ОГЛАВЛЕНИЕ

Возродить институт патроната детей
№ 2
05.03.1990
Короткова Л.П.
1 млн. 100 тыс. детей в нашей стране живут и воспитываются государством в детских интернатах и учреждениях. Сиротство такого масштаба мы знали лишь в страшные годы войны и голода.1 Вот почему как никогда актуальна проблема воспитания осиротевших детей в семейной обстановке, ведь именно в семье формируется характер человека. По советскому законодательству существует два вида устройства детей, лишившихся родительского попечения: передача их на полное государственное обеспечение в детское учреждение либо в семью на усыновление и опеку.
В постановлении Совета Министров СССР от 17 августа 1988 г. № 1022 «О создании детских домов семейного типа» закреплена новая форма воспитания детей-сирот.2 Она значительно расширяет возможности для активного участия граждан в воспитании осиротевших детей, обеспечивает более полное сочетание общественных, коллективных и семейных форм воспитания, благоприятные условия жизни и гармоничного развития детей, создает обстановку, максимально приближающую ребенка к здоровой нравственно-психологической атмосфере семьи. В состав детских домов семейного типа включаются детские городки для семей, воспитывающих не менее 10 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также отдельные семьи, воспитывающие не менее 5 таких детей. Родители-воспитатели здесь получают вознаграждение, приобретают трудовой стаж. Но необходимо создать благоприятные условия и для воспитания в семьях, как принявших от одного до четырех детей-сирот, так и желающих участвовать в воспитании сирот, находящихся в детских домах общего типа.
При усыновлении детей-сирот и передаче их в семью граждане добровольно и сознательно принимают на себя все родительские права и обязанности. Усыновленные дети приравниваются к родным со всеми предусмотренными в законе последствиями.
По-иному складываются отношения при устройстве детей, лишившихся родительской заботы, в чужую семью на опеку (попечительство). Принимая на себя заботу и обязанности по воспитанию чужих детей, опекуны не приобретают каких-либо преимуществ. У них нет уверенности в том, что их поддержат материально и морально, да и будет ли на их стороне общественное мнение.
Воспитание детей — ответственный, сложный, каждодневный труд. Относительно оценки и экономических стимулов этого труда при опеке и попечительстве семейное законодательство предусматривает: обязанности по опеке и попечительству выполняются безвозмездно (ст. 126 КоБС РСФСР, соответствующие статьи КоБС других союзных республик). Осуществление гражданином опекунских функций расценивается как почетный долг.3 Если содержание ребенка в детском учреждении обходится государству в 250 руб. ежемесячно, то за опеку до недавнего времени не платили вообще ничего. Даже установленное в 1985 г. денежное пособие в размере 30 руб. реально получают сегодня лишь 10% граждан, осуществляющих опеку.4 Часто опекуны и попечители расходуют на содержание подопечных и свои личные средства: не будучи юридически обязанными, они рассматривают это как моральный долг.5
В то же время юридическая ответственность опекунов за ненадлежащее воспитание детей более строгая, чем ответственность родителей. Так, за уклонение от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей родители могут быть лишены родительских прав (ст. 59 КоБС РСФСР), а к уголовной ответственности они привлекаются лишь за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание детей (ст. 122 УК РСФСР, соответствующие статьи УК, других союзных республик). Опекуны в случае использования опеки в корыстных целях или оставления подопечных детей без надзора и необходимой помощи помимо освобождения от выполнения своих обязанностей (ст. 138 КоБС) несут и уголовную ответственность (ст. 124 УК РСФСР). Как видим, исполнение гражданином почетного долга по воспитанию в своей семье чужих детей — по обеспечению надзора, заботы и материальной помощи — поддерживается не экономическими, а административными способами, угрозой уголовного наказания.
Общественное же мнение нередко настроено против опекунов, подозревая их не в доброте и милосердии, а в использовании опеки в корыстных побуждениях. Например, пенсионерку, взявшую в разное время под опеку пятерых детей из детдома и несколько лет проживавшую с ними на свою пенсию, односельчане пытались всерьез обвинить в том, что берет детей она якобы для наживы6; семью, имевшую своих троих детей и принявшую на воспитание четверых детей-племянниц, оставшихся сиротами, работники райисполкома необоснованно заподозрили в поползновениях получить большую квартиру.7 При таких обстоятельствах и самим подопечным неуютно в чужой семье, чувствуют они себя в ней нахлебниками. Тем самым и для детей при опеке не всегда обеспечивается здоровая семейная обстановка.
В конечном счете все это сдерживает граждан принимать в свои семьи чужих детей на опеку. Значит, нужны и другие, более гибкие способы и формы устройства детей-сирот в чужие семьи. Такой формой, а точнее, разновидностью устройства детей в семьи, должен стать институт патроната. Этот вид правовой охраны детства имеет две особенности. Во-первых, ребенок передается на воспитание в чужую семью на основании договора патронирования, заключаемого на добровольных началах. Во-вторых, патронатный воспитатель получает определенное вознаграждение и признается опекуном (попечителем) своего воспитанника.8
Когда-то патронат в нашей стране играл важную роль в семейном воспитании детей-сирот. Институт патроната регулировался специальными нормативными актами, например в РСФСР были приняты постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936 г.,9 Инструкция Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР и НКЮ РСФСР, утвержденная СНК РСФСР 8 апреля 1943 г.10
Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье и действующие семейные кодексы большинства союзных республик не предусматривают возможность передачи ребенка по договору патроната. Договоры о патронате, заключенные в этих союзных республиках до принятия новых кодексов о браке и семье, признавались действительными до истечения установленного в них срока.11 Лишь семейные кодексы Латвийской и Узбекской ССР сохранили патронат. Какова бы ни была мотивировка отказа от патроната в застойные годы, сейчас ясно, что на данном этапе развития советского общества патронат может стать действенной формой устройства детей в семьи. Именно в этой форме оживут традиции советских людей воспитывать сирот всем миром, полнее будут защищены интересы осиротевших. Патронат должен занять свое место в качестве самостоятельной формы устройства осиротевших детей на семейное воспитание наряду с детскими домами семейного типа и передачей сирот в семьи на опеку или усыновление.
Определенную пользу может принести опыт некоторых европейских государств. Восприняли же мы, создавая детские дома семейного типа, опыт других стран, в частности Чехословакии, где подобные дома появились уже пятнадцать лет назад.12 В конце семидесятых годов в Чехословакии было введено и патронатное воспитание. Практика показала, что этот известный, но забытый институт семейного права стал широко применяться в жизни.13
В последнее время в советской юридической литературе также высказаны мнения в поддержку возрождения патроната, но в виде безвозмездного договора патронирования и с дроблением срока его действия. При этом одни авторы считают, что договор патронирования необходим только в отношении детей в возрасте до трех лет и что экономические стимулы патронирования не нужны ни близким родственникам ребенка, ни посторонним для него гражданам.14 Другие полагают, что потребность в экономическом стимулировании приемных родителей отпала, безвозмездный договор патроната следовало бы заключать на определенный срок, по истечении которого и нежелании его продолжить патронируемого устраивать в детское воспитательное учреждение как любого иного ребенка, потерявшего семью.15
С подобными предложениями согласиться нельзя. Во-первых, по договору на какой-то срок ребенок после потери родной семьи снова и заранее будет обречен на утрату и вновь приобретенной семьи, чем допускается причинение ребенку повторной моральной травмы. Во-вторых, если семья при воспитании пятерых и более детей-сирот приобретает статус штатных родителей-воспитателей и получает полное материальное обеспечение, то несправедливо не предоставлять никакого вознаграждения семьям, воспитывающим одного, двоих, а то и четверых таких же сирот. И ребенок окажется в худшем положении, чем при опеке без определения срока, а воспитатели будут осуществлять ту же самую безвозмездную опеку, но под иным названием. Договор патронирования должен в полной мере отразить юридическую природу патроната.
Поскольку социальная задача выравнивания условий для воспитания детей16 относится ко всем союзным республикам, институт патроната необходимо закрепить в Основах законодательства о браке и семье, дополнив ст. 26 отдельной частью. В заголовок этой статьи «Опека и попечительство» следует включить и «Патронат». Сторонами по договору патронирования должны быть граждане-воспитатели и органы опеки и попечительства.
В законодательном разрешении нуждается и вопрос о посильном участии семей в воспитании детей-сирот, находящихся в детских домах общего типа. Многие граждане, не имея возможности осуществлять все заботы по воспитанию ребенка, желают брать в свои семьи воспитанников детских домов и школ-интернатов на воскресные, праздничные дни, каникулы, навещать их, стремятся устранить изолированность их от внешнего мира и помочь им за несколько лет приспособиться к будущей самостоятельной семейной жизни.
Лишь в отдельных случаях эта категория семей встречает взаимопонимание и смогла принять участие в семейном воспитании детдомовцев. Но как? Или при поддержке профсоюзных органов под видом шефства,17 или самодеятельно при любезном одолжении со стороны администрации детского учреждения.18 Обычно же великодушная инициатива таких семей отвергается единственно по мотиву: «не положено», т. е. из-за отсутствия закона.19 В результате активность населения вместо поощрения просто подавляется, а сироты не могут получить семейное воспитание, хотя бы частичное.
Достичь единства и сочетания общественного и семейного воспитания осиротевших детей поможет опять же патронат, но не в полном, а в ограниченном виде. Регламентация взаимоотношений между гражданами и детскими учреждениями в данных случаях позволит создать условия для осуществления семейного воспитания многих детдомовцев, а в перспективе охватить весь контингент воспитанников детских домов и школ-интернатов. Правовую норму о возможности патронирования детдомовцев в ограниченном объеме желательно включить также в ст. 26 Основ в виде самостоятельной части. Сторонами по договору патронирования детдомовцев должны стать граждане и непосредственно детские учреждения (как законные опекуны и попечители своих воспитанников).
Все основные положения о патронате следует закрепить в семейных кодексах союзных республик. Законодательное регулирование патроната в его полном объеме для воспитанников в семьях и в неполном объеме в отношении воспитанников детских домов и школ-интернатов позволит создать целостную систему семейного воспитания сирот, объединить усилия граждан, общественности и государственных органов по обеспечению семейного воспитания всех осиротевших и брошенных детей.
* Кандидат юридических наук, доцент Черниговского педагогического института,
1 Кто их защитит? Народные депутаты СССР от СДФ настаивают: необходим закон о правах ребенка! (Стат. данные) //Семья. 1989. № 25. С. 1.
2 СП СССР. 1988. Отдел первый. № 30. Ст. 85.
3 Матвеев Г. К. Советское семейное право: Учебник. М., 1985. С. 201.
4 Полозов Г. Такой ли нужен прецедент?//Литературная газета. 1988, 24 авг.
5 Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР/Под ред. Н. А. Осетрова. М., 1982. С. 215.
6 Николаева В. Урок доброты // Известия. 1986. 24 дек.
7 Клева А. Чужие дети//Там же. 1984. 17 авг.
8 Юридический энциклопедический словарь / Отв. ред. А. Я. Сухарев. М., 1987. С. 311.
9 О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся //СУ РСФСР. 1936. № 9. Ст. 49.
10 О патронировании, опеке и усыновлении детей, оставшихся без родителей / СП РСФСР. 1943. № 3. Ст. 24.
11 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1969. № 43. Ст. 1290.
12 Музыря А. Работаем родителями // Неделя. 1988. № 6. С. 14—15.
13 Семейное право зарубежных европейских социалистических стран / Под ред. В. П. Грибанова и А. М. Беляковой, М., 1979. С. 323—324.
14 Нечаева А. М. Правовая охрана детства в СССР. М., 1987. С. 65.
15 Право и защита семьи государством / Е. Г. Азарова, Ю. А. Королев, Е. В. Кулагина и др. М., 1987. С. 45.
16 См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986. С. 46.
17 Землянникова Л. А. Все дети — наши // Известия. 1985. 16 марта.
18 Курникова Л. Мне везло на хороших людей//Советская Россия. 1988. 3 янв.
19 Овчинникова И. 1) Кому больше всех надо? // Известия. 1984. 10 дек.; 2) Ребенок на время // Там же. 1985. 28 сент.; 3) Разрешите делать добро//Там же. 1988. 31 марта.



ОГЛАВЛЕНИЕ