<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ


19

53

30

33

18

19
Порядочность
19
4
25
30
40
27
Доступность
15
17
20
22
28
21
Готовность любыми средствами достичь цели



17



81



23



19



8



9
* Исследование типа «Экспресс», сентябрь 1995 г. (N = 1600 человек). Перечень предложенных респондентам опций несколько сокращен.
Полученные ответы, естественно, представляют имидж соответствующих деятелей в массовом социальном воображении. Но кроме того — и это в данном случае наиболее существенно — «портрет» тех качеств, которые должны быть свойственны политикам, по мнению населения. Как видим, уже в первом приближении желаемые качества группируются в три блока: «интеллектуальный» (Гайдар—Явлинский—Федоров), «партийно-политический» (Зюганов), «лидерский» (Жириновский—Лебедь). Легко обнаруживается расхождение между имиджем определенного лидера в системе трех зеркал — «для всех», «для своих» и «для противников».
Поскольку вопрос ставился в предвыборной ситуации 1995 г., в нем отсутствует характеристика Б. Ельцина. Позаимствуем ее из более позднего исследования (март 1996 г.).
Таблица 5
Отношение респондентов к президенту Б. Ельцина
(в % от числа опрошенных)*
Варианты ответа
Доля опрошенных
Положительные аспекты деятельности
Продолжает демократические реформы
21
Гарантирует хоть какой-то порядок
14
Когда нужно, действует решительно
13
Нет положительных сторон
30
Затруднились ответить
22
Претензии к Б. Ельцину
Кризис в экономике
31
Ошибки последних лет
27
Ответственность за войну в Чечне
24
Нет программы выхода из кризиса
20
Не заботится о социальной защите населения
19
Далек от народа
12
Нет претензий
5
Затрудняюсь ответить
8
* Исследование типа «Экспресс», сентябрь 1995 г. (N = 1600 человек). Приведены позиции, набравшие не менее 10% опрошенных.
Эти ряды показателей интересны отнюдь не «критической массой» оценок действующего президента России, они легко объяснимы. Важнее и труднее объяснить, почему при всех этих оценках Б. Ельцин еще имеет определенный политический потенциал и — как показывает развитие электоральной ситуации 1996 г. — возможность сохранения своего поста в рамках нормальной избирательной процедуры. Такое объяснение, по-видимому, должно учитывать своеобразный статус этого деятеля как постхаризматического лидера, наследующего «советский» (то есть партноменклатурный) тип легитимности властной позиции в постсоветский период. Давно утраченный отблеск личной харизмы 1987–1991 гг. (образ праведника-мученика-героя) не может нейтрализовать, а скорее умножает и усиливает — как всякий синдром разочарования в былом кумире — критические установки самых разных групп населения по отношению к нему.
Но, в соответствии с отмеченной выше особенностью персонализации социальных феноменов, эти установки носят безличностный характер, сам Ельцин выступает в них как метка определенных реальных или воображаемых событий. Даже распространенное представление о неспособности президента управлять обстановкой, силовыми структурами и собственным окружением — может превращаться в апологию «меньшего зла».
Особого рассмотрения заслуживал бы, конечно, недавно — фактически, уже в рамках избирательной кампании — принятый Б. Ельциным образ патерналистского лидера. Но это требует нового материала.
Если вернуться к упомянутой выше функционалистской по своим принципам модели персонализации российского электорально-политического пространства, можно отметить такую ее особенность как обязательная дублируемость основных ролевых позиций. Патерналисткую роль Ельцина никто не может воспроизвести, но ее почти зеркально дублирует главный политический оппонент — Зюганов, а кроме того — пародийно — «всеобщий оппонент» Жириновский. Государственный по роли (и наиболее антигосударственный по убеждению) реформатор Гайдар дублируется своим основным оппонентом — «неофициальным» реформатором Явлинским. В образе «решительной откровенности» дублируют друг друга Лебедь и тот же Жириновский. Типологически новых функциональных позиций нет, потому что политическое пространство замкнуто и не допускает новообразований. Поэтому, между прочим, каждый из новых для электорального поля кандидат в президенты дублирует какую-то из уже принятых ролей...
Электоральное пространство 1996 г. — важнейший пробный камень той вынужденной, неоформленной, пассивной «зрительской» демократии, которая только и могла стать реальной в постсоветской России. И в то же время — поле для исследовательской работы, которое должно быть плодоносным.



<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ