<< Предыдущая

стр. 14
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

доминирующим в этом сложном, противоречивом единстве наглядного и
абстрактного";
2. "протоформа включала в себя одно мыслимое содержание, в
котором субъект, предикат и их взаимоотношение даны в целостной картине,
несущей в себе содержательную информацию о действии, его цели,
средстве и т.п.";
3. "Мышление на уровне протоформы... все оперировало целостным
образом [и в этом не отличается от общих представлений], а не его
расчлененными и отвлеченными друг от друга элементами (в полной
изоляции от образа). Поэтому это мышление надо рассматривать как все
еще нагляднообразное, как его краевой случай". Ибо здесь абстракции "в
чистом виде" и в современном значении данного понятия еще не возникает,
хотя имеются все необходимые предпосылки и зачатки этой мыслительной
способности. И именно поэтому "протоформу" нельзя смешивать с
сочетанием "качественно особых форм суждений и понятий... она в лучшем
случае содержала только... свернутый эмбрион их гносеологических
функций" [2,c. 112-113].
3.9. Обоснование и аналогии из микромира. Поскольку учение и
"протоформах", по крайней мере в то время было достаточно новым и
оригинальным, а по нашему убеждению оно остается таковым и сейчас, и, к
тому же, отнюдь далеко не всем известным [с достаточной долей
обстоятельности], и потому требовались обоснованные аналогии, сравнения
функциональных и сущностных свойств "протоформы" с хорошо изученными,
экспериментально установленными фактами современного теоретического
естествознания.
3.9.1. Квантово-механический аналог протоформы. Для
интерпретации сущности и особенностей "протоформы" Д.А.Жданов
приводит такую модельную аналогию из процессов взаимопревращения
элементарных частиц в микромире. Процесс взаимопревращения
конкретного в абстрактное, и наоборот, в чувственно-образном содержании
протоформы "подобен превращениям в микромире, где вместо исчезнувшей
элементарной частицы появляется другая (или несколько). Нейтральный
пион, например, распадается на два фотона, но это не значит, что он состоит
из двух фотонов. Пион неразложим на части. Распад ее на два фотона

75
означает превращение в нечто другое, подобное превращению куколки в
совершенно новый организм - бабочку. Точно также распад протоформы не
есть просто ее расчленение на фигуры отвлеченного мышления, а
превращение одного в другое»[2,c. 113].
3.9.2. Что первично: "целое" или "часть"? Мы коснемся, отчасти и
лингвистического элемента в обосновании учения о протоформах
мышления. Однако, здесь нет возможности передать все множество точек
зрения, их анализ, и своеобразие концепций разных авторов. Д.А.Жданов
привлекает их к рассмотрению для дополнительных аргументов и полноты
обоснования своего учения по протоформах.
Мы отметим в этом материале лишь наиболее "любопытное",
оставляя задачи научной строгости обоснованная для самостоятельного
знакомства с учением о протоформах каждому заинтересованному
исследователю. Наиболее привлекательным здесь является обоснованный
вывод из исследований о "происхождении речи по данным антропологии"
(В.В.Бунака, Г.Шухгардта, А.И.Гермманович, Л.М.Искова и А.Ф.Ленкова и
многих других). Главным (в исследуемом контексте) является, пожалуй,
следующий вывод этих исследователей. Изначальные предложения, так
сказать, "прапредложения", одночленны, они дошли до нашего времени и мы
находим их либо в безличных высказываниях (безличные предложения,
оклики)... Нам надлежит рассматривать предложение как изначальную
составную часть человеческой речи; слово выросло из предложения, как
понятие из мысли" [13,c. 30]. Итак, "целое" предшествует "части" в развитии
мыслительной способности формирующегося человека, и при том во многих,
если не во всех: стадиях, этапах, фазах перехода от мышления "конкретного"
[наглядно-образного] к абстрактному (в собственном смысле этого слова).
Если применить это [чисто гипотетически] к пониманию происхождения
исходных математических абстракций, то логично предположить, что
"единица" (в логогенезе математического мышления) возникла из
"множества", а не наоборот. Быть может это и весьма отдаленный,
косвенный, и даже "маломощный", но все же аргумент в пользу привилегии
"теоретико-множественной точки зрения современной математики" перед
натуралистическими схемами построения "ряда натуральных чисел"
древними.
На этом мы заканчиваем обзор учения Д.А.Жданова о протоформах
мышления. Предоставляя естественное право самому читателю
ознакомиться с завершающей главой в его книге. В ней речь идет о
"завершении становления абстрактного мышления". Нам остается лишь
зафиксировать логическую структуру этой завершающей главы. Структура ее
такова: 1) возникновение идеального целеполагания; 2) возникновение
основных логических операций; 3) закрепление практики фигурами логики; 4)
эволюция генетически ранних форм умозаключения; 5) заключение.




76
Литература

1. Асмус В.Ф. Учение логики о доказательстве и опровержении.-М.,
Госполитиздат, 1954.
2. Жданов Д.А. Возникновение абстрактного мышления. – Харьков, Изд.-во
ХГУ, 1969.
3. Жданов Д.А. У истоков мышления. – М., Политиздат, 1969.
4. Жданов Д.А. Проблемы генезиса логических форм. // Вопросы
философии.- №10. -1963.
5. Зиновьев А.А. Логика науки.- М., Мысль, 1971.
6. Копнин П.В. Диалектика как логика. Киев, Изд-во КГУ, 1961.
7. Кримський С.Б. Генезис форм і законів мислення.- Киев, Вид-во АН УССР,
1962.
8. Крымский С.Б. Логические основы научного познания // Проблемы
мышления в современной науке. - М.: Мысль, 1964.
9. Ледников Е.Е. Критический анализ номиналистических и
платонистических тенденций в современной логике. – Киев, Наукова
Думка, 1973.
10. Павловские среды, т.2.-П.-М.-Л., 1949.
11. Попович М.В. Очерк развития логических идей в культурно-историческом
контексте. – Киев, Наукова Думка, 1979.
12. Спиркин А.Г. Происхождение сознания. - М., Госполитиздат. 1960.
13. Шухгардт Г. Избранные статьи по языкознанию. - М.: Мысль, 1960.
14. Blaise Pascal. Quevres completes, tom troisieme. - Paris, 1903.


УДК 130.31
В.А. Мандрика

О ФИЛОСОФИИ ЛИЧНОСТИ И ЛИЧНОСТИ В ФИЛОСОФИИ

Излагаются некоторые особенности конструктивно-методологической и
социально-практической деятельности философской личности в аспекте
общего и единичного предметно-феноменологического философствования.
Ист.8

В этом году замечательному человеку, профессору философии и
педагогического дела Дмитрию Александровичу Жданову исполнилось 75
лет. Я счастлив, что судьба подарила мне возможность быть его аспирантом
и коллегой. Я искренне благодарен ему за мудрые беседы и советы, а так же
за настоящие уроки жизни. Я до сих пор восхищен его поразительным
трудолюбием, влюбленностью в философию, богатством дискурсивной
мысли, безупречной преданностью Истине, Добру и Красоте. Он оказал как
на многих, так и на меня огромное интеллектуальное влияние. Мое
преклонение перед ним – это, во-первых, восхищение его «мерой

77
человечности», чувством профессиональной ответственности к
педагогическому слову.
В каком смысле существует развитие мышления личности, как
происходили в нем изменения? И есть ли это развитие непрерывный
процесс, или в нем есть прерывность и оно проходит через кризис и
самоотрицание? Думаю, что есть философы, педагоги, ученые –
исследователи, которые изначально приходят к целеполагающему образу
жизни, к целерациональной идее, которой остаются верны всю жизнь. Есть
философы, жизнь, творчество которых предстают как борения духа и мысли,
и в конкретных примерах их практической деятельности можно выделить
разные этапы. Это определение в полной мере относится к Дмитрию
Александровичу Жданову, ибо он не был кабинетным, книжным
метафизиком-мечтателем, а принимал непосредственное активное участие в
бурных социальных событиях своего времени. Его конкретная предметная
мечтательная целерациональность обозначилась в студенческие годы. Свое
отношение к социальной действительности, к социальным проблемам, к
идеям философии, как он об этом сам говорил, очень конкретизировалось.
Он испытал мощное теоретическое влияние Маркса, коммунистических идей.
Философские дискурсы Платона, Гераклита и Аристотеля, Локка и Декарта,
Канта и Гегеля, Потебни и Рубинштейна поразили его ум своей
необычностью, имели фундаментальное значение для развития
философских идей о закономерностях становления абстрактного мышления
и определяющей сущности этого типа мышления в созидательно-
конструктивных формах деятельности человека. Следует отметить, что
именно идеи С.А. Рубинштейна, и Л.С. Выготского, А.А. Потебни, Б.Ф.
Поршнева, и А.Г. Спиркина, С.Б. Крымского, А.А. Леонтьева и П.П. Ефименко
обусловили первоначальный толчок и эвристическую доминанту
исследования философии мышления и языка, а затем, и задачу:
«определить основные этапы и конкретные особенности возникновения и
ранних этапов развития абстрактного мышления» [1, с.8].
Как исторически, под воздействием каких факторов формировались
элементы и «механизмы» чувственно-образных процессов мышления
(«Предистория мышления»), характеризующие «уровень умственного
развития австрелопитека и с которых началось развитие мыслительной
деятельности древнейших гоминид» [1 , с.9].
Духовный мир и социальная активность личности. Первое.
Методологический и теоретический уровень сознания Дмитрия
Александровича, действительно, был на высоте. Он гармонировал с его
добродетельным отношением не только к товарищам по кафедре, но и к
работникам института в целом. Это отношение имело утверждающий
экзистенциально-феноменологический смысл, проникнутый искренностью,
прямотой и достоинством.
Мне просто хочется сказать, что Дмитрий Александрович – это
довольно яркая и интересная творческая фигура в нашей украинской
философии. Особо следует сказать, что духовность его была многогранна,
глубокосодержательна и поликонструктивна. Основу духовности составляли

78
оригинальные дискурсы мышления и конструктивная интенциональность,
образная и понятийная содержательность которых, выражалась в формах
философем и концептуальности. Читатель этих строк, естественно, может
поставить вопрос: а в чем же суть оригинальности мышления? Предельно
ясное и четкое мышление – это образ жизни. Платон писал, что мышление –
это разговор или спор души с собой. Жданов был честный и
последовательный мыслитель. Суть методологической и теоретической
духовности не столько в личном познании и написании философских работ,
сколько в создании им располагающей, «работоспособной», увлекающей,
заинтересованной атмосферы, смысловых форм понимания. Мышление как
образ жизни – это феномен такого теоретического разума, в основе которого
триада: конструктивная деятельность, цель, результат. Теоретическое
мышление как образ жизни присуще такой личности духовности из
состоящая из целостного воления, целостного чувствования и которая
предстает в форме высокой мышления. У Дмитрия Александровича все эти
особенности имели веритативный синтез в формах абстрактного мышления
и в формах располагающей эмоциональности. Смыслополагающая
рациональность мышления представала собеседнику как определенный
феномен приглашения к размышлению и как смысловое «пробуждение
знания».
Второе. В монографических исследованиях философии личности
делается акцент на то, что «личность есть становление будущего», что «…
тайна свободы есть тайна личности» [6, с.22]. Тайна духовной субстанции
Жданова, как я полагаю, заключалась в часовой екзистенциально-
гуманистической наполненности его достоинства и культуры. Он любил
свободу мышления, свободу деятельности. А свобода, в известном смысле,
порождает страдание и радость, сопротивление и согласие, способность
испытывать боль и восхищаться прекрасным, отказываться от личного во
имя Другого, на благо коллектива. Величие духовности Жданова
конституировалось именно в этом и в формировании мира личностей с их
созидательно-гуманистическим содержанием: аспиранты, докторанты,
ассистенты, студенты. Можно перечислять имена, примеры. Я думаю, что
именно в этом главное достоинство свободы и качество ума, красоты,
благородства и великой святости «Я» нашего профессора.
Непременным условием философии личности является наличие
философии и целеполагания. «Древо целей» растет не только в ширь, но и в
высь. Наша индивидуальность, наша внешность, вероятно, может быть
рассчитана по законам Менделя, но феномен культуры богатой духовностью
ее личности философии разума не возможно определить законами Менделя
и Дарвина. Не тождественна личность и тому, что она есть индивид.
Личность – это социальное событие и событие культуры. Философская
личность предстает как феномен с ярко выраженными конструктивными
характеристиками, и особым типом мышления и теоретического видения.
Быть личностью – это значит интегрировать в себе социальные роли,
сделаться свободно-самостоятельным, уникальным феноменом социальной
целостности. Профессор Жданов и был довольно ярким, прекрасным

79
духовным феноменом своего времени. Его «Я», как социальная
конструктивная целостность, определялась особой деловитостью и
порядочностью, атмосферой понимания и бескорыстия, принципами этики
ответственной и справедливой. Подтверждением этому есть социальная
память. Прошли годы, но в стенах современного педуниверситета, как и в
предыдущие годы, часто можно услышать о том, что Дмитрий Александрович
Жданов в том или ином случае поступил бы по-иному, более рационально-
конструктивно, что он не допустил бы легковесного отношения к кадрам, он
был просвещенным и изобретающим создающим, смелым и по-деловому
рассудительным.
Третье. Философской аксиомой богатства духовности и
многогранности личности есть ее культура. Логика культуры мышления и
форм деятельности Д.А. Жданова совпадала с логикой его жизненного
целеполагания. В этом, собственно говоря, и состояла главная линия жизни,
смысловое значение феноменологии и онтологии основ его культурного
бытия. По сути эти особенности и составляли не ретро, а про-спективную
направленность его духовной философии, противостоящую пессимизму и
бессмыслице.
Конструктивное рациональное мышление личности – это способ
духовно-теоретического бытия личности. У Жданова этот способ достаточно
феноменально проявлялся в процессуальности эстетики словесного
творчества. Нужно подчеркнуть, что важнейшей особенностью его стиля
мышления заключалась в устойчивом понимании значимости развития
научных исследований и преподавателей с учеными степенями и званиями,
в видении перспектив диссертационного исследования будущего ученого и
педагога.
Грани пространства конструктивности личности. Они выражали
организаторскую деловитость, исследовательский подход, отношения с
учениками – и официальными (аспиранты, соискатели, студенты-
дипломники), и неофициальными, с теми, кто обращался к Дмитрию
Александровичу с различными вопросами. Они присущи ему и в те годы,
когда заведовал кафедрой философии (добился открытия аспирантуры по
исследованию философских проблем), став ректором пединститута,
разработал проект особой важности – это широкое развертывание научных
исследований. Многие преподаватели с почтением и благодарностью
вспоминают сегодня об этом, когда они защищали кандидатские и
докторские диссертации, принимали участие в коллективных исследованиях,
написании монографий и проведении теоретических конференций.
Личности присуща неповторимая индивидуальность, которая
своеобразно предстает в конкретных феноменах социокультурной
деятельности. Важнейшей особенностью конструктивности личности
является способность ее организовывать, «порождать» сплачивать вокруг
себя когорту единомышленников, создавать духовную атмосферу
сплоченности, единство общего и индивидуального, общего и особенного. В

<< Предыдущая

стр. 14
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>