<< Предыдущая

стр. 7
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Договор займа (mutuurn) — это контракт, по которому одна сторона — заимодатель — передает другой стороне — заимополучателю (заемщику) — определенную сумму денег или какое-то количество родовых вещей в собственность. Заемщик обязан возвратить заимодателю такую же сумму денег или такое же количество родовых вещей.
Рассматриваемый договор является сравнительно поздней формой займа., которому предшествовали более ранние — nexum и стипуляция. Юридическая природа nexum в истории римского права не раскрыта- Однако известно, что этот договор был слишком обременен формальностями. Развитие оборота потребовало более упрощенной формы займа, которым и стал mutuum.
Предметом договора займа были деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками (зерно, вино, масло и т.п.), которые назывались валютой займа. Поскольку это вещи потребляемые, возврату подлежали не те самые, что передавались в заем, а другие такие же, такого же количества и качества. Другого нельзя представить, ведь по договору займа должник получает вещи для того, чтобы их использовать, употребить, израсходовать, а не во временное пользование. Следовательно, предметом договора займа были вещи взаимнозаменимые, измеряемые числом, весом или иной мерой.
Вещи. составляющие предмет договора займа, переходили в собственность должника, он становился их неограниченным обладателем и распорядителем. Ведь деньги берут взаймы. чтобы ими можно было распорядиться. А это доступно только собственнику. Поэтому договор займа предусматривал переход вещей в собственность должника, что порождало еще одну особенность данного договора — поскольку должник становился собственником вещей, то по общему правилу он и нес риск их случайной гибели, т.е. убытки от гибели предмета договора падали на должника, если гибель наступала без его вины.
Договор займа— строго односторонний контракт. В нем кредитор-заимодатель имеет только право (требовать возврата
210

долга), не неся никаких обязанностей, а должник-займопо-лучатель несет только обязанность (вернуть долг), не имея никаких прав.
Определение срока в договоре не обязательно — он может быть указан, но может быть и не определен. Если договор займа срочный (т.е. срок исполнения указан), должник обязан вернуть долг по истечении срока, если бессрочный (без указания срока исполнения) — по первому требованию кредитора.
Договор займа мог быть как возмездным, так и безвозмездным контрактом, т.е. заем мог быть процентным и беспроцентным. Если за переданные в долг деньги должник обязан был уплачивать проценты — это возмездный договор. Уплата процентов в договоре займа — необязательное условие. Имел место и беспроцентный, т.е. безвозмездный, заем. В процентном займе их размер был разным — от 1% в месяц до 6-8% в год. Начисление процентов на проценты не допускалось.
Договор займа был не только правовым средством кредитования малоимущего свободного населения рабовладельческого Рима. Он часто служил надежным способом еще большего закабаления экономически зависимых слоев. Как известно, договор займа оформлялся долговой распиской — хирографом. Случалось так, что должник, выдав кредитору расписку в получении займа, в действительности денег не получал. Наличие расписки в руках кредитора облегчало его положение. Хирограф удостоверял факт заключения договора. Должнику же доказать безвалютность займа непросто. Очевидно, такие случаи имели место довольно часто, что приводило к нежелательным эксцессам среди малоимущих, которые в большинстве своем были должниками. Власти Рима вынуждены были принять определенные меры против массовых злоупотреблений кредиторов. Встал вопрос о предоставлении должнику правовых средств защиты против неосновательных притязаний. В случаях, когда кредитор, имея на руках долговую расписку, предъявлял к должнику иск о возврате денег, которых на самом деле ему не давал, последнему стали предоставлять exceptio doli — возражение против иска. Оно заключалось в том, что должник, опираясь на безвалютность займа, утверждал крайнюю недобросовестность кредитора, его dolus. Позднее должник мог, не
211

дожидаясь предъявления иска кредитора, сам возбудить иск о возврате расписки на основании ее безвалютности. С этой целью должнику стали предоставлять так называемый кон-дикционный иск об истребовании с ответчика неосновательного обогащения, полученного за счет должника.
Однако все это оказалось малоэффективным. Должник, по существу, был лишен возможности доказать безвалютность займа, если его расписка была на руках у кредитора, что сводило на нет защиту против его произвола. Примерно в III в. н.э. положение несколько облегчилось тем, что бремя доказывания (onus probandi) было все же перенесено на кредитора: при предъявлении иска кредитора к должнику о возврате долга последний заявлял возражение против иска на основании безвалютности займа (exceptio doli). Кредитор обязан был доказать обоснованность своих притязаний, т.е. факт платежа валюты.
Такой поворот в правоохранной политике рабовладельческого Рима можно объяснить только одним: произвол кредиторов в истребовании безвалютных займов достиг таких масштабов, что вызывал серьезные опасения за правопорядок в стране. Должники, которые в основном были представителями малоимущих слоев свободного населения, являлись взрывоопасной массой. Такие взрывы нужно было предотвратить введением вынужденной меры — переложением бремени доказывания притязаний на кредитора, что с правовой точки зрения вполне логично.
Сенатусконсульт Македония запретил заключать договоры займа подвластным в связи с чрезвычайным обстоятельством. Некий Мацедо заключил договор займа с ростовщиком, рассчитывая на скорую смерть отца, после которой он станет наследником и из полученного наследства сумеет вернуть долг. Поскольку смерть отца долго не наступала, Мацедо решил убить его, чтобы ускорить получение наследства.
Это вызвало бурное возмущение сенаторов, которые и приняли указанный сенатусконсульт, дабы выветрить из умов подвластных даже мысль о возможности заключения ими договоров займа. Сенатусконсульт признавал заключенный подвластным договор займа при непременном условии: что он заключен с согласия или ведома домовладыки. Если такого согласия или одобрения домовладыки не было, договор займа терял исковую защиту.
212

Договор ссуды (commodatum) в Риме представлял собой разновидность найма вещей, а современный договор ссуды является разновидностью займа, кредита. Это отличие следует иметь в виду при рассмотрении договора ссуды по римскому гражданскому праву.
Договор ссуды (commodatum) — реальный контракт, в котором одна сторона — ссудодатель — передает другой стороне — ссудополучателю — индивидуально-определенную вещь во временное и бесплатное пользование. Ссудополучатель обязуется возвратить по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности.
Как видно из приведенного определения, предметом договора ссуды может быть только индивидуально-определенная вещь — конкретная лошадь, определенный раб и т.п. Поскольку по истечении пользования возврату подлежит та же вещь, которая была передана ссудополучателю, то ясно, что она не может быть потребляемой и заменимой. Спорным был вопрос о том, может ли быть предметом договора недвижимая вещь (например, земля). Источники содержат различные сведения на этот счет — одни полагали, что недвижимые вещи также могут быть предметом договора ссуды, другие склонялись к противоположному мнению.
По договору ссуды вещь передавалась во временное и безвозмездное пользование, т.е. за пользование вещью ссудополучатель не обязан каким-либо образом вознаграждать ссудодателя. Эта особенность договора отличает его от других подобных, например договора найма вещей. Она же обусловливает другие специфические черты данного договора. Поскольку по договору ссудополучатель получает право безвозмездного пользования чужой вещью, это накладывает на него обязанность проявлять к вещи особое внимание, повышенную заботливость и осторожность. Он несет ответственность за всякую вину: если повреждение или гибель вещи произошли не только по умыслу или грубой небрежности, но и по легкой неосторожности, он обязан возместить причиненный вещи вред. Ссудополучатель обязан относиться к вещи внимательно, хранить ее тщательно и бережно, пользоваться надлежащим образом, в соответствии с ее хозяйственным назначением, проявлять о вещи заботливость хорошего хозяина. Ведь он получил ее в бесплатное пользование.
213

Если же повреждение или гибель вещи настанут без вины ссудополучателя, т.е. случайно, он освобождается от ответственности. Поскольку в договоре ссуды вещь передается только во временное пользование, право собственности на нее остается за ссудодателем, следовательно, ссудодатель и несет риск случайной гибели веши.
Договор ссуды не является столь строго односторонним, как заем. Он может быть односторонним (чаше) и двусторонним (хотя и реже).
Права и обязанности ссудодателя. Основное право ссудодателя — требовать возврата своей веши по окончании пользования. Кроме того, он имеет право требовать возмещения вреда, причиненного вещи по вине ссудополучателя. Договор ссуды приносит выгоду только одной стороне ˜ ссудополучателю. Ссудодатель оказывает определенное благодеяние, любезность ссудополучателю. Этот договор обусловливается не хозяйственной потребностью ссудодателя, не какой-то его необходимостью, а, наоборот, желанием оказать помощь, сделать добро другому лицу. Поэтому ссудодатель, оказывая данную любезность, сам определяет и пределы доброй воли. т.е. пределы своих обязанностей. Однако, вступив в обязательство, он определенным образом связывает себя и не может требовать возврата вещи ранее определенного срока. Пределами этой любезности определяется и обязанность ссудодателя, которая может возникнуть, но может и не возникать. Если любезность подлинная, то, естественно, предоставляемая ссудодателем вешь остается исправной. В этом случае у него никакой обязанности не возникает. Однако если предоставленная в пользование вещь окажется неисправной, что причинит убытки ссудополучателю, у ссудодателя возникает обязанность возместить причиненные убытки (Д.13.6.17.3). Например, ссудодатель передал во временное пользование больную лошадь, которая заразила лошадь ссудополучателя и обе лошади погибли. В этом случае ссудодатель обязан возместить причиненные ссудополучателю предоставлением больной лошади убытки.
Права и обязанности ссудополучателя. В каждом договоре праву одной стороны соответствует обязанность другой стороны (корреспондирует соответствующая обязанность). Поэтому можно сказать, что в договоре ссуды права и обязанности ссудополучателя обусловлены правами и обязан-
214

ностями ссудодателя. Например, праву ссудодателя требовать возврата вещи корреспондирует обязанность ссудополучателя возвратить данную вещь. Это его основная обязанность. Кроме того, ссудополучатель должен бережно относиться к полученной вещи и возместить причиненный по его вине вред вещи.
Право у ссудополучателя может возникнуть, но его может и не быть. Если ссудодатель передал в пользование исправную вешь, у ссудополучателя никакого права не возникает. Это строго односторонний договор. Если же по вине ссудодателя в пользование будет передана неисправная вещь, у ссудополучателя возникает право потребовать возмещения причиненного вреда. В этом случае договор будет двусторонним. Не трудно заметить, что права и обязанности сторон в договоре ссуды не эквивалентны. Обязанность ссудодателя может наступить только случайно; чаще ее может и не быть. Следовательно, основное бремя лежит на ссудополучателе.
Договор ссуды нельзя рассматривать как форму благодеяния, оказываемую состоятельными рабовладельцами своим малоимущим клиентам. Отсутствие ближайшей хозяйственной цели у ссудодателя — еще не свидетельство его благородной бескорыстности, стремления оказать помощь ближнему. Такое, разумеется, тоже не исключалось, но гораздо чаще встречались договоры, преследовавшие именно корыстные цели.
Разновидностью договора ссуды был так называемый прекарий (precarium), по которому богатые рабовладельцы передавали какие-либо вещи из своего имущества в пользование своим малоимущим приближенным с целью заручиться их поддержкой при выборах или иных политических акциях. Отличался прекарий от ссуды только тем, что по договору ссуды вещь передавалась на определенный или неопределенный срок, а по прекарию —до востребования. Ульпиан определял: «Прекарий есть предоставление в пользование по просьбе лица на такой срок, на какой считает возможным собственник вещи» (Д.43.26.1). Прекарий был правовой формой политического, а также экономического закабаления малоимущих слоев свободного населения богатыми и знатными римлянами.
Ссуда и заем. Эти два реальных договора имеют много общего, но содержат также принципиальные расхождения, которые видны при сравнении.
215

Ссуда Заем
Предмет договора — вещи. Предмет договора — веши,
индивидуально-определен- определенные родовыми
ные признаками
Вещи передаются во времен- Вещи передаются в собствен-
ное пользование ность заемщика
Риск случайной гибели веши Риск случайной гибели вещи
несет ссудодатель несет заемщик
Ссудополучатель обязан воз- Заемщик обязан возвратить
вратить ту же вещь в том же такое же количество таких же
состоянии вещей
Ссуда может быть односто- Заем — договор строго одно-
ронней и двусторонней сторонний
Ссуда всегда безвозмездна Заем может быть возмездным
и безвозмездным
Договор хранения, или поклажи (depositum) — широко распространенный реальный договор, тщательно разработанный римскими юристами, отшлифованный преторской и судебной практикой.
Договор хранения, или поклажи (depositum) — это реальный контракт, по которому одна сторона —поклажедатель, депозитарии — передает другой стороне — поклажеполучате-лю, хранителю, депоненту — индивидуально-определенную вещь на хранение.
Каких-либо особых требований к субъектам договора хранения не предъявлялось. Сторонами в нем могли быть обычные право- и дееспособные лица. Однако древнейший договор хранения характеризовался тем, что предмет поклажи переходил в собственность хранителя. Поэтому последний подбирался особенно тщательно, как правило, среди верных друзей. Высокие требования предъявлялись к хранителю и в развитом римском праве, например, при ненормальной поклаже. Поклажедателем могло быть любое лицо, в том числе и несобственник, т.е. на хранение можно было передавать как собственные, так и чужие вещи.
Предметом договора по общему правилу были индивидуально-определенные вещи. Однако допускались договоры, по которым на хранение передавались вещи, определенные р&д&выми признаками (деньги, зерно и т.п.).

Права и обязанности сторон. Договор хранения является безвозмездным, что налагает определенный отпечаток на права и обязанности сторон. Основное право поклажедате-ля заключалось в требовании возвратить по окончании хранения вещь в целости и сохранности со всеми приращениями. Ему же принадлежит право требовать возмещения причиненного вещи вреда. Однако поскольку хранение всегда заключается в интересах поклажедателя, хранитель отвечает только за умысел и грубую неосторожность. За вред, причиненный вещи по его вине в форме легкой неосторожности, хранитель ответственности не несет.
Так же как и в договоре ссуды, обязанность у поклажедателя может возникать, но ее может и не быть. Она возникает и возлагается на поклажедателя в случае, когда он передал на хранение вещь, причинившую вред имуществу хранителя (например, больную лошадь, заразившую лошадей хранителя). Тогда поклажедатель обязан возместить причиненный виновно вред. Кроме того, если хранение потребовало от хранителя определенных издержек, поклажедатель также обязан их возместить. Однако обязанности поклажедателя носят случайный характер.
Права хранителя не эквивалентны его обязанностям. Они значительно меньше и притом могут быть, но могут и не быть (право требовать возмещения причиненных хранителю убытков и понесенных издержек, которых может и не быть). Основная обязанность поклажеполучателя — бережно и надежно хранить переданные ему веши. Пользоваться ими он не имеет права, так как является только держателем, но не владельцем, и обязан по окончании хранения возвратить ту же вещь в таком же состоянии.
Хранитель должен осуществлять хранение лично. Только в исключительных случаях он может передать хранение другим лицам, однако под личную ответственность. Договор хранения может быть заключен на определенный и неопределенный срок.
Разновидности договора хранения. Договор хранения применялся очень широко, и это породило множественность его форм применительно к различным обстоятельствам. В некоторых случаях ограниченная ответственность хранителя не соответствовала интересам поклажедателя (например, на хранение передавалась особо ценная вещь). Поклажедатель

желал более надежного хранения, большей уверенности в получении вещи обратно по окончании хранения. В таком случае стороны могли заключить договор на платное хранение, устанавливающий более строгую ответственность (в том числе и за легкую небрежность), но это уже был другой договор.
В некоторых случаях договор хранения приходилось заключать при каких-либо чрезвычайных обстоятельствах (например, при пожаре, землетрясении, наводнении и других бедствиях). Заключая договор в обычных условиях, покла-жедатель имел возможность выбрать надежного хранителя, как правило, друга или родственника. Договор был безвозмездным и брать на себя хранения чужой вещи соглашались лишь лица, состоявшие в близких отношениях с поклажеда-телем, верные, пользующиеся его доверием. Если же при таких условиях хранитель все же допускал определенную небрежность в хранении, что приводило к повреждению или гибели вещи, в этом был повинен и сам поклажедатель, допустивший ошибку, небрежность в выборе хранителя и уже поэтому разделяющий его вину. В экстремальных условиях поклажедатель был лишен свободы выбора. Заключенный при этом договор получил название несчастной, или горестной, поклажи — depositum miserabiie. Преторская практика выделила такие договоры в отдельную группу и установила повышенную ответственность хранителя за сохранность вещей (в двойном размере). К этой группе относились договоры, заключенные при мятежах, кораблекрушениях, пожарах, землетрясениях и т.п.
Еще одну разновидность поклажи составляла необычная, ненормальная поклажа — depositum irregulare. Предметом обычного договора хранения, как известно, были индивидуально-определенные вещи. Но иногда возникала необходимость передать на хранение вещи, определенные родовыми признаками (например, деньги, зерно). Если родовые вещи при этом были каким-либо образом индивидуализированы (например, деньги передавались в шкатулке, зерно в мешке), это был обычный договор хранения, если нет — depositum irregulare. В таком случае вещи поклажедателя переходили в собственность хранителя, который по истечении срока договора был обязан возвратить не их же, а такое же количество таких же родовых вещей. Этот договор был подобен займу, но отличался каузой. В
218

договоре займа цель — удовлетворение потребностей заемщика, договора хранения — поклажедателя
Секвестр, или секвестрация, — особый вид поклажи Несколько лиц передавали на хранение какую-либо вещь с определенным условием. Известный юрист Павел оставил такое определение секвестра: «В собственном смысле в качестве секвестра передается на хранение вещь передаваемая несколькими лицами солидарно для хранения и возврата на определенных условиях» (Д.16.3.6). Наиболее распространенным видом секвестра была передача на хранение третьему лицу вещи, по поводу которой возник спор. Стороны не доверяющие друг другу, могли передать спорную вешь на хранение избранному ими нейтральному лицу до разрешения спора, чтобы затем передать ее лицу, признанному ее собственником.
Договор заклада заключался в случаях, когда залог сопровождался передачей вещи залогополучателю. Ранние формы римского залога (фидуциарная сделка и ручной заклад) заключались именно в передаче предмета залога другой стороне В таком случае залоговое право на вещь должника устанавливалось посредством договора заклада, определяющего правовое положение сторон. Так, при фидуциарной сделке обязанность залогополучаТеля вернуть залог должнику после погашения им обязательства носила первоначально только моральный характер. При ручном закладе залогополучатель нес и определенные обязанности. Он должен был относиться к предмету залога с заботливостью хорошего хозяина и вернуть вещь после погашения обязательства Обязанность у залогодателя возникла в случае, когда он передавал в залог вещь, причинявшую имущественный вред залогополучателю. Тогда он обязан был возместить причиненный вред.
В остальном правовое положение сторон по указанному договору обусловливалось залогом, который рассматривался выше.
Ипотека передачей залога не сопровождалась, и потому договор заклада в этом случае не заключался.
§ 4. Консенсуальные контракты
Эта группа договоров сформировалась позже других, и формализм при их заключении был значительно смягчен. Заключение договора достигалось здесь простым соглаше-
219

нием сторон. В группу входили договоры купли-продажи, найма (вещей, услуг, работы), поручения, товарищества. Консенсуальные контракты также представляли собой замкнутую группу. Никакие иные соглашения, даже по признакам соответствовавшие консенсуальным контрактам, не могли быть сюда отнесены.
Основной признак консенсуальных договоров, объединяющих их, состоял в наступлении юридических последствий с момента достижения соглашения о предмете договора без исполнения каких-либо дополнительных формальностей. Следовательно, в отличие от реальных договоров, достижение соглашения приобретало здесь юридическое значение, становилось юридическим фактом, устанавливающим обязанности сторон исполнить определенные действия. Практическое значение этого момента заключалось в том, что после этого кредитор имел право требовать от должника исполнения договора.
Договор купли-продажи. Оборот вещей, происходящий в обществе, осуществляется в основном в форме купли-продажи. В эпоху натурального хозяйства он происходил в виде мены — товар на товар. С возникновением денег простая мена превращается в обмен товара на деньги. Юрист Павел так объясняет происхождение договора купли-продажи:
«Происхождение купли-продажи коренится в мене. Ибо некогда не было таких монет, когда не называли одно товаром, другое ценой, а каждый в зависимости от надобностей данного времени и от характера вещей обменивал ненужное на нужное» (Д. 18.1.1).
Договор купли-продажи (emptio-venditio) представляет собой контракт, по которому одна сторона —продавец — принимает на себя обязанность передать другой стороне — покупателю — в собственность какую-либо вещь. Покупатель обязуется принять купленную вещь и уплатить за нее обусловленную цену.
Существенными элементами договора являлись товар и цена. Как консенсуальный контракт договор купли-продажи возникал с момента достижения соглашения продавца и покупателя по этим существенным элементам — товару и цене.
В самом названии договора содержится его двойная хозяйственная цель: продавец стремится сбыть, продать излиш-
220

ний товар, а покупатель, напротив, — приобрести в собственность определенную необходимую ему вещь (товар). В древнейшие времена заключение договора купли-продажи и его исполнение происходили одновременно посредством ман-ципации, которая была формой купли-продажи, и способом приобретения права собственности. Однако в классическом римском праве эти два акта (заключение договора и его исполнение) раздвоились во времени. Заключение договора далеко не всегда влекло за собой одновременное исполнение. В момент заключения договора стороны лишь принимали на себя обязательства — один передать вещь, другой — принять ее и уплатить цену.
Предметом купли-продажи, т.е. товаром, могли быть любые вещи, не изъятые из оборота Допускалась продажа бестелесных вещей (res incorporai ts), потребляемых, непотребляемых, движимых, недвижимых и т.д. Могли быть предметом продажи и вещи, которых в момент заключения договора либо вообще не существовало в природе, либо они еще не были в собственности продавца. Развитие оборота обусловливало развитие купли-продажи, расширяло возможности применения договора к разнообразным потребностям. Так, стали допускать заключение договора купли-продажи на товар, которого еще не было в природе (еще не выращенный урожай, молодняк скота и т.д.). В условиях все усложнявшегося оборота производитель указанных товаров хотел быть уверенным в их надежном сбыте. Поэтому прежде чем производить, он заключал договоры купли-продажи на указанную продукцию.
Точно так же была признана возможность купли-продажи товаров, которых продавец еще не имел в своей собственности. Например, он покупал в Африке и продавал его в Риме. Но для того чтобы обеспечить себе сбыт зерна, продавец мог заключить предварительно договоры на его продажу, а затем уже приобретать в собственность. Продавцом мог стать несобственник и в других случаях, например при продаже по доверенности (договор поручения) и продаже с публичных торгов.
Вещи, изъятые из оборота, предметом купли-продажи не могли быть.
Вторым существенным элементом договора купли-продажи была цена. По общему правилу она устанавливалась
221

соглашением сторон и выражалась в конкретной денежной сумме. В этом заключалось существенное отличие договора купли-продажи от мены, когда цена выражалась в вещи. Цена должна быть четко определенной. Однако она зависит от наличия товара и спроса. В императорский период были сделаны попытки регулирования цен на рынке, которые успеха не имели.
Права и обязанности сторон в договоре купли-продажи. Продавец имеет право требовать от покупателя:
а) принятия проданной вещи, т.е. исполнения договора;
если почему-либо покупатель отказывается от принятия вещи, он обязан возместить продавцу причиненные ему убытки;
б) уплаты обусловленной договором цены. Время уплаты цены устанавливают стороны (наперед, частями или после передачи товара); момент уплаты на время возникновения договора не влияет и является лишь элементом его исполнения.
Обязанности продавца:
1. Продавец обязан передавать проданный товар в собственность покупателю. Следовательно, продавцом может быть только собственник товара, за исключением продажи по доверенности и с публичных торгов, но и в этих случаях продажа производится от имени продавца. Если же продавец продавал чужую вещь, не будучи ее собственником, покупатель также не может стать ее собственником — нельзя передать другому право, которого не имеешь. В таком случае продавец несет ответственность за эвикцию, т.е. отсуж-дение купленной вещи третьим лицом от покупателя на основании ранее возникшего права. Например, продавец продал ворованную вещь. У покупателя ее отсудил настоящий собственник. В этом случае продавец мог быть привлечен к ответственности за эвикцию, однако лишь при определенном условии. Предъявляя иск об отсуждении купленной вещи, покупатель обязан привлечь к делу продавца. Если продавец не примет участия в деле по вине покупателя, он освобождается от ответственности за эвикцию. Если же вещь будет отсуждена несмотря на активные усилия продавца доказать свое право на ее продажу, он несет ответственность в двойном размере цены.
2. Продавец обязан передать покупателю вещь соответствующего качества, пригодную для использования по назначению. Покупатель вправе отказаться принять ее или требовать умень-
222

шения покупной цены. если она не отвечает этим требованиям Однако ответственность продавца наступает лишь за так называемые скрытые недостатки, т.е. такие, которых нельзя обнаружить даже при внимательном осмотре вещи (например, внутренняя болезнь раба) За недостатки, легко наблюдаемые при осмотре, продавец не нес ответственности (например, если продается слепой раб, то это легко обнаружить).
3. В обязанность продавца входит также передача вещи в обусловленный срок и в обусловленном месте. Отступление продавца от этих требований договора могло причинить имущественный вред покупателю, за который продавец нес ответственность, В связи со сроком исполнения договора купли-продажи возникает другой, не менее важный вопрос — с какого момента покупатель становится собственником купленной вещи В процессе исполнения договора купли-продажи различают три стадии: время заключения договора, время его исполнения и время перехода на приобретателя риска случайной гибели вещи. В древности моменты заключения и исполнения договоров, как правило, совпадали. Покупатель становился собственником и одновременно на него переходил риск случайной ее гибели С развитием оборота моменты разошлись (между ними иногда возникал весьма продолжительный разрыв). Именно в этот период вещь могла случайно погибнуть, и тогда вставал вопрос, кто будет нести убытки от ее случайной гибели. По общему правилу — собственник. Покупатель становился собственником купленной вещи в момент ее фактической передачи ему. Если вещь (товар) погибала случайно, т.е. без вины и покупателя, и продавца, то в соответствии с общепризнанным принципом dominus sentit periculum (риск случайной гибели вещи всегда несет собственник) убытки должен был бы нести продавец. Однако римское право, отступая от общепризнанного принципа, возлагало эти убытки на покупателя с момента заключения договора — periculum est emptoris. (риск случайной гибели проданной вещи лежит на покупателе) Соответственно были выработаны следующие правила:
1. В момент заключения договора право собственности на покупателя не переходило. Факт заключения договора лишь возлагал на продавца обязанность передать право собственности на проданную вещь покупателю.
2. Покупатель становится собственником купленной вещи в момент ее фактической передачи.
223

3. Риск случайной гибели проданной вещи переходил на покупателя в момент заключения договора, т.е. еще до того, когда он становился ее собственником.
Таким образом, с момента заключения договора покупатель, не будучи еще собственником купленной вещи, подвергался риску нести убытки за ее случайную гибель. Это означало, что если вещь случайно погибала после заключения договора, но до фактической ее передачи покупателю, последний обязан был уплатить цену продавцу, а если он ее уплатил раньше, то не мог требовать обратно.
Это правило противоречило общепринятым воззрениям римских юристов. Долгое время ему не могли найти объяснение. В конце концов сошлись на том, что в-древнейшие времена договор купли-продажи исполнялся в момент его заключения и в этот же момент покупатель становился собственником купленной вещи, несущим риск случайной гибели. Однако после допущения возможности исполнения договора какое-то время спустя после его заключения правило о риске осталось то же — его нес покупатель. Современные правовые системы не восприняли этого правила.
Вместе с переходом риска случайной гибели вещи на покупателя к нему переходили и всевозможные случайные приращения, улучшения и т.п.
Права и обязанности покупателя. Как уже отмечалось, определенным правам продавца корреспондировали соответствующие обязанности покупателя. Покупатель имел право требовать передачи проданной ему вещи в собственность. Если почему-либо продавец не мог передать проданную вещь покупателю, он обязан был возместить причиненные убытки. Покупатель имел право требовать передачи вещи в установленный срок, в обусловленном месте и надлежащего качества. При этом он должен был уплатить продавцу обусловленную цену как необходимое условие перехода к нему права собственности на проданную вещь. В договоре допускалось соглашение об отсрочке или рассрочке уплаты (Д.18.1.19).
Договоры найма (locatio-conductio). Общие положения. Классическое римское право знало три договора найма: наем вещей (locatio-conductio rerum); наем услуг (locatio-conductio op-erarum); наем работы (locatio-conductio opens). Между ними много общего, но есть и существенные различия. Общее в том,
224

что в каждом из них одна сторона что-либо передает другой во временное пользование за определенную оплату, а различие — в предмете договора — вещь, услуги, работа. Вместе с тем существование трех подобных договоров свидетельствует о многообразии найма, развитие которого в определенной степени стеснялось наличием рабства. Необходимые работы выполнялись рабами и прибегать к услугам свободных лиц приходилось довольно редко. Однако с расслоением свободных образуется слой малоимущего населения, нуждающегося в определенном вспомоществовании: малоземельные и безземельные крестьяне, городские бедняки.
Многочисленная и дешевая наемная рабочая сила, с одной стороны, с другой — могущественные наниматели и наймодатели в лице крупных латифундистов и городских богатеев как стороны в договорах находились в неравных (fc условиях, что, разумеется, отражалось и в характере правового | регулирования наемных отношений. Так, наниматель вещи (земельного участка) не признавался ее владельцем и не имел владельческих средств защиты против посягательств третьих лиц. Такую защиту он мог получить только через наймодателя (латифундиста), что еще больше усугубляет экономическую зависимость нанимателя.
Договор найма вещей (Socatio-conductio rerum) — это контакт, по которому одна сторона — наимодатель (locator) — принимает на себя обязанность предоставить другой стороне — нанимателю (conductor) — во временное пользование какую-либо вещь за определенное вознаграждение.
Предметом договора найма могли быть любые вещи, кроме потребляемых, поскольку наниматель обязан был возвратить ту же самую вещь и в том же состоянии (потребляемую вещь возвратить той же самой невозможно). Предметом договора могли быть одна или несколько вещей. При этом не имело значения, был ли собственником этих вещей наймодатель. В наем можно было сдать и чужую вещь. Она а передавалась во временное пользование. Наниматель обязан был возвратить ту же самую вещь и в том же состоянии.
Права и обязанности сторон. Наймодатель должен предо-• ставить вещь своевременно и в состоянии, годном для использования. Он обязан постоянно, на все время действия договора, обеспечить нанимателю возможность нормального и беспрепятственного пользования вещью (производить
225

необходимый ремонт). Вместе с вещью нанимателю передавались и все принадлежности к ней. Если вещь почему-либо нельзя было использовать, наймодатель отвечал за всякую вину.
Основное право наймодателя заключалось в требовании уплаты вознаграждения за пользование вещью, обусловленного договором. Наемная плата, как правило, выплачивалась по истечении определенных промежутков времени, однако стороны могли договориться и по-иному. Если наемная плата выплачивалась наперед, а наниматель не смог воспользоваться вещью не по своей вине (например, нанятый раб случайно погиб и не сделал работу), наймодатель обязан был возвратить наемную плату. Нанимателю предоставлялся для этого специальный иск.
Наемная плата могла выражаться либо в твердой денежной сумме, либо в натуре (например, в обусловленном количестве урожая). При этом если нанимателя постигал недород, он не освобождался от обязанности внести обусловленное количество урожая. Только непреодолимая сила освобождала его от этой обязанности. Классические римские юристы так обосновывали это положение: урожайность — дело случайное. Один год может быть недород, другой — обильный урожай. В неурожайный год следует уменьшить наемную плату нанимателю. Но в урожайные годы наниматель обязан возместить наймодателю недоимки и за неурожайные.
Наймодатель имеет право требовать возврата вещи в обусловленный срок, в целости и сохранности. Если вещь будет возвращена с пропуском срока или с повреждениями, наймодатель имеет право требовать возмещения причиненных убытков.
Права и обязанности нанимателя. Наниматель имеет право пользоваться нанятой вещью в своем интересе. При этом он мог (если в договоре не было прямого запрета) передать вещь в пользование третьему лицу (подъем). Однако за сохранность вещи отвечал перед наймодателем наниматель, а не поднаниматель. Разумеется, поднаниматель отвечал перед нанимателем. Наниматель имел право требовать возмещения затрат, произведенных им на нанятую вещь во время действия договора. Возмещению подлежали необходимые и полезные затраты, хозяйственная целесообразность которых обоснована.
226

Наниматель обязан был бережно пользоваться вещью, проявлять заботу о ее целостности и сохранности. Если же повреждения, ухудшения или даже гибель вещи наступали, наниматель нес виновную ответственность, но отвечал за всякую вину, в том числе и за легкую небрежность. Он обязывался своевременно вносить наемную плату.
Договор найма вещей, как и большинство договоров, прекращался по обоюдному согласию. Однако в некоторых случаях он мог быть прекращен и по одностороннему волеизъявлению. Наниматель мог отказаться от договора, если предоставленная вещь оказывалась непригодной для использования. В свою очередь, наймодатель, обнаружив злоупотребление в обращении с вещью со стороны нанимателя, имел право прекратить договор. Смерть одной из сторон не прекращала договор. Он прекращался истечением срока. Однако если наниматель продолжал пользоваться вещью и после истечения срока, а наймодатель не возражал, договор считался продолженным по молчаливому согласию сторон.
Особенностью римского договора найма вещей было то, что римское право строго последовательно соблюдало обязательственно-правовую природу имущественного найма. Это означало, что если наймодатель до истечения срока договора продавал (или иным образом отчуждал) сданную в наем вещь, то новый собственник не был связан договором своего предшественника. Гай писал: «Если кто-либо сдал другому в наем имение для извлечения плодов или сдал жилище, а затем по какой-либо причине продает имение или здание, он должен позаботиться, чтобы в силу этого договора (продажи) покупатель дозволил колону извлекать плоды, а жильцу — жить в доме; иначе тот, кому это воспрещено, предъявит иск (к наймодателю) из договора найма» (Д.19.2.25.1). В этом проявлялась социально-экономическая зависимость нанимателей от наймодателей.
В случае продажи предмета найма дальнейшее сохранение договора зависело от воли нового собственника переданной в наем вещи. Если же договор прекращался, наймодатель нес ответственность перед нанимателем.
Договор найма услуг (locftio-conductio operarum) — консен-суальный контракт, по которому одна сторона — нанявший (locator) — принимает на себя обязательство выполнить за обусловленное вознаграждение определенные услуги в пользу другой стороны — нанимателя (conductor).
227

Он не получил широкого распространения и развития в Древнем Риме в силу наличия рабства. Все необходимые услуги выполнялись рабами. Кроме того, всякий физический труд считался унижающим достоинство свободного человека и потому презирался. Тем не менее иногда возникала необходимость в оказании услуг именно свободными:
потребность в средствах существования, зависимость от патрона, высокая квалификация или мастерство свободного человека и т.п. Широкое распространение приобрели творческий труд, деятельность лиц свободных профессий, которые за свой труд получали гонорар.
Предметом договора найма услуг были физические работы, выполняемые по указанию нанимателя (присмотр за ребенком, уход за престарелым, работы в саду и т.п.). Их предметом не могли быть услуги юридического характера.
Договоры найма услуг и договоры подряда очень близки между собой — их предметом является работа, но в договоре подряда — готовый результат, подлежащий передаче заказчику. В первом случае нанимателя интересует именно процесс работы, во втором — заказчика процесс работы не интересует. Его интерес заключается в получении в обусловленный срок готового результата работы — построенного дома, сшитой одежды, отремонтированной вещи и т.п.
Договор найма услуг — двусторонний, в нем каждая из сторон несла определенные обязанности и имела права. Нанявшийся обязан был выполнять услуги по указанию нанимателя, в строгом соответствии с договором, в течение договорного срока и притом лично. Замена нанявшегося другим лицом не допускалась. Если он не мог их выполнять по вине нанимателя, за ним сохранялось право на вознаграждение.
Наниматель обязан был оплачивать выполнение услуги в обусловленном размере и в установленные сроки. Если услуги не выполнялись по болезни нанявшегося пли по какой-либо иной причине, невыполненнные услуги наниматель оплачивать не обязан.
Договор подряда (договор найма работы — locatso conductio operis) — консенсуальный контракт, по которому одна сторона — подрядчик (conductor) — принимает на себя. обязанность выполнить за обусловленное вознаграждение определенную работу и законченный результат передать другой стороне — заказчику (locatores) — в установленный срок.
228

Предметом договора является не просто работа, не процесс, не технология, а именно готовый ее результат, который подрядчик и обязан передать заказчику. Если результата не будет (хотя может быть заказчик упорно трудился), договор не выполнен.
Это договор о найме работы, поэтому в нем соответственно именуются стороны: заказчик, сдающий работу, — локатор, сторона, выполняющая работу, — кондуктор. По общему правилу подрядчик выполняет работу полностью или частично из материалов заказчика. Работа, выполненная целиком из материалов подрядчика, превращает этот договор в куплю-продажу.
Права и обязанности сторон. Подрядчик обязан качественно выполнить работу и в установленный срок передать готовый результат заказчику. Работа должна быть выполнена в строгом соответствии с условиями договора. Если в ходе выполнения работы выявится необходимость отступить от условий договора подрядчик должен поставить в известность заказчика и продолжать работу только с его согласия. Для выполнения работы подрядчик имеет право привлекать третьих лиц, так называемых субподрядчиков, однако он отвечает перед заказчиком за их вину. Вообще подрядчик несет ответственность за упущения при выполнении работ, сделанные им по любой вине, в том числе и по легкой небрежности.
Подрядчик выполняет работу на свой риск. Следовательно, если работа будет выполнена, но до передачи заказчику случайно погибнет, убытки от этой гибели результата работы несет подрядчик. Разумеется, убытки от случайной гибели материалов, поставленных заказчиком, несет он сам.
Подрядчик имеет право требовать принятия выполненной работы или по крайней мере ее оплаты, если она выполнена в соответствии с договором.
Основная обязанность заказчика (нанимателя, локатора) состоит в оплате готового результата работы. Оплата может производиться либо за полностью выполненную работу, либо за отдельные выполненные части работы. Однако, если в процессе выполнения работы выявится ее удорожание по сравнению с обусловленным вознаграждением, подрядчик обязан поставить в известность заказчика и продолжать работу только с его согласия. Заказчику принадлежит право решать — продолжать работу или отказаться отдогово,'.
229

Договор поручения (mandatum) — консенсуальныи контракт, по которому одна сторона (поверенный, мандатарий) принимала на себя обязанность выполнить безвозмездно в пользу другой стороны (доверителя, мандата) определенные действия.
Предметом поручения могли быть действия как юридического, так и физического характера. Однако договор поручения чаще заключался на предмет совершения именно юридических действий — совершения сделок, выполнения процессуальных действий и т.п. В то же время допускалось заключение договоров поручения на совершение услуг физического характера — ремонта обуви, одежды и т.п.
По предмету договор поручения близко примыкает к договору найма услуг: в том и другом предметом могут быть физические услуги. Их различает существенный признак — договор найма услуг возмездный (платный), договор поручения всегда безвозмездный (бесплатный). Если за выполнение каких-либо действий назначалась плата, это превращало договор в наем услуг.
Договор поручения иногда требовал больших затрат времени, сил, энергии, разъездов и т.п. Это не оплачивалось. Доверитель обязан был возместить поверенному расходы, связанные с выполнением поручения, но не его труд.
Римские юристы объясняли это следующим образом. Договор поручения ведет свое происхождение из общественного долга и дружбы (ex officio atque amicitia). Брать плату за услуги, выполненные в силу общественного долга или дружбы, в римском рабовладельческом обществе считалось зазорным, унижающим достоинство свободного человека. Мандатарий считал за честь выполнить определенные услуги в пользу другого свободного человека, рассматривая плату как оскорбление своей чести. Общественный долг или дружба ценились выше денежного вознаграждения. В основе договора поручения лежит особое доверие одной стороны к другой, и это доверие нельзя было опорочить платой. В большинстве своем поверенные были наделены благородством, честью, достоинством, пользовались уважением, авторитетом и т.п., наконец, были достаточно богаты и для них плата за услуги существенного значения не имела. Поэтому римское право четко различало наем услуг и поручение.
С развитием гражданского оборота увеличивалась потребность в оказании юридических услуг. На выполнение пору-
230

чений приходилось затрачивать много усилий и времени. Хорошо выполненное поручение стали определенным образом вознаграждать — преподносить какой-либо подарок или иным образом материально поощрять, чтобы достойным способом, не унижающим честь поверенного, стимулировать его труд по выполнению поручения. Такие подарки позже вошли в практику и получили название «Зюпог» (отсюда современный термин «гонорар»). Преподносить подарок или иным образом материально выражать благодарность поверенному доверитель вначале не был обязан, но со временем такая форма оплаты поручения закрепилась.
Права и обязанности сторон. Хотя договор поручения был двусторонним контрактом, права и обязанности сторон распределялись неравномерно. Более строгие требования предъявлялись к поверенному, несмотря на безвозмездность договора, к его усердию, добросовестности, точности и т.д. Известный юрист Павел говорил: «Дело воли — принять на себя поручение, дело необходимости — выполнить его» (Д.17.6.17.3).
В договоре четко определялось, выполняет ли поручение поверенный лично или может привлекать третьих лиц. Если ему позволено опираться на помощников при исполнении поручения, то за их действия он ответственности не нес (они отвечали непосредственно перед доверителем). Однако поверенный отвечал за выбор помощников. Прибегнув к помощи третьих лиц без специального на то разрешения доверителя, поверенный сам отвечал за свои действия.
Поверенному не разрешалось превышать предоставленные ему полномочия, иначе доверитель мог отказаться от принятия исполнения. Выполнив поручение, поверенный, отчитывался перед доверителем, передавал ему все полученное и приобретенное в результате исполнения поручения со всеми приращениями.
Безвозмездность договора поручения делала его невыгодным для поверенного. И все же римское право устанавливало повышенную ответственность для него вопреки общему принципу — сторона, не извлекающая выгоды из договора, несет ограниченную ответственность. Особо доверительные отношения между сторонами в договоре поручения обусловливали ответственность поверенного за любую вину. Он обязан был возместить доверителю все убытки, причинен-
231

ные ненадлежащим исполнением или неисполнением договора.
Права поверенного в рассматриваемом договоре были весьма ограниченными. Он мог отказаться от выполнения договора, если приходил к выводу, что не сможет его выполнить надлежащим образом, а также требовать возмещения расходов, связанных с выполнением поручения.
Обязанности и права доверителя. Основная обязанность доверителя — возместить поверенному понесенные им при исполнении поручения издержки. Они подлежали возмещению даже в случае, если результат поручения не достигнут, но без вины поверенного. Кроме того, доверитель обязан возместить поверенному убытки, причиненные ему по вине доверителя. Права доверителя соответствовали обязанностям поверенного.
Прекращение договора. В силу особых доверительных отношений сторон в отличие от других договоров предусмотрены и специфические способы прекращения договора поручения. Каждая из сторон имела право в любое время в одностороннем порядке отказаться от договора. Договор основывался на доверительных отношениях, и если доверие прекращалось, прекращался и договор. Однако поверенный мог отказаться от дальнейшего выполнения поручения так, чтобы не причинить доверителю имущественный ущерб. Он своевременно должен был предупредить доверителя об отказе от поручения, чтобы последний мог предпринять необходимые меры.
Договор поручения прекращался смертью одной из сторон. Это также обусловливалось доверительным характером отношений, наследники умершей стороны могли не внушать доверие другой. Однако и в этом случае поверенный обязан предупредить возможный ущерб наследникам доверителя.
Для защиты интересов сторон каждой из них предоставлялся специальный иск, вытекающий из договора поручения.
Договор товарищества (societas) — консенсуальный контракт, по которому два или несколько лиц объединялись для достижения какой-либо хозяйственной цели. Договор товарищества своеобразен в том плане, что в нем может принимать участие практически неограниченное число лиц, т.е. многосторонний договор. Он так же, как и договор поручения, основывался на особом доверии товарищей друг другу, на
232

уверенности одного в порядочности, честности, добросовестности всех других и, наоборот, — всех в каждом. Это логично, поскольку, объединяя деньги, имущество, собственные усилия для достижения определенной (может, даже рискованной) цели, товарищи должны рассчитывать на взаимную поддержку, помощь, выручку и т.п. Без такой уверенности успеха в товарищеской деятельности достичь невозможно. Доверительный характер договора товарищества указывает на его происхождение — он возник на основе семейных или родственных связей. Например, сонаследники, для того, чтобы не дробить полученное по наследству имение, договариваются между собой о дальнейшем его совместном использовании. Поэтому римские юристы определяли товарищество как объединение, основанное как бы на праве братства.
Характерным признаком товарищества являлась общность имущества. Степень ее определялась в договоре: на все имущество всех объединившихся или только на то, которое было необходимо для достижения общей цели.
В первом случае объединялось все имущество, соответственно возникало право общей собственности всех объединившихся на все имущество как наличное, так и на то, которое может быть получено в будущем.
Во втором случае объединению подлежала только часть имущества, предназначаемая для достижения определенной цели. Размеры вкладов определялись договором — они могли быть и равными для всех, и разными. Одному засчитывались в качестве вклада его организаторские способности, другому — мастерство, третьи принимали участие своим имуществом. Следовательно, вкладом могли служить как имущество, так и собственные усилия.
Договор также определял правовой режим объединенного имущества. Например, это могла быть общая собственность всех товарищей, каждый из которых сохранял индивидуальное право собственности на внесенный им вклад, передавая его только в общее пользование . В договоре определялось также участие товарищей в прибылях и убытках: пропорционально вкладу или личному участию в делах, в равных долях всем или с учетом других факторов. Допускалось условие, при котором одному определялась большая доля прибыли, а другие несли только убытки («львиное товари-
233

щество»). Ульпиан, намекая на известную басню Эзопа, отмечает: «Нельзя образовать такое товарищество, что одному достается только выгода, на другого возлагается только ущерб;
такое товарищество принято называть «львиным» (Д.17.2.29.2).
Договор товарищества мог заключаться на определенный срок или без указания срока. Каждому товарищу предоставлялось право выйти из товарищества в любое время, только при условии, что это не принесет ущерба остальным. Желающий выйти из товарищества обязан был заранее предупредить об этом, чтобы товарищи могли предпринять необходимые меры против возможного ущерба.
В зависимости от того, между кем складывались отношения по договору товарищества, они делились на внутренние и внешние. Внутренние возникали между самими членами товарищества, внешние — между товариществом, с одной стороны, и третьими лицами, с другой. Разумеется, характер прав и обязанностей сторон в этих случаях не был одинаковым.
Права и обязанности сторон в договоре товарищества между собой (внутренние отношения). Каждая из сторон (каждый товарищ) имеет право требовать обусловленного участия в распределении прибылей, полученных в результате успешной деятельности товарищества. Размер долей оговаривается при заключении договора —он может быть равным для всех товарищей, но может быть и иным. Каждый товарищ имеет право выхода из товарищества в любое время, но при условии, что его выход в данный момент не причинит вреда другим товарищам. Каждому товарищу принадлежит право требовать от остальных принятия на себя части ущерба, причиненного случайной гибелью или повреждением имущества товарища, внесенного в общий котел.
Обязанности товарищей довольно многочисленны и многообразны. Каждый из них обязан внести обусловленное имущество и в обусловленном размере как вклад в общее дело. Это могут быть вещи, денежные средства или услуги. Внесенное в качестве вклада имущество становится общей собственностью товарищества, и в случае случайной гибели или повреждения убытки несут все товарищи. При этом риск случайной гибели вещей, определенных родовыми признаками, ложится на товарищество с момента их фактической передачи в общий котел, а за индивидуально-оп-
234

ределенные вещи — с момента заключения договора (Д. 17.2.58.1). «Ибо должны быть общими как выгода, так и ущерб, возникший не по вине участника товарищества...», — говорил Юлиан (Д. 17.2.52.4).
Весьма важной обязанностью каждого товарища является добросовестное отношение к общему делу. При этом добросовестность определяется в отличие от других договоров конкретно — к делам товарищества каждый его участник должен относиться так, как он относится к своим собственным. В данном случае наступает ответственность за конкретную вину — culpa in concrete.
Все приобретенное по общему делу каждый товарищ обязан передать товариществу и отчитаться за осуществленные действия. В случае злоупотребления одним из товарищей к нему мог быть предъявлен иск, вытекающий из договора, по которому злоупотребивший присуждался к бесчестью (infamia). Суровость ответственности объясняется доверительным характером договора товарищества.
Правовые отношения товарищества с третьими лицами (внешние отношения). Товарищество не было юридическим лицом, поэтому во внешних отношениях каждый товарищ выступал и действовал от собственного имени. В случае нарушения договора, заключенного от имени товарищества с третьим лицом, перед этим внешним контрагентом отвечал заключивший договор — он становился и управомоченным и обязанным перед ним. Только после передачи всего полученного по договору в кассу товарищества внешний контрагент мог предъявлять требования и к остальным товарищам.
Договор товарищества прекращался односторонним отказом любого из товарищей от продолжения общего дела, при достижении общей хозяйственной цели или смерти одного из участников товарищества, а также вследствие выявившейся несостоятельности одного из товарищей. Однако после выхода или смерти одного из товарищей остальные по молчаливому согласию будут продолжать начатое дело. Но это уже будет новый договор товариществ.
§ 5. Безыменные контракты
К началу императорского периода хозяйственная жизнь Древнего Рима получила столь бурное развитие, что замкнутая система контрактов уже не могла удовлетворить по-
235

требности гражданского оборота. Деловые отношения не укладывались в прокрустово ложе известных контрактов. Хозяйственный оборот требовал новых договорных форм. Вначале практика вынуждена была пойти по пути предоставления исковой защиты отношениям, ранее исками не защищавшимся. Например, два лица заключили между собой соглашение о взаимных имущественных предоставлениях, которое никаким известным контрактом не охватывалось и потому иском не защищалось. Одна сторона свою обязанность выполнила и передала другой определенное имущество, другая отказалась выполнить принятое на себя обязательство. В таком случае стороне, исполнившей договор, предоставлялся кондикционный иск (condictio) для возврата исполненного.
Однако при таком решении конфликта хозяйственная цель, ради которой заключался новый вид договора, не достигалась. Интерес стороны, исполнившей свое обязательство, оставался неудовлетворенным.
Поэтому было признано необходимым применять понуждение к стороне, не желающей выполнить принятое на себя обязательство в этом договоре: при уклонении стороны от его выполнения исполнившая свое обязательство сторона получила специальный иск. Иными словами, границы исковой защиты в этих случаях намного расширены — исполнившая договор сторона имела право требовать от другой не только возврата исполненного, но и исполнения самого договора. Таким образом были признаны, получив юридическую значимость и исковую защиту, договоры, не вписывающиеся в систему контрактов, не вошедшая ни в одну из рассмотренных выше групп новая категория договоров, позже получившая в науке римского права названия безыменных, непоименованных, договоров — contractus innominati. Имеется в виду название группы договоров в целом, поскольку каждый из них в отдельности имел свое наименование.
По характеру эти договоры ближе всего примыкали к реальным контрактам. Они возникали не с момента соглашения, а с момента осуществления одной из сторон имущественного представления. Это то, что сближает безыменные договоры с реальными контрактами. Различие же состоит в том, что реальные контракты возникают с момента фактической передачи вещи одной стороной другой.
236

Возникновение безыменных контрактов связано с имущественным предоставлением, которое может состоять либо в передаче вещи, либо в совершении какого-либо действия.
Многообразие безыменных контрактов в кодификации Юстиниана сводится к четырем основным типам.
1. Я передаю тебе право собственности на вещь с целью, чтобы ты передал мне право собственности на другую вещь — facio, ut des.
2. Я передаю тебе право собственности на вещь с целью, чтобы ты совершил определенное действие в мою пользу, оказал мне определенную услугу и т.п. —do, ut facias.
3. Я совершаю в твою пользу определенное действие с целью, чтобы ты передал мне право собственности на определенную вещь — facio, ut des.
4. Я совершаю в твою пользу определенное действие с целью, чтобы и ты совершил в мою пользу также определенное действие — facio, ut facias.
Со временем эта группа договоров оформилась в самостоятельный вид и составила новое звено в системе римских контрактов. В источниках есть сведения о противопоставлении новых договоров, выходивших за пределы устоявшейся договорной системы, контрактам, которые имеют свое название. Новая группа договоров сохранила отличительный признак: сторона, исполнившая свое обязательство и не получившая удовлетворения от другой стороны, имела право вместо иска о понуждении к исполнению предъявлять к контрагенту кондикционный иск о возврате исполненного.
Наиболее распространенным среди этих договоров были договор мены (permutatio) и оценочный договор (cjntractus aestimatorius).
Договор мены — это новый контракт, по которому одна сторона передавала другой стороне в собственность какую-либо вещь (или вещи), с тем что другая сторона взамен полученной передаст первой стороне в собственность иную вещь, эквивалентную по стоимости. Он возник раньше договора купли-продажи, когда оборот товаров происходил в форме обмена вещи на вещь. Однако с появлением денег договор мены утратил значимость, так как обмен вещи на деньги намного упростил гражданский оборот. Договор кугши-продажи полностью овладел рынком и почти вытеснил мену. Именно
237

поэтому он занял подобающее ему место в системе контрактов. Однако и мена, несмотря на значительное ограничение, все же сохранила свою жизнеспособность. Именно поэтому юридическую регламентацию этот договор получил довольно поздно.
Если первая сторона передавала контрагенту вещь, не принадлежащую ей, и затем эта вещь у контрагента была отсуждена, договор считался несостоявшимся. В остальном к договору мены применялись правила договора купли-продажи.
Оценочный договор — контракт, по которому одна сторона передавала другой определенную вещь для продажи за обусловленную цену, а другая сторона должна была передать первой обусловленную сумму или возвратить саму вещь.
Предметом договора могла быть любая вещь, не изъятая из оборота. Он считался заключенным с момента фактической передачи вещи собственником другому лицу для продажи. Этот договор был весьма близок к договору поручения — по его смыслу собственник поручал другому лицу продать свою вещь за обусловленную цену. Однако различие между ними состояло в том, что договор поручения — всегда безвозмездный контракт. По смыслу оценочного договора лицо, которому собственник поручал продать свою вещь — посредник (а точнее, перекупщик), в своих действиях был более свободным, чем поверенный. Он мог продать вещь по любой цене (оставив себе разницу между обусловленной в договоре и фактической ценой), мог вообще обратить ее в свою собственность. Своему контрагенту он обязан был передать обусловленную договором сумму или возвратить вещь, если почему-либо не смог ее продать.
Так же, как и в договоре поручения, продавец не являлся собственником продаваемой вещи и потому в соответствии с общим принципом, казалось бы, не мог перенести право собственности на вещь на ее приобретателя. Однако римское право в этих случаях допускало перенос права собственности на приобретателя, поскольку продажа производилась по воле собственника, по его поручению и от его имени.
Интересной особенностью оценочного договора является то, что здесь риск случайной гибели вещи принимает на себя перекупщик, хотя и не является ее собственником. По-видимому, это правило сохранилось с древнейших времен —
238

вместе с передачей вещи переходил и риск случайной гибели. Юрист Ульпиан писал: «В силу оценки риск возлагается на того, кто принял (вещь): он должен вернуть саму вещь в целости, или уплатить по оценке, о которой имеется соглашение» (Д. 19.3.1). Однако источники содержат и другие сведения (Д.19.5.17.1), по которым иногда риск возлагался на собственника вещи. По-видимому, такая непоследовательность объясняется неокончательным решением вопроса.
§ 6, Пакты и их виды
Первоначально пакты представляли собой неформальные соглашения, не пользующиеся исковой защитой именно потому, что были неформальными. Их юридическое значение заключалось в том, что исполнение принятого на себя в силу неформального соглашения обязательства является исполнением должного. Исполнивший такое обязательство не имеет права затем требовать возврата исполненного на том основании, что исполнение основано на неформальном соглашении. Эти соглашения не укладывались ни в один из рассмотренных ранее контрактов и потому считались неформальными, в силу чего им исковая защита не предоставлялась. Такие пакты стали называть «голыми» — pacta nuda. Простое, неформальное соглашение не порождает обязательства (Pacta nuda obligationem non pariunt) — таков древнейший принцип римского права. И все же в одном из эдиктов претор объявил, что он будет признавать, сохранять заключенные пакты — pacta conventa verbaro. Так родился крылатый афоризм: «Pacta sunt servanda» — соглашения надо соблюдать, не нарушать (Д.2.14.7.7).
Однако с развитием гражданского оборота, благодаря своей простоте и доступности, неформальные соглашения заключаются все чаще. Между тем лишение их исковой защиты не способствовало устойчивости оборота, напротив, подрывало деловые отношения. Именно под напором оборота вначале в порядке исключения некоторым пактам стали предоставлять исковую защиту, называя «одетыми пактами» — pacta vestita. Юридическое признание такие пакты получили в разное время, и это обстоятельство послужило критерием их разграничения на три группы: a) pacta adjec-ta — присоединенные пакты; б) pacta praetoria — преторе-кие пакты; в) pacta legitima — императорские пакты. Первые получили исковую защиту раньше других, вторые — в
239

период республики со стороны преторов, третьи — были признаны императором.
Присоединенные пакты (pacta adjecta) — дополнительные к главному договору соглашения, предусматривающие внесение изменений в его юридические последствия. Как правило, это было возложение в договоре на ту или иную сторону каких-либо дополнительных обязанностей, уточнение условий договора, сроков платежей и т.п. Вначале это осуществлялось в момент заключения главного договора, а позже и спустя какое-то время после его заключения. Однако в последнем случае такой присоединенный пакт получал юридическое признание лишь при условии, что положение должника не будет ухудшено. Так, соглашение, возлагающее на должника дополнительные обязанности или иные обременения, не признавалось соответствующим закону.
Преторские пакты. Пакты, получившие исковую защиту из рук преторов и, следовательно, юридическое признание, стали называть преторскими. Их было всего два: contitutum debiti — подтверждение долга и receptum, объединяющий три вида пактов: a) receptum arbitri — соглашение с третейским судьей; б) receptum nautarum, cauponum, stabulariorum —соглашение с хозяином корабля, гостиницы или постоялого двора о сохранности вещей пассажиров и постояльцев; в) receptum argentarii — соглашение с банкиром об уплате обусловленной суммы третьему лицу.
Подтверждение долга — constitutum debiti. В некоторых случаях возникла необходимость подтвердить уже существующий долг или долг третьего лица, для чего и заключался указанный пакт. Например, должник торжественно принимал на себя обязательство уплатить долг кредитору, по которому уже истек срок исковой давности, или уплатить долг за третье лицо. Обещание уплатить уже существующий долг и есть его признание, подтверждение — отсюда и название пакта. Подтверждение чужого долга — одна из разновидностей поручительства.
Соглашение с третейским судьей о рассмотрении им спора, возникшего между определенными лицами, — receptum arbitri. Лица, между которыми возник имущественный спор, могли договориться, что не будут разрешать дело в суде, а передадут его на рассмотрение избранному ими третьему лицу — арбитру. Для того чтобы арбитр рассмотрел спор, необходи-
240

мо было заключить с ним об этом пакт,который и получил название receptum arbitri.
В силу этого пакта третейский судья обязан рассмотреть спор и вынести свое решение. Юрист Ульпиан говорит, что претор никого не принуждает принимать на себя обязанности третейского судьи, так как это дело свободное, однако если кто-либо уже принял на себя обязанности третейского судьи, то обязан довести его до конца (Д.4.8.3.1). За уклонение от исполнения принятого на себя обязательства третейский судья подвергался штрафу. Только уважительные причины освобождали его от ответственности, например, болезнь, возникшие после заключения пакта враждебные отношения между арбитром и одной стороной из спорящих сторон, возложение на него публичных обязанностей, препятствующих рассмотрению спора, и т.п.
Соглашение с хозяином корабля; гостиницы, постоялого двора о сохранении переданных им вещей пассажиров и постояльцев —receptum nautarum, cauponum, stabulariorum. Путешественники, торговцы и другие пассажиры и постояльцы, останавливаясь на ночлег в гостинице или постоялом дворе, а пассажиры на корабле, вынуждены вручать свои вещи хозяевам (например, лошадей, грузы, багаж). О факте принятия таких вещей на хранение заключался указанный пакт, по которому хозяин нес ответственность не только за виновное, но и за случайное причинение вреда или гибель вещей. Вещи постояльца поступали на хранение хозяину гостиницы, постоялого двора или корабля в силу самого акта осуществления им предпринимательской деятельности. Хозяин не мог отказаться от обязанности принять вещи на сохранение. Это входило в круг его предпринимательских функций.
Повышенная ответственность указанных лиц объясняется тем, что в те времена хозяева гостиниц, постоялых дворов и кораблей часто вступали в сговор с грабителями. По прибытии на постой богатого путешественника они подавали условный сигнал грабителям или пиратам, которые учиняли разбой, а добычу потом делили с пособниками. Императоры вынуждены были установить столь суровую ответственность, чтобы хоть в какой-то мере ограничить масштабы разбоев и грабежей. Для защиты постояльцев и путешественников, потерпевших от разбоя, им давался специальный иск.
241

Соглашение с банкиром об уплате за счет клиента определенной суммы третьему лицу — receptum argentarii Это неформальное соглашение, по которому банкир, меняла принимал на себя обязательство уплатить третьему лицу долг своего клиента за его счет. Своеобразная форма поручительства, при которой должник третьего лица при отсутствии свободных денег обращался к своему банкиру и просил за счет его денег, находящихся на хранении у банкира, произвести оплату долга. Банкир, выступая в этом случае в качестве поручителя, был гарантирован деньгами должника, которые находились у него на хранении. Хотя это обстоятельство не было необходимым условием заключения пакта, банкир мог принять на себя такое обязательство и в случае; когда денег должника у него не было.
Заключение пакта не ставило банкира в положение должника третьего лица, которое и впредь оставалось кредитором только клиента банкира. Правовые отношения возникали лишь между клиентом банкира и его кредитором — третьим лицом. Однако если банкир почему-либо отказывался платить клиенту предоставлялся специальный иск, вытекающий из заключенного пакта.
Императорские пакты (pacta legitima). Пакты, получившие юридическое признание в законодательстве поздней империи, стали называться императорскими. Они защищались кондикционными исками, вытекающими из закона, которым было признано это соглашение. К числу указанных пактов относились: a) compromissum — соглашение между спорящими о передаче их спора на рассмотрение третейскому судье; б) pactum dotis — соглашение о приданом; в) pactum donationis — соглашение о дарении.
Compromissum — пакт, допустивший передачу спора на рассмотрение третейскому судье. Имущественный спор, возникавший между гражданами, во всех случаях подлежал рассмотрению в суде. Однако спорящие не всегда желали предавать публичной огласке свои взаимоотношения, и потому такой порядок иногда противоречил их интересам. В свя5Й с этим стали практиковать передачу подобных споров на рассмотрение лицу, внушающему доверие спорящих, решение которого они соглашались признать. Такая практика была узаконена в период империи признанием указанного пакта.
242

Для обеспечения выполнения решения третейского судьи спорная вещь или сумма денег предварительно передавалась ему на хранение (секвестр) до принятия решения по делу. Стороны оговаривали в соглашении, что третейский судья передаст спорную вещь или сумму денег тому из спорящих, в чью пользу будет вынесено решение арбитра. Вначале пакт получал исковую защиту при условии, что стороны присягнули выполнить решение арбитра. Позднее решение третейского судьи приобрело обязательную силу в том случае, когда стороны выражали свое согласие с ним и подписывали его или не оспорили в 10-дневный срок.
Pactum dotis — неформальное соглашение, в силу которого отец невесты принимал на себя обязательство передать будущему мужу своей дочери определенное имущество в качестве приданого для облегчения семейного бремени. На основании этого пакта муж получал специальный кондикционный иск, посредством которого мог требовать от отца жены обещанного приданого. Правовой режим приданого определялся нормами цивильного права.
Pactum donationis — неформальное соглашение, по которому одна сторона — даритель — совершает безвозмездное имущественное предоставление другой стороне — одаряемому — с целью проявления к ней определенной щедрости.
Имущественное предоставление может состоять в передаче одаряемому права собственности на обусловленную вещь, уплате денежной суммы, установлении сервитута, отказе от определенного права требования и т.п. Дарение совершается именно с целью проявления к одаряемому щедрости, оказания воспомоществования и осуществляется за счет имущества дарителя. Посредством дарения происходит безвозмездный переход имущества от дарителя к одаряемому. Это не всегда соответствовало интересам господствующего класса. Поэтому в классический период целью недопущения дробления имущества аристократических родов было установлено ограничение размера дарения, которое не касалось дарений между ближайшими родственниками. В императоре ;;о эпоху это ограничение утратило свое значение, но было установлено правило, в соответствии с которым дарение осуществлялось в форме так называемой судебной инсинуации, т.е. дарственный акт требовалось совершать перед судом-с занесением в реестр. Однако в праве Юсти-
243

ниана совершение инсинуации требовалось лишь при дарении на сумму свыше 500 золотых. Дарение на меньшие суммы можно было совершать в любой форме. Таким образом, пакт о дарении получил исковую защиту.
Одной из форм дарения было дарственное обещание совершить определенное имущественное предоставление. Оно имело обязательную силу только при условии совершения в форме стипуляции. Неформальное дарственное обещание обязательства не порождало.
Несмотря на безвозмездный характер соглашения, даритель нес ответственность перед одаряемым за возможные негативные последствия дарения, наступившие в результате умысла или грубой небрежности дарителя (например, обнаруженные недостатки подаренной вещи, причинившие определенный ущерб одаряемому, отсуждение вещи).
Особенностью пакта о дарении было и то, что в определенных случаях дарение могло быть отменено. В классический период патрон имел право отменить дарение, совершенное в пользу вольноотпущенника. Эта правовая норма свидетельствовала о большой зависимости вольноотпущенников от своих патронов. Указанный частный случай отмены дарения Юстиниан распространил на все случаи дарения. Были также выработаны правовые основания для отмены дарения: выражение неблагодарности одаренного в отношении дарителя, нанесение ему грубой обиды, создание опасности для жизни дарителя, причинение имуществу дарителя значительного вреда. Кроме того, если у бездетного патрона, совершившего дарение в пользу вольноотпущенника, после этого родился ребенок, он имел право отменить дарение и потребовать обратно сделанное имущественное предоставление.
Контрольные вопросы для проверки усвоения материала:
\. Что т?кое вербальные договоры? 2.Что собоц представляют стипуляция и поручительство?
3. Дайте характеристику литтеральныъх договоров.
4. В •••ел' смысл реальных договоров? Какие договоры входят в эту группу?
5. В чем отличие договора займа от договора ссуды?

<< Предыдущая

стр. 7
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>