ОГЛАВЛЕНИЕ

Выдача обвиняемых и осужденных по международным договорам России
№ 2
01.04.1996
Колибаб К.Е.
В международных отношених широко практикуется выдача государством другому государству обвиняемых для осуществления уголовного преследования и осужденных для приведения приговоров в исполнение, проводимая на основе двусторонних договоров, многосторонних конвенций и национального законодательства государств.
Сложившийся на протяжении веков институт выдачи обвиняемых и осужденных (экстрадиция) является формой взаимного оказания правовой помощи по уголовным делам, позволяющей государствам осуществлять судебную власть над лицами, находящимися за пределами их территорий. Особый интерес институт выдачи представляет, так как, регулируя отношения между государствами, он тесно связан с уголовным процессом, определяющим отношения государства с физическими лицами. При этом если обвиняемый и осужденный в уголовном процессе обладают значительным объемом прав, то они полностью отстранены от участия в рассмотрении жизненно важного для них вопроса о выдаче и являются лишь объектами отношений между государствами. В настоящее время такое положение не соответствует общепризнанным принципам международного права и гарантиям прав человека и гражданина, закрепленным Конституцией РФ 1993 г.
Российская Федерация как участница Минской конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., двусторонних договоров с государствами СНГ, странами Балтии, Китаем и Албанией, а так жекак правопреемник по двусторонним договорам,заключенным СССР, связана взаимными обязательствами по выдаче обвиняемых и осужденных с 33 государствами.
Упоминаемые в статье международные договоры СССР и Российской Федерации опубликованы в Сборнике международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи (Москва, 1996).
Первые договоры СССР об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, предусмотревшие выдачу обвиняемых и осужденных, были заключены с Чехословакией, ГДР, Болгарией, КНДР, Польшей, Румынией, Албанией, Венгрией и Монголией в 1957-1958 гг. и с Югославией в 1962 г. Все они решали такой круг вопросов, как многосторонние и двусторонние договоры о выдаче, заключенные капиталистическими и развивающимися государствами. В договорах, в частности, предусмотрены основания выдачи, исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих выдачу, подробные указания о составлении требований о выдаче, правила задержания подлежащих выдаче лиц, отсрочка выдачи и выдача на время, порядок передачи выдаваемых лиц, пределы их уголовного преследования после выдачи.
Для всех первых договоров СССР с социалистическими странами характерно, что ими исчерпывающе решались все вопросы выдачи, исключалась какая-либо возможность отказа в выдаче в случаях, когда требование о ней соответствовало условиям договора. Руководствуясь общепринятым принципом двойного вменения, выдача по договорам должна была производиться только за такие деяния, которые в соответствии с законодательством обоих государств являются преступлениями и влекут наказание не менее определенного срока лишения свободы. В отличие от подавляющего большинства конвенций и договоров, а нередко и законодательств европейских государств, США и других стран, договоры СССР и Российской Федерации вопреки общепризнанному принципу международного права не предусматривают отказа в выдаче обвиняемых в политических и уголовных преступлениях, совершенных по политическим мотивам. Поскольку ст. 15 Конституции РФ 1993 г. установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, возникла коллизия между общепризнанным принципом международного права и заключенными до принятия Конституции 1993 г. договорами. По договорам Российская Федерация обязана выдавать лиц, совершивших указанные преступления, а общепризнанные принципы международного права не допускают их выдачу.
В отличие от многих международных договоров зарубежных государств, в договорах СССР и Российской Федерации не предусмотрен также отказ в выдаче за военные преступления.
При заключении первых договоров СССР с социалистическими странами не была заимствована зарубежная практика определения перечней преступлений, влекущих выдачу, или перечней преступлений, за которые выдача не допускается. Из всех первых договоров СССР только в договоре с Югославией было предусмотрено, что выдача не производится, если по законодательству одной из сторон за совершенное деяние выдача не разрешена. В дальнейшем в договорах СССР с Ираком, Грецией, Алжиром, Кипром, Тунисом и Южным Йеменом и в договоре Российской Федерации с Китаем было предусмотрено, что выдача не имеет места, если она запрещена законодательством запрашиваемой стороны. В силу этого правила СССР, а затем и Россия оказались фактически в неравноправном положении с семью партнерами по договорам. Перечисленные государства не могут выдавать Российской Федерации обвиняемых в преступлениях, выдача за которые у них запрещена. В то же время Российская Федерация обязана осуществлять выдачу им за такие же преступления, поскольку у нас в законодательстве нет соответствующего запрета.
В договорах СССР с ГДР, Польшей и Югославией содержится правило, относящееся и к выдаче, о том, что в правовой помощи может быть отказано, если ее оказание нанесет ущерб суверенитету или безопасности или противоречит основным принципам законодательства запрашиваемой стороны. Можно понимать, что остальные социалистические страны, заключив договор с СССР в силу сложившихся между ними отношений, исключали возможность причинения ущерба суверенитету и безопасности страны в результате выдачи любого лица.
Фактически социалистические государства, заключившие с СССР договоры, исходили из взаимного признания и исполнения без какой-либо процедуры приговоров и постановлений об аресте, вынесенных компетентными органами другой стороны. Не случайно договоры не содержат указаний о рассмотрении и решении вопроса о выдаче, а пользуются термином «требование», которое подлежит исполнению, поскольку не содержит отступлений от предписаний договора.
Основным принципом договоров 50-х годов был территориальный. Исходя из него, социалистические страны взаимно признавали суверенное право каждого государства осуществлять правосудие в отношении лиц, совершивших преступные деяния на его территории. Этот принцип положен в основу большинства требований о выдаче. Следуя ему, все договоры исключали обращение с требованием о выдаче к государству, на территории которого совершено деяние. Категорический запрет выдачи по этой причине создавал иногда неоправданные затруднения для решения дел, особенно, когда преступление, совершенное на территории одного государства, было направлено против интересов другого государства или его лиц. В последних договорах СССР с ГДР, Вьетнамом, Чехословакией, Кубой и Монголией, заключенных в 1979-1988 гг., запрет выдачи по указанной причине заменен правилом, допускающим возможность отказа выдачи в связи с тем, что преступление совершено на территории запрашиваемой стороны. Такое же правило включено в Минскую конвенцию 1993 г., двусторонние договоры Российской Федерации о правовой помощи с Азербайджаном, Киргизией, Молдавией, Грузией и странами Балтии. В договоре о выдаче с Китаем совершение деяния на территории запрашиваемой стороны вообще не включено в число обстоятельств, исключающих выдачу или допускающих возможность отказа в ней. Вместе с тем следует отметить, что прежний запрет выдачи по указанной причине сохранился в договорах с Болгарией, КНДР, Польшей, Румынией, Венгрией, Ираком, а также предусмотрен в договорах, заключенных СССР в 1981-1985 гг. с Грецией, Алжиром , Кипром, Тунисом и Южным Йеменом.
Важное значение для решения вопроса о выдаче имеет гражданство обвиняемого или осужденного. Во всех договорах Российской Федерации, равно как и в договорах СССР, на основе принципа гражданства предусмотрено, что выдача не производится, если лицо, выдача которого требуется, является гражданином запрашиваемой стороны. В договорах, заключенных Российской Федерацией с Азербайджаном, Киргизией, Молдавией, Грузией, странами Балтии, Албанией и Китаем, это правило распространено на лиц, которым в запрашиваемом государстве предоставлено право убежища. Ранее недопустимость выдачи таких лиц была оговорена в договорах СССР с Ираком, Грецией, Алжиром, Кипром и Тунисом. Конечно, отсутствие подобной записи в части двусторонних договоров СССР и в Минской конвенции государств СНГ не означает возможность выдачи лица, получившего политическое убежище, поскольку это противоречило бы общепризнанным нормам международного права и ст. 63 Конституции РФ, имеющей высшую юридическую силу и подлежащей прямому применению. Однако во избежание возможных вопросов целесообразно восполнить данный пробел в тех договорах, где он имеется.
Возрастающее значение принципа гражданства для достижения целей правосудия прежде всего нашло выражение в закреплении возможности выдачи лиц, совершивших деяния на территории государства, гражданами которого они не являются. Более того, наряду с выдачей по требованию государства, гражданином которого является обвиняемый, в договорах, начиная с 1980 г., стало предусматриваться правило о направлении просьбы об осуществлении преследования государству, гражданином которого является совершивший деяние, если обвиняемый находится под арестом на территории запрашивающей стороны. Фактически это - новый вид выдачи, осуществляемой не по требованию государства, стремящегося получить для уголовного преследования своего гражданина, а по требованию государства, намеренного передать иностранца, совершившего деяние на его территории, государству, гражданином которого является это лицо. Впервые такое правило было дополнительно включено в договор с Польшей. Затем его предусмотрели в договорах СССР с Вьетнамом, Грецией, Чехословакией, Кубой, Кипром. Теперь это правило содержится также в Минской конвенции и всех двусторонних договорах Российской Федерации о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.
Понимание того, что отбывание осужденным наказания в государстве, гражданином которого он является, способствует более эффективному достижению целей исправления и перевоспитания правонарушителей, привело к созданию основанного на принципе гражданства нового, близкого по существу к выдаче, института передачи осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Многосторонняя конвенция по данному вопросу, в которой участвовали Болгария, Венгрия, ГДР, КНДР, Куба, Монголия, Польша, СССР и Чехословакия, была подписана в Берлине в мае 1978 г. Стороны договорились по взаимному согласию передавать осужденных к лишению свободы в то государство, гражданами которого они являются, если совершенное деяние признается преступлением в этом государстве и там нет законных препятствий для исполнения приговора. Согласно Конвенции суд государства, гражданином которого является осужденный, исходя из вынесенного в другом государстве приговора, принимает решение об его исполнении в соответствии с законодательством своего государства. Подобные договоры на двусторонней основе были заключены между СССР и Финляндией в 1990 г. и между Российской Федерацией и Латвией, Азербайджаном, Туркменией в 1993-1995 гг.
Взаимные обязательства по выдаче на основании договоров Российской Федерации о правовой помощи наряду с территориальным принципом и принципом гражданства исходят также из реального принципа действия уголовного закона. В соответствии с этим принципом требование о выдаче иностранца может быть обращено к государству, гражданином которого не является это лицо, даже в случаях, когда преступление совершено не на его территории, но направлено против запрашивающего государства или его граждан и юридических лиц.Такие случаи охватываются емкой формулой договоров, преусматривающих выдачу за деяния, которые считаются преступлениями по законодательству обеих сторон, не делая каких-либо исключений для граждан третьих стран и лиц без гражданства.
Минская конвенция 1993 г. и двусторонние договоры Российской Федерации, предусматривающие выдачу обвиняемых и осужденных, содержат определенные предписания, имеющие целью защитить права лиц, в отношении которых поступают требования о выдаче. В качестве обстоятельств, исключающих выдачу, прежде всего предусмотрены признанные национальным уголовно-процессуальным законодательством положения, исключающие возможность привлечения лица к уголовной ответственности. Так, выдача не допускается, если на момент получения требования о ней уголовное преследование, в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны, не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию. Невозможна также выдача лица, в отношении которого компетентным органом запрашиваемой стороны за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившие в законную силу. По некоторым договорам выдача не допускается также, если лицо находится под следствием или судом по тому же делу в государстве, к которому обращено требование о выдаче (договоры с Ираком, Алжиром, Тунисом).
В отличие от договоров с другими государствами, договор с Китаем содержит перечень обстоятельств, позволяющих запрашиваемой стороне, по своему усмотрению, решить вопрос о выдаче. Отказано в выдаче может быть в том случае, если в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны она обладает юрисдикцией в отношении лица, выдача которого запрошена, или преступления, в связи с которым поступила просьба о выдаче, или если запрашиваемая сторона, принимая во внимание характер преступления и интересы запрашивающей стороны, сочтет, что, исходя из обстоятельств уголовного дела, выдача данного лица не отвечает принципу гуманности ввиду возраста, состояния здоровья и других личностных обстоятельств этого лица. По усмотрению запрашиваемой стороны решается вопрос о выдаче в случае, когда она осуществляет уголовное преследование за то же преступление в отношении лица, выдача которого требуется.
Характерно, что договор с Китаем, как и с другими странами, не предусматривает участия лица, в отношении которого запрошена выдача, в рассмотрении вопроса о ней, хотя это, безусловно, позволило бы лучше исследовать обстоятельства, требующие оценки запрашиваемой стороны.
В качестве гарантий выданному лицу договоры предусматривают, что без согласия запрашиваемой стороны оно не может быть привлечено к уголовной ответственности или подвергнуто наказанию за совершенное до выдачи преступление, за которое оно не было выдано, и не может быть выдано третьему государству. Эта гарантия действует в течение месяца после окончания уголовного преследования, отбытия наказания или досрочного освобождения.
Договоры определяют взаимные обязательства, связанные с выдачей, но не устанавливают порядка их исполнения, поскольку предполагается, что это уже дело каждой из сторон. В Советском Союзе с заключением первых договоров о правовой помощи не было издано законодательного акта, определяющего порядок исполнения обязательств по выдаче. В 1958 г. на основании поручения Президиума Верховного Совета СССР Генеральный прокурор СССР утвердил инструкцию о порядке исполнения поручений об оказании правовой помощи в соответствии с заключенными договорами, которая, в частности, определяла правила рассмотрения поступающих требований о выдаче и правила, относящиеся к требованиям о выдаче, исходящим из СССР. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. были уточнены функции центральных органов по выполнению договоров о правовой помощи. При этом прямо указано, что вопрос о выдаче для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение решается Генеральным прокурором СССР, к ведению которого было отнесено также утверждение по согласованию с МВД и КГБ СССР инструкции о порядке исполнения договоров о правовой помощи органами прокуратуры, внутренних дел и государственной безопасности. Таким образом, до распада СССР решение вопроса о выдаче или отказе в выдаче и соблюдение условий, порядка выдачи и прав выдаваемых лиц были возложены только на органы прокуратуры. Эти полномочия сохраняются в настоящее время за Генеральной прокуратурой РФ, хотя за последние четыре десятилетия существенно изменились права иностранцев и лиц без гражданства. Если действовавшая во время заключения первых договоров о правовой помощи Конституция СССР 1936 г. предусматривала лишь их право политического убежища, то уже в последние годы существования СССР был принят общесоюзный закон об иностранцах, закрепивший значительное расширение их прав.
В Конституцию РФ 1993 г. включен ряд норм о правах человека и гражданина, в равной мере относящихся к любым лицам, независимо от их гражданства или его отсутствия. В частности, ст. 22 Конституции закрепляет право каждого на свободу и личную неприкосновенность и допускает арест, заключение под стражу и содержание под стражей только по судебному решению; ст. 27 разрешает каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно выезжать за ее пределы и беспрепятственно возвращаться; ст. 45 гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина и допускает возможность каждому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными в законе; ст. 49 закрепляет принцип невиновности обвиняемого до вступления в силу обвинительного приговора; ст. 50 предоставляет осужденному право ходатайствовать о пересмотре приговора, помиловании и смягчении наказания. В силу ст. 55 права и свободы иностранцев и лиц без гражданства, как и граждан Российской Федерации, могут быть ограничены Федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Защите иностранцев и лиц без гражданства специально посвящена ст.63 Конституции, предусматривающая предоставление им политического убежища в соответствии с общепризнанными нормами международного права и допускающая выдачу обвиняемых и осужденных другим государствам только на основании закона или международного договора Российской Федерации.
Федеральный закон о выдаче обвиняемых и осужденных в нашей стране пока не принят, а договоры о правовой помощи, заключенные до принятия Конституции РФ 1993 г., и исполнение предусмотренных ими обязательств в ряде случаев не соответствуют требованиям Конституции. В частности, они допускают выдачу для осуществления уголовного преследования до предъявления обвинения, предусматривают заключение под стражу до получения требования о выдаче даже без обращения другой стороны по этому вопросу. Фактически выдаваемое лицо не может пользоваться защитой своих прав наравне с гражданами Российской Федерации, подвергающимися уголовному преследованию за такие же деяния. Нельзя считать нормальным осуществление выдачи без какого-либо участия суда в решении этого вопроса, без предоставления возможности передаваемому лицу обращаться в суд за защитой, пользоваться помощью адвоката, обжаловать решение даже при наличии оснований оспаривать правильность требования о выдаче.
Помимо обязательств по выдаче на основании Минской конвенции и двусторонних договоров, Российская Федерация связана взаимными обязательствами по выдаче в соответствии с многосторонними международными конвенциями по борьбе с преступлениями против мира и человечности. В резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН 1946 и 1947 г. содержались настоятельные рекомендации государствам - членам ООН принять все необходимые меры для того, чтобы военные преступники были арестованы и высланы для суда и наказания в те страны, где они совершили преступления. Требования о выдаче военных преступников были включены в мирные договоры с Болгарией, Финляндией, Венгрией, Италией, Румынией.
Вопросы выдачи виновных лиц предусмотрены в Конвенции по предупреждению преступлений геноцида и наказанию за него 1948 г., Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. и других международных договорах, в которых участвует Российская Федерация как правопреемник СССР. В международных актах отсутствуют четкие правила, определяющие порядок выдачи на основании таких конвенций и договоров. Представляется, что это должно быть восполнено внутренним законодательством.
Следует особо рассмотреть вопрос о выдаче ввиду подписания в 1995 г. Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам. Соглашение предусматривает возможность оказания правовой помощи в связи с расследованием, уголовным преследованием и предупреждением преступлений, указанных в Приложении к Соглашению, и перечисляет виды действий, осуществляемых в порядке правовой помощи. В их числе выдача обвиняемых и осужденных не названа, но предусмотрена любая иная помощь, не запрещенная законами запрашиваемой стороны. Поскольку ст. 63 Конституции РФ допускает выдачу только на основании Федерального закона или международного договора Российской Федерации, для осуществления выдачи необходимо, чтобы она была прямо предусмотрена в международном договоре. Применительно к соглашению с США она возможна за преступления, предусмотренные в многосторонних договорах, допускающих выдачу, если участниками этих договоров являются Российская Федерация и США. Такие международные договоры охватываются Приложением к указанному соглашению.
В связи с принятием в Совет Европы Российской Федерации предстоит подписать и ратифицировать ряд конвенций Совета Европы по сотрудничеству в уголовно-правовой сфере, и в частности в первую очередь присоединиться к Европейской конвенции о выдаче 1957 г., основополагающие принципы которой в соответствии с условиями, установленными Парламентской Ассамблеей, Россия обязана соблюдать с момента вступления в Совет Европы.
Европейская конвенция о выдаче в значительной мере совпадает по содержанию с Минской конвенцией СНГ и положениями двусторонних договоров Российской Федерации в части выдачи обвиняемых и осужденных. Вместе с тем по отдельным вопросам в Европейской конвенции содержатся принципиально иные положения, например, установлено, что выдача не осуществляется, если правонарушение рассматривается запрашиваемой стороной в качестве политического правонарушения или связанного с политическим правонарушением. Исключается выдача в связи с воинскими правонарушениями. Выдача за фискальные правонарушения (налоги, пошлины, таможенные сборы и валютные операции) производится, если стороны приняли об этом решение. По усмотрению запрашиваемой стороны допускается выдача своих граждан и лиц, совершивших правонарушение полностью или частично на территории запрашиваемой стороны. Предусмотрены ограничения выдачи за правонарушения, наказуемые смертной казнью.
Конвенция разрешает любой стороне, закон которой не предусматривает выдачу за некоторые правонарушения, исключить их из сферы применения Конвенции и допускает при подписании, ратификации или присоединении к Конвенции оговорки в отношении любых ее положений.
Очевидно, целесообразно разработать концепцию о принципах выдачи обвиняемых и осужденных с учетом различий в обязательствах Российской Федерации по договорам, предусматривающим выдачу, устарелости некоторых их положений в связи с требованиями Конституции РФ 1993 г. и общепризнанными принципами международного права, касающимися прав и свобод человека и гражданина, и имея в виду предстоящее присоединение к Европейской конвенции о выдаче. Такая концепция представляется необходимой и для подготовки во исполнение ст. 63 Конституции РФ проекта федерального закона о выдаче лиц, обвиняемых в совершении преступления, и передаче осужденных для отбывания наказания в других государствах. Разработка данной концепции позволит определить единообразные условия для присоединения к Европейской конвенции о выдаче, проведения переговоров и внесения необходимых изменений в действующие договоры, предусматривающие выдачу, а также для восполнения существующего в законодательстве пробела в регламентации порядка выполнения обязательств России по таким международным договорам.
* Cтарший научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Российской Федерации, заслуженный юрист Российской Федерации.



ОГЛАВЛЕНИЕ