<< Предыдущая

стр. 41
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

теоретическим принципам развития знания. Конструктивное основание
опыта составляет теоретическое знание, которое, являясь идеальной
структурой, в то же время воспроизводит объективную реальность и
содержательно обуславливается ею. Идеальные объекты – понятийные
концептуальные структуры, выступают по отношению к объективной
реальности проективными моделями, системными смысловыми синтезами.
Совпадение содержания понятийных структур, образов и объекта, понятия и

227
вещи значит онтологически быть подобным, содержательно совпадать, а не
быть тем же самым, т.е. абсолютно тождественным. В целом такой процесс
мышления демонстрирует выход за пределы возможного опыта, единство
«чистых» способностей чувственности и рассудка, априорного и
апостериорного видения и знания, трансцендентального субъекта.
Особенностью такого процесса развития мышления, понимания
познания и знания является противоречивость, незавершенность
эмпирического познания. Разум в этой связи теоретически неудовлетворен,
его интенции и онтологическая предрасположенность (К. Поппер)
познавательно целенаправлены в подыскание нового смыслового синтеза,
конституирующего превращение «трансцендентальной» вещи в себе,
непознанной и находящейся вне пределов проблемного, ситуативного
понимания и знаний – в эмпирическое, познанное и предметно-объективное
знание. Идеалом разума является тенденция дойти до намеченного смысла,
до смысла видимых «вещей» – эйдосов. Главное здесь то, что смысл
подчиняется власти понятия, структуре концептуально-теоретического
знания, целеполагающей идеи. Под воздействием проблемной идеи
возможного предмета опыта (идеального объекта) первоначальное видение,
начальные формы смысла (эйдосы) трансформируются, наполняются новым
интенциональным значением. Трансформация смысла продолжается до его
конструктивно-концептуального завершения, до полноты выразимости
целеполагающей идеи. Мышление в рассудочно-дискурсивной форме
постоянно аппелирует к возникшему смыслу, наполняя его всё новыми и
новыми интенциями. Так, в креативно-познающее сознание проникает
«парадокс», структурируя мышление. Чистые способности, чистые идеи
разума позволяют мышлению структурно охватить более широкий горизонт
когнитивной информации, опыта и предметно-исследовательской
реальности, аналитически и синтетически, умозрительно, мысленным
экспериментом увязывать смысл идеального объекта – теоретического
конструкта (системы конструктов) с концептуальной интерпретацией и
репрезентацией «чистого» продукта разумно-рассудочной деятельности, со
структурой системы рационального знания и эмпирического опыта.
Смысловая возможность мыслимого задается логикой, онтологией и
феноменологией с учетом тематической концептуальности, рациональными
рамками теоретической концептуальности научной картины мира,
определенных видов структур образов и абстрактных понятий. Смысловая
возможность мыслимого и ее познавательных границ зависят и от типа
опыта и от когнитивной стратегии субъекта познания, и от методологической
и теоретической культуры (традиций) школы мысли, теоретического
направления, и от смены концептуальных рамок, породивших условия и
идейно-тематическую концепцию образа, базовых понятий, материального
субъекта. Смена рационально-теоретических концептуальных парадигм,
задающих условия и теоретическую направленность мыслимости и
немыслимости, зависит главным образом от проблемно-целенаправленной
работы, связанной «с осмыслением и конструированием предмета научного
исследования» [6, с.10].

228
Анализ операционально-технической стороны мыслительных
процессов и когнитивных стратегий Г. Галилея, М. Планка свидетельствует о
том, что их продуктивно-творческое мышление в значительной степени
протекало вариативно, в ситуации «направленной напряженности» анализа
предметного и концептуального содержания проблемных ситуаций,
выдвижения новых когнитивных мыслей в форме идей-предложений,
образно-концептуальных моделей. Именно осмысление проблемных
ситуаций, необходимость преодолеть «схематизм сознания» и выхода
мыследеятельности за пределы имеющихся знаний, побуждали поиск
способов и средств к ее конструктивному изменению, к нахождению
(эвристике) структуры мыслительных и когнитивных действий, выраженными
абстрактными понятиями.
Проникновение в мир творческих поисков и технологию продуктивно-
конструктивной мыследеятельности А. Эйнштейна и М. Планка, в их «мысли
о мышлении» дает нам возможность сделать вывод о фундаментальной
роли абстрактно-понятийного мышления, внутренних визуальных образов,
«комбинаторной игры» логическими понятиями и концепциями (в значении
специальной методологической основы теотеризирования), в
конституировании новых фундаментальных тематизированных абстрактных
теорий. И.А. Эйнштейн и М. Планк обращали особое внимание на ту роль
(логико-онтологическую и феноменологическую), которую играют в
продуктивно-концептуальном теоретизировании абстрактные понятия, тот
тип понятий, который называется «теоретические конструкты». А. Эйнштейн
был убежден в том, что «глубинные взаимоотношения объективного мира
можно постигнуть с помощью простых логических понятий. И, - подчеркивал,
он,- конечно же, в теории относительности это проявилось в полной мере»
[7, с.83]. А. Эйнштейн, говоря о «храме науки» и роли мышления в создании
картины мира, пишет так: «Человек стремится каким-то адекватным
способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы
оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться
заменить этот мир созданной таким образом картиной. Этим занимается
художник, поэт, теоретизирующий философ и естествоиспытатель, каждый
по-своему» [8, с.40].
Методологическая конструктивность продуктивного мышления с
особой силой выявляется не только в том, что абстрактные понятия,
теоретические конструкты должны иметь свой источник в созерцании, а и в
том, что их содержание, их познавательно-конструктивная и практическая
сущность должны быть подтверждены (каждый раз заново в интенции своего
значения) и познаны (осмыслены) в своей предметно-теоретической
тождественности. Иначе говоря, продуктивное мышление ставит задачу –
достичь ясности и смысловой отчетливости относительно новых
сконструированных идей, моделей, понятий, образов, структур абстрактных
знаний. Проблемой такого процесса мыследеятельности является
актуализация смысловой предрасположенности сформулированного,
зафиксированного содержания с повторяющимся анализом, обобщением и
сопоставлением воспроизводимых созерцаний, меняющихся смысловых

229
значений. Мы обретаем очевидность в том, что именно то содержание,
которое подразумевается в слове имеет место в различных понятиях и
образах. В этих актах интеллектуальной деятельности эвристически
познавательно-продуктивно проявляют себя разум и рассудок, позволяя
мышлению уйти от иллюзорных, фиктивных представлений и верований.
Здесь следует указать на то, что понятийные различия и разграничения
онтологически и феноменологически очевидны. Особенно эта черта
конструктивности проявляется при рационально-концептуальной
очевидности естественной установки как важнейшего фактора продуктивно-
конструктивной мыследеятельности ученого. М. Планк в работе
«Возникновение и постепенное развитие теории квант», указывая на
рефлексию подобного феноменологического и онтологического
обстоятельства, отмечает, что «квант действия фиктивной величиной тогда
весь вывод закона излучения был принципиально иллюзорным и
представлял просто лишенную содержания игру в формулы, или при выводе
этого закона в основу была положена правильная физическая мысль – тогда
квант действия должен был играть в физике фундаментальную роль, тогда
появление его возвещало нечто совершенно новое, дотоле неслыханное, что
казалось, требовало преобразования самих основ нашего физического
мышления, появившегося со временем обоснования анализа бесконечно
малых Ньютоном и Лейбницем, на предположение о непрерывности всех
причинных связей» [9, с.608]. Только развивающееся познавательное
творчески-продуктивное мышление проясняет модусы понятийных различий
и сходства, и то, что интерпретируется ложно, иллюзорно, может быть
отвергнуто. Это значит, что смысловые предметы, идеальные объекты
мыслятся, осмысливаются, созерцаются, теоретически рассматриваются с
точки зрения какой-либо концептуальной рациональной модальности
субъективного бытия, полагаются как возможное в отношении их
субъективного теоретического и опытного конституирования, следовательно,
всему мышлению присуща форма, которая подчинена опыту, описанию
объективности. Поэтому задача прояснения логико-гносеологической
содержательности и онтологической сущности такой модальности неизбежно
ведет к новым актам продуктивной мыследеятельности как особым формам
конструктивного абстрактно-смыслового схватывания и теоретического
полагания, а следовательно, и к новым формам созерцания, мышления и
структурной теоретизации.
Вертгеймер, исследователь когнитивной стратегии Эйнштейна,
указывает на сущностные особенности его мышления, которые состояли в
том, что «мы схватываем проблемную ситуацию, ее структурные
особенности и требования создают в поле мышления определенные
деформации и напряжения» [8, с.275]. Мыслительнотеоретические
деформации связаны со структурнорелевантным теоретическим
материалом, с вариативностью познавательных и эвристических вопросов, с
неадекватным структурным видением ситуации, с огромным числом
гипотетических суждений и фактов, с критическими суждениями и выводами,
онтологическими и феноменологическими особенностями экспериментов.

230
Конструктивная особенность теоретических конструктов в когнитивной
стратегии ученого в то, что они структурируют представление об объекте,
задают смысловой горизонт интерпретации, осмысления проблемной
ситуации, возможного опыта. Они выполняют роль своеобразных
методологических базисных основ онтологической эволюции научного
знания, конституируют мыслительный процесс к пониманию структуры
понятийного знания и направленности развития трансцендентальной схемы
проблемно-продуктивной, абстрактно-концептуальной теоретической
ситуации. Сомнения, рассуждения, заблуждения – это формы развития
продуктивного мышления, связанные с теоретизацией, идеализацией,
конституированием новых понятий, образов, схем, с выдвижением
предположений, допущений, гипотез. Но так как «Эйнштейн был
прирожденным физиком… его было нацелено на реальные, конкретные,
экспериментальные проблемы», то его эпистемолога интересовали смысл,
регулятивные и конструктивные функции понятия пространства, времени,
материи, релятивистский характер теории, проблема «верификации».
Понятия осмысливались и переосмысливались и содержательно и
структурно. В результате наделения понятий (функционально и структурно)
новыми смыслами, процесс теоретического построения вызвал коренные
структурные изменения поисковой ситуации. Следует выделить проблемы
мышления, с которыми имел дело гений физики, создавая теорию
относительности. Это мыслительные процессы «абстрагирования,
построения силлогизмов, формулирование аксиом и выведение общих
формул, установление противоречий, вывод следствий посредством
комбинирования аксиом, сопоставления фактов с этими следствиями и т.д.»
[6, с.261].
Идеальные объекты, теоретические конструкты естественнонаучного,
социально-теоретического, художественного творчества есть определенные
модели онтологии и процессов творения новых программ, проектов, теорий и
картин бытия. Они выполняют роль онтологических аргументов развития
проблемы и развития познания к истине. Такие онтологические аргументы –
это определенные методы развития продуктивно-творческого мышления,
конструктивизации и систематизации познания, при помощи которых
необходимость существования, необходимость наделения свойства,
причинно-следственной связи, взаимодействия, закона чего-либо выводится,
из мысли о нем. Это значит, что новая мысль о бытии, о возможном
существовании, например, какого-то свойства, полагается, приписывается,
усматривается, наделяется. Продуктивная конструктивность мышления как
раз и состоит в теоретической реализации этого смыслового феномена –
идеального образа, понятия, схемы, модели, теории, картины.
Каждый тип конструктивно-продуктивного мышления развивает
присущий ему тип онтологии познания. Поэтому, различные типы мышления
и познания имеют различный статус существования. Иначе говоря, с чисто
логической точки зрения, если мы «что-то» предполагаем, смыслополагаем,
конструируем, комбинируем существующим в каком-то предикативном –
концептуальном смысле, вводим, следовательно, идеальные понятия –

231
конструкты (атом, эктрон, квант, ?-функция, ген и т.д.), то вводимый
мышлением абстрактный конструкт предполагается, допускается
существующим в той же степени, что и хорошо известные эмпирические
данные. Именно допущение, предположение как смыслополагание
способствует дальнейшему конструктивно-продуктивному процессу роста
новых знаний, возможной эмпирической процедуре доказательства,
проверки гипотезы, ее подтверждение или опровержение. Более того,
исследователь наделяет вводимый объект, понятие – конструкт, модель
бытия эмпирическими – умственными свойствами. Содержание
теоретического конструкта отвечает проблематике онтологических
допущений, обусловленных проблемной ситуацией, концептуальным типом и
парадигмой познания и естественной установкой мыследеятельности.
Таким образом, в связи с тем, что объектами познания являются не
только вещи, явления, процессы материального мира, но и свойства,
отношения, а также смыслополагаемые, воображаемые объекты, процессы и
продукты мыслительной и познавательной деятельности, то следует
выделить такие типы объектов мышления и познания:
1. Абстрактивные объекты, возникающие при интенсивном смысловом
употреблении имен и объектов изолирующего абстрагирования,
представляющие свойства, отношения предметов материального мира:
упругость, электропроводность, красота, геометрические фигуры и т.д.
2. Идеализированные объекты познания – результаты определенного
продуктивно-конструктивного типа мышления и познания: абсолютно
черное тело, идеальный газ, красное смещение, абсолютно упругое
тело.
3. Идеальные объекты мышления – это такие творчески конструктивные
феномены деятельности, что они не имеют прообразов в
действительности: мысли, знания, информация, системы координат,
векторы, меридианы, параллели.
4. Идеально-теоретические объекты-конструкты, вводимые гипотетически
мышлением при построении объяснительных системно-структурных
проективно-концептуальных знаний: атом, молекула, квант, электрон и
т.д.
Особое познавательное и онтологическое значение имеют такие
идеализированные теоретические конструкции-объекты: множество, классы,
род, вид, как специальные предметы конструктивно-рациональной мысли.
Процессы смыслового мыслительного конструирования,
комбинирования образуют разнообразные формы, способы и схемы
конструирования когнитивных исследовательских стратегий и понятийно-
образных структур. Без идеальных конструктов, абстрактных понятий
невозможны процессы роста новых знаний и научные открытия, невозможны
теории, конкретные исследования, невозможны новые формы практики.
«Именно идеальные, а не действительные высказывания, пишет Е.Д.
Смирнова, играют определяющую роль в теоретическом конструировании
моделей мира. Идеальные объекты выполняют функцию «строительных
лесов» в таком констуировании» [10, с.67].

232
Постнеклассические теоретико-модельные подходы,
фундаментальные теоретические концепции и конструкты широко
применяются в аксиоматических процессах теоретического и проблемно-
практического проектирования (Г.А. Саймон, Р. Гир, Г. Ленк). Теории
выполняют роль интерпретационных конструктов, которые в
содержательном мышлении претендуют на методологическую
достоверность. Теоретик методологического конструктивизма Г.Ленк в этой
связи утверждает следующее: «Теория и, вообще, методологические
понятия, так же как и нормальные структуры действий и процедур, могут
руководить нами в форме интерпретаций и схематизаций» [11, с.95]. Нормы
и ценности в этих интерпретациях и процессах мысленно-теоретического
проектирования, как и ментальные объекты и идеальные конструкты (Г.
Ленк) предстают в значении интерпретационных конструктов.
Таким образом, исследовательский анализ позволяет сделать
методологические выводы о том, что расширяющиеся и углубляющиеся
предметно-познавательные и проблемно-конструктивные мыслительные
процессы зависят от создания тематических систем абстрактных понятий,
теоретических конструктов в значении онтологических моделей особых
интерпретаций, предписаний определенного типа целеполагающей
интеллектуальной и предметно-практической деятельности. Это, во-первых.
А, во-вторых, теоретические рационально-концептуальные конструкты

<< Предыдущая

стр. 41
(из 55 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>