ОГЛАВЛЕНИЕ

Николай Степанович Таганцев
№ 4
02.08.1993
Прохоров В.С.
На рубеже XIX—XX вв. в России сложилась плеяда выдающихся правоведов-криминалистов. Одним из наиболее талантливых юристов, оставивших нам труды, не утратившие научного значения и по сей день, является Николай Степанович Таганцев.
Он родился 3 марта 1843 г. в Пензе в семье Степана Степановича Таганцева, происходившего из мещан и, как говорилось в ту пору, «приписавшегося» в купцы третьей гильдии. Детские годы провел в Пензе, в 1852—1859 гг. учился в местной гимназии. Гимназист Н. Таганцев активно участвовал в кружке учителя литературы В. И. Захарова. И. Н. Ульянов, преподававший в ту пору математику и физику в Дворянском институте, также посещал этот кружок. Н. Таганцев был знаком с его семьей. Некоторое время в одном классе с Н. Таганцевым учился Д. Каракозов, повешенный в 1866 г. за покушение на жизнь императора Александра II. Вспоминая о присутствии в качестве частного лица на этой казни, Н. С. Таганцев писал: «С тех пор, может быть, пошла моя ненависть к смертной казни, началась моя неустанная борьба с этим чудищем, издевательством над Богом данною человеку жизнью».
Окончив гимназию с серебряной медалью («хорошо» — по немецкому языку), Н. С. Таганцев поступает на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, по окончании которого, после защиты кандидатской диссертации (1862 г.), по рекомендации профессора А. П. Чебышева-Дмитриева его оставляют для подготовки к профессорскому званию по кафедре уголовного права. Далее— командировка за границу, где около двух лет он совершенствует свои научные знания главным образом в Гейдельберге (Германия) у профессора Митермайера.
В 60-е годы Н. С. Таганцев постоянно сотрудничает в «Журнале Министерства юстиции» и «Судебном вестнике», где помещает ряд статей: «О новейшей литературе в Германии по вопросу о суде присяжных», «О жизни и сочинениях Миттермайера», «О вознаграждении за вред и убытки, причиняемые преступлением», «О гражданском истце. Очерк с подробным разбором работы французского ученого Бонневиля "Об улучшении уголовных законов"», статьи об уголовном законодательстве Пруссии, Австрии, Баварии.
В 1867 г. Н. С. Таганцев защищает магистерскую диссертацию «О повторении преступлений». С этого же года он — экстраординарный профессор Училища правоведения, а с 1868 г. занимает такую же должность в Александровском лицее, затем становится приват-доцентом и позднее доцентом Санкт-Петербургского университета.
1870 г. — год защиты диссертации на тему «О преступлениях против жизни по русскому праву» и получения степени доктора уголовного права; с 1871 г. Н. С. Таганцев—профессор Санкт-Петербургского университета. Его лекции неизменно вызывали большой интерес. Их отличали богатство содержания, тщательное аргументирование выдвигаемых положений, ясность изложения.
В 1873—1878 гг. Н. С. Таганцев — редактор «Журнала гражданского и уголовного права». В 1874—1880 гг. им осуществлен огромный труд—вышли в свет три тома «Курса русского уголовного права», посвященные учению о преступлении. В 1887—1892 гг. опубликованы «Лекции по русскому уголовному праву» (4 выпуска). Работы Н. С. Таганцева не имели аналогов не только в отечественной, но и в мировой уголовно-правовой литературе. Каждая научная проблема рассматривалась автором всесторонне, тщательному, детальному анализу подвергались теории и концепции криминалистов Европы. В трудах В.С. Таганцева наука уголовного права предстает перед изучающими ее как общее достояние человечества.
Конец XIX — начало XX в. — период мучительной ломки многих традиционных представлений. Классическая школа уголовного права с ее основными институтами: преступление, наказание, с идеей воздаяния и т. п. атаковывалась новыми силами — представителями антропологической и социологической школ. Не преступление, а опасное состояние личности, не наказание, а меры социальной защиты — вот что было написано на знаменах критиков классической школы в дискуссии о предмете уголовного права. Н. С. Таганцев оставался верен идее справедливости. «Торжество кривды в борьбе, — писал он непременному секретарю Российской Академии паук С. Ф. Ольденбургу в январе 1918 г. в связи с избранием почетным академиком,— это временное, преходящее, а торжество правды — это незыблемое, вечное; в этом, смысл и сущность бытия». Н. С. Таганцев не отвергал необходимости изучения преступности как социального явления, подчеркивал, что для криминалиста важно знакомство с трудами по уголовной социологии. Разделяя традиционное понимание уголовного права, он стоял на защите законности, выступал против произвола, трагически поразившего его самого на закате жизни, произвола, «теоретическим обоснованием» которого была формула: не деяние, а личность обосновывает репрессию.
В 1881 г. был образован Комитет по подготовке нового Уголовного уложения, призванного заменить устаревшие Уложение о наказаниях уголовных и исправительных и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Н. С. Таганцев вошел в состав редакционной комиссии. Законотворческая работа, проделанная им, была огромна. Он — автор проекта Общей части Уложения, Объяснительной записки к нему. Оба документа были переведены на французский и немецкий языки, разосланы многим ученым и практикам, замечания систематизированы и учтены в окончательном варианте проекта. Законотворческая деятельность Н. С. Таганцева продолжалась в качестве председателя отдела по пересмотру Устава уголовного судопроизводства, председателя смешанной комиссии по пересмотру Финляндского уголовного уложения, утвержденного в 1894 г.
Большое значение для судебной практики имела издательская деятельность ученого. Неоднократно переиздаваемые им Уложение о наказаниях (1-е изд.: СПб., 1873) и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1-е изд.: СПб., 1875) сопровождались разъяснениями из кассационной практики. Затем последовало издание Уголовного уложения 1903 г. — многостраничного тома с извлечениями из Объяснительной записки редакционной комиссии и так называемых журналов Особого совещания, особого присутствия департаментов и общего собрания Государственного совета (СПб., 1904). Поскольку Уложение в полном объеме так и не было введено в действие, последовало издание Статей Уложения, вводимых в действие, с теми же извлечениями, дополненными извлечениями из решений Уголовного кассационного департамента и общего собрания Правительствующего Сената и Главного военного суда (2-е изд.: СПб., 1911).
Н. С. Таганцев был убежденным противником смертной казни. Еще в 1870 г. в приложении к докторской диссертации в виде комментария к законопроекту он сформулировал свое отношение к смертной казни, которая «бесповоротно осуждена голосом науки как мера, противоречащая и началам религии, и чувству справедливости и не удовлетворяющая тем требованиям, которые ставит теория уголовного права по отношению к наказанию». 27 июня 1906 г. Н. С. Таганцев выступил в Государственном совете с проектом Закона об отмене смертной казни. Закон не был принят. В 1913 г. вышел в свет подготовленный им сборник «Смертная казнь». Над этой проблемой ученый продолжал работать и в последующие годы.
Н. С. Таганцев умер 22 марта 1923 г. в Петрограде. Девиз, предложенный Николаем Степановичем для герба в связи с присвоением ему в 1876 г. потомственного дворянства, гласил: «Трудом счастлив». Значит, это был счастливый человек.
В. С. Прохоров
Oт редакции. Мы предлагаем вниманию читателей вариант работы «Смертная казнь», исправленный и дополненный рукой Н. С. Таганцева. Книга любезно предоставлена внуком ученого — Кириллом Владимировичем Таганцевым, как и некоторые биографические сведения, использованные во вступительном слове. Спасибо ему. Мы благодарны также Наталии Борисовне Орловой, исследовательнице историко-биографической части творчества Н. С. Таганцева, осуществившей большую работу по расшифровке рукописного текста.
К сожалению, не сохранился титульный лист книги, которая послужила оригиналом для настоящей публикации. При сравнении имеющегося варианта с изданием 1913 г. обнаружены несовпадения, по этой причине мы не можем назвать год ее выхода в свет.
При подготовке настоящей публикации осуществлена модернизация орфографии и пунктуации текста в соответствии с современными нормами, хотя некоторые особенности лексики начала века сохранены. Устранены явные опечатки или редакционные ошибки и стилистические погрешности. Квадратными скобками обозначены вставки, сделанные рукой Н. С. Таганцева. В угловые скобки заключены слова, отсутствующие в тексте, но необходимые для его понимания. Таким же образом отмечены и случаи, где сокращенные формы слов заменены полными.



ОГЛАВЛЕНИЕ