ОГЛАВЛЕНИЕ

Гражданско-процессуальная обязанность и ее роль в реализации правовой политики
№ 1
05.01.1998
Бабаков В.А.
Круг вопросов, связанных с поиском оптимальных путей решения многообразных проблем разработки, возложения и реализации юридических, в частности гражданских процессуальных, обязанностей является одним из приоритетных направлений современной российской юриспруденции и юридической науки. Их решение, по сути, предопределяет ответы на следующие вопросы: 1) об активности суда в правосудии; 2) о следственном или состязательном началах в природе гражданского судопроизводства; 3) о процессуальном положении (прежде всего, юридически заинтересованных) лиц при судебном разбирательстве дела; 3) наконец, о законности, справедливости и убедительности самого судебного решения.
Эти вопросы достаточно сложны, и ответы на них будут различными в зависимости от того, на основе каких принципов конструируется механизм судебной власти и в какой форме данные принципы реализуются в гражданском судопроизводстве.
Объем компетенции и уровень авторитарности, властности суда неуклонно расширяются, что отвечает и общей тенденции формирования правового общества и государства, и идее создания сильной и независимой судебной власти, призванной в первую очередь защищать интересы, права и свободы человека и гражданина. Укажем при этом на безусловный характер таких общепризнанных регуляторов, как связанность правосудия волей законодателя и недопустимость отступления в процессе от гражданской процессуальной формы, что не отделимо как от базовых принципов организации правосудия, так и от принципов, определяющих собственно процессуальную деятельность.
Центральное место во всей совокупности юридических обязанностей (можно говорить о системе гражданских процессуальных обязанностей как правилах поведения субъектов процессуальных отношений), несомненно, занимают процессуальные обязанности суда.
Суд, прежде всего, обязан справедливо и своевременно рассматривать споры о праве и иные юридические вопросы (дела об установлении юридических фактов и т. п.). Далее, в процессе рассмотрения и разрешения гражданских дел судьи выполняют разнообразные обязанности, вытекающие из гражданско-процессуальной формы и направленные на движение процесса. Наконец, суд выполняет обязанности, вытекающие из реализации процессуальных прав самими участниками судопроизводства.
Принципиальная схема обязанностей суда может быть классифицирована следующим образом. 1) Обязанности функциональной направленности: обусловленные требованиями гражданской процессуальной формы (процессуальной деятельности) или связанные с разрешением конкретных вопросов судебной деятельности (правоприменения). 2) Обязанности, определяемые субъектной направленностью, адресностью по отношению к лицам, связанным с судом: по отношению к истцу, ответчику, эксперту и т. д. вплоть до лиц, присутствующих в зале судебного заседания (здесь можно особо выделить группы обязанностей но отношению к лицам, участвующим в деле, к лицам, имеющим юридическую заинтересованность в деле, и таковой не имеющим). Обязанности суда как объекта правоприменительной деятельности.
Строго говоря, сами по себе процессуальные обязанности, суда в том числе, существуют десятки веков, отшлифовываясь со временем. Но всегда существовала проблема их наиболее рационального объема и структуры с точки зрения эффективности правосудия, его справедливости и быстроты осуществления.
В законе часто говорится: суд «вправе», суд «может», но «вправе» ли только? Ведь с точки зрения правосудия суд просто обязан, например, вынести решение, которым удовлетворяются требования истца, если существует иск и он доказан. Анализ норм гражданского процессуального законодательства показывает, что гражданская процессуальная форма оставляет суду только обязанности. И если суд имеет широкие властные полномочия, то они даются исключительно для их реализации в рамках и интересах закона. Правом как свободой выбора при отсутствии жесткой детерминации суд наделяется исключительно для разрешения ситуации, когда таковая не может прогнозироваться однозначно. Точное и неукоснительное исполнение правового предписания не может зависеть от воли и желания судей.
Новеллы гражданского процессуального законодательства направлены, с одной стороны, на развитие идеи сильной судебной власти, с другой — на усиление диспозитивных и состязательных начал гражданского судопроизводства, исходя из объективной потребности усиления режима законности в сфере гражданской юрисдикции.
В зависимости от объема и структуры обязанностей судопроизводство может строиться на следственном или состязательном началах. В римском праве, например, возложение обязанности рассматривалось как бремя, в связи с чем обязанность доказывания с суда была снята и возложена на стороны. Наука гражданского процесса свидетельствует, что в императивно-диспозитивном методе гражданского процессуального регулирования, где властные отношения, определяемые регулирующей ролью суда, сочетаются со свободой и равноправием заинтересованных лиц, предпочтение отдается второму началу.
Однако для того, чтобы состязательность действительно «работала», целесообразно, как свидетельствует практика, активизировать два следующих аспекта обязанностей суда: 1) оказание действенной помощи стороне, которая в силу объективных причин не может равноправно состязаться (например, не в состоянии оплатить экспертизу), и 2) неукоснительное привлечение к гражданской процессуальной ответственности, чтобы обеспечить поддержание режима законности (в связи с этим нуждается в корректировке сам механизм процессуальных санкций, в частности судебных штрафов, и исполнения решений).
Наконец, нельзя не обратить внимание на весьма важный вопрос о соотношении прав и обязанностей суда и других участников процесса, который всегда дискуссионен уже потому, что суд в гражданских процессуальных отношениях выступает и непосредственным субъектом этих отношений, и властным органом государства, призванным обеспечить правосудие; субъективные правомочия суда одновременно и управомочивают, и обязывают суд к соответствующему поведению. Оппонируя мнениям некоторых процессуалистов, отметим, что закон возлагает на суд определенные обязанности и перед государством, и перед другими участниками процесса. И исполнение их в достаточной степени обеспечено мерами государственного принуждения. Кстати, если суд не сумел реализовать свое право по отношению к другим участникам судопроизводства, это означает, что он не выполнил и своей обязанности по осуществлению правосудия.
В заключение в связи с предложенной принципиальной схемой обязанностей суда подчеркнем следующее. Если суд дает судебное поручение или передает дело в другой суд (например, по основаниям, указанным в ст. 51 или ст. 122 ГПК РСФСР), последний обязан его принять или оспорить в вышестоящий суд. Этот пример хорошо иллюстрирует, что правоприменение авторитарно: если суд применяет норму права, следствием выступает обязанность, подлежащая исполнению субъектом-адресатом, в том числе и другим судом.
* Аспирант Саратовской государственной академии права.



ОГЛАВЛЕНИЕ