<< Предыдущая

стр. 15
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

некоторых публикациях говорится о том, что личность может делать все, что
ей заблагорассудится. Но если бы дело обстояло таким образом, то нельзя

80
было бы говорить о подлинности феномена талантливой, одаренной
личности. Именно этот смысл имеет место в нашем анализе. В самом деле,
что именно является главным в экзистенциально феноменологическом
статусе личности Д.А. Жданова? Величие этого прекрасного в полном
смысле человека своего времени в его многомерности как выделяющейся
личности, которая представала каждый раз по-новому, в разнообразных
формах социокультурного творчества. Его философская екзистенция – есть
нечто большее, чем мы способны созерцать, постигнуть. Его
непосредственная трудоспособность была, в течении десятилетий,
исключительной.Жданов всегда, когда требовалось его участие. Всю свою
энергию, оригинальную мыслительность, величие души, уникальность
педагогического опыта он вкладывал в задачи дня, в проекты развития
кафедры и института. Его подход всегда был конструктивным,
деятельностным, содержащим это «нечто большее», потаенное. И это
«нечто большее» как раз и выражало единство и многомерность общего и
особенного, форму и содержание его «Я» как одаренной индивидуальности.
Считаю, что философская личность – это особое социальное событие,
ибо она концентрирует в себе огромный кладезь концептуально-смысловой
духовности и разнообразные формы рациональной предметно-практической
деятельности. «Сегодня можно говорить, утверждает В.Л. Лекторский, о
становлении новых форм человеческой личности и соответствующем
изменении и переосмыслении проблематики человека» [3, с.28].
Действительно, современная проблематика человека в аспекте личности
достигла особой актуальности и проблематичности.
Утверждение Бордо и Борхеса о том, что творческие личности
создают свою публику и историю деятельности, более того, они создают и
сами свое окружение, особенно, интеллектуальное окружение,
конституирующее целеполагающее общение. Это положение целиком
соответствует, эксплицирует «Я» Жданова. Его манера дискурсивно-
философски мыслить последовательно, и как-то заостренно, концептуально,
ясно и строго, направленно. Особо уважительно относится к мнению Иного,
умение считаться и конструктивно полемизировать с идеями Иного. Эти
особенности его интеллектуальной деятельности и широта философия
тематической мысли порождали разнообразные формы развивающегося
общения, насыщенные интерпретациями. Все интерпретации исходили из
смысла действия, из широты логики смысла, горизонт которому задавал, как
правило, сам Дмитрий Александрович. Рационально мыслить для него – это
был вопрос о ценности мысли понятийного смысла и направленности
мышления. Новая идея становилась действующей, способом
разворачивания полемики, диалога, дискуссии, когда она приобретала статус
«конфигурации сил», из которых, путем интерпретации формировала
правильный, полезный, своевременный смысл. Интеллектуальное окружение
Жданова составляли прежде всего проректор института Шарпило Б.А.,
профессора Гончаренко Н.Г., Шаранин Ю.А., Бадер В.А., Антипчук Ю.А.,
доценты Петросян А.А., Лобас В.Ф., Дудников И.Е., Исаев И.К., Илюшин В.А.,
Афонин В.А., Воеводин А.П., Гличанко Е.Н., Соловей Л.А., Чекер В.Н. Они

81
образовывали индивидуальные и социокультурные ресурсы творчества,
особую ауру, атмосферу общения и интерсубъективность. Философия
дискурсивной мысли, проблемность полемики, диалогов вызывали у многих
интерес, они «притягивали» к себе преподавателей и студентов института.
Профессор Жданов и его интеллектуальное окружение демонстрировали
технологию, динамику искусства оригинально мыслить.
Изучение научного наследия Д.А. Жданова.
Круг его философских интересов был многообразным: взаимосвязь
мышления и языка, онтология сознания, возникновение абстрактного
мышления, вопросы логико-гносеологических функций форм мышления и
научного знания, диалектики и принципов исследования. Он постоянно
обращался к анализу проблем трансформации мировоззрения человека, к
сущности рационального и иррационального в социальной деятельности,
вопросов становления целеполагания в процессе социоантропогенеза.
Профессор Жданов автор более 60 научных работ. Его можно назвать
известным и самостоятельным советским философом. Опубликованные им
оригинальные работы, вызывали интерес у исследователей. По отдельным
теоретическим вопросам и вопросам преподавания философии и
философских дисциплин его позиция была необычной и редкой. В его
мышлении жил «ренессанс» теоретической мысли, оригинальность
высказываемых идей. Дмитрий Александрович имел прямое отношение к
развитию Киевской философской школы 60-х годов ХХ века. Он тесно
сотрудничал с П.В. Копниным, В.И. Шинкаруком, М.В. Поповичем, С.Б.
Крымским, В.Т. Павловым, А.Т. Нелепом, А.И. Яценко, И.В. Бычко, О.И.
Кедровским, Н.В. Дученко и другими учеными Киевского, Харьковского
университетов и института философии АН Украины. Что же касается
фундаментальности исследования вопросов возникновения абстрактного
мышления и процессов формирования смыслоцелеполагающих структур, то
они имели академическую обстоятельность. Д.А. Жданов первым ввел в
научный оборот понятие «протоформа мышления». Методологически это
способствовало теоретическому переосмыслению и формированию нового
понимания взаимосвязи мышления и языка, и позволило предсказать
«симетрию головного мозку”, а впоследствии и подтвердила наука путем
верификации «взаємозалежності функцій лівого (логічного) і правого
(образного) структурування півкуль головного мозку, зумовлених типом мови”
[4, с.88]. Естественнонаучные исследования подтвердили правильность
предсказания Дмитрия Александровича Жданова и других ученых
относительно функциональной симетрии и ассиметрии человеческого мозга
и раскрыть онтологические и гносеологические функции знаково-
символического, логико-вербального мышления (выполняет левое
полушарие головного мозга) и функции образного мышления (правое
полушарие головного мозга). Результаты проведенных за последние
десятилетия исследований взаимосвязей левого и правого полушарий с
помощью метода электроэнцефолограммы подтверждают постепенный
переход от преимущественно образного, правополушарного мышления к
мышлению знаково-символическому (логико-вербальному),
82
левополушарному. А открытие «межполушарной церебральной ассиметрии и
связанных с функциональной активностью левого и правого полушарий
мозга …знаково-символического (логико-вербального) и пространственно-
образного – не только подтвердило правомерность этих предположений, но
и позволило существенно конкретизировать механизмы когнитивной
эволюции и эволюции ментальности» [5, с.56]. Кроме того, исследования
материализации (разделения) и перекрещивания функций двух полушарий
позволили установить убедительные данные о способностях левшей и
правшей. Об этом Н.Н. Брагина и Т.А. Доброхотова пишут так: «У левшей
галлюцинации отличаются не только тем, что бывают во много раз чаще, чем
у правшей, и мало или вовсе независимы от стороны поражения мозга. Для
них характерна тенденция к сочетанию различных галлюцинаций… Чаще
всего левши «ощущают» человека сзади себя. По силе переживаний
галлюцинации левшей почти равны восприятию реальных событий» [6, с.87].
Философские и научные поиски Дмитрия Александровича Жданова
формировались в то время, когда под воздействием перемен экономических
и политических, а также теоретических, методологических и практических
успехов новейшей науки постепенно переоценивалось классическое
философское наследие, постепенно происходида трансформация
миропонимания и социальной ориентации миллионов людей. Жданов был
одержим идеями пересмотра отдельных концепций философии, понимания
креативных интенций мышления, познавательной сущности абстрактно-
теоретических структур знания.
Грани пространства конструктивности личности.
Первая ключевая позиция – это позиция социальной и философско-
теоретической деловитости. С особой силой они проявились у Дмитрия
Александровича, когда он заведовал кафедрой философии. Он добился
открытия аспирантуры по философии, создал кафедру со-творчества
единомышленников. Его ученая деловитость и исследовательский подход
оказались привлекательными и результативными. Коллектив кафедры
работал динамично, собранно и содержательно. В результате кафедра стала
центром теоретических и методологических консультаций не только в
институте, но и в области, стала центром проведения методологического
семинара, разработки комплексной программы исследования и
теоретического объединения исследований гуманитарного и
естественнонаучного знания. Главное в со-творчестве – это
методологическая и мирвоззренческая проблематика. Дискуссии проходили
согласно проблемно-тематических сценариев. Концепции идеализма не
только подвергались критическому анализу, но и предлагались новые идеи.
При этом всегда осуществлялся методологический поворот: от
содержательного анализа концепции автора монографии или статьи Жданов
переходил к анализу мышления, методологических принципов и
мировоззренческих установок. Теоретические дискуссии организовывали
мышление специалистов кафедры и присутствующих преподавателей других
кафедр. Организация дискуссий, полемики рассматривалась Дмитрием
Александровичем как главное звено работы, как такая конструктивная со-

83
творческая деятельность, которая приводит к развитию предметного
мышления, формированию специального концептуального расширению
горизонта теоретического смыслового поля и философствования.
Постепенно такая технология, как способ конституирования смыслового
само-творчества или даже скорее свое-творчества (понятийно-вербального),
стала пониматься как особая реальность, как такое динамически-
результативное со-творчество, которое позволяет во-первых, развивать и
обострять интерес присутствующих к разнообразной философско-
методологической проблематике; во-вторых, творчески проецировать и
переносить логику содержания идей, теоретических положений и концепций
обсуждаемых докладов, монографий и статей в студенческие аудитории; в-
третьих, активизировать научные и методические исследования,
теоретическую работу аспирантов и написание философских диссертаций.
Особую активность в дискуссиях проявляли талантливые
преподаватели – кандидаты философских наук И.Е. Дудников, И.К. Исаев,
В.Ф. Лобас, В.А. Илюшин, В.А. Афонин, Б.Д. Басов. Они задавали тон и
направленность дискуссий. Особое внимание обращалось на материал
мысли, который дан нам как образец интеллектуальной работы. Жданов, как
философский режиссер, считал, что конструктивность и эвристическая
способность дискуссии, полемики, диалога включает рефлексивные
механизмы сознания, производит синтез многообразных вопрошаний и
мнений, формирует структурно-системные представления. Его позиция, как
теоретика мышления, основывалась на фундаментальном положении Канта:
«Синтез многообразного (будь оно дано эмпирически или а priori) порождает
прежде всего знание, которое первоначально может быть еще грубым и
неясным и потому нуждается в анализе; тем не менее именно синтез есть то,
что, собственно, составляет из элементов знание и объединяет их
определенное содержание» [7, с.173].
Следующая ключевая позиция – позиция конструктивного диалога и
коммуникации. Дмитрий Александрович считал, что межчеловеческая
коммуникация, диалог, является глубинной структурой индивидуальной
духовности. Ему особенно были близки в этой связи размышления М.
Бахтина, он часто ссылался на его «Эстетику словесного творчества». Он
считал, что диалог есть единственная форма развития рациональной
коммуникации между индивидами, ибо она предполагает целую систему
свободных внутренних диалогов, феноменологию, саморефлексии,
взаимосвязь субъективных интенций и когнитивных структур. Он часто
говорил о диалектики диалога как: «Я для себя», «Я для другого», «другой
для меня» (Бахтин). Мне представляется, что диалог в понимании нашего
любимого профессора, был универсальным способом свободного развития
различных форм коммуникации, интерсубъективности, интерпретации
философских концепций, направлений и репрезентаций моделей
собственного понимания.
Философский диалог, теоретическая дискуссия как раз есть особая
форма развития продуктивно-рационального мышления, порождающая
коллективное со-творчество, тематическое единство и сотворчество всех

84
членов кафедры. Теоретический диалог активный процесс коллективного
философствования и формирования рассудочно – разумной
интерсубъективности. Философская дискуссия как раз и есть форма со-
творчества, порождающая такие функции мышления. А если рассматривать
философию как законодатель теоретического разума, то она в
методологическом аспекте есть канон разума, который «предполагает идею,
а именно идею о форме знания как целого, которое предшествует
определенному знанию частей и содержит в себе условия для априорного
места всякой части и отношения ее к другим частям» [7, с.553-554].
Следовательно, эти конструктивные особенности определяют
онтологическую и гносеологическую роль системно-структурных
представлений в конституировании концептуально-теоретического
мышления. Коллективное со-творчество, само-творчество понятийно и
структурно озадачивает теоретический разум и обостряет продуктивные
функции рефлексивной интенциональности, которые связаны: 1) с
мысленно-теоретическим процессом продуцирования новых смыслов; 2) с
объективаций этих смыслов; 3) с перестройкой мыслительной деятельности,
понимания и интерпретации. Главное, что дисскусий и диалогов было
обсуждать философские проблемы целенаправленно, сценарно и
обостренно. Что это дает, чему способствует такая мотивация? При этом
происходит существеннейшая смысловая переакцинтировка, смещение
мыслительной деятельности с ценностного содержания одной концепции на
другую, коренное переструктурирование философско-теоретического
сознания, продуцирование неожиданных и парадоксальных форм мысли.
Это была настоящая кооперативно-коллективная форма
мыследеятельности, образующая различные формы и уровни
субъективности и понимания. А если случалось, что дискуссия переходила в
пространство безотносительности, «творческого» произвола и
самоутвержденчества, то ведущий ее профессор Жданов старался
уравновесить мнения и позиции, сформулировал взвешенную соразмерность
между идейными устремлениями субъектов полемики. Как логик и методолог
он пытался насколько возможно защитить и отстоять субъективность путем
аргументации, и прежде всего ссылками на теоретические выводы таких
авторитетов, как Г. Галилей, И. Ньютон, А. Эйнштейн, А. Пуанкаре.
Еще одна ключевая позиция в пространстве философствования, как
мне представляется, состоит в его таланте философско-теоретической
проблематизации, в удивительной способности логически и
феноменологически драматизировать ситуацию. Все это было на заседаниях
кафедры, методологических семинарах, на собраниях института. Но
главным, как я считаю, было умение Жданова сплотить, объединить
коллектив на основе со-творчества. Научное и методологическое со-
творчество это способ творческого роста каждого члена кафедры.
Приоритетом в этом деле было служение истине, конституирование
разнообразных видов и форм со-творчества порождает бескорыстные
объединения преподователей и их полную самоотдачу. Дмитрий
Алесандрович сам был примером в этом деле.

85
И еще формальная логика, редуцирующая вербальные смыслы к
совокупности высказываний, его не удовлетворяла. Дмитрий Александрович
считал, что формальный подход «усыпляет», не учитывает поисковые
особенности мышления, его содержательную противоречивость, не дает
возможности творческому мышлению проявить себя проблемно-
содержательно. Его волновал вопрос: чем мы оперируем в процессе того
мышления, которое открывает, порождает нам истину? Какие креативные
факторы, логические акты, формы и способы мышления, эвристически и
методологически максимально продуктивные, порождают новое знание?
Свое мнение он объяснял идеями философской линии, идущей от Бэкона,
Оккама, Декарта, Лейбница и Канта, творцов парадигмальных форм
мышления. Диаматовское и истматовское преподавание приучило
преподавателей к форме переизложения чужих концепций, бесконечно
акцентировать внимание на классиков марксизма – ленинизма. Но 70-80-е
годы ХХ века характеризовались принципиально новыми философскими,
естественнонаучными и научно-техническими концепциями. И, естественно,
требовалась определенная трансформация теоретического мышления и
концептуального понимания. В чем величие Д.А. Жданова? В особенности
технологической организации проблемных дискуссий. По сути, замыслы
обсуждений моделировали взаимосвязь репродуктивных и продуктивных
интенций мышления – «онтологических» понятийных характеристик
индивидуальной деятельности присутствующих и их определенный подход к
анализу теоретических проблем. Вокруг Жданова в этот период
объединялись исследователи: аспиранты, соискатели, докторанты,
преподаватели и студенты. Первоначально на методологических семинарах
обсуждались проблемы, связанные с миропониманием и мировоззрением, с
теорией знания и мышления, затем тематика расширилась за счет анализа

<< Предыдущая

стр. 15
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>