<< Предыдущая

стр. 2
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Практика предоставления отдельным выдающимся юристам права официального толкования законов продолжалась до начала V в н.э. Однако с установлением абсолютной монархии их правотворческая активность заметно упала. В 426 г. был принят закон «О цитировании юристов», в соответствии с которым в основу судебных решений можно было брать лишь сочинения Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина и тех юристов, на которых ссылались эти авторы.
Классическая юриспруденция (I — III вв.н.э.) развивалась весьма бурно. В ее основе лежали две юридические школы — прокулианцев и сабинианцев. Первую возглавлял Лабеон, новатор в области права, оказавший продолжительное и плодотворное влияние на развитие юриспруденции. Школа названа по имени одного из его учеников и продолжателей — Прокула. Политическим противником Лабеона был Капитон, который стал основателем другой юридической школы, названной по имени его знаменитого ученика Мазурия Сабина — величайшего юриста I в.н.э., крупнейшего комментатора цивильного права.
Основные направления деятельности классической юриспруденции:
а) сочинения, посвященные разработке цивильного права (Сабина, Помпония, Павла, Ульпиана и др.);
б) комментарии к преторскому праву (Лабеона, Гая, Павла, Ульпиана и др.);
в) сборники сочинений юристов (дигесты), объединявшие цивильное и преторское право;
г) учебники по праву — институции (наибольшую известность приобрели Институции Гая — II в.н.э.), а также сборники правил (regulae), мнений (sentetiae);
д) сборники казусов «Вопросы» (Цельза, Помпония и др.)
и «Ответы» (Папиниана и др.).
Научно-практических произведений римских юристов до нас дошло чрезвычайно мало.
37

Императорские конституции. С установлением абсолютной монархии (домината) правотворческая деятельность полностью сосредоточилась в руках императора как единого и неограниченного законодателя. Еще раньше Ульпиан провозгласил: «То, что решил принцепс, имеет силу закона», а сам «принцепс свободен от (соблюдения) законов» (Д. 1.4.1;
Д. 1.3.31). Все другие формы правотворчества в этот период фактически прекратились.
Постановления (повеления) императоров получили название конституции от латинского слова constitutio — повелеваю.
Еще в период принципата издавались конституции четырех видов: эдикты, декреты, рескрипты, мандаты.
Императорские эдикты отличались от преторских. Последние представляли собой программу деятельности магистратов, в то время как императорский эдикт содержал постановление, обязательное для всего населения Римской империи. Декреты — решения императоров по конкретным судебным делам. Рескрипты — письменные ответы на поступившие императору запросы по различным делам. Мандаты — инструкции чиновникам по административным и судебным делам.
В период домината мандаты уже вышли из практики правотворческой деятельности императоров. Декреты и рескрипты применялись как решения императора по конкретным делам. Таким образом, основной формой императорского правотворчества является эдикт. Императорские постановления стали называться законами — leges.
В этот же период предпринимаются первые частные попытки кодификации императорского законодательства, которого к тому времени накопилось достаточно много. В конце III в. (295 г.) принят Кодекс Грегориана, названный по имени его составителя, в котором были собраны конституции начиная от Адриана. Он получил официальное признание, но затем отменен Кодексом Юстиниана.
Как дополнение к Кодексу Грегориана вскоре принимается Кодекс Гермогениана, также названный по имени его составителя, состоящий из 120 конституций, разделенных по содержанию на 69 титулов.
Однако первым официальным собранием конституций был Кодекс Феодосия, принятый восточно-римским императором Феодосием II (402-450 гг.). В нем отражены изменения, происшедшие в государственной и частноправовой сфере рабовладельческого государства.
38

§ 4. Источники познания римского гражданского права
Источниками познания римского гражданского права служат многочисленные памятники древнеримской и других культур, археологические раскопки, нумизматика, папи-русология, книги.
В настоящее время собрано и систематизировано множество надписей (на могилах, строениях, камнях, дереве, коже, посуде), найденных в разных частях Римской империи в результате археологических раскопок, что существенно пополнило наши познания в области римского гражданского права.
В определении хронологии правовых событий существенную помощь оказывает нумизматика. Обычно на монетах указываются годы правления того или иного правителя, что помогает определить дату принятия закона, эдикта или сенатусконсульта.
Немало интереснейших сведений о содержании отдельных институтов римского гражданского права, особенно земельной собственности, содержат папирусы. Их большое значение заключается также в том, что они позволяют судить, как нормы римского права преломлялись в действительной жизни.
Весьма важными и интересными^ памятниками права являются юридические и неюридические литературные сочинения. Это прежде всего сочинения римских историков (Тит Ливии, Авл Геллий), грамматиков (Варрон, Фест, Валерий Проб и др.). Большую ценность представляют произведения римских писателей III и II вв. до н.э. Плавта и Теренция, которые в своих произведениях часто касались содержания права. Много интереснейших сведений содержится в произведениях римских ораторов. Один из них (Катон) писал о праве землепользования, другой (Цицерон) много выступал в судебных процессах и очень красочно передает картину римской судебной практики. Большой интерес представляют с этой точки зрения произведения Сенеки (I в. до н.э.).
§ 5. Кодификация Юстиниана
Однако наиболее ценными памятниками являются юридические, среди которых на первое место следует поставить Кодификацию Юстиниана.
Юстиниан — восточно-римский император (527 — 565 гг.) — одно из средств сохранения рабовладельческого строя видел в совершенном законодательстве. Только сильное
39

и жесткое законодательство способно держать в повиновении все чаще восстающих рабов, основательно расшатывающих устои рабовладельческой империи, полагал император. Кроме того, посредством кодификации Юстиниан мечтал воссоздать бывшую единую Римскую империю. Между тем законодательство находилось в хаотическом состоянии. Более чем за тысячелетнюю историю Рима накопилось такое множество законов различного ранга и содержания, эдиктов, конституций, сочинений римских юристов и других правовых документов, что пользоваться ими было почти невозможно. Одни из них явно устарели и не соответствовали требованиям времени, другие противоречили друг другу и нуждались в упорядочении, третьи следовало обновить и привести в соответствие с новыми социально-экономическими условиями. При этом сказывалось еще и влияние других правовых систем. Решено было подвергнуть кодификации все накопившееся право — цивильное, преторе кое, императорское, сочинения юристов и т.п.
Кодификация Юстиниана по размаху неизмеримо превосходила все предыдущие. Ее отличали широкая творческая основа, огромное количество источников, серьезность, последовательность их обработки.
Для осуществления кодификационных работ Юстиниан 13 февраля 528 г. назначил комиссию в составе 10 человек во главе с магистратом Трибонианом и константинопольским профессором права Теофилем. Комиссии было поручено в первую очередь систематизировать императорские конституции. Три прежние кодификации императорских конституций значительно облегчили работу и уже через год публикуется собрание конституций под названием Кодекс Юстиниана. Решается также ряд спорных (около 50) вопросов путем принятия новых конституций.
Кодификационные работы, требующие принятия новых решений в форме конституций, вызвали активную законодательную деятельность императора. В течение трех лет было принято около 300 конституций. Таким образом, получилось, что к концу работы кодификационной комиссии (533 г.) разработанный Кодекс фактически устарел и требовал пересмотра. Комиссия вновь его пересмотрела, обновила, привела в соответствие с кодификацией. В новой редакции он был принят в 534 г.
40

Таким образом, Кодекс Юстиниана представляет собой собрание законов (императорских конституций) в точном значении этого слова. Он состоит из 12 книг, каждая делится на титулы с особым заглавием. Внутри титула расположены отдельные конституции с указанием имени императора, принявшего ее, и даты принятия. Книга 1 содержит конституции по церковному праву, 2 — 8 — гражданскому праву, 9 — уголовному праву, 10 — 12 — положения о государственном управлении.
Для кодификации юридической литературы в 530 г. была создана специальная комиссия из 17 человек под председательством того же Трибониана. Перед ней была поставлена задача пересмотреть все сочинения классиков, выбрать наиболее ценное, привести в определенную систему, исключить повторения и противоречия и т.д. При этом комиссии была предоставлена полная свобода действий — она могла изменять тексты отрывков из сочинений, делать к ним свои дополнения, исключать отдельные не подходящие положения — одним словом перерабатывать (улучшать) по своему усмотрению. Устаревшие понятия, термины, положения комиссия заменяла новыми.
Такие замены, подмены и обновления позже получили название интерполяций.
Через три года работа по кодификации сочинений классиков была завершена и опубликована как Дигесты, или Пандекты, Юстиниана.
Дигесты, или Пандекты, представляют собой собрание отрывков из 2000 сочинений 39 наиболее выдающихся римских юристов, в основном тех, которые имели право официального толкования законов: 9200 отрывков — фрагментов. Дигесты делятся на 50 книг, книги — на титулы (кроме 30-32 книг, которые не имеют титулов). Всего в Дигестах собрано 432 титула*. Титулы делятся на фрагменты, длинные фрагменты — на параграфы. Каждый фрагмент содержит отрывок из сочинения одного юриста, в начале которого указывается его имя и название источника. Поэтому Дигесты принято цитировать так: Д.8.3.4. — Д — Дигесты, 8 — книга, 3 — титул, 4 — фрагмент. Основным содежанием Дигест являются фрагменты, относящиеся к частному праву. Наибольшее количество фрагментов использовано из сочинений таких юристов: Ульпиана — 2462, Павла — 2083,
41

Папиниана — 595, Помпония — 585, Гая — 535, Юлиана — 457, Модестина — 345.
Одновременно комиссия осуществила переработку Институций Гая, которые были опубликованы одновременно с Дигестами 30 декабря 533 г. под названием Институции Юстиниана. Они были подготовлены как учебное пособие для начинающих юристов. Императорская конституция, утвердившая Институции, прямо адресуется молодежи, «жаждущей (изучения) законов», и подчеркивает, что Институции являются «первыми элементами всей юридической науки». Институции Юстиниана состояли из 4 книг, 98 титулов; титулы соответственно — из фрагментов, а большие фрагменты — из параграфов.
Императорские конституции, принятые после работы комиссии, вошли в четвертую часть кодификации Юстиниана и получили название Новела. Известно, что было 168 новелл, но полностью они до нас не дошли.
Кодификация Юстиниана, состоящая из 4 указанных выше частей, в XII в. получила название Свода цивильного права (Corpus juris civilis).
Контрольные вопросы для проверки усвоения темы:
1. Понятие и виды источников римского гражданского права.
2. Какие Вы знаете источники содержания права?
3. Что такое источники правообразования?
4. Что является источниками познания римского права?
5. Что такое кодификация Юстиниана?
* Обращает на себя внимание такая деталь: если взять цифры от 9 до 2, то первые две цифры — 98 — число титулов Институций, следующие три цифры 765 — число титулов Кодекса; последние три цифры — 432 — число титулов Дигест.
42

Глава 3 УЧЕНИЕ ОБ ИСКЕ
Возникновение государственного суда. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах. Понятие и виды исков. Особые средства преторской защиты. Исковая давность
§1. Возникновение государственного суда
В догосударственный период в Риме, естественно, не было специального органа для защиты нарушенных прав — государственного суда. В те далекие времена защита прав и имущественных интересов осуществлялась собственными средствами потерпевшего, привлекавшего на помощь членов своей семьи, ближайших родственников и т.д. Правым был победивший в схватке, поскольку считалось, что боги давали ему силу для достижения победы в борьбе за справедливость. Над обидчиком чинилась расправа.
Законы XII таблиц несут на себе отпечаток частной саморасправы: вор, захваченный с поличным, карался бичеванием, а затем отдавался во власть потерпевшего; совершивший ночную или вооруженную кражу мог быть убит на месте; должник, не выполнивший своего обязательства, подлежал жестокому наказанию — мог быть предан смертной казни или продан в рабство за Тибр.
Формы и способы частной саморасправы с нарушителями прав и имущественных интересов нашли затем отражение в форме легисакционного процесса уже государственного суда. Ведь виндикты (палочки), которые тяжущиеся в этом процессе накладывали на спорную вещь, — это не что иное, как символ копья, которым в древности осуществлялась защита права. Но проходит время и государство провозглашает: «Прекратите саморасправу. С этого времени я — государство — беру на себя защиту прав и интересов своих граждан». Этот исторический этап также отражен в легисакционном процессе — в конце первой стадии (in jure) претор командует: «Прекратите спор» и решает вопрос о передаче дела в суд.
Однако переход от частной саморасправы к государственному суду был длительным и прошел несколько стадий. Частная саморасправа на определенном этапе общест-
43

венного развития постепенно ограничивается и устанавливается определенный порядок применения насилия к обидчику — действуй по принципу «зуб за зуб», «око за око». В Законах Xli таблиц содержалась норма (VIII-2): «если кто причинит членовредительство и не помирится (с потерпевшим), то пусть ему самому будет причинено то же самое». Другая норма гласила: «Если кто пожалуется, что домашнее животное причинило ущерб, то Закон XII таблиц повелевает выдать (потерпевшему) животное, причинившее вред, или возместить стоимость нанесенного ущерба».
Следующим этапом в движении к государственному суду было установление системы выкупов как добровольных, так и обязательных. В Законах XI I таблиц содержится немало норм, устанавливающих выкуп за обиду.' «Если кто рукой или палкой переломит кость свободному человеку, пусть заплатит штраф в 300 ассов, если рабу — 150 ассов» (VIII.3);
«если причинит обиду, пусть штраф будет 25» (VIII.4).
Наконец, частная саморасправа полностью прекращается, а споры независимо от их характера переходят к рассмотрению государственного суда. Защита прав и интересов граждан становится делом государства. Однако некоторые элементы частной саморасправы, отдельные ее следы еще долго сохраняются даже в развитом римском праве. Так, в эпоху Юстиниана в Дигестах было зафиксировано правило: Vim vi repellere licet — насилие дозволяется отражать силой (Д.43.16.1.27), т.е. попытку нарушить чье-либо право или имущественные интересы разрешалось предупреждать применением силовых приемов. Однако применять силу для восстановления нарушенного права уже не разрешалось и рассматривалось как самоуправство, влекущее неблагоприятные последствия. Так, кредитор, захвативший самоуправно имущество должника для удовлетворения своих требований, обязан был имущество вернуть. При этом он утрачивал право требования (Д.4.2.13). Собственник, утративший владение своей вещью, а затем самоуправно отнявший ее у фактического владельца, обязан был вернуть вещь фактическому владельцу, при этом он утрачивал право собственности на эту вещь (Д.8.4.7).
Кроме указанных выше случаев допущения самозащиты нарушенного права, самоуправство при разрешении имущественных споров категорически запрещалось и, как ви-
44

дим, влекло за собой весьма негативные последствия. Таким образом, осуществления защиты прав и интересов граждан полностью переходит к государственному суду. Точного указания времени возникновения государственного суда источники не содержат. Однако ясно, что он возникает вместе с государством, поскольку является одним из орудий последнего для удержания в повиновении угнетенного класса рабов. «Благодаря разделению труда, — отмечают К.Маркс и Ф.Энгельс, — охрана сталкивающихся между собой интересов отдельных индивидов перешла в руки немногих, и тем самым исчез и варварский способ осуществления права»12.
С самого начала возникновения государственного суда его функции были обусловлены наличием права публичного и права частного. Дела, касающиеся интересов государства, рассматривались публичным судом (judicia pyblica). Имущественные споры подлежали рассмотрению в гражданских судах (judicia privata).
Деятельность суда по осуществлению правосудия называется судебным процессом, который в зависимости от характера рассматриваемого дела делится на уголовный и гражданский. Дела по обвинению кого-либо в совершении уголовного преступления рассматриваются в порядке уголовного процесса. Споры, возникающие между лицами по поводу имущества (имущественные споры), подлежат рассмотрению в форме гражданского процесса.
Лицо, считающее свое имущественное право нарушенным и обращающееся в суд за его защитой, называется истцом (от русского слова «искать», т.е. ищущим защиты). Лицо, к которому предъявляется претензия, притязание, называется ответчиком по делу. Требование истца, обращенное к суду, о предоставлении защиты нарушенного права называется иском. .
Примечательной особенностью римского гражданского процесса в республиканский период и период принципата является его деление на две стадии: рассмотрение дела у претора (jus) и рассмотрение дела в суде (judicium). Первая стадия — рассмотрение дела у претора — имела своей целью подготовить дело к слушанию во второй стадии — в суде.
12 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. — 2-е изд. — Т.З. - С.337.
45

Это были две стадии одного и того же судебного процесса, рассматривавшего одно и то же дело в два этапа. Дело не рассматривалось в суде без его рассмотрения у претора. Окончание дела рассмотрением у претора могло иметь место лишь в случае, когда ответчик признавал предъявленное к нему требование и соглашался его выполнить. При таких условиях направления дела в суд не требовалось. Следовательно, если ответчик иск не признавал, он подлежал обязательному рассмотрению как в стадии in jure (у претора), так и в стадии injudicio (в суде). Мы не располагаем достоверными данными, позволяющими объяснить целесообразность деления римского гражданского процесса на две стадии, а также раскрыть задачи, стоявшие перед каждой из них. Однако несомненным остается факт, что деление гражданского процесса на две стадии в значительной мере содействовало совершенствованию римского гражданского права.
§ 2. Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах
Легисакционный процесс был древнейшей формой гражданского процесса и существовал в первой половине республики примерно до 126 г. до н.э. В самом названии, по некоторым сведениям, отражена история его развития. По сообщению Гая эту форму процесса стали называть леги-сакционной потому, что она была основана на законе в противовес старым формам частной саморасправы. Legis acti-ones в переводе на русский язык — законные действия. Частная же саморасправа формально не была основана на законе. Гай предлагает и другую версию происхождения названия: истец должен был начинать притязание словами закона, которым он его обосновывает. Представляется более убедительной первая версия: per legis actiones означает действовать законным образом, на законном основании, не прибегая к насилию.
Легисакционный процесс мог осуществляться в одной из пяти форм: посредством пари; наложением руки; взятием залога; требованием о назначении судьи; приглашением ответчика в суд. Полные описания всех форм этого процесса, выполненные Гаем, до нас не дошли. Однако мы располагаем сведениями, дающими возможность получить общую картину легисакционного процесса.
46

Прежде всего Легисакционный процесс отличался обременительным формализмом, весьма сложной процедурой, носил ярко выраженный классовый характер, был рассчитан на довольно ограниченный хозяйственный оборот.
Процесс рассмотрения спора начинался обращением истца со своим притязанием к претору. Специально установленная форма обращения предписывала истцу начинать его словами закона, на который он ссылался в подтверждение своих требований. Малейшее отступление от формы обращения приводила к утрате права на иск — процесс прекращался. Исковые формы (формы обращения к претору) жрецы (понтифики), которые в то время исполняли фук-ции юристов, сохраняли в глубокой тайне и предоставляли простым людям за определенное вознаграждение. Если же форма обращения не была известна истцу, он не мог получить исковую защиту своему праву. Не всегда истцу удавалось точно соблюсти форму обращения к претору еще и потому, что запомнить ее было непросто. Только строгое соблюдение формы обращения давало истцу право продолжать процесс. \
Вместе с обращением к претору истец обязан был доставить к нему спорную вещь. Если это был спор о движимой вещи, то привести овцу, лошадь, раба. При споре о вещи, доставка которой к претору сопряжена с определенными трудностями, приносили (приводили) часть вещи (кусок от спорной колонны, овцу от спорного стада, лошадь от спорного табуна и т.д.). Иногда в споре о недвижимой вещи (например, о земельном наделе) стороны с соблюдением особых обрядов отправлялись на участок, брали кусок земли и приносили к претору как символ спорной вещи. При этом определялась и сумма залога, которая в случае выигрыша спора возвращается истцу, а в случае проигрыша — поступает в казну.
Характерной чертой легисакционного процесса было и то, что обеспечение явки ответчика к претору и в суд не являлось обязанностью этих и иных государственных органов. Истец, желающий рассмотрения спора, обязан был обеспечить явку ответчика доступными ему средствами, вплоть до применения силы. Если истец занимал достаточно высокое положение в обществе, то ему не составляло труда доставить ответчика в суд, при превосходящем же положении ответчика трудно представить
47

применение силы к нему со стороны истца. Такой ответчик всегда мог отбиться от принуждения истца при помощи, скажем, рабов или использовать для этого другие свои возможности Если же ответчик к претору не являлся, то рассмотрение спора не начиналось И хотя римское право предусматривало немало отрицательных последствий для ответчика в случае его неявки к претору, все они носили формальный характер и легко нейтрализовались могуществом ответчика.
Наконец, к претору истец мог обратиться со своим при-тазянием (иском) только в специально установленные для этого дни. В сезон сельскохозяйственных работ, в период войны, празднеств, траура и других общественных событий к претору обращаться запрещалось, поскольку он был занят другими, более важными общественными делами. Таким образом, дней для предъявления иска претору оставалось в году не так уж и много.
Еще одна особенность этой формы легисакционного процесса (вещного спора): для ведения процесса требовалось внести определенный денежный залог своей правоты — сакрамент. Если требуемой суммы у истца или ответчика не оказывалось, поцесс не получал дальнейшего развития. Между тем сумма сакрамента могла быть весьма значительной.
Начиналось рассмотрение спора (судоговорение) у претора с того, что истец брав в руки специальную палочку — виндикту (символ древнего копья), накладывал ее на спорную вещь, провозглашая: «Я утверждаю, что этот раб (или иная спорная вещь) по квиритскому праву принадлежит мне. Как я сказал, так вот и наложил перед тобой виндикту». Этот ритуал истца стали называть виндикацией (vindicatio). Если ответчик молчал или соглашался с утверждением истца, иск считался признанным и процесс заканчивался. Если же ответчик не признавал иска, то совершал те же действия — накладывал свою виндикту на спорную вещь и произносил те же слова, т.е. совершал контрвиндикацию. Претор, выслушав заявления сторон, произносил: «Оба оставьте вещь». Все это происходило в присутствии не менее 5-7 приглашенных свидетелей. В самом ритуале отражались исторические оценки разрешения спора в форме саморасправы — претор как бы разнимал дерущихся за свое право копьями
48

(мечами или другим оружием) После команды претора стороны снимали со спорной вещи свои виндикты Затем ис тец спрашивал ответчика «На каком основании ты претендуешь на эту вещь9» Ответчик заявлял «Наложив видикту, я поступил по праву» и приводит необходимые пояснения в обоснование притязания
Выслушав возражения ответчика, истец требовал: «Поскольку ты претендуешь на вещь вопреки праву, то я вызываю тебя установить залог в сумме 50» (или 500 в зависимости от суммы спора) Ответчик требовал того же от истца.
Выслушав стороны, претор должен был решить вопрос о том, у кого из них должна остаться спорная вещь до окончания рассмотрения дела Сторона, у которой вещь оставалась, обеспечивала ее сохранность и гарантировала передачу выигравшей в споре стороне путем представления поручителей Далее стороны в торжественной форме обращались к свидетелям, присутствовавшим на процессе у претора, и просили их засвидетельствовать все происшедшее Обращение к свидетелям литисконтестацио (litis contestatio — засвидетельствование спора) имело важное правовое значение, поскольку погашало иск, т.е. после рассмотрения спора у претора истец уже не мог заявить вторично то же самое притязание против того же самого ответчика, если даже по каким-либо причинам дело не рассматривалось в суде и истец не получал присуждения.
Моментом литисконтестации дело производством у претора заканчивалось, далее в присутствии сторон претор назначал судью и дело переходило во вторую стадию in judi-cio — в суд.
Таким образом, производство у претора не было разбором дела по существу. Тут не исследовались доказательства, не вызывались свидетели по делу, не заслушивались их показания. Претор никакого постановления по делу не принимал.
Во второй стадии дело рассматривал присяжный судья, а в некоторых случаях (например, при спорах о наследстве) — судебная коллегия. Судьи избирались на народном собрании. Из их списка претор назначал конкретного для рассмотрения данного дела. Судья собирал доказательства по делу, проверял их достоверность, за-
49

слушивал показания свидетелей и т.п. При этом он не был связан никакими формальностями, процесс шел в простой, доступной и свободной форме. Разобравшись в существе спора, определив правого и виноватого, судья постановлял приговор, который тут же объявлял участникам процесса в устной форме. Приговор был окончательным, обжалованию или опротестованию не подлежал. Даже при его явной незаконности, несправедливости, неправосудности изменить или отменить его уже не мог никто.
Формулярный процесс. Во второй половине республики Римское государство превратилось в могущественнейшую державу, обладавшую к тому времени весьма обширной территорией. Довольно интенсивно развивается сельское хозяйство (виноградарство, оливководство, плодоводство, хлебопашество, новые отрасли — животноводство и птицеводство); одновременно расцветает ремесленничество, строительство. Именно в этот период были построены римские водопроводы, мосты, термы, амфитеатры, виллы, многоэтажные жилые дома, портовые сооружения. Рост кораблестроения и мореплавания приводит к оживлению морской торговли, которая стала очень выгодной. Оживление товарного производства, торговли, меняльного дела способствует развитию ростовщичества.
Крупные сдвиги в экономике требовали соответствующего правового регулирования. Оживление производства, торговли, ростовщичества и т.п. привело к значительному увеличению имущественных споров, требовавших незамедлительного и эффективного рассмотрения. Легисак-ционный процесс со своим дремучим формализмом уже не мог удовлетворять потребности экономической практики, Требовались радикальные изменения. По сообщению Гая законом Эбуция между 149 и 126 гг. и двумя законами Юлия (время принятия неизвестно) в гражданское судопроизводство были внесены существенные изменения, которые основательно реформировали легисак-ционный процесс и в основном сводились к тому, что истец освобождался от неукоснительной обязанности формулировать свои притязания при обращении к претору в строго установленной форме. Обязанность юридически грамотно в соответствии с законом формулировать исковые
50

притязания перекладывается на претора. Истец теперь мог излагать претору исковые требования свободно, без соблюдения формальностей и ритуалов. Выслушав объяснения сторон, их доводы и возражения, претор сам формулировал юридическую сущность иска. Существо спора он излагал в специальной записке судье, получившей название формулы. Отсюда название нового порядка судопроизводства.
Формулярный процесс, как и легисакционный, делился на две стадии — ин юре и ин юдициум. Он не только реформировал устаревшее римское судопроизводство, но и укрепился во второй половине республики настолько, что в силу своих несомненных преимуществ оказался способным обслуживать рабовладельческий суд весь следующий период — принципат — вплоть до установления абсолютной монархии. Именно формулярному процессу было суждено преобразовать старое цивильное право из узконационального во всемирно признанное, абстрагированное от своей основы гражданское право. Лишенный обременительной формалистики формулярный процесс оказался весьма гибким и эффективным в защите интересов рабовладельческого класса. Наиболее важные его достоинства — восприимчивость к быстро меняющимся социально-экономическим условиям, способность перестраиваться. Именно формулярный процесс в удачном соединении с преторской деятельностью способствовал достижению римским гражданским правом непревзойденных высот совершенства.
Отличительной внешней особенностью формулярного процесса была замена ритуальных действий в первой стадии формулой, которая стала основным стержнем процесса — целью производства в первой стадии и юридическим основанием для производства во второй. . В формуле содержалась формулировка юридической сущности возникшего имущественного спора. Она состояла из определенных основных и дополнительных частей и всегда начиналась назначением судьи, которому поручалось рассмотреть дело: «Octavius judex esto» — «пусть Октавий будет судьей». Затем последовательно шли: а) интенция — изложение притязания истца, сущности спора;
б) кондемнация — поручение судье обвинить или оправдать ответчика в зависимости от подтверждения или
51

опровержения интенции. Формула всегда имела вид повеления: «Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини, если не окажется — оправдай».
В более сложных случаях возникла необходимость изложить в формуле факты и обстоятельства, из которых истец выводил претензию, тогда в начале формулы перед интенцией вставлялась демонстрация или прескрипция, конкретизировавшие ее содержание.
Кроме обычных составных частей в формулу иногда вводились дополнения: ексцепция — возражения ответчика против притязаний истца и другие. Их цель — спецификация некоторых исков.
Таким образом, формула — это не только формулирование юридической сущности имущественного спора, но и инструкция, указание судье, как решить данное дело при конкретных обстоятельствах, а также определенные обязательные рамки, в пределах которых судья должен был решить спор. Поэтому если претор допускал ошибку в формуле, то ее обязательно повторял судья.
Наиболее существенной в формулярном процессе была однако, не сама формула (хотя и весьма значительное явление само по себе). Революционные изменения в судопроизводстве заключались в другом. Претор перестает быть простым фиксатором ритуальных действий и назначения судьи влегисакционном процессе. Постепенно он начинает формировать основы гражданско-правовой политики в стране, его роль, значение и власть в судебной сфере фактически становятся безграничными.
Преобразование древнего цивильного права в новую систему правовых норм идет по двум направлениям.
1. Претор в силу своей власти получает право предоставлять или не предоставлять судебную защиту спорным имущественным отношениям. Исходя из принципа эквитас (справедливости), он может отклонить иск в случае, когда по цивильному праву таковой должен быть предоставлен, и, наоборот, предоставить защиту отношению, которое в соответствии с нормами цивильного права судебной защите не подлежит. Право на иск он выводит не из наличия правовой нормы, а из своего эквитас.
52

Система норм цивильного права заменяется системой исков — из факта предоставления иска выводится наличие материального права, а не наоборот. Решая вопрос о направлении или ненаправлении спора в суд, претор не был связан нормами цивильного права и руководствовался только одним — справедливостью, разумеется, в классовом ее понимании. Если новое отношение, по мнению претора, под лежало судебной защите, иск предоставлялся, если нет не было и иска. Столь широкие полномочия давали претору фактическую возможность путем создания системы исков выводить новые правовые предписания. Ведь если был иск, то было и право. Это еще один источник правообразования в период поздней республики.
2. Претор весьма чутко и мастерски управляет судебной практикой. Он не только предоставляет или не предоставляет судебную защиту, но и строго следит, чтобы судебная практика развивалась в нужном направлении. В формуле, выдаваемой судье, претор указывает, при наличии каких обстоятельств следует удовлетворить иск, а при отсутствии каких в удовлетворении иска отказать. Судья, крепко связанный формулой претора, не мог от нее отступить. Например, претор писал в формуле судье: «Если ты, судья, установишь, что Клеопатра действительно является дочерью умершего Клавдия, то присуди ей наследство. Если окажется, что она не дочь умершего, наследства не присуждай». Хотя, как известно, в соответствии с нормами цивильного права дочь, вышедшая из-под власти своего отца, переставала быть его родственницей и права на наследство не имела.
Таким образом, судебная практика определялась не нормами цивильного права, а потребностями гражданского оборота, которые преломлялись в преторских эдиктах и иной его деятельности.
Судебное решение, как было отмечено выше, обжалованию не подлежало. Оно сразу вступало в законную силу и принималось за истину — разрешенный судом спор не может быть предметом вторичного рассмотрения (Resjudicata pro revitate habetur) (Д.50.17.207).
Экстраординарный процесс. С установлением абсолютной монархии институт претуры как демократическое образование республиканского Рима отмирает. Импера-
53

торы не доверяли ни выборным преторам, ни выборным судьям. Государственное переустройство потребовало переустройства судебной системы. Еще в период принципата в некоторых случаях стали практиковать рассмотрение отдельных имущественных споров лично магистратом без передачи их присяжному судье. Между тем для римлян, в течение многих столетий привыкших к двухстадийному процессу, рассмотрение дел единолично магистратом было столь необычным, из ряда вон выходящим, что такой порядок разрешения споров они стали называть чрезвычайным (extra ordinem) — экстраординарным. Некоторое время новый процесс существовал параллельно с обычным гражданским процессом. Однако новый порядок разрешения споров обладал несомненным достоинством — был одностадийным, следовательно, более скорым. В условиях все возрастающего оборота это имело немаловажное значение. Постепенно экстраординарный процесс вытесняет формулярный и в период абсолютной монархии становится господствующим. Императоры ведут борьбу с правонарушениями непосредственно сами или при помощи своих чиновников.
Судебные функции выполняют административные органы:
в Риме и Константинополе — начальники городской полиции, в провинциях — правители провинций. Некоторые имущественные споры рассматривали лично императоры, а незначительные дела — муниципальные магистраты.
Дела рассматривались в закрытых заседаниях только с участием сторон и особо почетных гостей. При неявке истца дело прекращалось, при неявке ответчика дело рассматривалось в его отсутствие.
Принципиальным нововведением экстраординарного процесса было установление официального вызова ответчика в суд и допущение обжалования судебного решения (начальнику полиции, правителю провинции и даже императору). Безусловно, это был шаг вперед в развитии судопроизводства.
В экстраординарном процессе сохранился и получил дальнейшее развитие принцип состязательности, но зато был ограничен принцип публичности. Впервые устанавливаются судебные пошлины за покрытие судебных расходов.
54

§ 3. Понятие и виды исков
В классическом римском праве иск (actio) есть не что иное, как право добиваться через суд того, что тебе принадлежит (Nihil aliud est actio, quam jus quod sibi debeatur judicio persequendi). Иными словами, иск — это обращение в суд за защитой своего нарушенного права.
В эпоху формулярного процесса претор имел право давать иск, исходя из принципа добра и справедливости, а не из наличия нормы цивильного права. Была разработана целая система исков. В преторских эдиктах постоянно публиковались формулы отдельных исков, разработанных применительно к правовым отношениям, получившим правовую защиту со стороны претора. Такие иски были созданы для защиты от правонарушений основных гражданско-правовых институтов и приведены в определенную систему. Рассмотрим наиболее типичные из них.
Вещные и личные иски (actio in rem et actio in personam). Если предметом спора является право на вещь, то это будет вещный иск (actio in rem), например, спор о праве собственности, сервитутном, залоговом или ином вещном праве. Нарушителем вещного права потенциально может быть всякое третье лицо, так как у каждого третьего лица может оказаться спорная вещь, право на которую оспаривает истец. Кто будет ответчиком по вещному иску, не известно, так как не известно, кто может оказаться нарушителем вещного права. Защита посредством вещного иска теперь называется абсолютной защитой.
Наиболее распространенные вещные иски (виндикаци-онный, негаторный, публицианский и др.) будут рассмотрены ниже.
Если же предметом спора является определенное действие, право требовать выполнения которого принадлежит истцу, то это личный иск (actio in personam). Он вытекает из личных правоотношений, возникших между двумя или несколькими определенными лицами чаще всего из договора или иного обязательства. Правоотношение здесь устанавливается между конкретными лицами. При этом заранее известно, кто из них может оказаться нарушителем. Следовательно, также заранее известно, кто будет ответчиком по данному иску. Защита при
55

помощи личного иска получила название относительной защиты.
Различались иски строгого права и иски доброй совести. Основное их отличие заключалось в том, что при рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора или закона и не может от нее отступить, даже если допущена явная ошибка. При рассмотрении исков доброй совести судья вникал в смысл договора, в подлинную волю сторон, т.е. выяснял прежде всего то, к чему стороны стремились при заключении договора, а не то, что было выражено в букве договора или закона. Иски строгого права являются отражением более древних времен, когда господствовал формализм. Иски доброй совести — порождение поры смягчения формализма. Например, если при отчуждении особо важных вещей не соблюдался специальный обряд (так называемая манципация), то право собственности к приобретателю не переходило, что давало формальное право отчуждателю истребовать обратно проданную вещь. В соответствии с иском строгого права требования истца подлежали удовлетворению. В более позднее время по иску доброй совести притя-зания того же истца отклонялись, так как продажа все же имела место.
По объему и цели имущественные иски делились на три вида:
а) иски для восстановления нарушенного имущественного права. По этому иску истец получал удовлетворение своих требований путем возврата спорной вещи или долга, возмещения причиненного ущерба;
б) штрафные иски, имевшие своей целью подвергнуть ответчика определенному частному наказанию — штрафу. Иногда из одного и того же факта правонарушения вытекало два иска — о восстановлении и штрафного. Например, вор обязан был вернуть собственнику украденную вещь и уплатить штраф;
в) иски, направленные на возмещение причиненных убытков и наказание ответчиков. Например, по закону Аквилия за повреждение вещи взыскивалась не ее стоимость, а высшая цена в течение последнего года или месяца.
Иски по аналогии. Известный иск применяется для подобного случая. Например, в соответствии с уже упоминавшимся законом Аквилия ответчик обязан был возместить причиненный им чужой вещи ущерб при условии, что ей

нанесен вред другой вещью — corpore corpori. Например, чужое животное убито палкой, но если оно же уморено голодом, то ответственность не наступала. Однако поскольку конечный результат в обоих случаях был одинаковым, то претор распространил применение указанного иска и на случай уморения животного голодом.
Иски с фикцией. С развитием хозяйственного оборота возникали новые имущественные отношения, для которых цивильное право не предусматривало защиты. В таких случаях претор для предоставления судебной защиты новому отношению предлагал судье в формуле допустить существование фактов, которых на самом деле не было, т.е. допустить фикцию и подвести под нее это новое отношение. Например, когда в практику начала внедряться такая форма уступки права, как передача требования, претор писал в формуле судье: «Ты, судья Октавий, допусти, что Авл Аге-рий является наследником Нумерия Негидия и по наследству получил от него право требования». Благодаря фикции лицо, которому было передано право требования к другому лицу, получало исковую защиту.
Кондикции. Чем отличались кондикции от исков — не известно. Предположительно, кондикции представляли собой абстрактные требования, основанные на нормах цивильного права. При этом конкретное правовое основание кон-дикции не приводилось.
§ 4. Особые средства преторской защиты
Кроме исковой защиты нарушенных прав претор ввел различные формы неисковой защиты от правонарушений. Они были основаны на положениях магистратов (Imperium) и являлись выражением административной власти. По своей природе — это скорее административные формы защиты прав. Среди них различались интердикты, стипуляция, введение во владение и восстановление в первоначальном положении.
Интердикты (приказания претора, которыми он запрещал осуществлять какие-либо противоправные действия) вначале адресовались конкретным лицам, а затем провозглашались как общее правило. Они широко применялись как правовое средство против самоуправства — претор от-

давал приказание противной стороне: не производи насилия (vim fieri veto). Самоуправство в те времена проявлялось чаще всего по поводу владельческих отношений. В связи с этим и возникли владельческие интердикты, созданные для защиты фактического обладания вещами. Они делились на: интердикты, которыми предоставлялось владение; интердикты, защищающие наличное владение от посягательства третьих лиц; интердикты, возвращающие утраченное владение. Были и другие интердикты.
Стипуляция — обещание уплатить определенную сумму или сделать что-либо, произносимое в торжественной обстановке в ответ на конкретно поставленный вопрос. Чаще всего такое публичное обещание было формой обеспечения исполнения уже существующего обязательства или предотвращения возможных негативных последствий. Например, дому соседа грозит обвал, который может причинить вред заявителю. Последний обращается к претору с просьбой истребовать от соседа обещание возместить вред, если таковой наступит.
Ввод во владение, производимый по приказанию претора либо для обеспечения сохранности определенного имущества, либо для выполнения определенных действий. Ввод мог осуществляться либо целым имуществом, либо определенной вещью, например, ввод во владение наследственным имуществом с целью обеспечения выполнения завещательных отказов.
Восстановление в первоначальном положении (restitutio in intergrum). В некоторых случаях наступившие правовые последствия совершенного юридического факта не выгодны или даже вредны одной из сторон сделки. Например, несовершеннолетний в силу неопытности заключил явно невыгодный для себя договор купли-продажи дома, что повлекло затем переплату в цене (дом был недостроен, имел другие открытые или скрытые недостатки). В таком случае возникает необходимость исправить явно несправедливое положение. Римляне в лице претора создали с этой целью restitutio in intergrum — восстановление в первоначальном положении. Сторона, для которой наступили невыгодные последствия заключенного договора, обращается к претору с просьбой признать ничтожным (не имевшим места, недействительным) факт совершения юридического акта, по
58

родившего негативные последствия. Претор в силу своего империума признает недействительность юридического факта (заключения, например, договора) и восстанавливает стороны в положении, в котором они находились до заключения договора (возвращает покупателю уплаченную цену, а продавцу — проданную вещь). Это и есть восстановление в первоначальном положении.
Реституция применялась в строго определенных случаях: несовершеннолетие одной из сторон (minor aetas), обман (dolus), заблуждение (error), угроза (metus), отсутствие (absentia justa). Для применения реституции требовались два условия: наличие вреда у потерпевшего; срок применения (не более года после наступления юридического факта, давшего основание для применения реституции).
§ 5. Исковая давность
Истечение большого срока после правонарушения порождает определенные негативные последствия и в судопроизводстве. За давностью лет бывает трудно установить действительные обстоятельства дела — утрачены документы, умерли или уехали свидетели, отдельные факты просто забыты и т.п. Совсем другое дело, когда истец обращается за защитой своего нарушенного права сразу или в течение непродолжительного срока после правонарушения. Кроме того, длительное необращение истца за защитой своего права порождает известную неопределенность в правовых отношениях, в гражданском обороте. Например, к покупателю обратилось третье лицо с утверждением, что приобретенная покупателем вещь принадлежит ему на праве собственности. Однако активных действий третье лицо не проявляет (иска не предъявляет). Покупатель же приобрел вещь для подарка, а теперь не знает, как быть. Неопределенность порождала неустойчивость гражданского оборота, чего нельзя было допускать. Поэтому с древнейших времен сроки в имущественных спорах становятся необходимым элементом судопроизводства.
Временные сроки в праве имеют различное значение и в других правоотношениях. В одних случаях время может порождать правовую защиту, а в других — погашать. Истечение определенного времени превращает факт в право (приобретательная давность), однако оно же и погашает
59

право (исковая давность). Время дает право одному, одновременно лишая права другого.
Среди временно правовых категорий в судопроизводстве наибольшее значение приобретает исковая давность — установленный законом срок для защиты нарушенного права в суде. Как правовая категория в римском праве она возникала довольно поздно, во всяком случае классическое римское право этого понятия не знало. В то время были законные сроки для некоторых исков, из которых постепенно и развивалась исковая давность. Законные сроки погашали само материальное право и, следовательно, право на его защиту в суде Они были непродолжительны.
Основное отличие законных сроков от исковой давности заключается в следующем:
1 Законные сроки менее продолжительны — один год для споров о движимых и два года в спорах о недвижимых вещах. Исковая давность — 30 лет.
2. Истечение законного срока погашало не только право на защиту, но и само материальное право. Например, в споре о праве собственности с истечением законного срока собственник утрачивает право собственности на спорную вещь. При истечении исковой давности собственник утрачивает право на судебную защиту своего права собственности, но не само право собственности.
3. Законные сроки не прерывались и не приостанавливались. Исковая давность могла приостанавливаться и прерываться.
Первоначально цивильные иски никакой давностью не ограничивались — пока существовало само право, существовало и право на иск, т.е. на судебную защиту. Однако уже преторы в силу изложенных выше причин ограничивают право на защиту сроком в один год (срок полномочий претора). Затем устанавливаются срочные ограничения и для некоторых цивильных исков. И только в 424 г. император Феодосии II вводит специальные сроки для погашения права на иск продолжительностью в 30 лет. Затем для некоторых исков (церквей, государственной казны и др.) устанавливаются сроки в 40 лет, для других — более короткие, но в основном сроком исковой давности остается 30 лет.
Установление жестких сроков исковой давности потребовало точного определения начала их течения. Зависело
60

это от характера правоотношения. В срочных договорах началом течения срока исковой давности считался следующий день после истечения договорного срока. Например, договор займа денег был на 5 лет — с 1 января 80 г. до 1 января 85 г. Исковая давность начинается со 2 января 1985 г., а если в договоре срок исполнения не указан, то через 7 дней после заявления требования кредитора. В спорах о вещном праве исковая давность начинается со времени, когда у субъекта Вещного права (собственника) возникает право на иск, т.е. когда ему становится известно, где находится его вещь.
Нормальное течение исковой давности может прерываться и приостанавливаться. Перерыв наступает по двум основаниям: подтверждение долга должником и предъявление иска в установленном порядке. Так, должник, которому кредитор напомнил о необходимости исполнить обязательство, своей просьбой об отсрочке исполнения не только не отрицает наличия долга, но и подтверждает его и лишь просит об отсрочке. Другой случай перерыва исковой давности —предъявление иска, который в силу достижения мирового соглашения о той же отсрочке не был рассмотрен в суде. В таких случаях исковая давность прерывается и начинает течение сначала. Время, истекшее до перерыва, в расчет не принимается.
Приостановление лишь на какое-то время останавливает течение исковой давности, и при устранении обстоятельства, приостановившего течение давности, она продолжает течение. К сроку, который истек до приостановления, приплюсовывается новый срок, набежавший после приостановления, однако в сумме он не должен превышать срока исковой давности. Приостановление течения исковой давности могло иметь место в случаях: военных действий, эпидемии, несовершеннолетия управомоченного на предъявление иска лица и при других обстоятельствах, препятствующих предъявлению иска.
Истечение срока исковой давности приводило к погашению права на иск, не прекращая права требования или права на вещь. Спорное право продолжало существовать, но уже было лишено защиты со стороны государства. Поэтому исполнение обязательства после истечения срока исковой давности (например, возврат долга) считается исполнением должного, поскольку само право существует, хотя
61

и лишено исковой защиты. Если речь идет, скажем, о спорном обязательстве, то оно сохраняет силу и после истечения исковой давности, однако лишается исковой защиты. Такие обязательства получили название натуральных.
Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:
1. Причины, побудившие возникновение государственного суда.
2. Особенности различных видов судебных процессов.
3. Какие Вы знаете основные виды исков?
4. Чем отличается защита судебная от преторской?
5. Что такое исковая давность? Основания перерыва и приостановления исковой давности.
62

Глава 4 ЛИЦА
Основное деление населения Римского государства на свободных и рабов. Субъект права. Правовое положение римских граждан. Правовое положение латинов. Правовое положение перегринов. Правовое положение рабов. Рабский пекулий. Правовое положение вольноотпущенников. Правовое положение колонов. Юридические лица
§ 1. Основное деление населения Римского государства на свободных и рабов
Древнеримское государство с момента возникновения (754-753 гг. до н.э.) и до гибели (476 г.н.э.) было рабовладельческим: рабовладельческий строй, рабовладельческий способ производства, в основе производственных отношений — собственность на средства производства и раба, основные классы — рабы и рабовладельцы. Вначале рабство было патриархальным — положение рабов не очень резко отличалось от свободных. С развитием производительных сил классовая дифференциация все более углубляется, ужес-точается эксплуатация рабов. Раб считается вещью (servus res est). По мнению Варрона (I в. до н.э.), орудия труда бывают: а) неодушевленными; б) одушевленными, издающими нечленораздельные звуки в) одушевленными, владеющими человеческим языком (рабы). Таким образом, раб в Древнем Риме — говорящее орудие труда (instrumentum vocale). Это положение соответственно отражено в римском праве:
«Высшее правовое деление субъектов состоит в том, что все люди либо свободные, либо рабы», — утверждал Гай (Д. 1.5.3). Ульпиан уточняет: «С точки зрения цивильного права рабы считаются никем» (Д.50.17.32). Некоторые юристы относят возникновение рабства на счет права народов:
«Рабство есть установление права народов, в силу которого одно лицо подчинено власти другого» (Флорентин — Д.1.5.4.1).
Таким образом, римское право считает рабство явлением нормальным («Справедливость греков и римлян находила справедливым рабство»13), более того, закрепление бесправ-
13 Энгельс Ф. К жилищному вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд-Т. 18.-С.273.
63

ного положения рабов, упрочение рабской зависимости, угнетения и эксплуатации — краеугольный камень всей его системы
С одной стороны; оно провозглашает и закрепляет полное бесправие рабов, проповедует безропотность беспрекословное подчинение, с другой — безграничный и бесконтрольный произвол рабовладельцев. Господин мог раба продать, обменять, подарить как любую свою вещь, мог его наказать и даже убить за любую провинность и без таковой. Приводим характерный отрывок из 6-й сатиры Ювенала (диалог мужа и жены)
«Крестную казнь рабу' — Разве он заслужил наказание9 В чем преступление9 Свидетели кто9 Кто доносил? Послушай если на смерть посылать человека — нельзя торопиться
— Что ты, глупец Разве раб человек9 Пусть он не преступник,— так я хочу, так велю, вместо довода будь моя воля.
— Так она мужу велит»
В начале I в. н э принимается Сицилианский сенатус-консудьт по которому все рабы, находившиеся в доме в момент убийства господина, предавались смерти. Ульпиан очень широко толковал этот закон.
Тацит приводит пример, когда за убийство рабами префекта города Педания Секунда было казнено 400 рабов.
Устанавливая правила собственности на раба, рабовладельческий Рим и выражавшие интересы господствующего класса римские юристы стремились обеспечить правовыми средствами: а) свободу безграничной эксплуатации; б) подавление всякого духа протеста, легальный террор.
Основные источники рабства: а) войны, во время которых попадали в плен воины соседних народов (захват чужеземца даже без войны превращал его в раба, если только Рим не состоял с этим государством в договорных отношениях); б) рождение от матери-рабыни В соответствии с нормами цивильного права ребенок, рожденный вне брака, наследовал статус матери, который она имела в момент родов. Следовательно, если в момент рождения ребенка его мать была рабыней, то ребенок также признавался рабом независимо от того, кем была мать в момент зачатия ребенка и кто был его отец; в) продажа свободного человека в неволю — за Тибр, т.е. за границу. Свободный гражданин не мог

стать рабом в своем отечестве — это было бы слишком опасно для господствующего класса. Однако в период империи допускалось обращение в рабство на территории Рима осужденных за тяжкие преступления к смертной казни или к бессрочной каторге. В период принципата обращалась в рабство свободная женщина, вступившая в связь с рабом и не прекратившая ее по требованию господина.
§ 2. Субъект права
Всякий, кто способен иметь право, быть носителем права, признавался субъектом права, лицом. Эта способность — не прирожденное, биологическое или иное свойство человека, а социальное явление, результат социально-экономического развития общества. Человек может быть наделен указанной способностью, лишен ее или ограничен в ней государством. Так, свободный человек, проданный в рабство, лишается способности быть лицом. Раб, освобожденный из рабства, приобретает способность иметь право.
Субъектами права в Риме признавались только свободные люди. Рабы суть вещи. Однако и свободные обладали здесь далеко не одинаковыми правами. Объем прав лица зависел от многих факторов (они будут рассмотрены ниже). Во всяком случае способность быть субъектом права, т.е. правосубъектность (caput), в рабовладельческом Риме определялась тремя состояниями (статусами): свободы (status libertatis), гражданства (status civitatis) и семейного положения (status familia). По статусу свободы население Рима делилось на свободных и рабов; по статусу гражданства свободные образовывали пять групп: римских граждан, латинов, перефинов, вольноотпущенников и колонов; по семейному положению — главы семейства и остальные члены семьи. Состояния могли изменяться (римский гражданин мог быть обращен в рабство или перегрин получить статус римского гражданина и т.д.) и тогда соответственно изменялась правосубъектность. Изменение статусов получило название capitis deminutio.
Состояние свободы (status libertatis) — это главное правовое состояние: есть свобода — есть определенный минимум прав, нет свободы — нет абсолютно никаких прав. Поэтому изменения в состоянии свободы как наиболее

существенные могли привести к одному из двух последствий:
приобретению свободы (раб отпущен на волю); утрате свободы (свободный человек продан в рабство).
Такие изменения получили название capitis deminutio maxima, т.е. наибольшие изменения, приводящие либо к приобретению статуса субъекта права (лица), либо к его полной утрате.
Состояние гражданства (status civitatis) относило свободного человека к одной из пяти вышеперечисленных групп. Изменение этого статуса приводило лишь к изменению гражданства — латины, перегрины могли стать римскими гражданами и, наоборот, римский гражданин мог стать вольноотпущенником (через рабство). Такие изменения правового состояния назывались средними (capitis deminutio media) и влияли лишь на объем прав: перегрин, став римским гражданином, приобретал больший объем прав, римский гражданин, утративший этот статус (но не свободу), в определенной мере ограничивался в правах. Однако изменения в этом статусе не приводили к полной утрате правосубъектно-сти.
Семейное положение (status familia) делило свободное население на две группы: лиц своего права (persona sui juris) — главы семейств (pater familias) — и лиц чужого права (persona alieni juris). Все остальные члены семьи — так называемые подвластные, поскольку они находились под властью главы семьи.
Способность человека быть носителем определенных прав теперь называется правоспособностью. Римские юристы не имели соответствующего современному понятию определения правоспособности, хотя использовали само понятие.
Правоспособность как способность человека быть носителем права возникает с момента его рождения. Однако, как считали римские юристы, в некоторых случаях правоспособность может возникнуть и до рождения ребенка. Юрист Павел писал: «Кто находится во чреве, охраняется, как если бы он находился среди людей, поскольку дело идет о выгодах самого плода» (Д. 1.5.7). Следовательно, если отец еще не родившегося ребенка умирает, то при разделе наследства учитывалась доля для неродившегося,

Моментом рождения римские юристы считали отделение ребенка от чрева матери и издание крика. У мертвого ребенка правоспособность не возникала. Естественно, правоспособность могла возникнуть только у свободнорожденных. С момента рождения ребенок становился носителем прав — мог быть собственником, субъектом других гражданских прав, например наследником, и т.д. Он мог совершать любые гражданско-правовые сделки, разумеется, не сам, — от его имени они совершались его законными представителями.
Правоспособность прекращалась смертью человека. Римское право приравнивало к смерти продажу в рабство, пленение, осуждение к тяжким видам наказания (вечная каторга). Если человек каким-либо образом получал опять свободу, его правоспособность восстанавливалась, хотя не всегда в прежнем объеме.
Правоспособность — это способность быть носителем прав. Резонно может возникнуть вопрос: носителем каких именно прав может быть человек? В принципе — любых, но в данном случае речь идет о содержании гражданской правоспособности, о том, из каких конкретных гражданских прав она состояла.
Правоспособность римского гражданина состояла из двух основных элементов: права вступать в законный брак, при котором дети приобретают статус римского гражданина (jus conubii), и права торговать, которое включало в себя право быть собственником любого имущества, совершать любые гражданско-правовые сделки (продавать, покупать, дарить, сдавать в наем, обменивать и т.д.), быть наследником и на-следодателем, вести гражданско-правовые споры в суде и т.д. (jus commercii).
Полная правоспособность у свободного человека в соответствии с римским правом наступала при наличии следующих условий: свобода, римское гражданство и положение главы семьи (pater familias).
Однако наличие правоспособности — только одна сторона правосубъектности. Для того чтобы в полной мере Пользоваться благами права, одной правоспособности было Члало. Ведь правоспособность — только наличие прав, а воспользоваться ими самостоятельно лицо могло только при условии дееспособности/те. способности своими действи-

ями приобретать права и создавать для себя обязанности, а также отвечать за совершенные правонарушения. Иными словами, дееспособность — это способность совершать юридически значимые действия и отвечать за них. Как и в случае с правоспособностью, римское право не знало определения дееспособности, хотя широко использовало это понятие в своей практике. В отличие от правоспособности дееспособность наступала у человека не в момент рождения, а с достижением определенного возраста, когда он становился способным правильно оценивать свои действия, осознавать их значение и отвечать за совершенные правонарушения, т.е. свободно изъявлять свою волю. Кроме того, дееспособность зависела и от других факторов (болезнь, совершение неблаговидных поступков и т.д.).
По возрастному цензу дееспособность лиц делилась на три группы. Дети до 7 лет (infantes) были абсолютно недееспособны. С 7 до 12 лет — девочки и с 7 до 14 лет — мальчики (impuberes) считались несовершеннолетними и были ограниченно дееспособны. Они могли совершать только мелкие сделки: делать мелкие покупки, принимать мелкие подарки, производить мелкие обмены вещей. Если же возникала необходимость совершать сделки, направленные на прекращение права или установление какой-либо обязанности, то требовалось разрешение опекуна, которое он давал в момент совершения сделки. Сделка, совершенная без согласия опекуна, обязывала несовершеннолетнего только в пределах обогащения, полученного при этой сделке.
Третью возрастную группу составляли лица (с 12 лет — девочки, с 14 — мальчики и до 25 лет), которые признавались совершеннолетними и дееспособными. Они могли совершать любые гражданско-правовые сделки, но заключив явно невыгодную сделку, могли просить претора признать ее недействительной и вернуть стороны в первоначальное положение, в котором те находились до ее заключения, т.е. применить реституцию. В связи с развитием производительных сил и гражданского оборота вовлечение в деловую жизнь практически неопытных, порой еще наивных и неосмотрительных лиц подрывало устойчивость гражданско-правовых отношений. Поэтому со II в. н.э. этой категории лиц было предоставлено право испрашивать себе куратора (попечителя). Назначение совершеннолетнему лицу, не достигше
68

му 25 лет, куратора ограничивало его дееспособность.Такие лица могли совершать сделки только при согласии куратора. Однако за ними сохранялось право самостоятельно совершать завещание, а также вступать в брак. По достижении 25 лет отпадали всякие ограничения дееспособности, она становилась неограниченной, если не было других ограничивающих факторов.
Физическое состояние лица оказывало на дееспособность незначительное влияние. Например, глухонемой не мог заключить такой договор, как стипуляция, или возбуждать иск влегисакционном процессе. Значительно большим было воздействие на способность совершать юридические действия психического состояния. Слабоумные и душевнобольные во время болезни признавались абсолютно недееспособными и не могли совершать никаких сделок. Существенно ограничивались в дееспособности расточители — лица, неспособные разумно распоряжаться своим имуществом, соблюдать меру. Расточителям назначался попечитель, который обязан был заботиться об их имущественном состоянии. При назначении попечителя расточитель мог самостоятельно совершать лишь сделки, направленные на приобретение имущества. Он же нес личную ответственность за совершенные правонарушения. Остальные сделки расточитель мог совершать только с согласия попечителя.
Весьма существенным ограничением дееспособности было по римскому праву умаление чести. Различалось несколько ее видов. Наиболее серьезный — бесчестье (infamia). К такому виду осуждения приводило совершение неблаговидных, низменных поступков (например, занятие позорными профессиями — сводничество, проституция, лжесвидетельство, вступление женщины в брак в течение траурного года после смерти мужа). Бесчестье наступало по присуж-дениям, вытекающим из исков по отношениям, требующим особой честности (из договора поручения, товарищества, хранения, отношений опеки и т.п.). В классический период офаничения за бесчестье были весьма существенными. Лица, признанные бесчестными, не могли вступать в законный римский брак, ограничивались в праве на получение наследства и т.д.
Во все времена, согласно римскому праву, женщина не могла уравняться в правовом статусе с мужчиной. В период
69

республики она находилась под постоянной опекой мужа, отца или иных родственников, существенно ограничивалась в право- и дееспособности. В период принципата было установлено, что взрослая женщина, не находящаяся под властью отца или мужа, может принимать самостоятельные решения по поводу своего имущества. Однако и в этот период она не могла принимать на себя ответственность за чужие долги. Юстиниан заметно ослабил ограничения в право- и дееспособности женщины. Тем не менее с его одобрения в Дигестах было записано: «По многим постановлениям нашего права женщины находятся в худшем положении, чем мужчины» (Папиниан).
Опека и попечительство. В случае невозможности лица самому осуществлять свое право в силу вышеизложенных причин ему назначают опекуна или попечителя. Римляне не проводили принципиального различия между этими двумя понятиями. Как правило, опекун назначался над несовершеннолетними и женщинами, попечитель — над душевнобольными, расточителями и малолетними.
К опекунам и попечителям предъявлялись весьма строгие требования. Они должны были обладать достаточным имущественным состоянием, пользоваться уважением и признанием со стороны общества, внушать уверенность в своей честности, добропорядочности, бескорыстии и заботливости.
Главная обязанность опекунов и попечителей — забота об имущественных интересах подопечных. Они осуществляли управление имуществом подопечных в их интересах, должны были заботиться о постоянном приращении этого имущества, о его сохранности и разумном использовании. Опекуны и попечители также заботились о личности подопечного, его воспитании, здоровье, развитии и т.п., охра няли его от дурных влияний и иных нежелательных воздей ствий. Злоупотребление опекуна или попечителя признавалось наиболее предосудительным поступком и приводило к бесчестью.
§ 3. Правовое положение римских граждан
Среди свободных наибольшей правоспособностью обладали, естественно, римские граждане. Первоначально, в период ранней республики, все свободное население дели-
70

Лось на римских граждан и неграждан. Последние правовой охране со стороны Римского государства не подлежали. Однако с развитием гражданского оборота и других социально-экономических изменений римляне вынуждены признавать определенный правовой статус залатинами и пе-регринами, а затем и за вольноотпущенниками. В императорский период появилась еще одна группа, получившая особый правовой статус, — колоны.
Римское гражданство возникало прежде всего с рождением ребенка в законном браке римских граждан. Рожденный в таком браке ребенок приобретал статус своего отца в момент зачатия. Ребенок, рожденный вне брака, по общему правилу, разделял статус матери. Следовательно, если матерью внебрачного ребенка была римская гражданка, то рожденный ею ребенок приобретал статус римского гражданина. Если же мать не имела статуса римской гражданки, то ребенок также этого статуса не приобретал.
Кроме того, римское гражданство приобреталось пожалованием этого звания чужеземцу за особые заслуги перед Римским государством, освобождением римским гражданином своего раба и усыновлением чужеземца. Римское гражданство прекращалось смертью лица, утратой гражданства путем продажи в рабство, попаданием в плен, осуждением к наиболее тяжким видам уголовного наказания или изгнанию из Рима.
Римский гражданин обладал полной правоспособностью в политической, имущественной и семейной сферах. Он имел право нести службу в регулярных римских войсках, принимать участие и голосовать в народных собраниях, быть избранным на должности магистратов. Это сфера политических прав, которые, кстати, не зависели от семейного положения лица.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>