<< Предыдущая

стр. 40
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

феноменологический опыт и возможность определения идеального объекта
возникают и конкретизируются при наличии концептуального рассудка. В чем
состоит онтологическая особенность такого типа рассудка? Сущность
основоположений чистого рассудка, опыта и его познавательных
возможностей заключается прежде всего в том, что «первое действие
рассудка состоит здесь не в том, что он делает отчетливым представление о
предметах, а в том, что он вообще делает возможным представление» [2,
с.266].
Трансцендентально-феноменологическая и онтологическая
конструктивная сущность разума, рассудка и опыта в том, что есть
необходимые условия и механизмы мысленно-теоретического образования
собственно понятия «конструкт» и логико-гносеологическую роль
теоретического конструкта в конституировании абстрактно-теоретической
системы знания. Какие мыслительные процедуры рождают, вырабатывают
конструкты как когнитивные модели, относящиеся к продуктивно-когнитивной
стратегии. Какое логико-гносеологическое значение имеет теоретический
конструкт в решении проблемной ситуации в процессе поэтапного развития
предметной исследовательской деятельности и порождения отдельных
продуктивно-рациональных ситуаций (образования) мысленно-
теоретического понятийного и образного конструирования знания об
объекте. Но затем, когда смысл и значение теоретического конструкта уже
созданы в значении методологической схемы, когда его содержание
начинает конструктивно «работать» в рационально-концептуальной
направленности, то оно употребляется как средство описания конкретных
смыслов и значений теоретических понятий онтологии исследования. В этой
связи встает вопрос об онтологическом статусе теоретического конструкта, о
форме и способе субъективного и объективного существования того
содержания, которое в нем зафиксировано и непрерывно подтверждается
при образовании знания.
Если мы хотим провести анализ проблемной ситуации, разрешить
проблему, обосновать предположение, допущение или гипотезу,
теоретически построить определенные онтологические картины и модели, в
рамках которых могут быть развернуты и обоснованы эти предположение,
допущение или гипотеза, то необходимо мысленно и теоретически
сконструировать – именно сконструировать, а не отразить или описать
такое базисное понятие как идеально-теоретический конструкт,
онтологическая которого быть познавательным средством при анализе и

222
описании конкретных ситуаций исследуемой проблемы и формирования
возможной концептуальной системы знания.
Но что такое «возможное представление», которое образует
рассудок? Очевидно, что это есть та возможная онтологическая данность, на
которую непосредственно работает и производит свою работу чистый разум
и рассудок. «Возможное представление» доставляет мышлению
«интенциональный акт», оно есть «явление», наглядная данность, феномен
определенного содержания. Это представление и осмысливается как
смысловой «зримый образ», платоновский эйдос, умный вид. А эйдос, по
Лосеву, есть «живое бытие предмета, пронизанное смысловыми энергиями,
складывающимися в цельную живую картину явленного лика сущности
предмета» [3, с.120]. Смысловая особенность «лика», «эйдоса»,
«явленности», в согласии с Гуссерлем, есть чистая сущность. У Лосева – это
«смысловое изваяние», «идеально-оптическая картина», которая
изображается, создается в процессе смыслового диалектико-
феноменологического конструирования. Характерной чертой лосевского типа
мышления и философствования была феноменология. В «Философии
имени» Лосев пишет, что он преемлет «всю феноменологию». Поэтому,
естественно, что концепция эйдоса Гуссерля повлияла на продуктивно-
творческое мышление Лосева, на его активные размышления по поводу
сущности феноменологии и платонизма. В этой связи отметим, что в его
диалектической феноменологии мы находим констатацию 5 основных
эйдосов, 6 логосов [4, с.244], 7 способов смыслового конструирования
сущности [4, с.243] идеально-смыслового предмета исследования.
Мир смыслов, мир абстрактно-рациональных теорий, мир символов
и мифов есть множественность концептуальных образно-теоретических
конструкций. Методом их порожденная является мысленно-
теоретическое, смысловое конструирование. Структурными феноменами
онтологии и феноменологии мысленно-теоретического конструирования
являются продуктивно-творческая и репродуктивная интенциональность,
конструктивность чистого рассудка и разума, процессы их вариативности.
Различные виды продуктивного мышления по-разному связаны с
чувственно-эмпирическим опытом, конституируют образы-модели, понятия-
модели, схемы-модели как концепции реальности и оперируют с ними в
процессе рационально-теоретического, образно-эмоционального, образно-
символического синтеза знаний. Существует определенная технология
мыследеятельности и теоретизации как рационально-концептуального
процесса получения указанных форм знания, так и технология мысленно-
теоретического оперирования с ними в различных процессах проблемно-
поисковой мыследеятельности, связи и соответствия структурных элементов
и форм теоретического и иного мышления с определенными формами
опыта, чувственного эксперимента. Конструктивность этих технологий
приводит к последовательной смене рациональных концепций, теорий,
теоретических, художественных, научно-технических и символических
картин.


223
Кант, излагая свое понимание природы чистого мышления и его
роли в теоретическом познании, обращается к античной истории науки,
отмечает, что «свет открылся тому, кто впервые доказал теорему о
равнобедренном треугольнике… он понял, что его задача состоит не в
исследовании того, что он усматривал в фигуре или в одном лишь ее
понятии, как бы прочитывая в ней ее свойства, а в том чтобы создать фигуру
посредством того, что он сам…мысленно вложил в нее и показал (путем
построения)» [2, с.85]. Тенденция мышления и познания к рационализации
исторически реализуется в формах и структурах эволюции рефлексивно-
теоретического сознания, в технологических конструкциях рационально-
концептуального знания, т.н. идеализированных объектах. Кантовская
гносеология исходит из того, что познавательное мышление конструирует
свои модели, ассимулируя внешнюю, идущую от реальности, информацию.
Она предполагает комбинаторику и экспликацию. Конститутивность
мышления Кант определяет как способность рассудка «задавать правила»
[2, с.716 – 717]. Мышление, порождающее новое знание, является формой
нормативно-ассимиляционной деятельности рассудка в аспекте схем
«синтетического априори» – концепции априорных основоположений чистого
рассудка. Если продуктивно-априорное мышление развивается на основе
принципа целесообразного введения идеальных объектов – теоретических
конструктов в структуру теоретической картины реальности, в структуру
возникающих образов, то оно позволяет мышлению рационально описать,
интерпретировать и систематизировать новые знания, высказать
предположения и гипотезы на основании их «отрыва» от эмпирии. Это
означает, что мышление методом конструктивизации абстрактных объектов
способно произвести перестройку способов и стилей мышления,
конституировать возможность решающих теоретических сдвигов,
перестройку языков науки.
Онтология идеальных абстрактных объектов (теоретических
«сущностей») задается трансцендентальным «я», декартовским правилом
«cogito», как рациональное знание. Онтология таких объектов формируется
процессами конституирующего созерцательно-метафизического мышления в
значении сущностного определения сущего как такового. Бытие дается в
созерцании как условие возможности сущего. Теоретическая онтология,
возможное бытие есть концептуальная представленность. Представленность
идеальных абстрактных объектов понимается как концептуальное
истолкование, как возможно сущее, и в этом значении становится
конструктивным условием, которым эвристически распоряжается субъект
для установления новых форм научной мысли и связи ее с чувственно-
эмпирической очевидностью. Конструктивная особенность идеальных
абстрактных объектов – принципиально новые рационально-теоретические
конструкты (Эйнштейна, Планка, Гейзенберга), не только перестраивают
систему знания, но позволяют прийти к настоящему перевороту в области
рационального и увидеть, что продуктивно-абстрактное мышление имеет
определяющее значение для развития теории и практики в целом.


224
Креативно-конструктивная мыслительная деятельность субъектов
познания принадлежит миру ментальных сущностей, актов понимания
(второму миру К. Поппера), а результаты этой деятельности становятся
составляющими третий мир К. Поппера (понятийные структуры абстрактных
теорий и систем теорий, системы смыслообразов, предположения,
допущения, гипотезы умопостигаемых сущностей). Процесс понимания их
истинности и рациональной целесообразности имеет основания в третьем
мире, между разумом и его умопостигающим объектом. Творческое
взаимодействие второго и третьего мира приводит к калибровке
мыслительных актов познавательно-конструктивного разума, которые
превращают их в концептуальные когнитивные структуры.
Мысленные/когнитивные структуры сущностей – этим понятием мы
обозначаем не начальные смысловые формы, а результаты единства
ментального и когнитивного синтеза продуктивно-познавательного разума,
которые становятся познавательными тогда и только тогда, когда они
претендуют на объективность, концептуальность, критичность и
рациональность.
Те смыслообразы и радикальные идеи литературных и научно-
фантастических изобретений (В. Беляев «Голова профессора Доуэля»,
Хаксли «Этот смелый новый мир», Э. Дарвин «Храм природы» и многих
других), которые были, казалось бы, лишь вымыслом, фантазией, стали
реальностью современных экспериментальных «храмов биотехнологий»,
реальностью микротехники, робототехники, электроники. Научный разум
конструктивно творит концептуально- теоретические структуры науки
будущего, которая будет рационально-эстетически «конструировать»,
«достраивать», «перестраивать» мир живой материи, теоретические и
материальные кентаврообразные феномены культуры. Взлет научной
фантазии и рациональность мышления обусловили реальность современной
верификации в отношении «ужасов клонирования», «призраков евгеники»,
«суперживотных», «человекоподобных роботов», «технобитов»,
«трансгенных растений» –совершенно новых искусственно/естественных
форм реальности.
Можно выделить такие виды теоретической конструктивности: 1)
конструктивность процессов построения абстрактных объектов теории; 2)
конструктивность моделей рассуждения (дискурсивная конструктивность); 3)
метатеоретическая конструктивность; 4) алгоритмическая конструктивность;
5) интуицио-нистическая конструктивность; 6) конструктивность
аксиоматической теории множеств цермело-френкеля; 7) конструктивность
модели «конструируемых множеств» Геделя; 8) конструктивность дискурсов
Канта; 9) конструктивный метод Шеллинга; 10) семь способов
конструирования сущности (Лосев); 11) конструктивность конвенций
эмпирического и теоретического уровней мышления; 12) конструктивность
«жизненного мира» Гуссерля; 13) конструктивность «возможных миров»; 14)
принцип конструктивности формирования теории классической и
неклассической науки В.С.Степина; 15) конструктивность компьютерных
виртуальных миров; 16) когнитивный конструктивизм Ж.Пиаже, Вацлавика и

225
Глазерсфельда; 17) методологическая конструктивность «идеального типа»
М.Вебера; 18) социальная конструктивность реальности П.Бергмана и
Т.Лукмана; 19) «рациональные конструкты моделей человеческих действий,
с одной стороны, и конструкты моделей рациональных человеческих
действий – с другой» [А.Шюца; 5, с.44].
Продуктивно-конструирующее мышление порождает метафизику
возможного. Человек деятельностный проектирует возможное, живет
смысловыми конструкциями возможного. Умножение возможностей – это
полагание новых концептуально-проблемных идеально-теоретических и
материальных моделей. Но природа возможного такова, что его
вариативность может осуществиться, если его содержание рационально-
конструктивно, и в то же время может не осуществиться.
Возможные проекты, возможные технологии, возможные миры – это
прорыв мышления в новые потенциально возможные теоретические
структуры рациональности, конструирующие некое «зависание»
теоретически полагаемого между действительным и невозможным, между
«сейчас» и «никогда». Теоретическое конструирование в этом смысле есть
потенция – полагание действительного в возможное, восхождение от
структур, сюжетов наличного бытия к иномодальным моделям.
Онтологическая особенность теоретической конструкции в том, что она
«создает лишь возможные объекты» (Шеллинг). Концептуальная
конструктивность возможного есть рационально-смысловая субъективность
мышления, микросюжет проективно-полагаемого мышления, возможности
метафизики которого заложены в деконструктивном мышлении.
Деконструкция, разворачиваясь, полагает новую конструктивную
рациональность понятийных теоретических структур и смыслообразов
абстрактных объектов новых проектов и технологий, которые формируются
не как отвлеченно-мыслительная рациональность, а как интенционально-
рациональный результат проблемно-познавательного процесса. Так
формируются новые представления о научной рациональности, которые
обуславливают новое видение мира, пересмотр взглядов на отношения
«человек – природа», «человек – техника», «человек – общество». Илья
Пригожин считает, что будущее не предопределено, время его бытия
находится в постоянном процессе феноменологии и онтологии нелинейного
конструирования. Продуктивное мышление ХХI века демонстрирует особые
научные, научно-технические и художественные концептуально-
рациональные миры, нестандартные подходы, смыслообразы, новые
потенциально возможные линии научно-рациональной преобразующей
деятельности техногенной цивилизации и новые конструктивно-
рациональные гуманистические стратегии жизнедеятельности – основы
особого типа цивилизационного прогресса и мировоззренческих ориентаций
будущего.
Философия теоретической и практической сущности
рассматриваемого типа мышления свидетельствует о том, что
идеализированная и абстрактная структура конструктов выступают логико-
гносеологическим основанием для признания независимых от чувственно-

226
эмпирического опыта условий мысленно-теоретического конструирования
специальных идеальных объектов – конструктов-образов, конструктов-
понятий, конструктов-схем, конструктов-теорий с особыми свойствами новой
онтологии. Они образуют новые возможности мышления и познания. Так,
познавательно-математическое мышление в кантовской интерпретации есть
познание «посредством конструирования понятий». Мысленно-теоретически
конструировать понятие, структуры понятий, трансцендентальные схемы
согласно «Критике чистого разума» Канта, значит показать априори
соответствующее ему созерцание. Кант указывал на склонность мышления
(чистого разума) к пространственному расширению смыслополагания и
выходу его за узкие границы возможного опыта. Феноменология и онтология
мышления вариативно складываются так, что познающее мышление в
процессе осмысления и экстрополяции когнитивных структур выходит за
границы имеющихся смыслов, перешагивает за существующие формы
субъективного понимания, интерпретации и репрезентации, смыслополагая
новые формы идеальной реальности. Идеальные объекты таких форм
реальности конструируются априорной субъективностью – основой
априорного мышления, смыслополагающего априорного и апостериорного
синтеза. Такие объекты теоретизации – это чистые условия возможности
предметов опыта и новых процессов мысленно-теоретического
конструирования и обоснования их объективности. В когнитивной стратегии
они представляют результат априорной субъективных условий и
предпосылок мышления, условиями возможной объективной значимости,
важнейшим инструментом конструирования объективности «реального
предмета» (эмпирического). Идеальный объект в этом своем
функциональном значении есть хорошо обоснованный феномен, результат
рассудочно-разумной эвристической проективной деятельности, акт
теоретического познавательно-полагающего сознания. Необходимость и
общезначимость идеальных объектов онтологически полагается и
теоретически, и фундаментально связывается предметностью
познавательной ситуации, процессом синтетической деятельности
проблемно-продуктивного мышления.
Опыт, чувственно-эмпирические созерцания, соответствующие
идеальные нормы и принципы мышления, сочетание представлений,
созерцаний и воображения служат основой конституирования
объективности, где сам возможный предмет (идеальный объект) есть не что
иное, как абстракция. Здесь речь идет не о существовании предметов и
явлений природы, а о конструктивно чистых определений мышления в
существовании явлений опыта, который подчиняется правилам рассудка,

<< Предыдущая

стр. 40
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>