<< Предыдущая

стр. 12
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

47 См.: Гражданское право. 1993. T.I. C.169-170; название источника критикуемого определения приведено там неточно.
^См.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. С. 120-121.
49 См.: Братусь С. Экономика и право//Коммунист. 1963. № 13. С. 10.
50 См.: Советское гражданское право. Киев, 1983. 4.1. С.442.
51 См.: Вопросы теории государства и права. Саратов, 1983. С.50.
281

5. Кому дать отчет - это уже другой вопрос. Сознательный участник правоотношения должен в первую очередь дать отчет в своем поведении самому себе. В то же время любая юридическая обязанность непременно связана с правом какого-то другого субъекта (гражданина, юридического лица или органа, государства), перед которым ответственное лицо несет обязанность дать отчет в своем поведении, касающемся выполнения данной обязанности. Истребование отчета - важнейшее средство воспитания, неотвратимости ответственности52. В ходе отчета выясняется, следует ли принять меры к обеспечению выполнения обязанности, оказать обязанному лицу помощь, воздействовать на него и окружающих, принять меры ответственности, наказания. Главный недочет нашей деятельности в этом отношении заключается в том, что зачастую отчета вовсе не требуют, а не в том, что его требуют недостаточно строго. Как отмечала Р.О.Халфина, во многих случаях ответственность имеет место без признаков осуждения или наказания53. Наказание может быть необходимым (ст.ст. 20, 29, 40 Конституции), но оно является следствием ответственности.
Как правило, субъекты права ведут себя правомерно, ответственно относясь к своим обязанностям, вмешательства государства в их отношения не требуется. Сами субъекты редко консультируются у юристов относительно своего поведения. Поэтому юристам практически приходится заниматься истребованием отчета чаще всего в случаях правонарушений. Этот аспект ответственности тоже имеет немалое значение. Ретроспективная ответственность воспитывает нарушителя и окружающих лиц, а кроме того, осуществляет компенсационную функцию. В то же время недооценка перспективного аспекта ответственности приводит к отождествлению ответственности с осуждением и наказанием, хотя даже в ретроспективном аспекте такое отождествление недопустимо, потому что оно обесценивает самостоятельное понятие ответственности, снижает ее воспитательное значение. Получается, будто бы, если нет наказания, тем более сурового, то нет и ответственности.
Такое отождествление с полным основанием оценено в литературе как криминализация ответственности. Данная оценка подчас отрицается без каких-либо доводов, обосновать же подобное отрицание, очевидно, невозможно. Достаточно сравнить иное определение ответственности, выдаваемое за общетеоретическое, с содержащимся в уголовном праве, чтобы убедиться в почти дословном их совпадении54. Но ведь этого совпадения не должно быть. Уголовная ответственность возникает только в связи с совершением преступления, поведение правонарушителя естественно вызывает порицание и, как правило, применение мер
52 См.: XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление сгциалистической законности. М , 1977. С.128.
"См.: Сов. гос-во и право. 1956. № 7. С.135; см. также Правоведение. 1968. № 2. С.154. 54 См : Уголовное право. Часть общая. М, 1969 С 79
282

наказания, заключающихся в ограничениях либо лишениях личного или имущественного характера. Надо сказать, что даже применительно к уголовной ответственности подобное определение является чрезмерно узким, оно не наказание выводит из ответственности, а наоборот, ответственность из наказания («наказание... порицающее»; выходит, что без наказания нет и порицания) и для самооценки правонарушителем своего поведения вообще не оставляет места. Для ответственности же в правоотношениях, возникающих из правомерных действий и при отсутствии наказания, такое определение совсем не годится.
Сочетание ретроспективного и перспективного аспектов ответственности широко используется в уголовном праве, что ясно показывает юридический характер обоих аспектов. Уголовное правоотношение возникает в связи с совершением преступления, то есть является ретроспективным, однако закон учитывает, как вел себя правонарушитель в прошлом, ведет в настоящем и будущем, т.е. обращает внимание и на перспективный аспект ответственности. Это может выразиться в том, что воздействие ограничится предупреждением (ст.90 УК), поведение виновного будет учтено при назначении ему наказания (ст.ст.60, 61, 64), условном осуждении (ст.73), освобождении от уголовной ответственности и наказания (раздел IV УК).
Гражданско-правовая ответственность имеет, прежде всего, предупредительно-воспитательное значение для хозяйственной дисциплины. Стороны гражданского правоотношения должны знать, что неисполнение ими своих обязанностей может повлечь за собой нарушение общественных отношений, имущественные потери и другие неблагоприятные последствия для другой стороны и общества в целом, и не допускать нарушения своих обязанностей. Если же такое нарушение будет допущено, то, кроме воспитательной, гражданско-правовая ответственность осуществляет восстановительную функцию. Имущественные потери должны быть переложены на нарушителя для восстановления имущественного положения потерпевшей стороны. Ответственность заключается в общем предупреждении нарушений путем влияния на сознание членов общества и воздействия на лицо, допустившее нарушение. Воспитательное воздействие является главным, поэтому ответственность нередко выходит за пределы восстановления нарушенного состояния. В этом смысле под ответственностью понимается несение последствий нарушения обязанностей, предусмотренных законом или договором.
Было бы явно неправильно представлять ответственность в перспективном аспекте в том, что она предупреждает о возможности привлечения к ответственности55. Цель государства и права заключается не в том, чтобы привлекать граждан и организации к ответственности, а в том, чтобы правовые обязанности выполнялись сознательно и
См.: Кучипгкии В.А. Личность, свобода, право. М.. 1978. С.160.
283

добровольно, чтобы не было необходимости привлекать к ответственности. Удержание от правонарушений под страхом привлечения к ответственности - дело ненадежное, потому что всегда могут перевесить желание совершить правонарушение и надежда избежать наказания56. Социологические исследования показывают, что воздерживается от правонарушений из-за страха перед ответственностью .сравнительно небольшая часть населения, большинство же объясняет свое правомерное поведение собственной принципиальной позицией, привычкой и т.п.57. Нужно добиваться того, чтобы выполнение правовых обязанностей стало внутренним побуждением каждого человека. Поэтому в правовой пропаганде и в деятельности правоприменительных органов главное внимание должно сосредоточиваться на разъяснении обязанностей и порядка их исполнения. Умело проведенный судебный процесс и убедительная мотивировка приговора или решения оказывают на обязанное лицо и окружающих более значительное воспитательное воздействие, чем предусмотренная законом санкция сама по себе58.
В обязательстве исполнение зависит главным образом от выполнения своих обязанностей должником. Вследствие этого в обязательственном праве говорится преимущественно об ответственности только должника. Но кредитор тоже несет свои кредиторские обязанности, невыполнение которых может повлечь за собою его ответственность перед должником.
6. Основные принципы гражданско-правовой ответственности: 1) принцип законности (не обязательно ответственность должна быть предусмотрена законом, но если предусмотрена, то при императивной норме стороны отступить от нее не вправе, при диспозитивной могут принять иное решение, во всяком случае, решение сторон и компетентного органа, рассматривающего их спор, не может противоречить закону); 2) принцип неотвратимости ответственности (до сих пор велись споры относительно неотвратимости привлечения к ответственности, теперь говорить о такой неотвратимости в ретроспективном аспекте нельзя, она предоставляется на усмотрение потерпевшей стороны, ответственность же в перспективном аспекте сохраняется во всех случаях); 3) принцип равноправия сторон; 4) принцип сочетания личных интересов с общественными интересами (два последних являются общими принципами гражданского права, в том числе и в области ответственности).
Виды ответственности различаются, прежде всего, по отраслям права. Поскольку в каждой отрасли права существуют обязанности, неизбежно существует и ответственность, отличающаяся от ответственности по другим отраслям тем или иным своеобразием, обусловленным особенностями данной области общественных отношений и правового регулирования. Право каждого государства образует единую систему,
56 См.: Сов. юстиция. 1993 №20. С. 17.
57 См.: Сов. гос-во и право. 1975. № 4. С.44; Соц. законность. 1981. № 5. С.67.
58 См.: Вопросы развития и защиты прав граждан. С.50
284

отрасли которой не отделены друг от друга непреодолимыми барьерами. В зависимости от базисных отношений, целей регулирования и других обстоятельств возможно сочетание ответственности по разным отраслям права. Основу системы права составляют конституционные отношения. В некоторых случаях ответственность ограничивается пределами государственного права, но чаще сочетается с ответственностью по какой-либо специальной отрасли права или по нескольким отраслям. Одно и то же правонарушение способно повлечь за собою ответственность по государственному, административному, трудовому, гражданскому, уголовному праву. Например, уклонение от уплаты налога, помимо взыскания пени, может повлечь привлечение к уголовной ответственности (ст. 198 УК). Однако применение такой меры уголовного воздействия как возложение обязанности загладить причиненный вред (ст.90' УК) и гражданского иска исключается, потому что они совпали бы. В то же время отсутствие определенной отраслевой ответственности не означает отсутствия ответственности вообще. Прекращение уголовного дела в случаях, предусмотренных ст.5' УПК, означает прекращение уголовного правоотношения с одновременным возникновением административной либо общественной ответственности и возможность при определенных условиях возобновления уголовного правоотношения. Следует отметить, что многие судьи, переходя от уголовной ответственности к административной, не обращают внимания, предусматривает ли таковую административное законодательство и в каком размере, и определяют штраф по своему усмотрению без ссылок на закон.
В литературе имеет хождение понятие экономической ответственности. Она не представляет собою самостоятельного вида ответственности, а является синонимом имущественной ответственности. В зависимости от ее характера, эта ответственность является либо гражданской, либо административной59.
Виды ответственности различаются также по институтам отдельных отраслей права. Одна гражданско-правовая ответственность предусмотрена институтом права собственности, иная - общими положениями об обязательствах либо институтами договорного права, третья - институтами внедоговорных обязательств. Ответственность по договорным и внедоговорным обязательствам различна, что обусловлено различием сущности этих обязательств.
Деление обязательств на договорные и внедоговорные в литературе иногда проводится по названиям: обязательства, возникающие из договоров - договорные, а все остальные - внедоговорные60. Это деление поверхностное, при нем во вторую группу попадают разнородные обязательства, возникающие как из правомерных, так и неправомерных действий и регулируемые вследствие этого по-разному. В действительности,
59 См.: Хозяйственное право. С. 178. б°См : Советское гражданское право. Киев. 4.1. С.452-453.
285

к договорным обязательствам относятся возникающие главным образом из договоров, но не только из них, а также и из других правомерных действий, направленных на достижение определенного правового результата (см. гл.1). К внедоговорным же обязательствам относятся возникающие преимущественно из неправомерных действий, а также из правомерных, но не влекущих желаемого результата, ошибочных. Поэтому и регулируются они по-разному. Договорные обязательства выступают формой нормальных жизненных отношений, складывающихся в результате сознательных целенаправленных действий дееспособных граждан и юридических лиц, заранее готовых к несению ответственности; к сторонам этих отношений и их ответственности закон относится одинаково (ст.ст.401, 404-406 ПС). Внедоговорные же обязательства представляют собою аномалии, они являются неожиданными для обеих или одной из сторон, не предполагающих об ответственности, в них одна сторона всегда оказывается потерпевшей, заслуживающей преимущественного внимания закона, поэтому он относится к сторонам не одинаково (ст.ст. 1066,1083,1107).
Подобно тому, как нельзя ответственность по одной отрасли права квалифицировать ответственностью по другой отрасли", так же нельзя ответственность по одному институту квалифицировать ответственностью по другому институту, хотя в практике деятельности юристов подобная подмена встречается: ответственность по правовому отношению собственности или по договору квалифицируют по нормам институтов внедоговорных обязательств. Надо сказать, что в зарубежных странах, особенно в США, такая подмена считается вполне допустимой (возможно, это проистекает из отсутствия в большинстве штатов гражданских кодексов). У нас же при наличии четкого кодифицированного правового регулирования эта подмена недопустима, на что неоднократно обращали внимание Верховные суды*2.
Далее виды ответственности различаются по предпринимаемым в порядке их реализации мерам. Эти меры нельзя смешивать с ответственностью. А поскольку они применяются главным образом по фактам уже имевшего место нарушения обязанностей, то в результате создается впечатление о существовании только ретроспективной ответственности. Применяемые меры различаются по разным признакам. Во-первых, по основаниям возникновения: предусмотрены ли они в нормативном порядке, какой именно отраслью, институтом, нормой права, или соглашением сторон; в первом случае они называются «законными» (лучше - нормативными), во втором -договорными. Во-вторых, по субъектам: является ли ответственность индивидуальной или совместной;
61 К сожалению есть и иная точка зрения. См.: Жучков В. Возмещение морального вреда. Бюлл. Верх. суда РФ 1994. № 1. C.1Z
62 См.: Сб. действующих постановлений пленума и директивных писем Верх. суда СССР. М., 1946. С. 174; Сб. пост. пленума Верх суда СССР М., 1978. 4.1 С. 182; Бюлл. Верх суда РСФСР. 1989. М° 1. С. 10; Бюлл. Верх суда РФ 1993 № 9. С 12-13 Законность 1993.№ 12. С.53.
286

последняя делится на долевую, солидарную и субсидиарную. В-третьих. по характеру ответственности: воздействующие непосредственно на сознание лица (меры личного характера) и воздействующие н? сознание опосредованно (меры имущественные), последние делятся на денежные и натуральные. В-четвертых, по целям: восстановительные (компенсационные), куда относятся меры восстановления имущественных прав, принудительной передачи предмета обязательства и возмещения убытков, в том числе путем залога и неустойки, и карательные (превентивные и репрессивные), к которым относятся имущественное вознаграждение за неимущественный вред, дисциплинарные административные взыскания и уголовные наказания, задаток, конфискация и может быть неустойка. Естественно, что в одной и той же мере встречается сочетание признаков различного характера и назначения. Выбор той или иной меры обусловливается задачами, стоящими перед данной отраслью права и правоприменительными органами, конкретной обстановкой и другими обстоятельствами. Уголовным кодексом 1926г. предусматривалась уголовная ответственность за неисполнение гражданско-правового договора, затем надобность в ней отпала (сейчас впору опять ее восстановить...).
Ответственность может протекать в различных формах63: личная и публичная; государственная и общественная: судебная и внесудебная;
добровольная и принудительная64. Формы определяют не установление, а применение ответственности. По своему происхождению юридическая ответственность всегда государственная, но применяться может и общественными организациями.
Общие признаки юридической ответственности заключаются в том, что, во-первых, она установлена или санкционирована государством (предусмотрена либо допускается правовыми нормами) и, во-вторых, потребовать отчета от обязанного лица вправе только лицо (орган), которому такое право предоставлено законом или договором с обязанным лицом. Истребование отчета по иным поводам и другими лицами не является юридической ответственностью. В отдельных отраслях права эти признаки конкретизируются. Особенности признаков гражданско-правовой ответственности заключаются в том, что это всегда ответственность перед другой стороной правоотношения" и размер ответственности соотносится с размером вреда, причиненного потерпевшей стороне.
Что касается функций ответственности и ее эффективности, то они
"См.: Ленин В.И. Полн собр. соч. Т.54. С. 160
"См.: Теория государства и права. М., 1972. С.500
65 В учебнике гражданского права (1993. T.I. С. 172) из этого правила делается исключение для тех случаев, «когда правонарушение носит особо злостный характер и когда оно не только нарушает права и интересы контрагента, но и интересы государства и общества». Однако в таких случаях никакого исключения нет: раз нарушаются интересы государства, то оно и выступает стороной, применяющей конфискационныс санкции.
287

не отличаются от общих положений теории права вообще и гражданского права, в частности. О них говорилось в первом разделе данного Курса".
Основания и условия ответственности
1. В литературе иногда проводится различие между основанием и обоснованием ответственности67. Здесь надо иметь в виду различие словоупотребления. Если речь идет об ответственности как явлении, то в таком случае обоснование заключается в том, чтобы установить, почему и для чего она существует и указать ее основания. Если же говорится об ответственности конкретного лица, то обоснование заключается в том, чтобы установить, имеется ли основание ответственности и доказано ли оно. Проблема доказательств не служит предметом теории права и гражданского права, и потому в этом разделе она рассматриваться не будет68.
Существование ответственности обусловлено объективной необходимостью. Развитие человеческого общества является прогрессивным69. Общественный строй тоже развивается в основном от низших форм к высшим. Бывают периоды регресса, но они не могут повлиять в конечном счете на действие объективной закономерности. Производительные силы развиваются, совершенствуются, и чем лучше будет осуществляться это развитие, тем быстрее человечество достигнет всеобщего благоденствия. Поскольку важнейшей частью производительных сил состоят люди, одаренные сознанием, пониманием, то их деятельность зависит от их сознательности, ответственного отношения к делу. Отсюда ответственность в ее перспективном аспекте. Существование ее не зависит от того, знают ли о ней люди, понимают ли, что это такое, однако осуществление ответственности будет успешнее, если люди будут понимать ее и сознательно поступать в соответствии с нею. Когда люди поступают не должным образом, то общество реагирует на это. Так возникает ответственность в ретроспективном аспекте.
Наряду с общим объективным основанием ответственности
66 См. также: Ткачечко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М., 1980. С.43: Варул П.А. Указ. соч. С.93; Менглиев Ш. Восстановительные правоотношения в гражданском праве. Душанбе, 1986; Перестройка в правовой системе, науке, практике // Сов. гос-во и право. 1987. № 10. С.47; Советское гражданское право. Саратов. 1991. T.I. С.9-10; Гражданское право. М., 1993. T.I. C.23.
67 См.: Сергеева Т.Л. Основания уголовной ответственности / Уч. зап. ВНИИСЗ. М., 1964. Вып.1(18). С.З; Самощенко И.С. Юридическая ответственность в советском обществе. С.33.
68 См.: Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950;
Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе М.,1950.
69 См.: Чернышевский Н.Г. Поли. собр. соч. Т.6. С. 12; Т.9. С.35 и др.; Писарев Д. И. Соч. М., 1955. Т.2. С.249.
288

гражданское право имеет и специфическое основание. Каждый участник общественных отношений, регулируемых гражданским правом, выступает в качестве имущественно обособленного субъекта. Недостатки, допущенные в общественной жизни, объективно должны быть устранены для успешного развития общества. Если эти недостатки вызваны деятельностью отдельного субъекта общественных отношений, то естественным выглядит требование общества об устранении недостатков за счет допустившего их субъекта. С другой стороны, когда недостатки созданы отдельным субъектом.в сфере жизни другого лица, они должны быть устранены причинителем70.
2. Сознательное реагирование на недостатки является субъективным. Государство, выражая интересы общества, регулирует его реагирование на недостатки, предусматривая меры, способствующие недопущению и устранению недостатков, привлечению к ответственности лиц, допустивших недостатки. Закрепление ее в праве представляет собою юридическое основание ответственности.
Ответственность в перспективном аспекте, как уже отмечалось, существует с возникновением любой обязанности независимо от поведения носителя этой обязанности. Граждане и юридические лица вправе принять на себя обязанности и не предусмотренные государством. Однако для этого необходимо прямое волеизъявление сторон правоотношения. Без такого волеизъявления, правоотношения между участниками гражданских правоотношений возникают лишь в случаях и порядке, установленных законом, а юридическая ответственность может иметь место только при предусмотренных законом обстоятельствах и в определенных законом видах и размерах.
Отчет о своих действиях обязанное лицо должно держать с самого начала возникновения правоотношения, независимо от правомерности поведения. При этом главный упор должен быть сделан на собственном критическом отношении обязанного лица к своему поведению.
В оценке поведения обязанного лица следует руководствоваться высокой требовательностью к себе и другим, объективностью требований, всесторонним анализом обстановки и последствий. Нельзя думать, что о критике и самокритике речь может идти только при наличии недостатков. Смысл этих слов, в соответствии с их происхождением и употреблением, заключается в том, чтобы разобрать поведение обязанного лица, оценить, насколько оно соответствует предъявляемым требованиям71. Следовательно, критика и самокритика относятся к ответственности как за выполнение, так и за нарушение обязанностей. Самокритика должна осуществляться постоянно. Что же касается истребования отчета, то нужно различать
70 См.: Пронина М.Г. Поощрение и ответственность в условиях внутрипроизводственного хозрасчета. Минск, 1982. С. 12.
71 См.: Словарь русского языка. Т.2. С.172.
10. Заказ № К-945 289

обязанности: заключаются ли они в совершении каких-либо действий или в воздержании от определенных действий.
Если лицо обязывается к активному поведению, то отчет в выполнении обязанностей у него может быть истребован, в принципе, в любое время выполнения обязанности. Такая возможность опирается либо на конкретное правовое регулирование данного отношения (напр., ст. 715 ГК), либо вытекает из общих положений подотчетности государственного административного права, либо основывается на принципах права, в частности, на принципе товарищеского сотрудничества и взаимопомощи сторон правоотношения72. При этом нужно тщательно взвесить, насколько истребование отчета необходимо, не будет ли оно нарушать нормальную деятельность обязанного лица. Поэтому чаще отчет истребуется при получении сигнала о неблагополучии, нарушении обязанностей.
Если же обязанность заключается в пассивном воздержании от нарушения закона и субъективного права другой стороны, то для истребования отчета, очевидно, нет оснований до тех пор, пока поведение обязанного лица соответствует предъявляемым требованиям. Вот почему, когда ответственность сводится к ответу за правонарушения, говорят, что при безупречном поведении ответственность не может иметь места, имея в виду только ответственность ретроспективную. Но это не совсем правильно даже применительно к тем случаям, когда правоотношение ответственности возникает лишь после правонарушения.
3. По общему мнению, юридическим основанием привлечения к ответственности является правонарушение. Расхождения начинаются с вопроса, как его понимать: считать ли само по себе нарушение права73 или брать его в сочетании с другими обстоятельствами? Чаще всего принимается вторая позиция. Одни берут нарушение права в сочетании с общественной опасностью74, другие - с вредом75, третьи - с виной76, четвертые - с виновностью и деликтоспособностью77. Наконец, многие, не давая определения правонарушения, сразу переходят к его составу78. В составе правонарушения несоблюдение права выделяется в качестве одного из элементов состава под названием противоправности.
Несмотря на то, что большинство выступает за сложный состав правонарушения, наиболее правильным представляется очищение его как основания ответственности от других обстоятельств и отделения от них в
72 См.: Цыбулечко З.И. Сотрудничество социалистических предприятий при исполнении хозяйственных обязательств. Саратов, 1988 "См.: Гражданское право. 1993. T.I. C.175.
74 См.: Иоффе О.С., Шаргородскш М.Д. Вопросы теории права. С.335.
75 См.: Основы теории государства и права. М., 1969. С.330.
76 См.: Общая теория советского права. С.393.
77 См.: Теория государства и права. 1983. С. 357
""См : Советское гражданское право Л., .1982 41 С.367; Хозяйственное право С. 179; Советское гражданское право. М., 1987. С. 176; Волгин Б.А. Краткий курс хозяйственного (предпринимательского) права. Саратов, 1993. С.90.
290

качестве самостоятельного явления противоправности, не равного с другими обстоятельствами. Это в интересах чистоты научных понятий и потребностей практики. В законодательстве и практике встречается употребление понятий оснований и условий ответственности как равнозначащих. С этим тоже нельзя согласиться. В понятии правонарушения главным, определяющим является то, что это нарушение права, противоправность. Нельзя рассматривать в качестве равновеских нарушение закона и, например, нарушение необходимой осмотрительности. Нарушение закона всегда является юридическим основанием привлечения к ответственности и наказанию, а неосторожность может быть необходимым условием для этого, а может и не быть таковым.
Состав правонарушения обычно конструируется по следующей схеме: объект, объективная сторона, субъективная сторона и субъект.
Под объектом понимается общественное отношение, регулируемое правом Иногда в качестве объекта указывается норма права79. С такой позицией согласиться не представляется возможным. Право регулирует общественные отношения, поэтому всякое нарушение правопорядка в конечном счете отражается на общественных отношениях. Недопустимость нарушения той или иной правовой нормы устанавливается не ради самой нормы, да никто и не делает этого, а ради тех общественных отношений, которые предусматриваются данной нормой. Общественные отношения являются общепризнанным объектом правонарушений в уголовном праве, более длительно и детально определявшим состав правонарушения80, и нет никаких оснований полагать, что в других отраслях права объект может быть иной. В то же время указания на общественные отношения недостаточно. Правоотношение может иметь место лишь при наличии правового регулирования. Тем не менее, основным выступает нарушение существенного отношения, правовое регулирование используется признаком вспомогательным для правильной квалификации и соответствующего реагирования на правонарушение. Поэтому на первое место в определении объекта должно быть поставлено общественное отношение, с указанием на его правовое регулирование, а не наоборот.
К объективной стороне относятся вред, причиненный правонарушением, противоправность поведения правонарушителя и причинная связь между его поведением и вредом.
Субъективную сторону состава правонарушения образует вина
^См.: Алексеев С. С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. № 1 С.47, где он говорит об объекте как норме права и закрепленном в ней имущественном отношении со ссылкой на О.С.Иоффе, у которого несколько иначе: «нормы советского гражданского права и связанные с ними правила социалистического общежития, а также закрепленные в этих нормах социалистические имущественные и личные неимущественные отношения» (Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву.Л., 1955. С.89).
"'cm: ПионтковскийАА. Учение о преступлении. М., 1961. С.132.
291

нарушителя, и отдельных случаях сочетаемая с другими субъективными обстоятельствами (заблуждение, цель, мотив, эмоции и др.).
Субъектом правонарушения способен быть любой субъект правоотношений данной отрасли права. Нередко это положение оспаривается. Как мы видели, подчас в понятие правонарушения вводится изобретенная для этого деликатоспособность. Если говорить не о понятии, а о составе правонарушения, то ограничение субъекта состава только дееспособными было бы правильно, если бы во всех отраслях права, как в уголовном праве, существовала только личная ответственность за свою вину. Но для гражданского права вина вообще и вина ответственного лица в особенности является лишь одним из условий ответственности, не всегда обязательным. Безусловно, право предназначено регулировать сознательное поведение людей, однако конкретные проявления этого сознания могут быть весьма разнообразными и сложными. Утверждение, будто бы недееспособные граждане вообще не могут быть субъектами гражданской ответственности81, оставляют без ответа вопросы о том, отрицается ли за ними способность иметь гражданские обязанности, допускается ли обязанность без ответственности или предполагается, что представитель недееспособного приобретает обязанность нести ответственность для себя, а не для представляемого. Любое из этих предположений ошибочно, ибо противоречит ст.ст.17, 32, 182, 393 ГК, а иначе объяснить указанное утверждение невозможно82. По крайней мере по одному обстоятельству Верховный суд разъяснил, что ст.453 ГК 1964 г. не применяется, если вред подлежит возмещению по ст.454 того же Кодекса".
Наукой гражданского права не восприняты предложения принять общую конструкцию состава правонарушения. Дело в том, что объект в гражданском праве подразумевается в общих чертах, конкретизировать его нет необходимости, потому что на квалификацию правонарушения это влияет только по общему делению прав абсолютных и относительных. Субъект тоже, как правило, имеется в виду в общих чертах. Подлежат анализу только объективная сторона, исследуемая наиболее подробно, в связи с чем она распадается на три самостоятельных элемента состава -противоправность, вред и причинную связь, и субъективная сторона, сужаемая до понятия вины, потому что опускаются такие черты, как мотивы, эмоции и т.п., имеющие немалое значение для решения вопроса о наказании, но безразличные для господствующей в гражданском праве компенсационной функции; зато изучается вина организации, принимается во внимание вина другой стороны правоотношения и наряду с общераспространенными видами вины - умыслом и неосторожностью -
81 См : Майданик Л. Соотношение норм ГК РСФСР, регулирующих ответственность за причинение вреда // Сов. юстиция 1967 № 2. С. 12.
82 Впрочем, суды нередко называют представителя вместо стороны (см., напр., Бюлл. Верх. суда РФ. 1995. № 6. С.3-4).
83 См.: Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1989. № 3. С.8-9.
292

выделяется грубая неосторожность, а иногда эта сторона состава вовсе опускается.
В административном и трудовом праве обстоятельно исследуются нормативные основания ответственности, ее субъекты, характер и размеры применяемых мер. В других отраслях права вопросы ответственности только еще начинают разрабатываться84.
Понятия оснований и условий ответственности являются общетеоретическими и не должны различаться в отдельных отраслях права.
При анализе более или менее сложного состава, состоящего более чем из одного элемента, каждый из них обязательно должен анализироваться отдельно от других. В жизни все элементы неразрывно связаны между собою и зачастую одинаково необходимы для решения вопросов ответственности и наказания. Однако для правильного представления о каждом элементе нужно при его анализе непременно абстрагироваться от остальных, иначе невозможно оградить себя от вероятных ошибок. В отдельных институтах гражданского права наряду с общими предусматриваются особенные условия и способы ответственности.
Противоправность и вина
1. Противоправность представляет собою неправильность поведения ответственного лица, несоответствие поведения закону, договору и основам нравственности, влекущее за собою нарушение (умаление, ограничение) имущественных или неимущественных благ (прав) и законных интересов другой стороны правоотношения. Противоправность в гражданском праве обязательно одновременно нарушает объективное и субъективное право.
Как уже отмечалось, в понятие правонарушения подчас включается общественная опасность. Если понимать ее в самом широком смысле слова, то с этим можно было бы согласиться, потому что всякое нарушение социальных норм противоречит интересам общества и в этом значении общественно опасно. Но если мы не хотим сделать общественную опасность синонимом противоправности, если мы хотим придать ей какое-то самостоятельное значение, то не следует включать ее в понятие отраслевой противоправности, когда это не требуется законом. Такое требование предъявляет только уголовное законодательство (п. 1 ст. 14 УК)85 и поэтому для других отраслей права этот признак неуместен. В то же
84 См.: Авакьян С. А. Санкции в советском государственном праве // Сов. гос-во и право 1973. № 11. С.29. Боброва Н.А. Ответственность как средство укрепления законности в государственно-правовых отношениях. В сб.: Юридические гарантии и режим социалистической законности в СССР. Ярославль, 1977; Зражевская Т.Д. Указ. соч.
85 См.: Смоленцев Е. Практика применения судами законодательства о необходимой обороне//Соц. законность. 1984. № 12. С.6.
293

время нельзя полагать, что гражданские правонарушения во всех случаях не связаны с общественной опасностью86. Один и тот же поступок может быть одновременно, в зависимости от нарушаемых им норм, гражданским правонарушением, дисциплинарным либо административным проступком, уголовным преступлением; при наличии признаков последнего он будет общественно опасным.
2. Действия, умышленно или неосторожно нарушающие интересы другого лица, не рассматриваются в качестве противоправных и не влекут ответственности при наличии определенных обстоятельств, исключающих противоправность. Такие обстоятельства подробно изучены в науке уголовного права и ее достижения можно использовать в гражданском праве с некоторыми оговорками.
Противоправность исключается, если действия ответственного лица совершаются во исполнение закона. Это могут быть и подзаконные акты, соответствующие закону (ст.ст.12 и 13ГК). Конфискация, произведенная во исполнение приговора, не соответствующего закону и потому отмененного, не исключает противоправности. Исполнение обязанности может совпадать с исполнением закона, но может иметь и самостоятельное значение, когда то или иное поведение не предписывается прямо каким-либо актом, имеющим силу закона. Такие ситуации встречаются не только у врачей и пожарных, деятельность которых обычно приводится в качестве примеров данного обстоятельства, исключающего противоправность, но и в деятельность других должностных лиц. В связи с этим особый интерес вызывает производственный и иной служебный риск, пределы его законности и обоснованности, исключающие ответственность; о нем еще будет речь впереди.
В исполнении приказа, как обстоятельстве, исключающем ответственность, нужно учитывать, что приказ способен помешать ответственному лицу выполнить свои прямые обязанности, за что оно не может отвечать87. Далее необходимо различать приказы правомерные и неправомерные. Исполнение правомерного приказа есть исполнение обязанности, о чем только что сказано. Что же касается приказа неправомерного, то в связи с различием формулировок дисциплинарных уставов разных лет об ответственности за их исполнение либо неисполнение, длительное время велись споры. Эти споры могут возобновиться в связи с принятием ныне действующей Конституции, не содержащей в отличие от предшествовавшей решения данного вопроса. Надо полагать, что освобождение от ответственности за исполнение незаконного приказа должно быть поставлено в зависимость от вины88,
S.55
86 См.: Общая теория советского права. С.410 "См.: Суд. практика 1950. № 12. С.17; Unger Fred Das verbotene Zimmer. Bin, 1970.
в См.: Ведомости СССР. 1966, № 24. Ст.444: Правоведение. 1993. № 2. С.43.

о которой позже. Неисполнение незаконного приказа не влечет ответственности89.
Осуществление права как основание освобождения от ответственности тоже может совпадать с исполнением обязанности. Наделение того или иного органа либо должностного лица определенными правомочиями происходит в интересах деятельности данной организации и общества в целом, поэтому осуществление правомочий представляет собою обязанность данного лица. Однако осуществление права зачастую не связано с исполнением обязанности. Например, правомерное вселение на определенную жилую площадь нарушает интересы лица, претендующего на ту же площадь либо уже занимающего ее, но обязанность возместить этому лицу убытки у правомерно вселившегося не возникает из-за отсутствия противоправности.
Согласие потерпевшего исключает противоправность, если оно само является правомерным (ч.2 п.З ст. 1064 ГК). Значение этого вопроса повышается в связи с расширением пересадки органов и тканей90. Закон РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» устанавливает, что трансплантация может быть применена только в случае, если другие медицинские средства не в состоянии гарантировать сохранение жизни больного или восстановление его здоровья, а здоровью донора не будет причинен значительный вред и имеется его согласие9'. Пределы действия обстоятельств, исключающих противоправность, нужно устанавливать во всех случаях, но к согласию потерпевшего это относится, возможно, больше, чем к другим обстоятельствам, а пределы эти установить здесь, может быть, труднее92. Например, убийство с согласия потерпевшего по действующему законодательству признается преступным, а по УК РСФСР 1922 г. признавалось не преступным, если оно совершено из сострадания по настоятельной просьбе убитого. Исключение такой оговорки из закона оправдано, чтобы не давать представления о широкой трактовке данного обстоятельства, однако изменение закона представляется необходимым93.
В качестве обстоятельств, при определенных условиях, исключающих противоправность, особо оговаривается в законе необходимая оборона и крайняя необходимость, рассмотренные в предыдущей главе.
Там же приведены некоторые данные о смешении противоправности с виновностью.
89 См.: Суд.практика. 1947. Bbin.VIII(Xl.II). C.4; Михайлов В. Преступный приказ:
вопросы и решения // Рос юстиция. 1995. № 9. С.45.
90 См.: Кук Робин. Кома // Здоровье. 1991. №№ 9-12; 1992. №№ 1-5.
91 См.: Ведомости РФ. 1993. № 2. Сг62.
92 См.: Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1970. № 7. С.9.
93 См.: Салтыков-Щедрин М.Е. Собр. соч. М., 1977. № 19. Кн.2. С.242: Вересаев В. Собр. соч. 1961. Т.5. С 524-526; Красиков А.Н Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России Саратов, 1996. С.24-25, 31-43
295

3. Вина. Этому слову во многих случаях придается различное значение94. В действующем законодательстве понятие вины раскрывается в следующих за ним словах «умысел» и «неосторожность» (ст.З УК, 401 ГК). Если определить, что общего в последних двух понятиях, то это психическое отношение к своему поведению и его результату. Такое определение встречается в литературе нередко95, задолго до того, как в законодательстве было дано понятие вины через умысел и неосторожность, А. А. Пионтковский писал: «Вина лица и есть его умысел или неосторожность»96.
Указанное определение подвергалось критике по тому соображению, что так же вину определяют психологи, которые психическим состоянием называют эмоции или чувства, юристов же интересуют воля, сознание97. Юристов в необходимых случаях интересуют и чувства, эмоции и даже происходящие в мозгу функциональные органические изменения, отражающиеся на сознании и поведении человека (психиатрия). Применительно к умышленному поведению можно говорить об опережающем сознании и вместо «психическое» сказать «осознанное» отношение, или «сознательное», но вряд ли эта замена была бы удачной применительно к неосторожности. Здесь скорее можно говорить об отсутствии либо недостаточности осознанности, сознательности. Сознание человека представляет собою высшую ступень психики, следовательно, психическое отношение охватывает и сознательное отношение.
Понятие умысла и неосторожности даются вст.ст.25 и 26 УК, и они могут быть использованы в гражданском праве, однако поскольку, как уже говорилось, общественная опасность является признаком только преступлений, то упоминание о ней в указанных статьях применительно к гражданскому праву должно быть опущено. Следовательно, умысел означает предвидение результата и желание или сознательное допущение его наступления. Например, должник, поссорившийся с кредитором и желающий вызвать у него материальные затруднения и иные неприятности, сознательно не исполняет обязательства. Или предприятие, желая поскорее реализовать свою продукцию, сознательно отгружает ее с недостатками, допуская тем самым причинение вреда покупателю, хотя, в отличие от первого примера, не ставя такой цели98.
Неосторожность наблюдается в тех случаях, когда лицо предвидит
94 См.: Словарь русского языка. 1957. T.I. С.222. Подобные определения данного слова идут исстари (см.: Чернышевский Н.Г. Полн. собр. соч. Т. 16. С. 409).
95 См.: напр., Гражданское право 1993. Т 1 С 180.
96 См.: Вопр. филос. 1955. № 1. С.23.
97 См.: Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977. С. 105-106; Повышение роли государственного арбитража в механизме социалистического хозяйствования. М., 1981. С.36.
98 Ср.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С 685-686.

возможность вредного результата, но легкомысленно рассчитывает на его предотвращение, либо не предвидит последствия своих действий, хотя должно было и могло их предвидеть. Например, отправитель погрузил бьющийся груз в автомобиль без надлежащей упаковки, легкомысленно рассчитывая на то, что сохранность груза будет обеспечена предупреждением водителя о необходимости повышенной осторожности. В другом случае предприятие, не сумевшее освоить изготовление новой продукции, выпустило ее с конструктивными недостатками, не зная о них, но обнаруженными потребителем. Необходимо отметить, что в законе говорится о предвидении возможности наступления последствий, а не их причины. Груз может разбиться от множества причин, зависящих и не зависящих от водителя, ответственное лицо предвидит общую их возможность, но самонадеянно ограничивается надеждой на водителя. Ответственность в подобных случаях наступает при гибели или повреждении груза от любой причины, кроме зависящей от другой стороны либо непреодолимой силы, о которой позже в этом же параграфе.
Смешение предвидения результата и предвидения его причины встречается нередко. Поразительным в этом отношении выступает дело Левжинского". Суд оправдал его в трех инстанциях в неосторожном убийстве, несмотря на протесты прокуроров, по тому мотиву, что подсудимый «не предвидел и не мог предвидеть, что не заметит ведро, споткнется о него, падая, взмахнет руками, непроизвольно нажмет на спусковой крючок и произведет выстрел в сторону окна зимовья, которым будет смертельно ранен Салахов». «То обстоятельство, что Левжинский знал правила обращения с огнестрельным оружием, не опровергает обоснованности вывода суда». Как раз наоборот. Можно согласиться с тем, что убийца не мог знать о ведре. Но он мог и должен был знать о возможности наступления опасных последствий, потому что в этом деле оказался целый ряд опасных обстоятельств, которые могли привести и привели к плачевному результату.
Зная правила обращения с оружием, Левжинский мог и должен был знать, что самодельный пистолет, которым он пользовался, не обладает той степенью надежности, которой обладает оружие, сконструированное высококвалифицированным специалистом, изготовленное по технологии и разработанной тоже специалистом, и проверенное другим специалистом. Такое ненадежное оружие было в его руке «со взведенным курком». Он торопился, потому что в очереди из полдюжины ребят был последним, наступили сумерки. «Будучи близоруким и находясь в нетрезвом состоянии», он стал бегать в поисках более крупной мишени, чем банки и бутылки, по которым стреляли его товарищи. Разве не очевидно, что при таких обстоятельствах роковой выстрел мог произойти и без злополучного ведра? В публикации нет характеристики подсудимого (возраст, характер,
"См.: Бюлл. Верх. суда РФ. 1994. № 4. С.3-4.
297

поведение, отношение к случившемуся). Возможно, что он не заслужил наказания. Но отрицать его вину невозможно.
4. Нередко понятие вины дается в соединении не с общественной опасностью, а с противоправностью100. Такое соединение недопустимо, потому что, как отмечалось, каждый элемент состава должен анализироваться отдельно. Противоправность существует объективно, независимо от того, знают ли о ней участвующие в правоотношении стороны, а вина зависит от их знания о поведении и результате. Не случайно противоправность относится к объективной стороне состава правонарушения, вина же - к субъективной. В этом отношении несомненный интерес представляют некоторые уголовные дела. Дело Таракановского рассматривалось в трех инстанциях, каждая из которых по-разному оценивала поведение подсудимого, как умышленное, небрежное и самонадеянное, но ни одна из этих инстанций и прокурор, приносивший протест, не поставили, насколько можно судить по изложению этого дела в журнале, вопроса о том, вправе ли был Таракановский включать электроток в забор, и если не вправе, то сознавал ли противоправность своего поведения101. По делу Авдеева, поставившего также для защиты своего земельного участка взрывное устройство, повлекшее смерть нарушителей, две судебных инстанции квалифицировали действия подсудимого как умышленное убийство, тоже, как видно, не поставив тех же вопросов, граничившись ссылкой на сознание общественной опасности102. Н.И. Кор-жанский резонно отмечает, что в понятие вины входит сознание значения своих действий, а отнюдь не сознание их общественной опасности, последней может не сознавать и вполне разумное, вменяемое лицо103.
Незнанием законов никто отговариваться не может104. Здесь дело не в презумпции знания законов, как иногда говорят, которая едва ли состоятельна105. Надо иметь в виду, что далеко не каждое действие предусмотрено в законе и потому даже для юристов не всегда легко бывает определить, правомерно ли было то или иное деяние. От неспециалистов же такой точности определения требовать и вовсе нельзя да и не нужно, поскольку это не отражается на существовании противоправности.
Некоторые авторы включают в определение вины и причинную связь, встречалось и утверждение, будто бы понятие вины должно охватывать причинную связь, умысел и неосторожность, мотивы, личность и
11)0 См.. Советское гражданское право. М., 1985. T.I. С.520.
101 См.: Бюлл. Верх. суда СССР. 1962. № 4. С.40-42.
102 См : Бюлл. Верх. суда РФ. 1993. № 5. С 7. Оба дела могут послужить неплохими иллюстрациями к модной формуле «дозволено все, что не запрещено».
103 См: Юридическая ответственность в советском обществе. Волгоград, 1974. С 64-65
104 См : Сб. пост. и опр Верх. суда РСФСР по труд. делам. М., 1959. С 197;
Ленин В.И. Поля. собр. соч. Т.42. С.340.
105 См.: Стуцка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 164.
298

обстановку106. Объясняются эти стремления охватить все нужное тем, что, во-первых, вина является не единственным условием ответственности, она тесно связана с иными условиями, вследствие чего и создается впечатление, будто бы все это одно понятие; во-вторых, в русском языке слово «вина» употребляется не только в случаях виновности, но и случайности, не только противоправности, но и правомерности поведения. Если согласиться с тем, что вина - это не только умысел и неосторожность, но и какие-то еще обстоятельства, то все равно из них нужно было бы выделить одно — психическое отношение к своему поведению и его результату, ибо это отношение нельзя смешивать с объективными условиями, существующими независимо от сознания субъекта. Представляется очевидной ненужность таких поисков при наличии нормативного решения.
Смешение противоправности, объективного основания ответственности и вины, субъективного условия ее встречается нередко. Так, В.Мальков утверждает: «вина... является... синонимом неправоты или неправомерности - в противовес правомерности или невиновности»107, тем самым отождествляя эти два различных элемента состава правонарушения. В ряде случаев говорится об отсутствии вины, когда отсутствует противоправность.
5. Установление вины при наличии умысла в действиях ответственного лица, как правило, трудностей не вызывает. Трудности могли бы возникнуть при необходимости проводить различие между умыслом и неосторожностью. А так как это различие значения в гражданском праве, как правило, не имеет, то при сознательных нарушениях наличие вины очевидно. Трудности сосредоточиваются на грани между виновностью и невиновностью, когда ответственное лицо не предвидело своих действий, а мы говорим, что оно виновно, потому что должно было и могло их предвидеть.
Нормы права должны повышать уровень сознания людей и предъявлять к ним достаточно высокие требования108. В каждом конкретном случае нужно предъявлять максимальные требования, исходя из уровня развития членов общества на данном этапе и из личных способностей и возможностей отдельного человека. Если мы имеем дело с лицом, которое разбирается в обстоятельствах лучше других, реагирует на них быстрее других, то предъявим к нему более высокие требования, чем к другим, не снижая их до среднего уровня. Если же перед нами такой человек, который привык ко всем делам, в том числе и к своим собственным, относиться халатно, не предъявляя к себе никаких требований, то не следует снижать взыскательность до его уровня, а нужно спросить так, как общество вправе спросить с любого своего члена.
Кстати, необходимо отметить, что у нас нередко переоценивается забота человека о своих собственных делах. Своего рода штампом стало
106 См.: Сов. гос-во и право 1953. № 4. С.23
'"См.: Законность 1993. № 11, С.29-30.
108 См.: Фейербах Л. Избр филос. произв. Т 1 С

утверждение, будто бы лицо, проявившее на работе бесхозяйственность, не стало бы относиться столь же безответственно к своим средствам. Отсюда беспочвенная вера в заботливость собственников и безоглядное стремление сделать всех собственниками. Здесь либо ошибка, либо лукавство. В жизни нередки случаи бесхозяйственного отношения к своему собственному состоянию (ст.ст.240,241, 284-285 ГК), а если говорить об обязанностях, то обязанность относиться к имуществу как к своему собственному характеризует степень заботливости более низкую, чем обязанность заботиться о чужом имуществе. Это принято в законодательстве разных стран со времен древних римлян109 и ясно видно из сопоставления п. 1 и 3 ст. 891 ГК: заботиться о полученном на хранение имуществе как о своем собственном должен гражданин, не получающий за это вознаграждения, если же он взялся хранить имущество за плату, то обязан принять все меры для сохранения этого имущества, независимо от того, как хранит свое собственное. Если же обязательство принято в осуществление предпринимательской деятельности, то ответственность должника еще выше (п.З ст.401 ГК).
6. В гражданском праве речь идет о вине не только человека, но и юридического лица. Деятельность юридического лица - это, конечно, деятельность людей, и вина юридического лица - это вина любого человека, осуществляющего деятельность данного юридического лица (ст.402 ГК)110. Поэтому юридическое лицо будет нести ответственность и за действия человека, не являющегося его работником, но так или иначе, по родственному, на общественных началах либо по иным основаниям осуществляющего деятельность данного юридического лица'''. Поскольку это деятельность юридического лица, оно при этом отвечает за свои, а не за чужие действия. Вместе с тем нельзя полагать, что вина юридического лица может выразиться лишь в действиях отдельных лиц, но не в действиях коллектива, якобы потому, что согласование воль участников коллектива может иметь место только при правомерных действиях, но не правонарушениях"2. Практика показывает случаи неправомерных действий коллективов. Неправомерное, незаконное решение любого коллективного органа может иметь место как по неосторожности в случае незнания закона, так и умышленно, чтобы извлечь выгоду для юридического лица в целом или для отдельных его участников. Что же касается ответственности, то в зависимости от ее характера и конкретных обстоятельств, она может быть возложена как на конкретных виновников, так и на юридическое лицо в целом.
109 См.: D.16.3.32; 17.2.72: 36.1.22.3.
110 См.: Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1967. № 4. С 7: Радянське право. 1969. № 3 С.99:
Хоз-во и право. 1982. № 3. С.87.
''' См.: п.7 Пост. Пл. Верх. суда РФ 28 апреля 1994 г «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Бюлл. № 7. С.4.
'^См.: Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 271
300

Критерии, которыми определяется вина юридического лица, должны быть выше, чем критерии, применяемые к отдельным людям. Хотя вина юридического лица и находит свое выражение в вине отдельных людей, но деятельность юридического лица осуществляется, как правило, не одним работником, а коллективом, в котором отсутствие, недосмотр и упущения одного могут и должны быть восполнены действиями других членов коллектива'13. Коллектив представляет собой нечто большее, чем сумму его членов. «В планомерном сотрудничестве с другими рабочий преодолевает индивидуальные границы и развивает свои родовые потенции»114. Поэтому невиновность конкретного исполнителя не всегда означает отсутствие вины юридического лица в целом.
7. Ответственное лицо не всегда отвечает только за свои собственные действия, в ряде случаев оно несет ответственность за действие других лиц. В связи с этим возникает вопрос: устанавливается ли в таких случаях ответственность в зависимости от вины ответственного лица или оно может нести ответственность и при отсутствии своей вины, за вину других лиц?
Ст.405 ГК 1922 г. устанавливала следующие правила: «Лицо недееспособное не отвечает за причиненный им вред. За него отвечает лицо, обязанное иметь за ним надзор. За вред, причиненный несовершеннолетними, в случаях, предусмотренных ст.9 (т.е. при достижении 14 лет. — В. Т.), наряду с несовершеннолетними отвечают также родители и опекуны». Очевидно, что эта статья равно как и упоминаемая в ней ст.9 должны рассматриваться в свете ст.403 того же Кодекса, устанавливавшей ответственность по принципу вины. Следовательно, лица, отвечающие по ст.405, должны быть виновными. Труднее уяснить слово «наряду», но об этом в следующих параграфах. Здесь же следует сказать, что поскольку на родителей, в соответствии с семейным правом, возлагается обязанность воспитывать своих детей (ст.41 КЗоБСО 1926 г.), в литературе стало высказываться мнение о безусловной ответственности родителей независимо от вины"5. Это мнение и колебания судебной практики утратили значение после принятия Гражданского кодекса 1964 г., установившего, что родители и иные лица несут ответственность, если не докажут отсутствие своей вины (ст.63 СК; ныне ст.1073-1075 ГК).
Под виной родителей (или опекунов) следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям,
'"См.: Малечи И.С. Указ. соч. С 65; Бюлл. норм. актов. 1990. № 5 С 34
"4 Мирке К.. Энгельс Ф Соч. Т.23. С.341.
115 См.: Tutlveovwi В. С. Ответственность родителей за вред, причиненный детьми // Сов. гос-во и право 1949. № 4. С.ЗО; флейилщ Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С 106: Свердлов Г. М Охрана интересов детей в советском семейном и гражданском праве. М., 1955. С. 142.
301

повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.)"6.
Общепризнано, что о вине малолетних детей говорить нельзя. Однако фактически получается, что родители могут доказать отсутствие своей вины в воспитании лишь тогда, когда будет установлена безупречность поведения их детей, то есть... отсутствие вины детей? Об этом свидетельствует судебная практика.
Малолетние Смирнов, Безрученков и Махов бросали разные предметы в собаку Лотковых и выбили глаз дочери Летк-овых. Двое учащихся перебрасывали друг другу гвоздь и попали в глаз третьему учащемуся. В обоих случаях имели место, очевидно, опасные шалости, и суды взыскали с родителей возмещение вреда в пользу потерпевших"7.
Сухов предъявил иск о возмещении расходов, связанных с усиленным питанием и уходом за сыном Геннадием в связи с причинением вреда его здоровью Юрием - сыном ответчика. Из материалов дела видно, что Юрий является дисциплинированным, организованным, активным учеником, он много читает и хорошо учится. С Геннадием обучается в одном классе. Вместе с ним он пришел домой и, намереваясь раскрашивать картинки, дал Геннадию флакон с магнием, серой и фосфором, предложив размешать содержимое карандашом, не зная, что этого делать нельзя. В результате происшедшего от смешивания веществ взрыва у Геннадия был поврежден глаз. Вина ответчика Фролова отсутствует: дети не шалили, а намеревались заняться вполне невинным делом; то, что оно таило в себе опасность, они не знали и по уровню своего сознания не должны были знать; поэтому суд отказал в иске"8.
Кроме ответственности за действия недееспособных лиц, гражданское право предусматривает также ответственность должника за действия третьих лиц (ст. 403 ГК)' г. Буквально эта статья предусматривает те случаи, когда третье лицо должно произвести исполнение кредитору (ст.313), но под действие аналогичной статьи ГК 1964 г. подводились и те случаи, когда должник не произвел исполнения вследствие неисполнения его контрагентами другого обязательства (по поставке сырья, комплектующих изделий и т.п.). Трудности применения такой конструкции заключались в том, что должник в неисполнении обязательства зачастую не виноват, и вставал вопрос о вине третьего лица - есть ли она и как ее установить? Эти вопросы в основной части отпали в связи с введением Основами гражданского законодательства 1991 г. безвиновной ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности, сохраненной новым ГК(п.Зст.401 ГК).
8. Рассмотренные виды вины в литературе обычно называются
'"См.: Пост. Пл. Верх. суда РФ 28 апреля 1994 г , паст 15. '^См.: Соц. законность. 1954. № 5. С.93: 1955. № 2. С.91. 118 См.: Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1964. № 7 С.З.
'"См.: Сов. юстиция. 1965. № 23. С.ЗО; 1972 № 11. С.34, Хоэ-во и право 1977. № 3. С.69; 198. № 5. С.84. Маркс К.. Энгельс Ф Соч. Т.25. 4.2. С.384.
302

формами ее. Из этой, казалось бы, простой замены слов делаются далеко идущие выводы: поскольку умысел и неосторожность являются формами вины, то, в чем сущность ее, ибо, как писал Маркс, «если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня»120. Вот и появилось мнение, будто бы сущность вины составляет отрицательное отношение к интересам общества'21. В действительности же лицо может сознательно совершить преступление в убеждении, что действует в интересах общества. Тем более отрицательное отношение может отсутствовать при совершении преступления по неосторожности, даже в сфере действия уголовного права122. Умысел и неосторожность вовсе не Формы проявления вины, психическое отношение к своему поведению и его результату не проявляются, а заключаются в умысле или неосторожности, они представляют собою виды и сущность этого отношения, проявляющегося в поведении.
Неосторожность в гражданском праве делится также по степеням на грубую и простую (легкую). Грубую неосторожность можно определить как совершение поступка, неправильность которого очевидна для всякого, совершающего его123. Например, оставление под открытым небом предмета обязательства, не очень боящегося сырости, и в сухую погоду, если затем внезапно пойдет дождь, явится простой неосторожностью, а оставление в таком же месте и в предвидении дождя предмета, который нужно беречь от влаги, будет по меньшей мере грубой неосторожностью.
9. Гражданский кодекс в п.1 ст.401 установил, что лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Поэтому нельзя согласиться с распространенным мнением, будто бы ответственность может иметь место лишь при наличии вины. Ответственность независимо от вины в ряде случаев предусматривается законом: ст.ст.401, 901, 1067, 1079 ГК, п.З ст.ЗО Закона РФ от 20 августа 1993 г. «О космической деятельности». Стороны вправе также предусмотреть по договору между собой ответственность независимо от вины нарушителя. Отсутствие вины доказывает лицо, нарушившее свою обязанность124.
120 Маркс К, Энгельс Ф Соч Т 25. 4.11. С.384.
См.: Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967. С.65: Дагель П.С. Содержание, форма и сущность вины в советском уголовном праве // Правоведение. 1969 № 1. С.83; Илларионова Т.И. Механизм действия гражданско-правовых охранительных мер. Свердловск, 1980. С.33.
'"См : Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н Генетика, поведение, ответственность. М., 1982. С 154
123 См : Сб. пост. Пл. и опр коллегий Верх. суда Союза ССР (1938 и первое полугодие 1939 г) М, 1940. С.156-157; Варкалло Витольд .06 ответственности по гражданскому праву. М., 1978.С.308.
124 См : Хоз-во и право. 1982 № 2. С.89; 1986. № 9. С 85.
303

Как уже отмечено. Основы гражданского законодательства значительно расширили сферу ответственности независимо от вины, что подтверждено Гражданским кодексом. Если раньше она применялась преимущественно в сфере причинения вреда источником повышенной опасности, в редких случаях крайней необходимости и лишь в одном договорном отношении профессиональной деятельности организаций по хранению имущества, то сейчас ее распространили на большинство обязательств: «лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы». Оговорка, что это не распространяется на граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, установленная постановлением Верховного Совета РФ 3 марта 1993 г., с 1 января 1995 г. на территории РФ не применяется.
Многие высказывались против существования ответственности без вины. При этом мотивы приводятся различные.
Одни считают такую ответственность несправедливой и не имеющей воспитательного значения125. Эти утверждения ошибочны. Когда говорится о справедливости, то имеются в виду стороны правоотношения:
справедливо ли устанавливать более высокую ответственность для одной из них? При этом забывается третья сторона- потребитель, народное хозяйство, общество в целом126. Если же имеется в виду воспитание, то опять-таки речь идет только о правонарушителе, то есть о частной превенции, забывая об общей превенции, о воздействии на окружающих. Каждый должен стремиться к тому, чтобы полностью выполнить свои обязанности, не совершить правонарушения. Нельзя полагать, что это стремление окажется более слабым, когда ответственное лицо будет знать, что не сможет освободить себя от ответственности при совершении правонарушения, доказав свою невиновность. Стимулирование осуществляется главным образом до правонарушения, когда еще не может быть вопроса о вине. Если лицо будет знать, что его ни при каких обстоятельствах не привлекут к ответственности, то ни об ответственности, ни, следовательно, о воспитательном ее значении не может быть и речи. Если лицо будет знать о возможной ответственности и возможности от нее освободиться, то ответственность будет играть определенную, в том числе и воспитательную роль, хотя трудно сказать, о чем ответственное лицо будет больше думать - о возможной ответственности или о возможности от нее освободиться. Когда же лицу известно о возможном
125 См.: Советское гражданское право. М., 1968. T.I. С.483; Государство, право, экономика. М., 1970. С.421, 426; Плотников В. Предпринимательская деятельность и принцип ответственности за вину // Сов. юстиция. 1993. № 19. С.28.
126 Г.К.Матвеев считает такую ответственность несправедливой по отношению к мелким предпринимателям (см.: Гос-во и право 1993. №9. С.100).
304

привлечении к ответственности без каких-либо шансов от нее освободиться, то разве оно приложит меньшие, чем в предыдущем случае, усилия для того, чтобы не допустить правонарушения и тем самым постановки вопроса об ответственности? Ведь здесь не какая-то фаталистическая предопределенность, а ответственность за правонарушение, не допустить которого долг каждого.
Другие, не отрицая необходимость возложения возмещения и на невиновного правонарушителя (иногда с оговоркой - до тех пор, пока общество не сможет взять на себя такого .возмещения), не считают это возмещение мерой ответственности, а называют мерой защиты либо видят основание в риске127. Рассуждение тут примерно таково: ответственность выражает общественное отношение к поведению правонарушителя, осуждение его, которое невозможно без его вины, а без вины невозможна и ответственность. Первая разновидность этой позиции связана с отождествлением ответственности и наказания, общественной опасности, отрицательного отношения к интересам общества, о чем уже говорилось в этой главе. Противопоставление же ответственности и мер защиты (или еще чего-то) несостоятельно, прежде всего, по той причине, что оно «опровергает» закон: ст.901, 1079 ГК. Допустимо было бы говорить об отдельных ошибках или неточностях, допущенных законодателем, но перед нами не отдельные моменты, а позиция законодателя, поколебать которую не представляется возможным. Неточность допускается самими авторами критикуемой позиции: можно сопоставлять понятия ответственности и защиты, мер ответственности и мер защиты, но противопоставлять понятия ответственности и мер защиты нельзя, они несопоставимы.
Возможность защиты - это непременное свойство всякого субъективного права. Защита, в частности, осуществляется путем привлечения нарушителя к ответственности, поэтому разрывать ответственность и защиту невозможно.
Практически проводимое противопоставление способно затруднить применение права. Развитием законодательства, науки и практики достаточно четко определены основания и условия применения ответственности. Если допустить, что привлечение к ответственности и применение мер защиты - не одно и то же, то логически основания и условия привлечения к ответственности непригодны для определения обстоятельств применения мер защиты, а каковы должны быть эти
127 См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 168; Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С 131, 142 и ел.; Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972; Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Свердловск, 1973; Алексеев С.С. Общая теория права. С.276 и ел.;
Попондопуло В.Ф Понятие коммерческого права // Гос-во и право. 1993. № 8. С.73.
II. Зака1№К-945

обстоятельства - никто не исследовал. Суд может применить «меры защиты» по своему пониманию? Не потому ли в судебной практике встречаются случаи взыскания возмещения ущерба неизвестно по каким основаниям128?
Столь же мало обосновано противопоставление ответственности и риска. Сам по себе риск не определяет и не исключает ответственности равно как не обусловливает и не исключает ни противоправности, ни виновности. Закон употребляет понятия риска в смысле оставления убытков на носителе риска, а не возложения их на другое лицо (ст.350 ГК 1964 г.). Применительно к ответственности обоснованный риск исключает противоправность и, следовательно, привлечение к ответственности необоснованный риск свидетельствует о вине причинителя и не исключает ни противоправности, ни ответственности.
10. Отсутствие вины обязанного лица освобождает его от ответственности, кроме случаев, когда вина для ответственности не требуется. Последствия, которые не охватываются и не должны охватываться предвидением ответственного лица, не могут быть поставлены ему в вину и представляют собою случай (casus). Здесь мы сталкиваемся с таким фактом, когда одним словом обозначают два разных явления: случаем называется и то, что характеризует случайную причинную связь, о которой речь впереди. Можно согласиться с авторами, предлагающими отказаться от такого дуализма, но пока он не преодолен, не следует проводить различия рассматриваемых явлений только по названию.
Различаются простой случай и квалифицированный, тоже исключающий вину, но представляющий собою явление чрезвычайное -непреодолимую силу.
Понятие непреодолимой силы складывалось постепенно. В Гражданском кодексе 1922 г. этот термин не раскрывался, однако сопоставление ст.ст.48 и 49 наталкивало на проведение различия между понятиями непреодолимой силы, предусмотренной в качестве основания приостановления течения срока исковой давности и действовавшей, очевидно, по отношению к любым участникам гражданского оборота, и основательных причин для продления срока исковой давности, которые, естественно, у каждого истца могут быть индивидуальными. Поэтому разъяснение, содержавшееся в докладе ГКК Верховного суда РСФСР за 1925 г. и считавшее непреодолимую силу для одного контрагента преодолимой для другого129, шло вразрез с логикой ГК.
Однако оно было принято к руководству в литературе и судебной практике, хотя и не всеми. Появились субъективная и объективная теории непреодолимой силы. Последняя получила опору в Положении о
128 См.: Сов. юстиция. 1961. № 4. С.28; Бюлл. Верх. суда СССР. 1967. № 1. С 14-15; Бюлл. Верх. суда РСФСР. 1971. № ю. С.8.
129 См.: Источники советского гражданского права. М., 1961. С.387.
306

переводном и простом векселе, утвержденном ЦИК и СНК СССР 7 августа 1937 г., где в ч.6 ст.54 сказано: «Непреодолимой силой не считаются обстоятельства, касающиеся лично векселедержателя или того, кому он поручил предъявление векселя или совершение протеста»130. Однако отнесение этим Положением к случаям непреодолимой силы «законодательного распоряжения» следует считать ошибочным: хотя для сторон это объективное и непреодолимое явление, это юридическая невозможность, по классификации юридических фактов относящаяся к действиям, а не к событиям, каковым выступает непреодолимая сила.
В Гражданском кодексе 1964 г. непреодолимая сила определяется как «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие» (п.1 ст.85). Вновь систематическое толкование этого понятия и понятия уважительной причины (ч.2 ст.87) приводит к тому же выводу, который напрашивался при толковании ст.ст.48 и 49 ГК 1922 г. Теперь к нему присоединяется большинство юристов, хотя встречаются еще сторонники субъективной теории. В 1942 г. Верховный суд СССР еще больше ограничил объективное понятие непреодолимой силы, исключив из нее обычные и вполне естественные трудности, вызванные войной, и признав непреодолимой силой военные действия на территории работы ответственного лица131.
Относительно деятельности владельцев источников повышенной опасности, освобождаемых по закону от ответственности вследствие действия непреодолимой силы (ст.454 ГК 1964 г.), явилось необходимым отграничить непреодолимую силу от тех свойств, которые делают данную деятельность связанной с повышенной опасностью для окружающих, потому что в этом отношении допускались ошибки132. Решение, видимо, заключается в разграничении непредотвратимых явлений, относящихся к деятельности самого источника повышенной опасности, и непредотвратимых явлений, внешне воздействующих на источник повышенной опасности. Например, сила инерции складывается из массы и скорости движения источника повышенной опасности, что делает невозможной мгновенную остановку его и создает повышенную опасность для окружающих. Сила же ветра воздействует на транспорт извне и способна бросить его в сторону как непреодолимая сила.
Возможности преодолевать внешнее воздействие у различных видов субъектов (граждан, юридических лиц, государственных образований), разумеется, разные. Поэтому непреодолимую силу можно определить как чрезвычайное событие, внешнее по отношению к деятельности субъекта, которое не может быть предотвращено при данных обстоятельствах любым другим таким же участником современного гражданского оборота.
130 Источники советского гражданского права. М., 1938. Т.2. С. 150
131 См.: Суд. практика. 1942. Вып.2. С.33.
132 См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву С.198;
он же Советское гражданское право С.472.
307

Основы гражданского законодательства 1991г., в отличие от предшествовавшего ГК, дают определение непреодолимой силы не в исковой давности, а в ответственности, почти ничем не отличающееся от ГК, но дополняют это определение примерным перечнем (стихийные явления, военные действия и т.п.)133 и указывают некоторые обстоятельства, не относящиеся к непреодолимой силе: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров.
Гражданский кодекс 1994 г. дает краткое понятие непреодолимой силы и в исковой давности и в ответственности, такое же, как в Основах, отказываясь от примеров непреодолимой силы, но сохраняя обстоятельства, к ней не относящиеся, добавив к ним отсутствие у должника необходимых денежных средств. Добавление крайне неудачное. Об этом обстоятельстве можно было бы сказать в ст.395 или 416, выделить в отдельную статью, но не присоединять к непреодолимой силе, касающейся всех, в то время как об отсутствии денежных средств говорится применительно к конкретному субъекту это не непреодолимая сила, а невозможность исполнения конкретного обязательства, не признаваемая законом.
Разумеется, признаки непреодолимой силы нужно брать в их совокупности. В деле, к которому нужно будет вернуться в связи с вопросом о причинной связи, несчастье могло произойти в силу внешнего обстоятельства - состояния дороги, но это нельзя отнести к непреодолимой силе вследствие предотвратимости. Об этом свидетельствует тот факт, что лишь после трагедии было произведено покрытие данного участка дороги мраморной крошкой и установлены знаки «Опасная дорога», «Ограничение скорости до 50 км в час»134.
11. Применительно к обязательствам большое значение имеет невозможность исполнения, которая может быть виновной и невиновной, случайной135. Ст.416 ГК, предусматривающая прекращение обязательства невозможностью исполнения, гласит: «I. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает». Подобное указание содержится также в ст. 147 КТМ. Отсюда следует, что за невозможность исполнения, наступившую по вине должника, он несет ответственность, и поэтому обязательство не прекращается, а невозможность, наступившая не по вине сторон, прекращает обязательство, и ответственность по нему не может более иметь места.
Различаются невозможность исполнения физическая, точнее
133 Закон 21 ноября 1995 г. «Об использовании атомной энергии», говоря о непреодолимой силе, добавляет: «военных действий, вооруженных конфликтов» (СЗ РФ. 1995. №48. Ст.4552).
'"См.: Бюлл. Верх суда РСФСР. 1991. № 4. С9
135 См.: Яковлева Е.М. Ответственность за несвоевременное исполнение и неисполнение плановых обязательств. Душанбе, 1962. С. 101.
308

естественная, определяемая законами природы, не зависящая от воли людей; юридическая, зависящая от воли государства, но не зависящая от участников конкретных правоотношений; экономическая, зависящая от материального положения должника, безразлично, от каких причин, кроме поведения кредитора. Такое положение, когда должник не по своей воле был бы полностью лишен возможности выполнить обязательство и в то же время не было бы признаков физической или юридической невозможности - крайне редко. Поэтому в литературе выдвинуто взамен экономической невозможности понятие крайней затруднительности исполнения136. Едва ли такую замену можно признать удачной. Ведь лишь невозможность исполнения прекращает обязательство, крайняя же затруднительность может явиться основанием для различных решений:
замены исполнения, новации, отсрочки, мировой сделки, прощения долга, освобождения от санкции, снижения размера ответственности. Здесь складывается положение, аналогичное тому, какое наблюдается при других уважительных причинах. Именно вследствие того, что неисполнение денежного обязательства не по вине должника может означать затруднительность (хотя бы и крайнюю), но не действительную невозможность, закон устанавливает, что отсутствие у должника необходимых денежных средств не освобождает его от ответственности.
По другому признаку невозможность исполнения делится на объективную, относящуюся ко всем субъектам, и субъективную, относящуюся только к данному субъекту. Понятие объективной невозможности употреблялось в п.1 ст.119 ГК 1922 г., вызывавшем значительные трудности в его применении и попытки представить вместо прямо требовавшейся законом объективной невозможности невозможность субъективную. Эти трудности отпали в результате обновления законодательства, не содержащего подобного указания.
Невозможность исполнения может быть разделена еще на первоначальную, существовавшую в момент возникновения обязательства, и последующую, возникшую в процессе действия обязательства. В литературе оспаривались последние две классификации137, но они имеют определенное значение и не должны быть забыты138.
12. В гражданском праве вина является не только условием ответ-ственности. Без характеристики психического отношения к правоотношению другой его стороны - кредитора, потерпевшего - нельзя составить не только полного представления о вине в гражданском праве, но и правильного общего понятия вины.
Если понятие вины должно быть общим для всех отраслей права, то тем более не может быть различных понятий вины ответственного лица
136 См.: Советское гражданское право. М., 1965. Т. 1. С. 532. '"См.: Гражданское право. М., 1944. Т. 1. С. 376.
\л См.: Вильнянский С. И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. Ч. 1.С. 307.
309

и потерпевшего в одной и той же отрасли. Е.А.Флейшиц отрицает общность этих понятий лишь вследствие отождествления понятий вины и противоправности'39. Умысел и неосторожность сторон сами по себе, если их не соединять с характером цели и другими обстоятельствами, не отличаются друг от друга. Умысел Б.Уиллсона, Д.Мэрфи и Д.Данкомб, пытавшихся остановить поезд с грузом для контрас, и машинистов, по приказу командования увеличивших скорость, вследствие чего Уиллсон потерял обе ноги, сам по себе одинаков - желание совершить определенное действие при допущении вредного результата, независимо от мотивов поведения и противоправности (иски были предъявлены обеими сторонами)140. В большинстве случаев гражданско-правовой ответственности не имеет значения различие видов и степень вины нарушителя. Однако оно приобретает большое значение при наличии вины кредитора или потерпевшего. Ст.454 ГК устанавливает, что если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. На сколько уменьшает - надо сравнить вину сторон, а для этого могут потребоваться вид и степень вины каждого участника спорного правоотношения. Несколько иное указание содержится в ст.458 ГК 1964 г. Сопоставление этих статей показывает, что, во-первых, по ст.404 принимается во внимание всякая вина сторон, а по ст.458 у потерпевшего учитывается только грубая вина; во-вторых, по ст.404 ответственность должника может быть только уменьшена, а по ст.458 ответственность причинителя может быть не только уменьшена, но и вовсе с него сложена. Следовательно, ст.458 требует более точного определения степени вины, ибо простая (легкая) неосторожность потерпевшего значения не имеет, что является одним из различий договорной и внедоговорной ответственности.

<< Предыдущая

стр. 12
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>