ОГЛАВЛЕНИЕ

Международно-правовая регламентация прав коренных народов
№ 1
05.01.1998
Пешперова И.Ю.
Права коренных народов стали непосредственным объектом международно-правовой регламентации в 1957 г., когда Международная Организация Труда (МОТ) приняла Конвенцию № 107 «О защите и интеграции коренного и другого населения, ведущего племенной и полуплеменной образ жизни, в независимых странах» и Рекомендацию № 104 «О защите и интеграции коренного и другого населения, ведущего племенной и полуплеменной образ жизни, в независимых странах».1
Несмотря на то, что указанные акты приняты Международной Организацией Труда, они выходят далеко за пределы трудовых отношений и охватывают широкий спектр других прав коренных народов.
Конвенция МОТ № 107 и Рекомендация № 104 возникли не на пустом месте. Их изданию предшествовало принятие международно-правовых актов, посвященных защите прав человека и основных свобод (Всеобщая декларация ООН прав человека 1948 г.;2 Конвенция ООН о предупреждении преступления геноцид и наказания за него 1948 г.;3 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.;4 и др.), нормы которых распространяются и на коренные народы.
Затем последовал ряд других международных документов, касающихся прав человека и народов: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966 г.);5 Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) и два Факультативных протокола к нему (1966 г. и 1989 г.); Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.);6 Американская конвенция о правах человека (1969 г.);7 Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.);8 Африканская Хартия прав человека и народов (1981 г.)9 и др.
Помимо общих норм, посвященных защите прав человека и основных свобод, на коренные народы распространяется действие норм, регулирующих защиту прав меньшинств (национальных, этнических, религиозных и языковых).10
По мнению некоторых ученых (автор с ними полностью согласен), коренные народы (в том числе и малочисленные) представляют собой разновидность национальных меньшинств,11 поскольку обладают всеми признаками последних: своеобразием этнических характеристик по отношению к другой части населения страны; недоминирующей численностью и негосподствующим положением в государстве и/или регионе проживания; стремлением сохранить свою самобытность.
Однако коренным народам присущи и специфические черты. Укажем на некоторые из них. В первую очередь, — наличие у них собственной территории. Поэтому, если основным требованием у всех групп меньшинств является обеспечение им тех прав, которыми пользуется большинство населения, и право на беспрепятственное сохранение присущих им особенностей, то у коренных народов, проживающих компактно на территории традиционного расселения, кроме названных требований выступает и такое (причем одно из важнейших), как признание особого характера занимаемой территории.12 Во-вторых, меньшинства могут проживать и некомпактно, а только быть «вкраплены» в среду доминирующей части населения страны, а коренные народы — это целостные этнические общности с признаком уникальности, имеющие свою собственную сферу обитания. В-третьих, в основе образа жизни и способа хозяйствования коренных народов на земле, которую населяли еще их предки, лежит традиционность. В-четвертых, отличие правового статуса коренных народов от правового статуса иных групп национальных меньшинств наиболее ярко проявляется, если рассмотреть их с точки зрения права на самоопределение. Коренной народ независимо от его численности обладает указанным правом, а другим группам национальных меньшинств право на самоопределение не предоставляется.13
Перечисленные признаки в своем большинстве названы в определении понятия «коренное население», сформулированном в 1982 г. Специальным докладчиком Рабочей группы по коренному населению ЭКОСОС (термин «коренное население» в 1988 г. в Подкомиссии ЭКОСОС по предупреждению дискриминации и защите меньшинств был заменен термином «коренные народы»).14
Согласно данному определению «коренное население» — это коренные общины, народности и нации, сохраняющие историческую преемственность с обществами, которые существовали до вторжения завоевателей и введения колониальной системы и развивались на собственных территориях, считающие себя отличающимися от других групп общества, преобладающих в настоящее время на этих территориях или их части. Они составляют группы общества, которые не являются доминирующими, и хотят сохранять, развивать и передавать будущим поколениям территорию своих предков и свою этническую самобытность в качестве основы для продолжения своего существования как народа в соответствии с собственными культурными особенностями, социальными институтами и правовой системой.15
Нетрудно заметить, что в определении нет указания на право коренных народов на самоопределение, что вряд ли оправданно.
Спорным также является признание «коренными народами», при прочих условиях, лишь тех народов, территория которых подверглась «вторжению завоевателей» и «введению колониальной системы». Получается, что такие европейские народы, к примеру, как курды, баски, не будут подпадать под понятие «коренные пароды» и их следует отнести к иным группам меньшинств (национальным, языковым, религиозным), в то время как народы, занимающиеся охотой, рыболовством, оленеводством и другими традиционными промыслами за Северным полярным кругом (саами, чукчи, эскимосы и другие родственные им народы), считаются коренными, что признается международным сообществом в целом и находит свое отражение в нормах международного права и подтверждается практикой международных организаций.16
Здесь наблюдаются явные противоречия между отдельными международно-правовыми актами, которые необходимо преодолеть.
С точки зрения освещаемой темы особого внимания заслуживает дискуссия по поводу употребления терминов «малочисленные народы», «малочисленные коренные народы» в отечественной литературе и законодательстве Российской Федерации и ее субъектов.17 Попытаемся рассмотреть некоторые точки зрения на эту проблему.
Как отмечает С.А. Арутюнов, под «малочисленными народами» следует понимать те народы, которые не имеют автономии в рамках государства проживания, а также титульные народы и народы, не входящие в титул.18 В отношении «малочисленного коренного народа» упоминание об отсутствии автономии «в рамках государства проживания» вряд ли уместно. Такой народ здесь может иметь ту или иную форму автономии, но из-за этого он не теряет статус «коренного».
Согласно другой, более распространенной позиции для обозначения «малочисленного народа» или «малочисленного коренного народа» предлагается использовать количественный показатель (50 тыс. человек). В.М. Быченков, например, считает, что коренные народы, насчитывающие более 50 тыс. человек, не относятся к малочисленным. Чтобы отграничить коренные народы от других групп национальных меньшинств, В.М. Быченков добавляет к количественному показателю территориальный критерий. Национальные меньшинства являются частью народа, проживающей в инонациональной среде за пределами территории своего традиционного расселения и сохраняющей присущую им самобытность.19
Однако в среде исследователей можно выделить и иные подходы к решению вопроса о целесообразности использования термина «коренные малочисленные народы».
По утверждению В.П. Маркова, «коренные малочисленные народы» — чисто российское изобретение, так как в международно-правовых актах употребляется выражение «коренные народы и народы, ведущие племенной образ жизни», безотносительно к численному критерию. Поэтому он предлагает сделать оговорку по отношению к народам, которые поставлены на грань исчезновения, но не вводить данный термин как официальный для России.20
К.Д. Аракчаа также считает, что применение термина «малочисленные народы» не оправданно с юридической точки зрения, потому что противоречит международным стандартам. Тем не менее К.Д. Аракчаа в итоге соглашается с ним, ссылаясь на чрезвычайно сложную проблему коренных народов в России.21
Бесспорно и то, что среди коренных народов объективно существуют меньшие по численности этнические группы, порой насчитывающие всего несколько сотен человек.22
Поэтому использование термина «коренные малочисленные народы», на наш взгляд, никоим образом не влечет умаления достоинств коренных народов и их прав в целом. Если среди меньшиств различают национальные или этнические, религиозные и языковые группы, то, говоря о коренных народах, вполне допустимо выделить группы коренных малочисленных народов. Ведь последние в наибольшей степени нуждаются в международно-правовой защите, так как им может угрожать полное физическое исчезновение как уникальных этносов, что, безусловно, является одной из глобальных проблем человечества. И при употреблении термина «малочисленный» акцент следует перенести с бросающегося в глаза количественного критерия на особую характеристику коренных малочисленных народов в социальном и демографическом плане.
В основе понятия «коренные народы» лежит одна из основополагающих идей современного гуманитарного права: равенство всех индивидов независимо от их национальной и расовой принадлежности, языка, культурных особенностей, религии и т. д.
Особый вклад в изучение проблемы защиты прав коренных народов внесла Организация Объединенных Наций. В рамках этой универсальной межгосударственной организации функционируют органы, которые занимаются вопросами защиты прав человека и, в частности, коренных народов.
В 1946 г. в ЭКОСОС (в одном из главных органов ООН) была создана Комиссия по правам человека, в функции которой, кроме всего прочего, входило и представление Генеральной Ассамблее ООН предложений, рекомендаций и докладов-расследований в связи с нарушением прав человека.23
В 1947 г. Комиссия по правам человека учредила Подкомиссию по предупреждению дискриминации и защите меньшинств (в дальнейшем — Подкомиссия),24 которая состоит из 26 экспертов, представляющих все регионы мира. Она дает рекомендации государствам — членам ООН и Комиссии ЭКОСОС по правам человека, а также проводит расследования по ситуациям, связанным с нарушением прав национальных, этнических, религиозных и языковых меньшинств.
Названная Подкомиссия в 1982 г. создала Рабочую группу по коренному населению, которая разработала проект Всеобщей декларации прав коренных народов и в 1994 г. представила его Генеральной Ассамблее ООН. Еще раньше (1990 г.) Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 1993 год годом коренных народов. Это было сделано с целью расширить международное сотрудничество в деле решения проблем, с которыми сталкиваются общины коренных народов в области прав человека, окружающей среды, развития, образования и здравоохранения. По окончании международного года Генеральная Ассамблея ООН провозгласила Международное десятилетие коренных народов мира (1994—2004 гг.),25
Отличительной чертой деятельности Комиссии по правам человека и ее Подкомиссии является осуществление ими контрольных функций по соблюдению государствами прав человека, в том числе и прав коренных народов.
Названные органы ежегодно на открытых заседаниях рассматривают случаи нарушения прав человека в той или иной стране. В зависимости от конкретных ситуаций создаются группы экспертов для ведения переговоров с правительствами государств-нарушителей.
В ряде случаев по решению Комиссии по правам человека из числа экспертов формируются рабочие группы по расследованию конкретных нарушений или назначается частное лицо — Специальный докладчик. На основании информации, представленной группой экспертов либо Специальным докладчиком, Комиссия по правам человека предлагает данному государству предпринять необходимые меры, обеспечивающие соблюдение прав человека. В частности, в 1995 г. подобные действия (с назначением специальных докладчиков) были совершены по отношению к Бурунди, Заиру, Ирану, Руанде, Югославии и др.26
Ввиду широкого спектра серьезных проблем в области обеспечения прав человека в рамках ООН предусматривается так называемая процедура 1503, которая регулируется Резолюцией ЭКОСОС № 1503. Согласно этой процедуре письма, сообщения, содержащие жалобы на нарушения прав человека, которые не могут быть рассмотрены одним из специализированных органов (комитетов) ООН,27 резюмируются в конфиденциальном порядке и передаются в Комиссию ЭКОСОС по правам человека и ее Подкомиссию. Копии жалоб направляются государствам — членам ООН, которым предоставляется возможность дать на них ответы.28
Индивидуальные жалобы и ответы правительств рассматриваются на сессиях Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. Кроме того, перед сессией собирается соответствующая Рабочая группа в составе пяти человек, которая из всей массы жалоб отбирает случаи, свидетельствующие о постоянной практике грубого доказанного нарушения прав человека. Если к такому выводу приходит большинство членов группы, то ее заключение доводится до сведения Подкомиссии. В свою очередь, Подкомиссия, убедившись, что заключение Рабочей группы достаточно аргументированно, передает его в Комиссию по правам человека, которая обсуждает выявленную ситуацию на своих закрытых заседаниях. Характер обсуждения остается конфиденциальным до окончательного решения Комиссии о передачи дела в ЭКОСОС (в форме доклада).29
Что касается Рабочей группы по коренному населению, то она является необычной для всей системы ООН, поскольку открыта для всех коренных народов и их представителей независимо от их официального статуса и от того, являются ли они признанными неправительственными организациями, имеющими при ООН консультативный статус.
Наряду с деятельностью ЭКОСОС и ее органов большой вклад в решение проблемы защиты прав коренных народов (как отмечалось в начале статьи) внесло специализированное учреждение ООН — Международная Организация Труда (МОТ).
В качестве основы для принятия в 1957 г. Конвенции МОТ № 107 «О защите и интеграции коренного и другого населения, ведущего племенной и полуплеменной образ жизни, в независимых странах» послужило опубликование в 1953 г. первого всеобщего исследования об условиях труда и жизни коренных народов, которое было начато еще в 1921 г. Как видим, с момента своего учреждения (1919г.) МОТ стала заниматься социальными и экономическими вопросами этнических общностей, чьи культура, обычаи, язык отличают их от остальной части населения данной конкретной страны.30
В результате изменений, произошедших в международном праве за период после 1957г., а также изменений в положении коренных народов во всех регионах мира в рамках МОТ в 1989 г. была одобрена Конвенция № 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах». Эта Конвенция существенно дополнила предыдущую, сняла положение об ориентации на интеграцию коренного народа в общегосударственный коллектив, а также изменила подход в отношении объекта применения.31 В данном документе рассматриваются общие принципы, касающиеся проводимых правительствами мер по защите прав коренных народов; порядок применения специальных мер по охране принадлежащих к этим народам лиц, их институтов, собственности, труда, культуры, окружающей среды; обязанности государств, ратифицировавших Конвенцию, которая после этого имеет обязательную для них юридическую силу.
Одним из ключевых вопросов в области защиты прав коренных народов является вопрос о присущей им самобытности. В соответствии с Конвенцией МОТ № 169 государства в своей деятельности должны содействовать полному осуществлению социальных, культурных, экономических прав этих народов при уважении их самобытности, традиций, обычаев и институтов.
Как правило, центральное место в вопросе о самобытности коренных народов на практике занимает правовое регулирование языковых отношений и отношений в сфере культуры, а впоследствии наделение конкретных коренных народов (учитывая, например, географические и климатические условия жизнедеятельности) специальными правами и дополнительными льготами, что способствует более эффективному урегулированию отношений в указанной области.
Языковая проблема в практике государств решается, как отмечает Н.С. Крылова, различными способами. Одни страны исходят из равенства прав языковых групп населения, образующих государство. Характерным примером может служить Швейцария, состоящая из кантонов, в которых равными правами в использовании родного языка обладают все граждане, традиционно принадлежащие к различным языковым сообществам. Иначе говоря, равенство правового положения языковых групп или основных языков Швейцарии является производным из принципа равноправия кантонов.32
В других государствах признается доминирование одного общенационального языка. Например, во Франции использование других языков, кроме французского, допускается в той мере, в какой это не препятствует сохранению и развитию официального (основного) языка.33 В России согласно действующим нормативно-правовым актам представителям коренных малочисленных народов и этнических групп независимо от их количества и в соответствии с их потребностями оказывается содействие в организации различных форм воспитания и обучения на родном языке. Устанавливается ответственность за пропаганду вражды и пренебрежения к любому языку.34
Правовое регулирование языковых отношений не должно ограничиваться только закреплением правового режима языка населения страны и обеспечением условий развития национальных языков. В основе его должна регламентироваться защита прав самих носителей языка на его использование в общении, образовании и т. д., что в одинаковой степени относится к соблюдению прав человека и прав этнических групп. По мнению исследователей, такой подход особенно важен для многонациональных государств, в которых необходимо сохранить баланс между национальными интересами индивидов и общества в целом; национальными меньшинствами и доминирующей нацией; коренным народом и иммигрантами.35
Признавая языковые особенности коренных народов и меньшинств в целом, некоторые страны при предоставлении территориальной автономии учитывают и этот признак. В Финляндии, например, территориальная автономия предоставлена Аландским островам, где проживают 23 тыс. шведоговорящих и 1100 финскоязычных граждан. Поэтому в Акте об автономии Аландских островов (1992 г.) говорится о принятии специальных мер по сохранению шведского языка, культуры, самобытности населения острова, что в принципе и обеспечивается через создание автономии.36
Регламентация прав коренных малочисленных народов, связанных с их языковыми особенностями, не ограничивается международным универсальным и внутригосударственным уровнем. В частности, в рамках Совета Европы в 1992 г. была принята Европейская Хартия региональных языков и языков меньшинств (в дальнейшем — Хартия).
Под «региональными языками» и «языками меньшинств» понимаются согласно Хартии языки, традиционно используемые группами, численно меньшими, чем остальное население государства, и отличающиеся от официального языка (языков) данного государства.37
Что касается основных положений Хартии, то укажем на некоторые из них. Во-первых, региональные языки и языки меньшинств признаются культурным богатством. Во-вторых, закрепляются конкретные меры, содействующие использованию указанных языков в общественной жизни. В-третьих, предусматривается представление государствами периодических отчетов Генеральному Секретарю Совета Европы, которые предварительно рассматриваются Комитетом экспертов, и т. д.
Одним из важнейших условий сохранения самобытности коренных малочисленных народов является поддержка и развитие их культур, традиций и обычаев, естественно, при соблюдении ими норм общественной морали и общепризнанных принципов международного права. Так, в соответствии с Законом РФ «Основы законодательства о культуре» (1992 г.) устанавливается право народов и иных этнических общностей на сохранение и развитие культурно-национальной самобытности; на защиту, восстановление и сохранение исконной культурно-исторической среды обитания. Этническим общностям, компактно проживающим вне своих государственных образований или не имеющих таковых, должно гарантироваться право на культурно-национальную автономию.38
В полиэтническом государстве проблема культуры решается при широком участии представителей региональных культур на основе принципа равенства, что, естественно, закрепляется в нормах внутригосударственного права, а также в соответствующих государственных процедурах. Этим обеспечивается предоставление меньшинствам и коренным малочисленным народам дополнительных гарантий, специальных прав.
Согласно господствующей точке зрения в отечественной литературе, под «специальными» правами понимаются те права меньшинств и коренных народов, которые отражают специфику их жизненных потребностей, обусловленных историческими, географическими, экономическими, политическими, культурными особенностями.39 Предоставление льгот, дополнительных прав коренным малочисленным народам (по сравнению с общими правами человека) обусловлено еще и их худшим социальным положением по сравнению с другими этническими группами. Основной целью специальных прав является достижение реального равенства данных народов с большинством населения страны. И если государство не принимает соответствующих социальных программ, а лишь проводит формально-юридическое равенство, то в таком случае можно говорить о состоянии «дискриминации в результате отсутствия дифференциации» (выражение, широко применяемое в рамках Совета Европы).40
Современная законодательная практика Российской Федерации как многонационального государства представляет коренным народам соответствующие привилегии. Назовем некоторые из них: во-первых, создание международных фондов развития и выживания коренных малочисленных народов;41 во-вторых, предоставление льгот при исчислении общего трудового стажа или надбавок к заработной плате (в частности, проживающим и работающим в районах Крайнего Севера);42 в-третьих, полное освобождение от земельного налога;43 в-четвертых, установление режима национальных природных парков и памятников природы за территориями традиционного расселения коренных малочисленных народов;44 в-пятых, учитывайте небольшой численности электората при осуществлении избирательного права (но это не влияет на принцип всеобщего и прямого избирательного права).45
Особый подход в предоставлении специальных прав коренным народам и установление международно-правовых гарантий их защиты, как отмечали государства — участники Всемирной конференции по правам человека (1993 г.), обусловлены уникальным вкладом коренных народов в развитие общества благодаря самобытности, культуре этих народов.46
Таким образом, международно-правовая зашита прав коренных народов осуществляется в следующих аспектах: а) в рамках общего режима прав человека; б) в той части защиты прав меньшинств (национальных или этнических, религиозных и языковых), в которой пересекаются совпадающие характеристики коренных народов и соответствующего меньшинства; в) в процедуре предоставления особых гарантий, которая включает и специальные права, и дополнительные льготы, и разного рода привилегии, и социальные программы.
* Аспирантка Санкт-Петербургского государственного университета. 1 Текст см.: Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957—1990гг. Т. 11. Женева, 1991. С.1173—1183, 1184—1192.
2 Текст см.: Права человека: Основные международные документы. М., 1989. С. 134—142.
3 Текст см.: СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 134—138.
4 Права и свободы личности: Международные документы и комментарии. М., 1995. С. 86—111.
5 Текст см.: СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. С. 280—292.
6 Текст см.: Международные пакты о правах человека: Сборник документов, СПб. 1993. 7 Американская конвенция о правах человека 1969 г. // Права человека: сборник, документов. М., 1990. С. 143—166.
8 СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. С. 344—365.
9 Текст см.: Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1993. С. 225—240.
10 Документ Копенгагенского совещания (5—29 июня 1990 г.): Конференция по человеческому измерению. М., 1990.; Декларация ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам. 1992 г. // Права человека: Изложение фактов. Нью-Йорк, 1992. № 18. С. 13—17; Европейская Хартия о региональных языках и языках меньшинств 1992 г. Страсбург, 1992; Конвенция СНГ об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, 1994 г. // Права человека. Новое знание. М., 1995. С. 101—105; Рамочная конвенция Совета Европы о защите прав национальных меньшинств 1995 г. Страсбург, 1995.
11 См., напр.: Пунжин СМ. Проблема защиты прав меньшинств в международном праве // Государство и право. 1992. № 8. С. 123—125; Thornberry P. International Law and the Rights of Minorities. Oxford, 1991. P. 331, 378; Hannum H. Autonomy Sovereity and Self-determination. Philadelphia, 1990. C. 74—103.
12 Шальян Ж. Национальные меньшинства в эпоху национальных государств // Российский бюллетень по правам человека. 1994. № 4. С. 129.
13 См., напр.: Устав ООН и Статут Международного Суда 1940 г. Нью-Йорк, 1946. С. 2; Международные пакты о правах человека: Сборник документов. СПб., 1993. С. 1, 13, 23; Заключительный акт СБСЕ 1975 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 302—303; Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества в соответствии с Уставом ООН, 1970 г. // ООН: Документы и материалы. М., 1981. С. 407.
14 Study of the Problem of Discrimination Aqainst Indiqenous Population // U.N. Doc. E/CN. 4/Sub. 2/1988/25.
15 Коренное население: Глобальное стремление к справедливости: Доклад для Независимой Комиссии по международным гуманитарным вопросам. М., 1990. С. 31.
16 Там же. С. 32.
17 Так, Конституция РФ 1993 г. говорит о коренном малочисленном народе (ст. 69), о малочисленных этнических общностях (ст. 72); в Основах земельного законодательства (1993 г.) и Земельном кодексе РСФСР (1991 г.) — о малочисленных народах и этнических группах и т.д. (см.: О ратификации Конвенции МОТ 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах» 1989 г.: Материалы парламентских слушаний 22 ноября 1994 г. М., 1995. С. 7—8).
18 Арутюнов С. А. Малочисленные народы России: Оптимизация межнациональных отношений // Этнополитический вестник РФ. 1992. № 1. С. 107.
19 Приоритет во имя равенства: Возможно ли? (Обсуждение проекта Закона РФ «Основы правового статуса малочисленных народов РФ») // Этнополитический вестник РФ. 1992. № 2. С. 57.
20 О ратификации Конвенции МОТ № 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах» 1989 г.: Материалы парламентских слушаний 22 ноября 1994 г. С. 39.
21Аракчаа К.Д. Коренные народы: Международное и национальное право. М., 1995. С. 7.
22 В частности, по статистическим данным переписи населения в РСФСР в 1989 г. к наиболее малочисленным коренным народам относятся: энцы (198), ороки (391), негильданцы (587), алеуты (644), орочи (671), тофалары (722) и др. (см.: Приоритет во имя равенства: Возможно ли? (Обсуждение проекта Закона РФ «Основы правового статуса малочисленных народов РФ») // Этнополитический вестник РФ. 1992 г. №2. С. 66).
23 Основные сведения об ООН. М., 1995. С. 192.
24 По мнению Комиссии, «предотвращение дискриминации» означает недопущение любых действий, которые приводят индивидов и народы к неравенству в обращении. «Защита меньшинств» — это защита негосподствующих этнических и других групп, которые, желая равенства с остальным населением, нуждаются в осуществлении государством различных мер для того, чтобы сохранить особые характеристики этих групп, отличающие их от остального населения. Защита распространяется и на принадлежащих к соответствующему меньшинству индивидов. Особое отношение к меньшинствам и лицам, принадлежащим к ним, строится в интересах как самих групп, так и всего общества (см.: Абашидзе А.Х. Защита меньшинств по международному и внутригосударственному праву. М., 1996. С. 118).
25 Basic Facts Abouts the United Nation. New York, 1995. P. 206—207.
26 Основные сведения об ООН. С. 196.
27 Таким специализированным органом, к примеру, является Комитет ООН по правам человека, осуществляющий надзор за выполнением обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах (1966 г.) и Факультативных протоколов к нему (1966 г. и 1989 г.). В состав Комитета входят 16 членов. Этот Комитет вправе давать рекомендации государствам по результатам изучения докладов о состоянии дел с защитой прав человека в данной стране, а при соблюдении ряда требований Пакта и протоколов может принимать и сообщения, в которых говорится о невыполнении другими государствами-участниками своих обязательств в соответствии с Пактом 1966 г. В Комитет могут обращаться с жалобами и отдельные лица, которые считают себя жертвами нарушений государством положений Пакта. Комитет ежегодно представляет доклады на сессии Генеральной Ассамблеи ООН (см.: Международные пакты о правах человека: Сборник документов. С. 24—25, 34—35).
28 Резолюция 1503 (XLVIII) ЭКОСОС от 27 мая 1970 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. С. 459.
29 Там же. С. 460.
30 Коренное население: Глобальное стремление к справедливости: Доклад для Независимой комиссии по международным гуманитарным вопросам. С. 180.
31 Текст см.: Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957—1990гг. 1991. С. 2193—2207.
32 Крылова И.С. Национальная самобытность народа и правовое регулирование // Государство, право и межнациональные отношения в странах западной демократии. M., 1993. С. 104.
33 Там же. С. 105.
34 Закон РСФСР «О языках народов РСФСР» 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 50. Ст. 1740; Закон РСФСР «Об образовании» 1991 г. // Там же. 1992. № 30. Ст. 1797.
35 Право и национальный язык: Регулирование языковых отношений в Российской Федерации / Отв. ред. Е.М. Доровских. М., 1996. С. 12.
36 Крылова Н. С., Васильева Т.А. Автономия как способ урегулирования межэтнических отношений // Государство, право и межнациональные отношения в странах западной демократии. С. 50—51; Васильева Т.А. Правовой статус этнических меньшинств в странах Западной Европы // Государство и право. 1992. № 8. С. 134, 138.
37 European Charter for Regional or Minority Lanquaqes 1992. Strasbourq, 1992. C. 1—2.
38 Целью культурно-национальных автономий является обеспечение прав коренных народов и иных этнических групп в сфере образования, культуры, традиций. Для достижения указанных целей формируются местные органы власти и управления, территориальные национально-культурные учреждения, наделенные и некоторыми политическими полномочиями (право инициативы, представительство и т.д.) (см.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 46. Ст. 2615).
39 Пучкова М.В. О проблеме прав малочисленных народов и национальных групп // Права человека: Время трудных решений. М., 1991. С. 124—138; Основы правового статуса национальных меньшинств в РФ: Сборник обзорных статей. М., 1995. С. 59.
40 Кряжков В. А. Права коренных малочисленных народов России: Методология регулирования. // Государство и право. 1997. № 1. С. 20.
41 См., напр.: Постановление Правительства РСФСР «Вопросы деятельности Фонда выживания, развития экономики и культуры малочисленных народов Севера» 1992 г. // Статус малочисленных народов России: Правовые акты и документы. М., 1994. С. 201—203.
42 Кодекс Законов о труде РФ 1992 г. М., 1996. С. 240; Закон РФ «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям» 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 16. Ст. 551.
43 Закон РСФСР «О плате за землю» 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1424.
44 РФ «Об охране окружающей среды» 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 10. Ст. 457.
45 Конституция Республики Саха (Якутия) 1992 г. //Якутские ведомости. 1992. №7(19). 26 апр.
46 Венская декларация ООН и программа действий 1993 г. // Российский ежегодник международного права. 1993—1994. СПб., 1995. С. 340—376.



ОГЛАВЛЕНИЕ