стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. –М: Юридическая литература. –1972. –168 с.

Вычитано и проверено Максим Селиванов
Номера страниц верные, ошибок нет


Владимир Яковлевич Ионас
Произведения творчества в гражданском праве


Книга содержит комплексный анализ произведений творчества: литературы, искусства и науки, исполнительской деятельности, открытий, изобретений, промышленных образцов и товарных знаков.
Автор останавливается на юридической оценке структурных элементов произведений творчества, юридической классификации произведений и их компонентов и предлагает свой критерий для практической оценку охраноспособности произведений.

Предисловие
В решениях XXIV съезда КПСС подчеркивается необходимость всестороннего расширения и совершенствования экономических и научно-технических связей Советского Союза с социалистическими странами, развития устойчивых внешнеэкономических и научно-технических связей с развивающимися странами всех континентов и расширения экономически оправданных внешнеторговых и научно-технических связей с промышленно развитыми капиталистическими странами, проявляющими готовность развивать сотрудничество с Советским Союзом в этих областях.
Развитие внешних торговых связей СССР и научно-технического обмена предполагает совершенствование патентного дела и патентной информации в нашей стране, а также развитие общественных наук, имеющих своим предметом изучение соответствующих правоотношений, Повышение стимулирующей роли патентного дела и патентной информации, дальнейшее развитие общественных наук отнесены решениями XXIV съезда КПСС к числу основных задач народного хозяйства СССР в 1971— 1975 гг.1
Одним из проявлений экономического и научно-технического сотрудничества Советского Союза с другими странами, как социалистическими и развивающимися, так и капиталистическими, является участие СССР в международных соглашениях и союзах, преследующих цель сотрудничества государств в области охраны так называемой интеллектуальной собственности на основе равенства и суверенности всех участников соглашения и членов союза.
1 См. «Материалы XXIV съезда КПСС», Политиздат, 1971, .стр. 245. .

В 1965 году Советский Союз присоединился к Международной Конвенции 1883 года по охране промышленной собственности, а в 1968 году Президиум Верховного Совета СССР принял указ о ратификации Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС), подписанной представителем СССР 12 октября 1967 г.1.
Государства, подписавшие Стокгольмскую конвенцию, приняли на себя обязательство содействовать разработке мероприятий, рассчитанных на улучшение охраны интеллектуальной собственности во всем мире, на гармонизацию национальных законодательств в этой области. Участники Конвенции обязались также поощрять исследования в области охраны интеллектуальной собственности.
Под интеллектуальной собственностью 2 Стокгольмская конвенция имеет в виду, в частности, права, относящиеся к произведениям литературы, искусства и науки, исполнительской деятельности артистов, изобретениям и научным открытиям, промышленным образцам, товарным, знакам и знакам обслуживания. Все это—объекты прав, охраняемых гражданским правом, произведения творчества.
Проблема творчества давно привлекает внимание советских и зарубежных исследователей, однако к раскрытию «механизма» творчества наука стала приближаться лишь в недавнее время. Значительный вклад в исследование творчества внесен марксистско-ленинской философской наукой в последние два десятилетия, что позволяет советским цивилистам начать более плодотворное
1 См. «Ведомости Верховного Совета СССР» 1968 г. № 40, ст. 363.
2 С тех пор как докладчик первого французского законопроекта об охране прав изобретателей Буффле 30 декабря 1790 г. заявил на законодательной ассамблее в Париже: «Если для человека существует подлинная (veritable) собственность, так это — его мысль», можно считать, что родилась проприетарная теория нематериальных благ (см. выдержки из доклада Буффле в книге Claude С о u h i h, La propriete industrielle, artistique et litteraire, tome premier, Paris, 1894, p. 30). Марксистская теория права не разделяет проприетарную конструкцию права на творческий результат. Вместо интеллектуальной собственности мы говорим об исключительном праве на продукты интеллектуального труда. Поскольку термин «интеллектуальная собственность» получил право гражданства в международном масштабе, у нас пользуются им, отдавая себе отчет в его происхождении.

изучение произведений творчества под углом зрения их правовой охраноспособности. Без теоретического анализа таких проблем, как понятие произведения в гражданском праве, система произведений, структура произведения творчества, роль новизны произведения в качестве критерия его охраноспособности, затрудняется применение правовых норм соответствующих, разделов Гражданского кодекса РСФСР. Теоретический анализ этих проблем должен способствовать решению различных практических задач; выявлению новых объектов, требующих правовой охраны в современных условиях научно-технической революции (см. гл. гл. II и III); оценке охраноспособности объектов, претендующих на правовую охрану в рамках Стокгольмской конвенции; совершенствованию советского законодательства в области охраны прав на произведения творчества и др.
В настоящее время, когда «все более возрастает общественная роль искусства, а тем самым и ответственность писателей, композиторов, деятелей театра, кино, изобразительного искусства»1, ограждение гарантированный законом авторских прав творческих работников и деятелей советской культуры приобретает особое значение.
В составе норм советского гражданского права видное место занимают нормы, регулирующие отношения, возникающие в связи с созданием продуктов духовного творчества. Значение этих отношений подчеркнуто тем, что их регулирование отнесено к ведению законодательных органов Союза ССР, а нормы, регулирующие эти отношения, выделены в самостоятельные разделы Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (разделы, посвященные охране прав деятелей советской культуры, писателей, работников искусства, ученых, а также изобретателей и рационализаторов).
Анализ норм, составляющих эти специальные разделы Основ (IV, V и VI), показывает, что все они группируются вокруг понятия «произведения» (произведения литературы, искусства, науки) и таких продуктов творчества, как открытия, изобретения и рационализаторские предложения.
1 Л. И. Брежнев, Пятьдесят лет великих побед социализма, Политиздат, 1967, стр. 35.

Советские цивилисты стали уделять больше внимания анализу понятий «открытие», «изобретение», «произведение литературы и искусства», в частности появился курс лекций по гражданскому праву, излагающий и решающий сложные проблемы авторского и изобретательского права1.
Тенденции советской цивилистической науки к монографическому исследованию кардинальных понятий гражданского права и накопление исследовательского опыта в этой области правовых знаний подготовили почву для углубленного исследования понятия произведения, объединяющего IV, V и VI разделы Гражданского кодекса РСФСР и некоторые крупные правовые институты, появившиеся после принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и Гражданского кодекса РСФСР (промышленные образцы, товарные знаки).
Настоящее исследование призвано помочь разработке проблем советского гражданского права, связанных с новым этапом международного сотрудничества в области охраны прав человека на результаты его творческой деятельности:
1 См. О. С. Иоффе, Советское гражданское право, «Курс лекций», т. III, изд-во ЛГУ, 1965.

Глава I.
Проблемы произведения в советском гражданском праве
1. Гражданское право и проблема произведения
Задача определения понятия «произведение», казалось бы, не должна входить в компетенцию гражданского права, так как составляет предмет специальных наук: теории литературы, теории искусства и теории науки. Многие цивилисты так именно и смотрят на это, отсылая в случае необходимости судебные органы, рассматривающие авторские и изобретательские споры, к специальной экспертизе. Тем не менее в цивилистической литературе был высказан и другой взгляд. В научных трудах В.И.Серебровского, посвященных авторскому праву, задача определения понятия произведения была отнесена к компетенции гражданского права. Указав на то обстоятельство, что «закон, гарантируя охрану произведения, не указывает, однако, что следует понимать под «произведением», В.И.Серебровский решительно заключил, что «задача дать определение понятия произведения падает, таким образом, на долю науки гражданского права»1. Им же была сделана попытка раскрыть понятие произведения полнее, чем это имело место ранее в авторском праве. Тем самым был предпринят важный шаг в изучении сложной проблемы произведения в аспекте гражданского права.
Свой вклад в решение рассматриваемой проблемы наряду с В.И.Серебровским внесли многие советские ци-
1 В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 31.

вилисты: Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, М. В. Гордон, А. И. Ваксберг, Е. Л. Вакман, И. А. Грингольц, Н. А. Райгородский и другие. Однако эти исследования далеко не завершены.
Приступая к исследованию проблемы произведения и связанной с ней проблемы творчества, цивилист оказывается в том положении, в каком находится криминалист, оперирующий такими понятиями, как «телесное повреждение», «вина», «вменяемость». Ведь наука уголовного права разрабатывает эти понятия, опираясь на психологию, психиатрию, анатомию и другие специальные науки. Точно так же и цивилист, желающий исследовать проблему творчества, проблему произведения, вынужден обратиться к тем специальным наукам, которые изучают данные явления: теории познания, теории литературы и искусства, психологии, языкознанию. Это исследование не должно подменять собой исследования специальных наук, изучающих произведения творчества. Оно должно заключаться в ассимиляции результатов указанных наук и их использовании в теории гражданского права.
Не следует думать, что необходимость пользоваться достижениями неюридических наук составляет исключительную особенность гражданского права. Есть и другие виды правоотношений, кроме гражданских, изучение которых невозможно без использования достижений неюридических наук.
Трудовое право также не может успешно развиваться без помощи наук, не имеющих отношения к праву. Определение продолжительности рабочего дня, очередного отпуска, перерывов в работе в течение дня, отпусков по беременности и т. д. требует знания физиологии. Виды нарушений трудовой дисциплины не могут быть правильно установлены без соответствующих социологических изысканий, точно так же как и выработка юридических норм в области брачного и семейного права.
Все сказанное говорит о том, что в науках гражданского, трудового, уголовного права должны быть разделы, в которых исследуются проблемы, соприкасающиеся с тематикой других, неюридических наук. В науке гражданского права это — проблема творчества, новизны произведения, без исследования которых авторское, изобретательское право и право на открытие развиваться не могут. Убедительным подтверждением плодотворности таких

исследований служит появление ряда цивилистических работ следующих авторов: названный выше «Курс лекций по гражданскому праву» О.С.Иоффе, книги А. К. Юрченко1, Е. П. Торкановского2, А. М. Гарибяна3, В. А. Дозорцева4, Е.Л.Белиловского5. В названных работах исследование проблемы изобретательского и авторского права ведется с учетом достижений таких наук, как психология, диалектическая логика, теория литературы и искусства.
В ходе дальнейшего исследования мы называем произведением результат мыслительной (или интеллектуальной) деятельности человека. «В конце процесса труда,— писал Маркс,— получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально»6. Это идеальное представление создается человеком и является его произведением, так же как и материальный результат процесса труда.
Казалось бы, что создаваемый человеком идеальный результат его мыслительной деятельности есть понятие однозначное. Иначе говоря, любое произведение человеческой мысли должно рассматриваться как результат творчества. В таком случае выражения «произведение мысли» и «произведение творчества» одинаковы по своему значению. В отличие от оригинального производства мыслей, которое сейчас в науке психологии принято называть продуктивным, или творческим, мышлением, существует еще воспроизводство готовых мыслей. Это тот случай, когда человек совершает по правилам логики в заученном порядке мыслительные операции с известными ему понятиями, получая при этом результат, детерминированный в целом всем ходом его воспроизводящей мыс-
1 См. А. К. Юрченко, Проблемы советского изобретательского права, изд-во ЛГУ, 1963. 1
2 См. Е. П. Торкановский, Советское законодательство об изобретательстве и рационализации, Куйбышев, 1964.
3 См. А. М. Г а р и б я н. Авторское право на произведения науки в СССР, автореферат канд. диссертации, М., 1966.
4 См. В. А. Дозорцев, Охрана изобретений в СССР. Труды ЦНИИПИ, М., 1967.
5 См. Е. Л. Белиловский, Проблемы гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в связи с созданием научных результатов, автореферат канд. диссертации, М., 1971.
6 К. Маркой Ф. Энгельс, Соч., т. 23, стр. 189.

лительной работы. Таков процесс решения задачи школьником знающим правила решения задач данного вида. Этот второй вид мышления в науке психологии называют репродуктивным.
Идет ли речь о продуктивном (творческом) или репродуктивном мышлении, в обоих случаях процесс мышления может завершиться некоторым результатом (произведением—на языке гражданского права)1. Отсюда следует сделать важный для гражданского права вывод: существуют два вида произведений—творческие и нетворческие. Это означает, что понятие произведения с точки зрения психологии мышления шире, чем понятие «произведение творчества». Произведение творчества — частный случай понятия «произведение» (произведения мысли).
Советское гражданское право давно уже оперирует этими двумя понятиями произведения. К произведениям творчества оно относит объективно выраженные произведения науки, литературы, искусства, а также произведения технического творчества.
Ко второму виду оно относит произведения, создание которых не требует «оригинального производства» идей., Таковы, например, телефонный справочник или иной информационный источник, составленный по известным правилам (принципы построения, систематизация материала). Во всех курсах гражданского права деятельность, имеющая своим результатом создание подобных произведений, вполне основательно не считается творческой, и потому произведения такой деятельности к объектам авторского права цивилистами не причисляются 2.
Здесь уместно подчеркнуть, что различие между произведениями репродуктивного мышления и произведениями продуктивного мышления — кардинальная константа гражданского права. Именно это различие обосновывает тот фундаментальный факт, что в авторском праве охраноспособность произведения, или его правообъектность, обусловливается наличием творчества, приобретающего-
1 Мы не касаемся здесь того случая, когда мыслительный процесс кончается безрезультатно.
2 Термин «объект авторского права» имеет здесь и далее то же значение, что и «предмет авторского права» (ст. 475 ГК. РСФСР). Термин «объект» позволяет построить понятие «правообъектность», играющее в дальнейшем важную роль.
10

значение конститутивного юридического факта. Элементы творчества, строго говоря, объективны в такой степени, что, располагая соответствующим научным инструментом, мы должны уметь устанавливать их с такой же точностью, с какой экспериментатор устанавливает эмпирический факт. В этом отношений огромную роль играет не только наука о творчестве, но и та существенная черта советского авторского права, что оно берет под свою охрану авторство, независимо от достоинства произведения, т. е. независимо от того, насколько значителен элемент творчества. Авторство произведения охраняется, в чем бы ни проявился элемент творчества и какова бы ни была его степень (ст. 475 ГК РСФСР). Значение этой особенности социалистического авторского права позволяет отказать в признании яичных прав только тем, кто выдает технический труд за произведение творчества или создает творческие произведения, изъятые из сферы правовой охраны (например, нормативные акты).
2. Понятие произведения в Гражданском кодексе РСФСР 1
Если окинуть взглядом перечень охраняемых законом произведений, приведенный в ст. 475 ГК, то поражает многообразие видов произведений. Их, казалось бы, невозможно подвести под одну рубрику. Объединение этих произведений под рубрикой «авторские произведения»2 представляет определенную научную ценность, но не исчерпывает разновидности произведений, упоминаемых в ГК.
Точно так же, разбивая авторские произведения на две большие группы (произведения науки и произведения художественные), О.С.Иоффе 3 получает общие понятия для произведений, составляющих объект авторского права (ст. 475), однако сюда не подойдут официальные документы и судебные решения, названные в ст. 487 ГК
1 В дальнейшем при ссылке на ГК имеется в виду Гражданский кодекс РСФСР.
2 См. Б. С. Мартынов. Права авторства в СССР, «Ученые труды ВИЮН», вып. IX, М., 1947, стр. 136.
3 См. О.С.Иоффе, Советское гражданское право, т. III, стр. 13.
11

произведениями. Кроме того, ст. 475, завершая свой перечень словами «другие произведения», ставит нас перед проблемой: если этот перечень не исчерпывает разновидности авторских произведений, то какими критериями следует руководствоваться, относя к числу авторских произведений то, чего нет в перечне?
Указания для ответа на эти вопросы можно найти при сопоставлении ст,ст. 492 и 475.
Статья 492, регулируя случаи дозволенного использования чужого произведения, на первое место ставит такое его использование, в результате которого создается новое (1) творчески самостоятельное произведение (2). Построение этого пункта показывает, что признак новизны (1) и признак творческой самостоятельности произведения (2) составляют два независимых друг от друга признака. А так как творчески самостоятельное произведение всегда ново, то, по-видимому, возможны такие произведения, которые новы, не будучи творчески самостоятельными.
В самом деле, произведение состоит из множества разнородных компонентов. Например, в произведении литературы различают тему, материал, сюжет, словарный состав, образную систему, композицию и т. д. Произведения искусства или науки также отличаются сложным составом. Если бы для творческой самостоятельности произведения требовалась новизна всех без исключения элементов, то понятия новизны произведения и его творческой самостоятельности по смыслу своему совпадали бы. Но в том-то и дело, что для творческой самостоятельности произведения бывает достаточно новизны всего лишь одного элемента по сравнению с используемым оригиналом. С другой стороны, новизна некоторых элементов произведения по сравнению с использованным оригиналом не всегда, как мы видим, свидетельствует о творческой самостоятельности «нового» произведения. Это означает, что возможны новые произведения без творческой самостоятельности. Далее мы познакомимся с ними.
Из изложенного вытекает, что новизну и творческую самостоятельность следует рассматривать как два самостоятельных признака произведения.
Сопоставляя ст. 492 со ст. 475, мы видим, что объектами авторского права могут быть произведения, созданные без использования чужого труда (ст. 475) или с ис-
12

пользованием чужого труда. В последнем случае от произведения требуется новизна и творческая самостоятельность. Отсюда следует кардинального значения вывод:
если признаки новизны и творческой самостоятельности требуются законом от произведений, в которых использован чужой труд, 1 то тем более эти признаки должны характеризовать такие произведения, в которых чужие труды не использованы. Таким образом, любой объект авторского права характеризуется новизной и творческой самостоятельностью. Это позволяет сформулировать общее для авторского права положение: объектом авторского права является только произведение творчества. Такой вывод и был сделан в науке гражданского права.
Следовательно, мы получили ответ на вопрос, каким критерием руководствоваться, относя к числу авторских произведения, которых нет в перечне, приведенном в ст. 475. Для отнесения к числу объектов авторского права произведений, не перечисленных в этой статье, необходимо руководствоваться критерием новизны и творческой самостоятельности произведения. Цивилисты пользуются этим критерием, решая вопрос, охраняются ли авторским правом произведения, не упомянутые в ст. 475, например художественные изделия, выпускаемые промышленностью, настольно-печатные игры, модели бытовой одежды и др. 1.
Так как понятие произведения, как показывает психология мышления, шире понятия «творческое произведение», то мы должны быть готовы к тому, что в гражданском праве не все произведения могут быть объектами права. Этот вывод подтверждается анализом ст. 487.
Указанная статья регулирует отношения, связанные с созданием сборников «произведений», не являющихся предметом чьего-либо авторского права, как то: законов, судебных решений, иных официальных документов, произведений народного творчества, авторы которых неизвестны, древних актов и памятников, а также иных произведений, не охраняемых авторским правом.
Произведениями названы здесь законы, судебные решения и иные официальные документы, древние акты и
1 См. Е. Вакман, И. Грингольц, Авторские права художников, «Советский художник», 1962, стр. 11—14.
13

памятники. Не может быть сомнения б том, что среди этих произведений должны встретиться и такие, создание которых требует не творчества или вдохновения, а чисто технических выводов, сноровки и профессиональных знаний, т. е. так называемого репродуктивного мышления.
Следовательно, понятие «произведение» и понятие «объект авторского права» в ГК не совпадают: существуют произведения, не являющиеся объектом авторского права.
Этот вывод соответствует принятому в психологии делению произведений на два вида: произведения репродуктивного мышления и произведения творческого (продуктивного) мышления. Он соответствует и логике понятия «произведение»: «произведение творчества» есть всего лишь частный .случай более общего понятия—«произведение мышления»1.
3. Анализ системы произведений в ГК и их классификация
При первом взгляде на перечень произведений, упоминаемых в ГК, кажется, что их нельзя привести в стройную систему, настолько они разнохарактерны. Однако уже в самом ГК находится такое подразделение произведений, от которого не может отойти ни один исследователь. Все творческие произведения делятся в ГК по виду юридических норм, регулирующих соответствующие отношения, на три группы:
а) произведения, охраняемые нормами авторского права;
б) произведения, охраняемые правом на открытие;
в) произведения охраняемые изобретательским правом.
1 Некоторые психологи отрицают существование репродуктивного мышления, считая любое мышление всегда творческим (см. В. А. Брушлинский, Психология мышления и кибернетика, изд-во «Мысль», 1970, стр. 52, 178—179). Репродуктивное мышление они рассматривают как процесс чисто механических психических актов. Этот спор психологов для гражданского права значения не имеет. Будем ли мы рассматривать данное произведение как результат репродуктивного мышления или же как результат механических психических процессов — в обоих случаях объекта авторского права не окажется.

Это деление произведений должно сохраниться в любой юридической классификации произведений.
Анализ системы произведений, упоминаемых в ГК, открывает, как было показано выше, и другое, более общее деление произведений. Гражданский кодекс именует произведениями не только продукты творчества, но и такие произведения мыслительной деятельности, для создания Которых достаточно репродуктивного мышления. Это различие между произведениями мысли также должно быта отражено в классификации произведений.
Кодекс относит к произведениям, охраняемым авторским правом, не только вполне самостоятельные творения, но и такие произведения, некоторые элементы которых заимствованы из чужих трудов, т. е. так называемые зависимые произведения, мимо которых классификация не может пройти, если претендует на полноту.
Следует, наконец, иметь в виду, что все три раздела. ГК (IV, V и VI), посвященные произведениям творчества, объединяются одним общим правовым институтом—правом авторства. Произведения литературы, искусства, науки, открытия и изобретения — все это объекты права авторства.
Если принять во внимание все названные выше требования, предъявляемые анализом ГК к делению произведений, то мы получим классификацию, представленную следующей схемой:

15

Отдельные виды произведений, представленные в этой классификации, могут быть подразделены на разновидности1.
Приведенная таблица показывает, какое содержание Гражданский кодекс вкладывает в понятие «произведение». Она убеждает в том, что понятие «произведение» шире, чем понятие «произведение творчества», что существуют произведения мысли, которые гражданским правом не охраняются.
1 См. О. С. И о ф ф е, Советское гражданское право, т. III, стр. 131

Глава II.
Существенная новизна авторских произведений
1. Постановка проблемы
Проблема эта впервые была поставлена в науке авторского права М.В.Гордоном. «Для элемента творчества,—писал М. В. Гордон,—характерным является прежде всего то, что произведение отличается существенной новизной, говорящей о самостоятельной работе автора»1.
Если вдуматься в формулу М. В. Гордона и извлечь из нее содержащиеся логические возможности, то можно прийти к интересной и важной аналогии, сближающей в этом пункте авторское право с изобретательским и правом на открытие. Но об этом далее.
Как же представлял себе М. В. Гордон существенную новизну произведения? «Конечно, новизна в произведении является понятием относительным. В области науки и литературы значительная часть произведений основывается на трудах предшественников автора по данной области. Возможны всякого рода литературные и научные влияния, возможны переработки ранее созданных произведений для создания нового. Во всех этих случаях элемент новизны не будет налицо в полной мере»2.
Приведенные высказывания М. В. Гордона показывают, что автор видит в существенной новизне произведения проявление его творческой самостоятельности, не тре-
4 М. В. Гордон, Советское авторское право, Юриздат, 1955, стр. 63.
2 Т а м же, стр. 63.
17

буя при этом абсолютной новизны произведения: новизна относительна, ее мера может быть различной в разных произведениях.
Таким образом, под существенной новизной произведения М.В.Гордон понимает меру новизны: большее или меньшее количество новых элементов в произведении, В изобретательском праве и в праве на открытие под существенной новизной понимают качество новизны: неочевидность технического решения с точки зрения мирового уровня технических и научных знаний, невыводимость открытий из известных научных положений.
Мысль, высказанная М. В. Гордоном, была развита Т. А. Фаддеевой. «Авторское произведение литературы, науки, искусства или технического творчества должно явиться новым в сравнении с ранее известными произведениями аналогичной деятельности. Новое может быть проявлено в теме, идее, содержании или форме произведения. Произведения с новой идеей, оригинальным содержанием и формой изложения обладают существенной, абсолютной новизной. Таковы все изобретения, воплощающие новую техническую идею, открытия. Такие произведения живописи, как «Кочегар» Касаткина с идеей социальной несправедливости, картина Репина «Иван Грозный и его сын Иван», подметившая впервые в истории не столько факт убийства сына и жестокость Ивана Грозного, сколько человечность Грозного, представленного зрителю страждущим и слабым; литературное произведение М. Горького «Мать» с темой революционного пробуждения женщины—также являются новыми произведениями»1.
Как видно из приведенного текста, речь у Т. А. Фаддеевой идет одновременно и о мере новизны в авторском праве, как у М. В. Гордона (количество новых элементов), и о качестве новизны (как в изобретательском праве) . Однако мысль Т. А. Фаддеевой, важная и интересная сама по себе, осталась неразработанной. Провести параллель между новизной произведения литературы или науки, с одной стороны, и новизной изобретения — с дру-
1 Т. А. Фаддеев а, Право авторства по советскому гражданскому праву («Вестник ЛГУ» № 23, серия экономики, 1957, стр. 114).
18

гой, как это сделала Т. А. Фаддеева,—это значит лишь поставить проблему, но не решить ее. Ведь в литературе по авторскому праву было отмечено, что признание новизны существенным признаком объекта авторского права излишне 1.
Т. А. Фаддеева уловила общность признака существенной новизны в авторском и изобретательском праве, но функция этого признака в том и другом осталась неясной.
Взгляд, высказанный М. В. Гордоном в. 1955 году, на существенную новизну произведения как на один из признаков объекта авторского права таился в скрытой форме уже в ст. 9 Основ авторского права 1928 года, допускавшей использование чужого произведения без согласия автора для создания нового, существенно от него отличающегося. Это означало двоякое:
1) произведение, созданное на основе использования другого, должно быть новым;
2) оно должно обладать существенным отличием от использованного. Иначе говоря, в ст. 9 Основ авторского права 1928 года имелся в виду критерий существенной новизны произведения.
М. В. Гордон, высказывая мысль о том, что «для элемента творчества характерным является прежде всего то, что произведение отличается Существенной новизной, говорящей о самостоятельной работе автора», ограничился этим общим утверждением. Наша задача должна поэтому состоять в том, чтобы определить, во-первых, какие именно элементы произведения должны быть новыми, чтобы можно было говорить о творческой самостоятельности произведения, и, во-вторых, что придает им то качество новизны, которое называется существенной новизной.
Так как существенная новизна продуктов мышления — категория философская, то исследование проблемы следует начать с краткого рассмотрения ее философского аспекта.
1 См. Е. Вакман, И. Грингольц, Авторские права художника, стр. 9.
19

2. Философский аспект проблемы
Как уже говорилось, в психологии различают два вида мышления: репродуктивное и продуктивное, или творческое. Оба вида мышления могут завершиться некоторым результатом, т.е. произведением. Произведение репродуктивного мышления рассматривается в психологии как воспроизведение известных ранее результатов заученными приемами мышления, в то время как процесс творчества приводит, по мнению психологов, к принципиально новым результатам, существенно изменяющим наличные знания. Творчество характеризуют в психологии как «искание и открытие нового, т. е. существенно новых и общих свойств, процессов, вещей, явлений, событий и их взаимоотношений», а мышление — как «психический процесс самостоятельного искания и открытия существенно нового (курсив наш.—В. И.).
Следует иметь в виду, что известность полученного результата мышления сама по себе не может служить доказательством отсутствия творчества, так как человек может прийти к нему самостоятельно и воспроизвести известный другим, но неизвестный ему результат. В этом случае мы имеем дело с так называемой субъективной новизной, она то и служит критерием творческого характера: таким образом, репродуктивное мышление характеризуется не только известностью его результата, но также и «механическим» характером воспроизводящих этот результат психических актов.
Хотя в теории познания и психологии речь идет о творческом познавательном процессе, мы считаем возможным распространить этот взгляд на творчество художественное и техническое, так как «механизмы» психических процессов, лежащих в основе данных видов творчества, вряд ли существенно отличаются от «механизмов» творческого познавательного мышления 2.
1А. В. Брушлинский, Психология мышления и кибернетика, изд-во «Мысль», 1970, стр. 51—52. См. также «Современные проблемы теории познания диалектического материализма», изд-во «Мысль», 1970, стр. 320 и 323.
2 Такое сходство отмечалось уже В. М. Бехтеревым в статье «О творчестве с рефлексологической точки зрения», опубликованной в виде приложения в книге С. О. Грузенберга, Гений и творчество, Л., 1924, стр. 231. См. также Б. Мейлах, Проблемы психологии научного творчества («Новый мир» 1970 г. № 11, стр. 280—281).
20

Из сказанного выше следует, что существенная новизна — непременный признак любого произведения творчества.
Когда говорят о существенной новизне произведения, то имеют в виду «выход за пределы того, что непосредственно логически вытекает из имеющихся теоретических положений и данных опыта». При этом «создается новая понятийная схема, что ведет к существенному изменению имеющейся теории»1 (курсив наш.—В. И.). Как показывает терминология, существенность новизны налицо там, где новый результат изменяет сущность принятых взглядов.
Нетрудно заметить, что «выход за пределы того, что непосредственно логически вытекает из имеющихся теоретических положений и данных опыта» может иметь субъективное и объективное значение. Как уже указывалось, малосведущий человек может открыть или создать нечто существенно новое для себя, но известное другим, в то время как сведущее лицо в состоянии дать новое для всего человечества. «Вполне учитывая очень глубокое различие между обоими указанными проявлениями творчества,—пишет А.В.Брушлинский,—мы, однако, считаем возможным объединить их вместе на основе существенно общего для них единого признака, одинаково характерного и для мышления ученика, и для мышления ученого. В обоих указанных случаях наиболее важная особенность мыслительного акта состоит прежде всего в том, что открываемое в процессе мышления новое является таковым по отношению к исходным стадиям процесса. Это и есть один из объективных критериев нового (тем самым это критерий творчества и вообще развития)»2.
Далее будет показано, что правовой критерий существенной новизны генетически связан с психологическим, хотя и имеет свои особенности.
В заключение следует отметить, что наряду с понятием существенной новизны результата мышления мы встречаемся в психологии мышления и теории познания
1 «Современные проблемы теории познания диалектического материализма», изд-во «Мысль», 1970. стр. 323.
2 А. В. Брушлинский, Психология мышления и кибернетика, стр. 177.
21

с понятием новизны без квалифицирующего признака существенности. Различие между новым и существенно новым пока еще в философии исследовано недостаточно. Но оно должно играть определенную роль в гражданско-правовой теории произведения творчества.
3. Понятие существенной новизны в авторском праве
Существенная новизна—легальный реквизит понятия изобретения 1. За пределами изобретательского права это понятие не встречается ни в каких нормативных актах.
Несмотря на это, понятие существенной новизны получило в юридической литературе широкую интерпретацию, так как его стали применять вне рамок изобретательского права также для характеристики открытий 2 и произведений литературы, искусства, науки (М. В. Гордон, Т.А.Фаддеева). Это обстоятельство ставит науку гражданского права перед проблемой: является ли признак существенной новизны специфическим критерием изобретательского права, позволяющим определять правообъектность (охраноспособность) изобретений, или, может быть, этот признак характеризует все произведения творчества вообще: научные, литературные, художественные?
Исследование этого вопроса следует начать с анализа нормативных актов, посвященных регулированию авторских отношений в прошлом и в настоящее время, учитывая при этом все, что было сказано о понятии существенной новизны в философском аспекте.
Статья 9 Основ авторского права 1928 года в настоящее время не действует. Ее заменила норма, регулирующая порядок использования чужого изданного произведения для создания нового, творчески самостоятельного произведения (п. 1 ст. 492 ГК). Однако, сопоставление
1 См. п. 3 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 24 апреля 1959 г. № 435 (СП СССР 1959 г. № 9, ст. 59).
2 См. В. И. Серебровский, Правовая охрана научных открытий в СССР, изд-во АН СССР, 1960, стр. 36.
22

ст. 9 Основ 1928 года со ст. 492 ГК весьма плодотворно, так как изменение словесной редакции нормы в действующем ГК не упразднило основного смысла прежнего закона. И сейчас смысл ст. 492 ГК (п. 1) сводится к тому, что произведение, созданное с использованием чужого труда, должно быть новым и существенно отличным от него.
Таким образом, новизна и существенное отличие — понятия, неразрывно между собой связанные. В своем логическом единстве они означают обновление сущности использованного произведения, изменение его существенных элементов.
Новизна существенных элементов произведения и есть его существенная новизна, отличающая произведение от сравниваемого с ним.
В таком понимании существенная новизна становится важнейшим критерием авторского права, позволяющим размежевание сфер субъективных авторских правомочий.
В изобретательском праве существенная новизна есть новизна сущности изобретения, новизна его существенных признаков, дозволяющая отграничить данное техническое решение от всех сходных с ним решений. И в авторском праве существенная новизна есть новизна существенного элемента произведения (или существенных элементов), позволяющая отличить новое, творчески самостоятельное произведение от заимствования.
В изобретательском праве существенная новизна есть одно из условий правообъектности изобретения. И в авторском. праве существенная новизна определяет правообъектность произведения.
Разница состоит лишь в том, что в изобретательском праве установление существенной новизны и тем самым правообъектности относится к содержанию понятий и требует административного акта признания, тогда как в. авторском праве оно относится к форме произведения и не требует официального признания.
Соображения М. В. Гордона о существенной новизне авторского произведения, поддержанные в юридической литературе Т. А. Фаддеевой, находят отзвук в научных работах других авторов. Так, О. С. Иоффе пишет, что «для произведений литературы и искусства форма имеет не меньшее значение, чем содержание, и потому каждая существенно новая форма приводит к появлению нового
23

произведения, хотя бы оно и было посвящено уже известному в той или иной мере содержанию»1 (курсив наш. — В. И.). Здесь о существенной новизне говорится уместно и точно: О. С. Иоффе пользуется понятием существенной новизны в качестве критерия, позволяющего различать разные объекты авторского права, разграничивать сферы субъективных авторских прав. При этом существенная новизна понимается как новизна существенного элемента произведения.
Не всем цивилистам удалось избежать недооценки положения М.В.Гордона. Так, Е. Вакман и И. Грингольц писали: «Иногда утверждают, что существенным признаком объекта авторского права является его новизна» (здесь следует ссылка на «Советское авторское право» М. В. Гордона, стр. 63). «Несомненно,—продолжают они, — всякое произведение искусства — ново, потому что уникально; оно не может быть повторением ранее созданного, так как нет двух людей, у которых творческий процесс протекал бы одинаково. Даже повторенное самим автором произведение нередко отличается от первого экземпляра. Однако, когда говорят о признаке новизны, обычно имеют в виду другое — сближение авторского права с изобретательским, где новизна изобретения, будучи необходимым его признаком, означает всегда новизну содержания, новую идею, повышающую уровень мировой техники по сравнению с достигнутым. Такого, понятия новизны в авторском праве не существует, точно так же как не существует и приоритета на какую-то новую тему или идею, впервые вводимую художником в арсенал искусства. Ее могут свободно разрабатывать и другие авторы, конечно, собственными художественными средствами»2.
По существу этого рассуждения нечего возразить, но ведь речь идет не о том, что носителем существенной новизны в авторском праве является содержание произведения. Речь идет о другом. В изобретательском и в авторском праве для разграничения разных объектов права приходится пользоваться критерием новизны. В изобре-
1 О. С. И о ф ф е, Советское гражданское право, т. III, стр. 6.
2 E. Вакман, И. Грингольц, Авторские права художников, стр. 9.
24

тательском праве этот критерий прилагается к содержанию объекта, в авторском—к его форме. Если, выражаясь словами Е. Вакмана и И. Грингольца, идею или тему, впервые введенную художником в арсенал искусства, могут свободно разрабатывать другие авторы, «конечно, собственными художественными средствами», то это как раз означает, что разработка чужой идеи требует существенно иной формы, т. е. новизны существенного компонента произведения. Под существенными компонентами имеются в виду элементы произведения, создание которых требует творчества. Такая новизна и есть «существенная», и только в этом смысле критерий существенной новизны рассматривается в качестве правила оценки, общего для авторского и изобретательского права.
Обратимся к примеру из литературы.
Вот строки из оригинального стихотворения В. Демидова:
«Мы с отцом в забое были.
Мы рубили уголь вместе...»
То же самое у плагиатора звучит так:
«Мы в забое с папой были.
Уголь вместе с ним рубили...»
В оригинале:
«Ой, не ври,— сказала Рая,—
Уголь ты рубил в сарае...»
У плагиатора:
«Вот и врешь,—сказала Рая,—
Уголь ты рубил в сарае...»1
Какой критерий позволяет здесь обосновать наличие плагиата? Только критерий существенной новизны: для творческой самостоятельности стихотворения, в котором заимствовано идейное содержание другого, недостаточно перефразировать мысль, если такая работа над словом не
1 М. Миронов, «Вот и врешь,—сказала Рая» («Литературная газета» 31 января 1963 г.).
25

требует творчества,—необходима новизна художественных средств или образов, составляющих творческую сущность произведения, т. е. необходима существенная новизна.
Предлагаемая нами интерпретация признака существенной новизны произведения науки, литературы и искусства проливает свет и на критерий существенной новизны в изобретательском праве. Различное понимание этого критерия в практике и теории изобретательского права (см. гл. V) объясняется, на наш взгляд, отчасти тем, что не учитывается универсальное значение и гносеологическая однозначность этого признака, свойственного всем без исключения произведениям творчества. Изобретение, открытие, произведение науки, литературы, или искусства — все они обязаны своей правообъектностью признаку новизны их сущности. Именно новизна сущности, т. е. существенных элементов произведения (идеи—в открытии и изобретении, образы и язык—в произведениях литературы и искусства), характеризует творческую природу и правообъектность произведения.
Определив универсальный критерий существенной новизны любого произведения творчества как новизну существенных элементов произведения, мы разрешили только часть задачи. Не зная, какие элементы произведения творчества следует считать существенными с точки зрения гражданского права, мы не сможем этим критерием пользоваться. Поэтому вторая часть задачи состоит в том, чтобы выяснить те элементы каждого вида произведений творчества, которые могут быть носителями существенной новизны произведения. Анализ этих структурных элементов следует начать с произведений литературы.
4. Существенная новизна произведений литературы
Первая попытка выявить элементы произведения литературы принадлежит немецкому философу Фихте, выступившему против неправомерной перепечатки книг.
В каждой книге, заявил Фихте, можно различать двоякое: физическое начало, т. е. бумагу с напечатанными на ней знаками, и духовное. Право собственности на книгу в физическом ее виде переходит к покупателю. Что же
26

касается духовного начала книги, то оно заключается опять-таки в двояком: в ее материальном содержании, т. е. в мыслях, которые она преподносит, ив форме их изложения: особенностях их сочетания, манере и оборотах речи, словесном выражении. Продавая книгу, автор теряет кроме права собственности на ее «тело» также исключительные права на высказанные в ней мысли, которые становятся общим достоянием. Но то, на что он безусловно сохраняет право, что по своей природе неотчуждаемо,—это форма выражения его мыслей: она индивидуальна и навсегда остается достоянием автора. Усваивая чужие мысли, мы придаем им собственную форму, присваивая чужую форму, мы совершаем плагиат1.
К исследованиям Фихте примыкают теоретические построения двух немецких юристов — Колера и Боора.
Колер рассматривает произведение искусства как художественное произведение языка, понимая под язычком не только язык в собственном смысле слова, но и естественное выражение мыслей и, чувств с помощью звуков, мимики, жестов (музыка, пантомима). Художественная форма литературного произведения—это прежде всего его оригинальный (строго индивидуальный) словесный наряд, особенности языка писателя. Колер в отличие от Фихте проводит различие между словесной оболочкой произведения, и манерой выражать мысли, называя первую внешней формой, вторую—внутренней формой произведения. Внешняя форма может измениться, хотя внутренняя форма при этом сохраняется (например, при переводе)2.
К этим двум компонентам художественного произведения (внешняя и внутренняя форма) Колер присоединяет третий образное содержание. Оно тоже является результатом творчества и требует правовой охраны.
Объектом авторского права является произведение языка (в указанном выше широком смысле этого .слова), состоящее из всех названных трех компонентов 3.
1Johann Gottlieb Fichte Samtliche Werke, В. 8, Berlin, 1846, SS. 225—337, «Beweis der Unrechtmassigkeit des Buchernach-drucks».
2 Johann Kohler, Urheberrecht an Schriften und Verlagsrecht, Stuttgart, 1907. -
3 J. Kohler, цит: соч„ стр. 128—152,
27

Следуя взглядам Колера на состав художественного произведения, другое немецкий исследователь — Боор различает внешнюю форму произведения, т. е. чисто внешнюю последовательность слов, и внутреннюю форму, т. е. особенности чередования образов, построения и внутреннего ритма произведения. Если бы охранялась только внешняя форма, то автор был бы беззащитен против перевода. Авторское право защищает внутреннюю форму произведения, которую Боор называет Sprachform 1.
Советская теория литературы содержит богатейший - материал по структурному анализу произведения. Исследуя этот-материал и взгляды литературоведов на состав произведения в ранее изданной книге, мы остановились на следующей дифференциации структуры произведения литературы: тема, материал, идеология, образная система, сюжет, язык, заглавие 2. Рассмотрим их кратко.
А. Тема
Можно встретить различные взгляды на то, какое место тема занимает в структуре литературного произведения. Иногда тему выносят за рамки литературного произведения, не придавая ей значения компонента произведения. В этом случае говорят, что тема «дана самими явлениями объективной действительности»3. Такая трактовка темы снимает проблему о возможности авторского права на тему.
Но есть и другая точка зрения: тему рассматривают как один из компонентов произведения 4. В этом случае может возникнуть вопрос о правомерности заимствования темы из чужого литературного произведения без согласия автора этого произведения.
Если бы каждый компонент произведения литературного творчества обладал творческой природой, то пробле-
1 Н. О. d e Boor, Urheberrecht und Verlagsrecht, Stuttgart, 1917, SS. 84—85.
2 См. В. Я. И о н а с. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике, стр. 28—29.
3 О. С. Иоффе, Советское гражданское право, т. III, стр. 18.
4 Юрий Нагибин ставит тему в один ряд с такими компонентами художественного произведения, как сюжет, фабула и др., см. его статью «Деталь в рассказе» («Литературная газета» 29 августа 1959г.).
28

ма заимствования темы получила бы однозначное решение: ее следовало бы считать охраноспособным элементом произведения в том смысле, что использование чужой темы без согласия автора рассматривалось бы как правонарушение.
Однако структурный анализ произведения творчества, как будет показано, далее, открывает нам в составе произведения не только такие элементы, которые требуют созидательной мысли, мысли творческой, но и другие, хотя и влияющие на творческий процесс, но не требующие творчества. Писатель Е. Н. Пермитин (по свидетельству И. Стрелковой) заявляет, что тему даже не ищут, что «она приходит сама, но не ко всем». «К ней, как к магниту, начинают собираться герои». Из дальнейших высказываний Е.Н. Пермитина видно, что тема приходит именно к тому писателю, которому дано быть «сыном своего времени», к тем. Кто, как мембрана, отзывается на звуки своего времени 1.
Итак, тема.—это круг жизненных явлений, откуда писатель черпает сюжет, но круг этот очерчивается творческим интеллектом писателя, производящего свой выбор.
По-видимому, как и всякий выбор, приход писателя к теме или (по Пермитину) приход темы к писателю предполагает избирательную деятельность мышления, аналитическую и обобщающую работу мысли. Это тоже творчество, и тем не менее тема не создается, творческие искания приводят писателя к нахождению темы, а не к ее созданию.
Вот почему краткий анализ проблемы темы приводит к выводу, что тема произведения авторским правом не охраняется и может быть свободно использована всеми, кто к ней обращается. Подтверждение этому мы находим и в судебной практике.
Б. Материал
Нам неизвестны исследования по теории литературы, в которых специально решался бы интересующий нас вопрос о локализации материала в структуре произведе-
1 См. И. Стрелков а, Слово, роман, жизнь («Литературная газета» 17 января 1968 г.).

ния литературы, В художественно-критических статьях можно встретить высказывания, отмечающие органическую связь между принципами отбора жизненного материала и жанровой определенностью произведения. Именно «жанровый угол зрения дает писателю ту строгую меру отбора впечатлений и ограничения себя, которая необходима для глубокой реализации замысла, которая превращает алмазный самородок, найденный в жизни, в бриллиант искусства»1.
Из приведенных высказываний деятелей литературы о материале видно, что речь идет о так называемом жизненном материале. Жизненный материал—это необозримое многообразие лиц, вещей, фактов, событий.
Как в мозаическом произведении из кусочков смальты складывается картина, так и в литературном произведении жизненный материал живет не в сыром виде, а в организованном, составляя органическую часть целого.
Отобранный, систематизированный и синтезированный материал не может быть заимствован в таком же точно виде для создания другого произведения, как это бывает с темой. Он не поддается механическому изъятию из оригинала, поэтому правовая проблема сводится к вопросу о правомерности использования собранного кем-то материала с целью извлечения из него сведений, необходимых для создания другого произведения.
В тех случаях, когда материал, синтезированный писателем в литературном произведении, используется кем-либо только в качестве источника сведений фактического характера для создания нового произведения литературы, авторское право не нарушается. Если же вместе с материалом заимствуются «элементы или эпизоды, которые возникли как плод художественного вымысла писателя» 2, применяются, нормы авторского права. К тому же выводу мы приходим и в том случае, если не рассматривать материал в качестве органической части произведения, если считать, что материал
1А. С о л од о в ни к о в, Открытие человека («Литературная газета» 17 сентября 1963 г.).
2 А. Ваксберг, И. Грингольц, Автор в кино, изд-во «Искусство», 1962, стр. 192.
30

«не образует составного элемента творческого произведения и может свободно привлекаться для создания новых произведений»1. Поэтому, хотя цивилисты и расходятся в решении вопроса, можно ли считать материал составной частью произведения или нет, практически эти расхождения не окажут влияния на решение споров, вызванных заимствованием, материала из чужого изданного произведения 2.
В. Идейное содержание
В советском литературоведении общепризнано, что в идейном содержании произведения есть именно то, ради чего оно пишется (чему служат такие важнейшие элементы произведения, как язык и художественные образы). Насколько велико значение идейного содержания литературного произведения в социалистическом обществе, можно судить по тому, какое внимание уделено этой стороне художественного творчества в отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза. Идейно-политическая зрелость, глубина содержания и выразительность формы рассматриваются в докладе как две составные части, определяющие качество художественного произведения 3.
Идейное содержание художественного произведения отражает отношение автора к действительности. В отличие от произведений научного и технического творчества художественное, в том числе литературное, произведение отражает действительность такой, какой ее видит писатель. Если идеи, излагаемые в математическом, естественнонаучном, техническом произведении, нейтральны, то идеи художественного произведения отражают настроения и оценки-тех классов или общественных кругов, которые оказали влияние на воспитание художника. Но, несмотря на сугубо индивидуальный характер писательских суждений и настроений, оценок, позиций, они порождаются духовной средой, окружающей
1 О. С. Иоффе. Советское гражданское право, т. III, стр. 19.
2 См. гл. II. .
3 См. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 89.
31

автора произведения, и возвращаются в общественную среду во всеобщее пользование.
Поэтому идейное содержание художественного произведения в качестве существенного компонента произведения охраняется вместе с произведением, но свободно, как идейный источник творчества для создания других произведений с тем же содержанием.
Г. Образная система и язык
Художественные образы в литературном произведений—это изображение героев, их характеров, действий, конфликтов между ними, событий, обстановки, изображение природы и т. п. Речь идет не о словах, которыми при этом пользуется писатель (словесное выражение образной системы—особый элемент, органически слитый с образной системой произведения), но о представлениях, которые возникают у нас при чтении произведения.

стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>