенного представления об объеме отдельных доказательств следователь всегда неизбежно стоит на грани лжи. Это необходимо учитывать.
3. Формирование улица целей, которые, в определенной степени совпадая с целями следствия, побуждают к компромиссным решениям и действиям (например, побуждение к добровольному возмещению ущерба). Этот метод не вызывает возражений, если само формирование указанных целей идет нравственными средствами.
4. Формирование улица целей, попытка достижения которых поставит его в невыгодное положение. Метод имеет характер «психологической ловушки» (например, следователь косвенным путем формирует у обвиняемого или подозреваемого намерение, которое может разоблачить его). «Психологические ловушки» следует считать стоящими за пределами допустимого прежде всего вследствие их сомнительности и неизбежности нарушения контакта между следователем и допрашиваемым, который, естественно, почувствует себя обманутым и перестанет верить следователю. Подобное поведение следователя находится на грани провокации, если вообще не превращается в таковую. К тому же этот метод даже при очень точном соблюдении всех нравственных принципов, что весьма затруднительно ввиду самой его структуры, скорее будет относиться не к следственным, а к оперативно-розыскным. Поэтому данный метод, как и другие «психологические ловушки», следует признать недопустимым с моральной точки зрения.
5. Побуждение лица к желательному для следователя образу действий (например, следователь как бы сознательно «попадается» на определенные уловки обвиняемого, в результате чего последний на некоторое время закрепляет удавшийся образ действия, а следователь в решающий момент использует это). Прием при правильном его применении, так чтобы он не превратился в провокацию, может быть признан допустимым.
6. Формирование у лица ошибочного представления о целях отдельных действий следователя, благодаря чему подлинная цель, не вызывая противодействия, достигается без помех. Однако его нельзя применить при первых допросах лиц в качестве подозреваемого или обвиняемого, так как им должно быть известно, в чем они обвиняются или подозреваются (ст. 123, 148—150 УПК), т. е. скрывать цель данных 'следственных действий недопустимо.
7. Создание препятствий для правильной оценки заинтересованными лицами подлинных действий следователя (например, отыскивая важный для дела документ, следователь осматривает и изымает большое количество различной документации). Метод во многом похож на предыдущий. Производство таких выемок основано на весьма расширенном толковании понятия предметов и документов, имеющих значение для дела, изымаемых при производстве этого действия (ст. 167 УПК), ибо изъятое вместе с нужным документом большое количество «маскирующей» документации значения для дела не имеет, ввиду того, что, согласно ст. 69, 83 и 88 УПК, оно не является доказательством.
8. Формирование у заинтересованных лиц ошибочного представления о неосведомленности следователя относительно подлинных целей, которые они преследуют (например, зная об инсценировке кражи со взломом, следователь делает вид, что ни в чем не подозревает материально ответственное лицо и принимает его попытки направить расследование по ложному^ пути за искреннюю помощь).
9. Формирование у обвиняемого или подозреваемого ошибочного представления о неосведомленности следователя относительно ложности выдвинутых объяснений и представленных доказательств, что побуждает виновного не прибегать к другим ухищрениям.
10. Формирование у подследственного намерения воспользоваться невыгодными средствами противодействия расследованию
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
(например, следователь не препятствует попыткам подследственного создать себе мнимое алиби, а потом использует этот факт в подходящий момент).
Последние три метода могут быть признаны допустимыми при условии, что их применение не превращается в провокацию.
Для того, чтобы успешно преодолеть противодействие преступников и иных лиц, заинтересованных в определенном исходе дела, следователь должен владеть техникой борьбы с такими лицами. Технику борьбы в общем виде формулирует праксиология — наука, изучающая общую теорию эффективной («исправной») организации деятельности.
На основе праксиологических выводов сформулированы применительно к следственной практике следующие методы борьбы:
1) сосредоточение сил и обеспечение средств для решающего столкновения (например, накопление доказательств, аргументов и контрдоводов для решающего допроса);
2) раздробление сил и средств «противника» (например, «разжигание конфликта» между соучастниками преступления);
3) создание условий, затрудняющих достижение целей «противнику» и облегчающих реализацию собственных планов (например, отстранение обвиняемого от должности);
4) использование сил и средств «противника» в своих целях (например, использование аргументации обвиняемого в своих целях);
5) нанесение «удара» в наиболее уязвимое или наиболее важное место (например, установление ложности и опровержение основного аргумента в защите обвиняемого);
6) создание резервов для замены выбывших из строя сил и средств (например, оставление в запасе определенных доказательств);
7) предвосхищение событий (например, лучше своевременно прекратить каналы сбыта похищенного имущества, чем потом разыскивать его при реализации);
8) уклонение от столкновения в невыгодных условиях, при неблагоприятном соотношении сил и средств (например, иногда следует отложить производство какого-либо следственного действия до более удобного момента);
9) побуждение «противника» к действиям в затруднительной обстановке при ослабленных силах (например, лишая разыскиваемого преступника надежного убежища, следователь вынуждает его скрываться без документов, в ненадежных укрытиях);-
10) предупреждение «противника» об угрозе нежелательных для него действий (например, предупреждение обвиняемого или подозреваемого о применении мер процессуального принуждения);
11) собирание информации о силах, средствах и планах «противника», а также сокрытие информации и дезинформация, приводящие его к практическим ошибкам;
12) использование фактора внезапности и неподготовленности «противника» к обороне (например, неожиданность следственных действий или предъявления доказательств, что приводит к дезорганизации психических процессов заинтересованных лиц и вызывает нецелесообразные с их точки зрения поступки);
13) применение неизвестных противной стороне методов и средств (например, подследственный часто теряется перед незнакомыми ему методами, научно-техническими средствами);
14) синхронизация действий, одновременные действия, одновременные «удары» по нескольким направлениям (например, групповые обыски и задержания);
15) воздействие на нравственную и эмоциональную сферы противника, вызывающее невыгодный для него эффект, склоняющее к отказу или прекращению нежелательных для следователя действий, побуждающее к должному поведению.
Ни в коей мере не отрицая в целом значения техники борьбы в следственной тактике, следует иметь в вцду некоторые опасности нравственного порядка при использовании методов праксиологии.
Так, метод предупреждения противника об угрозе нежелательных для него действий выступает как безнравственный, если предупреждение о применении мер процессуального принуждения будет сделано обвиняемому или подозреваемому в связи с тем, что он, например, не дает правдивых показаний. Такое предупреждение является психологическим насилием. Весьма условно следует понимать термин «дезинформация» при применении этих методов. В следственной тактике «дезинформация» не может основываться на лжи и обмане, вероломстве или злоупотреблении доверием. Воздействие на нравственную и эмоциональную сферы не должно превращаться в игру .на суевериях, невежестве или низменных чувствах. Представляется явно неудачным с моральной точ-
..^Л^'. \
§ 5. Понятие о нравственных началах следствия
ки зрения выражение «разжигание конфликта» во втором методе.
Достаточно сложным является вопрос о нравственной допустимости метода, предусматривающего использование фактора внезапности. В последнее время использование фактора внезапности в следственной тактике, и прежде всего в допросе обвиняемого (подозреваемого), вызывает критическое, а иногда и прямо отрицательное отношение. Обвиняемый на неожиданный вопрос: «Как вы отправили мануфактуру?» может ответить: «Почтовыми посылками», хотя ранее и утверждал, что ничего о хищении не знает. Однако результат будет положительным только в том случае, если обвиняемый действительно виновен и подобного рода ответ приведет к психологическому перелому. Если же переломано произойдет, то ответ ничего не даст следователю — обвиняемый легко может отказаться от своего ответа и не подтвердить его подписью, сославшись, например, на то, что не понял вопроса. Невиновным же такой прием будет понят, как обман, и может вызвать недоверие к следователю. Действительно, если в основе внезапного вопроса следователя нет никаких доказательств, то такой вопрос может привести к отрицательным результатам, даже если в отношении обвиняемого или подозреваемого собрано достаточное количество улик. Внезапный вопрос должен всегда опираться не на «голую» следственную интуицию, не на оперативные данные, незакрепленные процессуальным путем, а на судебные доказательства. Тогда в любом случае следователь не попадет в неудобное положение и обвиняемый, если он в будущем и окажется невиновным, не будет иметь оснований считать, что к нему относятся с предубеждением. Даже если внезапный вопрос «не прошел», следователь всегда может объяснить обвиняемому, почему этот вопрос был задан, сославшись на доказательства, которые лежали в основе вопроса.
Необходима оценка нравственной допустимости и других приемов, в том числе предложенных Л.В. Филоновым и В.И. Давыдовым для допроса обвиняемого, для допроса подсудимого.
1. «Последовательность». Прием заключается в последовательном и систематическом предъявлении доказательств, что создает у обвиняемого с самого начала допроса впечатление неизбежности точного установ-
ления всех обстоятельств дела. Данный прием довольно широко применяется в следственной практике и вполне допустим с нравственной точки зрения.
2. «Создание напряжения» происходит путем предъявления множества доказательств. В результате напряжения рассказ обвиняемого становится более быстрым, на обдумывание остается меньше времени, в такой обстановке ему труднее лгать. Создавая напряжение, следователь всегда учитывает тот факт, что оно должно оставаться в пределах естественности и не переходить грань, за которой стоит психическое насилие (например, беспрерывный многочасовой допрос). При такой оговорке этот прием представляется нравственно допустимым.
3. «Снятие напряжения» нужно, когда обвиняемый на допросе излишне напряжен. Успешное снятие напряжения (например, воздействуй голосом, интонацией, отдельными фразами) нередко влечет за собой откровенное признание, вызывает у допрашиваемого стремление «излиться в беседе», «поговорить по душам». На наш взгляд, этот прием нравственно допустим. Иногда целесообразно, объединяя приемы, сначала создать напряжение, а затем снять его. Однако создание напряжения не должно происходить за счет грубости или иного психологического насилия со стороны следователя. Лишь при таком условии объединение приемов будет отвечать принципам судебной этики.
4. «Использование положительных свойств личности». Этот прием вполне нравственно оправдан.
5. «Использование «слабых мест» в психике обвиняемого». Такой прием будет нравственным только в том случае, если обвиняемый вспылит и прогневается на себя, на совершенное им преступление, а не на следователя, который вызвал гнев специально своим недостойным поведением. Этика следователя запрещает ему обращаться к низменным качествам допрашиваемого. Учитывая высказанное замечание, прием в целом следует считать нравственно допустимым.
6. «Допущение легенды». Используя этот прием, следователь дает возможность обвиняемому беспрепятственно создавать свою лживую легенду. Не испытывая сопротивления со стороны следователя, который его выслушивает и фиксирует сказанное, обвиняемый начинает «усердствовать» и так или
ГЛАВА 1. Правовые основы, задачи, принципы и этика предварительного расследования
иначе давать нужную следователю информацию, хотя бы негативного плана. Такой совет не противоречит закону, который гласит: «Следователь выслушивает показания обвиняемого, а затем в случае необходимости задает обвиняемому вопросы» (ст. 150УПК). Прием следует признать допустимым при отсутствии провокации лжи.
7. «Пресечение лжи». Прием, противоположный предыдущему. Он вполне нравственно оправдан и не вызывает каких-либо возражений.
8. «Форсированный темп допроса». Прием допустим, если не связан с психическим насилием.
9. «Замедленный темп» способствует тому, чтобы обвиняемый не уходил в сторону от прямых вопросов. Прием широко применяемый в следственной практике, так как наилучшим образом обеспечивает обстоятельность и точность допроса. Он не вызывает каких-либо возражений.
10. «Инерция». Искусство следователя сводится здесь к умению незаметно переводить допрос из одной сферы в другую, из сферы постороннего разговора в сферу разговора по существу дела. Такие переходы должны делаться довольно часто, чтобы обвиняемый мог «по инерции» проговориться. При этом очень важно правильно определить момент, когда следует коснуться существа дела. Данный прием можно признать нравственным, ибо опора здесь делается на случайную оговорку об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению.
11. «Отвлечение внимания». Данный прием близок к разобранному выше методу формирования у лица ошибочного представления о целях отдельных действий следователя и может быть принят с учетом условия, указанного выше.
12. «Повторность допроса». Этот прием широко применяется в практике и является нравственным.
13. «Выжидание». Прием состоит в том, что между отдельными допросами, также и между различными эпизодами одного и того же допроса, делаются перерывы для того, чтобы за время перерыва в психике обвиняемого произошли определенные изменения (борьба мотивов в пользу раскаяния, «перегорела» ложная версия и т. д.). Этот прием нравственно вполне допустим. Он не содержит ни обмана, ни психического насилия.

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>