стр. 1
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Саратовская государственная академия права Чебоксарский кооперативный институт Московского университета потребительской кооперации
В.А.Тархов
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Общая часть
Чебоксары

ББК 34 С.4
Т 22
Книга В.А.Тархова, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РСФСР представляет собою переиздание ранее вышедших книг: Понятие гражданскою права, 1987; Гражданское правоотношение, 1993; Гражданские права и ответственность, 1996, обновленное в соответствии с действующим законодательством и полностью охватывающее общую часть (Общие положения) российского гражданского права.
Научный редактор - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданскоправовых дисциплин Чебоксарского кооперативного института Московского университета потребительской кооперации В.А.Рыбаков.

Т 22
Тархов В. А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций, г. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. - 331 с.

Для преподавателей, аспирантов и студентов (учащихся) высших и средних специальных учебных заведений, научных и практических работников в области права, читателей, интересующихся вопросами теории права и гражданского права.
ББК 34 С.4

РАЗДЕЛ I. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА ПРАВА
Понятие права
Общее понятие права является необходимым для всех юридических исследований. Поэтому освещению отраслевого понятия представляется целесообразным предпослать рассмотрение вкратце понятия общего.
1. С появлением на земле людей между ними с непреложной необходимостью складываются различные отношения'. С одной стороны, люди нуждались друг в друге. Это обусловливалось, во-первых, естественными, природными отношениями между полами, между родителями и детьми; такие отношения с возникновением человеческого общества сразу же приобретают социальный характер2. Во-вторых, необходимость взаимного общения обусловливалась развитием производительных сил, требовавшим объединения труда на базе общественной собственности на средства производства;
производственные отношения с самого начала являются социальными, они не существуют до человеческого общества. С другой стороны, связанность людей временем и пространством создавала возможность столкновений, разнообразных конфликтов по всевозможным поводам. Взаимное общение непременно требовало ответа на неизбежно возникающие многочисленные вопросы, как нужно поступить (и поступать впредь) в тех или иных случаях, как разрешать естественно возникающие разногласия. Понятно, что подавляющее большинство жизненных ситуаций повторяется, а вместе с тем повторяются возникающие вопросы и ответы на них. Складываются определенные правила поведения, обычаи. Одни из них связаны с оценочными понятиями правды и неправды, добра и зла и являются нормами нравственными. Другие не связаны с этими понятиями, а являются результатом оценки только правильности или неправильности поведения и представляют собою нормы технические.
Первоначально правила поведения, нормы складывались лишь для нужд общения внутри маленьких ячеек человеческого общества -
' См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 439-440.
2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С.343; Т. 46. Ч. I. С. 18.

семьи, рода, племени, но затем свои правила появляются и для отношений между этими ячейками, между народами. С расколом общества на классы обычаи приобретают классовый характер. Возникшее государство в интересах господствующего класса закрепляет в своем законодательстве те или иные выгодные и угодные этому классу обычаи и издает новые правила. Возникает право3.
2. Слово «право» в русском языке употребляется в различных значениях4. Прежде всего это слово возникло, видимо, как синоним слов «правда», «правильно», «притязание». Пока люди не различали права и обязанности5, понятие «правильно», вероятно, в какой-то мере отождествлялось с понятием «обязательно». В первоначальном значении слово «право» употребляется до сих пор в ситуациях чисто этического характера: «Какое Вы имеете право так со мной разговаривать?» Это не более чем требование вежливости в обращении людей друг к другу. Очевидно, что отождествлять такое понимание с юридическим значением недопустимо'. Право весьма определенно отличается от таких категорий как чувство и совесть7.
Далее это слово употребляется в «непосредственно-социальном смысле»8. Это нечто большее, чем этическая категория, это действительно право, отличающееся от юридических субъективных прав тем, что оно существует независимо от закрепления его государством: право на революцию9, право на мирную жизнь и т.п. В таком значении эта категория имеет большой вес в некоторых аспектах международного права, а также для межмирового права, если оно окажется необходимым'".
Наконец, слово «право» употребляется в юридическом смысле".
Это понимание отличается от предшествовавших и потому соединение их12 невозможно без утраты каждым своего значения.
В юридическом смысле это слово тоже не однозначно. Общераспространенным является деление права на объективное и субъек-
э См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 272-273; Т. 19.С. 393. 'См.: Словарь русского языка. М., 1959. Т. 3. С. 485; О понимании советского права // Советское государство и право. 1979. № 8. С. 60. 5 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 159. ' См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 309 и 313.
7 См.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 107.
8 Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 54; см также: Марксистско-ленинская концепция прав человека и современная идеологическая борьба // Сов. гос-во и право. 1980. № 7.С. 5; 1988. № 3. С. 145; Правоведение. 1985. № 2. С. 58.
9 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22. С. 545.
10 См.: Иойрыш А.И. Проблема внеземных цивилизаций и «метаправо» // Сов. гос-во и право. 1978. № 9. С. 64. Евинтов В. И. Общепризнанные нормы международного права и идеологическая борьба // Сов. гос-во и право. 1983. № 7 С 111
" См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 46.
"См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 7. С. 59; Нерсесянц B.C. Право:многообразие определений и единство понятий // Сов. гос-во и право. 1983. № 10. С. 26.

тивное, хотя нередко эти понятия и смешиваются. Когда право определяется как известная мера свободы поведения участников отношений, то это - определение субъективного права'3. Между тем их необходимо различать. Нельзя сказать, будто бы эти понятия не выводят нас за пределы правовой формы и употребляются не в философском смысле'4. Такое деление соответствует философским представлениям. Объективное имеет две стороны: противостоящее субъекту и независимое от его сознания15. Объективное право представляет собою • нечто внешнее для субъекта, существующее независимо от него, субъективное же право принадлежит определенному субъекту, является присущим, принадлежащим ему, связанным с его существованием:
чье право на свободу, право кого на мирную жизнь и т. п. Право в объективном смысле тоже субъективно, потому что оно создается людьми, хотя их воля и объективно обусловлена, но существование его не зависит от воли и сознания каждого отдельного субъекта".
Более того, право является объективным фактом и для создавшего его государства и потому оно с полным основанием называется объективным правом.
Надо сказать, что в неюридическом значении слово «право» почти всегда обозначает право в субъективном смысле, потому что связывается с принадлежностью его какому-то субъекту: чье право, кому оно принадлежит. Для того, чтобы стать объективным, право должно быть отделено от каждого отдельного субъекта, приобрести общий характер и общеобязательность, найти общее выражение в качестве «институционного нормативного образования»17. Субъективное право в юридическом значении всегда является зависимым от права объективного. В настоящем разделе мы остановимся на понятии объективного права, о субъективном праве в различных его значениях пойдет речь в разделе о гражданском правоотношении. Словом «право» обозначается также отраслевая наука.
3. Наша юридическая литература в определении права отправляется главным образом от слов К.Маркса и Ф.Энгельса, обращенных к буржуазии в «Манифесте Коммунистической партии», одном из первых произведений зрелого марксизма18: «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется
"См.: Нерсесянц B.C. Философия права Гегеля и современность. М., 1977. С. 57;
Сов. гос-во и право. 1979. № 7. С. 71; № 8. С. 58; Алексеев С.С. Указ. соч. С. 93-94.
14 См.: ДуОин А.П. Диалектика правоотношения. Саратов, 1983.С. 3.
15 См.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 90.
"См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 311-313; Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 10.
17 Алексеев С.С. Указ. соч. С. 92. См. его же. Право-институционное социальное образование//Вопросы теории государства и права. Саратов, 1983.
18 См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 22.

материальными условиями жизни вашего класса»". Из этих слов вытекают основные признаки права.
Во-первых, право представляет собою волю господствующего в данном обществе класса.
Во-вторых, содержание этой воли объективно определяется материальными условиями жизни данного класса.
В-третьих, воля господствующего класса возведена в закон.
Пояснение этого признака мы находим в словах Энгельса: «Все потребности гражданского общества - независимо от того, какой класс в данное время господствует, - неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение»20.
Поскольку юридические законы способно издавать только государство, постольку юридическое право непременно связано с существованием государства.
Положения Маркса и Энгельса развиты В. И.Лениным. Он пишет:
«Воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью; иначе слово «воля» пустое сотрясение воздуха пустым звуком»2'. В брошюре «Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах» Ленин говорит, что закон -это акт высшего органа государственной власти, однако законным является требование, основанное не только непосредственно на законе, но также на договоре или на правилах22. В другом месте он поясняет:
«... Что такое закон? Выражение воли классов, которые одержали победу и держат в своих руках государственную власть»23. По-видимому, воля класса может найти свое выражение не только в законах высших органов государственной власти, но и в иных актах, а в период революции, пока не создана еще новая власть, и вообще не найти проявления в писанных документах, хотя, тем не менее, полностью соответствовать представлению о праве как о возведенной в закон воле класса.
Революционному правотворчеству масс В. И. Ленин уделял большое внимание, о чем свидетельствует то, что он дважды публиковал одно и то же свое высказывание - в брошюре «Победа кадетов и задачи рабочей партии» и в заметке «К истории вопроса о диктатуре»: «Во взятом нами примере мы видим диктатуру именно народа, ибо народ, масса населения, неоформленная, «случайно» собравшаяся в данном месте, сама и непосредственно выступает на сцену, сама чинит суд и расправу, применяет власть, творит новое революционное право»24.
" Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 443. Ср.: Т. 3. С. 322; Т. 8. С. 208.
20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 310.
21 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 32. С. 340.
22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 2. С. 33-34.
23 Ленин В. И. Полн собр. соч. Т. 16. С. 306. См. также: Т. 17. С. 164. '-'Ленина. И. Полн. собр. соч. Т. 12. С. 320-321. См. также: Т. 41. С. 383.
10

После Великой Октябрьской социалистической революции В. И. Ленин писал: «Отменив законы свергнутых правительств, партия дает выбранным советскими избирателями судьям лозунг -осуществлять волю пролетариата, применяя его декреты, а в случае отсутствия соответствующего декрета или неполноты его, руководствоваться социалистическим правосознанием»25, применять не corpus juris romani... а наше революционное правосознание^. Как отмечал Д. И. Курский, «если в первые годы революции нормы уголовного и гражданского права в очень значительной степени творил суд и, за немногими исключениями, в этой отрасли действовало написанное право, то теперь за пройденное время мы в этой области работы сменяем второй этап. Неписанное право периода военного коммунизма мы заменили проработанными нами в условиях и на основе новой экономической политики кодексами советского уголовного и гражданского права, а далее, выделив основы этого законодательства в общесоюзном масштабе, вплотную подошли к выработке кодекса эпохи социалистического планового строительства»27. Ссылки на правосознание как на критерий правоприменительксй практики еще долго встречаются в нашем законодательстве, в первые же годы Советской власти революционное правосознание играет роль правообразующего фактора.
В. И. Ленин подчеркивает классовое содержание права28. Оно определяется условиями материальной жизни класса, но в свою очередь право воздействует на эти условия. Ленин показывает возможности такого воздействия2', обращая одновременно внимание на то, что право не всесильно. «Закон есть мера политическая, есть политика. Никакой политический мерой нельзя запретить экономики»30. Фундаментальным вкладом в теорию государства и права явилась работа В.И.Ленина «Государство и революция». В ней он пишет:
«Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле н° одинаковы, не равны друг другу; и потому «равное право» есть нарушение равенства и несправедливость»31. Ленин разъясняет, что «з первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) «буржуазное право» отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т.е. лишь по отношению к средствам производства». «Но оно остается все же в другой своей
21'Ленин В. 'Л. Поли. собр. соч. Т. 38. С. 115. 36 Лиши В. И. Пили. coop. соч. Т. 44. С. 398
27 Курский Д. И. Избранные статьи и речи. М., 1958. С, 322.
28 См.; Ленин В И. Полн. собр. соч. Т, 24. С. 2U9.
!" См.: Ленин В И. Полн. собр. соч. Т. б С. 326.
30 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 99.
" Ленин В И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 93.

части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества»32. Этот «недостаток» будет преодолен только при необходимых экономических предпосылках и когда люди научатся «работать на общество без всяких норм права»".
Далее В.И.Ленин указывает: «Буржуазное право по отношению к распределению продуктов потребления предполагает, конечно, неизбежно и буржуазное государство, ибо право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права»34. Следует отметить, что в нашей литературе часто цитируется именно конец этой фразы и толкуется иногда не совсем правильно35. В цитате ясно говорится о неизбежной связи права с государством, способным принуждать к соблюдению норм права. Вместо же способности, то есть возможности принуждения, говорят подчас о непременном принуждении, что явно не соответствует цитате. Да и принуждение может осуществляться без вмешательства государственного аппарата^. Из цитаты, думается, нельзя также сделать вывод, будто бы каждая норма обязательно должна сопровождаться возможностью принуждения. И уж совсем неправильно привязывать это высказывание Ленина, у которого говорится о праве в объективном смысле, к субъективным правам.
4. В юриспруденции неоднократно проводились дискуссии о понятии права. Нельзя считать подобные дискуссии бесполезными. Не случайно М. В. Ломоносов считал первой задачей юристов составление точных определений терминов, «ибо употребление слов неограниченных и сомнительных и двузнаменательных производит в суде великие беспорядки и отдаляет от правды к заблуждению и к ябедам»37. В результате дискуссий большинство авторов определяет право более или менее одинаково, но между отдельными определениями имеются и существенные различия. Еще больше замечаний, которые не воплотились в определения.
Некоторые авторы ограничиваются воспроизведением процитированной в пункте 3 формулы К. Маркса и Ф. Энгельса38. Против такого определения возразить по существу, конечно, нечего, оно прекрасно выражает сущность права. Но для практического
"Там же. С. 94. См. также: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 19. "Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 95.
34 Там же. С. 98-99.
35 См : Боброва Н. А. О понятии права, его значении в категориальном аппарате правоведения//Сов. гос-во и право. 1981. №11. С. 51.
36 См.: Сов гос-во и право. 1979. № 7. С 70. "Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. М., 1957. Т. 10. С. 149 38 См.: Денисов А. И. Теория государства и права. М.. 1948. С. 293-294: Общая теория советского права. М., 1966. С. 3
12

использования юристами оно представляется недостаточно развернутым. Что мы должны извлечь из закона для определения права? Видимо, те правила поведения общего характера, в соответствии с которыми можно установить, какое поведение является правильным. Поэтому более распространены определения, указывающие признаки права подробнее.
Эти определения отправляются от той же формулы Маркса и Энгельса и с некоторыми вариациями охватывают следующие признаки:
это - совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, выражающих волю господствующего класса, применение которых обеспечивается принудительной силой государства в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу39. В основе этих определений лежит высказывание Н. В.Крыленко: «Право есть выражение в писанной форме действующего закона в неписанной форме обычного права, - выражение тех общественных отношений людей друг с другом, которые сложились на основе производственных отношений данного общества, имеют своим содержанием регулирование этих отношений в интересах господствующего в данном обществе экономического класса и охраняются его принудительной силой»40.
Замена слова «закон» словами «правила поведения (нормы)» вполне правомерна. Во-первых, она ориентирует на содержание закона, во-вторых, на понимание закона в широком смысле слова, ибо нормы содержат не только законы в узком их понимании4', но и другие акты, рассчитанные не на разовое применение. Однако здесь не упоминается об обусловленности воли господствующего класса материальными условиями его жизни42. Позже получили известное распространение
39 См.: Основные задачи советского социалистического права. М., 1938. С. 183;
Голунский С. А., Строгович М. С. Теория государства и права. М., 1940. С. 156; Теория государства и права. М., 1949. С. 113; Карева М. П., Кечекьян С. Ф., Федосеев А. С., ФедькинГ. И. Теория государства и права. М., 1955. С.70, Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. С. 375.
"Крыленко Н.В. Беседы о праве и государстве. М., 1924. С 33.
41 Поэтому нельзя согласиться с противопоставлением закона норме (см.: Тененба-ум В. О. О сущности права//Правоведение. 1980. № 1. С. 36.) Иногда обращают внимание на то, что Маркс и Энгельс не предлагали определять право через нормы (см.: Сов. гос-во и право. 1979. №8. С. 49). Однако у классиков марксизма-ленинизма слово «нормы» связывается как с законом, так и с правом (см.: Маркс К., Энгельс Ф Соч. Т 1.С. 63; Ленин В И. Полн собр. соч. Т. 33. С 99). Видимо, в политическом «Манифесте» необходимо было предельно четко показать классовый характер права, а слово «закон» достаточно ясно обнаруживает связь с государством. В обращении к массам большое значение имеет разящая афористичность (сравним ленинское определение коммунизма Полн собр. соч. Т. 42. С. 159).
42 См.: Сов. гос-во и право 1979 № 8. С. 74.

определения, указывающие это обстоятельство и заменяющие слово «совокупность» более точным «система», но опускающие обеспеченность принудительной силой и цели права43. Имеются и определения, охватывающие все названные признаки44 или без упоминания о принуждении45, а также такие, в которых отсутствуют те или иные из этих признаков и вводятся новые, в частности указание на действие права через субъективные права и обязанности4*. Предельно краткое определение гласит: «право - это совокупность (система) установленных или санкционированных государством общеобязательных норм (правил поведения)»47.
Необходимо отметить, что нередко слова «нормы», «правила поведения» соединяют словами «нормы поведения». В таком соединении кроется опасность смешения понятий. Последнее словосочетание создает впечатление «нормального поведения», где слово «норма» приобретает значение синонима слова «нормально»48. Поэтому в понятии права, как и вообще в юриспруденции, должно следить за точностью употребляемых слов и выражений.
Если в первых дискуссиях стремились прийти к единому пониманию объективного права, то в последней большинство ее участников высказалось за допустимость нескольких определений, хотя конкретных предложений было внесено немного. Следует полагать, что определение сущности одного предмета должно быть одним49. Разные определения могут отражать лишь отдельные стороны предмета50. Множественность определений закономерна как переходный момент, пока не найдено единственно верное научное определение.
Сложившееся определение называют нормативным. Это верно, если
43 См.: Теория государства и права. М., 1967. С. 75; Теория государства и права. М., 1970.С. 103; Теория государства и права. М., i977. С. 77; Осьовь: теории государства и права. М.,1982. С.31.
44 См.: Александров Н.Г., Калинычев Ф. И., Карез Д. С. и др. Основы теории государства и права. М., 1960. С. 28; Александрии И. Г., Калинычев Ф. И., Мицкевич А. В. и др. Теория государства и права. М., 1968. С. 63.
45 См.: Теория государства и права. М., '.983. С. 71. * См.: Алексеев С. С. Общая теория права Т. 1, С. 104; Теория государства и права. Л., 1982. С. 64.
47 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. С. 348. То же краткое и оторванное ог государства определение дает курс лекций Общая теория права. И. Новгород, 1993. С. 111. Связывает с государством и обществом определение курс лекций Теория государства и права. Саратов, ! 995. С 112
48 См.: Кудрявцев В. И. Юридические нормы -л фактическое поведение // Сов. гос-во и право. 1980. №2. С. 13-15.
4< См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 61: Рабинович П. М. О понимании и определениях права // Правоведение. 1982. ;№ 4. С. 54 и 59
511 С.ч : Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 216.
14

не отождествлять нормативное с нормативистским, противопоставляемым социологическому. А. Ф.Черданцев, разбирая все признаки права, убедительно показывает, что доминирующее определение является по преимуществу и в первую очередь социологическим5'.
По-видимому, в определение права должны во всяком случае войти признаки, непосредственно вытекающие из определения Маркса и Энгельса: нормативность, классовость и материальная обусловленность52. Поэтому нельзя согласиться с определениями, сохраняющими только первый из этих признаков53.
Обращает на себя внимание широкая распространенность как определений, включающих указание на обеспеченность (поддержку, охрану) норм принудительной силой государства, так и определений,не содержащих этого признака. Надо полагать, что последние более правильны54. По приведенным ленинским словам, государство представляет собою аппарат, способный принуждать к соблюдению норм права, поэтому указание на государство в определении права достаточно. Упоминание наряду с этим еще и об обеспеченности принудительной силой государства излишне и способно создать ошибочное представление, будто бы норма права, не обеспеченная непосредственным принуждением, не является правовой55.
Не удержались в литературе определения, не содержащие в себе сколько-нибудь конкретных признаков определенного явления. Например, право - особая форма политики^: в чем ее особенность, чем она отличается от других форм? Или - определение права как системы (порядка) общественных отношений57. То, что право представляет собою общественное отношение - это бесспорно58, но общественные отношения многочисленны и разнообразны и для различения их необходимы определенные признаки, уточнения. П. И.Стучка писал:
«Словом право мы определяем охраняемое государственной властью классового государства распределение людей в производстве, т.е. распределение средств производства (частную собственность) и роль людей в производстве»5'. Здесь трудно различить, где собственно
51 См.: Черданцев А. Ф. О структуре теории государства и права // Сов. гос-во и право. 1980. №8. С. 21.
" См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 1. С. 67.
53 См.: там же. С. 60; ср. С. 66.
"См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 53.
"См.: Лейст О. Э. Санкции в советском праве. М., 1962. С.17. Эта точка зрения уже разбиралась в наших работах и к ней мы вернемся в книге о правоотношениях.
*См.: Курс советского хозяйственного права. М., 1935. Т. I. С. 6.
57 См.: СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590; Стучка П. И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 58, 296, 702.
я См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 155. К>. Г. Ткаченко отрицает это (см.ее:
Методологические вопросы теории правоотношений. М., 1980. С. 67, 71).
59 Стучка П. И. Указ. соч. С. 295.
15

объективное право, где субъективные права и где регулируемые правом общественные отношения. Представляется необходимым различать эти три категории.
Не соответствует этому требованию и потому вряд ли может быть принято предложение определить право как «институт справедливого руководства обществом, посредством которого социалистическое государство закрепляет и направляет соответствующую общим интересам советского народа систему общественных отношений»60. Как и в определениях, появлявшихся на страницах советской печати в прошлом, тут сразу же возникает вопрос: какой институт, в чем его сущность, характерные черты и особенности?
5. В той же мере, в какой необходимо различать объективное и субъективное право, нужно проводить различие между объективным правом и правовыми отношениями, элементами которых являются субъ-ективные права. Между тем в литературе61 встречаются даже утверждения, будто бы «Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» (да и в иных работах) неоднократно рассматривали понятие «право» как тождественное понятию «правоотношение» (в сноске указывается с.336-337.-Д. Г.). Приводя положение Штирнера: «Вместе с абсолютным правом погибает само право...», Маркс и Энгельс писали:
«Для нас не является неожиданностью, что правовые отношения выступают здесь опять-таки в качестве господства понятия права» (в сноске - т.З, с. 311, 317; т. 13, с. 6. - В. Т.). И в данном случае о праве говорится как о правовом отношении. Есть и другие примеры отождествления права и правоотношения в «Немецкой идеологии» (сноски нет. - Д. Г.)62. Автор данного утверждения явно видит то, чего нет".
В первом случае К. Маркс и Ф. Энгельс пишут, «что в наиболее ранние и примитивные эпохи эти индивидуальные, фактические отношения в их самом грубом виде и являются непосредственно правом. С развитием гражданского общества, т. е. с развитием личных интересов до степени классовых интересов, правовые отношения изменились и получили цивилизованное выражение. Они стали рассматриваться уже не как индивидуальные отношения, а как всеобщие»64. Что следует из этих слов Маркса и Энгельса? То, что индивидуальные фак-
60 Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 57.
61 См.: Шебанов А. Ф. О содержании и форме права // Правоведение. 1967. № 2. С. 15; Алексееве. С. О понятии права//Правоведение. 1970.№ 1 С. 1\,ЯвичЛ.С. Право и общественные отношения. М., 1971. С. 119.
62 Разин Э. Л. Проблемы права в «Немецкой идеологии» // Правоведение. 1976. № 5. С. 15.
63 Ср.: Алексеев С. С. Общее понятие права: сущность марксистско-ленинского подхода, проблемы, перспективы разработки //Сов. гос-во и право. 1977. № 6. С. 25. »- Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 336-337.
16

тические отношения являются непосредственно правом лишь в наиболее ранние и примитивные эпохи, когда «еще нельзя говорить о праве в юридическом смысле»65. Право в современно юридическом понимании появилось с появлением классов, классовых интересов. Тогда правовые отношения, как говорят Маркс и Энгельс, стали рассматриваться уже не как индивидуальные, а как всеобщие. А это значит,что господствующий класс придает отношениям всеобщее значение в форме законов66. Как отмечал П. И.Стучка, абстрактная форма отношения -это закон67. Правовые же отношения всегда конкретны, индивидуальны. Например, закон гласит: Продавец обязуется передать товар в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (см. ст. 454 ГК). Это не правоотношение, это норма права, выражающая правовое отношение абстрактно как всеобщее отношение. Конкретного отношения еще нет, есть только модель правоотношения. Когда же, скажем, гражданин Иванов отберет в магазине для себя нужную вещь, то между ним и фирмой, которой принадлежит магазин, возникнет правовое отношение купли-продажи, в котором стороны должны руководствоваться нормами права. Никакого отождествления понятий «право» и «правоотношение» здесь нет и не должно быть.
В следующей цитате - «правовые отношения выступают здесь опять-таки в качестве господства понятия права»68 - это у Штирнера так, и делать отсюда вывод об отождествлении права и правоотношения Марксом и Энгельсом по меньшей мере неосторожно. Из предшествующего и дальнейшего изложения ими взглядов Штирнера видно, что тот не различал объективное и субъективное право и оба подменял их понятием. Субъективное же право существует только в правоотношениях, поэтому при отсутствии правоотношения «право оказывается чем-то произвольным»69.
Относительно же ссылки на знаменитое предисловие К. Маркса к «К критике политической экономии» надо сказать, что утверждение, будто бы в нем Маркс отождествлял понятия права и правоотношения, совершенно голословно. Термин «правовые отношения»70 не дает оснований полагать, что имелись в виду не они, а право, о котором не упоминается.
6. Другие авторы, не отождествляя права и правоотношений, в то же время полагают, что право складывается из правовых норм и
65 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 46. " См. там же. С. 310.
67 См.: Стучка П. И. Указ. соч. С. 332.
68 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 311.
"Там же. С. 317.
70 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 6.
17

правовых отношений71. Основные доводы сторонников этой концепции сводятся к тому, что если право является правовым отношением, то и нормы права представляют собою правоотношения, поэтому право должно охватывать и правоотношения, в которых нормы права реализуются; определение должно охватывать право не только в статике, но и в динамике; нормы права и правоотношения представляют собою диалектическое единство; сведение права к нормам недооценивает субъективные права.
Ошибочность данной концепции заключается в том, что она смешивает различные элементы правовой части надстройки или правовой системы72 в одном понятии. Между тем для двух явлений - права и правоотношений - неизбежно нужны два понятия. Вопреки мнению Н. А. Бобровой предмет спора остается независимо от того, как понимать правоотношения, о чем свидетельствует и ее собственная критика включения в право как юридически очерченной связи, так и фактического поведения73. Право как возведенная в закон воля господствующего класса не может выражаться в чем-то не «возведенном в закон». В современных условиях только в форме законов или иных нормативных актов эта воля представляет собою право. Оно является общественным отношением между законодателем, с одной стороны, и субъектами права, с другой. Это отношение и по форме и по содержанию есть отношение надстроечное, не существующее вне законодательства. Что же касается правовых отношений между гражданами, организациями и другими субъектами, то они не только коренятся в материальных условиях жизни общества, но и непосредственно порождаются во многих случаях конкретными материальными потребностями. Все материальные и множество идеологических отношений между людьми в состоянии существовать и без правового регулирования. Правовую форму эти отношения приобретают вследствие правового регулирования их государством. В большинство отношений люди вступают по своей воле, и ставить эту волю в один ряд с регулирующей волей законодателя никак нельзя. Вредность этого хорошо была показана Р. О. Халфиной в дискуссии о понимании права на примере коллизии между про-
71 С*л.:Пионтковский А. А. Некоторые вопросы общей теории государства и права // Сов. гос-во и право. 1956. № 1. С. 18; Его же. К вопросу о взаимоотношениях объективного и субъективного права // Сов. гос-во и право. 1958. № 5. С. 25; Его же. К вопросу об изучении общенародного права//Сов. гос-во и право. 1962. №11. С. 24;
Белых А. К. Политическая организация общества и социалистического управления Л., 1967. С. 96; Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 55 и 75; 1980. № 4. С. 51.
72 См.: Сов. гос-во и право. 1980. № 3. С. 135; Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 1. С. 89; RaumuH М. И. О нормативно-классовом понимании права // Вопросы теории государства и права. С. 29; Тиуном Л. Б. О понятии правовой системы // Правоведение. 1985. .№1. С. 23; Кудрявцев В. Н., Васильев А. М. Право: развитие общего понятия // Сов. гос-во и право. 1985. № 7. С. 13.
"См.: Боброва Н. А. Указ. ст. //Сов. гос-во и право. 1981. № 11. С. 48.
18

грессивным законодательством и пережитками прошлого в Индии74.
Из того, что право реализуется в правовых отношениях, вовсе не следует, что каждое из них не существует порознь в качестве объективной реальности и не может, тем более, послужить предметом научной абстракции.
Когда говорят о правах капиталиста, рабочего, индивида, то речь идет о субъективных правах. Естественно, что каждый субъект понимает свои права по-своему и склонен толковать их в свою пользу75. Истинное содержание субъективных прав и применение равного масштаба дается объективным правом. Субъективные права закрепляются в законе и воплощаются в правовых отношениях субъектов. Если же нет конкретной нормы, в которой было бы выражено определенно субъективное право, то создается впечатление, будто оно существует только в правоотношении. Отсюда и смешение правоотношения с законом, которому оно подчинено.
По поводу предложения включить в понятие права субъективные права не без оснований замечается, что они не существуют без соответствующих обязанностей, о которых авторы таких предложений не упоминают76.
Право реализуется в жизни, в практике, в общественных отношениях. Говорить в таких случаях о «динамике права» можно лишь с большой степенью условности, натяжкой, потому что в этих случаях мы имеем дело не только с правом, сколько с иными явлениями. Действительная динамика объективного права заключается в его противоречивости и ломке, в его изменениях, дальнейшем совершенствовании77.
Общественные отношения носят регулирующий характер лишь пройдя через сознание и волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение. Отношения, в которых выражена воля только их участников, являются регулирующими в сравнительно редких случаях установления прав и обязанностей, не предусмотренных законом, но и тогда они опираются на волю государства, определяющего, какие субъективные права стороны вправе предусмотреть, а какие не вправе. Следовательно, в подобных случаях волю сторон нельзя ставить рядом с волей государства. Кроме того, эти отношения нельзя включить в понятие права потому, что в состав его должны входить правила поведения общего характера, стороны же
74 См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 3. С. 49-50; Кудрявцев В. Н. Указ. ст. // Сов. гос-во и право.1980.№ 2. С. 19.
75 См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 62; Тененбаум В. О. Указ. ст. // Правоведение. 1980. № !. С. 38-39.
76 См.: Сов. гос-во я право. 1979. № 8. С. 72.
77 См.: Ушаков А. Л. Совершенствование советского права - закономерность его развития // Правоведение. 1980. № 6. С. 22.
19

устанавливают правила для себя, индивидуальными, а не нормативными актами.
7. Не входит в содержание права и правосознание. Во-первых, потому, что правосознание выступает не только в качестве общественного, но, в отличие от права, оно в то же время и индивидуально, вследствие чего не может войти в право, носящее непременно общий характер. Во-вторых, общественное правосознание отличается от права и по времени и по существу. Оно - предшественник права - представление о том, каким право должно быть. Оно близко к нравственному сознанию (если не часть его78), потому что исходит главным образом из этических категорий добра и зла. Но с того момента, как правовое представление нашло свое внешнее выражение в правовых велениях - это уже не правосознание, а право. В дальнейшем правосознание играет ту же роль в изменениях права и возникает его новая роль в реализации права79. В зависимости от уровня общественного и индивидуального правосознания и его соотношения с объективным правом соблюдение и применение правовых норм осуществляется более или менее успешно.
Некоторые авторы предлагают включить правосознание в понятие права, утверждая, что оно обладает нормативностью80. Представляется очевидным, что это не так. Сознание либо отражает уже существующую норму права, либо порождает решение, приобретающее, может быть, нормативный характер. Само же сознание, не нашедшее выражения во внешнем решении, нормативностью обладать не может81. Под нормой понимается правило поведения общего характера, обязательное для других, а не только для носителя правосознания.
Для того, чтобы стать таковой, норма должна найти свое внешнее выражение в определенном акте, либо исходящем от государства, либо признанном им. То и другое упоминается в распространенном определении права.
8. Подчас необходимость включения в понятие права правовых отношений мотивируется тем, что будто бы иначе право отождествляется с законом, с чем согласиться нельзя82. Действительно, отождествлять право и закон нельзя, но такое отождествление и не вытекает из нормативного определения права. Закон есть выражение права83. Право представляет собою совокупность норм, закон же является
"См.: Сов. гос-во и право. 1975. №7. С. 43,47; 1986. №8. С. 120.
7' Существование правосознания и права не учитывается Ю. Г. Ткаченко Указ соч. С. 51-56,73.
'"См.: Сов. гос-во и право 1979. №8. С. 75
"См.: Рабинович!!. М. Право как явление общественного сознания//Правоведение 1972. №2. С. 107.
82 См.: Нерсесянц В. С. Право и закон. М., 1983. С. 351; Иванова Г П. О понятии права // Правоведение. 1983 № 1. С. 22
83 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 63.

нормативным актом, а совокупность нормативных актов представляет собою законодательство. Само собой разумеется, что под словом «совокупность» не понимается сборник84. Как право, так и законодательство образуют системы. Близость друг к другу закона и права обусловливает и близость названных систем, однако тождества между ними нет. Это будет рассмотрено в следующем параграфе.
Система права означает его внутреннее единство и требует отсутствия внутренних противоречий85. Но право эксплуататорского общества, раздираемого внутренними противоречиями, не может быть не противоречивым. Эксплуатация встречает сопротивление эксплуатируемых и вызывает стремление буржуазии применять более замаскированные формы эксплуатации и угнетения трудящихся, ее готовность в ряде случаев идти на частичные реформы с тем, чтобы по возможности удерживать массы под своим идейным и политическим контролем86. Затем, в благоприятный для эксплуататоров момент, они стремятся отобрать у эксплуатируемых свои вынужденные уступки. В среде господствующего класса тоже нет единства, борьба между различными группировками и классами эксплуататоров отражается направе. Нередко сама буржуазия стремится избавиться от ею же созданной и для нее ставшей невыносимой законности87. Поэтому нельзя полагать, что каждый закон, каждая норма соответствует праву как системе. К. Маркс отмечал: «Уже самые законы, издаваемые правительством, представляют собою прямую противоположность тому, что они возводят в закон»88. Вследствие этого и получается, что какой-то порядок возникает в обществе «по закону, но не по праву»89 или «появляется нечто такое, чего никто не хотел»90. Однако нельзя забывать о том, что эти высказывания относятся к действиям эксплуататоров9'.
9. В процессе обсуждения понимания советского права высказываются различные суждения, не рассмотренные в предыдущих пунктах.
Предлагается расширить представление о праве.
Так, М. И. Пискотин полагает, что право-не только совокупность правил поведения, установленных государством, но и совокупность правил, которые регулируют отношения между государством и гражданином, определяют правовой статус гражданина в обществе92. В этом
84 См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 7. С. 70. "См.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 21.С. 312; Т. 37. С. 418.
86 См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 497, 515.
87 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 20. С. 16.
88 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 16.
89 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 41.
90 Маркс К., Энгельс Ф Соч. Т. 37. С. 396.
" См.: Халфина Р О Право как средство социального управления. М., 1988. С. 35-40.
" См.: Сов. гос-во и право 1979. № 7. С. 56.
21

предложении остается неясным, откуда же появились, кем установлены правила, отличаемые от правил, установленных государством. Не представляется возможным согласиться с тем, что объективное право могут составлять какие-то правила, не соответствующие воле государства. Разумеется, воля эта может быть выражена по-разному, одни правила прямо написаны в законе, другие устанавливаются людьми в соответствии с законом. Нельзя согласиться с утверждением, будто бы нормативное понятие права не обладает нужной универсальностью93. Называемое при этом прецедентное, обычное, каноническое право состоит именно из правил поведения (норм), которые приобретают общеобязательный характер по воле государства, выражаемой различным образом: либо право создания норм прямо признается за судом или корпоративными органами, либо санкционируются сложившиеся в практике нормы (обычаи). Думается, что все пути возникновения правовых норм достаточно полно охватываются формулой «установленных или санкционированных государством» и дальнейшего расширения определения права не требуется. Определение должно быть достаточно кратким, чтобы иметь не только теоретическое, но и практическое значение94.
Говорят, что право не сводится только к нормам, наряду с ними существуют и действуют разнообразные виды общих правовых (исходных законодательных) предписаний: правовые декларации, правовые определения, принципы и т. п.95. Но что представляют собою эти явления? Они существуют либо в правосознании, либо в праве96. Нетрудно видеть, что правовой характер им придает воля государства, в форме законов, то есть юридических норм, приобретающая всеобщее значение. Все дело, видимо, в том, что правила поведения формулируются законодателем по-разному. Основной закон нашей страны в первой своей статье провозглашает: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Выражены в этой декларации правила поведения (нормы)? Несомненно! Во-первых, они закрепляют право народа на свое государство на демократической основе; во-вторых, обязывают всех не посягать как на демократический, таки на республиканский характер нашего государства. В нашем законодательстве нет слов «не убии», этой древней формулы человеческого общежития, но правило поведения такого есть: оно выражено в ряде норм, охраняющих жизнь людей, карающих за убийства, предусматри вающих возмещения убийцей вреда, причиненного иждивенцам убитого. Первая часть п.2 ст. 15 ГК РФ содержит понятие убытков, это
"См.: Сов. гос-вои право. 1979. № 8. С. 70.
"4 См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 84.
"См.: Сов. гос-вои право. 1975. j\° 7. С. 43; 1979. №8. С.51. 59: 1981. № 11. C. 5i
"'См.: Сов. гос-во и празо. 1975. № 7. С. 50-5!

научное определение, но в то же время это и правовая норма, указывающая, что именно надо возмещать, когда закон говорит о возмещении убытков и не содержит в себе иного указания.
Спрашивают, почему нужно игнорировать такие весьма существенные признаки права, как научная обоснованность, политический авторитет, идеологическая и моральная сила, формирование ценностных установок'". Бесспорно, такие признаки очень важны и неизвестно, кто их игнорирует. Но столь же очевидной представляется и невозможность (да и ненужность) введение этих признаков в определение права. Видимо, не случайно лица, вносящие подобные предложения, не пытаются сделать это сами, потому что тогда им стала бы ясна необоснованность таких предложений, во-первых, потому, что в дефиницию все втиснуть невозможно, а во-вторых, и не нужно, поскольку многие признаки являются производными от основных98:
научная обоснованность должна не провозглашаться, а вытекать из сущности определения, что и имеет место, так как общеизвестно, что социалистическое строительство, в том числе и правотворчество, осуществляется на основе научных открытий Маркса, Энгельса, Ленина; политический авторитет тоже нет нужды упоминать, потому что его праву придает установление государством; идеологическая и моральная сила, формирование ценностных установок заключается в воле господствующего класса.
Следующее предложение связано с суждением о роли права. Что делает право? А. А. Ушаков полагает, что право не регулирует общественных отношений, регулированием занимаются люди на основе права, социальное же назначение права состоит в оценке, что хорошо, а что плохо; первое дозволяется, второе запрещается. Отсюда введение в определение указания на то, что обязательные веления служат исходной единицей измерения поведения людей99.
С этим предложением согласиться нельзя. Во-первых, оно принижает регулятивную роль права. Конечно, никакие предписания не действуют сами по себе, они реализуются людьми, но люди в своих действиях руководствуются (и должны руководствоваться) нормами права и поэтому право выступает в качестве государственного регулятора поведения людей. Во-вторых, социальное назначение права заключается не только в оценке поведения людей с точки зрения понятий добра и зла. Если бы это было так, то правовые нормы представляли бы собою всего лишь нормы морали, закрепленные государством. В действительности же государство не только дозволяет что-то, но и показывает, как более правильно осуществлять дозволенное; не только
97 См.: Керимов П.. А. Соотношение теоретической и практической деятельности в процессе познания права '/ Сов. гос-во и право. 1980. № 3. С. 20.
98 См.: Боброва Н А. Указ. ст.//Сов. гос-вои право. 1981. № 1). С. 49. " Сов. гос-во и право. ! 97Q. № 8. С. 62.
23

дозволяет то, что субъект хотел бы совершить, но и предписывает ему то дозволенное, чего он, может быть, и не хотел бы сделать; не только запрещает, но и определяет, как надо поступить,чтобы запрет не был нарушен, а если он все-таки будет нарушен, то что делать в таком случае, и т. д. Регулятивная роль права многогранна, поэтому правильно подчеркивается активность права. Право - это не только мера, но и, так сказать, рецепт к ее применению. Не случайно В. И. Ленин называет право не масштабом, а его применением100. Однако в определение права вовсе не обязательно вводить как регулятивность, так и активность.
Вносятся предложения иначе выразить цель права: распределение социальных благ и их охрана. На это последовало обоснованное возражение: основная задача права - не столько распределение, сколько регулирование производства10'. Формулировка цели в традиционном определении представляется более удачной, как более широкая, охватывающая все отношения.
Предлагается отразить в определении права идею правовой справедливости. Однако эта идея находит свое проявление в правовых нормах. Противопоставлять ее правовым нормам недопустимо102, потому что право - высшее проявление классовых интересов. Конечно, в классовом обществе имеются различные и противоречивые представления о праве и справедливости, но эти представления обусловлены одними и теми же условиями материальной жизни, возникают одновременно и у одних и тех же людей одинаковы.
Р. 3. Лившиц, отметив, что «правовая материя существует в трех проявлениях: правосознание, нормы и общественные отношения, регулируемые нормами», тут же заявляет: «Определение права только как системы норм, т. е. сведение общего понятия к одному из трех проявлений, не имеет методологического обоснования». Почему не имеет, откуда видно, что так называемая правовая материя и право одно и то же - неизвестно, да пояснение этого и не нужно, потому что автор сразу же разбивает свою конструкцию: «Для всех трех проявлений права характерны по крайней мере две черты: а) надстроечный характер, обусловленность материальными сторонами жизни общества, что присуще всем элементам надстройки (это верно, если «общественные отношения, регулируемые нормами», являются надстроечными. - В. Т); б) нормативно-регулятивный характер, что специфично только для права»103. Верно! Однако нормативно-регулятивный характер специфичен только для одного «из трех проявлений», а именно для норм. Ни правосознание, ни правоотношения не нормативны, о
100 См.: Ленин В. И Поля. собр. соч. Т. 33. С 93. "" См.: Сов. гос-во и право. 1979. № 7. С. 60 и 66.
102 См. там же. С. 67.
103 Сов. гос-во и право. 1979. № 8. С. 59.
24

чем уже говорилось в пунктах. 6 и 7. Отсюда следует, что право представляет собою систему норм не только для большинства юристов, но и для Р. 3. Лившица.
10. Общее определение права должно быть, конечно, конкретизировано применительно к праву каждого государства. Государства различны: монархические - абсолютистские и конституционные, демократические - буржуазные и социалистические, фашистские и т.д. Соответственно различно и право. Развитие человеческого общества порождает различные формы государства и права.
Движущей причиной развития общества служат противоречия. Главным является противоречие между старым и новым. Оно имеет различные аспекты. Во-первых, это противоречие между достигнутым уровнем развития производительных сил и состоянием общественных отношений, снимаемое решением задачи совершенствования общественных отношений. Во-вторых, это противоречие между противоположными интересами различных социальных групп, снимаемое ликвидацией противоположностей. В-третьих, противоречие между прогрессивным и консервативным сознанием людей, снимаемое решением задачи воспитания, повышением материального и культурного уровня жизни трудящихся. В четвертых, это противоречие между старым и новым в самом праве, нередко отстающем от общественного развития, а подчас забегающем несколько вперед. Оно снимается постоянным совершенствованием законодательства и практики его применения.
Противоречия не исчерпываются борьбой старого и нового. В праве эти противоречия возникают в результате поисков наилучшего стимулирования общественного производства, разновременного решения одних и тех же задач в различных отраслях народного хозяйства, не всегда удачных решений, а также по другим объективным и субъективным причинам.
Иногда говорят о противоречии между правом и моралью. Думается, что в наших условиях такого противоречия нет, не должно быть104. Представления о праве, воплощающиеся в правовых нормах, складываются у тех же людей и в той же среде, что и представления о морали. Противоречия внутри той или иной сферы возникают одни и те же, главным образом между старым и новым105. Мнения о наличии противоречий между правом и моралью возникают из-за различия между ними по сфере действия и точности выражения. Право охватывает более узкую сферу отношений, в которой каждый вопрос должен получить единое решение и формализованное выражение, в принципе не допускающее различия мнений. Общественное же мнение
104 См.: Сов. юстиция. 1983. № 15. С. 26; Хозяйство и право. 1984. № 1. С. 50.
105 Ср.; Малеин Н. С. О справедливости советского права // Сов. гос-во и право.
1983 № 10. С. 67.
25

по этическим вопросам не имеет согласованно формализованного выражения и вследствие этого не является единым. Одно и то же явление одни считают этичным, другие - не этичным, а какое мнение преобладает- это не всегда удается установить и путем поименного опроса. Например, одни считали необходимым по вопросу о внебрачном отцовстве вернуться к порядку, существовавшему до 8 июля 1944 г., другие возражали против этого как по практическим, так и этическим соображениям.
Система права
Система права представляет собою обусловленное экономическим и социальным строем внутренне согласованное единство и деление правовых норм'06. Нормы группируются по институтам, которые объединяются в разделы, подотрасли и отрасли права.
Обусловленность права материальными условиями жизни общества влечет за собою объективную обусловленность как существования правовых норм, так и их систематизации. От воли людей не зависит, быть отраслям права или не быть. Однако право проявляет относительную самостоятельность и потому существование отраслей определяется не только развитием общественных отношений, в первую очередь производственных отношений, но и обусловленным им развитием самого права. Вследствие этого в различных обществах, даже однотипных, имеются различные системы права. Наука не может создать систему права, она в состоянии лишь правильно познать ее и осветить.
По системе права в юридической науке также неоднократно проводились дискуссии. Основным вопросом их являлся критерий разграничения отраслей права.
Казалось бы, коль скоро право служит регулятором общественных отношений, то именно в них и нужно искать критерий разграничения. К этому склоняется большинство юристов. К сожалению, мало кто из них последовательно остается на этой позиции. Различие норм права заключается не только в том, что они регулируют, но и как регулируют. Речь, следовательно, может идти не только об общественных отношениях как предмете соответствующей отрасли права, но и о методе правового регулирования.
Метод регулирования имеет важное значение в правотворчестве. Перед законодателем всегда стоит вопрос о том, какой метод избрать, хотя возможность выбора связана с характером регулируемых
'"См.- Маркс К., Энгельс ф. Соч. Т. 37. С. 418; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. С. 287
26

общественных отношений107. Метод необходимо постоянно иметь в виду в правоприменительной практике, иначе решение, правильное по существу, может оказаться неправильным по форме изложения.
Метод правового регулирования избирается в качестве критерия разграничения отраслей права, очевидно, в силу его относительной простоты. Это внешняя сторона явления сравнительно легко распознаваемая, подчас даже очевидная. По-видимому, из-за этого в ст. 2 ГК, очерчивающей отношения, относящиеся к разным отраслям, говорится о методе подчинения одной стороны другой, потому что в отраслевом законе невозможно дать научный анализ и характеристику каждой отрасли права, отграничиваемой от той, к которой данный закон относится. Но для науки ссылки на указанную норму108, очевидно, недостаточно и, если говорить о системе права, то простота разграничения по методу оказывается ложной.
В литературе обычно ссылаются на два метода: метод координации (согласования между равными субъектами) и метод субординации (подчинение одной стороны другой). Однако два метода могли бы послужить критерием разграничения права лишь на две части, подобно тому, как было сделано древнеримским юристом Ульпианом, разделившим право на публичное и частное109. Это позволило Г. Н. Амфитеатрову по поводу предложения использовать для разграничения отраслей права метод правового регулирования110 написать:
«Совпадение здесь полное, как будто нас отделяют от Ульпиана не века и эпохи, а лишь время, потребное т. Братусю для того, чтобы сочувственно отозваться, допустим, на статью товарища Ульпиана, помещенную, скажем, в очередном номере «Советского государства и права»'".
Думается, что метод правового регулирования не может служить не только основным, но и дополнительным критерием разграничения отраслей права. Объясняется это тем, что, во-первых, метод сам определяется предметом правового регулирования, что признают и сторонники метода как критерия"2. Во-вторых, отраслей права насчитывается полтора десятка- (подробнее см. дальше), а методов указывается немного меньше, следовательно, один и тот же метод должен действовать в ряде отраслей, что не дает возможности их разграничить
107 См.: Система советского права и перспективы ее развития//Сов. гос-во и право. 1982. №6. С. 102.
"'См., напр.: Советское гражданское право. Л., 1982. Ч. 1. С. 19.
""См.: D. 1.1.1.2; Дигесты Юстиниана. М., 1984. С. 23,
""См.: Брошусь С. Н. О предмете советского гражданского права//Сов. гос-во и право. 1940. № 1.С. 38.
'" Сов. гос-во и право. 1940. № 11. С. 88.
'"См.: Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 53. Однако предмет он сводит к методу, (см.: Правоведение. 1983. № 4. С. 34).
27

по этому критерию. В-третьих, попытки использования данного критерия создают искаженную картину отраслей. Так, гражданское и административное право различают по методам равенства (автономии) власти-подчинения (гетерономии), в то время как административно™ считают такую квалификацию «крупным препятствием, мешающим осуществлению» задачи административной охраны прав граждан"3, и усматривают у себя, кроме указанного, еще четыре метода, включая метод равенства"4.
Поэтому авторы первого советского учебника теории государства и права категорически заявляли: «Основанием для построения системы права во всех случаях является не метод правового регулирования, а различие общественных отношений, регулируемых правом»"5. Это мнение поддерживается и в настоящее время"6.
Высказывая сомнение в возможностях предметного критерия, говорят, будто бы отраслью права называют два разных явления: в одних случаях под отраслью понимают сферу права, в других - реальный, объективно существующий элемент целостной системы права как единого структурированного образования. Поэтому использование одного предметного критерия якобы позволяет не только обрисовать реально существующие подразделения правовой системы, но и выделить целые сферы, обширные зоны права (сельскохозяйственное, право технического прогресса и т. д.), которые в силу наличия у них особого предмета также должны рассматриваться в качестве отраслей права"7.
Правовое регулирование обусловлено осознаваемыми государством объективными потребностями общества, общественными отношениями, среди которых определяющее значение имеют производственные отношения"8. Очевидно, что если право представляет собою объективно существующее явление (отрицать этот факт невозможно), то и отрасль права, то есть часть его, является столь же объективно существующей. Что же касается сферы правового регулирования, то ее можно понимать по-разному: либо как сферу определенных общественных отношений, независимо от места их
"''•См.: Петров Г. И. Об административной охране прав граждан СССР // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 91.
""См.: Советское административное право. М., 1977. С. 35-36. Действие в одной отрасли разных методов признают и другие авторы (см.: Сов. гос-во и право. 1982. Мо 6 С. 99, 102; №8. С. 59).
"5 Голунский С. А., Строгович М. С. Указ. соч. С. 291-292.
"'См.: Правоведение. 1978. №4. С. 10; Сов. гос-во и пра-во. 1982. №7. С. 101;№8. С 51.
'" См.: Алексеев С. С. Отрасли советского права: проблемы, исходные положения // Сов. гос-во и право. 1979. № 9. С. 15-16; Его же. Общая теория права. Т. 1. С 251
118 См.: Маркс К, Энгельс Ф Соч. Т. 13. С. 6-7.

стр. 1
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>