ОГЛАВЛЕНИЕ

Новая конституция Болгарии
№ 1
01.01.1992
Игнатенко Г.В.
13 июля 1991 г. в день опубликования в «Государственной газете», вступила в салу Конституция Республики Болгария, принятая Седьмым Великим Народным Собранием,1 что означало отмену Конституции Республики Болгария (до 1990 года — Народной Республики Болгария) от 18 мая 1971 г. Два десятилетия тому назад мне довелось быть свидетелем торжества болгарского народа, одобрившего на референдуме верховный закон. Тогда невольно создавалось ощущение едва ли не вечности конституционных устоев. Однако жизнь внесла существенные коррективы во все сферы болгарского общества, вызвав ощутимые перемены в политической системе, социально-экономических отношениях, гражданских чувствах и действиях. Стала необходимой реформа правовой системы. Надо отдать должное болгарским законодателям и специалистам в области конституционного права: они избежали постигшего нас и затянувшегося на несколько лет «капитального ремонта» Конституции 1977г., бесчисленных и бесплановых экспериментов с конституционным организмом. В числе первых в восточноевропейском регионе болгарские коллеги разработали концепцию и составили текст нового основного закона, получившего необходимое большинство голосов народных представителей.
Конституция Республики Болгария состоит из краткой преамбулы и десяти глав, включающих 169 статей, а также имеет особый раздел «Переходные и заключительные постановления». Структуру Конституции можно охарактеризовать как традиционную; только место прежних первых глав, посвященных общественно-политическому и общественно-экономическому устройству, занимает глава первая «Основные начала». Богатой по нормативному содержанию является глава вторая «Основные права и обязанности граждан»; в ее 37 статьях, большинство которых имеют несколько пунктов, получили закрепление все важнейшие компоненты правового положения личности. В шести главах (с третьей по восьмую) объединены нормы, регламентирующие формирование, статус, компетенцию и порядок деятельности органов государства. Предусмотренная новой Конституцией государственная структура отличается значительными новеллами: наряду с привычными Народным Собранием и Советом Министров, недавно учрежденным институтом Президента республики, появляется Конституционный суд, осуществляется заметная реорганизация судебной власти, получает конституционное закрепление реформа местного самоуправления и управления, формулируются правила созыва и функционирования возрожденного Великого Народного Собрания.
Определение Республики Болгария как правового государства (ст. 4) сопровождается столь необходимыми для реализации этой формулы положениями о Конституции как верховном законе и о непосредственном действии конституционных предписаний, а также о преимущественной силе международных договоров Республики Болгария по сравнению с нормами внутреннего законодательства, которые им противоречат. Примененная здесь же трактовка ратифицированных и вступивших в силу международных договоров как части внутреннего права страны не безупречна поскольку международные договоры являются источниками особой правовой системы— международного права, а их осуществление в сфере внутригосударственных отношений неравнозначно трансформации в национальное право.
Конституция воплощает концепцию гражданского общества, декларирует политический плюрализм как принцип политической жизни республики; на этом принципе основаны нормы о политических партиях (в частности, о том, что ни одна политическая партия, как и идеология, не может объявляться или утверждаться как государственная— п. 2 ст. 11). Соответственно традиционная конституционная формула равенства граждан перед законом запрещает отныне какие-либо ограничения прав или привилегии, основанные на убеждениях и политической принадлежности (п. 2 ст. 6).
Качественные изменения претерпели конституционные положения об экономической Системе, которая основана на свободной хозяйственной инициативе и на двух формах собственности — частной и общественной; разновидностью последней является государственная собственность, ее статусу и объектам посвящена ст. 18, в одном из пунктов которой зафиксированы суверенные права государства на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне.
Конституция презюмирует сохранение национального и государственного единства Болгарии, провозглашая ее территориальную целостность неприкосновенной. В связи с этим в п. 1 ст. 2 выражен категорический императив: в Республике Болгария как едином государстве с местным самоуправлением не допускаются автономные территориальные образования. Что же касается возможных изменений государственной территории, то это отнесено к исключительной компетенции Великого Народного Собрания; именно оно решает вопрос об изменении территории Республики Болгария и ратифицирует международные договоры, предусматривающие такие изменения (ст. 158); Народное Собрание полномочно в данной сфере ратифицировать договоры, которые предусматривают лишь уточнение республиканской границы (п. 1 ст. 85).
Отмеченная выше нормативная насыщенность главы об основных правах и обязанностях граждан привлекает внимание, в частности, благодаря тому, что при формулировании конституционных норм были оптимально использованы предписания международных пактов о правах человека, причем не в виде обшей декларации о соответствии таких норм международным стандартам, а в качестве органических компонентов конкретных правовых решений, включая в необходимых случаях международно-признанные условия предоставления и осуществления определенных прав и свобод, а также допустимые ограничения.
В главах, посвященных органам государства, особо важны три характерных момента. Во-первых, соотношение Народного Собрания и Великого Народного Собрания, имея в виду прерогативы последнего применительно к принятию Конституции и изменению отдельных ее статей, а также специфические аспекты его избрания и деятельности. Во-вторых, сочетание местного самоуправления в общинах, имеющих выборные органы и институты непосредственной демократии, и централизованного управления в областях. В-третьих, оригинальная конструкция судебной власти, охватывающей не только систему судов во главе с Верховным кассационным судом и Верховным административным судом, но и прокуратуру и следственные органы, а также своего рода координирующий орган — Высший судебный совет (в этом контексте следует толковать и нормы о действиях судебной власти в главе о правах и обязанностях граждан).
Конституция Республики Болгария представляет интерес не только для государствоведов или теоретиков права. В двух ее главах — второй («Основные права и обязанности граждан») и шестой («Судебная власть») — немало норм, которые привлекут внимание специалистов уголовного права, уголовного процесса, гражданского права, трудового права, а также такой дисциплины, как (пользуюсь старым наименованием) организация суда и прокуратуры. В новой Конституции предложена весьма, оригинальная конструкция судебной власти, охватывающей не только систему судов, но и прокуратуру и следственные органы.
В заключение несколько замечаний относительно перевода болгарского текста на русский язык. Стремление к бережному обращению с национальной терминологией обусловило во многих случаях отказ от соблазна использовать более привычные для нашего восприятия слова и словосочетания, если это не осложняло понимание соответствующих формулировок. И все же некоторые «вольности» в переводе можно обнаружить. Так, в п. 4 ст. 25 слово «предаден» переведено не буквально: «передан», а принятым в нашем правовом лексиконе словом «выдан», поскольку у нас сохраняются терминологические различия между выдачей для привлечения к уголовной ответственности и передачей осужденных для отбывания наказания в государстве своего гражданства; в болгарском праве существует для обеих ситуаций единый термин: «предаване».2 В п. 1 ст. 42 и п. 1 ст. 65 слова «с исключение на поставените под запрещение» («не е поставен под запрещение») пришлось перевести принятым у нас словосочетанием: «за исключением находящихся под опекой» («не находится под опекой»). В Конституции (прежде всего в главе пятой) применяются традиционные болгарские термины: «Министерски съвет» и «министьр-председател». Однако в нашей официальной терминологии и научной литературе переводы болгарских источников воспроизводят укоренившиеся наименования: «Совет Министров» и «председатель Совета Министров». Так сделано и в публикуемом конституционном тексте.
Доктор юридических наук, профессор Свердловского юридического института.
1 Държавен вестник, № 56 от 13 юли 1991 г.
2 См.: Наказателно-процесуален кодекс. София, 1982 (разделы II т III главы 22, с. 170—172).



ОГЛАВЛЕНИЕ