<< Предыдущая

стр. 6
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


в полном объеме, называется солидарным. Оно также может быть активным и пассивным Если каждый из нескольких кредиторов имеет право требовать от должника (должников) исполнения обязательства в полном объеме — это солидарное активное обязательство. При этом истребование одним из нескольких кредиторов полного исполнения обязательства в свою пользу лишает права остальных кредиторов требовать исполнения того же обязательства еще раз. Точно так же исполнение обязательства в полном объеме одним из нескольких должников освобождает остальных от обязанности исполнить его же. Исполнивший обязательство за всех может потребовать от остальных должников возмещения части, которую он исполнил за них (право регресса). Кредитор, получивший удовлетворение по обязательству в полном объеме, обязан передать причитающуюся часть исполненного остальным кредиторам. Долевые обязательства были более выгодными для должников, поскольку каждый из них отвечал только в своей доле, солидарные же, наоборот, — для кредиторов, так как они имели право истребовать полного исполнения обязательства от любого из нескольких должников. Свое требование кредитор мог удовлетворить полностью за счет имущества наиболее состоятельного должника, чтобы последний сам рассчитывался с остальными. В случае возникновения спора кредитор утверждал, что обязательство было солидарным, а должник, что долевым. Для устранения подобных конфликтов было выработано четкое правило: солидарное обязательство и, следовательно, солидарная ответственность наступают тогда, когда это предусмотрено договором или законом, а в остальных случаях — долевая ответственность.
Замена сторон в обязательстве первоначально абсолютно не допускалась. Как уже отмечалось, римское обязательство на ранних стадиях было строго личным взаимоотношением кредитора и должника, что в условиях ограниченного гражданского оборота не вызывало существенных неудобств. В дальнейшем здесь потребовался более гибкий подход. Этому способствовало и то, что с древнейших времен римское право допускало переход большинства обязательств по наследству. Исключение составляли только обязательства, тесно связанные с личностью кредитора или должника (алиментные обязательства, обязательство художника написать порт-
177

per и т.д.). Остальные могли быть предметом наследования. И все же замена лиц в обязательстве при жизни кредитора и должника долгое время не допускалась. Это было большим неудобством-
Дорогу к замене лиц в обязательстве проложила довольно рано возникшая так называемая новация (обновление обязательства), посредством которой кредитор мог передавать свое право требования другому лицу. С этой целью с согласия должника кредитор заключал с третьим лицом, которому хотел передать свое право требования к должнику, новый договор того же содержания, какое было в первоначальном обязательстве Новый договор отменял старый, устанавливая обязательственно-правовые, отношения между тем же должником и новым кредитором. Такая форма замены кредитора в обязательстве была довольно громоздкой, сложной и не могла удовлетворить потребности развивающегося оборота. Во-первых, для новации требовалось согласие должника, которого он мог и не ждать по каким-то своим соображениям. Во-вторых, заключение нового договора не просто отменяло старый, но и прекращало различные формы обеспечения, установленные для него, что также усложняло положение нового кредитора.
На смену новации пришла более совершенная форма замены кредитора, а затем и должника. С утверждением формулярного процесса, когда стало возможным вести дела через представителя, была найдена особая форма передачи обязательства, получившая название цессии (cessio). Суть ее заключалась в том, что кредитор, желая передать свое право требования другому лицу, назначал его своим представителем по взысканию с должника и передавал ему свое право. В более позднем римском праве цессия становится самостоятельной формой переноса права от прежнего кредитора к другому лицу Она устраняет недостатки новации. Для цессии не требовалось согласие должника, его лишь следовало уведомить о замене кредитора. Кроме того, цессия не отменяла ранее существовавшие обеспечения обязательства; с правом требования к новому кредитору переходило и обеспечение обязательства.
Для защиты интересов цессионария ему предоставлялся специальный иск Заключалась цессия по воле кредитора, по судебному решению, а также по требованию закона. Не до-
178

пускалась цессия, если требование носило чисто личный характер (например, алименты), при спорных требованиях, а также запрещалась передача требования более влиятельным лицам, к опекаемому на опекуна.
Перевод долга. Вместе с уступкой требования был допущен и перевод долга на другое лицо. При передаче права требования личность должника роли не играла, при перенесении же долга на другое лицо его личность обретает существенное значение: платежеспособен ли он, внушает ли доверие. Вступая в новое фактически обязательство, кредитор должен быть уверенным в его исполнении, верить новому должнику. Поэтому перевод долга мог иметь место только при согласии кредитора. Осуществлялся он в форме новации, т.е. путем заключения нового договора между кредитором и новым должником, который прекращал ранее существовавший договор того же кредитора со старым должником.
Для действительности перевода долга требовалось соблюдение следующих условий: а) принятие чужого долга должно быть добровольным; б) принимающий чужой долг должен быть посторонним; в) перевод должен осуществляться в форме определенной сделки, т.е. надлежащим образом оформлен. Перевод долга — своеобразная форма обеспечения обязательств, поэтому иногда он выражался в форме представления залога или поручительства.
§ 4. Исполнение обязательств
Главная цель любого обязательства — удовлетворение определенных потребностей или возмещение понесенного вреда. Поэтому всякое обязательство рассчитано прежде всего на его реализацию. Исполнение обязательства заключается в совершении обязанным лицом (должником) действия, составляющего его содержание — передача вещи, предоставление вещи во временное пользование, выполнение какой-либо работы. Предметом исполнения обязательства по общему правилу является объект обязательства, который без согласия кредитора не может быть заменен иным предметом. Само по себе исполнение содержит много различных оттенков, нюансов, элементов, требований и т.д. Поэтому в практике нередко возникают споры о характере исполнения, его полноте, соответствии условиям договора. То, что по мнению должника считается исполнением, на взгляд кредитора не отвечает условиям догово-
179

pa и не может быть признано исполнением. Во избежание подобных споров римские юристы разработали ряд четких критериев, которым должно отвечать исполнение обязательства. Несоответствие хотя бы одному из них влечет определенные отрицательные последствия и даже признание обязательства неисполненным.
От дисциплины исполнения обязательств зависит устойчивость гражданского оборота. Поэтому римские юристы, как и последующие, придавали большое значение оценке исполнения обязательств. Были разработаны общие правила исполнения, установлена строгая ответственность за нарушение принципов исполнения. Эффективность обязательственно-правовых норм определяется результативностью исполнения. Нет исполнения — нет обязательства. Всякие правовые операции, предшествующие исполнению, утрачивают свой смысл, если не достигнуто желаемое исполнение.
По денежным обязательствам исполнение называлось платежом. Всякое обязательство — это временное правовое отношение. Нормальный способ его прекращения — исполнение (платеж). До исполнения должник определенным образом связан обязательством, в определенной мере ограничен в своей правовой свободе. Ограниченность, связанность должника прекращается исполнением обязательства, освобождающим его от обязательства. Для этого необходимо соблюдение ряда требований.
1. Обязательство должно быть исполнено в интересах кредитора. Оно признается исполненным при условии, что исполнение принял сам кредитор. Для этого он должен быть способным к принятию исполнения, т.е. быть дееспособным. Исполнение обязательства в пользу других лиц без согласия на то кредитора не допускалось и не признавалось со всеми вытекающими из этого последствиями. Из общего правила было ряд исключений. Кредитор мог уступить свое право требования другим лицам по цессии. Если он был недееспособным или стал таковым, то исполнение принимал его законный представитель (опекун, поверенный). Но и при добром здравии кредитор мог поручить третьему лицу принять исполнение по обязательству. Наконец, после смерти кредитора исполнение обязательства вправе были принять его наследники.
2. Исполняет обязательство должник. Для кредитора не всегда имела значение личность. Не так уж важно, кто воз-
180

вратит долг по займу, сам ли должник или его сын, было бы исполнено обязательство. Однако при обязательстве, тесно связанном с личностью должника, кредитор вправе требовать исполнения именно должником (например, художник Обязался написать портрет кредитора, а поручил сделать это своему сыну). Если же личность должника не имела для Кредитора особого значения, то обязательство могло быть исполнено любым третьим лицом по поручению художника. При этом во всех случаях должно соблюдаться правило — должник должен быть способен к исполнению, распоряжению своим имуществом, т.е. дееспособным. В случае его недееспособности исполнение обязательства должен осуществлять законный представитель.
3. Место исполнения обязательства имеет важное практическое значение (для определения цены, суммы долга, размера вреда и т.п.). В условиях развитого оборота широко практикуются договоры, контрагенты которых находились в разных местах (например, продавец в Африке, а покупатель в Риме). Если местом исполнения будет определен склад покупателя в Риме, то обязанность доставить туда товар лежит на продавце, который потребует цену, способную возместить транспортные расходы. Место исполнения обязательства также обусловливает момент перехода права собственности на купленный товар, несение риска его случайной гибели во время транспортировки. В связи с этим место исполнения обязательства оговаривалось в договоре, в противном случае действовали общие правила. Если предметом обязательства были недвижимости, то местом его исполнения было место нахождения имущества. Если место исполнения определялось альтернативно, то право выбора места исполнения принадлежало должнику. В других случаях место исполнения определялось местом возможного предъявления иска из данного обязательства. Таким местом по общему правилу считались место жительства должника или Рим по принципу: Roma communis nostra partia est (Д.50. l.33) — Рим наше общее отечество.
4. Время исполнения. Среди требований к исполнению, пожалуй, наиболее значительным является срок платежа, обусловливающий устойчивость гражданского оборота. В хозяйственной жизни срок как правовую категорию трудно переоценить. Именно сроки определяют нормальный ритм хозяйственной жизни. Поэтому правовому значению сроков
181

исполнения обязательств римские юристы уделяли большое внимание.
Время исполнения обязательств, как правило, устанавливалось сторонами в договоре. Во внедоговорных обязательствах оно в большинстве случаев определялось законом. Труднее было, когда срок платежа (исполнения) не указывался ни в договоре, ни в законе. Тогда действовало правило: «Во всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает немедленно» (Д.50.17.14), а также —ubi pure quis stipulatus fuerit, et cessit et venit dies — если договор заключен без срока и условия, то момент возникновения обязательства и срок исполнения совпадают (Д.50.16.213).
При наступлении срока платежа (исполнения), указанного в договоре или определенного иным путем, должник должен исполнить обязательство. В противном случае он нарушает срок платежа, оказывается в просрочке (in тога).
Для признания должника в просрочке требовались следующие условия: а) наличие защищаемого иском обязательства; б) наступление срока платежа (исполнения), «зрелость» обязательства; в) наличие вины должника в нарушении срока; г) напоминание кредитора о наступлении срока платежа. В более развитом римском праве допускались случаи, когда просрочка наступала независимо от напоминания кредитора. Законодательством Юстиниана было установлено, если обязательство содержит точны и срок исполнения, то он сам как бы напоминает должнику о необходимости платежа — dies interpellat pro homine — срок напоминает вместо человека. При этом вор всегда считался в просрочке.
Просрочка исполнения влекла важные отрицательные для должника последствия: а) кредитор имел право требовать возмещения всех причиненных просрочкой убытков; б) риск случайной гибели предмета обязательства переходил на виновную в просрочке сторону. Например, раб был передан в наем на 5 дней. По истечении срока должник не вернул раба, а на шестой день раб умер без вины должника. По общим правилам должник не должен бы нести ответственность за смерть раба, но поскольку он находился в просрочке, то убытки от случайной гибели предмета обязательства (смерть раба) ложатся на должника; в) кредитор мог отказаться от принятия исполнения, если оно утратило для него интерес.
В нарушение срока исполнения обязательства может быть повинен и кредитор (например, отказался принять испол-
182

нение без уважительных причин). В таком случае для кредитора также наступают негативные последствия. Он обязан возместить должнику причиненные непринятием исполнения убытки. После просрочки кредитора должник отвечает только за умышленно причиненный вред, а не за простую вину (Д. 18.6.18). Риск случайной гибели вещи также переходит на просрочившего кредитора.
5. Исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства. Обязательство должно быть исполнено в строгом соответствии с условиями договора. Без согласия кредитора оно не может исполниться по частям (если только это не предусмотрено договором), досрочно, не допускается замена предмета обязательства. Любые отклонения от содержания обязательства могут быть допущены только с согласия кредитора.
§ 5. Последствия неисполнения обязательств
В связи с возрастающей ролью обязательств в гражданском обороте и в хозяйственной жизни страны усиливается внимание к фактам их нарушения. Всякое отступление от условий договора или иного обязательства влечет определенное нарушение ритма хозяйственной жизни, дезорганизует гражданский оборот. Поэтому последствия неисполнения обязательства тщательно регламентировались римским правом.
Неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства признавалось отступление от условий договора, нарушение одного из приведенных выше требований к исполнению. Например, если договор не исполнен в обусловленный срок — это неисполнение, если же исполнен с просрочкой — ненадлежащее исполнение. Последствия в обоих случаях наступали одинаковые. Их могло быть два — либо ответственность должника, либо освобождение его от ответственности.
Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала лишь при наличии специальных условий — вины и наличия вреда. При отсутствии хотя бы одного из этих двух условий ответственность не наступала.
Вина. Ответственность в римском праве строилась по принципу вины: есть вина — есть ответственность, нет вины — нет ответственности. Таким образом, ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала лишь при наличии вины с его сто-
183

роны. Если же обязательство не было исполнено или исполнено ненадлежащим образом, но в этом не было вины должника, он ответственности не нес.
Римские юристы понимали вину как несоблюдение поведения требуемого правом. Юрист Павел писал: «Если лицо соблюдало все, что нужно... то вина отсутствует» (Д.9.2.30.3). Иными словами, вина трактовалась как противоправное поведение. Современная теория различает собственную вину и противоправное поведение.
Римское право знало две формы вины: а) умысел (dolus), когда должник предвидит наступление результатов своего поведения и желает их наступления; б) небрежность, неосторожность (cuipa), когда должник не предвидел результатов своего поведения, но должен был их предвидеть. Тот же Павел говорил: «Вина имеется тогда, когда не было-предус-мотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком» (Д.9.2.31).
Неосторожность бывает различной степени — грубая и легкая. Грубая неосторожность (culpa lata) — это непроявление той меры заботливости, внимания, рачительности, осторожности, которую обычно проявляют обыкновенные люди. Ульпиан писал: «Грубая вина — это чрезвычайная небрежность, т.е. непонимание того, что все понимают» (Д.50.16.213.2). По своему значению грубая вина приравнивалась к умыслу. Другой юрист Нерва утверждал, что «слишком грубая вина является умыслом» (Д. 16.3.32).
Вторая степень вины culpa levis — легкая вина определяется сравнением поведения некоего «хорошего», заботливого, доброго хозяина с поведением должника. Если поведение должника уступало требованиям рачительного хозяина, оно было виновным, но легкой виной. Римские юристы разработали модель такого доброго, заботливого, рачительного хозяина, поведение которого становилось мерилом для определения вины должника. Такую вину называли еще culpa levis in abctrac-to — виной по абстрактному критерию.т.е. мерой сравнения служила некая абстракция, неопределенность.
Римское право знало еше третью вину — culpa in co-ncreto — конкретную. Ее определяли путем сравнения отношения лица к собственным и чужим делам (вещам). Если должник к чужим делам (вещам) относился хуже, чем к своим, то налицо конкретная вина.
184

Примером конкретной вины в источниках приводятся отношения товарищей между собой. Если товарищ относится к делам товарищества как к собственным, его поведение безупречно, если же хуже — виновно (Д. 17.2.7.2).
За умысел и грубую вину (неосторожность) ответственность наступала без каких-либо исключений, за легкую неосторожность (небрежность) — не всегда. Последнее зависело; от того, в чьих интересах заключен договор. Если в интересах должника, то он обязан был проявлять максимальную заботливость и потому отвечал и за легкую вину. Например, получив по договору ссуды во временное и бесплатное пользование чужую вещь, должник обязан проявить повышенное внимание к ее сохранности. Если же вещь будет испорчена или погибнет, то он должен ответить за малейшую небрежность, неосмотрительность, неосторожность.
В договорах, заключенных в интересах кредитора, из которых должник никакой выгоды не получал, ответственность наступала лишь за грубую вину. Например, в договоре хранения хранитель никакой выгоды не имел, поскольку этот договор в римском праве был бесплатным. Следовательно, если порча или гибель вещи, переданной на хранение должнику, наступила не в результате его умысла или грубой вины, он ответственности не нес.
При равной выгоде сторон, при их обоюдном интересе ответственность должника наступала за всякую вину.
Из общего правила об ответственности за вину римское право знало исключения. Владельцы постоялых дворов, гостиниц и кораблей несли повышенную ответственность за пропажу, гибель вещей, сданных им на хранение. Они отвечали без вины, т.е. за случайную гибель (безвиновная ответственность). Претор возложил на этих лиц повышенную ответственность в связи с участившимися грабежами, разбойными и пиратскими нападениями, в которых они часто выступали в качестве соучастников, наводчиков, организаторов и т.п.
В развитом римском праве ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступала при том непременном условии, что неправомерное поведение должника причинило имущественный вред кредитору, т.е. всегда в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства имущественные интересы кредитора нарушены и он понес определенные убытки.
185

Первоначально ответственность должника носила личный характер: его наказывали физически (пороли розгами, сажали в долговую яму, башню или даже тюрьму). Законы XII таблиц доносят до нас картину жесточайших наказаний, применявшихся к неисправным должникам. Таблица III рассказывает, что кредитор имел право заточить неисправного должника в тюрьму на 60 дней. В течение этого срока его дважды выводили в базарные дни к претору на комициум, объявляя при этом причитающуюся с него сумму долга. Если никто не выражал желания уплатить за него долг и выкупить ему свободу, на третий базарный день должник предавался смертной казни или поступал в продажу за границу, за Тибр. Эта же таблица гласила:
«В третий базарный день пусть разрубят должника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено им (в вину)».
С развитием товарооборота римляне приходят к выводу, что наказание должника даже смертью не восполняет причиненного кредитору имущественного вреда. Намного выгоднее и разумнее вместо физического наказания вынуждать должника к возмещению причиненного вреда, отвечать собственным имуществом. Так личная ответственность заменяется имущественной, при которой должник отвечает своим имуществом. В гражданском праве она заняла прочное место.
Имущественный вред (убытки) представляет собой выраженное в денежной сумме всякое уменьшение наличного имущества и иное ущемление имущественного интереса одноголица, причиненное противоправным действием другого лица. Понятие вреда в римском праве складывалось из двух элементов:
a) damnum emergens — положительный ущерб и б) lucrum cesans —упущенная выгода. Ульпиан учил принимать в расчет не только ущерб, но и выгоду (Д. 13.4.2.8).
Положительный ущерб — всякое умаление наличного имущества. Упущенная выгода — неполучение предполагаемого дохода. Например, убит раб-певец, раб-художник. Уменьшение имущества рабовладельца на стоимость одного раба — это положительный ущерб, но раб приносил его собственнику определенную выгоду своим талантом, которого рабовладелец лишался — это упущенная выгода.
Размер вреда определялся в денежном выражении с учетом конкретных обстоятельств, времени и рыночной конъюнктуры. Должник нес ответственность в размере причиненного вреда.
В гражданском праве на определение объема ответствен-
186

ности должника не влияет степень вины. Она имеет значение лишь для установления ответственности должника или освобождения его от ответственности. Наличие легкой вины дает основание привлечь к ответственности ссудополучателя, но освобождает хранителя от ответственности. Объем установленной ответственности должника не зависит от степени вины. Он несет в равном размере ответственность за умысел, грубую вину и легкую вину.
Важно учитывать и еще один момент. Ответственность одинакова за любую вину. А если нет вины, но есть ответственность? В каком случае она будет более строгой — за умысел, легкую вину или без вины? Еще подчеркнем: объем ее всегда одинаков (за любую вину и без вины) — в размере причиненного вреда. Но повышенная более строгая ответственность будет в случаях, когда она наступает без вины. Ответственность за вину естественна, закономерна. Когда же она наступает без вины — это трудно укладывается в сознании, кажется несправедливым, а потому более строгим.
Теория ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств и иное противоправное причинение вреда чужому имуществу, разработанная римскими юристами, оказалась настолько жизнестойкой, что сохранилась в основе своей в современном праве.
Основания освобождения должника от ответственности. Римское гражданское право знало два основания освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств: случай (casus) и непреодолимая сила (vis major).
Случай — это специальный правовой термин для обозначения гибели вещи или иной невозможности исполнить обязательство без вины должника. Иными словами — это стечение обстоятельств, при которых нет вины должника, но исполнить обязательство стало невозможным.
По общему правилу за случай должник ответственности не нес (за исключением капитанов кораблей, хозяев постоялых дворов и гостиниц). Источники утверждают: casus a nullo praestatur — за случай никто не отвечает.
Непреодолимая сила (vis major) — действия стихийных сил природы, которые невозможно ни предвидеть, ни предотвратить. Гибель веши или иная невозможность исполнения обязательства, наступившая в результате непреодолимой силы, освобождает должника от ответственности.
187

§ 6. Обеспечение обязательств
Кредитор всегда заинтересован в том, чтобы обязательство было исполнено реально и в установленный срок. В случае его неисполнения должником кредитор имеет право обратить взыскание на его имущество. Однако кредитор хочет быть уверенным как в реальном и своевременном испод-нении самого обязательства, так и в реальной возможности возместить убытки, причиненные неисполнением обязательства. Наконец, совсем неплохо иметь правовые средства, которые бы понуждали должника к добровольному и своевременному исполнению обязательства наступлением негативных для него последствий.
Римляне разработали довольно широкую систему правовых средств обеспечения обязательств, основными из которых являются: задаток, неустойка, поручительство и залог.
Задаток (arra) — денежная сумма или иная какая-либо ценная вещь, которую одна сторона — должник (чаще всего покупатель) вручала другой стороне — кредитору (продавцу) в момент заключения договора. Первоначально задаток играл роль доказательства факта заключения договора. Без него договор не утрачивал своего юридического значения, но задаток подтверждал достоверность договора. Штрафную функцию задаток приобрел уже в эпоху Юстиниана, который установил ее указом от 528 г. Эта функция заключалась в понуждении должника к исполнению обязательства (arra poenalis). При обеспечении обязательства задатком должник утрачивал его, если отказывался от исполнения. Кредитор, отказавшийся от договора, обязан был возвратить задаток в двойном размере. При нормальном исполнении договора задаток засчитывался в счет платежа по обязательству.
Неустойка (stipulatio poena). Неустойкой называется определенная в договоре денежная сумма, которую должник обязан был выплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Она заключалась в форме стипуляции и носила характер акцессорного (дополнительного) договора. Поэтому, если основной договор оказывался по каким-либо причинам недействительным, признавалась недействительной и неустойка.
В случае неисполнения обязательства кредитор имел право требовать либо исполнения обязательства, либо выплаты неустойки. Истребование исполнения обязательства и
188

выплаты неустойки допускалось в виде исключения (так называемая кумулятивная неустойка).
Поручительство — эффективная форма обеспечения обязательства в форме стипуляции. Излагается вместе со сти-пуляцией.
Залог — право на чужую вещь. Также излагается в соответствующем разделе.
§ 7. Прекращение обязательства помимо исполнения
Нормальный способ прекращения обязательства — его исполнение. Однако в деловой жизни встречались случаи, когда обязательство могло прекратить свое действие помимо исполнения: новация, зачет, смерть одной из сторон в обязательствах, которые были тесно связаны с личностью кредитора или должника, наступившая случайная невозможность исполнения обязательства.
Новация — это договор, отменяющий действие ранее существовавшего обязательства и рождающий новое. Новация погашала действие ранее существовавшего обязательства при условии, что: а) новация заключалась именно с этой целью — погасить предыдущее обязательство; б) в нем имеется новый элемент в сравнении с первоначальным обязательством. Этот новый элемент мог выражаться в изменении основания (например, долг из займа превращался в долг из купли-продажи), содержания (вместо передачи вещи в наем она считалась переданной в ссуду) и т.д. Если же менялись стороны в обязательстве, то это уже была уступка требования или перевод долга.
Зачет (compensatio). В хозяйственной жизни иногда складывалось так, что между одними и теми же субъектами возникало несколько обязательств и притом некоторые из них были встречными. Например, Тиций продал Люцию земельный участок с отсрочкой платежа на год за 2 тыс. динарий. В течение этого года у Тиция возникла острая потребность в деньгах. Требовать от Люция уплаты долга он не имеет права, поскольку срок платежа еще не наступил. Тиций попросил у Люция 1 тыс. динарий взаймы на полгода. Договор был заключен. Таким образом, между субъектами возникло два обязательства, оба денежные, оба «созреют» одновременно — срок платежа по обоим обязательствам наступит примерно в одно время. Оба обязательства встречные, так как
189

права требования, вытекающие из них, взаимные — кредитор по первому обязательству имеет право требования к должнику, но по другому обязательству должник имеет право требования к кредитору.
При окончательных расчетах по таким обязательствам применялся взаимный зачет. Люций должен Тицию 2 тыс. динарий, но, в свою очередь, Тиций должен Люцию 1 тыс. динарий. Нет необходимости производить полные платежи по обоим обязательствам, можно воспользоваться зачетом. Люций выплачивал Тицию только 1 тыс. динарий вместо 2 тыс., поскольку имел право требовать уплаты 1 тыс. динарий с Тиция. Таким образом, оба обязательства погашались одновременно и прекращались помимо исполнения.
Для применения зачета необходимо соблюдение установленных правил: а) требования встречные; б) действительные;
в) однородные (деньги на деньги, зерно на зерно и т.д.);
г) «зрелые», т.е. по обоим наступил срок платежа; д) бесспорные.
По общему правилу смерть одной из сторон не прекращает обязательства, поскольку на наследников переходят как права, так и долги. Однако в случаях, где личность должника имеет особое значение (например, алиментные обязательства), смерть алиментообязанного или алимен-тоуправомоченноголица прекращает обязательство (см.выше). К этому следует добавить, что долги, вытекающие из. деликтов, также не переходили по наследству. Однако если в результате деликта наследники обогатились, обогащение подлежит изъятию, в состав наследства оно не должно входить. Хотя за сам деликт наследники ответственности не несли (Д.3.6.5).
Обязательство также прекращается помимо исполнения, если наступала случайная невозможность исполнения. Она могла быть физической и юридической. Физическая наступала в случаях, когда предмет обязательства случайно погибал, а юридическая — когда предмет обязательства изымался из оборота. Например, заключен договор о продаже раба, но после его заключения раба выкупили на свободу. Наступила юридическая невозможность исполнения, поскольку проданный раб стал свободным, а свободный человек не может быть предметом оборота.
190

Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:
1. Что такое обязательство? Виды обязательств? 2 Роль обязательства в гражданском обороте?
3. В чем заключается содержание обязательства?
4. Что такое юридический факт? Виды юридических фактов.
5. Какие Вы знаете основания возникновения обязательств?
6. В чем отличие обязательства от договора, сделки;
сделки от договора, деликта?
7. Что такое множественность лиц в обязательстве?
8. Какие обязательства называются долевыми, а какие солидарными?
9. Что значит исполнить обязательство?
10. Последствия неисполнения обязательств.
11. Условия ответственности должника за неисполнение обязательства.
12. Освобождение должника от ответственности за неисполнение обязательства.
13. Какие Вы знаете средства обеспечения обязательств?
14. Прекращение обязательств помимо исполнения.
191

Глава 11 ДОГОВОРЫ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Понятие и виды договоров. Условия действительности договоров. Содержание договора. Заключение договора. Представительство
§ 1. Понятие и виды договоров
Римское договорное право — «первое всемирное право общества товаропроизводителей», которое «с его непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.)»3 достигло совершенства. В письме к Карлу Каутскому Ф.Энгельс подчеркивал: «Римское право есть законченное право простого товарного производства»*.
Договорное право было надежным инструментом, посредством которого обеспечивалась жестокая эксплуатация не только рабов, но и свободного малоимущего населения. Вместе с тем договоры были основной правовой формой, в которой осуществлялись огромный товарооборот и хозяйственная жизнь Древнего Рима. Правовому воздействию подвергались все экономические, торговые и т.п. отношения. Римляне создали развернутую систему договоров, обеспечивающую надежную правовую основу деловых отношений. Римское договорное право классического и послеклассического периодов — результат длительного развития, кропотливого, вдумчивого анализа и отбора практики преторов. Многие договоры были рецепированы средневековыми экономическими формациями, а будучи приспособленными к новым условиям, сохранились и в современном праве.
Договор (contractus) — двухсторонняя сделка, в которой выражена воля обеих сторон, направленная на достижение определенного правового результата — возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей. Однако если в договоре выражена воля обеих сторон, то она может быть проявлением только обоюдного согласия. Следовательно, договор
3 Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.-2-е изд.-Т.21.—С.ЗИ.
4 Энгельс Ф. Карлу Каутскому, 26 июня 1884 г.//Там же.—Т.36.— С. 145.
192

есть соглашение двух или нескольких лиц о совершении какого-либо правового действия или об воздержании от совершения какого-либо действия.
Большинство договоров — двухсторонние соглашения, в которых две стороны — контрагенты. Могут быть также трехсторонние и многосторонние договоры, но в римском праве они встречались сравнительно редко. Предмет договора — какое-либо действие, бездействие или отказ от совершения действия. Например, соседи договорились между собой, что один из них не будет перед окнами дома другого возводить строение, чтобы не закрывать свет в его окна.
Договор — это волевой акт. Он не может возникнуть против воли сторон, но это именно акт, действие, в результате которого возникает обязательство, одно из оснований возникновения обязательства. Однако не всякий договор порождает обязательство, хотя преобладающее большинство является основанием их возникновения. Понятие обязательства шире понятия договора: обязательства возникают (кроме договоров) еще из деликтов, квазиделиктов, квазиконтрактов.
Раннее римское договорное право отличалось обременительным формализмом, отступающим по мере развития договоров. Вместе с тем даже в развитом римском праве далеко не всякое соглашение, не противоречащее закону, признавалось договором. Для признания соглашения договором требовалось соблюдение установленных формальностей, без которых правовые последствия не наступали.
Римская договорная система, будучи довольно разветвленной и многозвенной, охватывала все хозяйственные отношения. Она различала два вида договоров — контракты и пакты, существенно отличающиеся друг от друга.
Контракты как соглашения формальные признавались цивильным правом и обеспечивались исковой защитой. Система контрактов была замкнутой, в нее не допускались никакие другие соглашения, не признанные цивильным правом. Иные соглашения (вне пределов круга контрактов) первоначально не имели юридического значения. Однако под напором развивающегося оборота, торговли классическое и послеклассическое право все же допускает некоторые отступления.
Пакты — неформальные соглашения, т.е. именно те, которых рождала деловая жизнь за пределами круга контрак-
193

тов. Они не пользовались исковой зашитой, не имели юридического значения, основываясь на совести; добрых нравах, но не на праве. Неисполнение пакта не влекло юридической ответственности. Однако с развитием ремесел. торговли, сельского хозяйства гражданский оборот не мог уже удовлетворяться замкнутым кругом контрактов. Новые отношения требовали новых договорных форм. Римляне вынуждены были признать за некоторыми пактами силу контрактов, придав им исковую защиту.
Контракты, в свою очередь, делились на виды. Критери-.ем их отличия было основание возникновения обязательства, вытекающего из контракта. Еще во II в Гай различал четыре вида обязательств, возникающих из контрактов посредством: передачи вещи — res; произнесения определенных слов (устно) — verba; написания определенных слов — litterae;
достижения соглашения — consensus.
Таковы основания возникновения обязательств из контрактов, Они служат и критерием разграничения отдельных видов контрактов: реальные, вербальные, литтералыные и кон-сенсуальные.
Различие между реальными и консенсуальными контрактами состоит в том, что реальные контракты возникают с момента фактической передачи вещи. Никакое устное соглашение до этого обязательства не порождает и юридического значения не имеет. Консенсуальные контракты, наоборот, возникают именно с момента достижения соглашения (устного или письменного), хотя вещь может быть передана значительно позже соглашения (если договор направлен на передачу вещи). Практическое значение этого различия заключается в том, что в консесуальном договоре должник несет ответственность за неисполнение, если было достигнуто соглашение. В реальном договоре само по себе соглашение без фактической передачи вещи обязательства не порождает, следовательно, его неисполнение ответственности не влечет.
Каждой из названных групп соответствовал строго определенный перечень договоров, т.е. договор «знал» свое место и не мог переходить из группы в группу. Например, договор займа относился к группе реальных договоров (кстати, он и сейчас относится к этой группе). Соответственно четыре группы договоров содержали исчерпывающий перечень
194

контрактов. Между тем жизнь требовала признания юридической силы и за другими соглашениями, не вошедшими в перечень. Это пятая группа, которая уже в средние века получила название «безымянных контрактов» (contractus innominati). По юридической природе она ближе всего примыкала к реальным контрактам.
В доклассическом римском праве в пору господства формализма и при заключении договоров, и при толковании его содержания предпочтение отдавали букве договора, а не его смыслу. Даже если в договор вкрадывалась явная ошибка, извращающая смысл, отступить от его буквального содержания было нельзя. Так же толковались и законы. Особенно наглядно это видно на таком примере. Приблизительно в Ш в. до н.э. был принят закон Аквилия, по которому всякий неправомерно уничтоживший или повредивший чужое имущество нес ответственность, но при одном непременном условии: если вред причинен corpore corpori, т.е. телесным воздействием на телесную вещь. Следовательно, если чужой раб убит дубинкой, ответственность наступала, а если умерщвлен голодом — не наступала. Позднее преторская практика распространила ответственность и нате случаи, когда не было corpore corpori. По этому же критерию различались и договоры: negotio strict! Juris — сделки строгого права и negotio bonae fidei — сделки доброй совести. Первые были присущи доклассическому праву, вторые — классическому. Прежде всего при толковании законов наблюдается тенденция ко все большему проникновению в их смысл, предпочтение смыслу перед буквой. Затем этот принцип переходит и на договоры. Более важным признается не то, что сказано (id quod dictum est), а то, что сделано, к чему стороны стремились на самом деле (id quod actum est).
Наконец, различали одно- и двухсторонние договоры, так же как и вытекающие из них обязательства. Договоры, в которых одна сторона имеет только право, а другая несет только обязанности, назывались односторонними (например, договор займа). Договоры, в которых каждая из сторон имела права и несла определенные обязанности, назывались двухсторонними. Права и обязанности распределялись между сторонами не всегда равномерно. Иногда одна сторона получала больше прав и меньше обязанностей, а другая, наоборот, меньше прав, но больше обязанностей. Могут быть договоры, в которых права и обязанности распределены
195

между сторонами равномерно, т.е. права и обязанности одной стороны соответствуют правам и обязанностям другой. Они назывались синаллагматическими (например, договор купли-продажи).
Различались договоры возмездные (когда имущественную выгоду имели обе стороны, например, при купле-продаже) и безвозмездные (когда выгоду имела одна сторона, например, безвозмездный заем, ссуда).
Римское право знало также ряд других договоров: абстрактные и каузальные, формальные и неформальные и т.д.
Как уже отмечалось, для римской договорной системы характерен исчерпывающий перечень контрактов. Несмотря на различное хозяйственное назначение и правовую специфику контрактов, их объединяло наличие исковой защиты. Каждый защищался специальным иском со своим собственным названием. Характер иска определялся содержанием договора.
§ 2. Условия действительности договоров
Не всякое соглашение являлось договором. Юридическую силу оно приобретало только при соблюдении установленных обязательных требований (условий): законность договора, свободное волеизъявление сторон, форма договора, предмет договора и возможность к исполнению. При несоблюдении хотя бы одного из этих требований договор мог быть признан недействительным.
Законность договора. Содержание заключаемого договора должно соответствовать требованиям действующего закона, не противоречить его предписаниям. Условие законности договора понималось довольно широко: он не должен противоречить нормам права, добрым нравам, а также законам природы. Главное внимание обращалось на содержание, но законность должна соблюдаться и в отношении других элементов соглашения. Действие, являющееся предметом договора должно быть законным. Например, договор о купле-продаже предметов культа, имущества храмов или других изъятых из оборота вещей признавался незаконным. Незаконен и договор, заключенный лицом неправоспособным или недееспособным, а также при несоблюдении соответствующей формы или противоречащий нормам морали, добрым традициям и нравам. Например, если в договор поручения включалось условие об оплате за услуги, то это противоре-
196

чило добрым нравам, поскольку брать деньги за выполнение услуг было не принято. Незаконным признавались и договоры, ограничивающие правоспособность лица (например, обязательство не вступать в брак).
Воля сторон и способы ее выражения. Воля сторон выражается в их согласии принять на себя определенные обязанности по договору. Следовательно, она должна быть обоюдной, взаимной и направленной надостижение определенных целей. Однако для возникновения договора одной внутренней воли недостаточно. Она недоступна для других, а для заключения договора необходимо именно ее внешнее проявление, притом в такой форме (или способом), доступной для правильного восприятия и понимания окружающими. Без фиксации воли окружающими невозможно выражение встречной воли. Иными словами, если продавец желает продать вещь, он должен выразить это желание таким образом, чтобы оно было воспринято другими лицами. Таким образом, воля заключить договор должна быть выражена вовне в определенной объективной форме — волеизъявлением. Формы его могут быть разнообразными, однако достаточно четкими, понятными, спо-˜\ собными к восприятию другими. Воля может выражаться у устно, письменно, определенным поведением, жестом, мимикой, а в некоторых случаях даже молчанием или посредством так называемых конклюдентных действий. Например, покупатель, прийдя в табачную лавку, кладет деньги на прилавок. Это значит, что он желает купить табак, т.е. заключить договор.
Способ выражения воли имеет весьма важное значение для ее правильного толкования. Будучи неудачно выраженной, она может привести к неправильному истолкованию договора, ошибкам и другим негативным последствиям. Поэтому для некоторых договоров закон предписывает четко определенный способ выражения воли (манципация, стипуляция и др.).
Идеальным был договор, в котором совпадали воля и способ ее выражения. Здесь никаких коллизий не возникало. Значительно труднее было в случаях, когда внутренняя воля лица не совпадала с внешним выражением. Расхождение между подлинной волей и формой ее выражения могло остаться незамеченным другой стороной — контрагентом.
Неправильное представление одной стороны в договоре о выраженной вовне воле другой, побудившее последнюю на
197

определенное волеизъявление, называется заблуждением (error). Вопрос о юридических последствиях заблуждения решался в зависимости от вины липа, неправильно выразившего свою волю. При наличии вины лицо считалось связанным указанным обязательством, а при отсутствии юридические последствия заблуждения не устанавливались.
Различались заблуждения существенные и несущественные. К существенным относились ошибки:
а) в характере сделки (error in negotio) — неправильной оценке договора (например, лицо передает по договору вешь на хранение, а другое полагает, что вещь передана ему в ссуду);
б) в предмете (error in corpore) — ошибке контрагента в самом предмете договора (например, продается один земельный участок, а покупатель имеет в виду другой); если ошибка произошла в вопросе о свойствах предмета, то действительность договора зависела от того, насколько это свойство влияло на сущность предмета (например, ваза покупалась как золотая, а оказалась бронзовой);
в) личности контрагента (en-or in persona). Такое заблуждение признавалось существенным и договор признавался недействительным, если личность контрагента имела существенное значение для другой стороны (например, лицо предполагало заключить договор с известным художником, а художник оказался не тем, за кого его принял контрагент).
Ошибка в мотивах заключения договора считалась несущественным заблуждением и оспаривание договора в таких случаях не допускалось,
Волеизъявление сторон должно быть абсолютно свободным и осознанным. Выражение воли, наступившее в результате обмана, насилия или принуждения, считалось опороченным. Обман (dolus) — умышленное введение в заблуждение контрагента с целью понуждения к волеизъявлению во вред собственным имущественным интересам. В республиканский период обманом признавалось всякое ухищрение, а в более развитом праве — поведение лица, обусловившее волеизъявление контрагента, вызванное неправильным представлением о его намерениях. Цицерон дает такое определение обмана:
«Когда одно делается для виду, а другое совершается (входит в намерение)» (...cum esset alius simulatum, aliud actum...).
Юрист Лабеон, живший значительно позже, подтверждает это определение и предлагает свое: «Это есть лукав

ство, обман, хитрость, совершенные для того, чтобы обойти, обмануть, опутать другого» (Д.4.3.1.2). В качестве примера Цицерон приводит забавный случай, происшедший с его приятелем. Будучи большим любителем рыбной ловли, он присмотрел усадьбу близ Неаполя и вознамерился ее купить. Особенно нравился приятелю пруд возле усадьбы. Осталось удостовериться, что в нем водится рыба. Продавец, узнав об этом, нанял окрестных крестьян, которые имитировали активную рыбную ловлю — разъезжали по озеру, закидывали удочки и невода. Обрадованный покупатель тут же уплатил деньги за имение. На другой день выяснилось, что рыбная ловля была всего лишь ловко разыгранной сценой.
Сделка, совершенная под влиянием обмана, не признавалась абсолютно ничтожной. Она порождала определенные юридические последствия, но лицу, выразившему волю под влиянием обмана, предоставлялся иск (actio doli) для признания договора недействительным и взыскания причиненных действиями обманщика убытков. Иск носил откровенно классовый характер. Дело в том, что присуждение по данному иску влекло за собой бесчестье (infamia) для ответчика. Поэтому он практически не применялся против знатных лиц, родителей", патронов, других лиц и заменялся другим.
Волеизъявление одной стороны может совершиться под принуждением другой. Принуждение может выразиться в физическом насилии или в психическом воздействии — угрозе (metus). Воля считалась опороченной, если угроза была противозаконной, реальной и «вызывала страх перед большим злом» (Д.4,2.5). Поэтому не имела значения угроза, например, применить санкции к неисправному должнику.
Раннее римское право признавало сделку, совершенную под влиянием угрозы, действительной. Римские юристы обосновывали это тем, что «хотя и под давлением, под принуждением, но все-таки я волю выразил» (Coactus tarnen volui) (Д.4.2.21.5). В более развитом праве пришли к выводу, что воля, выраженная под давлением, не является подлинной. Лицу, выразившему волю под влиянием угрозы, предоставлялись иски для оспаривания сделки: иск из договора или специальный иск — actio quod metus causa.
199

Применивший принуждение присуждался к возмещению причиненного вреда. При отказе добровольно исполнить приговор он присуждался к четырехкратному возмещению причиненного ущерба.
Следующим условием действительности договоров была правоспособность и дееспособность сторон. Само по себе волеизъявление (свободное, сознательное, не стесненное) договора еще не порождало. Необходима была способность к волеизъявлению, а ею, как известно, обладали далеко не все. Кроме многочисленного класса рабов правоспособности были лишены подвластные как не способные заключать договоры от своего имени. Существенно ограничивались в этой способности лица, не обладавшие статусом римского гражданина. Для свободного волеизъявления требовалась и дееспособность, которой не обладали малолетние и несовершеннолетние, душевнобольные и другие категории свободного населения. Свободное волеизъявление возможно только при наличии правоспособности и дееспособности как физических, так и юридических лиц.
Для определенной категории договоров существенное значение имела форма волеизъявления, т.е. заключения договоров, предписываемая законом. Ее несоблюдение вело к недействительности договора. Это манципация, стипуляция, некоторые письменные договоры.
Необходимое условие действительности договоров — определенность его предмета. Договор должен обладать четкой определенностью. Тем не менее римское право различало обязательства определенные и неопределенные. В определенных предмет определялся ясно и четко, не вызывая сомнений; в неопределенных очерчивался общими признаками (например, продаются вещи из наследственного имущества Клавдия или продается вещь, цену которой установит специалист).
В зависимости от вида вещей, которые могли быть предметом договора, различались родовые обязательства и обязательства, предмет которых определен индивидуально. Если предмет обязательства определен родовыми признаками, т.е. предметом договора является родовая вещь, — это родовое обязательство, если же индивидуально-определенная вещь, то и обязательство индивидуально-определенное. Практическое значение указанного деления заключалось в том, что в случае гибели родовой вещи без вины должника он не освобождался от обязательства. Этот принцип выражался афоризмом:
200

веши, определенные родовыми признаками, не погибают — genusnoti perit. Случайная гибель индивидуаньно-определен-ной вещи прекращала обязательство.
Родовое обязательство — разновидность неопределенных обязательств, поскольку его предмет определялся общими родовыми признаками.
Одним из условий действительности договоров была и реальная возможность исполнения действия, составляющего предмет обязательства. Договор считался действительным, если его можно было выполнить: нет обязательства, если его предмет невозможен (impossibilium nulla obligatio est). Невозможность действия может быть физической, юридической и моральной. Примером физической невозможности может быть договор о полете на Луну в условиях Древнего Рима. Если предметом купли-продажи становилась вещь, изъятая из оборота, — это юридическая невозможность исполнения договора. Договор считался невозможным к исполнению, если противоречил общепринятым правилам (например, обязательство исполнить роль сводни).
§ 3. Содержание договора
Содержание любого обязательства, и прежде всего договорного, определено известной триадой юриста Павла: dare, facere, praestare (dare — «дать» в смысле передать право собственности на какую-либо вещь одним лицом другому; face-re — «сделать», т.е. совершить определенное действие или воздержаться от совершения какого-либо действия; praestare — «предоставить» вещь во временное пользование или предоставить услуги). Содержание обязательства (договора) определяет соответствующие права и обязанности сторон: раз стороны договорились о совершении какого-то действия, то, следовательно, у одной стороны возникает право требовать выполнения этого действия, а другая обязана его выполнить.
При этом следует иметь в виду, что в римском рабовладельческом обществе договоров по поводу выполнения какой-либо физической работы было сравнительно мало. Физическую работу выполняли рабы, а с ними договоры не заключались. Тем не менее римское право знало договоры о найме на работы, выполнении услуг и др., предметом которых была именно работа.
Кроме указанных содержание договора включало в себя и другие элементы. Они делились на три вида: существен-
201

ные (необходимые), обычные и случайные. Существенными признавались такие, без которых договор не возникал (например, в договоре купли-продажи товар, цена). Каждый договор имел свои специфические необходимые элементы, объединяемые одним свойством — без них договор не мог существовать.
Вместе с тем в договор могли включаться и элементы, без которых он не утрачивал юридической значимости. Например, в тот же договор купли-продажи включался пункт, устанавливающий обязательство продавца доставить товар в дом покупателя. Это не было безусловно обязательным. Такие составные части содержания договора назывались обычными. Кроме них по желанию сторон в договор могли включаться элементы, не являющиеся для данного договора необходимыми или обычными. Их называли случайными (условия и сроки).
Условие как фактор действительности договора следует отличать от условия как случайного элемента договора. В данном случае условие рассматривается в последнем значении. Как случайный элемент условие включается в договор только по желанию сторон и является оговоркой в договоре, ставящей его действие в зависимость от наступления определенного обусловленного в договоре события. При заключении еще достоверно не известно, наступит ли это событие, если наступит, то договор или вступит в действие, или прекратит его. Если наступление действия договора обусловливается наступлением этого события, то такое условие называется отлагательным, или суспензивным. Например, наступление действия договора купли-продажи дома ставится в зависимость от переезда продавца на жительство в другой город. Продавец переедет в другой город, договор вступает в силу, не переедет — договора нет.
Если же действие договора продолжается до наступления обусловленного события, то такое условие называется от-менительным, или резолютивным. При отменительном условии договор вступает в силу сразу после его заключения и прекращается с наступлением этого условия, а при отлагательном — вступает в силу только при наступлении этого события. Примером отменительного условия может быть сдача в наем дома до женитьбы сына.
Сроки. Действие договора может быть поставлено в зависимость от наступления определенного срока. В этом и усло-
202

вия, и сроки сходны между собой. Отличие состоит в том, что условие может наступить или не наступить, а срок наступит всегда, хотя может быть неизвестным. Если наступление срока указано точно — это определенный срок (например, договор зак-лючен на два месяца), а если нет (например, договор купли-продажи вступит в действие со смертью наследодателя) — неопределенный. Сроки (как и условия) делятся на отлагательные и отменительные.
Договоры, не обремененные условиями и сроками, назывались чистыми.
Условие не должно противоречить закону, добрым нравам и быть возможным к исполнению.
Цель договора. Ближайшая цель, ради которой заключается договор, называется каузой. Например, покупатель обязуется уплатить продавцу определенную сумму именно ради получения приобретаемой вещи. Приобретение вещи и есть ближайшей целью, ради которой заключается договор. Она одновременно является материальным основанием заключения договора. Договоры, в которых ближайшая цель (кауза) просматривается легко, называются каузальными.
Однако не во вех договорах кауза видна. Есть договоры, стороны в которых почему-либо скрывают цель, ради которой заключается соглашение (например, стимуляция). Они как бы отвлечены от своей цели и называются абстрактными.
§ 4, Заключение договора. Представительство
Договор — contractus — происходит от латинского глагола contrahere, буквально означающего (con+traherc) стягивать, т.е. сводить в одно волю сторон. Это совмещение воли сторон приводит к заключению договора. Процесс такого совмещения воли сторон или, другими словами, заключения договора представляет собой довольно сложный набор определенных юридических действий. Начинается он с объявления стороны, желающей заключить определенный договор, о своем намерении вступить в обязательственно-правовые отношения с другим лицом для достижения какой-то цели. Такое предложение называлось офферта (propositio).
Офферта могла быть выражена в любой форме и любым способом, лишь бы она была доведена до определенного или неопределенного круга лиц и правильно ими воспринята. Это может быть прямым предложением будущего должника или
203

кредитора другому лицу или неопределенному кругу лиц вступить в договорные отношения или объявлением, сделанным в доступной для восприятия форме, рекламой, выставкой товаров на базаре, в лавке, других местах и т.д.
Каждый договор или группа договоров имели свою оф-ферту. Например, для стипуляции она выражалась в форме постановки вопроса будущего кредитора: «Обещаешь дать мне сто?», на что будущий должник должен был выразить свое согласие или несогласие, заключить договор совпадающим или несовпадающим ответом. Сама по себе офферта договора не порождала.
Для возникновения договора требовалось, чтобы офферта была принята заинтересованной стороной (акцептирована). Принятие предложения заключить договор называлось акцептом. В консенсуальных договорах акцептирование оффер-ты и было достижением соглашения, т.е. заключения договора. В остальных видах договоров кроме акцептирования офферты для заключения требовалось выполнение определенных формальностей (соблюдения формы, передача вещи и т.п.). По моменту их выполнения определялось время перехода права собственности на вещь от отчуждателя к приобретателю, переход риска случайной гибели вещи, наступление других юридических последствий.
Для заключения договора требовалось личное присутствие сторон, поскольку обязательство трактовалось как строго личное отношение между определенными лицами. Юридические последствия, вытекающие из обязательства, распространялись только на лиц, принимавших участие в его установлении. Поэтому первоначально не допускалось установление обязательства через представителя.
Такое ограниченное представление о характере обязательства соответствовало натуральному хозяйству, когда меновые отношения были в зачаточном состоянии. С развитием оборота постепенно, с большой осторожностью, но приживается практика заключения договоров через представителя. Преторы все чаще признают такие договоры.
Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:
1. Что такое договор? Виды договоров.
2. Условия действительности договоров.
3. В чем заключается содержание договоров?
4. Каков порядок заключения договоров?
204

Глава 12 ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Вербальные договоры. Литтералъные (письменные) контракты. Реальные контракты. Консесуальные контракты. Безыменные контракты. Пакты и их виды
§ 1. Вербальные договоры
Вербальными назывались договоры, устанавливаемые устным произнесением определенных слов, формул или фраз. Юридическую значимость они приобретали с момента их произнесения — verbis. Отсюда и их название — вербальные. Это наиболее древние договоры: стипуляция, клятвенное обещание вольноотпущенника патрону при освобождении и установление приданого. Два последние договора применялись редко и не получили широкого признания. Стипуляция, наоборот, оказалась весьма удобной договорной формой и стала одним из наиболее распространенных вербальных договоров.
Сущность вербальных договоров в наибольшей степени отражала стипуляция (stipulatio, sponsio). Это договор, устанавливаемый в форме постановки будущим кредитором определенного вопроса и соответствующего ответа будущего должника. Заключение договора происходило в присутствии свидетелей, утверждавших его достоверность. Форма заключения стипуляции требовала присутствия кредитора и должника в одном месте, не допускала никакого представительства. Первоначально (стипуляция была известна уже Законам XII таблиц) договор считался заключенным, если ответ должника совпадал с поставленным вопросом кредитора. Например, «Обещаешь дать мне сто?» — «Обещаю дать сто». Если же ответ был : «Обещаю дать девяносто», договора не возникало. Однако в более развитом праве было допущено признание договора в таком случае в меньшей сумме. Поскольку форма заключения стипуляции требовала произнесения вопросов и ответов, то ясно, что она была недоступной для глухих и немых. В период абсолютной монархии заключение стипуляции допускалось в любых выражениях в устной форме, лишь бы по существу не было противозаконным. Однако и тогда она была недоступной для глухих и немых.
205

Стипуляция характеризовалась определенными признаками. Это строго формальный договор даже в классическом праве. Обязательство, возникающее из нее, было только односторонним — кредитору принадлежало право только требовать, а на должнике лежала обязанность выполнить требование кредитора.
В стипуляции не определялась ближайшая цель, не было видно материального основания, из которого возникало обязательство. Из поставленного кредитором вопроса и ответа должника не становилось ясным, за что должник обещал дать сто: за купленную вещь, выполненную работу или это был заем? Другими словами, обязательство из стипуляции носило абстрактный характер, было весьма удобной формой договорных отношений. Если стороны почему-то не хотели раскрывать материальное основание договора, его ближайшую хозяйственную цель, они прибегали к стипуляции. Часто она использовалась и в целях новации.
Таким образом, в форме стипуляции можно было заключить любой договор. Однако абстрактный характер стипуляции не лишал права должника доказывать, что материальное основание, по которому он принял на себя обязательство, не осуществилось. Она признавалась действительной и в случаях, когда стороны указывали ближайшую цель договора.
Характерные черты стипуляции (абстрактный характер, простота заключения, достоверность формы, возможность быстрой реализации) содержали так много преимуществ, что сделали ее наиболее употребительной, а в классический период и основной формой оборота. Расширение применения стипуляции обусловило ее совершенствование. Для придания большей достоверности факту заключения стипуляции стали прибегать к письменной форме, получившей название cautio. Постепенно письменная форма вытесняет стипуля-ционную. При наличии письменных документов предполагалось, что совершение словесной формы стипуляции предшествовало им,
В классический период стипуляция широко применяется для оформления поручительства — наиболее распространенной формы обеспечения обязательства Поручительство — договор, которым устанавливалась добавочная (акцессорная) ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение обязательства должником. Это договор вспомогательный,
206

существующий параллельно и постольку, поскольку существует основной. Если прекращается основное обязательство, прекращается и поручительство, цель которого —обеспечение исполнения основного обязательства, Кредитор, обещая дать взаймы будущему должнику определенную' сумму денег, желает гарантии в том, что получит деньги обратно. Не отказывая должнику в его просьбе, кредитор все же требует, чтобы кто-то третий взял на себя обязанность вернуть ему деньги, если их почему-либо не сможет вернуть должник. Должник вынужден найти это третье лицо (поручителя) и договориться с ним о принятии добавочной ответственности. При заключении основного договора в форме стипуляции кредитор, получив утвердительный и совпадающий ответ от должника на свой вопрос, ставил затем такой же вопрос присутствующему при этом третьему лицу — поручителю. Если поручитель давал утвердительный и совпадающий ответ на поставленный вопрос кредитора, договор поручительства считался заключенным. Таким образом, поручительству предшествовали два соглашения: основной контракт и соглашение должника с поручителем о принятии на себя добавочной ответственности.
В классическом римском праве ответственность поручителя носила именно добавочный (акцессорный) характер. Это значило, что кредитор по истечении срока договора имел право требовать исполнения обязательства либо с должника, либо с поручителя. Право выбора принадлежало кредитору. Такую акцессорную ответственность поручителя следует отличать от так называемой субсидиарнои (запасной, дополнительной ответственности), наступающей лишь при невозможности исполнения обязательства должником Ясно, что для поручителя акцессорная ответственность была более обременительной, чем субсидиарная. Юстиниан реформировал поручительство, установив, в частности, что поручитель может требовать, чтобы кредитор поначалу обратил взыскание на имущество основного должника и только лишь при выявлении его неплатежеспособности наступала ответственность поручителя.
Исполняя обязательство, поручитель имел право предъявить требование (регрессный иск) к основному должнику о возмещении выплат, которые он понес вместо должника.
207

§ 2. Литтеральные (письменные) контракты
Письменными контрактами назывались договоры, совершаемые на письме (litterae — письмо): litteris fit obligatio — обязательство, возникающее посредством записи, письма.
Письменные договоры в Древнем Риме не получили широкого распространения, поскольку письменность была доступна весьма узкому кругу населения. Наиболее древней формой письменных договоров были письменные записи в пригодно-расходных книгах. Римляне вообще отличались тщательностью ведения хозяйственных дел. Записью в приход-но-расходную книгу и заключался письменный контракт. В каком порядке осуществлялись такие записи, источники сведений не содержат. Предположительно, кредитор делал соответствующую запись в своей книге о выдаче должнику определенной суммы денег на странице «расход». Должник обязан был сделать такую же запись в своей книге на странице «приход». Записи делались на основе достигнутого соглашения, без которого договор невозможен. В литтераль-ную форму могли облекаться и ранее существовавшие договоры купли-продажи, найма и др. Так часто оформлялась и новация.
Однако запись в приходно-расходной книге кредитора могла быть односторонней, без материального основания договора. Кроме того, если она делалась на основе уже существовавшего договора, это не исключало двойного взыскания с должника. Недобросовестный кредитор в таких случаях мог потребовать уплаты недолжного или — на основании двух договоров — ранее существовавшего и затем оформленного в приходно-расходной книге. Одним словом, литтераль-ный договор в форме записи в приходно-расходных книгах не исключал злоупотреблений со стороны кредитора. Поэтому в классический период эта форма договора постепенно утрачивает свое значение, уступив место более простым и доступным формам литтеральных контрактов.
Еще в доклассический период преторы широко практикуют применение долговых документов, заимствованных у греков. Поначалу это был синграф — фиксирование факта передачи кредитором определенной суммы денег должнику в письменном документе. Синграф составлялся от имени третьего лица, подписывался должником и присутствовавшими при заключении договора свидетелями.
208

Однако процедура составления синграфа была довольно обременительной: требовалось присутствие свидетелей, стороны вынуждены были оглашать им содержание договора, что не всегда соответствовало их интересам. Поэтому в период абсолютной монархии синграфы постепенно утрачивают свое значение, а римляне приходят к выводу, что такой документ может вообще составляться без свидетелей, самим должником. Так возникает новая форма литтераль-ного контракта — хирограф — долговая расписка, составляемая от имени первого лица — должника — и подписываемая им.
Новые формы литтеральных контрактов также не гарантировали добросовестности кредиторов. При социально-экономической зависимости должников от кредиторов часто заключались договоры без фактической передачи денег должнику, а обязательство при этом возникло со всеми вытекающими из него последствиями. Должник обязан был выплачивать долг, которого на самом деле не получал.
§ 3. Реальные контракты
К этой группе договоров римское гражданское право относило четыре контракта: заем (mutuum), ссуду
(commodatum), поклажу (depositum), заклад.
Напомним, что реальные контракты возникли в момент фактической передачи вещи, без которой договора вообще не было. Предметом этих договоров была именно передача вещей одним лицом другому. Материальное основание могло быть различным: заем, временное пользование, хранение, залог. Разумеется, как и во всех договорах, фактической передаче предшествовало устное соглашение сторон о заключении договора, но без фактической передачи оно юридических последствий не порождало. Следовательно, для возникновения реального договора требовалось совершить два действия в совокупности — достигнуть соглашения и передать вещь. Совершение какого-либо одного из них к возникновению реального договора не приводило. Перечень реальных договоров был исчерпывающим и не мог быть изменен соглашением сторон.
Заем (mutuum) —древнейший вид реальных договоров, представлявший собой разновидность кредита. Кредиторами по договору займа, естественно, были люди самостоятель-
209

ные Должниками, напротив, почти всегда выступали представители беднейших слоев свободного населения, которые постоянно нуждались в кредите. Это накладывало своеобразный отпечаток на договор.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>