<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Уважением к личным интересам граждан проникнуты многие нормы жилищного законодательства. Так, право пользования жилым помещением сохраняется за временно отсутствующими нанимателями (сверх установленного общего срока в 6 месяцев) в случаях выезда в связи с учебой или лечением (ст. 306 ГК РСФСР);
у нанимателя не изымались излишки жилой площади (в виде изолированной комнаты, размером более 9 кв. м), если в результате изъятия лицам разного пола (кроме супругов) пришлось бы проживать в одной комнате либо супругам—в разных комнатах (ст. 316 ГК РСФСР); наниматель может быть выселен через суд без предоставления другой жилой площади, если он систематическим нарушением правил социалистического
182

общежития делает невозможным для других проживание в одном доме или квартире (ст. 333 ГК); во всех этих (и некоторых других) случаях нормы, регулирующие имущественные отношения жилищного найма, непосредственно учитывают и охраняют такие личные блага и интересы граждан, как здоровье, личную неприкосновенность, честь и достоинство, тайну личной жизни и др.
В содержание договора купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания входит обязанность покупателя обеспечить нуждающемуся продавцу необходимый уход и помощь, которые могут носить различный, в том числе и неимущественный характер (ст. 253 ГК РСФСР); весь институт поручения (гл. 35 ГК) основан на личных доверительных отношениях поверенного и доверителя; в число наследников по закону включены близкие для наследодателя родственники (ст. 532 ГК), а из числа наследников по закону и завещанию исключаются лица, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из других наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной им в завещании, способствовали призванию их к наследованию (ст. 531 ГК); в названных случаях закон направлен на охрану личных интересов продавцов, доверителей, наследников, наследодателей.
Вместе с тем возникает вопрос о дальнейшем усилении охраны личных интересов в типично имущественных отношениях.
При заключении сделок по поводу имущества достигается определенный юридический результат — возникновение (изменение, прекращение) прав и обязанностей, связанных с владением, пользованием и распоряжением имуществом. Однако этот результат является не самоцелью для участников сделки, а средством удовлетворения определенных потребностей, интересов. Осознанный интерес определяет цель и мотив поведения. Заключение сделки есть правомерное средство для удовлетворения интересов, которые имеют материальный или духовный характер. Правовой результат сделки — передача имущества в собственность или временное пользование служит удовлетворению этих интересов.
В современных условиях роста материальных и культурных потребностей граждан имущество, вещи (как
183

объекты правового отношения) удовлетворяют не только и не столько элементарные материальные интересы. Большинство сделок, которые в теории гражданского права именуются имущественными, заключается в целях удовлетворения неимущественных или одновременно имущественных и неимущественных интересов. Однако действующее гражданское законодательство и наука гражданского права ориентированы в основном на учет имущественных интересов, оставляя без надлежащей охраны интересы духовного порядка.
Так, если гражданин купил телевизор, то все возможные последующие отношения по владению, пользованию и распоряжению этой вещью регулируются гражданским законодательством исключительно как имущественные с учетом только стоимости данной вещи. Она может оказаться некачественной или быть поврежденной, незаконно изъятой и т. д., и в любых случаях гражданское право обеспечивает собственнику возмещение убытков, виндикацию вещи, но не защищает неимущественных интересов владельца. Тот факт, что телевизор был приобретен для удовлетворения духовных интересов, действующим гражданским правом игнорируется, его нормы не предусматривают, например, право гражданина на время ремонта взять другой телевизор в ателье проката за счет виновного контрагента и, таким образом, удовлетворить личные интересы покупателя.
Аналогичное положение создается также во многих других отношениях, например по договору проката. Так, если взятые в ателье на время отпуска кинокамера или радиоприемник окажутся непригодными для пользования по вине ателье проката, гражданин может только истребовать обратно плату за прокат; неимущественный интерес, лежащий в основе договора, остается незащищенным.
Транспортные уставы и кодексы предусматривают ответственность перевозчика за просрочку доставки груза и багажа, но в случаях опоздания пассажирского поезда, автобуса, теплохода, самолета по вине транспортной организации она не несет ответственности перед пассажиром; в таких, как и во многих других случаях нарушаются интересы личного характера.
В гражданских правоотношениях наличествуют имущественные и неимущественные элементы. Нормы гражданского права должны охранять не только имущество как таковое (экономический интерес), но и неимущественные блага, интересы, выступающие за внешней имущественной формой. Защита последних может осуществляться различными способами, в том числе путем обеспечения их денежными санкциями, с помощью которых достигаются не только стоимостная, но и карательно-предупредительная цели.
Конституционное право граждан на пользование достижениями культуры реализуется в отношениях с
184

различными специальными учреждениями: библиотеками, театрами, кинотеатрами, музеями, выставками, радио, телевидением и др.
Несмотря на важность и весьма широкую распространенность рассматриваемых отношений, они не получили специального закрепления в кодифицированном гражданском законодательстве. Граждане имеют определенные права и обязанности. В частности, по многим из названных видов договоров обязанность граждан состоит в уплате определенных сумм в пользу соответствующих учреждений, которые в свою очередь обязаны обеспечить своевременное и качественное предоставление соответствующих услуг.
Действующие правила, установленные различными подзаконными актами, гарантируют исполнение финансовых обязанностей гражданами, но в ряде случаев оставляют без эффективной защиты их права. Так, музей может оказаться закрытым (в рабочее для него время);
с выставки может быть снята интересная картина; театр отменяет (заменяет) спектакль; объявленные в программе концерта артисты отсутствуют; в радио- и телевизионных передачах допускаются перерывы и не обеспечивается их качество; почтовые учреждения не доставляют периодические издания и т. д.
При подобных нарушениях в некоторых случаях граждане имеют право на возврат уплаченных сумм (например, стоимости купленного входного билета); в других — такая возможность существует лишь символически (трудно представить, например, каким образом можно осуществить право на взыскание стоимости недоставленной подписчику газеты); в третьих — виновное учреждение (радио, телевидение) вообще не несет ответственности перед гражданами. Во всех случаях остаются неогражденными духовные интересы граждан.
Как было отмечено, отношения граждан со специализированными учреждениями по поводу пользования достижениями культуры имеют гражданско-правовой характер. Представляется, что такой .вывод не может встретить серьезных возражений с учетом того, что названные отношения возникают на основании юридического факта — договора равноправных сторон.
Спорным может оказаться вопрос о характеристике в качестве гражданско-правовых отношений, возникающих при реализации конституционного права граждан
185

на охрану здоровья в случаях обращения за медицинской помощью в государственные медицинские учреждения.
Следует обратить внимание на юридическое равенство субъектов этих отношений, принцип диспозитивно-стп, характер прав и обязанностей, гражданско-правовую ответственность медицинских учреждений.
Отношения по организации медицинского обслуживания регулируются различными отраслями права. В числе этих отношений есть и такие, которые в соответствии со своим характером требуют гражданско-правового метода регулирования. К ним относятся отношения по оказанию медицинской помощи гражданам поликли-никок, больницей, санаторием, на дому. Между больным и медицинским учреждением складываются отношения юридического равенства субъектов 'права. Стороны юридически независимы друг от друга, отношения возникают и прекращаются по инициативе граждан, исключая случаи принудительного лечения, предусмотренные законом. Все методы лечения, включая обычные операции и эксперименты, могут проводиться лишь с согласия больного. Между медицинским учреждением и пациентом нет отношений власти и подчинения вне зависимости от возмездности (платные специализированные поликлиники, санатории) или безвозмездности (больницы и поликлиники) отношений.
Находясь в медицинском учреждении, гражданин обязан, конечно, соблюдать правила, определяющие порядок их работы, установленные административно-правовыми актами. Однако это не меняет гражданско-правового характера рассматриваемых отношений, так же как не меняется, например, гражданско-правовая природа договора розничной купли-продажи, хотя покупатели, находясь в торговом предприятии, обязаны соблюдать правила работы магазинов, установленные административным законодательством.
Обязанность медицинского учреждения состоит в том, чтобы при наличии соответствующих показаний обеспечить лечение больного. У больного соответственно возникает право на получение медицинской помощи с момента установления медицинских показаний.
Праву больного на медицинскую помощь корреспондирует обязанность медицинского учреждения по оказанию квалифицированной помощи, соответствующей
186

передовому уровню науки по применению методов диагностики, лечения и обеспечению лекарствами. Это означает, что при отсутствии в данном медицинском учреждении необходимых специалистов пациент имеет право требовать вызова консультантов, консилиума или направления в другое медицинское учреждение. Представляется, что больной имеет также право на выбор врача. Этот вопрос возникает сравнительно редко — при проведении сложных хирургических операций — и должен быть в принципе решен в пользу больного с учетом характера болезни, ее течения, срока проведения операции, фактических возможностей выбранного хирурга и др. Предусмотренное ст. 35 Основ законодательства о здравоохранении согласие больного на операцию включает и согласие на конкретного хирурга.
У больного, в свою очередь, возникает обязанность выполнять все назначения и предписания лечебного учреждения (медицинского персонала).
Названные права и обязанности не получили пока достаточно четкого отражения в законе. Представляется, что уже сам факт детального определения их в гражданских кодексах союзных республик имел бы важное значение в совершенствовании деятельности в области здравоохранения.
С рассматриваемой позиции важно констатировать, что имущественная ответственность медицинских учреждений за повреждение здоровья и причинение смерти пациентам в настоящее время регулируется гражданским законодательством. Такая ответственность наступает на общих основаниях в соответствии со ст, 89 Основ. Медицинское учреждение обязано возместить потерпевшему (или его иждивенцам) утраченный заработок, расходы на лечение, дополнительное питание, протезирование, посторонний уход.
В законе желательно определить понятие «врачебной ошибки», имеющее значение не только при решении вопроса о персональной ответственности медицинских работников, но и о имущественной ответственности медицинских учреждений.
Не исключается постановка вопроса об имущественной ответственности граждан, злостно нарушающих режим лечения, предписания врачей (например, употребляющих алкоголь, наркотики в больнице), в форме взыскания средств, напрасно затраченных на лечение.
187

Сказанное позволяет считать природу рассматриваемых отношений гражданско-правовой. К такому же выводу можно прийти методом исключения: очевидно, что отношения лечебное учреждение — гражданин не являются административно-правовыми, поскольку в самом процессе лечения одна из сторон не обладает властью; тем более эти отношения не могут быть отнесены к предмету регулирования какой-либо другой отрасли. В то же время они не могут оставаться «ничейными», а •потому должны быть урегулированы гражданским законом.
Исходя из изложенного можно констатировать, что действующему гражданскому законодательству не чужды правила, направленные на охрану нематериальных интересов не только в личных, но и имущественных отношениях. Однако такие правила малочисленны и не обеспечивают в полной мере неимущественные интересы граждан. С учетом этого представляется оправданной постановка вопроса о совершенствовании гражданско-правовых норм в рассматриваемом аспекте.
К числу личных, связанных с имущественными относят обычно отношения, возникающие в связи с интеллектуальным творчеством,—авторские и изобретательские31. Такие отношения возникают в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы, искусства, открытий, изобретений и рационализаторских предложений и регулируются нормами разд. IV, V, VI Основ гражданского законодательства.
Объектом авторского права является произведение или изобретение (рационализаторское предложение) как совокупность идей и образов, т. е. нематериальное, духовное благо. Поэтому в своей основе отношения авторства — это личные отношения. Их связь с имущественными выражается главным образом в том, что произведение интеллектуального творчества должно быть объективировано, т. е. иметь конкретно выраженную материальную форму в виде рукописи, книги, картины, скульптуры, формулы изобретения и др., позволяющую воспринимать, воспроизводить, использовать созданное произведение (изобретение).
Автор имеет право на вознаграждение (гонорар). Однако такие имущественные отношения возникают не всегда. Например, произведение может быть написано, но не издано; изобретение признано, но не внедрено; за
188

издание научной работы, выполненной в порядке служебного задания, гонорар не выплачивается; автор может отказаться от гонорара; в подобных случаях имущественное правоотношение не возникает, но автор обладает комплексом личных (неимущественных) прав:
правом на авторство, авторское имя, опубликование и распространение произведения (внедрение изобретения), неприкосновенность произведения науки, литературы, искусства.
Таким образом, личные права авторов являются самостоятельными и независимыми от имущественных;
вернее, наоборот: имущественные права зависят от личных и связаны с ними. Анализ норм авторского и изобретательского права позволяет подтвердить вывод о том, что личные (неимущественные) права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом.
Личное право авторства означает признание гражданина в качестве создателя произведения (изобретения) . Оно тесно связано с правом на авторское имя, позволяющее выпускать произведение в свет с обозначением имени (отчества, фамилии) автора, под всевдо-нимом или анонимно (присвоить изобретению свое имя).
Автору принадлежит право на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения. Обычно это право осуществляется через специализированные организации (издательства, киностудии и др.), а внедрение изобртений — на предприятиях и в организациях. Однако опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения допускается всеми дозволенными законом способами (например, распространением его в виде рукописи, путем личного исполнения, а в отношении изобретения — приобретением патента).
Важнейшим личным правом автора является право на целостность, неприкосновенность произведения: оно не может быть изменено (искажено, сокращено, дополнено каким бы то ни было образом) без согласия его создателя (исключение составляют дополнительные изобретения).
Названные личные, а также имущественные права авторов достаточно подробно рассматривались в литературе32. Поэтому целесообразно остановиться лишь на некоторых вопросах дополнительной охраны личных
189

прав авторов. В частности, нуждается в совершенствовании регулирование отношений авторов работ, выполненных в порядке служебного задания, и авторов публикаций в периодических изданиях.
Согласно закону (ст. 505 ТК) для договоров об опубликовании произведений в периодических изданиях и энциклопедических словарях письменная форма необязательна. «Необязательность» не исключает все-таки письменного, хотя бы упрощенного, оформления отношений авторов статей с издательствами газет, журналов, других периодических изданий в целях более полной охраны как личных, так и имущественных прав. Отсутствие письменного договора создает неопределенность положения автора, его права и сроков на опубликование произведения и безответственность издательств. В целях преодоления такого положения заслуживают внимания предложения об оформлении этих отношений путем бланков-заказов с краткими условиями договора33 и установление обязанности издательств в определенный срок в письменной форме подтвердить получение статьи с заключением о ее использовании.
Изобретение или произведение могут быть созданы их авторами в порядке служебного задания в связи с их работой или вне такой связи. В первом случае возникают отношения, имеющие некоторые особенности.
Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденное Советом Министров СССР 21 августа 1973 г.34, определяет: если изобретение создано автором в связи с его работой на государственном, кооперативном, общественном предприятии (учреждении, организации) или по их заданию, а также если автору была оказана денежная или иная материальная помощь, то автор имеет право на получение только авторского свидетельства, но не патента (п. 24); на служебное изобретение выдается свидетельство предприятию (учреждению), удостоверяющее факт создания изобретения на данном предприятии (п. 62).
Служебные изобретения составляют абсолютное большинство из всего количества изобретений и, очевидно, нуждаются в более полном правовом регулировании.
Специфичны отношения авторов плановых работ с научными учреждениями, в штате которых состоит автор, я с издательствами. Основы гражданского законо-
190

дательства и гражданские кодексы болыцинстЁа союзных республик не имеют специальных норм, регулирующих эти отношения, вследствие чего создается некоторый законодательный пробел.
Специальная норма есть в ст. 481 ГК Казахской ССР. Она устанавливает, что авторское право на произведение, созданное в порядке выполнения служебного задания в научной или иной организации, принадлежит автору произведения; автор в течение первых двух лет с момента создания произведения может решать вопрос об издании или ином использовании такого произведения только по согласию с учреждением (организацией), от которого он получил задание; учреждение (организация) вправе требовать, чтобы при выпуске произведения в свет, независимо от времени выпуска, было указано его наименование.
Следовательно, авторское право на плановые работы принадлежит исключительно автору, но не научно-исследовательскому или иному учреждению. Соответственно такое произведение не может быть издано или изменено помимо воли автора; автор не может быть принужден (например, большинством голосов членов ученого совета) к отражению в произведении идей, которые он не разделяет. За учреждением сохраняется лишь бессрочное право обозначения своего наименования на издании и право в течение двух лет решить вопрос об издании или ином использовании произведения;
началом этого срока считается момент создания произведения; очевидно, он может определяться (в спорных случаях) датой окончания работы, зафиксированной в письменной докладной, заявлении, протоколе, отчете или ином документе; время, в течение которого произведение находится на обсуждении сектора, кафедры, дирекции, ученого совета, на рецензировании и в издательстве, в которое рукопись была направлена учреждением, следует засчитывать в установленный законом двухгодичный срок. По истечении этого срока автор вправе истребовать свою рукопись от учреждения, издательства и решить вопрос об издании самостоятельно.
Эти законоположения Казахской ССР представляются рациональными, поскольку они учитывают интересы автора, учреждения, где он работает, и вносят достаточную определенность в отношения между ними. Поэтому соответствующую норму целесообразно преду-
191

смотреть в Основах гражданского законодательства и ГК союзных республик. При этом не исключаются, конечно, варианты, направленные на совершенствование изложенных правил.
VI. Защита личных прав
Под защитой права понимается система юридических норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение Их последствий.
Основы гражданского законодательства содержат специальную норму (ст. 6), определяющую способы, меры, методы и органы защиты субъективных, прав.
Способами или мерами защиты являются: признание права; восстановление положения, существовавшего до правонарушения; пресечение действий, нарушающих право; присуждение к исполнению обязанности в натуре; прекращение или изменение правоотношения;
взыскание с правонарушителя причиненных убытков, неустойки, штрафа, пени; иные способы, предусмотренные законом.
Из содержания ст. 6 Основ следует, что предусмотренные ею меры защиты неоднородны: одни из них являются МЁрдми-л.гдет^твенд^сти (взыскание убытков и штрафы), остальные—иными мерами защиты. Ответст-•венность наступает после правонарушения и при наличии вины нарушителя, а иные меры защиты могут применяться до совершения правонарушения и вне зависимости от вины. Следовательно, меры ответственности являются всегда мерами защиты, а последние представляют более широкое понятие, включающее и иные санкции, и, таким образом, обеспечивают всестороннюю охрану субъективных прав.
Норма ст. 6 Основ рассчитана на защиту всех гражданских прав, т. е. имущественных и личных. В литературе высказано мнение, согласно которому в силу своей специфики личные права могут быть защищенными только путем признания, восстановления их и пресечения действий, нарушающих право35. Такое сужение мер защиты личных прав вряд ли оправдано. Личные права могут и должны защищаться также применением мер ответственности и иными способами, закрепленны-
192

ми в законе, или мерами, которые целесообразно было бы установить.
В содержание общего понятия защиты прав следует включить меры, служащие охране правосубъектности, и прежде всего принцип, согласно которому правосубъект-ность не может быть ограничена иначе 'как в случаях и порядке, установленных законом; всякие соглашения, направленные на ее ограничения, недействительны (ст. 8 Основ гражданского законодательства). Эти правила, изложенные в законе применительно к общей возможности быть субъектом права, действуют в каждом отдельном случае—в правоотношениях конкретного типа, возникающих по поводу всех личных и имущественных благ, и, таким образом, охраняют личные и имущественные права граждан. Так, если какое-то личное право было ограничено путем издания акта, противоречащего общему положению закона, или заключена сделка, по которой гражданин отказывался от своего личного права, то противоречащие закону акт и сделка признаются недействительными, а соответствующее личное право—действующим, наличным и, таким образом, охраняемым.
При предыдущем анализе основных конституционных личных прав граждан рассматривались способы их защиты. Среди них — предусмотренные ст. 6 Основ признание права (например, признание лица автором произведения), восстановление положения, существовавшего до правонарушения (например, восстановление чести), пресечение действий, нарушающих право (например, постановление о снятии фотоснимка с витрины). Сейчас целесообразно обратить внимание на проблему повышения эффективности защиты личных прав в соответствии с возрастанием их социальной значимости, определенной новой Конституцией СССР.
Как уже было отмечено, меры защиты прав могут быть подразделены на два вида: одни из них направлены на предотвращение правонарушений и соответственно применимы до их совершения (меры защиты в узком смысле), другие—меры ответственности за совершенное правонарушение. Такое различие между мерами защиты 'по признакам момента их применения и направленности возможно, несмотря на его условность, состоящую в том, что все меры защиты прав, в том числе и ответственность, выполняют превентивную функцию.
193

В 'качестве общего .положения, имеющего важное значение для предупреждения правонарушений вообще и нарушения личных прав в частности, следует прежде всего указать на необходимость более 'полного гражданско-правового регулирования личных отношений. Установление прав, обязанностей и ответственности для тех общественных отношений личного характера, которые реально существуют, но пока не урегулированы в законе, уже само по себе будет являться охраной личных прав.
В этом смысле уместно еще раз обратить внимание на целесообразность включения в Основы гражданского законодательства и гражданские кодексы специальных разделов (или системы норм) о правовом регулировании личных (неимущественных) отношений. Очевидно, что одной нормы в Основах (ст. 7—о защите чести и достоинства) и двух норм в П< РСФСР (ст..7—повторяющей ст. 7 Основ и ст. 514 о праве на изображение) недостаточно. В .кодифицированном гражданском законодательстве следовало бы иметь нормы о защите права на имя, тайну личной жизни, благоприятную окружающую среду и другие рассмотренные ранее личные права.
Для защиты права первостепенное значение имеют нормы, способные к предупреждению правонарушений. . Соответственно при совершенствовании законодательства «центр тяжести» желательно перенести с реакции к противоправному результату на более ранюго ступень — юридическую квалификацию действий и бездействий, создающих опасные ситуации, способные нарушить право. Иначе говоря, охрану права целесообразно осуществлять до его нарушения.
В этих целях следовало бы прежде всего внести изменение в ст. 6 Основ гражданского законодательства:
формулу о защите прав «путем пресечения действий, нарушающих право», заменить формулой—«путем пресечения действий или бездействий, могущих нарушить или нарушающих право». Такая формула предоставляла. бы безусловную возможность обращаться за защитой, еще не нарушенного, но поставленного в опасность права во всех случаях. Это общее'правило могло бы конкретизироваться в других нормах применительно к отдельным видам прав.
Во всех гражданских кодексах союзных республик содержится норма о так называемых негаторных исках:, собственник вправе требовать устранения всяких нару-
194

шений его права, хотя бы эти нарушения и не. были соединены с лишением его владения (ст. 156 ГК. РСФСР).
Характерно, что судебной 'практике фактически неизвестны негаторные иски, несмотря на,то, что они могли бы иметь серьезное значение в предупреждении нарушений и защите .прав граждан. В случаях необходимости защиты своих имущественных или личных прав в ситуациях, на которые рассчитана норма ст. 156 ГК РСФСР, граждане обращаются в самые различные органы — советские, партийные, хозяйственные, общественные, редакции газет, журналов, радио, телевидение и др., но не в суд. Объяснить это можно, очевидно, с одной стороны, юридической неосведомленностью граждан, а с другой — несовершенством самой нормы, сохранившей с древних времен свою редакцию.
Представляется целесообразным установить в гражданском законодательстве общую норму, распространяющую свое действие не только на отношения собственности, но и на регулирование других абсолютных и относительных отношений, которая предусматривала бы судебную защиту от создания опасности 'нарушений и самих нарушений личных и имущественных прав. При этом необходимо учитывать нормы других отраслей законодательства, определяющих плановый порядок возникновения и деятельности хозяйственных и иных органов и контроль за этой деятельностью. Особо важное значение это имело бы для охраны здоровья населения.
Например, в одном из районов г. Тбилиси расположен завод, систематически загрязняющий воздух. Жители этого района собрали несколько десятков подписей под заявлением, направленным в журнал «Здоровье», с помощью которого органы санитарно-эпидемио-логического надзора Грузинской ССР вынесли постановление о приостановлении эксплуатации завода36. Между тем даже согласно ст. ст. 151—152 ГК Грузинской ССР (ст. ст. 156—157 ГК РСФСР) заявление подобного содержания могло быть рассмотрено в народном суде данного района.
Закон предоставляет суду право выносить решение о запрещении действий, нарушающих права других, причем такой запрет может быть обращен к любому нарушителю, в там числе к предприятию, учреждению, организации. Желательно, чтобы именно так и была сформулирована соответствующая норма с уточнением условий и порядка предъявления исков.
13* .195

государственные комиссии по приемке законченных объектов промышленного и гражданского строительства иногда подписывают акты 'приемки при наличии существенных недоделок, в том числе относящихся к дефектам экологического характера37.
В целях предотвращения подобной порочной практики целесообразно установить в законе правила о подчинении контролирующих органов только закону, исключив, таким образом, их зависимость от местных и ведомственных органов, и правила о персональной гражданско-правовой ответственности должностных лиц за ненадлежащее исполнение ими функций контроля.
Вопрос о персональной гражданско-правовой ответственности должностных лиц может быть поставлен и в других случаях нарушения личных прав. Например, если будут нарушены личные права автора на имя, опубликование, неприкосновенность произведения путем его издания, перевода, изменения содержания без согласия автора, искажения его имени и т. д., то фактически эти права остаются незащищенными. Рекомендации, даваемые для таких случаев в виде изъятия выпущенного тиража, практически неосуществимы: в лучшем случае часть тиража может быть изъята из торговых организаций и общественных библиотек, но не у отдельных покупателей; если же произведения были показаны на сцене, по телевидению, то нарушенные права автора вообще не поддаются восстановлению (возможно лишь требование о неповторении нарушения).
Например, в 1975 году по Центральному телевидению был показан фильм «А зори здесь тихие...» с изъятием целого эпизода («баня»). В следующем году ЦТ показало тот же фильм без купюр. Но первую демонстрацию фильма уже смотрели миллионы телезрителей в искаженном виде, и последующая демонстрация не восстанавливает права автора, а лишь вторично не нарушает их.
Поскольку некоторые нарушения личных прав фактически трудно поддаются восстановлению и защите после их нарушения, выход, очевидно, состоит в направлении предотвращения таких нарушений путем совершенствования пропаганды правовых знаний и усиления ответственности виновных должностных лиц.
В .качестве гражданско-правовых мер, применяемых судом как к отдельным гражданам, так и должностным лицам, нарушающим личные права граждан или созда

ющим опасность таких нарушений, могли бы быть: общественное предупреждение, порицание, выговор, денежный штраф (в доход бюджета), обязанность возместить причиненные убытки, обязанность принести публичное извинение потерпевшему, лишение права занимать соответствующие должности (на определенный срок).
Основное возражение .против такого предложения может сводиться к тому, что некоторые из предложенных мер защиты не свойственны гражданскому праву. С традиционных цивилистических позиций это действительно так, но, 'очевидно, что то или иное решение вопроса должно определяться не архаическими традициями, а .стремлением к достижению эффективного результата в защите .прав граждан.
Кроме того, высказанное 'предложение может быть обосновано целым рядом заслуживающих внимания других аргументов.
Предлагаемые меры защиты гражданских прав соответствуют мерам общественного воздействия, применяемым в соответствии с Положением о товарищеских судах, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 11 марта 1977 г.38. Деятельность товарищеских судов по рассмотрению конкретных дел представляет собой составную часть гражданского процессуального права (в его широком понимании), и, таким образом, названные меры защиты уже признаны гражданско-правовыми. К тому же большинство из них уже известно действующему материальному гражданскому праву, в том числе штраф (неустойки, пени и сходная с ними конфискация имущества), возмещение убытков и'публичное извинение, отраженное в ст. 7 Основ, предусматривающей обязанность лица, распространявшего ложные и 'порочащие сведения, публично их опровергнуть. Эта же норма предусматривает и взыскание штрафа в доход государства, если не выполняется решение суда, обязывающее опровергнуть ложные сведения. В соответствии со ст. 406 ГПК РСФСР штраф может быть определен в размере до 50 руб., а согласно п. 16 Положения о товарищеских судах—до 10 руб.
Лишение права занимать определенные должности не является исключительно санкцией уголовного права. Основы законодательства о труде предусматривают расторжение трудового договора в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой ра-
197

боте (ст. 17); трудовой договор подлежит также расторжению по требованию профсоюзного органа с работником, нарушающим законодательство о труде, проявляющим бюрократизм и волокиту (ст. 20). Предлагаемое право суда о лишении работника возможности занимать определенную должность в связи с ненадлежащим исполнением своих обязанностей, нарушающим личные права граждан, явилось бы еще одним основанием для расторжения трудового договора.
Объявление судом общественного предупреждения, порицания, выговора, возложения обязанности принести публичное извинение, уплаты штрафа и возмещения убытков могло бы применяться как в отношении отдельных граждан, так и должностных лиц, наряду с другими мерами защиты гражданских прав, предусмотренными действующим гражданским законодательством, а также в тех случаях и за те нарушения личных прав, за которые санкции пока не предусмотрены.
При повторных нарушениях, после применения названных мер ответственности, а также при наличии умысла и в других квалифицированных составах правонарушений работники государственных и общественных организаций, нарушающие личные права граждан на имя, авторство, честь и достоинство, тайну личной жизни, и в особенности здоровье, должны освобождаться от занимаемой должности на основании решения суда.
Ответчиками по некоторым категориям дел (например, о загрязнении окружающей среды и повреждении здоровья, нарушении чести и достоинства и др.) могут быть не отдельные граждане или работники различных организаций, а юридические лица. Рассматривая такие дела и возлагая определенные обязанности на юридических лиц в целях защиты личных прав граждан, суд мог бы одновременно в том же процессе привлечь в качестве ответчика и непосредственно виновного в нарушении личных прав работника данной организации-ответчика, наложив на это лицо одну из мер ответственности. Это способствовало бы повышению эффективности защиты личных прав. Аналогичное решение дано, например, в нормах ст. 93 Основ законодательства о труде и ст. 39 ГПК. РСФСР, согласно 'которым по делам о восстановлении на работе и в прежней должности суд может привлечь в качестве третьего лица на стороне ответчика работника, по распоряжению которого было произ-
198

ведено увольнение или перевод с явным нарушением закона; удовлетворяя иск о восстановлении на работе или в должности, суд одновременно возлагает на виновное должностное лицо обязанность по возмещению ущерба предприятию (по нормам трудового законодательства), причиненного выплатой уволенному вознаграждения за вынужденный прогул или разницы в заработной плате. Следовательно, возможно привлечение к ответственности конкретных виновных работников и по гражданским искам к юридическим лицам.
Предлагаемые меры защиты не означают ужесточения наказания, наоборот, применение их в порядке гражданского судопроизводства может в ряде случаев заменить уголовную ответственность. Кроме того, привлечению к уголовной ответственности иногда препятствуют соображения гуманного характера, поскольку ее меры более суровы и она влечет судимость. Применение в подобных ситуациях мер гражданско-правовой ответственности не оставляло бы безнаказанным правонарушения и незащищенным интерес личного характера.
Вопрос о возмещении вреда возникает при повреждении здоровья граждан. Если здоровье повреждено в результате неправильных служебных действий работни-ников предприятий, учреждений, организаций, то эти юридические лица обязаны возместить вред в соответствии с нормами гл. 12 Основ гражданского законодательства.
До 1960 года вопрос об имущественной ответственности лечебных учреждений за повреждение здоровья при неправильном лечении являлся спорным, поскольку специфическую лечебную деятельность трудно квалифицировать как хозяйственную или представляющую повышенную опасность для окружающих (ст. ст. 403, 404 ГК РСФСР 1922 г.), а учреждения отвечали за вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц (ст. 407 ГК 1922 г.), лишь в случаях, особо указанных законом (такого специального закона об ответственности лечебных учреждений не было издано).
Основы гражданского законодательства (ст. 88 ч. 1, ст. 89) и гражданские кодексы (ст. ст. 444, 445, ч. 1 ст. 446 ГК РСФСР) установили обязанность всех предприятий, учреждений, организаций по возмещению вреда, причиненного гражданам, на общих основаниях, т. е. при наличии состава гражданского правонарушения
198

(исключение составляют только судебно-следственные органы, ответственность которых в соответствии с ч. 2. ст. 89 Основ должна определяться специально).
Таким образом, .при повреждении здоровья в результате противоправных виновных действий (или бездействия) работников медицинских учреждений (в диагнозе, лечении, применении лекарственных средств, осуществлении незаконного эксперимента и т. д.) последние несут гражданско-правовую ответственность по возмещению причиненного вреда в полном объеме и на общих основаниях закона.
Действующее гражданское законодательство предоставляет возможность гражданам, утратившим здоровье вследствие загрязнения окружающей среды, предъявлять иски о возмещении вреда к предприятиям, учреждениям, организациям. В соответствии со ст. 88 Основ гражданского законодательства для удовлетворения таких требований суду необходимо установить наличие состава гражданского правонарушения: противоправности, вины, вреда и причинной связи.
Наиболее сложный вопрос—о наличии (или отсутствии) причинной связи между противоправным загрязнением окружающей среды и возникшим вредом — не является непреодолимым. Он успешно решается обычно с учетом заключения экспертизы. Это подтверждает практика органов государственного арбитража по рассмотрению исков между организациями о возмещении вреда в связи с гибелью лесных массивов, рыбных запасов, порчей почвы и др. вследствие вредных выбросов отходов производства в атмосферу, воду, почву. Известна также судебная практика по гражданским искам о возмещении вреда к предприятиям, загрязняющим окружающую среду и одновременно нарушающим субъективное имущественное право.
Так, садоводческое товарищество при Волжском райсобесе г. Саратова предъявило иск к Правобережному нефтегазодобывающему управлению, нефтяные отходы которого на протяжении нескольких лет проникали на территорию садовых участков истца, в результате чего погибла часть садовых насаждений, почва утратила агротехнические качества, повреждены колодцы и дренажные канавы. Руководствуясь материалами дела и, в частности, заключением экспертизы, определившей, что причиной гибели садовых насаждений и сооружений является сброс ответчиком нефтяных отходов, Саратовский областной суд удовлетворил иск в соответствии с действующим гражданским законодательством39.
200

Таким образом, арбитраж и суд рассматривают и удовлетворяют иски о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате загрязнения окружающей среды, в соответствии с действующим законодательством. Однако судебная практика по возмещению вреда, причиненного здоровью граждан вследствие загрязнения окружающей среды, пока не сложилась (но она известна в зарубежных странах40).
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 июня 1977 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы»41 ориентирует судебные органы на правильное применение уголовного и гражданского законодательства в случаях незаконной охоты, рыболовства, повреждения леса, порчи сельскохозяйственной земли и др. случаях; в п. 1 постановления указывается, что строгое соблюдение законодательства о природе способствует выполнению народнохозяйственных планов и охране здоровья людей; однако в нем не упоминается, к сожалению, о траве граждан на возмещение вреда здоровью вследствие нарушения законодательства об охране природы.
В порядке совершенствования действующего законодательства возникает также вопрос об уточнении понятия источника повышенной опасности. Согласно общей норме ст. 88 Основ гражданского законодательства организации и граждане обязаны возместить причиненный вред при наличии их вины. Специальная норма ст. 90 Основ обязывает к возмещению вреда организации и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, и при отсутствии их вины (кроме случаев непреодолимой силы и умысла потерпевшего) .
При рассмотрении споров о возмещении вреда, возникшего, например, при гибели лесных массивов вследствие хозяйственной деятельности расположенного в этом районе предприятия, последнее возражает против удовлетворения иска об убытках, ссылаясь на объективные обстоятельства — отсутствие эффективных очистных сооружений, оборудования, финансирования не по вине данного предприятия. Иногда органы арбитража принимают различные решения: отказывают в иске о возмещении убытков в соответствии со ст. 88 Основ или удовлетворяют такой иск до ст. 90 Основ42.
Представляется, что выброс вредных веществ в воз-
201'

дух, почву, воду с превышением допустимых пор'м, несомненно, создает .повышенную опасность для окружающей среды и населения, и поэтому в подобных случаях предприятия должны возмещать убытки, причиненные другим организациям и гражданам, независимо от вины. Следует лишь заметить, что обязанность по возмещению вреда, причиненного при отсутствии вины, является не мерой ответственности, а особой формой распределения убытков, близкой к институту страхования. Такая точка зрения уже проводится в некоторых решениях арбитражных органов и ее целесообразно было бы закрепить в законе, соответственно уточнив понятие источника повышенной опасности в ст. 90 Основ.
Аналогичный вопрос может возникнуть и в отношении возмещения вреда гражданам, здоровье которых окажется поврежденным в результате вредного воздействия отходов производства. Представляется, что та.кие иски граждан также следовало бы решать на основании нормы ст. 90 Основ, предусматривающей обязанность владельцев источника повышенной опасности по возмещению вреда вне зависимости от вины.
Таким образом, возмещение вреда при повреждении здоровья от загрязнения окружающей среды обосновано гражданским законом и конституционным правом граждан на судебную защиту здоровья и жизни.
Органами защиты прав граждан являются в установленных законом случаях суд, товарищеский суд, профсо-юзые и иные общественные организации, административные органы (ст. 6 Основ).
Личные права граждан могут быть защищены всеми из названных органов. Важно при этом отметить, что за их защитой граждане могут обращаться в суд (за исключением некоторых прав изобретателей, защита которых осуществляется в административном порядке); дела об оскорблении и клевете могут рассматриваться товарищескими судами; представляется, что в их компетенцию могло бы быть включено и рассмотрение некоторых других дел (защита чести, тайна личной жизни).
Гласный судебный процесс уже сам по себе имеет важное значение как для защиты прав, так и для предупреждения нарушения их. С учетом этого целесообразно в некоторых случаях предусмотреть возможность ограничиться публичным рассмотрением дела, не применяя мер общественного воздействия,

ПРИМЕЧАНИЯ
Раздел первый
' Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 356.
2 См.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., Юрид. лит., 1970, с. 342.
3 См.: Материалы XXV съезда КПСС. М., Политиздат, 1976, с. 166.
4 Ленин В. П. Поли. собр. соч., т. 36, с. 300.
5 См.: Л л е ]; с е с а С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., Юрид. лит., 1971; Чердаицев А. Ф. Социальная ценность социалистического права.— Сов. государство и право, 1978, № 7, с. 21.
6 См.: Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., Юрид. лит.,
7 См.: Орзих М. Ф. Личность и право. М., Юрид. лит., 1975, с. 80; Кучинский В. А. Личность, свобода, право. М., Юрид лит., 1978, с. 6.
8 М а р к с К. и Э и г е л ь с Ф. Соч., т. 27, с. 402.
9 См.: Ленин В, И. Поли. собр. соч., т. 1, с. 424.
10 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 3.
ч Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 252.
12 Там же, с. 63.
13 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 12, с. 104.
14 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 116.
15 Марк с К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., Госполнтнздат, 1956, с. 590.
18 Материалы дискуссии см.: О понимании советского права. Сов. государство и право, 1979, № 7, с. 56; № 8, с. 48.
17 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 63.
18 Л е и и и В. И. Поли. собр. соч., т. 19, с. 273.
19 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 50, с. 266.
20 См.: Ф а р б е р И. Е. Свобода и права человека в советском государстве. Саратов, 1974, с. 37; М а тузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972, с. 79; Кучинский В. А. Личность, свобода, право,
21 См.: П а т ю л и и В. А. Государство и личность в СССР. М, Наука, 1974, с. 192.
22 См.: Мальцев Г. В. Социальная справедливость и право. М., Мысль, 1977, с. 189.
23 Марксистско-лснипская общая теория государства и права. Социалистическое право. М., Юрид. лит., 1973, с. 603.
24 О предмете советского гражданского права (к итогам дискуссии).—Сов. государство и право, 1955, № 5, с. 51.
25 См.: Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношении. Свердловск, 1972, с. 39.
203

26 См.: Хозяйственное право. М., Юрид. лит., 1970, с. 12; Хозяйственное право. М., Юрид. лит., 1977, с. 15; Советское гражданское право, т. 1, М„ Юрид. лит., 1975, с. 33.
27 См.: Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., Госюриздат, 1936; Лаптев В. В. Предмет и система хозяйственного права. М., Юрид. лит., 1969.
28 См.: Яковлев В. Ф. Указ. соч., с. 49.
29 См.: Братусь С. Н. Указ. соч., с. 83.
30 См.: Советское гражданское право, т. I, Л., изд-во ЛГУ, 1971, с. 151.
31 См.: Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., Юрид. лит., 1969, с. 58.
32 См.: Сов. государство и право, 1966, № 7, с. 57.
33 См.: Толстой Ю. К. Конституция СССР и право собственности.—Сов. государство и право, 1978, № 7, с. 14.
34 Гражданский кодекс ВНР содержит раздел (VII) о личных правах; ГК. ЧССР имеет несколько норм (§ 11—17), а ГК ГДР-общую норму (§ 327) о защите личных прав. ь/ 35 См.: Рясенцев В. Неимущественный интерес в советском гражданском праве. М., Юриздат, 1939, Ученые записки МЮИ, вып. I, с. 30; Новицкий И. Б., Л у н ц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., Госюриздат, 1950, с. 59.
36 См.: Советское гражданское право, т. 1, М., Юрид. лит., 1975, с. 427.
37 См.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., Юриздат, 1940, с. 39.
38 См.: Голунский С. А. К вопросу о понятии правовой нормы в теории социалистического права.— Сов. государство и право, 1961, № 4, с. 23.
39 См.: Патюлин В. А. Всемерное расширение и охрана прав граждан — важнейшая задача социалистического государства.—Право и коммунизм. М., Юрид. лит., 1965, с. 74.
40 См.: Судебная практика в советской правовой системе. М., Юрид. лит., 1975, с. 99; Зивс С. Л. Конституция СССР в системе советского законодательства.—Сов. государство и право, 1978, №6, с. 15; Пертцик В. А., Шмайлова Л. П. Реализация конституционных норм.—Сов. государство и право, 1979, №5, с. 9.
: 41 См.: Советское конституционное право. ЛГУ, 1975, с. 16;
Советское государственное право. М., Юрид. лит., 1971, с. 58.
42 См.: Тихомиров Ю. А. Проблемы теории социалистической Конституции.—Сов. государство и право, 1978, № 2, с. 6.
43 В специальном исследовании о судебной практике непосредственного применения конституционных норм приводится четыре соответствующих дела, причем, по нашему мнению, каждое из них могло быть решено на основе норм отраслевого законодательства (см.: «Судебная практика в советской правовой системе», с. 110).
44 См.: Кудрявцев В. Н. Юридическая норма и фактическое поведение.—Сов. государство и право, 1980, № 2, с. 14.
45 См.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия, с. 349.
46 См.: К е ч е к ь я н С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., АН СССР, 1958, с. 30; Пионтковский А. А. К вопросу об изучении общенародного права. — Сов. государство и
204

право, 1962, № 11, с. 24; Маму т Л. С. Вопросы праба в «Капитале» К. Маркса.—Сов. государство и право, 1967, № 12, с. 6.
47 См.: Миколенко Я. Ф. Право и формы его выражения. — Сов. государство и право, 1965, № 7, с. 53.
48 См.: Керимов Д. А., Недбайло П. Е., С а моще н-к о И. С., Я в и ч Л. С. К вопросу об определении понятия социалистического права.—Правоведение, 1966, № 2, с. 19; М а т у-з о в Н. И. Личность. Права. Демократия, с. 41.
49 См.: Право и коммунизм. М., Юрид. лит., 1965, с. 19.
50 См.: Укрепление социалистической законности н юридическая наука.—Коммунист 1956, № 11, с. 23.
51 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 322.
52 Л е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 93.
53 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 63.
Б4 Изложение различных точек зрения см.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право, с. 230.
56 Изложение различных точек зрения см.: Братусь С. Н. Юридическая природа судебной практики в СССР. — Сов. государство и право, 1975, № 6, с. 13.
58 См.: Правотворчество в СССР. М„ Юрид. лит., 1974, с. 137.
67 О юридической природе руководящих указаний Пленума Верховного Суда СССР см.: Сов. государство и право, 1956, № 8, с. 13.
68 См.: Лукашева Е. А. Социалистическое правосознание и законность. М., Юрид. лит., ''1973, с. 27.
59 См.: Володарский С. По инструкции или по совести?— Литературная газета, 1973, 27 июня.
60 См. заключительные статьи по дискуссии: Сухарев А. Целесообразность в рамках закона и «Где обман—там потери!»— Литературная газета, 1974, 25 декабря.
61 См.: Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., Юрид. лит., 1971, с. 98.
62 См.: Я в и ч Л. С. Общая теория права. ЛГУ, 1976, с. 201— 202.
63 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право, с. 435.
64 См.: Актуальные вопросы советского гражданского права. М., Юрид. лит., 1964, с. 25.
65 См.: Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве. М., АН СССР, 1946, № 6, с. 435.
и См.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты ^ гражданских прав. МГУ, 1972, с. 118.
67 См.: Б а р у М. И. О ст. 1 Гражданского кодекса.—Сов. государство и право, 1958, № .12, с. 117—118.
68 См.: Гражданско-правовая охра-на интересов личности. М., Юрид. лит., 1969, с. 12—13.
69 См.: Ярошенко А. А. Осуществление субъективных гражданских прав в противоречии с их назначением.— Правоведение, 1972, № 4, с. 30—31.
70 См.: Б а р у М. И. Указ. соч., с. 118.
71 См.: Рясенцев В. А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав.—«Сов. юстиция», 1962, № 9, с. 7.
205

72 См.: Братусь С. Н. О пределах осуществления гражданских прав.—Правоведение, 1967, № 3, с. 81.
73 См.: Речи советских адвокатов по гражданским делам. М.,
Юрид. лит., 1976, с. 135.
74 См.: Грибанов В. П. Указ. соч., с. 47, 68, 107,^ 118. 76 А г а р к о в М. М. Указ. соч., с. 426.
76 См. Агарков М. М. Указ. соч., с. 428—429.
77 См. Бару М. И. Указ. соч., с. 118.
78 См. Грибанов В. П. Указ. соч., с. 113—114.
79 См. Агарков М. М. Указ; соч., с. 435; М а с л о в В. Ф. Основные проблемы права личной собственности в период строительства коммунизма в СССР. Изд-во Харьковского университета, 1968, с. 202; Ярошенко А. А. Указ. соч., с. 30.
80 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 45.
81 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 198.
82 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 261.
83 См.: Л е н и н В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 266.
84 См.: XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отчет, т. 3, М., 1962, с. 307.
85 См.: Строгович М. С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., Наука, 1966, с. 13; С а моще н-к о И. С. Охрана режима законности Советским государством. М., Госюриздат, 1960, с. 23.
86 Ведомости Верховного Совета СССР, 1961, № 50, с. 526.
87 Ведомости Верховного Совета СССР, 1962, № 15, с. 156.
88 См.: Строгович М. С. Указ. соч., с. 14.
89 См.: С т у д е н и к и н С. С., Власов В. А., Е в т и х е-е в И. И. Советское административное право. Госюриздат, М., 1950, с. 164.
90 В докладе о Конституции на XI Всероссийском съезде Советов нарком юстиции РСФСР Д. И. Курский говорил, что конституционная функция явится, вероятно, главнейшей функцией Верховного Суда (Курский Д. И. Избранные статьи и речи. М., Госюриздат, 1958, с. 150).
91 Ведомости Верховного Совета СССР, 1979, № 49, ст. 842.
92 См.: Ре мне в В. И. Социалистическая законность в государственном управлении. М., Наука, 1979, с. 246; Боннер А. Т., К в и т к и н В. Т. Судебный контроль в области государственного управления, МГУ, 1973; Чечот Д. М. Административная юстиция, ЛГУ, 1973; Салищева Н. Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. М., Наука, 1970.
93 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974, № 11, с. 5.
94 См.: Чечот Д. М. Административная юстиция, с. 97.
Раздел второй
' См.: Тугаринов В. П. Личность и общество. М., Мысль, 1965, с. 41.
2 См.: Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., АН СССР, 1957, с. 312; Архангельский Л. М. Социально-этические проблемы теории личности. М., Мысль, 1974, с. 20.
3 См.: Общая психология. М., Просвещение, 1973, с. 53.
4 См.: Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты, с. 13.
206

8 См.: Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия, с. 190.
6 См.: Марксистско-лениыская общая теория государства и права. Социалистическое право, с. 505.
7 См.: Алексеев С. С. Общая теория социалистического права, вып. 2, Свердловск, 1964, с. 74.
8 Условно по умственному развитию взрослых слабоумных можно приравнять к здоровым детям: идиотов—к трехлетним, имбецилов — к семи-восьмилетним и дебилов — к восьмилетним-девятилетним (Лебединский М. С., Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию. М., Медицина, 1966, с. 49).
9 См., например, Кузнецова Л. Г., Шевченко Я. Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М., Юрид. лит., 1968, с. 18.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>