ОГЛАВЛЕНИЕ

Особенности регионов России и проблемы законодательной политики: Философско-правовой аспект
№ 1
05.01.1998
Шульженко С.Т.
Одной из существеннейших причин усиления и сохранения на высоком уровне центробежных тенденций в бывшем СССР и нынешней Российской Федерации является недостаток учета Центром специфики положения в регионах. Ни одно государство мира не имеет такого многообразия регионов, различных в географическом, демографическом, национальном и других отношениях, но законодательство не учитывает этого разнообразия.
Ученые спорят: к какому типу цивилизаций — «западному» или «восточному» — относить Россию? Однако многие регионы страны представляют уникальное единство обоих типов. Ярким примером этого является Саратовская область. Сам Саратов и два-три районных центра выглядят оазисами европеизированной жизни, которой соответствуют определенный уклад, образ мышления, отношение к миру, понимание свободы. Но вокруг них расположены огромные, слабозаселенные и слабо связанные с центрами пространства, которые не в состоянии развиваться вне целенаправленного централизованного вмешательства, с чрезвычайным напряжением сосредоточивающего и распределяющего финансовые и материально-технические ресурсы. Именно объективная необходимость такого централизованного вмешательства государства является существенной характеристикой «азиатского способа производства». Но какой должна быть правовая база для проведения подобного рода хозяйственной политики в регионах с точки зрения соотношения законодательных функций Федерации и ее субъектов?
Законодательные прерогативы Центра и субъектов Федерации должны в качестве частей составлять единое целое. Но эти части, естественно, не равновелики. Федеральное законодательство — более крупное и емкое образование, основой которого является общегосударственная идеология, закрепленная в Основном Законе. Как часть целого законодательство субъекта Федерации не может противоречить сущности целого, а должно нести в себе, с одной стороны, его основные сущностные характеристики, с другой — характеристики, в чем-то отличающие данную часть от других частей. Это особенное, во-первых, определяет качественное своеобразие именно данной части, а во-вторых, по своей природе должно быть объективным. Субъективизм, волюнтаризм делают особенное противоречащим общему. Тогда часть и целое функционально не совпадают и не составляют единства. Часть является закономерным элементом структуры, тогда как отсутствие какого-либо элемента или его качественное противоречие целому разрушают это целое. Из такого понимания соотношения федерального законодательства и законодательства регионов вытекает необходимое требование их иерархии, т. е. отношение субординации.
Игнорирование этой логики, поспешность в разграничении полномочий республик и Центра явились одной из существенных причин усиления центробежных тенденций и распада бывшего СССР, не прекращающихся до сих пор межнациональных войн. Казалось бы, выдвинутый тезис: «Пусть субъекты берут столько суверенитета, сколько смогут проглотить» знаменовал наступление свободы. В нем, хотя и не в явной форме, содержится идея неодинаковости регионов, ведь единая для всех мера суверенитета не предлагалась. Не было предложено и вразумительного обоснования тезиса, что стимулировало «парад суверенитетов», военное противостояние, межнациональные войны: народы воюют за право самим устанавливать меру своего суверенитета; воюют против той меры, которую устанавливает, но не обосновывает Центр. Однако и местные политические лидеры не могут предложить достаточно обоснованной концепции регионального суверенитета, поэтому некоторые из них устанавливают максимальную меру суверенитета, т. е. выдвигают требование полной независимости.
История государственности знакома с подобного рода ситуациями и опытом их решения. Победа Севера в Гражданской войне 1861 — 1865 гг., воссоединение и последующее развитие США доказали, что какими бы ни были различия регионов, они более успешно развиваются именно в единстве. А целостность этого государства обеспечивается глубоко проработанным, теоретически обоснованным, обеспеченным надлежащим механизмом реализации разделением функций федерального законодательства и законодательства штатов.
Таким образом, анализ проблемы соотношения федерального законодательства и специфических, внутренних особенностей состояния субъектов Федерации показывает, что разделение законодательных полномочий Центра и регионов является уже не столько возможным, сколько необходимым условием сохранения единого и сильного Российского государства. Однако направления, методы и способы такого разделения нуждаются в глубоком и многостороннем анализе специалистов из самых разных областей как науки, так и практики. Идея «Соединенных Штатов России», следовательно, не является беспочвенной.
* Кандидат философских наук, доцент Саратовской государственной академии права.



ОГЛАВЛЕНИЕ