ОГЛАВЛЕНИЕ

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ

ИМ. Е.Р. ДАШКОВОЙ









РЕФЕРАТ

по гражданскому процессу

на тему:


« Принципы гражданского судопроизводства »



Студентка 3 курса группы 132

юридического факультета

Жариковой Евгении Александровны











МОСКВА 1997 г.


СОДЕРЖАНИЕ:

Введение. Понятие и система принципов правосудия.....стр.3

2. Принцип законности..............................................................стр.5

3. Принцип осуществления правосудия только судом..........стр.6

4. Принцип независимости судей............................................стр.8

Принцип осуществления правосудия на началах равенства
всех перед законом и судом...................................................стр.10

Принцип обеспечения каждому права на обращение
в суд за защитой своих интересов..........................................стр.11

7. Принцип презумпции невиновности.................................стр.13

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому
права на защиту.......................................................................стр.15

9. Принцип состязательности и равноправия сторон.........стр.16

10. Принцип гласности разбирательства дела в суде.........стр.18

Принцип обеспечения пользования родным языком
при осуществлении правосудия............................................стр.19

Принцип участия граждан в осуществлении
правосудия...............................................................................стр.21

13. Принцип охраны чести и достоинства личности.........стр.22

Непосредственность и устность судебного разбирательства
при осуществлении правосудия............................................стр.23

15. Библиография...................................................................стр.25


1.Введение. Понятие и система принципов правосудия.
Актуальность ,цели и задачи данного реферата будут определены тем, что мы с неукоснительной настойчивостью будем прослеживать проведение принципов отечественного судопроизводства не только касательно гражданского кодекса, но и всех остальных, касающихся судопроизводства. Особо отметим, что сравнение всегда бывает сверхинтересно и внесет в наш реферат струю свежести и нотку корректной объективности.
В общем виде конституционные принципы правосудия можно рассматривать как закрепленные Конституцией Российской Федерации или вытекающие из ее норм основополагающие правовые идеи, определяющие организацию и деятельность государственных органов, осуществляющих судебную власть. Эти идеи определяют построение судов, их демократизм.
Конституционные принципы правосудия должны быть опосредованы в отраслевом законодательстве, т.е. в федеральных законах о судебной системе и о судах. Но закон о судебной системе и законы об общих судах еще не приняты. Поэтому в 1994-1995 гг. это удалось сделать лишь частично - прежде всего в Законе о Конституционном Суде и конституционном Законе об арбитражных судах. Однако это не вполне реализовано в отношении общих судов (в том числе и военных), хотя определенные изменения и дополнения в действующий Закон о судоустройстве России внесены. В той же части, в какой нормы отраслевого законодательства о судоустройстве, формулирующие принципы правосудия, отстают от конституционных норм, им не соответствуют или противоречат, они не действуют и не могут действовать. На этот счет п. 2 раздела второго действующей Конституции Российской Федерации четко указывает: законы и другие правовые акты, действующие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции 1993 г., применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.
Решая при осуществлении правосудия вопрос о пределах действия того или иного принципа правосудия, необходимо опираться, во-первых, на предписания ч. 1 ст. 15 Конституции, содержащей категорические правила о том, что: а) Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу; б) ее нормы имеют прямое действие на всей территории России; в) законы и другие правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, н е должны противоречить Конституции России.
Вопрос о действии принципов правосудия не может быть решен без учета ч.З ст. 15 Конституции Российской Федерации, провозгласившей составной частью правовой системы России общепризнанные принципы и нормы международного права и международный договоры Российской Федерации. При этом, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Сформулированные в соответствии с господствующими в обществе представлениями о наиболее рациональных и справедливых формах осуществления правосудия, конституционные принципы в своей взаимосвязи образуют систему, ту единую цепь, каждое звено которой характеризуют отдельную сторону или грань правосудия. Рассматривая все звенья этой цепи в единстве, можно уяснить сущность российского правосудия в целом.
Действующая Конституция провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1). Из этого положения вытекают другие конституционные установления: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст. 2). Воплощение этих положений в жизнь означает, что государство и право существуют прежде всего и главным образом для человека, реально отражают потребности членов общества, защищают и оберегают их. Это гуманистическая ориентация Конституции РФ нашла адекватное воплощение и в установленных ею принципах правосудия.
К системе конституционных принципов есть основание отнести принципы: законности; осуществления правосудия только судом; независимости судей; осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом; обеспечения прав граждан на обращение в суд за защитой своих интересов; презумпции невиновности; обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту; состязательности и равноправия сторон; гласности разбирательства дела в суде; обеспечения пользования родным языком при осуществлении правосудия; участия граждан в осуществлении правосудия; охраны чести и достоинства личности; непосредственности и устности судебного разбирательства при осуществлении правосудия.
Действие принципов правосудия проявляется по-разному в различных видах правосудия, осуществляемого в рамках конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. При этом, если в первых трех случаях принципы правосудия действуют в судебных заседаниях, то в четвертом случае (уголовное судопроизводство) принципы действуют не только в судебном разбирательстве, но и на этапах, предшествующих судебному разбирательству, - на дознании и предварительном следствии, хотя степень их действия на разных этапах судопроизводства различна.
Конституционные принципы правосудия в Уголовно-процессуальном кодексе выражены не только в общих положениях, но в значительной степени -также в правовых нормах, регулирующих отдельные стадии и институты. Не все принципы проявляются в одинаковой степени на различных стадиях процесса. Их проявление в каждом случае зависит от ряда обстоятельств: задач, стоящих перед конкретной стадией уголовного процесса; роли различных государственных органов и должностных лиц на определенном этапе процесса; особенностей стадий и институтов; значения деятельности граждан, участвующих в процессе, и др. Наиболее полно все принципы реализуются в стадии судебного разбирательства. В других стадиях они проявляются в меньшей степени, чем в судебном разбирательстве. В стадии предварительного расследования некоторые принципы проявляются в ограниченных пределах или не проявляются совсем.
Специфика реализации принципов в различных стадиях уголовного процесса не означает их разобщенности. Напротив, принципы взаимно связаны. Например, принципы гласности и состязательности, направленные на установление объективной истины в уголовном процессе, не могли бы быть реализованы, если бы уголовный процесс не был построен одновременно на таких демократических началах, как равенство граждан перед законом и судом, обеспечение пользования родным языком при осуществлении правосудия и в ходе судопроизводства. В свою очередь принципы независимости судей и подчинения их только закону, обеспечения обвиняемому и подозреваемому права на защиту представляют собой те основополагающие начала, без осуществления которых нельзя обеспечить достижение объективной истины и, следовательно, обеспечить осуществление правосудия. В то же время необходимо подчеркнуть, что независимость судей в значительной степени зависит и от того, как формируются суды, от кого судьи, присяжные и народные заседатели получают полномочия. Сказанное позволяет сделать вывод, что принципы находятся между собой в органической связи и взаимной обусловленности. Это позволяет говорить о наличии системы принципов правосудия.
2. Принцип законности.
Законность - универсальный правовой принцип, который нашел свое нормативное воплощение в многочисленных статьях действующей Конституции Российской Федерации.
Общие предпосылки законности содержатся уже в ч. 1 ст. 1 Конституции, объявляющей Россию демократическим федеративным правовым государством. Часть 2 ст. 4 категорически устанавливает верховенство Конституции и федеральных законов на всей территории России. Универсальный характер общеправового принципа законности подтверждает ст. 15 Конституции РФ. В Конституции немало других статей, содержащих требования законности или направленных на их обеспечение. Часть из них относится к правосудию.
Действующая Конституция Российской Федерации содержит также ряд норм, направленных на обеспечение законности в сфере судопроизводства и правосудия (ст. 19, 21, 22, 23, 25, п.«о» ст. 71, пп.«б», «к», «л» ст. 72, ст. 76, 118, 120-123 и др.).
Исходные положения принципа законности, выраженные в ч. 2 ст. 15 Конституции, носят универсальный характер и в полной мере относятся к правосудию, хотя их суть выражена в общем требовании ко всем субъектам правоотношений соблюдать Конституцию РФ и законы. К законам относятся федеральные конституционные законы и федеральные законы (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ), Конституции республик в составе России и уставы других субъектов Федерации, а также издаваемые ими законы (пп. «б», «к», «л» ст. 72, ст. 76 Конституции РФ). Деятельность правоохранительных органов, направленная на обеспечение правосудия, регулируется указами Президента, постановлениями Правительства РФ, другими нормативными актами, принятыми в пределах компетенции Российской Федерации и соответственно ее субъектов (ст. 71, 72 Конституции РФ). Указанные нормативные акты принимаются в обеспечение реального действия законов. Поэтому требование их исполнения и соблюдения вписывается в рамки принципа законности.
Заметим, однако, что законы и иные нормативные акты не могут противоречить федеральным законам, принятым в пределах компетенции Федерации. В свою очередь федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (чч. 3 и 5 ст. 76 Конституции).
Правосудие осуществляется в рамках судопроизводства. Поэтому достижение целей правосудия обусловлено четким регулированием общественных отношений процессуальными законами, на которых построено гражданское, административное, арбитражное и уголовное судопроизводство. Вот почему Концепция судебной реформы в Российской Федерации, одобренная 24 октября 1991 г. высшим законодательным органом России, предусматривает обновление судебной системы и уголовного судопроизводства, которое она рассматривает в качестве важнейшего и безальтернативного механизма защиты основных прав и законных интересов граждан в экстремальной ситуации преступного правонарушения.
Наличие добротных законов - это фундамент законности, но еще не законность. Принцип законности в правосудии и судопроизводстве направлен на неуклонное исполнение и соблюдение законов всеми участниками общественных отношений, на обеспечение такого поведения граждан и деятельности государственных органов, которые соответствуют требованиям норм права. В процессуальных кодексах тщательно регламентировано производство всех допустимых законом процессуальных действий и процессуальных решений. При этом участники должны точно соблюдать требования не только процессуального, но и материального (уголовного, гражданского, административного) законов. Требования точного соблюдения и исполнения законов при производстве, в частности, предварительного расследования или в суде адресуется нормами УПК не только субъектам, осуществляющим производство по делу (судье, следователю, прокурору), но и вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства гражданам, их защитникам и представителям, экспертам, специалистам и др.
Законность - не отвлеченный призыв. Ее осуществление при отправлении правосудия обеспечивается системой гарантий, установленных процессуальным законодательством.

3. Принцип осуществления правосудия только судом.
Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией Российской Федерации может осуществлять только суд (ст. 118). Применительно к правосудию по уголовным делам Конституция устанавливает, что лицо может быть признано виновным лишь приговором суда (ст. 49). Статья 13 УПК, находящаяся в соответствии с приведенными конституционными положениями устанавливает, что только суд в своем приговоре может признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть уголовному наказанию. В отношении ключевого положения суда, его исключительной роли в осуществлении правосудия по гражданским делам положения ст. 118 Конституции РФ конкретизируются в соответствующих нормах ГПК и АПК России.
Конституция не только четко определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и устанавливает порядок назначения судей федеральных судов первого и второго звена - Президентом России, а судей высшего звена по его представлению - Советом Федерации Российской Федерации (п. «е» ст. 83, п. «ж» ст. 102). Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией РФ правила о несменяемости и неприкосновенности судей (ст. 121, 122). Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст. 10), но и, как никогда прежде, на высшем законодательном уровне предусмотрела правовые обеспечения независимости судей.
Суду предоставлены исключительные полномочия по осуществлению правосудия потому, что ни один другой государственный орган не обладает такими возможностями, как суд, для принятия решения на основе непосредственного, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбирательства при обеспечении состязательности и равноправия сторон.
В соответствии с нормами УПК в стадии судебного разбирательства находит наиболее полную реализацию вся система принципов судопроизводства и правосудия. В этой стадии уголовного судопроизводства более широкие права, чем на других этапах процесса, предоставлены обвиняемому (подсудимому), его защитнику и законному представителю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Значительным объемом прав пользуются общественные обвинители и общественные защитники. Все это обеспечивает именно суду наибольшие возможности для установления объективной истины и вынесения справедливого приговора. При этом в законе установлено, что приговор суда может быть изменен или отменен только вышестоящим судом по основаниям, перечисленным в уголовно-процессуальном законе.
Сказанное можно дополнить указанием на то, что суд обосновывает свой приговор лишь доказательствами, рассмотренными в судебном разбирательстве (ст. 301 УПК). Таким образом, в своих выводах суд не только не связан мнениями следователя, проводившего предварительное расследование, или прокурора, утвердившего обвинительное заключение и осуществляющего уголовное преследование в судебном разбирательстве, но не связан и доказательствами, собранными на предварительном следствии и представленными суду. В результате судебного разбирательства суд может вынести обвинительный или оправдательный приговор. Обвинительный приговор суд не обязательно выносит по тому обвинению, которое сформулировано в обвинительном заключении. Во-первых, это обвинение суд может изменить до судебного разбирательства. Во-вторых, хотя судебное разбирательство производится лишь по тому обвинению, по которому назначено слушание дела, суд вправе изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 254 УПК).
Приведенные положения показывают, почему суду и только суду закон предоставил право признавать лицо виновным и подвергать уголовному наказанию, т. е. осуществлять правосудие.
4. Принцип независимости судей.
Независимость судей - важнейший принцип правосудия. Не случайно поэтому он получил отражение в законах о судах (ст. 12 Закона о судоустройстве; ст. 6 Закона об арбитражном суде; ст. 5, 13 Закона о Конституционном Суде), в процессуальных кодексах (ст. 16 УПК, ст. 7 ГПК, ст. 5 АПК); Законе о статусе судей (ст. 1, 9, 10). Особо необходимо отметить ст. 120 Конституции РФ, в которой выражена суть принципа независимости судей: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Корректируя в связи с принятием Конституции РФ Закон о статусе судей, законодатель подчеркнул в ст. 1 п. 4 этого закона: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны».
Значение данного принципа правосудия состоит в создании для судей таких условий осуществления их деятельности, при которых они могли бы рассматривать дела и принимать по ним решения на основе Конституции и других федеральных законов, руководствуясь исключительно своим внутренним убеждением. Такая обстановка может быть обеспеченной, если суд огражден от какого-либо воздействия, давления на него со стороны. Только в этом случае может быть реальной самостоятельность судебной власти при осуществлении правосудия, о которой со всей определенностью упоминает ст. 10 Конституции РФ.
Независимость судей является непременным условием отправления правосудия. Независимость - это исключение любого воздействия на судей со стороны других лиц и организаций при рассмотрении судом конкретных дел. При рассмотрении дел суд не связан мнением участников процесса. В каждом случае, принимая решение, суд руководствуется законом, правосознанием, своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела в совокупности.
В числе средств обеспечения независимости судей Закон о статусе судей указывает: а) наличие особой процедуры осуществления правосудия; б) установление под угрозой ответственности запрета на вмешательство кого бы то ни было в деятельность по осуществлению правосудия; в) установление порядка приостановления и прекращения полномочий судьи; г) право судьи на отставку; д) неприкосновенность судьи; е) систему органов судейского сообщества; ж) предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу; з) наличие особой защиты государством не только судьи, но и членов его семьи, а также имущества.
К числу гарантий, кроме перечисленных, следовало бы, на наш взгляд, отнести специальный порядок назначения судей и их несменяемость (п. «е» ст. 83, п. «ж» ст. 102,ч. 1 ст. 121 Конституции РФ; ст. 11 Закона о статусе судей).
Созданием условий, исключающих угрозу независимости извне, поставленная проблема не решается в полной мере. Конечно, существует проблема ограждения суда от влияния со стороны, от посторонних лиц. Но существует опасность влияния или давления на судей со стороны председательствующего или других судей, входящих в судейскую коллегию. Вот почему закон, в особенности при рассмотрении уголовных дел, призван процессуальными средствами решить эту двуединую проблему. В этих целях УПК, в частности, предусматривает постановление приговора в специальном помещении - совещательной комнате. Во время совещания судей в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу; присутствие иных лиц не допускается (ч. 1 ст. 302 УПК). При этом в ходе совещания судей председательствующий (в коллегии присяжных - старшина) подает свой голос последним (ст. 306, 453 УПК).
Правило о тайне совещания относится как к профессиональным судьям, так и к народным и присяжным заседателям (ст. 302, 306, 452, 453 УПК, ст. 11 Закона о судоустройстве РСФСР).
Ограждение суда от проникновения влияния извне еще не решает, как было отмечено, проблемы обеспечения тайны совещания судей. Поэтому закон запрещает судьям разглашать суждения, имевшие место во время совещания (ч. 2 ст. 302 УПК). Соблюдение этих требований обеспечивается тем, что нарушение тайны совещания судей признано обстоятельством, влекущим обязательную отмену приговора (ст. 345 УПК).
Закрепление в законе принципа независимости судей служит осуществлению судами законности, объективному и беспристрастному выполнению задач правосудия.

Принцип осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. В части второй указанной статьи приведенное положение раскрыто и конкретизировано. Его сущность состоит в том, что равенство прав и свобод человека и гражданина гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения в религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям, других обстоятельств.
В указанной интерпретации рассматриваемый общеправовой принцип в полной мере распространяется на правосудие и уголовное судопроизводство, действуя не только в судебном разбирательстве, но и в других стадиях уголовного процесса. Следовательно, равенство граждан распространяется не только на отношения гражданина с судом, но и с лицом, производящим дознание, следователем, прокурором. Процессуальное положение гражданина определяется не имущественными, социальными или иными факторами, а тем, субъектом каких прав он является: гражданским истцом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, защитником, свидетелем и т.п. В границах установленных законом процессуальных прав и обязанностей каждый гражданин, вовлеченный в сферу уголовного судопроизводства, вступает в различные процессуальные отношения, реализуя принадлежащие ему субъективные права и выполняя субъективные обязанности.
Принцип равенства граждан перед законом и судом сочетается с положением о едином суде и единстве права. Положение о едином суде означает, что в государстве нет судов, предоставляющих привилегии определенным лицам либо основанных на дискриминации. Установленная Конституцией и законодательством о судоустройстве судебная система является единой: для всех граждан имеются одни и те же суды. Положение о единстве права также представляет собой одно из требований подлинного демократизма. Оно означает единство законодательства, применение единой системы права в правосудии.
Представляется вполне приемлемым понятие равенства перед законом, данное в учебной литературе, согласно которому равенство перед законом состоит в одинаковом применении положений, закрепленных в законодательстве, ко всем гражданам". При этом имеется в виду наделение их не только соответствующими правами, но и обязанностями с последующим возложением (при наличии оснований) ответственности.
Установленное ст. 19 Конституции России положение о равенстве всехяперед законом и судом базируется на рекомендациях, содержащихся в ст. 7 и 8 Всеобщей декларации прав человека. Статья 8 названной декларации оказала влияние на формулировку не только ст. 19, но и ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту своих прав и свобод. Сопоставляя содержание ст. 19и ст. 46 Конституции, нетрудно заметить между ними связь, так как первая из этих статей провозглашает равенство, а вторая представляет собой важнейшее правовое средство обеспечения того, что устанавливает первая.
Надо признать, что в отступление от общих правил в действующем законодательстве установлен ряд положений, которыми предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей, прокурорских работников и некоторых других должностных лиц. Он преследует цель не установление привилегий для тех или иных лиц, а создание гарантий для успешного осуществления их деятельности (депутатской, судейской и т.п.), ограждения от искусственного создания препятствий к исполнению их служебных обязанностей. В случае привлечения указанных лиц к ответственности они наделяются обычными процессуальными правами того или иного субъекта (обвиняемого, подсудимого и т.п.).
Установление особого порядка возбуждения дела и привлечения к ответственности некоторых категорий должностных лиц было объектом критики в общей печати и даже - предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который, в частности, отметил, что судейская неприкосновенность является исключением из принципа равенства перед законом и судом. Предъявляя к судье и его деятельности высокие требования, государство обязано обеспечить его дополнительными гарантиями.
Принцип осуществления правосудия на началах равенства перед законом и судом действует при осуществлении правосудия не только по уголовным делам, но и по гражданским делам в общих и арбитражных судах. Естественно поэтому, что он нашел отражение не только в УПК (ст. 14), ГПК (ст. 5), АПК (ст. 6), но и в Законе о судоустройстве РСФСР (ст. 5).
6. Принцип обеспечения каждому права на обращение в суд за-защитой своих интересов.
Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации (ст. 46) тем самым подтвердила на высшем законодательном уровне приверженность России общепризнанным международно-правовым стандартам прав человека и гражданина. Развивая установленное ею общее положение о признании общепризнанных принципов и норм международного права (ч.4 ст. 15), Конституция формулирует четкое правовое положение: решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46). Это положение в определенной мере отражено в ГК,ГПК и даже в УПК.
В ст. 22 УПК, в частности, указанный принцип представлен в следующем виде: «Действия и решения суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке заинтересованными гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями». Из приведенного положения видно, что закон не ограничивает круг субъектов права на жалобу только участниками процесса. Число субъектов права на жалобу значительно больше. В этом ст. 22 УПК не противоречит положениям ст. 46 Конституции РФ, на столь высоком уровне обеспечивающей право каждого на жалобу. И все-таки необходимо отметить, что особую заботу законодателя составляет обеспечение в УПК права на обжалование действий и решений лиц, ведущих производство по уголовному делу, именно участниками процесса. Поэтому в числе процессуальных прав участников процесса УПК обязательно указывает это право (ст. 46, 51, 52, 53, 54, 55), а рядом с перечислением субъективных процессуальных прав участников процесса в законе обращено внимание на обязанность государственных органов не только разъяснить указанные права, но обеспечить возможность их осуществления (ст. 58 УПК).
Рассматриваемый принцип в последние годы получил в нормах уголовно-процессуального права существенное развитие. Согласно ст. 11, 220, 220 УПК жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу, а равно на продление срока содержания под стражей могут быть принесены в суд лицами, содержащимися под стражей (подозреваемыми или обвиняемыми), их защитниками или законными представителями. Прежде подобные жалобы на действия и решения органов расследования могли быть поданы только прокурору. Внесенные законом РФ от 23 мая 1992 г. изменения и дополнения в УПК РСФСР предусмотрели возможность принесения указанных жалоб в суд.
Несмотря на введение в УПК правил об обжаловании в суд процессуальных решений, принятых на предварительном следствии и дознании, Конституционный Суд Российской Федерации признал, что отдельные уголовно-процессуальные нормы применяются без учета действия конституционной нормы (ст. 46) о праве на обжалование в суд действий и решений должностных лиц, ответственных за ведение уголовного дела. Имеются в виду решения Конституционного Суда: а) по вопросу признания права гражданина на обжалование в суд постановлений органов расследования о прекращении уголовного дела; б) в отношении признания не соответствующими ст. 46 Конституции РФ положений ст. 220 УПК, ограничивающей круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановлений о применении на предварительном следствии и дознании меры пресечения в виде заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей. Такое право было признано и за лицами, в отношении которых вынесены такие постановления, хотя и не приведены в исполнение. Тем самым решение Конституционного Суда, ориентирующего суды на применение ст. 46
Конституции, способствовало расширению круга лиц, имеющих право в рассматриваемых случаях на жалобу. Такое решение целиком соответствует ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, установившей прямое действие и высшую юридическую силу конституционных норм (в данном случае - норм, содержащихся в ст. 46).
Реализация принципа обжалования действий и решений государственных органов направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Но, обращая внимание суда на допущенные нарушения закона, субъекты права на жалобу способствуют обеспечению законности и установлению истины по делу.

7. Принцип презумпции невиновности.
Принцип презумпции невиновности достаточно четко и полно представлен в ч.1 ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Нельзя сказать, что презумпция невиновности до 1993 г. не была присуща российскому правосудию и уголовному судопроизводству. Она признавалась наукой, судебной практикой. Положения, вытекающие из принципа невиновности, нашли воплощение во многих статьях действующего УПК. В частности, в УПК установлено: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» (ст. 13). С презумпцией невиновности связаны и многие другие положения и требования закона, в том числе:
а) запрещение суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 20 УПК);
б) возложение на государственные органы, ведущие производство по делу, обязанности проводить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела, выявляя при этом обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого (ч. 1 ст. 20 УПК);
в) обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту (ст. 19 УПК);
г) установление правила, согласно которому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК);
д) констатация в законе требования о недопустимости вынесения судом обвинительного приговора на основе предположений и возможности его постановления лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ч. 2 ст. 309 УПК).
Приведенные положения закона не в полной мере показывают влияние презумпции невиновности на формирование уголовно-процессуального права, но и они дают достаточно четкое представление о том, что презумпция невиновности.
Высший судебный орган страны аналогичную конституционной формулу презумпции невиновности дал еще в июне 1978 г.
Приведенные (как и другие) положения применяются в ходе предварительного следствия, дознания и, конечно, в суде. Тем не менее надо признать, что становление презумпции невиновности как конституционного принципа уголовного процесса имеет важное значение не только в юридическом, но и в этическом отношениях. Установление в Конституции России формулы презумпции невиновности как объективного правового положения не только имеет важнейшее значение для следственной и судейской практики, но и оказывает позитивное влияние на законотворческий процесс.
Принцип презумпции невиновности может стать реальным фактором правосудия, если уголовно-процессуальный закон предусматривает необходимые предпосылки действия принципа обеспечения обвиняемому (подозреваемому) права на защиту, а также соблюдения требований закона о полноте, объективности и всесторонности исследования доказательств на предварительном следствии (дознании) и в суде. Даже факты предъявления следователем лицу обвинения и утверждения прокурором обвинительного заключения не означают признания обвиняемого преступником, хотя надо допустить, что следователь и прокурор, подписывая указанные документы, убеждены в виновности лица. В противном случае они нарушают требования закона (ст. 4, 143, 144, 200, 201, 205 УПК). Но субъективное убеждение следователя и прокурора не порождает и не может порождать тех негативных для обвиняемого последствий, которые влечет признание подсудимого виновным от имени государства приговором суда, с вступлением его в законную силу обретающим общеобязательную силу закона. Лишь один орган в государстве наделен правом признать лицо виновным - суд, являющийся по Конституции РФ носителем судебной власти (ст. 10). Это происходит и потому, что среди органов уголовной юстиции суд имеет лучшие предпосылки к исследованию обстоятельств дела в условиях гласности, устности, непосредственности и состязательности.
Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена приговором суда виновность лица в совершении преступления.
Конституция РФ предусматривает два положения, вытекающих из презумпции невиновности:
а) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции);
б) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции).
Оба положения распространяются на предварительное расследование (следствие, дознание), на прокурора, суд первой и вышестоящих инстанций.
8. Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.
Обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту как принцип правосудия и уголовного судопроизводства опирается на конституционные и уголовно-процессуальные нормы. При этом необходимо заметить, что действующая Конституция России в отличие от ее предшественников не ограничивается декларированием этого принципа, не довольствуется общим указанием на право каждого защищать законными средствами свои права и свободы (ст. 45). В ст. 48 Конституции указывается о гарантировании каждому права на получение юридической помощи, в том числе и бесплатной, в случаях, установленных законом. А в части второй этой статьи определяется момент вступления защитника в уголовный процесс. Конституционная нормативная база для осуществления защиты по уголовному делу содержится во многих нормах Конституции (см. ст. 45-51), которые или учтены в действующих нормах УПК или учитываются на практике при их применении.
Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту складывается из процессуальных средств, которые реально предоставлены в ходе производства по делу указанным субъектам уголовного процесса для защиты своих интересов от подозрения или обвинения.
Право обвиняемого (подсудимого) на защиту представляет собой совокупность субъективных процессуальных средств, используя которые, он может противостоять выдвинутому против него обвинению: знать, в чем он обвиняется; оспаривать участие в совершении преступления; опровергать обвинительные доказательства; настаивать на изменении обвинения; представлять доказательства смягчения его ответственности; защищать другие законные интересы.
Модификация ст. 52 УПК способствовала существенному расширению права подозреваемого на защиту. Среди субъективных прав подозреваемого прежде всего названо право знать, в чем он подозревается. Важность такого решения трудно переоценить: не зная этого, лицо не может защищаться от подозрения (как и обвиняемый - от обвинения). Для того чтобы осуществлять защиту, ст. 52 УПК предусмотрено, что подозреваемый вправе: давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и др.
Необходимо также отметить, что согласно ст. 48 Конституции РФ обвиняемому и подозреваемому гарантирована квалифицированная юридическая помощь.
Действующий уголовно-процессуальный закон обязывает лиц, ответственных за ведение дела, не только разъяснять процессуальные права участникам процесса, но и обеспечить возможность их осуществления (ст. 58 УПК). Но применительно к подозреваемому и обвиняемому законодатель этим не ограничился, а специально обязал обеспечить им право на защиту (ст. 19).
Одним из важнейших факторов обеспечения права на защиту названных субъектов уголовного процесса является допуск защитника с ранних этапов предварительного расследования: защитника обвиняемого - с момента предъявления обвинения; защитника подозреваемого - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 1 ст. 47 УПК).
Появление защитника на стороне подозреваемого означает не просто усиление средств защиты последнего. Оно также означает появление в ходе уголовного судопроизводства нового субъекта - защитника подозреваемого в совершении преступления.
Устанавливая в УПК случаи обязательного участия защитника (ст. 49), законодатель предусмотрел четыре таких случая на предварительном следствии и дознании, из них в трех случаях - с момента объявления протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу по делам: а) несовершеннолетних;
б) немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять право на защиту; в) лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. В перечисленных трех случаях, а также по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за совершение которых возможно применение смертной казни, обязательное участие защитника на стороне обвиняемого предусмотрено с момента предъявления обвинения. В судебном разбирательстве, кроме названных, предусмотрены другие случаи обязательного участия защитника: а) в случае участия государственного или общественного обвинителя; б) если имеет защитника хотя бы один из подсудимых, между интересами которых есть противоречия; в) при рассмотрении дел судом присяжных (пп. 1,6 ст. 49, ст. 426 УПК).
Если в указанных случаях защитник не приглашен обвиняемым или подозреваемым, их законными представителями или другими лицами, следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, суд обязаны обеспечить участие защитника.
Подозреваемый, обвиняемый, их защитники наделены широкими правами (ст. 46, 51, 52 УПК) в целях обеспечения их права на защиту, но реализуются они неодинаково в разных стадиях уголовного процесса.
9. Принцип состязательности и равноправия сторон.
Конституцией Российской Федерации провозглашен принцип состязательности судопроизводства при осуществлении правосудия (ч. 3 ст. 123). Сущность этого принципа состоит в том, что при осуществлении правосудия по уголовным делам судебное разбирательство построено таким образом, что функцию обвинения осуществляет одна сторона (прокурор, общественный обвинитель, потерпевший), функцию защиты - другая сторона (защитник, подсудимый, законный представитель подсудимого). Соответственно в гражданском процессе противоборствующие стороны представляют гражданский истец, его представитель, а также гражданский ответчик (представитель гражданского ответчика). Знаменательно, что стороны при состязательном порядке судопроизводства равноправны, что подчеркивается в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Функция же разрешения дела (уголовного, гражданского) принадлежит суду.
Некоторые процессуалисты ошибочно считают, что ст. 123 Конституции распространяет действие принципа состязательности не только на рассмотрение дел в судах, но и «...на все производство, то есть и на стадию предварительного расследования». Во-первых, уголовный процесс состоит не из двух, а из восьми стадий. Во-вторых, нельзя произвольно интерпретировать положения ч. 3 ст. 123 Конституции РФ безотносительно к тому, что содержится в частях 1, 2 и 4 этой статьи (а в них речь идет о судебном разбирательстве). В-третьих, при анализе ст. 123 Конституции необходимо иметь в виду, что она помещена в главе седьмой, которая посвящена судебной власти. С учетом высказанных соображений можно сделать вывод, что ст. 123 Конституции состязательность и равноправие сторон, как и самое наличие сторон, предусматривает применительно к стадии судебного разбирательства.
Необходимо иметь в виду, что конституционное положение о равноправии сторон при осуществлении правосудия имеет чисто процессуальный аспект. Стороны не вообще равноправны, а имеют равные процессуальные права при отстаивании перед судом своих позиций. Они имеют одинаковую возможность использовать допустимые процессуальные средства обоснования своих позиций: по обвинению (уголовному преследованию) и защите; по поддержанию гражданского иска и возражений против него. Суд при состязательном построении судебного разбирательства обязан обеспечить сторонам условия для реализации их процессуальных прав, он следит за законностью действий сторон, своими действиями способствует установлению истины по делу.
Идея состязательности и равноправия сторон четко выражена в ст. 6 Закона об арбитражных судах (1995 г.), в ст. 7 АПК РФ (1995 г.). Нашел этот принцип отражение и в действующих ГПК и УПК России.
Наиболее ярко регулирование принципа состязательности представлено в нормах десятого раздела УПК (ст. 426, 428, 429, 430 и др.), которыми предусмотрено, что при осуществлении правосудия судом присяжных обеспечивается не только процессуальное равенство сторон (при предварительном слушании дела и в судебном разбирательстве), но и обязательное участие защитника и государственного обвинителя. Законодатель идет дальше, установив, что в случае полного или ччстичного отказа прокурора от обвинения на предварительном слушании судья прекращает дело полностью или в соответствующей части. Отказ прокурора от обвинения в стадии судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны потерпевшего влечет прекращение дела полностью или в соответствующей части (ч. 2 ст. 430 УПК).
Приведенные и некоторые другие положения десятого раздела УПК свидетельствуют о том, что в суде присяжных принцип состязательности действует в большей степени, чем при общем порядке рассмотрения дела в суде первой инстанции. Но из этого не вытекает, что состязательность в уголовном процессе Российской Федерации появилась лишь в 1993 г., с введением суда присяжных. Такую позицию нельзя признать правильной, так как и при общем порядке судопроизводства принцип состязательности действовал и действует, включая в себя: равные права сторон по представлению суду доказательств, участию в исследовании доказательств, заявлению ходатайств и отводов, отстаиванию своих позиций и т.п. (ст. 245, 248-250, 295, 296 и т.д.). Для реализации этих возможностей субъекты уголовного процесса наделены широкими процессуальными правами (ст. 46-51, 53, 54, 55 и т.д.) при установлении категорического запрета перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 20 УПК). При этом функции сторон четко отделены от функции суда, разрешающего дело. Не случайно поэтому состязательность как принцип уголовного процесса последовательно признавался в общетеоретических работах по уголовному процессу". Более того, оценивалась как глубоко ошибочная даже попытка отвергать состязательность в российской уголовном процессе. Наличие состязательности констатировалось и в учебной литературе по уголовному процессу", признавалось судебной практикой

10. Принцип гласности разбирательства дела в суде.

Конституцией Российской Федерации установлено: «Разбирательство дела во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом» (ч. 1 ст. 123). Заметим, что, во-первых, принцип гласности устанавливается для всех судов, т. е. и общих, и военных, и арбитражных, причем при рассмотрении как уголовных, так и гражданских дел. Во-вторых, принцип гласности Конституция рассматривает в качестве правила, а закрытое судебное разбирательство - как изъятие из этого правила, причем только в случаях, предусмотренных федеральным законом.
Базируясь на положениях Конституции РФ, АПК РФ (1995 г.) не ограничился провозглашением принципа гласности разбирательства дел, но и конкретизировал конституционные нормы применительно к арбитражному процессу. В ст. 9 АПК установлено, что разбирательство дел в арбитражном суде открытое. Слушание же дела в закрытом заседании предусмотрено: а) в случаях, предусмотренных федеральным законом о государственной тайне; б) при удовлетворении судом ходатайства участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой и иной тайны; в) в других случаях, предусмотренных федеральным законом.
Специальная норма о гласности судебного разбирательства имеется и в УПК (ст. 18), которая вполне соответствует приведенным положениям Конституции РФ. Но ее формулировка отличается от той, которая представлена в АПК РФ. Оговорив общее правило об открытом разбирательстве дел, законодатель жестко отметил, что данное правило действует за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны (ч. 1 ст. 18). Наряду со столь категорическим ограничением гласности законодатель допустил возможность слушания дела в закрытом судебном разбирательстве по мотивированному определению суда или постановлению судьи: а) по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста; б) по делам о половых преступлениях; в) по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц.
Гласность судебного разбирательства - один из показателей демократизма судопроизводства. Такой порядок обеспечивает гражданам право присутствовать в зале судебного заседания, следить за ходом производства по делу, распространять сведения об увиденном и услышанном в судебном заседании в средствах массовой информации или другим доступным им способом. Тем самым осуществляется одна из форм контроля народа за деятельностью судебной власти.
При рассмотрении уголовных дел в силу принципа гласности все процессуальные действия в судебном разбирательстве совершаются «при открытых дверях», за исключением совещания судей при постановлении приговора или вынесении некоторых определений (ст. 261 и 302 УПК). В судебном заседании вправе присутствовать все желающие, кроме лиц в возрасте до 16 лет, не являющихся участниками процесса - обвиняемыми, потерпевшими, свидетелями (ст. 262 УПК).
Принцип гласности тесно связан с другими принципами правосудия и судопроизводства. С одной стороны, гласность является важнейшим средством реализации таких принципов правосудия, как состязательность и равноправие сторон, обеспечение обвиняемому (подсудимому) права на защиту. С другой стороны, гласность не может быть реализована вне действия таких принципов правосудия и судопроизводства, как устность, непосредственность, обеспечение пользования родным языком при осуществлении правосудия.
Осуществление принципа гласности обеспечивает воспитательное значение судопроизводства, повышение авторитета судебной власти и правосудия, соблюдение действующих законов.
Гласность правосудия имеет много общего с гласностью в обществе вообще. Но гласности судопроизводств присуща специфическая особенность - она представляет собой нормативное установление, несоблюдение которого представляет собой грубейшее нарушение закона.
II. Принцип обеспечения пользования родным языком при осуществлении правосудия.
Язык, на котором ведется судопроизводство, определяют ст. 13 Закона о судоустройстве, ст. 17 УПК. В соответствии с ними судопроизводство ведется на русском языке или на языке республики в составе России, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности. При этом участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, выступать на суде, заявлять ходатайства на родном или другом избранном лицом языке. Указанные положения действуют с учетом ч. 2 ст. 26 Конституции РФ, которая закрепила право каждого на пользование родным языком и свободный выбор языка общения.
В соответствии с ч. 3 ст. 17 УПК следственные и судебные документы вручаются обвиняемому (подсудимому) в переводе на родной язык или на другой язык, которым он владеет. Правовому положению переводчика посвящена в УПК специальная статья (ст. 57). Его участие в ходе уголовного судопроизводства и при осуществлении правосудия по уголовным делам определено уголовно-процессуальным законом (ст. 134, 269 УПК).
Необеспечение обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда Российской Федерации отнес к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Не менее четко Верховный Суд определил свою позицию по поводу неблагоприятных
процессуальных последствий в случае нарушения при осуществлении правосудия права лица на пользование родным языком.
Несколько иначе формулирует правила о языке судопроизводства АПК РФ (1995 г.). В ч. 1 ст. 8 установлено, что судопроизводство в арбитражном суде ведется на русском языке. Учитывая конституционные положения о праве каждого пользоваться родным языком, в ч. 2 указанной статьи установлено, что участвующим в деле лицам, которые не владеют русским языком, обеспечивается право полного ознакомления с материалами дела, участия в судебных действиях через переводчика и право выступать в арбитражном суде на родном языке.
Принцип обеспечения каждому пользования родным языком при осуществлении правосудия выражает демократизм действующего законодательства и государства и определяет решение таких важных вопросов, как доступность суда для населения, обеспечение возможности осуществления прав участниками процесса. Если процесс ведется на языке, непонятном населению данной местности, нарушается и затрудняется связь суда с населением, а также ослабляется или вообще не достигается воспитательное назначение судебного разбирательства; участвующие в процессе лица не могут реализовать предоставленные им законом процессуальные права, активно способствовать осуществлению правосудия.
О том, насколько важно знание языка судопроизводства, показывает новое, установленное в ходе судебной реформы правило, согласно которому обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве на стороне лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, допускается с момента объявления подозреваемому протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения (ст. 47,49 УПК).
12. Принцип участия граждан в осуществлении правосудия.
Участие граждан в осуществлении правосудия реализуется на практике в различных формах. Предпочтительным представляется в первую группу выделить формы участия граждан (представителей народа) непосредственно в осуществлении правосудия. Ко второй группе следует отнести опосредованные формы участия граждан в деятельности по осуществлению правосудия (и судопроизводства).
Исходной правовой базой для непосредственного участия граждан в отправлении правосудия являются ч. 5 ст. 32 Конституции Российской Федерации, ст. 10-12, 24,69-75,80-87 Закона о судоустройстве РСФСР.
Конституция (ч. 5 ст. 32) устанавливает: «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия». Закон о судоустройстве, российские УПК и ГПК конкретизируют это общее положение. На основе указанных нормативных актов можно сделать вывод, что такое участие осуществляется в судах общей юрисдикции (в том числе и военных судах) при осуществлении правосудия по уголовным и гражданским делам в случаях, предусмотренных УПК и ГПК. При этом присяжные заседатели участвуют лишь по уголовным делам, притом на уровне областных и им соответствующих судов.
Народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются всеми правами судьи. Они, как и профессиональные судьи, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. Приговоры по уголовным делам и решения по гражданским делам народные заседатели постановляют совместно с профессиональным судьей в условиях соблюдения тайны совещания. Все вопросы (включая вопросы вины, ответственности и наказания) решаются простым большинством голосов, причем председательствующий (профессиональный судья) подаст свой голос последним.
Избираются народные заседатели районных (городских) народных судов на собраниях граждан по месту работы или жительства открытым голосованием сроком на два с половиной года.
Присяжные заседатели (в отличие от народных заседателей), не имеют равных и одинаковых прав с судьей при отправлении правосудия. В суде присяжных разделены полномочия в решении вопросов уголовного дела между коллегией присяжных заседателей и профессиональным судьей (председательствующим). Коллегия присяжных выносит вердикт, т. е. решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого (ст. 454 УПК). Присяжные могут вынести обвинительный или оправдательный вердикт. Вынося обвинительный вердикт, коллегия присяжных заседателей отвечает на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения (ст. 448, 454 УПК). Судья же в суде присяжных выносит приговор (обвинительный или оправдательный). При наличии обвинительного вердикта присяжных судья выносит обвинительный приговор с назначением или без назначения наказания. Не во всех случаях обвинительный вердикт влечет обязательно вынесение обвинительного приговора (ч. 5 ст. 459, п. 5 ч. 1 ст. 461 УПК). Однако при всех условиях вопросы наказания судья решает единолично.
В отличие от народных заседателей присяжные не избираются. Коллегия присяжных заседателей, рассматривающих дело в суде, образуется путем жеребьевки в составе двенадцати комплектных присяжных заседателей и двух запасных (ст. 440 УПК).
К опосредованным формам участия граждан в деятельности по осуществлению и обеспечению правосудия следует отнести все другие допущенные законом разновидности и способы их (граждан) участия, кроме непосредственного отправления правосудия (в качестве народных и присяжных заседателей).
Принцип участия граждан (населения, общественности) закреплен во многих статьях Уголовно-процессуального кодекса. В частности: а) ст. 250 предусматривает участие в судебном разбирательстве общественных обвинителей и общественных защитников; б) ст. 108 рассматривает в качестве повода к возбуждению уголовного дела заявления и письма граждан; в) ст. 7-10, 234, 259 допускают возможность прекращения уголовного дела или отказ в его возбуждении в связи с применением мер общественного воздействия; г) ст. 89, 94-95 допускают личное и общественное поручительство в качестве мер пресечения; д) ст. 128 предусматривает широкое использование органами расследования помощи общественности в расследовании преступлений; е) ст. 363, 364, 369, 370 предусматривают решение некоторых вопросов исполнения приговора по ходатайствам общественных организаций и коллективов трудящихся; ж) ст. 135 регламентирует участие граждан в качестве понятых для удостоверения факта, содержания и результатов следственных действий.
Действующий уголовно-процессуальный кодекс допускает при осуществлении правосудия участие в судопроизводстве граждан в качестве защитника подсудимого (ч. 5 ст. 47). Наконец, нельзя не назвать такого массового участия граждан в судопроизводстве, как дача показаний в качестве свидетелей.

13. Принцип охраны чести и достоинства личности.
Впервые в нашей стране именно в Конституции получила полное нормативное воплощение идея охраны чести и достоинства личности (ст. 21, 23, 24). Во-первых, Конституция установила, что достоинство личности охраняется государством, при этом в ст. 21 специально подчеркнуто: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Во-вторых, на конституционном уровне сформулировано соответствующее международным стандартам положение о праве каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей жизни и доброго имени. Конституция не ограничилась констатацией права каждого человека на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений. Она подчеркнула, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). В-третьих, Конституцией установлено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24).
Необходимо подчеркнуть, что перечисленные конституционные положения имеют отношение к судопроизводству и осуществлению правосудия по уголовным делам и гражданским делам, входят в предмет деятельности судебной власти. Но их значение выходит за пределы судопроизводства и деятельности суда.
Следует отметить, что в действующем законе и до принятия Конституции 1993 г. были некоторые нормы, направленные на защиту чести и достоинства личности. Например, в УПК издавна существуют правила: о возбуждении и дальнейшем движении производства по уголовному делу с учетом воли потерпевшего (ст. 27 УПК); о запрещении унижать честь и достоинство граждан при проведении освидетельствования (ст. 181 УПК) и следственного эксперимента (ст. 183 УПК). Для предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц закон допускает проведение закрытых заседаний суда (ч. 2 ст. 18 УПК), а также считает допустимым ограничение гласности при проведении предварительного расследования (ст. 139 УПК). Действующий УПК также наделяет следователя правом при проведении следственных действий предупреждать участвующих в них лиц о недопустимости без его согласия разглашения данных предварительного следствия. УПК возлагает на следователя обязанность принимать меры, чтобы не получили оглашения выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лиц, в помещениях, принадлежащих которым, были проведены соответствующие действия (ч. 5 ст. 170).
Эти и другие положения в настоящее время подлежат применению в ходе производства по уголовным делам с учетом норм действующей Конституции России. На строгое соблюдение требований основного закона Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание судов в связи с тем, что на них Конституцией возложено исключительное право разрешать на предварительном следствии и дознании ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных, телеграфных и иных сообщений.
14. Непосредственность и устность судебного разбирательства при осуществлении правосудия.
С принципами состязательности и гласности судебного разбирательства связано действие принципов устности и непосредственности. Хотя два последних принципа непосредственно не зафиксированы в Конституции РФ, было бы правомерным отнести их к числу конституционных принципов правосудия. В литературе правильно было отмечено, что принципы могут быть выведены из Конституции, так как установление гласности судебного разбирательства предполагает устную форму судоговорения и непосредственное восприятие судом доказательств. Заметим, что с того времени, когда об этом писалось, произошли существенные изменения в подходах к формированию конституционного законодательства. Как было показано выше, в Конституции РФ зафиксирован не только принцип гласности, но также состязательности судебного разбирательства при равенстве прав сторон. Реализовать их вне условий устности и непосредственности практически невозможно. Устность и непосредственность судебного разбирательства - это элементарный инструментарий осуществления гласности и состязательности при осуществлении правосудия.
Хорошо известно, что исследуемые по уголовному или гражданскому делам факты - это всегда отражение событий прошлого. Эти факты могут быть исследованы путем непосредственного восприятия следователем лишь в строго определенных и предусмотренных законом случаях (при проведении осмотров, следственных экспериментов, предъявлений для опознания лиц или предметов и др.) Возможности судьи и суда в этой части еще более ограничены. Большинство сведений о фактах, имеющих отношение к предмету доказывания, суд и участвующие в суде стороны могут получить из перечисленных в законе источников доказательств: показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и др. В силу принципа непосредственности выводы в приговоре суд обязан делать на основе доказательств, исследованных самим судом в судебном заседании (ст. 240 УПК). Это означает, что лишь при наличии особых обстоятельств допускается замена допроса подсудимого, свидетеля или другого лица оглашением протоколов ранее данных ими показаний (ст. 281, 286). При этом исследование доказательств производится судом в полном составе. Нельзя, например, одному из судей поручить осмотр места происшествия (ст. 293 УПК).
Устность судебного разбирательства состоит в том, что доказательства должны быть восприняты судом устно и устно обсуждаться участниками процесса. Устность при рассмотрении дел присуща судам всех инстанций. Для связи участников судебного разбирательства друг с другом и с судом характерна устная форма судопроизводства, наряду с которой письменное оформление отдельных процессуальных действий (путем составления протоколов, определений, вынесения приговоров) способствует их точной фиксации и позволяет вышестоящему суду проверить законность и обоснованность конечного вывода суда, а также ранее произведенных процессуальных действий.
Усиление в деятельности суда по осуществлению правосудия принципов гласности, состязательности, обеспечения подсудимому права на защиту повышает роль устности и непосредственности как звеньев единой системы конституционных принципов правосудия и судопроизводства.

Библиография:

1. ВВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.
2. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С.7.
3. Федеральный закон РФ № 91-ФЗ от 21 июня 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» (СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399).
4. Российская газета. 1996. №52. 19 марта.
5.ВВС РФ. 1992. № 25. Ст. 1389.
6. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. (Российская газета. 1995. № 230. 28 ноября).
7. Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. 1995. С. 159).
8. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. - М., 1995.
9. Проблемы судебного права. // Подред. В.М. Савицкого. - М., 1993. С. 164-168.
10. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М., 1971. С. 99-115.
11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (ВВС РФ. 1996. № 1.).
12. Петрухин И.Л. Система конституционных принципов правосудия // Советское государство и право. 1981. №5.









ОГЛАВЛЕНИЕ