ОГЛАВЛЕНИЕ

Гл а в а 44
Расследование преступных посягательств на жизнь, здоровье, честь и достоинство сотрудников правоохронитольных оргонов
81. Особжиности каалификации пржступляний, предуснотржиных статьяжяи 317—310 УК РФ
Преступления, квалифицируемые по ст. 317, 318,319 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; применение насилия в отношении представителя власти; оскорбление представителя власти), имеют немалую специфику. Серьезные проблемы могут возникнуть в связи с разграничением названных составов преступлений и ряда других, в частности, квалифицируемых по ст. 105, III, 12, 115, 116, 119, 130, 213, 277, 295 УК РФ.
Чтобы уяснить методику расследования преступных посягательств на жизнь, здоровье, честь и достоинство сотрудников правоохранительных органов, требуется, прежде всего, четко представлять отличительные признаки этих составов преступлений.
Преступление, предусмотренное ст. 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), является законченным с момента совершения действий, направленных на реализацию умысла лишить жизни названное в статье лицо. Наступления последствия в виде лишения жизни для признания оконченным этого преступления не требуется. Также не будет необходимым и причинение вреда здоровью. Если конкретные действия, направленные на лишение жизни, будут удачным образом пресечены, и не наступит реально никакого вреда, кроме морального, посягательство все равно является совершенным как оконченное преступление.
Для разграничения преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, и преступлений, квалифицируемых по ст. 105 (убийство), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), необходимо разобраться, каков применительно к каждому из преступлений круг лиц, в отношении которых совершается деяние: сознает ли лицо, посягающее на
жизнь представителя определенного органа или его близких, каким является правовой статус такого представителя; связан ли мотив преступных действий с конкретным видом деятельности должностного лица.
Для состава преступления, квалифицируемого по ст. 317 УК РФ, присуще следующее. Посягательство осуществляется на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких. Понятие «близких лиц» не может толковаться широко, хотя оно по объему превышает содержание понятия «близких родственников*. Очевидно^ близкими можно считать, в частности, фактических супругов.
Прокурор, следователь, лицо производящее дознание, также являются представителями правоохранительных органов, могут быть лицами, в отношении которых (или из близких) совершается посягательство, квалифицируемое по ст. 317 УК РФ. Однако посягательство на их жизнь (а также близких) может квалифицироваться и по ст. 295 УК, если деяние связано с деятельностью, сопряженной с отправлением правосудия.
Для понятие «военнослужащие* (применительно к квалификации по ст. 317 УК) нс имеет значение род или вид войск, срочное или сверхсрочное прохождение службы и т. п.
Деятельность сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего должна быть, во-первых, законной. Во-вторых, она должна быть направлена на охрану общественного порядка и общественной безопасности.
Умысел посягающего на жизнь, применительно к составу преступления (ст. 317 УК), формируется под влиянием деятельности по охране общественного порядка и обес^ печению общественной безопасности. И реализуется умысел в процессе такой деятельности (или непосредственно после нее), а также с промежутком во времени — по мотивам мести. Посягательство на жизнь близ-
704 ГЛАВА 44. Расследоеание преступных посягательств на сотрудников правоохранительных органов
ких лиц сотрудников правоохранительных органов или военнослужащих должно происходить также именно в связи с названной выше деятельностью.
Посягательство на жизнь лиц, подпадающих под категорию, названную вот. 317 УК, но по мотивам иным, не охватываемым данной статьей, должно квалифицироваться по другим статьям У К (ст. 105, 295).
Объективная сторона состава преступления, предусмотренного в ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти), выражается в совершении насилия. При этом деяние совершается в отношении представителя власти (или его близких) в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Под насилием понимается физическое воздействие. При этом в отличие, например, от ст. 116 УК. (побои) насильственные действия могут не причинять физическую боль. В частности, насилие может представлять собой удержание, воспрспятствованис передвижению представителя власти в целях создания невозможности для исполнения им своих должностных обязанностей. Физические действия, причиняющие боль, побои, также подпадают под квалификацию по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Угроза применения насилия относится или к вышеуказанным действиям, или к насилию, опасному для жизни и здоровья.
Лицо, совершающее противоправное деяние, должно сознавать, что действует против представителя власти или его близких. В соответствии с примечанием кет. 318 УК РФ «представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохрани-
тельного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости*. Насилие или угроза применения насилия проявляется именно в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей.
Действия квалифицируются по ч. 2 ст. 318 УК, если насилие носит характер опасности для жизни или здоровья в отношении лиц, указанных в ч. 1 этой статьи. Опасным для жизни и здоровья признается насилие с причинением вреда здоровью, вызвавшего хотя бы его кратковременное расстройство или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.
Некоторые особенности следует вьщелить применительно к преступлению, квалифицируемому как оскорбление представителя власти (ст. 319 УК). Само понятие оскорбления содержится вот. 130 УК («унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме*). В конструкции формулировки ст. 319 УК непосредственно указано на необходимый признак публичности оскорбления. Публичность может выражаться, в частности, в использовании средств массовой информации, доведении до сведения общественности определенного смысла иным путем.
Оскорбление, подразумеваемое в данной статье УК, совершается именно в отношении представителя власти. Оно должно быть непосредственно связано с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей или быть в какой-то мере сопряженным с такой деятельностью.
88. Возбуждение уголоаного дела
Применительно к преступлениям, предусмотренным ст. 317, 318, 319 УК, наиболее типичным поводом к возбуждению уголовных дел являются сообщения должностных лиц. Как правило, сами пострадавшие от преступных действий должностные лица рапортом доводят до сведения своего руководства или иных компетентных лиц, обладающих определенными служебными полномочиями, о совершении в отношении них и их близких противоправных действий. Информация, в частности, в регистрационных журналах, книгах (учета информации, учета преступлений).
Могут быть написаны заявления лицами, названными в ст. 317—319 УК, а также их близкими (ст. 317, 318 УК).
Нередки случаи составления протоколов о явке с повинной. В такой ситуации следует рекомендовать составлять протокол, в порядке, предусмотренном ст. Ill УПК РСФСРя прокурору, не только как осуществляющему надзор, но и учитывая положения о подследственности дел (ст. 126 УПК РСФСР). Нецелесообразно, например, производить оформление протокола в органе внутренних дел, если совершено преступле-
& 2. Возбуждение уголовного дела
нис в отношении служащего в нем должностного лица.
Основания для возбуждения уголовного дела — конкретные данные, указывание на преступление. На практике такие данные могут содержаться в ряде рапортов должностных лиц(как пострадавших, так и очевидцев), их объяснениях, заявлениях пострадавших; заявлениях, объяснениях близких; объяснениях иных очевидцев; объяснения лиц, в действиях которых усматривается причастность к совершению преступлений, их заявлениях; в протоколах о явке с повинной и в других материалах.
В случае причинения смерти (ст. 317 УК) данные о криминальных действиях могут быть получены при обнаружении и осмотре трупа с составлением соответствующих протоколов. Безвестное исчезновение человека и, например, объяснения родственников, иных лиц, располагающих важными сведениями, обнаружение улик, подтверждающих реальность причинения смерти, такие в совокупности способны составить данные, являющиеся основанием для возбуждения уголовного дела.
Наиболее желательно, чтобы вопрос о возбуждении уголовного дела решал прокурор или следователь прокуратуры. Случаи, когда уголовное дело возбуждает орган дознания по факту совершения преступного деяния, по которому впоследствии в установленном лор)щкс потерпевшим будет признан сотрудник этого же органа, должны быть сведены, насколько возможно, к минимуму. Заявления, жалобы по поводу необъективности разбирательства могут появиться уже на этой стадии и определенным образом поставить под сомнение собираемые в процессе проведения проверки на основании ст. 109 УПК РСФСР первичные материалы.
Важнейшим моментом в процессе проведения проверки до возбужцения уголовного дела должно являться выяснение всех исходных данных, которые подтверждали бы, что преступные действия были направлены не просто против личности или общественного порядка, но и имели целью нападения, оказания физического воздействия или оскорбления применительно к представителю власти или его близким, входящим в круг лиц, перечисленных в статьях 317, 318,319 УК РФ.
В случае производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела, учитывая специфику составов преступ-
лений, следует обращать, в частности, пристальное внимание на следующее:
не оставлены ли на месте происшествия какие-либо предметы, свидетельствующие о том, что пострадавший находился в форменной одежде (оторванные пуговицы, лоскуты ткани, отдельные волокна, головной убор и
ДР-):
позволяла ли конкретная обстановка (улица, жилой дом и т. п.), где произошло событие, наблюдать кому-либо за совершением преступления, иначе говоря, могли ли быть очевидцы, сумевшие достаточно подробно рассмотреть происходящее);
имеются на ли на месте признаки (следы) применения конкретного вида оружия или средств защиты, в том числе из тех разновидностей арсенала, который находится в правоохранительных органах;
нс имеются ли объекты, которые могут указать на личность нападавшего или подвергнутого нападению, в том числе, не оставались ли такие, как обладающие способностью сохранить потожировые наслоения, запах, микрочастицы, слюну, кровь, другие наслоения, биологические выделения.
Все важнейшие детали, связанные с возможными объектами исследований, не только должны быть надлежаще описаны в протоколе осмотра места происшествия, но и требуемым образом изъяты, упакованы, сохранены.
При осмотре места происшествия, в связи с обнаружением трупа с признаками насильственной смерти, должны быть использованы рекомендации, относящиеся к расследованию дел об убийствах, а также учтены вышеназванные.
Проведение служебной проверки по обстоятельствам применения, в частности, насилия в отношении представителя власти, а также использования при этом сотрудником государственного правоохранительного органа табельного оружия, иных средств, конечно, не подменяет расследование события в этом аспекте, но вместе с тем может служить доказательственным материалом, способно сориентировать лицо, производящее предварительное расследование, на необходимые следственные действия, назначение экспертиз.
При решении вопроса о возбуждении уголовного дела по факту публичного оскорбления представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или
706 ГЛАВА 44. Расследование преступных посягательств на сотрудников правоохранительных органое
в связи с их исполнением, если действия были продемонстрированы в каком-то произведении или содержании было доведено до сведения в средствах массовой информации,
до возбуждения уголовного дела следует принять меры для получения подобного рода материалов и тщательного изучения их содержания.
@3. Первоначальные действия следователя
Если осмотр места происшествия не производился до возбуждения уголовного дела, то он без промедления должен быть осуществлен в самом начале стадии расследования, с учетом особенностей самих деяний и рекомендаций, данных в предыдущем параграфе.
Но поскольку при производстве предварительного расследования появляются участники процесса, признаваемые таковыми в установленном законом порядке, и они обладают определенными правами, располагают информацией о событии преступления, то целесообразно решить вопрос о производстве осмотра места происшествия с потерпевшим, тем более, если он профессионально ориентирован в тех нюансах, которые следует учесть при осмотре. Поэтому такое участие может быть весьма значительным и полезным для изучения местности, обстановки, отыскания следов преступления и изъятия подходящих для исследования объектов.
В случае быстрого установления и обнаружения лиц, причастных к посягательству на жизнь сотрудника правоохранительного органа, совершению насильственных действий в отношении представителя власти, с определением в установленном порядке статуса подозреваемого или обвиняемого и, после требуемых процессуальных мер и допросов последних, при их желании оказать содействие в расследовании, целесообразно произвести с обеспечением реально права на защиту осмотр места происшествия с участием обвиняемого (подозреваемого) в целях сопоставления показаний.
Для эффективного выполнения этой задачи требуется с максимальной достоверностью в словесной форме воссоздать, описать конкретную обстановку, в которой совершилось преступление. В протоколе допроса должны быть отражены такого рода детали, которые позволяют достаточно точно судить об уровне осведомленности, помочь при последующем осмотре зафиксировать те объективные изменения обстановки, предметов, которые удачно служат воссозданию (реконструкции) самого события.
Сопоставительные элементы показания и данных осмотра, без преувеличения, в большой мере способны устранить какие-либо существенные сомнения, появляющиеся улица, производящего расследование, также необходимо учитывать возможность самооговора.
В случае написания ранее лицом, в отношении которого усматривается причастность к совершению преступления, таких документов, как заявление о совершении общественно опасного деяния (нередко пишутся заявления о чистосердечном раскаянии), о явке с повинной, требуется сопоставление в деталях сведений, содержащихся во всех источниках.
Следует отметить, что при расследовании такого рода дел первоочередными действиями являются не только допросы, но и осмотр места происшествия с участием заинтересованных лиц. Это связано с тем, что потерпевшие, например, сотрудники правоохранительных органов, обладающие познаниями в области криминалистики, могут проявить поспешность и произвести своего рода самостоятельный осмотр, обнаружить и изъять не процессуальным путем те предметы, которые особенно желательно зафиксировать на месте при производстве осмотра в регламентированном законом порядке, описать в протоколе следственного действия.
Повышенную активность в целях устранения, уничтожения на месте происшествия возможных улик могут предупредить лица, заинтересованные в сокрытии Преступления. Следователю надлежит крайне осторожно подходить к даче поручений органам доэна-нияо производстве допросов лиц в качестве свидетелей, ибо и служебное положение потерпевшего может предопределять нежелательность участия сотрудников органа дознания в получении важнейшей информации, которая впоследствии, не исключено, может быть поставлена под сомнение с помощью различных ухищрений. Следователь, по возможности, в максимальном объеме призван по такого рода делам самостоятельно получать доказательственную информа-
§ 3. Первоначальные действия следователя
707
цию в целях избежания влияния факторов ее искажения, преувеличения, а также недозволенного воздействия (в том числе посредством угрозы), попыток сгладить, смягчить ситуацию.
К сожалению, на практике недооценивается значение результатов освидетельствования всех проходящих по делу лиц. В частности, следы побоев, телесных повреждений остаются часто не только на теле потерпевших. Нередко нападающие, при оказании им сопротивления, получают не только повреждения одежды, но и травмы тела. На теле могут быть следы, характерные для конкретных ситуаций (применение приемов самообороны и нападения и т. п.). Не следует забывать, что работники правоохранительных, контролирующих органов способны обладать навыками наблюдения, запоминания. Это особенно важно учитывать не только при проведении допроса, но и при решении вопроса о предъявлении лиц, предметов для опознания.
Нередко на практике случаются упущения при составлении протоколов о задержании лиц по подозрению в совершении преступлений на основании ст. 122 УПК РСФСР, сводящие к нулю доказательственное значение протокола. В результате этот документ может иметь лишь регистрационное значение по отношению к факту задержания. В тоже время при надлежащем составлении, в частности, с записью объяснения задержанного лица, протокол способен нести доказательственную информацию.
При необходимости проведение в установленном законом порядке обыска, выем-" ки может, при получении положительных результатов, вооружить следствие важными уликами — объектами, подходящими как для непосредственного изучения следователем (в том числе, для осмотра с участием специалиста), так и для последующих экспертных исследований. Если имеются основания полагать, что лицо, совершившее преступление, завладело оружием, атрибутикой, одеждой, иными специфическими предметами, принадлежащими сотруднику правоохранительного или иного подразумеваемого законом органа, то наряду с поиском требуемых для изъятия объектов необходимо предпринять меры для обнаружения перечисленных вещей профессионального назначения.
В ситуации, когда оскорбление представителя власти выражалось в публично демон-
стрирующемся произведении или средствах массовой информации, следует решить вопрос об изъятии необходимого материала, приобщении его в качестве вещественного доказательства к уголовному делу.
Естественно, выдвижение версий должно происходить своевременно, в начале расследования, с учетом первично добытых материалов, несущих информацию о событии преступления, его характере, лицах, причастных к его совершению, с тщательным анализом улик, позволяющих судить о специфике преступных деяний. По мере приобретения новых, дополнительных фактических данных необходимо вносить коррективы в тактику следствия по делу. При выдвижении версий, связанных с посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа, насилием в отношении представителя власти, надлежит помимо общеметодических рекомендаций, использовать следующие:
1) анализ конкретной деятельности сотрудника правоохранительного и иного органа, предполагаемого в статьях 317,318 УК РФ, непосредственно предшествовавшей событию, связанной с выполнением властно-распорядительных полномочий, с применением правовых требований, в том числе, при обеспечении общественного порядка; выяснение, оценка конфликтной ситуации, которая могла стать поводом для совершения преступления:
2) исследование ранее осуществляющейся должностным лицом деятельности, выражающейся, в частности, в проведении проверок, рейдов, ревизий, иных подобных мероприятий; изобличении в противоправных деяниях определенных лиц; составлении протоколов, актов; задержании (в т. ч. административном) лиц; возбуждении, расследовании уголовных дел; применении других мер, зафиксированных документально;
3) выяснение посредством производства допросов, имели ли место перед совершением преступных действий угрозы, намеки на возможную месть, реальные конфликты с использованием, в частности, информации сослуживцев, близких потерпевшему лиц);
4) оценка характера деяния, с точки зрения его подготовленности, спланированно-сти (например, посягательство с применением огнестрельного оружия, в неслучайно избранном месте, в определенное время);
5) исследование уровня профессиональной подготовки при совершении посягатсль-
708 ГЛАВА 44. Расследование преступных посягательств на сотрудников правоохранительных органое
ства, нападения, отразившегося в способах и методах действий преступника;
6) анализ факторов, которые могли помешать потерпевшему, особенно в случае его гибели, осуществить эффективную самозащиту (выявление «почерка* преступления, характерного для совершения группой лиц);
7) изучение, проверка возможной информации, поступившей, в частности, в правоохранительные органы, о совершении акта насилия по мотивам мести;
8) тщательное изучение возможных личных, бытовых мотивов, нс связанных с исполнением потерпевшим профессионального долга; виктимологичсский анализ поведения, образа жизни потерпевшего.
Несомненно, при неустановлении сразу после преступления лиц, их совершивших, следователь обязан решить вопрос о даче отдельных поручений, направленных на об-
наружение, поиск граждан, так или иначе причастных к преступлению лиц, располагающих важными сведениями о событии. Возможности следователя, сугубо поисковой направленности, весьма ограничены, но должны быть использованы в полной мере, тем более, что он может быть, без преувеличения, тем должностным лицом, которое способно наиболее объективно оценить происшествие. Не менее важно организовать поиск орудий: средств (в том числе вспомогательных), которые использовались при совершении посягательства, нападения. Характер поручений в основном должен предопределяться необходимостью установления, обнаружения лиц, предметов. В случае наличия достаточных данных при отсутствии лица, совершившего преступление, выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого и объявляется в установленном порядке его розыск.
@4. Дальнейшее расследование
Методика дальнейшего расследования должна быть построена на учете ряда обстоятельств, к которым относятся следующие:
1. Уголовные дела о преступлениях, квалифицируемых по ст. 317, 318 УК РФ, могут быть рассмотрены судом присяжных, поэтому собранные в ходе предварительного следствия материалы будут исследоваться и оцениваться присяжными заседателями, часто не имеющими юридического образования, склонными эмоционально воспринимать ряд деталей, имеющих самое существенное значение.
2. Хотя ст. 317, 318, 319 УК РФ нс содержат множественных квалифицирующих признаков, немалое число других обстоятельств должно устанавливаться при расследовании ввиду их прямого влияния на смягчающие или отягчающие обстоятельства в отношении меры наказания.
3. При совершении деяний, с объективными предпосылками для их оценки как преступлений, направленных против сотрудников правоохранительных органов, иных представителей власти, и при последующем установлении в ходе расследования личных мотивов, не связанных со служебной деятельностью потерпевших, возникает несомненная потребность в исследовании обстоятельств,
влияющих на обнаружение квалифицирующих признаков, содержащихся в статьях УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления против личности.
4. Следует иметь в виду, что уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ст. 317—319 УК РФ, наступает с 16-летнего возраста. В случае достижения 14-летнего возраста лицами, совершившими деяния, с объективной стороны подпадающие под признаки составов преступлений, указанных в ст. 317—319 УК РФ, эти действия могут квалифицироваться только по некоторым другим статьям УК РФ. При наличии достаточных оснований (последствия, направленность действий, умысла) эти действия в частности, могут быть квалифицированы как убийство (ст. 105 УК); умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. Ill); умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112); хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213). Поэтому как в случае быстрого установления причастных к преступлению лиц, так и при неустановлении таких лиц, следователь обязан предпринять весь комплекс мер, направленных на расследование обстоятельств, которые имеют квалифицирующее значение для других составов преступлений.
§ 4. Дальнейшее расследование
709
Таким образом, следствие по делам о преступлениях против сотрудников правоохранительных органов, иных представителей власти отягощено необходимостью установлению большого количества обстоятельств, прямо не вытекающих из содержания ст. 317-319 УК РФ.
По делам, связанным с причинением смерти, телесных повреждений решается вопрос о назначении, проведении судебно-биологической экспертизы. В случаях исследования трупов и производства соответствующих судебно-медицинских экспертиз, как правило, после получения заключений по ним, проводятся судебно-биологические экспертизы. Задачей следователя также является предоставление достаточного количества, когда имеются для этого предпосылки, объектов, пригодных для судебно-биологического исследования (соскобы, смывы, предметы одежды, орудия преступлений, полученные образцы и т. п.).
Одновременно следователю, с учетом конкретных данных по делу, надлежит решить вопрос о необходимости производства криминалистической экспертизы по исследованию микрочастиц.
При этом необходимо учитывать, что в ходе производства одного вида экспертизы могут быть утрачены исходных материалы (следы) для другого вида экспертного исследования.
При составлении следователем фототаблиц, которые часто, по техническим причинам, не сразу появляются в материалах дела после проведения осмотра места происшествия, осмотра других объектов, в том числе с участием подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, специалистов, необходимо учесть, что наиболее пригодными и полезными являются снимки, фиксирующие детали. Те же фотоснимки, которые не представляют важной информации для восприятия, а лишь показывают, например, изуродованное тело, обилие крови —способны вызвать лишь эмоциональное восприятие, могут сыграть и отрицательную роль, в частности, при их изучении в судебном заседании присяжными заседателями, так и при принятии решения судьи о недопущении их для обозрения. В случае такого решения могут быть оставлены без внимания фотоснимки, имеющие важное значение. Это же касается и производства видеосъемки во время следственных действий.
Допрос свидетелей, потерпевших, обвиняемых, в условиях очевидного совершения насильственных действий в отношении представителя власти, когда рядом с потерпевшим находились свидетели, должен быть направлен на полное воссоздание обстоятельств происшедшего события. Следует принимать во внимание, что при скоплении i людей на ограниченном пространстве, при заинтересованности определенных лиц в воспрепятствовании обоснованного задержания лица, совершившего противоправные действия, возможно физическое противодействие, а также угрозы в отношении должностных лиц, чему также надлежит дать правовую оценку. Если подобные обстоятельства будут установлены в стадии судебного разбирательства дела, не исключается приняяие судом решения о направлении этого дела на дополнительное расследование ввиду обнаружения новых обстоятельств, отягчающих обвинение.
При нахождении на месте преступления нескольких должностных лиц и при последующем решении следователем вопроса об их правовом статусе надлежит учесть, что в случае причинения им хотя бы морального ущерба, например, угрожая насилием, потерпевшим будет являться не только то лицо, в отношении которого были направлены действия. Потерпевшими следует признать и других лиц, пострадавших морально, их нельзя считать свидетелями и в отношении них также должны быть вынесены постановления о признании потерпевшими.
В случае существенных противоречий в показаниях, в частности, из-за искажения информации свидетелями, желающими защитить обвиняемых или, наоборот, представить законными действия предстДвителей власти, в действительности не соответствовавших правовым нормам, необходимо проведение очных ставок.
При расследовании дел об оскорблении представителя власти необходимо иметь в виду, что при устном произнесении определенных слов, при совершении жестов, иных действий, крайне важно без существенных погрешностей воссоздать то, что было соответствующим образом выражено. Только тогда следователь может дать правильную оценку действиям правонарушителя. Также обязательно требуется разобраться, в чем выражается характер публичности действий, носящих оскорбительное содержание. Дета-
710 ГЛАВА 44. Расследование преступных посягательств на сотрудников правоохранительных органов
лизация действий представителей власти в любом случае крайне важна, так как от этого зависят выводы об их правомерности, непровоцирующем характере, профессионализме, попытках достойным и достаточным образом обеспечить общественный порядок.
Установление в подробностях предпринятых представителем власти мер в момент нападения на него, в ряде случаев способно иметь решающее значение для верной оценки со стороны суда. Профессиональные действия сотрудника правоохранительного органа при отражении опасного для жизни и здоровья нападения вообще могут предотвратить причинение каких-либо телесных повреждений. Отсутствие таких последствий без детального анализа мер самозащиты может обусловить упрощенный подход к выводам со стороны суда. Поэтому целью следователя должно быть обоснование этих данных при формулировании обвинения, ito ранее доказательственные сведения требуется надлежащим образом закрепить при протоколировании.
Нередко выводов судебно-медицинской экспертизы, проведенной в связи с телесными повреждениями, смертью, недостаточно для точного ответа на вопрос о механизме причинения повреждений, применении конкретного орудия, иного предмета при совершении преступления. Возникает необходимость в проведении дополнительной экспертизы для уточнения и дополнения выводов. Существенные результаты может дать также комплексная экспертиза возможного орудия преступления.
Не является крайним исключением потребность в проведении повторной комиссионной экспертизы. Следователю нельзя оставлять неразрешенными до конца, противоречивыми выводы судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти, времени ее наступления, механизме образования телесных повреждений. Следователь самостоятельно или с привлечением специалиста, с соблюдением процессуального порядка, призван исследовать предмет — произвести необходимые замеры, досконально описать
внешние признаки, дефекты и иные следы. Описание объектов при экспертном исследовании не подменяет следственный осмотр. А проблемой в доказывании может стать отсутствие следственного осмотра или некачественное его производство. Кроме того, выявление определенных особенностей, еле" дов при производстве осмотра позволяет следователю по ряду вопросов сразу же найти ответы, а другие поставить на разрешение эксперта.
Насильственные действия в отношении представителя власти нередко предпринимаются при совершении хулиганских действий. Следствие должно разграничить деяния по мотивам, направленности, последствиям.
Только после этого возможна правильная квалификация. Для разграничения важно, прежде всего, при проведении допросов свидетелей, потерпевших выяснить, в чем выражался умысел противоправных действий в их начале и в продолжении, в какой момент преступнику стало понятно (или было понятно изначально), что он проявляет насилие в отношении представителя власти, пресекающего хулиганство. Следует иметь в виду, что грубое нарушение общественного порядка, выражающее явно неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно униччожением или повреждением чужого имущества, в любом случае не охватывается составом преступления в виде применения насилия в отношении представителя власти, а требует отдельной квалификации как хулиганство пост. 213 УК РФ. При расследовании дела о совокупности преступлений, разумеется, должны быть применены методиччские рекомендации, касающиеся других составов преступлений.
На завершающем этапе расследования, когда потерпевшим по делу является лицо, достаточно сведущее в вопросах расследования, например, представитель правоохранительного органа, могущий по прошествии времени дополнить материалы дела важными деталями, не лишне рассмотреть вопрос о производстве дополнительного допроса, других следственных действий.



ОГЛАВЛЕНИЕ