стр. 1
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов, — 2-е изд., перераб. — К.: Вентури, 1995. — 288 с.

А.А.Подопригора

ОСНОВЫ РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Допущено Министерством образования Украины в качестве учебного пособия для студентов юридических вузов и факультетов 2-е издание, переработанное

Рецензент: д-р юрид. наук, проф. М.И.Козюбра (Киевский национальный университет) Ответственный редактор Ю. В. Ежова

Подопригора A.A.
Основы римского гражданского права:
Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов, — 2-е изд., перераб. — К.: Вентури, 1995. — 288 с.

ISBN 5-7707-7012-0

В пособии в соответствии с программой одноименного курса излагаются вопросы общей части римского гражданского права, вещного и обязательственного права, а также права наследования. Римское гражданское право рассматривается как основной источник, из которого берет начало мировая правовая культура. Для студентов юридических вузов и факультетов.

В посібнику у відповідності з програмою одноименного курсу викладені питання загальної частини римського цивільного права, речового та зобов'язального права, а також права спадкування. Римське цивільне право розглядається, як основне джерело, з якого бере початок світова правова культура. Для студентів юридичних вузів та факультетів.

РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ ЧАСТЬ
Глава 1
ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
Предмет «Основ римского гражданского права». Историческая роль римского гражданского права и его значение для современного юриста
§ 1. Предмет «Основ римского гражданского права»
С древнейших времен люди в процессе своей жизнедеятельности вступают между собой в определенные общественные отношения, большинство из которых регулируются нормами права и соответственно называются правовыми отношениями. Значительная часть правовых отношений возникает по поводу создания, приобретения, отчуждения, использования, передачи различного имущества и т.п. Это отношения имущественные. По содержанию они неоднородны и регулируются в настоящее время различными отраслями права.
Основная масса имущественных отношений складывается между людьми, которые не зависят друг от друга, т.е. между равными сторонами. Ни одна из них не может понуждать другую к определенному поведению. Они автономны, не подчинены одна другой и выступают в обороте как самостоятельные и равные между собой. В современной науке гражданского права такой способ регулирования имущественных отношений принято называть методом равенства сторон. Если имущественные отношения возникают между такими равными сторонами, то они регулируются нормами гражданского права.
Итак, понятие современного гражданского права можно определить как совокупность правовых норм. регулирующих имущественные отношения между участниками оборота методом равенства сторон. Современное гражданское право регулирует также некоторые личные, неимущественные отношения.
Имущественные отношения иного рода (основанные на административном подчинении одной стороны другой,

финансовые, бюджетные, семейные, трудовые, земельные и т.п.) гражданским правом не регулируются.
Имущественные отношения, складывающиеся в сфере материального производства и последующего оборота товаров, транспортировки грузов, строительства всевозможных объектов и их ремонта, бытового обслуживания населения и т.п., регулируются гражданским правом и называются гражданско-правовыми.
Значение гражданского права в жизни каждого индивида, каждой организации и общества в целом чрезвычайно велико. Оно является юридической основой материального обеспечения жизнедеятельности людей. Этим обстоятельством объясняется столь пристальное внимание юристов к гражданскому праву с древнейших времен до наших дней. Юрист, не овладевший досконально гражданским правом, не вправе считать себя юристом.
Понятие современного гражданского права не совпадает с понятием гражданского права в Древнем Риме. То, что мы сегодня называем гражданским правом, в Древнем Риме складывалось из трех существовавших тогда систем: jus civile — цивильное право; jus gentium — право народов; Jus praetorium — преторское право. Эти три системы в совокупности составляли гражданское право.
Цивильное право —исконно римское, сугубо национальное и наиболее древнее право, регулировавшее имущественные отношения исключительно между римскими гражданами. Х)ноотличалось^^цион^ь1ТОТ^˜иТ^анйченносхью,
^обременительным формализмом^ стойким консерватизмом. Римское государство в ту пору представляло собой-город го-
_сударство Рим, и цивильное право ограничивалось территорией города Рима, что придавало ему замкнутый характер. Огнпннктм ^гг> маточником были Законы XII таблиц, прпчя-тые еще в период становления республики (451 -450 гг. до н.э.).
Цивильное право не могло долго успешно удовлетворять потребности бурно развивающегося римского рабовладельческого общества. Его нормы вскоре устарели, перестали отражать быстро изменяющиеся социально-экономические условия рабовладельческого строя, не могли обеспечить четкое правовое регулирование возникающих новых имущественных отношений. Самое же главное заключалось в том,

что цивильное право не было способно регулировать имущественные отношения между"рймскйми гражданами, с од ной стороны, й^гр^ЖдэттасТГЗЩоЖи-вавщимд за пределами города Рима7с˜другой. Между тем потребность в этом быс тро нарастала7 поскольку римляне вели оживленную торгов-лю со своими соседями. Пришлось признать основные граж данские˜права'й˜занеримлянами^прюживавшими вокруг Рима.за так называемыми перегриышт.-
ИменноТэтот период (III — I вв. до н.э.) Рим развернут кампанию завоевательных войн против соседних народов которые привели к захвату всего Апеннинского полуостро ва, а затем и Средиземноморья. Город-государство постепен но превращается в крупнейшую державу. Покоренные^Р!^-мом народы обладали. ^вь1сок.ой_.кудьтур_ои, el томчисле t. правовой, которая оказывала обратное воздействие и на ри^ ское цивильное право. Развернувшиеся деловые (прежд всего торговые) отношения римлян с Перегринами обусло вили необходимость учреждения должности плетора дл> перегринов. Ему в обязанность вменялось разрешение иму ш^ствённых споров,возникавших как между самими пере грйнамтг,'Таки'перегринами, с одной стороны, и римским! гражданами, с другой. В практической деятельности пере гринский претор часто опирался на местное право, праве перефинов, т.е. покоренных соседних народов, которое г ряде случаев превосходило римское цивильное право, исполь зуя в своих эдиктах достижения правовой культуры этих народов. Так возникла еще одна система римского граждан-ского^рава^^еи/г'ц>п_^.ц^оеа^аро^ое7как бы разновидно7 сти римского гражданского˜права. Право народов были при звано регулировать имущественные отношения как межд^ римскими гражданами с одной стороны, и Перегринами, с другой, так и между самими Перегринами. Оно выгодно от личалось от цивильного права: большей подвижностью, отсутствием формализма и национальной ограниченности Воспринимая все лучшее из правовой культуры соседних народов, право народов становилось все более прогрессивным и доступным для простых людей, поскольку отвечало новым требованиям и чутко улавливало изменения в обществе.
Названные системы существовали и развивались параллельно, все более проникая одна в другую и взаимно обога-

щаясь. Право народов было богаче по содержанию и цивильное право охотно впитывало в себя новые правовые Идеи, конструкции, институты. Системы все больше сближались. А через некоторое время обе они начали безнадежно отставать от бурно развивающегося гражданского оборота и все чаще их нормы оказывались беспомощными перед напором новых правовых явлений. Нужно было искать более эффективные правовые средства.
Одновременно с развитием цивильного права и права народов постепенно возникает еще одна система римского гражданского права —_прешорское право, сложившееся в результате практической деятельности преторов и некоторых других магистратов. Преторское право регулирует имущественные отношения как между римскими гражданами, так и перегринами, однако применяется в случаях, когда нормы цивильного права и права народов оказываются неспособными урегулировать новые отношения. Претор своей практической деятельностью по руководству судами восполняет недостатки и пробелы названных систем.
Преторское право в силу специфических особенностей возникновения и развития обладало рядом преимуществ перед цивильным и правом народов. Оно, прежде всего, более чутко и полно отражало новейшие социально-экономические изменения, возникающие в римском рабовладельческом обществе. Избавление от традиционного формализма цивильного права, некоторой скованности права народов, упрощение многих правовых процедур, четкость и ясность правовых предписаний, их лаконичность и глубокая содержательность делали Преторское право доступным и эффективным, гибким и надежным средством защиты интересов класса рабовладельцев. Нельзя сказать, что претор-ское право обладало самобытностью цивильного права или утонченностью права народов. Однако оно возникло, развивалось и достигло блестящих вершин совершенства на основе права цивильного и права народов, было их детищем, восприняв от них все лучшее. Римское гражданское право приобрело всемирную известность в значительной мере благодаря деятельности преторов и созданному их трудами преторскому праву.
Все три системы в совокупности и составляли римское гражданское право. Они продолжительное время

сосуществовали рядом, совместно развиваясь, взаимно обогащаясь и проникая друг в друга. Однако приоритет при надлежал преторскому праву как наиболее мобильному v динамичному. В конце концов системы сблизились, утратив отличительные черты На их основе было выработано единое понятие — jus privatum — римское частное право.
Римское частное право противопоставлялось jus publi-сит — публичному праву. В период республики римская правовая система состояла, таким образом, всего из дву> отраслей — права частного и права публичного. римскиу юрист Ульпиан так определил эти понятия: «Публичное право, которое (относится) к положению Римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельни? лиц» (Д.1.1.2). Далее Ульпиан поясняет, что следует различат!:
пользу общественную и пользу частных лиц. Если речь идет с государственном интересе, о правовом положении госу дарства, его органов или отдельных должностных лиц, с регулировании отношений, представляющих общественный интерес, — то это сфера публичного права. Если же речь идет' об интересе отдельных частных лиц, об имущественные отношениях между ними, об их правовом положении в связи с этим — то это сфера частного права. Таким образом, по мнению Ульпиана, критерием разграничения частного и публичного права является характер интересов. Если право ограждает интересы государства, то это публичное право, если оно защищает интересы частных лиц, это частное право. Естественно, следует иметь в виду, что речь идет о праве рабовладельческого общества, в котором интересы частных лиц далеко не одинаковы и часто между собой не совпадают.
Деление права на частное и публичное было воспринято буржуазными правовыми системами и сохраняется до сих пор. Это обстоятельство обусловливает необходимость более полной характеристики этого деления.
Современное понятие частного права включает в себя следующие отрасли: гражданское право, торговое и семейное право (в правовых системах, которые содержат такие отрасли права). Римская правовая система не знала еще ни торгового, ни семейного права как самостоятельных отраслей. Поэтому частное право и гражданское право в римской правовой системе выступали как однозначные категории. Современное частное право по своему объему значительно шире.

Все остальные отрасли современных правовых систем представляют собою публичное право. Такие отрасли, как государственное (конституционное), административное, финансовое и др., безусловно, опосредствуют государственные интересы и потому являются публичными. Однако конфликт уголовно-правового характера даже между частными лицами (так называемые дела частного обвинения) входят в сферу публичного права, поскольку такое правонарушение является общественно опасным и затрагивает интересы общественного порядка.
Советская правовая система не восприняла деления на частное и публичное право. Когда в условиях нэпа формировалась новая отрасль советского социалистического гражданского права, В.И.Ленин учил не перенимать старое буржуазное понятие о гражданском праве, а вырабатывать новое гражданское право, новое отношение к «частным» договорам: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»'. В.И. Ленин требовал при разработке нового гражданского законодательства расширить применение государственного вмешательства в «частноправовые» отношения, расширить право государства отменять «частные» договоры. При этом он категорически предписывал к новым «гражданским правоотношениям» применять «не corpus juris romani..., a наше революционное правосознание»2.
Таким образом, советское гражданское законодательство с первых дней своего рождения твердо стало на позицию всеобщего контроля за сферой «частной» деятельности, «частными» правоотношениями, чтобы искоренить злоупотребления и преступления как частных предпринимателей, так и государственных служащих в период новой экономической политики. В том же письме В.И.Ленин писал:
«Торгуй, наживайся, мы это тебе позволим, но втрое подтянем твою обязанность быть честным, давать правдивые и аккуратные отчеты, считаться не только с буквой, но и с духом нашего, коммунистического законодательства...»3.
Римское гражданское право — это право рабовладель-
/ Ленин В.И. О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики. Письмо Д.И.Курскому//Полн.собр.соч. — Т.44 — С.398.
2 Там же.
3 Там же. - С.399.

ческого общества. Раб — говорящее орудие, вещь, а вещь не может быть носителем каких-либо прав. Полная бесправность и беззащитность раба совершенно откровенно и отчетливо проявляется во многих институтах римского гражданского права. Раб, например, не мог иметь семью, быть собственником имущества и т.д. Рабы, отпущенные на свободу, также были весьма ограничены в своих правах. Согласно римскому гражданскому праву весьма разнородны по имущественному положению и свободные римские граждане (например, вольноотпущенники и латины, перегрины и сенаторы). Не существовало равенства также между мужчиной и женщиной, мужем и женой, отцом и детьми.
Вместе с тем римское гражданское право было правом высокоорганизованного рабовладельческого общества, которое в своем развитии прошло четыре основных этапа — царский период, период республики, принципат и период абсолютной монархии, которые наложили на него определенный отпечаток. Например, судоустройство и судопроизводство периода республики существенно отличается от судоустройства и судопроизводства императорского периода. То же следует сказать о различных формах правообра-зования, семьи, родства и т.д.
Предметом нашего рассмотрения будет римское гражданское право классического периода, т.е. первых трех столетий нашей эры, когда оно достигло высшего расцвета. Позже его развитие по восходящей приостановилось, а затем с конца III в.н.э. и вовсе прекратилось. Классическое римское гражданское право характеризуется-такими блестящими признаками, такими лестными эпитетами, которых, пожалуй, не заслужила ни одна правовая система.
Наиболее тщательно и глубоко разработаны два основных правовых института, имевших решающее значение для упрочения рабовладельческого господства и хозяйственного оборота: институт неограниченной индивидуальной частной собственности и институт договора. Рабовладельческая частная собственность на средства производства, прежде всего на раба и землю, составляла основу рабовладельческого общества. Договоры — основной регулятор хозяйственного оборота этого общества.
Римское право частной собственности развилось из частного владения на землю, которая в ранний период республики-являлась- еще собственностью римского народа.

Частное владение постепенно превращается в частную собственность. Право частной собственности имело своей целью прежде всего установить право рабовладельцев на землю, обеспечить неограниченную возможность бесконтрольной эксплуатации рабов и надежную регламентацию товарооборота.
«Римляне, собственно, впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности»4, — писал К.Маркс в работе «К критике гегелевской философии права». Римские юристы и магистраты практической деятельностью настолько усовершенствовали эти правовые институты, что они оказались способными пережить на многие века своих создателей.
Блестяще были разработаны договорные отношения, создана стройная теория договорного права, его общая концепция, теоретические основы отдельных видов договоров, отличающиеся строгой четкостью, ясностью и доступностью. Безупречность, изящество формулировок, ясность содержания, глубина существа и, естественно, неукоснительность соблюдения интересов господствующего класса сделали римскую договорную систему совершеннейшей. Ф.Энгельс называл римское право всемирным правом общества товаропроизводителей «с его непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отошений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.)»5.
Вместе с тем римское право не было лишено консерватизма, стеснительного формализма, сдерживавших оборот. Так, институт манципации, стимуляция, легисакционный процесс* и другие своим грубым формализмом менее всего содействовали ускорению гражданского оборота. И дело не только в этом. Римские юристы, магистраты, особенно преторы, да и вся верхушка господствующего класса рабовладельцев воспитывали народ в духе глубокого уважения, беспрекословной почтительности перед законом, внушали и свободным, и рабам его вечность и незыблемость. Сама мысль
4 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — T.I. — С.347.
5 Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Там же. — Т.21. — С.311.
* Пояснения римско-правовых терминов даны в соответствующих главах настоящего пособия.
10

о возможности изменения или отмены Закона объявлялась кощунственной. В сознание настойчиво вдалбливалось, что преступить закон, значит вызвать гнев богов, что закон свят и его необходимо только почитать, преклоняться перед ним. В эпоху императоров, например, внушалось: все, что угодно императору, есть закон, а воля императора исходит от богов.
Римляне в практической деятельности строго придерживались принципа незыблемости, стабильности права, подчеркнуто уважительно относились к правилам эдикта, мнению старых почтеннейших юристов, как бы демонстрируя этим неизменность существующего социального строя, недопустимость его изменения.
Однако благоговение перед старым законом приводило к консерватизму. Устаревшие правовые нормы, социальная значимость которых обеспечивалась, в силу традиции не отменялись, не изменялись, но и не применялись. Накапливалось множество таких законов, эдиктов. В безбрежном море действующего и бездействующего права даже опытным юристам было весьма трудно найти и применить необходимую норму.
Впрочем, стойкий консерватизм римского права не смог подавить прогрессивных начал, которые все более его вытесняли. Уже в период ранней республики возрастает авторитет магистратов и особенно преторов, которые ежегодно при вступлении в должность провозглашали в своих эдиктах правила судопроизводства, очень чутко улавливающие изменения, происходящие в экономическом строе римского рабовладельческого общества. Практической деятельностью по руководству судами магистраты так направляли судебную практику, что она переставала считаться с предписаниями устаревшего закона и решала дела на основе правил преторского эдикта, хотя последний вовсе не имел силы закона. В преторском эдикте очень тонко отражались интересы рабовладельцев, возникшие на основе новых отношений.
Особенно богатой прогрессивными идеями была практика преторов для перегринов (перегринских преторов), учрежденных с целью разрешения имущественных споров, возникающих между римскими гражданами и Перегринами. В случаях, когда нормы цивильного права не могли разрешить возникший конфликт или были недостаточно эффек-

тивны, перегринский претор прибегал к помощи правовых средств других народов. При этом, естественно, он отбирал нормы наиболее удачные. Поэтому можно утверждать, что римское частное право является творением не только римского народа. Многие прогрессивные положения права народов превносились перегринскими преторами в практику городского претора, в оборот между самими римскими гражданами. Право народов было как бы лабораторией, в которой наиболее прогрессивные правовые идеи и нормы соседних народов античного мира, сталкиваясь между собой на международном рынке, перерабатывались в единое интернациональное целое, переваривая при этом и само римское право.
Прогрессивный характер римского частного права в значительной мере обусловлен также деятельностью юристов, которая получила заслуженное признание в период принципата. Принцепсы, начиная с Августа, предоставляют наиболее выдающимся юристам особое право давать официальные консультации как бы от имени принцепса. К столь авторитетным юристам обращались в особо сложных случаях, а их ответы были обоснованными и оригинальными, поскольку основывались на тщательно продуманных выводах с учетом социально-экономических изменений и интересов господствующего класса. Консультации носили официальный характер и были обязательны для применения судьями. Такие консультации, а со временем и другие высказывания римских юристов оказывали большое прогрессивное воздействие на развитие римского частного права.
На основе права народов, практической деятельности магистратов и особенно преторов, правотворчества юристов (юриспруденция) сформировался еще один важный принцип римского частного права — формального равенства в области частного права всех свободных лиц. Он ограничивался рядом существенных оговорок, однако его провозглашение было огромным шагом вперед в развитии частного права. У греков, римлян неравенства между людьми играли большую роль, чем равенство их в каком бы то ни было отношении.
«Под властью Римской империи все эти различия постепенно исчезли, за исключением различия между свободными и рабами; таким образом возникло, по крайней мере для

свободных, то равенство частных лиц, на почве которого развилось римское право, совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность»6.
Формальное равенство всех частных лиц не исключало крайнего индивидуализма, присущего римскому частному праву: неограниченная правовая власть домохозяина, главы семейства (pater familias), беспрекословное признание и охрана интересов частного собственника, беспредельная власть отца над детьми, мужа над женой, право наследодателя лишить наследства тех, кто своим трудом создал наследственное имущество, и др. Но наибольшего расцвета этот индивидуализм достиг в отношениях свободных и рабов. В центре римского частного права стоит рабовладелец, единоличный субъект неограниченной частной собственности прежде всего на средства производства. Индивидуализм наложил отпечаток на всю систему римского права, которая откровенно и неприкрыто ставила на первый план интересы господствующего класса и их охрану, в том числе и средствами рим-scKoro частного права.
§ 2. Историческая роль римского гражданского права и его значение для современного юриста
После падения Римской империи в 476 г. римское частное право продолжало существовать и даже развиваться в ее восточной части — Византии. Именно там была сделана попытка спасти рабовладельческий способ производства посредством кодификации римского права, предпринятая императором Юстинианом. Однако неумолимое колесо истории окончательно ниспровергло некогда могущественную рабовладельческую империю Древнего Рима. С ее падением для римского права наступает эпоха забвения. На долгое время оно как бы исчезает. Его перестают изучать, утрачиваются немногочисленные записи. Казалось, что окончательная гибель и утрата неминуемы. Однако римское право продолжает жить в сознании римского народа, повергнутого варварами. Постепенно его начинают применять в отношениях между римским населением, а затем и изучать.
6 Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — ••Г. 20. - С. 105. .

С развитием ремесла, торговли и торговых отношений спрос на римское право все больше возрастает. В конце XI в. в Болонье возникает университет, который приобретает вскоре всемирную известность благодаря тому, что сосредоточивает изучение римского права, становится центром возрождающейся юриспруденции. Возникает он не на голом месте, ибо задолго до этого появляются школы римского права. Но особую роль в изучении права, систематизации и толковании его сыграл именно Болонский университет. Сюда начали стекаться студенты со всей Европы, сформировалась корпорация именитых профессоров. Слава Болонской школы быстро росла. В ее деятельности прослеживаются две тенденции.
1. Призыв к основательному изучению источников. Особое внимание уделялось главной части Корпуса Юстиниана — Дигестам. Профессора Болонской школы выявили и устранили в них много противоречий, искажений первоначального текста.
2. В период, предшествующий возникновению Болонс-кого университета, юристы позволяли себе весьма вольно обращаться с нормами римского права. Болонская школа требовала, чтобы и при изучении, и при применении в практической деятельности юристы строго следовали нормам закона, т.е. Корпуса Юстиниана. Было провозглашено, что в случае коллизии jus (права) и aequitas (справедливости) предпочтение должно отдаваться правовой норме.
Историческая заслуга Болонского университета состоит прежде всего в преподавании римского права многочисленным и разноплеменным слушателям. Последние затем становились непревзойденными пропагандистами, разнося его славу по всему миру. Преподавание осуществлялось в форме чтения и разъяснении (толкований) источников, которые давались профессорами и записывались слушателями. Толкования стали называться глоссами, а сама школа получила название школы глоссаторов.
Во второй половине XIII в. на смену глоссаторам пришли комментаторы, которые привнесли в изучение римского права определенные схоластические черты. Они больше внимания уделяли толкованию глосса, чем непосредственно источникам. Однако уже к началу XVI ст. опять наступает эпоха активного возрождения римского права. К этому
14

времени в Европе бурно развивается ремесло, открываются новые морские пути, возрастает торговый оборот, зарождается новая экономическая формация — капитализм. Быстро растут и расцветают города. На этом фоне становятся все более обременительными средневековые феодальные ограничения имущественных прав граждан да и различные виды зависимости (феодальной, общинной, родовой, семейной) самого субъекта права. Право средневековой Европы было неспособно эффективно регулировать возникающие новые производственные отношения. В социально-экономической жизни происходили коренные изменения. Рушился старый феодальный строй, его должен был сменить новый, более прогрессивный государственный строй и правопорядок. Свод гражданских законов Юстиниана как продукт абсолютной императорской власти был способен стать правовой основой новой государственной власти и хозяйственного оборота. Развивающаяся промышленность и торговля требовали новой правовой надстройки, способной активно содействовать их быстрейшему развитию, помочь перешагнуть границы мелких феодальных государств.
Социально-экономические условия стимулировали новый бурный интерес к изучению и распространению римского гражданского права. Этот процесс, начавшийся еще в XII в., обретает новое дыхание. Одновременно начинается активное приспособление римского частного права (рецепция) к новым производственным отношениям Южной и Центральной Европы, затем распространившееся на всю Европу. «Как только промышленность и торговля — сперва в Италии, а позже и в других странах — развили дальше частную собственность, тотчас же было восстановлено и вновь получило силу авторитета тщательно разработанное римское частное право»7.
Однако римское частное право было правом рабовладельческого общества, в основе которого лежал рабовладельческий способ производства. Его правовые институты нужно было переработать с учетом потребностей зарождавшегося нового экономического строя и приспособить к новым экономическим условиям. Рецепции римского права в значительной мере способствовали его абст-
7 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. — 2-е изд. — Т.З. — С.63.
15

рактный характер, отделение от почвы, его породившей, способность приживляться в любых экономических условиях. «Главный интерес римлян направлен на развитие и определение тех отношений, которые являются абстрактными отношениями частной собственности»8.
Эти качества позволили римскому частному праву стать действующим общим правом ряда европейских государств. Так, в этом качестве оно обслуживало почти во все времена феодальный и капиталистический строй Италии, уже в XI в. провозгласившей, что римское право есть lex generalis и может применяться во всех случаях, когда правовые нормы местного права не могут удовлетворить потребности развивающегося оборота. Столь же широкое признание получило римское право в Испании, способствовало зарождению и развитию капитализма во Франции, где действовало вплоть до принятия гражданского кодекса Наполеона в 1804 г. Не обошло оно своим воздействием и Англию, где уже в XII ст. началось его преподавание. Впрочем, в силу ряда причин здесь рецепция римского права не получила такого распространения, как в континентальной Европе.
Однако наибольшей активностью отличался процесс рецепции римского права в Германии. Германцы называли свое государство Священной Римской империей, а себя — прямыми преемниками Римской империи. В силу этого Свод гражданских законов Юстиниана германцы считали своим собственным кодексом, а законы императоров Священной Римской империи — последующим приложением к Своду Юстиниана. Еще со времен Болонской школы германцы оказывали всяческое содействие и покровительство римскому праву, его преподаванию в собственных университетах, применению в судебной практике германских судов. Судьями общеимперского суда Германии, например, могли избираться лишь лица, знающие римское право. Это требование было затем установлено и для других судов. При разбирательстве спорных дел общеимперский суд должен был судить на основании римского права. Рецепции римского права в Германии содействовала и такая практика — в случае сомнения суды пересылали спорное дело со всеми матери-
8 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. —T.I.— C.347.
16

аламитому или иному юридическому факультету, заключение которого являлось окончательным.
К. концу XVI — началу XVII в. в силу указанных факторов римское право в Германии было рецепировано прямо и непосредственно. Свод гражданских законов Юстиниана стал законом, на который ссылались стороны в доказательство своих прав, которым мотивировали свои постановления суды. При этом римское право рецепируется не в виде отдельных институтов или положений, а полностью. Вначале как суб-сидиарное оно постепенно завоевывает ведущую роль. Будучи рецепированным уже после существенной переработки глоссаторами и комментаторами, а также германскими учеными юристами, оно постепенно обновляется, получает название современного римского права и действует в Германии вплоть до принятия Германского гражданского уложения (BGB), вступившего в силу с 1 января 1900 г.
Таким образом, высокая степень разработки основных институтов, их абстрактный характер и многие другие достоинства позволили римскому частному праву «покорить» Европу.
Наиболее широко рецепировалось именно римское гражданское право, римское же публичное — в значительно меньшей степени и такого распространения не получило.
Однако и Гражданский кодекс Франции, и Германское гражданское положение, и новое гражданское законодательство других европейских государств разрабатывались и принимались на основе идей, воззрений, конструкций и положений римского гражданского права. Все институты нового гражданского законодательства были буквально пропитаны духом римского гражданского права. Многие его понятия легли в основу этого законодательства и тем самым как бы признавались интернациональными.
Такие правовые категории, как договор, обязательство, деликт, частная собственность, залог и многие другие, ведут начало с римского гражданского права и трактуются (с незначительными национальными модификациями) почти во всех странах однозначно. Естественно, что сущность их (так же, как и многих других традиционных институтов современного гражданского права) легче раскрыть и понять, проследив развитие с истоков.
Европейская наука гражданского права также развивалась на основе рецепированною-римского гражданского права.
г .:•' .'•'. , SiCr i.^yipiiili.iX j I -7

Римская юриспруденция отличалась не столько теоретической основательностью, сколько практической отточенностью. Только на основании разрешения отдельных казусов, конкретных практических выводов были затем разработаны общие цивилистические теории, дано научное объяснение многим правовым явлениям (теория ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, за деликтные правонарушения и т.п.).
Таким образом, наука гражданского права также оказалась пропитанной духом римского гражданского права, что наложило определенный отпечаток на ее дальнейшее развитие.
Рецепированное, действовавшее длительный период во многих странах Европы в качестве общего, римское гражданское право оставило глубокий след в правосознании, гражданском законодательстве и науке гражданского права, отразилось на разработке новых норм и цивилистических теорий. Оно составило основу современного гражданского законодательства многих стран и знать его необходимо уже хотя бы потому, что без этого сложно постичь сущность современных институтов гражданского права. Кроме того, римскую юриспруденцию отличают высокая техника право-творчества, умение делать анализ конкретных правоотношений и хорошо аргументированные выводы. Формулировки правовых идей римских юристов отличаются четкостью, лаконизмом, глубиной содержания, изяществом формы и могут служить образцом для подражания. Столь же блестящей характеристики заслуживают и преторские эдикты.
Многие суждения, выводы, высказывания римских юристов со временем не только не утратили своего правового значения, но и стали крылатыми, превратились в юридические презумпции (положения, не требующие доказательств). Например, pater est quern nuptiae demonstrant — отец ребенка есть тот, на кого указывает брак, т.е. отцом ребенка принято считать того, кто состоит в браке с его матерью. Такое же значение приобрели афоризмы: dominus sentit periculum — риск случайной гибели (вещи) всегда несет собственник; prior tempore — potior jure — первый во времени — сильнейший по праву; periculum est in mora — просрочка (исполнения) влечет за собою риск случайной гибели (вещи); nemo debet bis puniri pro uno delicto — никто не может быть наказан дважды за одно и то же правонарушение. Эти и многие другие
18

афоризмы выдающихся римских юристов вошли в сокровищницу мировой правовой культуры и стали достоянием современной юриспруденции.
Римская правовая терминология, особенно цивилисти-ческая, во многих случаях сохранила свое значение как в практическом, так и научном обороте и стала интернациональной. Такие термины, как реституция, виндикация, не-гаторный иск, деликт, легат, новация, субститут, субсиди-арный, офферта, акцепт и др., давно стали общепринятыми как в национальном, так и международном обиходе.
Свободное владение такими общепризнанными афоризмами, высказываниями, терминами не только свидетельствует о высокой правовой культуре, но и значительно облегчает общение юристов разных стран. Это еще один момент в пользу изучения римского гражданского права.
Студенты наших юридических вузов изучают римское право прежде всего с целью познавательной, для усвоения всеобщей истории права, теории права, истории политических и правовых учений. Кроме того, сегодня изучение этого предмета приобретает и дополнительный практический смысл, связанный с бурным развитием торгового, экономического, научно-технического и других видов международного сотрудничества, требующих от советских юристов знаний в области правовых систем капиталистических стран.
Система изложения. Римский юрист II в.н.э. Гай говорил:
«Все то право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам, или к правовым действиям (искам)». Соответственно написаны Институции Гая, а затем и Институции Юстиниана. В первом разделе излагается учение о лицах (сюда относится и семейное право как определяющее правовой статус лиц в семье), во втором — о вещах, в третьем — о правовых действиях. Такой порядок расположения учебного или нормативного материала принято называть институционной системой.
Затем, чтобы избежать повторений, три названных раздела стали дополнять четвертым — общим, в котором излагались общие вопросы, касающиеся первых трех. Такой порядок изложения материала называется пандектной системой изложения.
Система изложения учебного материала нашего учебного пособия ближе примыкает к пандектной. В нем имеется
19

небольшой общий раздел, в котором излагаются: Предмет и система римского гражданского права; Источники римского права; Учение об иске; Лица; Семейные правоотношения. Второй раздел содержит учение о вещах: Владение и его виды;
Право собственности; Права на чужие вещи. Третий, самый большой раздел посвящен правовым действиям, т.е. обязательствам. В нем излагаются общая теория обязательственного права, а также договорные и внедоговорные обязатель^ ства. Четвертый раздел посвящен праву наследования.
Литература. Литература по римскому праву немногочисленна. Это прежде всего учебники и учебные пособия: учебник коллектива авторов под общей редакцией И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского «Римское частное право» (М-, 1948), учебное пособие И.Б.Новицкого «Римское частное право» (М., 1948). Наибольшей популярностью пользуются учебник И.Б.Новицкого «Основы римского гражданского права» (М., 1956, I960, 1972), а также учебное пособие В.К.Дроникова «Римское частное право». Однако все они, несмотря на несомненную ценность, в настоящее время стали библиографической редкостью.
Сравнительно новым является учебник К. Ребро «Римское право», изданный в 1980 г. в Братиславе, на словацком языке.
При изучении римского гражданского права можно также использовать историко-правовую литературу: Ю.М.Бирюков «Государство и право Древнего Рима» (М., 1969); Н.П.Галанза «Государство и право Древнего Рима» (М., 1963); В.М.Катрич «Государство и право Дневнего Рима» (К., 1974); А.И.Косарев «Римское право» (М., 1986); «Хрестоматия по истории Древнего Рима» под ред.проф. В.И.Кузищина (Москва., 1987), в которой много извлечений из источников римского права; В.А.Саведьев «История римского частного права» (М., 1986).
В последние годы заметно активизировались научные исследования проблем древнего права, в том числе древней цивилистики. В журнале «Советское государство и право» опубликован ряд интереснейших статей по этой тематике:
А.И.Косарев «Этапы рецепции римского права» (1983, № 7);
В.С.Нерсенсянц «Правопонимание римских юристов» (1980, № 12); Л.А.Рогачевский «Плиний Младший — Юрист» (1986, № 9); В.А.Савельев «Право собственности в римской классической юриспруденции» (1987, № 12); ряд работ
20

З.М.Черниловского — «Презумпция и фикция в истории права» (1984, № 1); «Ложь и приблизительность в жизни права» (1987, № 4), «В русле новых подходов» (1988, № 7), статья Г.В.Швекова «Прогресс и преемственность в праве» (1983, № 1).
Особого внимания заслуживают работы проф. И.С.Перетерского — монографическое исследование «Дигесты Юстиниана. Очерки по истории составления и общая характеристика» (М., 1956) и «Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С.Перетерского» (М., 1984). В книге дан перевод титулов 26 книг Дигест со вступительной статьей проф.Е.А.Скрипилева «Дигесты Юстиниана — основной источник познания римского права» и очерком проф. М.М.Богуславского «И.С.Перетерский».
Для студентов-юристов весьма полезными будут сборники крылатых латинских афоризмов и слов: Н.О.Овруцкий «Крылатые латинские изречения» (Киев, 1962); «Латинская юридическая фразеология», составитель проф.Б.С.Никифоров (М., 1979); «Словарь латинских крылатых слов» Н.Т.Бабичева, Я.М.Боровского, под редакцией Я.М.Боровского (М., 1982). Однако наиболее ценным изданием является пособие Милана Бартошека «Римское право: понятия, термины, определения» в переводе с чешского (М., 1989).
Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:
1. Что такое современное гражданское право?
2. Что такое римское гражданское право и из каких систем оно состояло?
3. В чем отличия римского частного от римского публичного права, римского частного от римского гражданского права?
4. Что такое рецепция римского гражданского права?
5. Историческая роль римского гражданского права и его значение в современной юриспруденции.
21

Глава 2 ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
Понятие и виды источников римского права. Источники возникновения и содержание римского гражданского права. Источники правообразования в Древнем Риме. Источники познания римского гражданского права. Кодификация
Юстиниана
! ', i
§1. Понятие и виды источников римского права
Прежде всего обратимся к некоторым правовым понятиям: институт права (институт правовой) — раздел внутри области права, регулирующий небольшой круг однородных общественных отношений (например, право собственности, обязательственное право, право наследования), институты права, регулирующие однородные общественные отношения, объединенные общим признаком, составляют отрасль права (гражданское право, уголовное право» государственное право и т.д.); отрасли права в совокупности составляют систему права (советское право, французское право и т.п.).
Правовая система-Древнего Рима обладала довольно разветвленной и разнообразной по значению сетью источников права. Понятие это имеет далеко не однозначное содержание. Русское слово «источник» означает место, почву или условия, из (на) которых что-то вытекает, проистекает, происходит. В одном случае это означает материальные условия, из которых рождается право, почву, на которой оно произростает; в другом — различные условия, которые оказывают воздействие на содержание права; в третьем — формы, в которых право реализуется, возникает и живет; наконец, это еще и памятники правовой культуры, из которых мы черпаем сведения о существовавшем в те или иные времена праве, о его содержании и др.
Римские юристы по-своему объясняли происхождение права, его характер, содержание и т.п. Их суждения были обусловлены рабовладельческим способом производства. Так, известный римский историк Тит Ливии назвал Законы XII таблиц fons omnis publici privatique juris — источником всего публичного и частного права, особенно не вникая в то, что сами Законы XII таблиц тоже явились продуктом
22

определенного общественного развития, выражением чьей-то воли и интересов. Известный римский юрист Ульпиан пояснял, что право (jus) произошло от правосудия (justifia). Другой юрист Цельс определил право как науку о добром и справедливом (jus est ars boni et aequitas) (Д. 1.1.1). Нельзя также согласиться с утверждением Папиниана, еще одного крупного юриста, который утверждал, что цивильное право происходит от законов, плебисцитов, сенатусконсультов, декретов принцепсов, мнений мудрецов (Д. 1.1.7). Между тем они являются лишь формами образования права, формами его выражения, т.е. следствием права, а не наоборот.
Римское гражданское право пронизано идеей о том, что рабство справедливо, является естественным положением невольного человека, а раб — это только вещь. Истинная сущность римского права — в защите высшей несправедливости — рабства. Это его краеугольный камень. Тот же Ульпиан говорил, что «с точки зрения цивильного права рабы считаются никем» (Д. 50.17.32). Юрист II в.н.э. Гай писал, что «наше положение может становиться лучше при помощи раба, но не может становиться хуже» (Д.50.17.133). По римскому праву высшее правовое деление субъектов состоит в том, что все люди либо свободные, либо рабы, а рабы есть вещи. Римское право, в том числе и римское гражданское право, оправдывает рабство, защищает рабовладельческий строй, соответственно все его институты исходят из общего положения о том, что раб есть ничто.
§ 2. Источники возникновения и содержания римского гражданского права
Социально-экономической почвой возникновения и содержания римского гражданского права был рабовладельческий способ производства, который обусловливал волю господствующего класса. В объективированной форме эта воля отражалась в праве, что подтверждается рядом высказывании римских юристов: «То, что решил принцепс, имеет силу закона», «нет сомнений, что сенат может творить право» (Ульпиан — Д. 1.4.1 ; Д. 1.3.9); «всякий закон есть мысль (изобретение) и дар бога» (Марциан — Д. 1.3.2). Как часть надстройки право обусловлено экономическим строем общества, его социальной структурой, политическими отношениями. Оно подвержено влиянию исторических традиций, господ-
23

ствующей идеологии и некоторых других факторов. «На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена»9. В рабовладельческой и феодальной формации право открыто закрепляет классовые и сословные привилегии, внеэкономическое принуждение, использует жесточайшие санкции для охраны экономического и политического всевластия рабовладельцев и феодалов, предстает как «резкое, несмягченное, неискаженное выражение господства одного класса»10. С установлением буржуазного строя значение и характер права резко меняются. Отношения капиталистического производства и обмена требовали развитых правовых систем, отражения в них и демократических принципов, и иных — экономических методов принуждения, широких возможностей присвоения чужого неоплаченного труда, охраны частной собственности и капиталистического предпринимательства с помощью репрессий. Однако направленность права остается прежней — защита интересов господствующего класса.
Однако воля и сената, и принцепса, и класса буржуазии не является безусловной. Она также предопределена условиями способа производства, господствующего в той или иной формации на определенной стадии развития. Иными словами, право есть продукт разделения общества на классы. В нем выражается воля господствующего класса, направленная на защиту своего господства, своих интересов, однако она (воля) обусловливается экономическим строем, способом производства. К.Маркс и Ф.Энгельс писали, обращаясь к буржуазии:
«Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса»". Зависимость права от экономики можно пронаблюдать в любой формации. Так, рабовладельческий способ производства посредством права
9 Энгельс Ф. К жилищному вопросу// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. - Т. 18. - С.272.
10 Энгельс Ф. Конраду Шмидту, 27 окт. 1890 г. // Там же. — Т.37. — С.418.
11 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии // Там же. — Т.4. — С.443.

закреплял за рабовладельцем весь продукт, произведенный рабом. Однако развитие производительных сил сдерживалось тем, что раб не был заинтересован в повышении производительности труда — ведь все, произведенное им, присваивалось его господином. Таким образом, право уже сдерживало развитие производительных сил. На смену рабовладельческому способу производства в конце концов приходит новый экономический строй, который приводит в соответствие и правовую надстройку. При феодализме крепостной уже имеет право часть произведенного продукта оставлять за собой.
Таким образом, почвой возникновения права были интересы господствующего класса, стремление сохранить свое господство. Источником содержания права являются материальные условия жизни этого класса, т.е.экономический строй.
§ 3. Источники правообразования в Древнем Риме
Право как воля рабовладельческого класса должно найти объективное выражение и стать государственной волей. Воля народного собрания или сената, принцепса или императора может стать правом лишь при условии, что будет выражена от имени государства и признана общеобязательной. Римские юристы обосновывают этот тезис. Так, Ульпиан говорил:
«То, что решил принцепс, имеет силу закона, так как народ посредством царского закона, принятого по поводу высшей власти принцепса, предоставил принцепсу всю высшую власть и мощь (imperium et potestatem)» (Д. l.4.1). Следовательно, все, что император постановил путем письма и подписи, или предписал, исследовав дело, или вообще высказал, или предписал посредством эдикта, является законом, поскольку объявляется от имени народа, т.е. только от имени свободных.
Формы выражения воли господствующего класса в Древнем Риме на протяжении всей истории римского рабовладельческого государства менялись в соответствии с социально-экономическими изменениями и государственным устройством Рима. В так называемый царский период Рима (754-753-510-509 гг. до н.э.) основной формой права был обычай. В период республики (510-509-30 гг. до н.э.) вначале общепризнанной формой права были постановления народного собрания (lex — leges), а затем эдикты преторов и других магистратов (преторское право). Во времена принципата (27 г. до н.э. — конец II в.н.э.) основной формой выражения воли рабовладельцев стали постановления сената — сенатус-консульты, и тогда же получает признание
25

деятельность юристов. В период поздней империи (доминат) право выражалось от имени императоров в форме императорских конституций.
Рассмотрим вкратце каждую из этих форм правообразо-вания. При этом следует иметь в виду, что форма закона как проявление государственной воли также менялась. В период республики это были постановления народного собрания (lex — leges); в период принципата — постановления сената — сенатусконсульты (senatus consulta); в период империи ^-императорские конституции.
Обычай — это правило поведения, сложившееся вследствие фактического применения в течение длительного времени. Обычай был основной формой регулирования поведения в государственном обществе в условиях родового строя. Соблюдение обычаев обеспечивалось мерами общественного воздействия на нарушителя. С разделением общества на классы и возникновением государства обычай становится источником права. Так, Законы XII таблиц, принятые в 450 г. до н.э., были первым писаным правом и первой записью обычаев (mores majorum — обычаи предков), существовавших еще при царях. Историю их создания нам передает Помпо-ний в Дигестах(Д.1.2-2 —4).
Анализ текста Законов XII таблиц подтверждает вывод о том, что это санкционированные римским государством обычаи. В них зафиксированы пережитки первобытности, более поздние традиции, восходящие к царским временам, а также результаты борьбы плебеев с патрициями. Свое название законы получили от того, что были написаны на двенадцати медных досках.
Законы XII таблиц оказали огромное влияние на последующее развитие римского общества и права. Старый, связанный с родовым устройством обычай был заменен писаным правом, закрепляющим частную собственность, рабство и неравноправие. Законы зафиксировали правовое различие патрициев и плебеев, патронов и клиентов, свободных и рабов, закрепили полноту отцовской власти, регулирование отношений между супругами, порядок опеки и наследования. Важным завоеванием плебеев были ограничение ссудного процента и некоторые другие привилегии.
Позднейшие римские юристы высоко оценили обычай как источник права. Юлиан писал, что прежний укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это право на-
26

зывается правом, установленным нравами. Сами законы связывают нас лишь в силу того, что они приняты по решению народа, но то, что народ одобрил, не записав, также связывает всех. Ибо какое имеет значение, объявил ли народ свою волю путем голосования или путем дел и действий (Д. 1.3.32.1). Обычное право пользовалось тем большим авторитетом, чем более доказано отсутствие необходимости придать ему письменную форму (Д. 1.3.36). Вместе с тем применение обычая было ограничено: долго применявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в случаях, когда не имеется писаного (права) (Ульпиан — Д. 1.3.33).
Обычаи долго сохранялись в Древнем Риме. Однако их характер со временем менялся. Появились судебные обычаи и судебная практика. Новые социально-экономические условия в период империи придали обычаям новые задачи. Они стали средством отмены устаревших норм цивильного и кви-ритского права и таким образом расчищали место для новых норм права. В этом заключалась прогрессивная роль обычаев. Нормы обычного права стали обозначаться терминами:
обычная практика (usus); обычаи, сложившиеся в практике жрецов (commentarii pontificum); обычаи, сложившиеся в практике магистратов (commentarii magistratum). В императорский период появился термин consuetude (обычай).
Однако, несмотря на изменения характера обычаев, юридическую силу они приобретали лишь с санкции государства, таким образом превращаясь в государственную волю.
Постановления народного собрания (lex — leges). Народное собрание Рима считалось высшим государственным органом. Оно принимало или отменяло законы, объявляло войну и заключало мир, было верховной инстанцией, разбиравшей апелляции и протесты на решения судебных органов. Народное собрание избирало всех должностных лиц, в руках которых находилась исполнительная власть.
В Риме было три вида народных собраний: куриатные, центуриатные и трибутные комиции. Комиция в переводе с латинского — сходка. Наиболее древняя форма народного собрания — куриатные комиции. Это замкнутые объединения патрициев. В результате борьбы плебеев с патрициями в V — IV вв. до н.э. Сервий Тулий создает так называемое цен-туриатное устройство. Собрания римских граждан стали проходить по центуриям, в которые входили как патриции, так и плебеи. Все римские граждане выставляли 193 центурии
27

(каждая центурия — сотня воинов), при этом самые богатые (первый класс) — 98 центурий, т.е. больше половины. Голосование проходило по центуриям, каждая имела один голос. Голоса подавались в строгом порядке: сначала центурии первого класса, затем второго, третьего и т.д. Если за предложение голосовало больше 50% голосов центурий, голосование прекращалось, а предложение становилось законом. Разумеется, при таком порядке все решалось центуриями первого класса (98). В этом особенно отчетливо проявлялась классовая сущность народного собрания. Такой порядок голосования вызывал острое недовольство даже среди римских граждан.
Недовольные плебеи стали проводить свои собрания по территориальным округам — трибам. Территория Рима была поделена на 35 округов (4 городские и 31 сельский). Однако с ростом политического значения плебеев в трибутных комици-ях принимают участие и патриции. Решения трибутных плебейских комиций признаются законом, обязательным и для патрициев. Ко II в. до н.э. этот вид народного собрания становится основным и решающим в римском государстве.
Однако процедура прохождения законопроекта была довольно сложной и отвечала интересам рабовладельцев. Несмотря на определенную демократизацию народных собраний, все же решать принципиальные вопросы они не могли. Магистрат, который имел право созывать народное собрание (консул, диктатор, претор), должен был разработать проект закона и представить его на обсуждение сената. Без одобрения сената законопроект на обсуждение народного собрания не выносился. Народное собрание законодательной инициативой не обладало. Оно должно было представленный законопроект либо принять в целом без обсуждения, либо отклонить в целом. Принятый народным собранием закон проходил еще одну (третью) стадию — одобрение сената, без чего не мог стать законом. Таким образом, сенат и контролировал, и руководил деятельностью народного собрания.
В период поздней республики голосование проходило в следующем порядке. Каждый участвующий в голосовании имел один голос. Сначала голоса подсчитывались внутри курии, центурии или трибы, и таким образом складывался голос этой единицы — «за» или «против», который представлялся в комицию. Большинство голосов этих подразделений
28

давало решение народного собрания. И в этом случае со всей очевидностью проступает классовый характер порядка голосования — большинство голосов центурий или триб не всегда свидетельствовало о действительном большинстве голосов, участвующих в голосовании. Машина голосования служила своему господину.
Функции куриатных, центуриатных и трибутных комиций четко не разграничивались, что также было «на руку» правящей верхушке. К концу I в. н.э. народные собрания, хотя их законодательная власть не была упразднена, перестали проводить законы.
Эдикты магистратов. Преторское право. В период республики весьма активным источнком римского гражданского права стали эдикты магистратов и прежде всего преторов. То или иное сношение к правотворчеству имели эдикты консулов, преторов, курульных эдилов, правителей провинций и других магистратов. Однако более всего проявилась пра-вотворческая деятельность преторов (как городского, так и перегринского).
Должность претора была учреждена в 366 г. до н.э. С 247 г. до н.э. стали избирать двух преторов — одного городского и одного перегринского. С увеличением территории Рима количество преторов постепенно возрастает и при Цезаре достигает 16. Сначала задача преторов заключалась в оказании помощи консулам, а в их отсутствие они исполняли обязанности последних. Со временем-в их руках сосредоточивается судебная власть и соответственно изменяются их функции. Городской претор осуществляет правосудие в Риме, т.е. между римскими гражданами, перегринский разрешает имущественные споры, возникающие между Перегринами или перегринами, с одной стороны, и римскими гражданами, с другой.
Должность претора была весьма почетной (honor). Ему как заместителю консула в принципе были подведомственны те же дела, что и консулу. Как и консул, он мог созывать народное собрание и заседание сената, председательствовать в них. Но, пожалуй, главным было его право объявлять эдикты по судебным делам (jus dicere), сыгравшие огромную роль в развитии римского гражданского права.
На должность претора могли претендовать римские граждане не моложе 40 лет, прошедшие через нижестоящие долж-
29

ности. Как и большинство магистратов, претор избирался на один год, обязанности исполнял безвозмездно. Впрочем, эта должность открывала значительные возможности для обогащения (хотя и не всегда праведные), что делало ее весьма притягательной. В ожесточенной предвыборной борьбе побеждал тот, у кого было больше денег на подкуп избирателей, т.е. наиболее богатый представитель высших слоев класса рабовладельцев. Денег на это не жалели — затраты сторицей окупались должностью. Цицерон в своих судебных речах приводит много фактов злоупотреблений при выборах на должность претора, а также других магистратов и при исполнении ими своих обязанностей. Подтверждается это и наличием специальных норм в республиканском законодательстве, направленных на пресечение подобных злоупотреблений.
Для осуществления своих функций и в пределах своей компетенции претор перед вступлением в должность объявлял эдикт, в котором провозглашал правила правосудия, обязательные как для всего населения, так и для претора в течение года, в котором он исполнял обязанности. После истечения его полномочий правила утрачивали силу. Вновь избранный претор перед вступлением в должность объявлял свой эдикт, предварительно изучив эдикты предшественников. Правила, подтвердившие свою эффективность в практике применения, оказавшиеся удобными для защиты вновь возникающих отношений, использовались в новом эдикте. Правила неудачные, нежизнестойкие отмирали, не находя применения в новых эдиктах. Таким образом, каждый новый эдикт был не результатом творчества одного претора (его разработавшего), а коллективным творением, вобравшим положительный практический опыт многих предшественников.
Потребность разработки и объявления новых правил правосудия была обусловлена тем, что нормы цивильного права часто оказывались не способными надежно защитить вновь возникающие отношения. К концу республики Рим превратился в огромную рабовладельческую державу. Открылись новые торговые пути, развивались ремесла. Мощный гражданский оборот требовал более эффективного, надежного, лишенного формализма правового регулирования деловых отношений. В старом же цивильном праве либо вообще не было соответствующих норм, либо они не отвечали новым требованиям. Поэтому претор был вынужден изыскивать новые пра-
30

вовые средства или приспосабливать нормы старого цивильного права к изменившимся требованиям.
Вначале перед претором стояла довольно скромная цель — объявлять в эдиктах правила, которых недоставало в цивильном праве, т.е. лишь оказывать помощь цивильному праву восполнять его пробелы. Правда, и тогда оно подвергалось значительным изменениям, а иногда и реформам. Однако претор открыто ему не противоречил. Когда же развитие производительных сил, увеличение гражданского оборота, изменения в экономике потребовали более радикальных перемен в правовом регулировании, претор вынужден был сделать следующий шаг — теперь он открыто вносит коррективы и дополнения в цивильное право, исправляет его нормы, приспосабливая их к требованиям времени.
Сложилась довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, претор не мог творить право (jus facere non potest). Он не был уполномочен отменять нормы цивильного права и создавать собственные — это выходило за пределы его власти (imperium). С другой стороны, созданные претором правила в силу их соответствия интересам рабовладельцев и новому времени стали применяться в эдиктах последующих преторов, переходя из поколения в поколение и постепенно превращаясь в правовые нормы. Руководствуясь принципом справедливости (aeguitas), претор мог отказать в защите там, где в соответствии с нормами цивильного права ее следовало предоставить, и дать защиту новым отношениям в случаях, когда нормы цивильного права ее не предусматривали.
Как же получилось, что фактически незаконная деятельность претора не просто нашла признание рабовладельческого общества, но стала весьма прогрессивной формой обновления, оздоровления и совершенствования правового регулирования имущественных отношений в республиканском Риме. Ведь не все, что предлагал претор в своем эдикте, воспринималось последующими преемниками и находило признание. Правовой нормой становились только предлагаемые претором правила, полностью отвечающие интересам рабовладельцев, рабовладельческому обществу и государству. Это легко проследить на следующих примерах.
По цивильному праву при отчуждении особо важных и ценных вещей требовалось исполнение определенного формального ритуала — манципации. Заключался он в том, что
31

при отчуждении таких вещей должны были присутствовать не менее пяти свидетелей и весовщик с весами. Соблюдение этой формы требовалось для закрепления в памяти свидетелей факта отчуждения данной вещи на случай, если в будущем возникнет сомнение в этом, т.е. спор о праве на вещь. Задачей манципации было засвидетельствовать факт отчуждения вещи. Кроме того, правило манципации предусматривалось для вещей, составляющих экономическую основу рабовладельческого общества. Сложная передача позволяла контролировать, кому переходит вещь: римскому гражданину или перегрину (в те времена он не мог приобретать вещи, относящиеся к основным средствам производства). Если эта формальность не соблюдалась и ритуал не исполнялся, право собственности к приобретателю не переходило. Собственником оставался продавец (хотя фактически он передавал вещь приобретателю и получал за нее цену), который мог на основании формального права истребовать проданную им вещь обратно. Таким образом формализм старого цивильного права вступил в противоречие с потребностями оборота: соблюдение такого обряда при каждой продаже пусть даже особо важных вещей стало сдерживать, обременять оборот. Все чаще практикуется продажа без манципации, что столь же часто приводит к злоупотреблениям продавца. И тогда претор Публиций в последнем столетии до н.э. объявляет в своем эдикте, что будет защищать интересы приобретателя вещи. Формально право собственности на спорную вещь в соответствии с нормами цивильного права принадлежало отчуждателю, но поскольку даже с точки зрения рабовладельцев было несправедливым на этом основании требовать вещь у приобретателя обратно, рабовладельческое общество молчаливо приняло решение претора Публиция. Юлиан писал:
«Поэтому весьма правильно принято, что законы отменяются не только голосованием законодателя, но даже молчаливым согласием всех путем неприменения» (Д.13.32).
По старым цивильным канонам молодая женщина, вышедшая замуж и перешедшая жить в семью мужа, переставала быть родственницей своих кровных родителей и утрачивала право на наследство. Однако представим себе, если она была единственной дочерью кровных родителей, то наследство могли получить вовсе посторонние лица, но не
32

родная дочь наследодателя Во времена действия Законов XI I таблиц это казалось правильным, но позже такая правовая норма вызывала не только недоумение, но и негодование прежде всего господ, которые были заинтересованы в закреплении нажитого имущества за кровными детьми. Так же, как в предыдущем случае, претор в одном из своих эдиктов объявил, что если возникнет спор о наследстве при таких обстоятельствах, он отдаст предпочтение кровной дочери наследодателя, хотя она и перестала быть агнаткой своих родителей.
Это правило претора также не укладывалось в прокрустово ложе цивильного права, однако с молчаливого согласия правящей верхушки постепенно превратилось в норму преторского права, поскольку устраивало всех.
Главным двигателем развития римского гражданского права были потребности быстро развивающегося хозяйственного оборота огромной державы. Основным же средством удовлетворения этих потребностей была плодотворная пра-вотворческая деятельность преторов, оперативное решение назревших проблем без каких-либо бюрократических проволочек и столь же оперативное совершенствование найденных решений. У претора не было никакого аппарата — он сам основательно и взвешенно изучал практику своих предшественников, отбирал оправдавшие себя решения, при необходимости уточнял, корректировал, дополнял, одним словом, подвергал их шлифовке, затем на этой основе разрабатывал свой собственный эдикт, который сам же испытывал на прочность в собственной практике.
Оперативность в решении назревших правовых проблем, возможность быстро и тщательно проверить соответствие найденного решения потребностям практики и в случае его непригодности заменить другим сделали правотворческую деятельность преторов наиболее совершенным средством правообразования республиканского Рима. Именно благодаря преторской деятельности римлянам удалось достичь непревзойденного совершенства правовой культуры, прето-j ров же называли живым голосом гражданского права (viva vox juris civilis).
Эдикты магистратов, и прежде всего преторов, послужили источником образования особой системы правовых норм, которая получила название преторского права.
33

В эпоху принципата правотворческая деятельность преторов заметно сворачивается, поскольку не согласовывается с новыми формами государственного устройства. При Адриане юрист Сальвий Юлиан (примерно между 125-128 гг. н.э.) осуществляет окончательную редакцию постоянного преторского эдикта, иными словами, производит кодификацию преторского права. По предложению Адриана специальным сенатусконсультом эдикт был утвержден и признан неизменяемым. Право дополнять и изменять эдикт остается только за императором.
Кодификация преторского эдикта была первой большой кодификацией после Законов XII таблиц.
Постановления сената — сенатусконсульты (senatus-con-sultum).
В период принципата высшая государственная, в том числе законодательная, власть формально принадлежала сенату. Принцепсы еще не отваживались провозглашать себя абсолютными монархами и провозглашали свою волю в форме постановлений сената. Гай Цезарь Октавиан, будучи триумвиром, в 27 г. до н.э. объявил, что намерен уйти от государственных дел. Однако сенат приказал Октавиану оставаться во главе управления Римской республики, что тот и «был вынужден сделать». Так, с 13 января 27 г. до н.э. до момента смерти (август 14 г. н.э.) Гай Цезарь Октавиан возглавлял Римскую державу согласно постановлению сената. Система государственного управления, установленная Окта-вианом и закрепленная при его преемниках, получила впоследствии название принципат. Эта форма государственного управления существовала до конца II в.н.э. На словах Октавиан утверждал, что восстановил республику, фактически же он был единственным правителем Римской державы, получившим почетное наименования Августа, которое ранее употреблялось лишь в качестве обращения к божествам. Сенат объявил Октавиана-Августа своим принцепсом. Он мог наложить вето на решения любого из магистратов, сената и даже комиций. Постепенно его власть стала неограниченной.
Какое-то время сенат еще продолжает играть заметную роль в государственной жизни Рима. С IV в. до н.э. его состав пополняется отслужившими свой срок магистратами, которые после сложения своих полномочий автоматически включаются в сенатский список. Однако уже в эпоху Авгус

та состав сената полностью формирует сам принцепс. Формально сенат становится единственным законодательным органом. Чтобы получить силу закона, воля принцепса вносилась в виде проекта в сенат, а затем получала формальное утверждение. Сенат избирает магистратов (некоторое время они еще сохранются), даже самого принцепса, однако это избрание носит чисто формальный характер, поскольку титул принцепса становится наследственным. Сохраняет он в этот период некоторую судебную и административную власть, но полномочия его все более ограничиваются.
С I до середины III в.н.э. сенатусконсульты становятся основной формой законодательства. Сам сенат при этом не обладает правом законодательной инициативы и своими постановлениями фактически только оформляет предложения принцепсов, которые в силу своей власти имели право провозглашать свою волю в виде устных или письменных речей в сенате. В сенатусконсультах нередко давались лишь общие принципиальные положения, которые преторы должны были осуществлять в своих эдиктах.
В состав сената входили представители высших кругов рабовладельческой знати. Они так же, как и сам принцепс, были выразителями интересов господствующего класса — рабовладельцев. Соответственно в постановлениях сената (сенатусконсультах) находила выражение их воля.
Деятельность юристов. В древнейший период юристами были жрецы — служители храмов (понтифики). Они составляли замкнутую касту, юридические познания держали в глубокой тайне, консультации предоставляли за определенное вознаграждение. Так продолжалось довольно долго, пока некий Гней Флавий, сын вольноотпущенника, не похитил книгу, в которой содержались иски и другие сведения о законах, и передал ее народу. Позже она получила название Флавия цивильное право. В благодарность народ избрал Флавия трибуном, сенатором и курульным эдилом (Д. 1.2.7). Лосле обнародования Флавием похищенных исков юриспруденция перешла в руки светских юристов.
В период республики, как, впрочем, и в другое время, юристы принадлежали к господствующему классу и, есте-чй-венно, были выразителями его мировоззрения, часто зажимали высокое служебное положение. Свои консультации :и иную юридическую помощь народу они осуществляли в

форме советов, как следует поступать в тех или иных спорных ситуациях (respondere).
Cavere — консультации по вопросам заключения договоров и иных сделок, составления деловых документов и т.п.;
Agere — руководство процессуальными действиями сторон при рассмотрении споров.
Юристы пользовались авторитетом и популярностью, поскольку обладали глубокими познаниями права, были мастерами юридического анализа конкретных правоотношений, хотя их консультации в этот период носили еще чисто практический характер. Своими толкованиями закона они придавали отдельным нормам нужный смысл, необходимое направление и тем самым фактически создавали новые нормы. В силу авторитета юристов и их консультаций такие толкования приобретали почти общеобязательный характер и уже в республиканский период становились своеобразным источником права. Во всяком случае консультационная практика юристов, их научно-практические заключения оказывали непосредственное влияние на развитие права. \
Однако высшего расцвета римская юриспруденция достигла в период принципата, когда центр правотворческой деятельности перемещается от преторов к юристам. Преторы как демократический институт республиканского Рима не вписывались в рамки принципата, постепенно утрачивая и авторитет, и нормотворческую активность. Поскольку юристы пользовались огромным уважением, то уже Август для придания устойчивости своей власти решает привлечь их на свою сторону. Наиболее выдающимся юристам он предоставляет право давать официальные консультации (jus publici respondendi).
Юристы, получившие такое право, дают консультации как бы от имени принцепса, опираясь на его авторитет, что придает консультациям официальный характер, а судьи основывают на них свои решения, принимая их как обязательные.
В таком союзе были заинтересованы обе стороны — и прин-цепсы, и юристы. Принцепсы в авторитете юристов нашли опору своей власти и активных проводников политики.
В условиях все более обостряющихся классовых противоречий юристы посредством права укрепляют рабовладельческий строй, изыскивают новые решения правовых коллизий повседневной жизни, правовые средства удовлетворения потребностей быстро развивающегося оборота.
36

Юристы также были заинтересованы в поддержке принцеп-сов. В преобладающем большинстве они разделяли их политику в силу общности классовых интересов и всячески им помогали. Кроме того, государство предоставило юристам широкий простор для правотворчества, в чем они были кровно заинтересованы как профессионалы. В результате такого союза правотворческая деятельность получила мощный импульс.

стр. 1
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>