ОГЛАВЛЕНИЕ

Состязательность уголовного судопроизводства и предварительное расследование
№ 1
05.01.1998
Гришин А.И.
Одно из направлений Концепции судебной реформы в Российской Федерации состоит в придании уголовному судопроизводству состязательного характера. В ст. 123 Конституции РФ отмечается, что «судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Это имеет основополагающее значение для всей системы уголовного судопроизводства России: состязательность уголовного процесса получила статус конституционного принципа.
Однако важно осуществлять научную разработку положений принципа состязательности, «правовую экспертизу» его действия на различных этапах уголовно-процессуальной деятельности.
Некоторые процессуалисты полагают, что ст. 123 Конституции РФ распространяет действие принципа состязательности не только на рассмотрение дел в судах, но и «на все производство, т. е. и на стадию предварительного расследования».1 В. Воскресенский и Ю. Кореневский предлагают учитывать, что действие этого принципа может быть неодинаковым на разных стадиях уголовного процесса.2
Состязательность и на стадии предварительного расследования предполагает наличие трех субъектов: обвинения, защиты и органа, разрешающего дело. По мнению В. Воскресенского и Ю. Кореневского, органом, разрешающим дело на стадии предварительного расследования, мог бы быть, например, следственный судья, как во многих странах Западной Европы. Обвинительная функция при этом осуществлялась бы прокурором и следственным подразделением, функция защиты — подследственным и его защитником. Отсутствие в уголовном процессе России института следственных судей или аналогичной ему процессуальной фигуры, по мнению названных авторов, существенно ограничивает, но не исключает реализацию принципа состязательности на этой стадии уголовного процесса.
В. Воскресенский и Ю. Кореневский считают нецелесообразным отнесение следователя к стороне обвинения, так как это приведет к парадоксальной ситуации, когда обвиняемый вынужден «состязаться» со следователем, принимающим по делу важные процессуальные решения и обладающим властными полномочиями в отношении самого обвиняемого. Так называемое параллельное следствие, проводимое защитником с помощью частных детективных служб, вряд ли может быть в данной ситуации гарантией прав обвиняемого. Очевидна порочность идеи, в соответствии с которой одновременно будут производиться два расследования, направленные, по существу, против друг друга (одно официальное — «обвинителя», другое частное — «защиты»).
По нашему мнению, бесспорна позиция авторов о неприемлемости проведения частными лицами, да еще заинтересованными в исходе дела, таких процессуальных действий, как обыск, выемка, предъявление для опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, даже в присутствии «наблюдателя», «лично не заинтересованного в уголовном деле сотрудника органа дознания». Эти и другие следственные действия в правовом государстве должны осуществляться специально уполномоченными на то должностными лицами при наличии надежных процессуальных гарантий достоверности полученных доказательств.
В. Воскресенский и Ю. Кореневский полагают, что на стадии предварительного расследования состязательность может проявляться лишь в отдельных элементах, а именно: во-первых, в судебном контроле или санкционировании прокурором некоторых актов следователя, связанных с применением мер принуждения, и, во-вторых, в участии защитника на этой стадии в рамках, установленных законом.3
Представляется, что принцип состязательности на стадии предварительного расследования следует рассматривать шире, основываясь при этом на процессуальном положении следователя и прокурора, а также на сущности прокурорского надзора. Необходимо иметь в виду, что деятельность следователя не может составлять функцию обвинения в чистом виде. Ведь согласно закону он обязан вести расследование объективно, собирать как обвинительные, так и оправдательные доказательства. В связи с этим при наличии соответствующих оснований следователь принимает решение о прекращении уголовного дела, т. е., по существу, выполняет функцию разрешения дела. B.C. Шадрин считает даже, что деятельность следователя может рассматриваться как делегированная судом функция разрешения дела в пределах ее исследовательской части.4
Прокурор в соответствии с законодательством осуществляет функцию прокурорского надзора за соблюдением законов органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. На стадии предварительного расследования прокурор, по существу, является органом, разрешающим уголовное дело, несмотря на процессуальную самостоятельность следователя. Более того, осуществляя надзор за соблюдением законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия, прокурор автоматически лишается полномочий по реализации функций обвинения. В противном случае его надзорная деятельность утратит свое значение, так как нелогично говорить об объективности надзора одновременно с осуществлением функции обвинения.
Осуществляя надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, прокурор в силу своих полномочий проверяет уголовные дела, отменяет незаконные и необоснованные постановления следователя, дает ему письменные указания, санкционирует производство соответствующих следственных действий, продлевает сроки расследования, возвращает при необходимости уголовные дела в органы расследования для производства дополнительного расследования, может отстранять следователя от дальнейшего ведения дела в случаях, предусмотренных законом, дает согласие на прекращение уголовных дел, рассматривает жалобы на действия следователя и т. д. Эти полномочия прокурора позволяют относить его к органам, причастным к принятию в ряде случаев решений по существу уголовного дела.
Функция обвинения, невольно осуществляемая следователем, имеет место до утверждения прокурором обвинительного заключения по поступившему к нему уголовному делу. С момента утверждения обвинительного заключения функция обвинения переходит к прокурору. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод о том, что и на стадии предварительного расследования действуют стороны, обеспечивающие состязательность уголовного процесса, и принцип состязательности играет важную роль в установлении истины по уголовному делу, в исследовании других обстоятельств совершенного преступления.
Состязательность на стадии предварительного расследования в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства проявляется в следующем: в судебном контроле за законностью и обоснованностью задержания подозреваемого и избрания меры пресечения в виде содержания под стражей; в обжаловании в суд или прокуратуру незаконных, по мнению обжалующего, действий и решений органа, осуществляющего расследование; в возможности заявления ходатайств о получении дополнительных доказательств, которые являются обязательными для удовлетворения органом расследования; в правах обвиняемого в связи с назначением и производством экспертиз; в юридической ответственности, вплоть до уголовной, должностных лиц органов расследования, виновных в незаконных действиях в связи с производством по уголовному делу; в других процессуальных гарантиях, направленных на обеспечение прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого.
Таким образом, принцип состязательности и равноправия сторон, по нашему мнению, реализуется не только в процессе судебного разбирательства, но и на стадии предварительного расследования. В то же время в уголовно-процессуальном законодательстве должны быть нормы, четко определяющие стороны уголовного судопроизводства на стадии предварительного расследования, регламентирующие их процессуальное положение и обеспечивающие права личности в уголовном процессе.
* Кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры Саратовской Высшей школы МВД России.
1 Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М., 1995. С.29.
2 Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. №7. С. 9.
3 Подробнее см.: Там же. С. 9—10.
4 Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4. С. 102



ОГЛАВЛЕНИЕ