<< Предыдущая

стр. 11
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

53 См.: Рыбаков В.А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности. Уфа, 1993; Рос. юстиция. 1995. № 12. С.9.
54 См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. С.49.
55 См.: Корнилов Ф.Д. В защиту марксистского правопонимания // Уч. зап. Cap. гос. ун-та. 1927. Т.6. Вып.4. С.5.
56 См.: Стучка П. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права. М., 1931 С.213.
257

Статья 5 ГК 1964 г. воспроизводила тот же принцип сочетания личных интересов с общественными интересами в лучшей редакции, чем в ст.1 ГК 1922 г. Провозглашение такого принципа очень важно, но оно не исключает издания конкретных норм, определяющих пределы осуществления гражданских прав. При этом представляется более желательным точное определение действий, выходящих за пределы осуществления гражданских прав. Новый Гражданский кодекс указывает, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (п.1 ст. 10). Это хорошая норма по своей конкретности, однако она совершенно неудовлетворительна в качестве общей нормы, что видно хотя бы из ее сопоставления со ст. 169 того же кодекса.
Осуществление гражданских прав не может быть вменено в обязанность гражданину. Важно только, чтобы неосуществление права не наносило ущерба обществу, не приводило бы, например, к порче и гибели вещей, в которых заинтересовано общество (ст.ст.240-241 и 284-287 ГК).
Каковы последствия ненадлежащего осуществления гражданских прав? Общее последствие несоблюдения требований пределов гражданских прав указано в п.2 ст.10 ГК, суд может отказать лицу в защите таких прав. С.ИАскназий полагал, что применение ст. 1 ГК 1922 г. может повлечь за собою возмещение убытков, прекращение действий, воспрещение действий, но не конфискацию и не лишение прав57. Однако практика применения той статьи нередко влекла за собою прекращение субъективного права. Верховный суд РСФСР по этой статье мотивировал выселение из государственного дома съемщиков, имевших дом в другом месте58. Спорным являлся главным образом вопрос о том, должно ли лишение прав производиться с возмещением или без такового. Пленум Верховного суда УССР в постановлении от 23 ноября 1926г. указал, что «вознаграждение в таком случае за отобранное имущество - как общее правило - является обязательным, за исключением имущества, переданного в порядке денационализации»59. Но А.В.Венедиктов свидетельствует, что бесхозяйно содержимые строения изымались в безвозмездном порядке, в связи с чем он предлагал предоставить решение этого вопроса суду - с учетом всех конкретных условий каждого отдельного случая60.
57 См.: Аскназий С. Ст.1 Гражданского кодекса // Еженедельник сов. юстиции. 1923. №39. С.891-892.
58 См.: Цит. по: Езерская А. Фиктивная сделка // Соц. законность. 1959. № 1. С.65.
59 См.: Вопросы гражданского права и процесса в постановлениях пленума Верх. суда УССР. 1928.С.9.
60 См.: Венедиктов А.В. Об основных проблемах советского гражданского права. Вести. Л-градского ун-та. 1947. № 11. C.I 18; Бюлл Верх. суда РСФСР. 1961 № 6. С.4.
258

После войны последовало предложение об исключении ст.1 ич законов61. Действительно, в судебной практике встречались только указания о неосновательности применения этой статьи62. Однако содержащиеся в ней положения по многочисленным предложениям воспроизведены в ст.5 Основ гражданского законодательства 1961 г., а затем и в ГК63. Ныне действующая Конституция установила: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (п.З ст.35). В соответствии с этим новый Гражданский кодекс предусматривает безвозмездное изъятие имущества лишь при правонарушениях (ст.ст.169, 179, 243).
В то же время ст. 10 оставляет нам тот же вопрос, который возникал по ст. 1: означает ли применение этих норм только ограничение либо и лишение субъективного права? Отказал суд в защите, а что дальше? Остается незащищенное право у носителя. Некоторые авторы не видят различия в поставленном вопросе64, что вряд ли правильно. Другие полагают, что на основании этих норм нельзя лишить субъективного права, для этого должны быть специальные нормы65.
Высказывается и мнение, что решение этого вопроса зависит от конкретных обстоятельств, в частности, вины нарушителя". Не умаляя значения специальных норм, о последствиях недействительных сделок, о прекращении права собственности и др., думается, что при отсутствии их лишение субъективных прав может иметь место на основании ст. 10 ГК.
Защита гражданских прав
1. Понятие защиты и охраны нередко смешиваются, хотя они имеют различное значение и в обычном словоупотреблении и тем более в качестве терминов. Охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения. Охрана обеспечивается, прежде всего, государством, предусматривающим
61 См.: Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Изв. АН СССР. 1946. № 6 С.435.
"См.: Суд. практика. 1954. № 3. С.42; 1955. № 1. С.47.
"См.: Сов. юстиция I960. № 17. С.4; Сов. гос-во и право. 1960. № 12 С.75;
1961. № 1. С.92; № 3 С 113; Соц. законность. 1961. № 2. С.17.
См.: Гаврилов Э П. Авторское право в системе гражданского права // Правоведение. 1978. № 4. С.42.
65 См.: Мослов ВФ Основные проблемы права личной собственности в СССР Харьков, 1968. С.203; Максименко С Т. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей Саратов.1970. С. 16.
См.: Рясечцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав // Сов юстиция 1962 № 9. С. 10; Грибанов В П Указ соч. С.99-100.
9. 2^9

субъективные права и их защиту. Носитель права и сам может предпринять различные меры охраны своих интересов: применить меры охраны своих вещей (ограждения, замки, сигнализация, сдача на хранение или под охрану и т.д.), обеспечить доказательствами кредиторские права (документы, свидетели и т.п.) и др. Важно, чтобы меры самоохраны были законными. К защите же прав появляется необходимость прибегнуть лишь при их нарушении, оспариваний либо угрозе нарушения. Об охране гражданских прав говорится в ст.35 Конституции и др., в таком же смысле говорится о гарантированное™; о защите - в ст.45 и др. Различие понятий охраны и защиты дано в заголовке Декларации третьей сессии ВЦИК IX созыва от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР»67.
2. В литературе довольно широко распространено представление, будто бы защита субъективных прав всегда происходит в специально по этому поводу возникающих охранительных правоотношениях. Этот вопрос был уже рассмотрен в предыдущем разделе. В. Ф. Яковлев правильно пишет, что, как правило, защита нарушенных субъективных прав происходит либо в рамках правоотношений собственности, либо в рамках обычных обязательственных правоотношений, и лишь в тех случаях, когда меры защиты вещных прав оказываются непригодными, а применение мер защиты обычных обязательственных прав невозможно, нарушение субъективного права служит юридическим фактом возникновения специальных правоохранительных отношений. С ним нельзя согласиться только в том, что при защите в рамках правоотношений собственности либо уже существующего обязательства, якобы, «правоохранительное отношение возникает внутри обычного правоотношения»68. Здесь мы опять возвращаемся к рассмотренному вопросу, считать ли правоотношением каждую пару права и обязанности или всю их совокупность, охватываемую данным случаем. Исходя из того, что правовое отношение является формой определенного общественного отношения, надо полагать, что к данному общественному отношению примыкает вся совокупность регулирующих его прав и обязанностей. Например, конкретная купля-продажа оформляется всей совокупностью принадлежащих к ней прав и обязанностей, независимо от того, протекает ли данное правоотношение нормально либо нарушается, но не прекращается; в рамках одного материального правоотношения разрешаются все споры и осуществляется в необходимых случаях защита.
"См.: СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст.423. См.: Сов. юстиция. 1979. № 18. С.7. 68 См.; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 180.
260

Г. Я. Стоякин утверждает, будто бы всякая мера защиты выступает в качестве санкции за правонарушение и заключается в возложении на самого правонарушителя определенных неблагоприятных последствий69. Согласиться с этим нельзя. Меры защиты могут применяться при отсутствии правонарушения и не быть связаны с санкциями, тем более неблагоприятными последствиями.
3. Защита гражданских прав представляет собою применение права70, действие главным образом органа государственной власти, государственного управления или общественной о[ о-изации по принудительному осуществлению прав субъекта либо ограждению их от неправомерных посягательств, как правило, по инициативе носителя нарушенного либо оспариваемого права71. Поскольку речь идет о защите субъективного права, то рассматривающий этот вопрос орган должен, прежде всего, решить, существует ли защищаемое право72.
Как отмечает В. П. Грибанов, задача правосудия состоит не только в защите права требования, но и в обеспечении интересов государства и общества, интересов обязанной стороны, прав и интересов иных организаций и граждан, в той или иной мере заинтересованных в правильном исходе дела73.
Конституция Российской Федерации утверждает право каждого защищать свои права, свободы и законные интересы всеми способами, не противоречащими закону (ст.45). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а также право на юридическую помощь (ст.ст.46 и 48).
Защита гражданских прав осуществляется судом, арбитражным или третейским судом74. В случаях и порядке, установленных законом, защита гражданских прав осуществляется в административном порядке (ст. 11 ГК), а также товарищескими судами, профсоюзными и иными общественными организациями.
Суд рассматривает дела с участием граждан, а также споры между организациями, вытекающие из международных перевозок грузов, и другие дела, отнесенные законом к компетенции суда (ст. 25 ГПК).
Арбитражный суд рассматривает дела с участием организаций, а также граждан-предпринимателей, вытекающие из гражданских правоотношений (экономические споры) либо из правоотношений в сфере управления, предусмотренные Законом РСФСР от 4 июля 1991 г. «Об арбитражном
) См.: Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве. Свердловск, 1973. С.13.
70 См.: Теория государства и права. М., 1987 С.374: Проблемы теории государства и права. М.. 1987. С.357.
71 См.: Молчтими Т.Н. Диспозитивность в советском гражданском праве Свердловск, 1972.
"См.: Суд. практика. 1947. Вып.З. С. 15. 73 См.: Грибанов В П Указ. соч. С. 152. "См.: Сов. юстиция. 1968. №3. С.32.
261

суде» и Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 5 марта 1992 г.75. Для рассмотрения споров внутри отдельных ведомств создаются арбитражные комиссии.
Граждане и организации вправе передать любой возникший между ними спор о праве гражданском на рассмотрение избранного ими третейского суда76. Имеются постоянно действующие Арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ77.
Профсоюзные комитеты принимают участие в разрешении споров о возмещении вреда, причиненного работникам увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с их работой78. Профсоюзные, кооперативные и иные общественные объединения рассматривают также ряд вопросов, относящихся к членству в них. Решения по ним имеют правовое значение, поскольку приняты в соответствии с компетенцией данных организаций, но они не подлежат принудительному осуществлению государственными органами. Наконец, общественные организации могут рассматривать и споры между их членами, не отнесенные законом к компетенции данных организаций. Решения по таким вопросам имеют только общественно-моральное значение.
В административном порядке рассматриваются некоторые дела о выселении (ч.2 ст.90 ЖК), споры о выдаче патента (п.п.8 и 9 Патентного закона РФ79 и иные, в предусмотренных законом случаях.
Взыскание денежных сумм и имущества может производиться в бесспорном порядке по исполнительным надписям нотариата80 и по документам банка8'.
Способы защиты гражданских прав перечислены в ст. 12 ГК:
признание этих прав (например, права наследования);
восстановление положения, существовавшего до нарушения права (например, виндикационный иск), и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (например, негаторный иск);
признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительной ничтожной сделки;
признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащита права (например, необходимая оборона);
75 См.: Ведомости. 1991. № 30. Ст.1013: 1992. № 16. Ст.836; № 34. Ст.1965; 1993. № 32. Ст. 1236.
'"'cm.: Ведомости. 1992. №30. Ст.1790; Хоз-во и право. 1991. № 10. С.153.
77 См.: Ведомости. 1991. № 47. Ст. 1620; Хейфец Б. Советские постоянно действующие третейские суды // Хоз-во и право. 1984. № 9. С.75.
78 См.: Ведомости. 1993. № 2. Ст.Ст.71, 39. 41.
79 См.: Ведомости. 1992. №42. Ст.2319.
80 См.: Ведомости. 1993. № 10. Ст.357. Гл.16. 8' См.: СП СССР. 1983. № 27. Ст.155. П.28.
262

присуждение к исполнению обязанности в натуре (например, предоставление жилого помещения);
возмещение убытков;
взыскание неустойки;
компенсация морального вреда;
прекращение (например, выдел из общего имущества) или изменение правоотношения (например, по преимущественному праву покупки);
неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
иные способы (например, продажа заложенного имущества).
4. Самозащита гражданских прав представляет собою меры, которые вправе предпринять для защиты субъективных прав их носитель без обращения к компетентным органам. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК). Самозащита может выражаться в применении силы, в обращениях к обязанному лицу и в мерах косвенного воздействия на него.
П.Ф.Елисейкин писал: «Говорить о принуждении и власти применительно к субъектам гражданских правоотношений, которые находятся в юридически равном положении, не приходится. Здесь речь может идти о понуждении кредитором должника к соответствующему поведению. Юридической основой такого понуждения может быть правомочие на одностороннее волеизъявление. Реализуя такое правомочие, его обладатель никого не принуждает, а ставит обязанное лицо в состояние необходимости вести себя так, а не иначе под угрозой лишения имущественного и личного порядка»82. Нельзя не согласиться с предложением профессора Елисейкина различать принуждение и понуждение. Но необходимо отметить, что в гражданских правоотношениях может иметь место и то и другое. Во-первых, следует уточнить, что субъекты гражданских правоотношений равноправны, однако правонарушитель и потерпевший юридически не равны. Собственник вправе силой отразить причинение ему вреда, должник вправе силой заставить кредитора отказаться от самоуправства. Подобные действия потерпевших относятся к принуждению. Косвенное воздействие представляет собою понуждение.
Применение носителем права собственной силы к другим лицам допускается исключительно при неотложной необходимости. Различаются необходимая оборона (ст. 1066) и крайняя необходимость (СТ.1067ГК).
Г. Я. Стоякин отказывается отнести их к гражданско-правовым мерам самозащиты по мотиву, что любая санкция достигает цели правовыми средствами, в то время как действия в состоянии необходимой обороны
"2 Ел1иейкин П.Ф. Природа доюрисдикционного урегулирования разногласий // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин. 1975. С.66 и см.: Иванов ВФ Уголовно-правовая оценка принуждения, Саратов. 1986.
263

и крайней необходимости, хотя и основаны на норме права, связаны не с правовым, а с «физическим» воздействием". Трудно понять, почему физическое воздействие, основанное на праве, перестает быть правовым. Получается, что процессуальное действие, выполненное с применением физической силы в случаях, предусмотренных п. 14 ст. 10 и ст. 13 Закона РСФСР «О милиции»84, это уже не процессуальное действие?
Определение необходимой обороны и крайней необходимости даются в ст.ст.37 и 39 УК85 и их можно принять для гражданского права с некоторыми коррективами. Во-первых, действия обороняющегося и находящегося в состоянии крайней необходимости не обязательно должны содержать признаки деяния, предусмотренного УК86. Во-вторых, действия нападающего тоже не обязательно должны быть общественно опасными, хотя есть и другое мнение". Но если этот вопрос является спорным даже в уголовном праве88, то для гражданского права решение его следует дать в пользу обороняющегося.
У необходимой обороны и крайней необходимости много общего, вследствие чего их иногда смешивают, хотя между ними имеются и существенные различия. Поэтому целесообразно рассмотреть их в сравнении.
Необходимая оборона и крайняя необходимость могут иметь место при защите не только собственных интересов, но и интересов государства, общественных объединений и отдельных граждан.
И необходимая оборона, и крайняя необходимость не могут применяться против правомерных действий. Против неправомерного поведения их применение допустимо, хотя бы эти действия и исходили от должностных лиц органов государственного управления89.
И та и другая могут применяться лишь при наличной опасности, а не прошедшей и не имеющей быть в сколько-нибудь отдаленном будущем.
Обе могут применяться лишь при действительной опасности, а не мнимой, кажущейся. Мнимая оборона оценивается по фактической ошибке90.
"См.: Стоякин Г..Я. Указ. соч. С. 13-14.
^См.: Ведомости. 1991. № 16. Ст.503.
^См.: Козак В.Н. Необходимая оборона и ее гарантии по советскому уголовному законодательству. Саратов, 1969; Он же. Вопросы теории и практики крайней необходимости. Саратов, 1981; О необходимой обороне и крайней необходимости // Соц. законность. 1991. № 10; Истомин А. С запасом прочности: о квалификации необходимой обороны // Рос. юстиция. 1995. № 7. С.44.
^См.: Грибанов В.П. Указ. соч С.171. В новом УК этого нет.
"Там же. С. 173.
^См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С.426
^См.: Бюлл. Верх. суда СССР. 1968. № 4. С.25; Соц. законность 1970 № 1. С.92.
'"cm.: Михайлов М.П. Право граждан на необходимую оборону М , 1962. С.12-14.
264

Обе должны быть необходимыми, вызывающимися данными обстоятельствами.
Различие же между ними может заключаться в источнике опасности. При необходимой обороне таким источником выступает только действия человека, а при крайней необходимости им могут быть как действия человека, так и силы природы.
Затем различие между ними заключается в направленности действий. При необходимой обороне действия направлены против лица, от которого исходит опасность, это лицо оказывается потерпевшим, а при крайней необходимости потерпевшим оказывается иное лицо, постороннее, не то, от кого исходит опасность, и не то, разумеется, которое действует в состоянии крайней необходимости и является причинителем вреда.
Отсюда третье различие - в степени необходимости. При необходимой обороне действие должно быть целесообразным, а при крайней необходимости оно должно представляться единственным выходом из создавшегося положения, когда предотвращение опасности кажется недостижимым иными средствами. В частности, возможность бежать от опасности при крайней необходимости должна быть использована, а при необходимой обороне нет, как чуждая задачам борьбы с правонарушениями91.
И далее, отсюда же следует различие в степени вреда. Если при необходимой обороне достаточно какого-то соответствия причиненного вреда вреду предотвращенному, то при крайней необходимости причиненный вред должен быть обязательно менее важным по сравнению с предупрежденным вредом. В первом случае иногда можно лишить жизни нападавшего, даже если от него не исходит смертельная опасность, а во втором случае нельзя жизнь одного спасать за счет жизни другого, например, спасти себя, поставив под смертельный удар другое лицо.
В.П.Грибанов проводил различие между этими двумя средствами предотвращения опасности по субъектам. По его мнению, объектом необходимой обороны может быть только человек, а в крайней необходимости - и организация. Но он берет для сравнения неодинаковые условия: в первом случае сторожа, а во втором - водителя автомобиля92. В первом случае организация действительно не будет нести ответственности, если сторож вышел за пределы своих обязанностей, но если заменить его водителем автомобиля, то организация в обоих случаях будет основным субъектом ответственности, за исключением случая, когда действовавший неправомерно завладел автомобилем без вины организации.
Из сопоставленных условий, вытекающих из законодательства и судебной практики, видно, что необходимая оборона ставит менее узкие рамки применения ее, чем крайняя необходимость. И это понятно, потому
"'См.: Бюлл. Верх. суда СССР. 1970. № 1. С. 16. "См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С.182-183.
265

что в первом случае вред причиняется лицу, совершающему противоправное посягательство на интересы государства, общественных организаций или граждан и тем самым принимающему на себя последствия защитных мер, может быть резких, которые члены общества вынуждены предпринять против нападающего, а во втором случае вред причиняется лицу постороннему, ни в чем невиновному.
Однако в практике до последнего времени к обороняющемуся нередко подходят с такими же мерками, что и к нападающему. Некоторые практические работники допускают рассуждения, высмеянные еще К. Марксом: «... если какой-либо субъект нападет на меня на улице, то я могу лишь парировать его удары, но не смею побить его, потому что превращусь тогда в нападающего. У всех этих людей в каждом слове проглядывает недостаток диалектики»93. Это, как говорил А.Ф.Кони, унизительное равенство между негодяем и человеком, сохранившим в себе чувство собственного достоинства94, приводит к тому, что правомерность необходимой обороны смазывается, граждане боятся прибегать к ней, опасаясь ответственности за причинение вреда преступнику, а действия правонарушителей не всегда получают должный отпор. Неправильная практика по делам о необходимой обороне наносит неисчислимый вред борьбе с правонарушениями и воспитанию людей. Не случайно Верховный суд СССР неоднократно возвращался к этому вопросу в своих руководящих разъяснениях от 23 октября 1956 г., 4 декабря 1969 г., 16 августа 1984 г.95.
В печати отмечается обвинительная тенденция в отношении обороняющегося. Это объясняется тем, что в большинстве случаев уголовное дело возбуждается против него, а нападавший выступает в роли свидетеля или потерпевшего. В связи с этим предлагается уголовное преследование возбуждать против нападавшего или по факту нападения, вопрос же об ответственности оборонявшегося должен быть вторичным, так как его действия были ответными96.
Действия, совершенные в состоянии необходимой обороны без превышения ее пределов, не влекут ответственности. Нет превышения, если необходимая оборона осуществляется правомерными средствами и способами.
Иначе обстоит дело с возмещением вреда, причиненного в состоянии
93 См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т.33. С.36-37.
94 См.: Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1966. Т.2. С.281.
95 См.: Сборник действующих постановлений Пленума Верховного суда СССР. М., 1958. С.7; Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. М., 1978. 4.2. С.68; Бюлл. Верх. суда СССР. 1984. № 5. С.9: 1989. № 3. С.37; 1990. № 5 С.25: Бюлл. Верх. суда РФ. 1990. № 12. С.З: 1992. № 2. С.5. 6: № 10. С.13. 14, 1993. № 4. С.14: №5. С.13; №10. С.6; 1994. № 2. С.14: № 5. С.13; № 6. С.14:
№ 11. С.2; 1995. № 2. С.10: № 4. С.7; № 6. С 7: Ns 8. С.9: № 9. С.8; 1996. № I. C.15. 96 См.: Гос-во и право. 1992. № 4. С.62.
266

крайней необходимости. Закон разрешает к ней прибегать, следовательно, в этом состоянии лицо действует законно. Но вред причиняется лицу, также не нарушающему закона, ведущему себя правомерно. Поэтому давно возникал вопрос, справедливо ли оставлять причиненный ущерб на потерпевшем. М. М. Агарков показывал справедливость возложения на причинителя обязанности возместить вред потерпевшему на примере, когда гражданин спасает свою жизнь, причиняя другому имущественный ущерб в состоянии крайней необходимости97. Вред в таком случае причиняется правомерно, но отказ в возмещении этого вреда был бы неправомерным. Следовательно, это ответственность не за причинение вреда, а ответственность за невозмещение его. Нормативное решение этот вопрос получил в действующем законодательстве. При этом, в зависимости от обстоятельств, возмещение вреда может быть возложено на лицо, действовавшее в состоянии крайней необходимости, либо на лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо оставлено на самом потерпевшем.
Состояние крайней необходимости тоже не всегда правильно оценивается98.
Надо учесть, что во всех случаях, исключающих противоправность, имеются в виду действия намеренные. В частности, при крайней необходимости предполагается, что причинитель предвидит или должен предвидеть последствия своих действий, иначе невозможно было бы оценить степень необходимости и соотношение важности вреда причиняемого и предотвращаемого. В этом вопросе нередко допускаются ошибки.
Так, в печати опубликовано опротестование приговора по делу Кустрея". Осужденный, являясь шофером автомашины, чтобы избежать наезда на внезапно выбежавшего на дорогу гражданина, свернул влево и в то же мгновение столкнулся с ехавшим навстречу мотоциклом, в результате чего мотоциклист получил тяжкие телесные повреждения. В протесте указывается, что Кустрей действовал в состоянии крайней необходимости, но не пишется, видел ли он и мог ли видеть едущий навстречу мотоцикл. В зависимости от обстоятельств, мог ли Кустрей правильно оценить обстановку, допустимо говорить о его виновности или невиновности. Однако из того, как это дело изложено, складывается впечатление, что мотоциклиста Кустрей не видел. В таком случае состояния крайней необходимости нет. Нельзя идти на правонарушение (переезд на левую сторону движения) для того, чтобы избежать наезда на неправомерно же действующего гражданина (пешехода) и поставить под угрозу жизнь
97 См.: Гражданское право. М., 1944. T.I. С.322; Калмыков Ю. С позиций практики // Сов. юстиция 1962. № 18 С.13.
98 См.: Суд. практика. 1955. №4. С.4; Соц. законность 1966. № 7. С.87; 1991 № 8. С.42.
"См : Соц. законность. 1966. № 7. С.87.
267

и имущество правомерно действующего другого гражданина (мотоциклиста)100. А. Каллистов резонно замечает, что Правила движения не требуют от водителя при аварийной обстановке направлять машину за пределы проезжей части или выезжать на полосу встречного движения101.
Пленум Верховного суда УзССР нашел состояние крайней необходимости в совершении преступлений по принуждению руководителей государственных и общественных организаций. Пленум Верховного суда СССР правильно признал это разъяснение не соответствующим законодательству102.
Для организаций, а иногда и для граждан, до предъявления иска обязательно предъявление претензии (п.2 ст. 129 ГПК, ч.4 ст.2АПК). Претензия (рекламация) - это обращение к другой стороне правоотношения по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения ею своих обязанностей. Претензии предъявляются только при нарушении субъективных прав и потому являются способом их защиты103. Для граждан предъявление претензии обязательно при нарушении их прав во время перевозок груза и багажа (ст.797 ГК) и в некоторых других случаях, для организаций - во всех случаях. Разрешение споров в претензионном порядке дисциплинирует участников правоотношений и сокращает количество судебных дел. Поэтому при обязательности претензии она является непременной предпосылкой иска. Если же предъявление претензии не обязательно, то иск может быть предъявлен независимо от заявления претензии, однако она и в этих случаях может оказаться полезной. При достаточной сознательности участников гражданских правоотношений они обязаны восстановить нарушенные ими права и законные интересы других лиц, неожидая предъявления претензии. Поэтому можно бы вполне обойтись без претензий104. Р. О. Халфина ставила вопрос об упрощении предъявления претензий, установленных
100 Такая же ситуация описывается в статьях: МаиданикЛ., Шиминова М., Мале-ин Н. Значение вины пешехода в обязательствах по возмещению ущерба, причиненного при автомобильной аварии // Сов. юстиция. 1970 № 24. С.3-4; Смоль Н. Ответственность пешехода за нарушение действующих на транспорте правил // Сов. юстиция. 1989. № 2. С. 13. См. также: Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1976. № 1.С.З; Соц. законность. 1980. №6. С.77.
101 См.: Каллистов А. Оценка причинных связей по делам об автотранспортных преступлениях // Соц. законность. 1971 № 4. С.39. '^См.: Вестник Верх. суда СССР. 1991 № 8. С.7.
103 См.: Положение о претензионном порядке урегулирования споров, утв. Верх. Советом РФ 24 июля 1992 г. // Ведомости. № 30. Ст. 1791; Хоз-во и право. 1978. № 8. С.64-65; 1984. № 1. С.90; 1987. № 1. С.79; № 11. С.90; № 12. С.77; 1988. № 1. С.81; 1990. № 1. С.136; 1991. № 10. С.147 и 148; Сов. юстиция. 1978. № 13. С.31; Бюлл. Верх. суда СССР. 1985. № 1. С.8; Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1988. № I. С.12.
104 См.: Хоэ-во и право. 1986. № 1. С.37.
268

ведомственными правилами105. Вместо них издан Закон о защите прав потребителей106.
Иногда носитель права может защитить свои интересы путем совершения действий, не выполненных обязанным лицом (напр., ч.З ст.616 ГК).
В других случаях к обязанному лицу могут быть применены меры оперативного воздействия, создающие для него определенные неудобства и тем самым побуждающие к выполнению обязанностей. Сюда относится право удержания имущества, принадлежащего либо причитающегося другой стороне, до выполнения ею обязанности в пользу удерживающей стороны (ст.359 ГК, 64 УЖД, 95 УВВТ, 154 КТМ)107, право перевода должника на менее удобные для него формы расчетов, чтобы он исправно оплачивал счета108, расторжение договора (ст.450 ГК)109 и другие110.
5. Таким образом, защиту можно определить как меру дозволенного поведения управомоченного лица, выраженную в возможности самостоятельно или посредством юрисдикционных органов применить в отношении обязанного лица меры государственно-принудительного характера с целью устранения препятствий в осуществлении субъективного права либо восстановления его в прежнее положение или наказания за нарушение"1. Защита тесно связана с ответственностью, которая рассматривается в следующей главе.
Рассмотренные способы защиты субъективных прав в одних случаях сливаются с реализацией права либо непосредственно предшествуют этой реализации, в других случаях являются лишь одним из этапов осуществления гражданских прав. Стадии осуществления прав в порядке их защиты относятся к гражданскому процессу, вопросы которого выходят за пределы предмета данного исследования. Однако нельзя не отметить нежелательность утверждения, будто бы притязание не защищается, а реализуется в исковом производстве112. Поскольку, по М. А. Гурвичу, притязание - это само субъективное право113, то у читателя создается впечатление, что это право реализуется в исковом производстве. Между тем, если, например, речь идет о взыскании, то от принятия решения суда об удовлетворении иска до реализации этого решения может не
105 См.: Халфина P.O. Указ. соч. С.238.
106 См.: Ведомости. 1992. № 15. Ст.766; 1993. № 29. Ст.1111.
107 В то же время завладение чужой вещью по мотивам отказа собственника этой вещи возвратить данные ему для определенной цели деньги является самоуправством (Сов. юстиция. 1958. № 10. С.88).
108 См.: СП СССР. 1988. № 24-25. Ст.70. П.50 и 43.
109 См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С.208.
См.: Клеандрое М. Способы оперативной защиты хозяйственных прав предприятия //Сов. юстиция. 1984. № 15-16. С.51; Каудыров Т.Е. Гражданско-правовые оперативные санкции в хозяйственных отношениях. Томск, 1986.
'"См.: Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 1990. С.31.
'^См.: Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949. С.142.
'"Тамже.С.^-^.
269

потребоваться дополнительных действий только при добровольном исполнении решения ответчиком. В большинстве случаев реализация осуществляется не в исковом, а в исполнительном производстве, подчас же способна и вовсе не осуществиться.
6. Гражданско-правовые санкции - это те меры, которыми государство подкрепляет (санкционирует) гражданские права и обязанности, придает им юридический характер. Надо сказать, что понятие санкции не является сложившимся и можно встретить различные определения. В одних случаях под санкцией понимается указание в правовой норме последствий, наступающих в результате несоблюдения нормы, в других - указание на ту меру воздействия, которая применяется к неисполняющим требования правовой нормы, в третьих, отстаивается понимание санкции как части нормы, устанавливающей неблагоприятные последствия, часто санкцией называется неустойка. В литературе и законодательстве под санкциями понимаются как средства ответственности, так и части нормы; такое совершенно различное понимание является, конечно, нежелательным. Не установилось и соотношение понятий санкции и ответственности. Одни авторы отождествляют эти понятия, другие убедительно показывают, что первое понятие более широкое, нежели второе. Если под санкцией понимать все правовые последствия, то они могут оказаться ничего общего не имеющими с ответственностью, даже благоприятными, как, например, предусмотренные п.2 ст.233 ГК. Если же под санкцией понимать лишь последствия несоблюдения нормы, то они, понятно, могут быть только неблагоприятными.
Санкции, предусматриваемые гражданским законодательством, весьма разнообразны. Статья 10 ГК, как уже отмечалось, в качестве санкции предусматривает отказ в защите ненадлежаще осуществляемых прав, ст. 15 - возмещение причиненных убытков, ст. 152 - опровержение порочащих честь и достоинство сведений, возмещение убытков и морального вреда, ст. 166 и другие - недействительность сделок, ст. 162 -невозможность ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания, ст.243 - конфискацию, ст.285 - изъятие земельного участка, ст.ЗЗО - неустойку и т.д.
Преимущественно в гражданском праве применяются санкции компенсационные, направленные на восстановление нарушенного положения (ст.ст.15, 152 ГК). Иногда санкциям придается штрафной характер, когда взыскание осуществляется сверх восстановления (ст.394 ГК). Если взыскание осуществляется не в пользу потерпевшей стороны, а в доход государства, то такую санкцию можно назвать конфискационной (ст.169ГК).

ГЛАВА III. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Понятие ответственности
1. Ответственность имеет огромное значение в жизни общества. Как уже отмечалось, большинство наших недостатков проистекает из безответственности'. Неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств, разрыв хозяйственных связей, огромные катастрофы происходят из-за небрежного отношения к своим обязанностям. В последние годы участилось умышленное неисполнение своих обязанностей и нарушение чужих прав. Несмотря на такое значение ответственности, люди редко задумываются над вопросом о том, что это такое, а если задумываются, то приходят к самым различным выводам.
Понятия ответственности, ее оснований и условий применения являются общетеоретическими и не могут быть различными в отдельных отраслях права. Более того: «истина нечто общечеловеческое»2. Исходя из этого, в освещении названных понятий будут использоваться данные не только науки гражданского права и практики, но и данные других отраслей.
2. Говоря о взглядах ученых, необходимо прежде всего отклонить представления, совершенно неприемлемые.
Так, В.М.Горшенев определил ответственность как способность отдавать отчет о своем поведении3. Способность (в чем бы то ни было) никак не может быть ответственностью, как не может быть обязанностью способность нести обязанность и т.д. Можно и должно говорить о способности быть ответственным, нести ответственность, но нельзя ставить знак равенства между способностью и ответственностью.
П. А. Варул, отвергая определения В.М.Горшенева4, предлагает ничуть не лучшее, отождествляя ответственность с оценкой5. Оценка - это всегда суждение о ком-то или о чем-то6, в том числе и об ответственности, и потому не может быть самой ответственностью.
Невозможно согласиться и с определением, предлагавшимся Н. С. Малеиным, по которому «имущественная ответственность - это
' См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву Саратов 1973 С.4.
2 См.: Чернышевский Н.Г Полн. собр. соч. Т.2. С.372.
^См.: Горшене» В.М. К вопросу о понятии юридической ответственности. В сб.:
Вопросы теории советского права. Новосибирск, 1966. С.45.
См.: Варул Паул. Методические проблемы исследования гражданско-правовой ответственности. Таллинн, 1986. С.39.
5 См.: Там же. С" 23 и др.
''См.: Словарь русского языка. М., 1958. Т.2. С.1004-1005.
271

правоотношение, возникающее из нарушения обязанности, установленной законом или договором, выражающееся в форме невыгодных для правонарушителя, из-за осуждения его виновного поведения, имущественных последствий, наступление которых обеспечивается возможностью государственного принуждения»7. В этом определении исследуемое понятие поставлено, как говорится, с ног на голову: «правоотношение... в форме... имущественных последствий». Но имущественные последствия - это явление экономическое, и уже поэтому оно не может быть формой правоотношения. Наоборот, экономические явления при определенных условиях облекаются в правовую форму. В остальном это определение не отличается от неприемлемых мнений других авторов.
Большинство ученых так или иначе отождествляют ответственность с наказанием. Наиболее четко и последовательно это отождествление проводится И.С.Самощенко: он различает ответственность в перспективном и ретроспективном аспектах, но считает, что «О юридической ответственности, естественно, можно говорить лишь в этом, втором плане, в плане «наказания» (в широком смысле этого слова)»8. Непонятно: если ответственность - это наказание, то почему в законодательстве употребляется два термина для обозначения одного понятия? Больше того, в уголовном законодательстве, где, казалось бы, ответственность и наказание наиболее близки друг к другу, проводится нормативное различие между этими явлениями: различаются давность привлечения к ответственности (ст. 78 УК) и давность применения наказания (ст.83), освобождение от ответственности (гл. 11 УК) и освобождение от наказания (гл. 12 того же раздела). Поэтому отождествлять ответственность и наказание нельзя.
Другие ученые проводят это отождествление не столь прямолинейно, как профессор Самощенко. Они говорят о неблагоприятных или невыгодных имущественных последствиях9, о лишении имущественных прав10, сужают ответственность до уплаты неустойки", говорят об
7 См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С.19; Хозяйственное право. М., 1983. С. 176.
8 См.: Самощенко И.С. Юридическая ответственность важнейшее средство укрепления социалистической законности // Сов. юстиция. 1966. № 13. С.6. См. также: Самощенко И.С. Юридическая ответственность в советском обществе//Уч. зап. ВНИИСЗ. М., 1964. Вып.2(19). С.16-56; Общая теория советского права. М., 1966. С.415-425; Самощенко И.С. Содержание убеждения и принуждения в социалистическом государстве // Сов. гос-во и право. 1967. № 2. С.19; Он же, Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971.
'См.: Советское гражданское право. М., 1959. С.432; Советское гражданское право. Киев. 1983.Ч.1.С.440.
10 См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита, права личной собственности в СССР. Л , 1955. С.104; Советское гражданское право. М., 1986. С.510.
" См.: Базылев Б.Т Об институте юридической ответственности // Сов. гос-во и право. 1975. № 1. С. 111.
272

ограничениях личного или имущественного порядка12, о мерах или формах принуждения13 и т.д. Практически все это наказания под разными названиями. Как справедливо отметил С.Н.Братусь, «всякое принудитель-ное лишение прав - это наказание»14. Поэтому здесь то же слияние ответственности и наказания, с которым согласиться не представляется возможным.
Ряд авторов конструирует ответственность как охранительное правоотношение с участием государства, возникающее из факта правонарушения15. Для гражданско-правовой ответственности такая конструкция неприемлема.
Во-первых, связь юридической ответственности с государством заключается главным образом в том, что она обязательно регулируется установленными государством правовыми нормами. Непосредственное же участие государства (его органов) в правовом отношении гражданско-правовой ответственности возникает только при обращении к нему сторон16.
Во-вторых, факт правонарушения порождает правовое отношение лишь при том условии, если ответственность не охватывается уже существующим между сторонами отношением, возникшим ранее из правомерных действий либо событий. В этом аспекте необходимо различать абсолютные и относительные правоотношения. В первых -пассивная сторона не обязывается к совершению каких-либо положительных действий, однако должна воздерживаться от нарушения прав управомоченного лица. При нарушении этой обязанности ответственность осуществляется в рамках того же правоотношения, если к тому нет каких-либо препятствий.
Препятствия могут быть различными. В одних случаях ответственность в рамках того же правоотношения невозможна потому, что оно прекратилось в связи с правонарушением (например, уничтожена вещь, и поэтому прекратилось связанное с нею отношение собственности). Другие правоотношения выходят за пределы продолжающего существовать абсолютного правоотношения, вследствие чего и ответственность за них не может осуществляться в тех же пределах. В подобных случаях возникает новое правовое отношение ответственности17.
К примеру, кто-то назвал чужое произведение своим, нарушил право
12 См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С.318.
13 См.: Юридический словарь. М., 1956. Т.2. С.71; Гражданское право. М.,
1993. T.I. С. 172.
^См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С.97. ^См.: Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав.
Свердловск, 1973. С.32.
16 См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С.26.
17 См.: Гурвич М.А. Право на иск С.169, 173.
273

авторства. Ответственность осуществляется в пределах того же авторского правоотношения. Если же нарушитель лишил автора вознаграждения, то ответственность в пределах абсолютного правоотношения невозможна, ибо абсолютное право не охватывает права на вознаграждение, такое право может возникнуть лишь при использовании произведения. Правомерное использование произведения происходит по авторскому договору, возникает договорное обязательство, по которому и должно быть выплачено вознаграждение, неуплата его означает нарушение договора, на основании которого осуществляется и ответственность. Самовольное использование чужого произведения является юридическим фактом, влекущим возникновение нового правового отношения ответственности. В обоих случаях право на вознаграждение существует, реализуется и защищается в относительных правоотношениях. В них стороны связаны определенными правами и обязанностями с начала до конца существования данного правоотношения. Нарушение обязанностей влечет за собой ответственность в рамках того же правоотношения. Так, в случае утраты нанимателем предмета найма обязательственное правоотношение найма превращается, если наниматель за эту утрату не несет ответственности (ст.416 ГК), иначе обязательство найма продолжается до тех пор, пока наниматель не возместит наймодателю убытки (ст.622 ГК).
В обязательствах всегда предусматривается определенное поведение сторон, как правило, совершение активных действий, реже - воздержание от определенных действий, и сразу же при возникновении обязательства устанавливаются последствия его нарушения.
Е.В.Бриных пишет, что в результате нарушения обязательства у сторон появляются новые правомочия и обязанности, но тут же добавляет, что реализация этих правомочий возможна только при нарушении обязательства'8. Здесь явно смешивается существование прав и их реализация. В ответственности необходимо различать: 1) возможность ответственности, возникающую одновременно с возникновением юридической обязанности; 2) возникновение ответственности с момента правонарушения в том же правоотношении, как это имеет место в обязательствах, только если ответственность не осуществима в рамках же существующего правоотношения, то с этого момента возникают новые права и обязанности, новое правоотношение ответственности; 3) реализацию ответственности, заключающуюся в фактическом представлении отчета ответственным лицом и решении по этому отчету принимающей стороны. Права на неустойку и возмещение убытков предусматриваются в обязательстве в момент заключения договора, но реализация этих прав возможна лишь при определенных условиях нарушения обязательства.
О.С Иоффе полагает, что ответственность не может иметь места в
"См: Сов гос-воиправо 1969. №6. С.65-66.
274

рамках тех обязанностей, которые ответственное лицо должно было выполнить без привлечения его к ответственности19. Тем самым он сужает ответственность даже по сравнению с собственным определением, ибо понуждение к выполнению принятых на себя должником обязанностей представляет собою и меру принуждения, и отрицательные последствия, и определенные ограничения личного и имущественного порядка.
Н.С.Малеин считает, что «при иной точке зрения пришлось бы признать, что организации (и граждане) вступают в обязательства с целью наступления невыгодных для себя имущественных последствий»2". Говоря так, он не замечает, что стороны при заключении договора, прежде всего, имеют в виду его цель, а не юридическую форму, и надеются, что эта цель будет достигнута. Но, если они юридически грамотны либо просто опытны, то, на всякий случай, предусматривают и заведомо невыгодные последствия (уплату неустойки, возмещение убытков) отнюдь не с целью их наступления, а с целью ненаступления.
Д. И. Бернштейн находит, что принуждение к исполнению обязанности можно считать ответственностью только в тех случаях, когда оно воздействует воспитательно21. Однако воспитательная цель преследуется во всех случаях ответственности, достижение же ее может оказаться неосуществленным и при самых бесспорных видах ответственности.
Профессор Братусь, определяя ответственность, пишет, что «это не сам по себе акт принуждения, а опосредованное им исполнение обязанности», «исполнение в состоянии принуждения»", причем принуждение он понимает довольно узко: если против лица состоялось судебное решение, но оно выполнено добровольно, то ответственности нет. Мнение С-Н.Братуся подверглось критике23. По сути дела у него речь идет о процессуальной форме юридической ответственности24. До тех пор, пока носитель обязанности не нарушает (не задевает, не оспаривает) противостоящего субъективного права, оно не нуждается в защите, в принуждении, носит неисковой характер25. Когда же субъективное право
"См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1958. С.436.
^См.: Маяеин Н.С. Указ. сот С.10.
21 См.: Понятое ответлвенносги за нарушение социалистических правовых норм и вина как непременное условие ответственности. Ташкент, 1964. С.70.
"См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С.95.
"См.: Хозяйство, право, управление. Саратов, 1977. Выл 3 С.98; Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977. С.49; Правоведение. 1977. № 3- C.I 17; Правовые проблемы гражданской правосубьектаости. Свердловск, 1978. С-150; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С.84; XXVI съезд КПСС и проблемы советского гражданского права. Свердловск, 1982. С-67; Агапеев В.Е. Охрана имущественных прав граждан и организаций дслнктными и страховыми обязательствами // Сов. гос-во и право. 1984. № 2. С.63-
24 См : Стаякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве. С.10
"См.: Гурвт МА Указ соч С.141
275

нарушается либо создается угроза нарушения, возникает необходимость его защиты, которая заключается в процессуальных формах, предпринимаемых носителем субъективного права своими силами (напр., путем предъявления претензии к обязанному лицу) или путем обращения за помощью к компетентным органам (см. предыдущую главу), в предусмотренных законом случаях компетентные органы сами, без обращения носителя субъективных прав, могут потребовать отчета в исполнении обязанности. Однако обязанное лицо, при наличии его сознательности и возможности, в состоянии само, добровольно принять меры к восстановлению нарушенного им положения, без вмешательства каких-либо органов, а иногда и без обращения потерпевшего26. Добровольное исполнение или исполнение в состоянии принуждения - это лишь формы исполнения обязанности, не оказывающие никакого влияния на само существование обязанности и сопровождающей ее ответственности. Как справедливо заметил Р. Е. Гукасян, «материальные и процессуальные правоотношения и действия существуют параллельно, не пересекаясь»27.
Смешение материально-правовых и процессуальных отношений запутало вопрос о возникновении и существовании уголовно-правовых отношений. Утверждается даже, будто бы закон «прямо» указывает, что преступление влечет возникновение лишь уголовно-процессуальных отношений28. Такого указания в законе нет. Ст.З УПК говорит об обязанности возбуждения уголовного дела и раскрытия преступления. Юридическим фактом, влекущим возникновение процессуального правоотношения, является не совершение преступления, а постановление о возбуждении уголовного дела. Раскрыть можно лишь то, что существует. Следовательно, к моменту возбуждения уголовного дела преступление (или факт, за которым оно может скрываться) уже имеет место, но странным образом этот материально-правовой факт сам по себе будто бы не влечет никаких юридических последствий, для них необходимо выполнение должностными лицами своих обязанностей. Однако любые обязанности по различным объективным и субъективным обстоятельствам могут выполняться, а могут и не выполняться. Таким образом, существование материального правоотношения ставится в зависимость не только от существования процессуального правоотношения, что само по себе неправильно, но и от качества работы отдельных должностных лиц.
В действительности же уголовно-правовое отношение существует с момента совершения преступления, а не с момента возбуждения уголовного дела, тем более, вынесения обвинительного приговора. Возбуждение дела и приговор способны появиться значительно позже, а
26 См.: Проблемы управления и гражданского права. М., 1976. С. 123.
27 См.: Вопросы развития и защиты прав граждан. С. 10-11.
28 См.: Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. 1976. № 5. С.46.
276

то и вообще не состояться. Наоборот, неосновательное возбуждение дела возможно и при отсутствии уголовно-правового отношения, что и удостоверяется затем постановлением о прекращении дела или приговором в соответствии со ст.5 УПК. Если нет состава преступления, то никакой приговор не в состоянии изменить этого акта. В таких случаях нет ответственности обвиняемого (осужденного), имеется лишь неосновательное привлечение к ответственности.
3. В повседневной речи, в литературе и законодательстве слово «ответственность» употребляется в различных значениях. В одних случаях говорится об ответственности за выполнение обязанностей, а в других -за нарушение их. В связи с этим естественно возникает вопрос, что в таком случае перед нами: омонимы, то есть слова одинакового звучания, но различного значения, или слова одинакового звучания и значения, отражающие сущность одного и того же явления с различных позиций? Оставляя в стороне словоупотребление, не имеющее отношения к рассматриваемой проблеме, нельзя отрицать, что слово «ответственность» является в одно и то же время категорией различных социальных связей. Однако в области права речь идет, как правило, об одном и том же, только в разных аспектах. В первых случаях ответственность существует как состояние, не зависящее от правильности поведения обязанного лица, в других выступает как следствие нарушения обязанности. Тем не менее, это разные аспекты одной и той же ответственности.
На два аспекта ответственности - перспективный (позитив-ный,активный, положительный, проспективный) и ретроспективный (негативный, пассивный, отрицательный) внимание обращалось неоднократно философами и юристами29. Тем не менее, отчетливое
29 См.: Черменина А.П. Проблема ответственности в современной буржуазной этике // Вопр. филос. 1965. М° 2. С.83; Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л., 1965. С.78; Косолапое Р., Марков В. Свобода и ответственность. М., 1969. С.68; Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970. С.4 и 17; Недбай-ло П.Е. Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение. 1971. № 3. С.50; Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности. М., 1972. С.70-71; Черных Е.В. О двух аспектах правовой ответственности. В сб.: Вопросы теории государства и права. Саратов, 1976. Вып.4. С.191; Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей. М., 1976. С.227; Он же. О юридических аспектах позитивной социальной ответственности // Сов. гос-во и право. 1981. № 10. С.29;
Строгович М.С. Сущность юридической ответственности // Сов. гос-во и право. 1979. № 5. С.73; Бутнев В.В. Юридическая ответственность как форма социальной ответственности в современную эпоху. В сб.: Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1979. С.57; Проблемы юридической ответственности и совершенствования законодательства. Рязань, 1979. С.8, 67, 94; Зражевская Т.Д. Ответственность по советскому государственному праву. Воронеж, 1980. С.8 и 20; Кудрявцев В.Н., Лазарев Б.М. Дисциплина и ответственность: пути укрепления // Сов. гос-во и право. 1981. №6. С.68; Теория государства и права М., 1983. С.364; Андреев А.В. финансово-правовые санкции. Саратов, 1984 С.5.
277

представление о них до сих пор еще не сложилось и тем более не стало господствующим. Между тем именно ответственность в перспективном аспекте заслуживает главного внимания50, потому что только повышение ее позволит нам освободиться от правонарушений.
Необходимо отметить, что упомянутые два аспекта ответственности не совпадают с делением ее на ответственность за выполнение и за нарушение обязанностей: как в первом, так и во втором случаях ответственность не только обращена к прошлому, но и направлена на будущее. Поэтому здесь, как и всегда, нельзя забывать об определенной условности терминов. В дальнейшем изложении будет рассмотрено сочетание различных аспектов ответственности. В русском языке ответственность определяется как обязанность, необходимость дать отчет в своих действиях, поступках и т. п.31. В этом смысле становятся понятными выражения о чувстве ответственности, быть в ответе, нести ответственность и т. д.32.
Юридическая ответственность во всяком случае в любом аспекте охватывается понятием обязанности (необходимости) дать отчет в своем поведении33. Поведение может выражаться в действиях и бездействии, но так как последнее сравнительно редко вызывает ответственность, то слова «поведение» и «действие» употребляются как синонимы34.
Характерно, что в гражданском процессе сторона, которой предлагается представить объяснения по предъявленному к ней иску, называется ответчиком (п.2 ст. 141 ГПК) независимо от обоснованности иска35, и это название не меняется от того, что истец отказался от иска либо ему отказано в иске (ст.ст.93,94 ГПК).
4. Иногда говорят, будто бы указанные определения относятся к неюридической, моральной ответственности36, хотя из них это не вытекает. Естественно, следует различать ответственность как категории морали и права, что определяется разницей между социальными нормами,
30 См.: Матузов Н.И. Социалистическая демократия как единство прав, обязанностей и ответственности личности // Сов. гос-во и право. 1977. № 11. С. 143.
31 Си.: Даль В. Толковый словарь. М., 1955. Т.2. С.717; Толковый словарь русского языка. М., 1938. Т.2. Столб.903; Словарь русского языка. Т.2. С.915; Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1961. С.457.
"См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т.36. С.370; Т.50. С.125, 129.
33 Ср.: Пионтковский А.А. О понятии уголовной ответственности // Сов. гос-во и право 1967. № 12. С.40; Теория государства и права. 1970. С.586; Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. М., 1973. С.585; Сыроватская Л.А. Ответственность по советскому трудовому праву. М., 1974. С.12; Карпушин М.П , Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С.39;
Карпекин Ю.Б., Макаров О.В., Сердюк Л.В. Человек и право. Хабаровск, 1993. С.223.
^См.; Александров З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1969. C.I 17 и 301
35 См.: Молева Г.В. Право на судебную защиту ответчика. Саратов, 1993. С.8.
36 См.: напр.: Сов. гос-во и право. 1977. № 3. С.147.
278

регулирующими ответственность37. Моральная ответственность регулируется нормами этики, а юридическая - нормами нрава. Ответственность, предусмотренная нормативными актами государства, не может быть неюридической. Различая моральную и юридическую ответственность, нельзя их и противопоставлять, потому что регулирующие ответственность нормы создаются одним и тем же обществом, в одних и тех же интересах. Нравственное чувство ответственности является залогом успешного выполнения каждым его юридических обязанностей. В то же время нормы морали должны в необходимых случаях подкрепляться велениями правовых норм, что и сделано в ст. 169 ГК. К тому же моральные обязанности одного лица могут быть неразрывно связаны с юридическими обязанностями другого лица. Беззастенчивое вымогательство со стороны некоторых просителей обусловлено безответственным отношением к своим служебным обязанностям отдельных должностных лиц38.
В литературе встречаются утверждения, будто бы обязанность соблюдать законы является моральной, а не юридической. Утверждения эти основываются на представлении, что правовыми оказываются якобы только такие нормы, которые подкрепляются возможностью государственного принуждения39. Подчас говорится, что если бы конституционная обязанность соблюдать законы носила правовой характер, ее нарушение само по себе должно было бы влечь юридическую ответственность, помимо юридической ответственности лица за совершение конкретного правонарушения, но ответственности такого рода в праве не существует40. В этом суждении ряд ошибок. Во-первых, поскольку признается существование не только ретроспективной, но и позитивной ответственности4', следовало бы признать наличие таковой независимо от нарушения обязанности соблюдать законы, причем ответственности юридической, а не только моральной. Во-вторых, правонарушение всегда конкретно и иным быть не может. Если нарушение конституционной обязанности соблюдать законы представляет собой нарушение и обязанностей, регулируемых другими отраслями права, то всегда будет ответственность за соблюдение всех отраслевых обязанностей и возможна такая ответственность за нарушение их. В-третьих, нарушение конституционных обязанностей способно повлечь за собой непосредственную ответственность в пределах государственного права, без привлечения к ответственности по другим отраслям права (см. ст.ст.83,
37 См.: Самощечко И.С. Юридическая ответственность в советском праве. С.21.
38 См.: Tapxoe В.А. Справедливость и законность // Правоведение. 1987. № 2. С.68.
39 См Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962 С 17. В данной книге нет необходимости останавливаться на этом вопросе, так как он неоднократно затрагивался в других работах автора (см.: Гражданское правоотношение. С.32).
м См : Петелин А.И Проблемы правовой ответственности Омск, 1976. С 13; Проблемы управления и гражданского права. С.97.
'" См Петелин А.И. Указ. соч. С.6 и 16.
279

93, 102, 103, 115, 117, 125, п.9 раздела 2 Конституции и другие государственно-правовые акты).
Обязанность соблюдать законы сопровождается обязанностью дать отчет в их соблюдении. Здесь особенно наглядно выступает существование и необходимость существования ответственности в перспективном аспекте. Возьмем наем жилого помещения. Это, бесспорно, правовое отношение. П.2 ст.4 Закона РФ об основах федеральной жилищной политики обязывает граждан и юридических лиц бережно относиться к жилищному фонду42. Это юридическая обязанность. Она закреплена также в ч.5 ст. 10 ЖК. Правила пользования жилыми помещениями конкретизируют эту обязанность, вменяя нанимателю производство за свой счет ремонта внутри занимаемых им жилых помещений и мест общего пользования в квартире43. Однако гражданско-правовых санкций за нарушение этой обязанности не предусматривается. Есть только возможность выселения виновного нанимателя или другого проживающего с ним лица при систематическом разрушении или порче жилого помещения (ст. 98 ЖК)44, что не равнозначно нарушению указанной обязанности. За пределами гражданско-правового отношения найма существует административная ответственность в размере до одной трети минимального размера оплаты труда, но не ниже 50 рублей45, что совершенно несоизмеримо с расходами, от несения которых наниматель уклоняется, да и привлечения нанимателя к ответственности за непроизводство ремонта не встречается. По окончании найма с нанимателя может быть взыскана стоимость невыполненного ремонта46, в период же найма ничего с неисправным нанимателем поделать нельзя. Практически ничего нельзя поделать и с наймодателем, не выполняющим своих обязанностей (ст. 141 ЖК). Представляется очевидным, что существует юридическая ответственность в перспективном аспекте за выполнение обязанности бережно относиться к жилью и данная обязанность будет выполняться тем успешнее, чем выше не только устойчивость экономического положения сторон, но и сознание граждан и должностных лиц вообще, в особенности их правовое сознание; для подтягивания отстающих можно было бы предусмотреть и эффективную ретроспективную ответственность.
В.П.Грибанов находил, что предложенное определение ответственности чрезмерно широко и расплывчато, что лишает его практического значения,
42 См.: Ведомости. 1993. № 3. Ст.99.
43 См.: СП РСФСР. 1986. № 2. Ст. 10.
44 Надо сказать, что норма эта «мертвая», исков таких нет: зачем наймодатеяю искать виновного в семье, которую он все равно выселить не может? Уголовный кодекс предусматривает ответственность только при значительном ущербе, тяжелых последствиях (ст.ст.149, 150).
45 См.: Ст. 142 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, Закон РФ от 14 июля 1992 г. о порядке перерасчета штрафов, предусмотренных КоАП.
46 См.: СП РСФСР. 1962. № 20. Ст.102. П.З.
280

так как дает возможность произвольного толкования47. Действительно, определение является широким, однако оно и не может быть иным, потому что охватывает все без исключения существующие в обществе юридические обязанности. Относительно же произвольного толкования -едва ли какое-либо определение подобного широкого понятия может считать себя от него застрахованным.
О.ЭЛейст усматривает неприемлемость обсуждаемого определения в следующих основаниях^. Во-первых, определение представляется ему тавтологичным: обязанность дать отчет в.исполнении либо неисполнении обязанности. Однако обязанность дать отчет - это не та обязанность, по поводу которой отчет представляется. Примером может служить ст.377 ГК, в п. 1 которой речь идет об обязанности по обязательству гаранта, а в п.2 -об обязанности по ответственности. Как убедительно писал С.Н.Братусь, юридическая обязанность непременно должна быть подкреплена юридической ответственностью49. Во-вторых, О.Э.Лейст пишет:
«принудительно требовать отчета... советским законом специально и категорически запрещено». Слово «принудительно» он добавил от себя, в критикуемом им определении такого слова нет. «Закона» он не указывает, потому что такого закона тоже нет. Он упоминает ст. 146 УПК «Обязательность явки обвиняемого», но не останавливается на ней, хотя здесь обязанность сопровождается возможностью принуждения, предусмотренной следующей ст. 147 «Привод обвиняемого»; далее в ст. 150 говорится, что следователь «предлагает обвиняемому дать показания».Раз существует такое право следователя, то по закону логики правоотношений неизбежно должна быть обязанность обвиняемого дать показания, несмотря на то, что принудить его к этому нельзя. В-третьих, О.Э.Лейст указанный в критикуемом им определении отчет трактует лишь как донесение (доклад, заявление) одной стороны без решения другой стороны и спрашивает: неужели этим и ограничивается ответственность? Иные авторы полагают, что «приведенное понимание юридической ответственности не может считаться достаточным хотя бы потому, что к ответственности правонарушитель привлекается и тогда, когда он не отдает, не желает отдавать отчет в своих действиях»50. К такой мысли приходит С.Н.Братусь, который приводит в пример Радамеса, не дававшего ответа на вопросы суда и, тем не менее, осужденного51. В обоих случаях критики отвлекаются от критикуемого определения, в котором под ответственностью понимается не сам отчет, а обязанность его представить. Обязанность же никогда не прекращается неисполнением.

<< Предыдущая

стр. 11
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>