<< Предыдущая

стр. 5
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ловное право, охраняя многие общественные отношения, в то же время предусматривает регулирование отношений, возникающих в связи с совершением преступных посягательств на охраняемые отношения, и в этом регулировании осуществляет охрану прав как потерпевших, так и лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Право регулирует и осуществление субъективных прав, и их защиту, поэтому в различии этих действий никак нельзя усмотреть противопоставление регулятивного охранительному88. О субъективных правах и возникновении правоотношений несколько позже.
Иногда различение регулятивных и охранительных правоотношений основано на недоразумении. Говорят, будто бы при нарушении обязательства возникает новое самостоятельное охранительное правоотношение по уплате неустойки8'. Действительно, здесь два правоотношения - основное обязательство и обеспечивающее его дополнительное (акцессорное) обязательство о неустойке90. Однако возникают они, как правило, одновременно из одного и того же юридического факта (договора) и фиксируются в одном и том же письменном документе, индивидуальном либо типовом договоре, хотя возможно заключение позднее договора об обеспечении ранее возникшего обязательства. Возникновение обоих обязательств из одного юридического факта маскирует их различие, тем более, что во многих случаях неустойка до недавнего времени предусматривалась в нормативном порядке, а стороны не должны были включать в договор то, что вытекает из нормы права91. И все же это два правоотношения:
первое может существовать без второго, второе - не может. Недействительность или прекращение обеспечиваемого обязательства влечет за собою недействительность или прекращение обеспечивающего обязательства. При нормальном течении дел первое прекращается исполнением, второе не исполняется. Нарушение первого обязательства, независимо от существования второго, как правило, влечет за собою возмещение убытков, безразлично, предусмотрена такая обязанность договором или нет. Обязанность возмещения убытков существует с момента возникновения обязательства, а не возникает с момента его нарушения. Обязанность уплаты неустойки тоже существует с момента возникновения обязательства о ней, нарушение обеспечиваемого обязательства является одним из необходимых условий ее уплаты. Это не особенность «охранительных» правоотношений, обязанность, например, производства ремонта сданной внаем
"См.: Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск,
1977. С.51.
"См.: Проблемы совершенствования законодательства о защите субъективных гражданских прав. Ярославль, 1988. С. 35-36.
"См.: Советское гражданское право. 1986. 4.1. С.493.
"См.: Сов. юстиция. 1966. №9. С.32.
106

вещи тоже осуществляется лишь при необходимых условиях. Нарушение обязательства об уплате неустойки может повлечь за собою невыгодные последствия (пеню), если это предусмотрено законом либо договором.
То же следует сказать и о предложении различать управление и регулирование. Это предложение основано на механическом перенесении в правоведение пригодного для иных наук различия регулирования неизменно существующей системы и управления как перевода системы в новое состояние. Р. О. Халфина правильно отмечает, что в социальной сфере управление заключается как в сохранении стабильности системы, так и в целенаправленном ее дальнейшем развитии92.
Поскольку управление социальными процессами происходит всегда в правовой форме, то управление в то же время означает и правовое регулирование. Управление общественными связями осуществляется в правовых отношениях, являющихся одновременно охранительными и регулятивными.
Правовые нормы предусматривают права и обязанности, то есть правовые отношения, поэтому не может быть правового воздействия без правового регулирования.
Регулирование имеет целью обеспечить закрепление и развитие общественных отношений. Как говорил М.И.Калинин, право «имеет свойство как закреплять уже сложившиеся отношения, так и толкать, вызывать, способствовать по крайней мере зарождению таких взаимоотношений, к которым законодатель сознательно стремится»93.
Имелось высказывание, будто бы «право само по себе не регулирует, регулированием занимаются люди на основе права»94. С равным «успехом» можно было бы отрицать воспитательную роль права, литературы, искусства и т. д. на том «основании», что воспитанием занимаются люди. Понятно, что в общественной жизни все делают люди. Они создают произведения литературы и искусства, устанавливают правила поведения, следуют им или нарушают их, применяют, изменяют и т. п. Однако право, будучи установленным, приобретает качество объективности и относительной независимости от установивших его людей. Участники общественных отношений воспринимают право как над ними стоящее, которому они обязаны следовать и строить свои отношения в соответствии с ним, независимо от того, как они намерены поступить в действительности и что будет впоследствии. Поэтому в руководящей и специальной литературе право и определяется как регулятор общественных отношений.
10. Не все формы общения между людьми приобретают форму правовых отношений. Во-первых, как уже отмечено, объективное право
"См.: Халфина Р. О. Право как средство социального управления. С.82 " Калинин М. И Статьи и речи. М., 1936. С.80 "Сов. гос-во и право 1979. № 8 С.62.
107

регулирует только общественные отношения; «все личные узы выступают как личные отношения»'5, не подвергающиеся правовому регулированию. Эти личные отношения присутствуют и в общественных отношениях, поэтому фактическое отношение не всегда совпадает по объему с регулируемым правом общественным отношением. Во-вторых, имеются и такие общественные отношения, в которые государство не считает нужным вмешиваться, если это не вызывается необходимостью. Это и крупномасштабные отношения (например, классовые), и относительно незначительные (различного рода неформальные объединения, отдельные нарушения общественного порядка), и не соответствующие нашим взглядам. Например, еще в 1923 г. было решено, что требования уплаты проигранных денег лишены исковой силы, но и требования возврата проигранного не пользуются судебной защитой96, и судебная практика придерживалась такой позиции". Примеры изменения сферы правового регулирования лучше всего можно видеть на расширении либо сужении пределов уголовной ответственности.
Надо сказать, что в литературе не всегда правильно различается, что есть личное и не регулируемое, а что представляет собой действие правоотношения. Скажем, «личное потребление», как правило, носит общественный характер и подлежит правовому регулированию. Л. С. Явич полагает, что приобретение права личной собственности связано с правоотношением, чаще всего купли-продажи, а дальнейшее обладание этим правом и его реализация могут осуществляться и вне правоотношений, например, потребительское использование купленной вещи98. Это недоразумение. Приобретение права на какую-либо вещь влечет за собой существование этого права до его прекращения, независимо оттого, осуществляется оно или нет, и как именно. Использование купленной вещи собственником происходит непременно внутри правового отношения собственности. О способах осуществления своего субъективного права - в следующем разделе. О том, насколько правоотношение конкретно - далее в этом разделе.
Состав правого отношения. Субъекты и объекты правоотношения
1. Состав правового отношения, его структура и ее компоненты или элементы вызывают различные споры между учеными. Во всяком случае представляется необходимым рассмотреть вопросы о
95 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.46. 4.1 С. 107.
"СМ.: Гражданский кодекс с постатейно-систематизированными материалами / Под ред. С. Александровского. М., 1928. С.876.
"См : Определение Верховного суда РСФСР от 1 февраля 1966 г. поиску С. идр.к П. и др. Теперь эти требования различаются (ст. 1062 ГК).
"См.: Явич Л. С. Указ. соч. C.I 10.
108

субъектах и объектах правоотношения, его содержании. Эти понятия, в свою очередь, трудны и спорны. В частности, различают субъекта права и субъекта правоотношения99. Однако поскольку право существует всегда в правовых отношениях, такое различие провести не представляется возможным.
2. Субъектами правового отношения являются лица, персонально и имущественно обособленные, обладающие правами и несущие обязанности в правоотношении.
В литературе весьма широко используется следующее высказывание К. Маркса: «Помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом»100. Думается, что оно используется подчас шире его действительного содержания101. Хотя цитируемые слова выражены в общей форме, они написаны по поводу цензурной инструкции, которая не может иметь применения помимо действий человека. Если же иметь в виду закон в общей форме, то можно предположить, что здесь Маркс делает отступление и имеет в виду уголовный закон. Об этом свидетельствует контекст, содержащий такие слова, как «карает», «карающий», и возврат к предмету исследования с абзаца, начинающегося словами: «Новая цензурная инструкция также...». Только уголовный закон имеет в виду лиц лишь в связи с их действиями. Субъектами конституционного, гражданского, семейного права закон признает лиц совершенно независимо от их поведения. Даже для уголовно-процессуального закона, написанного в основном применительно к лицам в связи с их действиями, «существует» потерпевший, который может никак не действовать.
В соответствии с тем, рассматриваем ли мы в данный момент носителя права или обязанности, можно различать стороны активную (носитель права) и пассивную (носитель обязанности). Это различие102 сохраняет значение и для тех случаев, когда обе стороны имеют права и несут обязанности. В то же время оно сталкивается с иным словоупотреблением в избирательном праве: там активным называется право подать голос, а пассивным - право того, кому отдаются голоса, право быть избранным103. С. С. Алексеев называл активными и пассивными не участников, асами правоотношения104. Может быть поэтому в настоящее время указанные наименования сторон в литературе не встречаются.
В каждом правоотношении должно быть не менее двух участников,
"См.: Правоведение. 1988. № 3. С.31. '"' Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 14. ""См., напр.: Ткаченко Ю. Г. Указ. соч. С. 12. ""См.: Гражданское право. М., 1944. T.I. С.69. ""См.: Советское государственное право. Саратов, 1979. С.252. ""См.: Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Свердловск. 1964 Вып.II. С. 126
109

но может быть и несколько лиц на каждой стороне правоотношения, неопределенное множество лиц на пассивной стороне и несколько сторон правоотношения.
Слово «лица» употребляется в широком смысле, для обозначения любых субъектов права. Субъекты права весьма разнообразны105. В гражданском праве они делятся на пять видов: граждане, юридические лица, федерация, субъекты федерации, муниципальные образования (ч.2п.1 ст.2ГК)106.
Участники правоотношения должны обладать правоспособностью, то есть способностью иметь права и обязанности (ст. 17, 48 ГК). Для того, чтобы осуществить свои права и обязанности, участнику правоотношения необходимо обладать и дееспособностью, то есть способностью своими действиями приобретать права и создавать для себя обязанности (ст. 21 ГК), либо прибегнуть к помощи дееспособного лица. Следовательно, субъектом права может быть всякое правоспособное лицо, вследствие чего правоспособность означает в то же время и правосубъектность. Включение в понятие правосубъектности наравне с правоспособностью еще и дееспособности едва ли правильно, потому что эти качества хотя и равнообъемны107, но не равнозначащи, дееспособность, очевидно, является качеством второстепенным.
Нередко из-за недостаточно ясного представления о правоотношениях допускаются ошибки в понятии их субъектов108.
Правовое положение субъектов в разных правоотношениях различно. Это объективно обусловлено предметом определенной отрасли права, а также избранным законодателем методом правового регулирования. Гражданское право и выделяемые иногда аналогичные ему отрасли права (хозяйственное, международное, частное, торговое) отличаются равноправием субъектов. В других отраслях права положение субъектов не всегда равное (трудовое109, колхозное, семейное право), в остальных-в основном неравное (конституционное, государственное, административное, финансовое, уголовное, исправительно-трудовое, процессуальное, природоресурсовые отрасли права).
Во второй главе будут подробно рассмотрены субъекты гражданского права.
'"См.: Советское гражданское право. Субъекты гражданского права. М., 1984 С.269.
'"' Здесь и далее имеется в виду Гражданский Кодекс РФ.
""См.: Виткявичюс П.П. Гражданская правосубъектность Советского государства. Вильнюс, 1978. С.31.
'"'См.: Суд. практика Верх. суда СССР. 1950. № 9. С.17; 1954. № 3. С.36; Бюлл. Верх. суда РСФСР. 198б.№ II. С. 10; 1987 №2. С.4.
"'Д. Ф. Яковлев правильно отмечает, что подчинение, необходимое в производстве, отличает трудовые правоотношения от гражданско-правовых, но в то же время это подчинение отличается от административно-правового (см. его: Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С.157-158).
110

3. Объектом правоотношения называется то благо, по поводу которого субъекты вступают в правоотношение, то, на что направлено правоотношение110. Думается, что спор о том, «по поводу» или «на что», носит скорее грамматический, формальный характер, чем юридический. По существу правильно и то, и другое.
Объектами гражданских правоотношений могут быть вещи, действия (бездействие) и нематериальные блага. Например, автомобиль может быть объектом права собственности, ремонт жилого помещения выступает в качестве объекта подряда, авторство на произведение -объекта права авторства. Общественные отношения в своем движении приобретают различные правовые формы, в связи с чем изменяются v объекты правоотношений. Так, вещь является объектом права собственности и при спокойном его осуществлении и при защите. Однако повреждение вещи другим лицом влечет необходимость компенсации, ремонта этой вещи причинителем вреда либо подрядчиком. В этих случаях, наряду с продолжающим существовать правом собственности с объектом-вещью, возникают обязательства с объектами-действиями. Осуществление права авторства может потребовать заключения договора с организацией, использующей произведение, возникает обязательство, объектами которого будут действия автора по передаче произведения и пр., действия организации по опубликованию произведения и т.д.
Поскольку правоотношение представляет собою связь прав и обязанностей, существующую в сознании, то и направленность его на определенный объект является мысленной. Однако экономическое содержание правоотношения существует реально, вследствие чего и объекты правоотношений - это реальные вещи и реальные действия. Особенность представляют только нематериальные блага, существование которых относится к идеологической части надстройки.
Юридическое содержание правоотношения - права и обязанности сторон. Отсюда объект правоотношения - это в то же время объект субъективного права и субъективной обязанности. Провести различие между объектом правоотношения и объектом субъективного права либо обязанности не представляется возможным.
Нельзя согласиться с предлагаемым иногда выделением в качестве четвертого вида объектов продуктов интеллектуальной творческой деятельности, потому что эти продукты охватываются названной классификацией. Если говорить о результате такой деятельности как произведении или решении, то это нематериальное благо (идея), если же иметь в виду его материальное воплощение, то это такая же вещь, как и всякая иная, способная быть объектом права собственности. Выделение такого объекта как продукта творческой деятельности
"См.: Сов. юстиция. 1959. № 5. С.57.

может только запутать учащихся и практических работников. Например, рукопись - продукт творческой деятельности. Если рукопись (автограф) будет кому-либо подарена либо завещана, то может возникнуть представление, будто бы к приобретателю переходят авторские права, тогда как в действительности к нему переходит лишь право собственности на эту вещь.
Указанное трехчленное понимание объекта правоотношения охватывает, по-видимому, все случаи, в том числе и те, которые кажутся некоторым авторам препятствием к конструированию объекта"'.Если взять отношение между избирателем и государством, то объектом его по конституционному праву является неимущественное благо участия в управлении государством. В государственно-правовых отношениях избирателя с органами государства объектами являются действия этих органов по внесению граждан в списки избирателей, обжалуемые в участковые избирательные комиссии и народные суды (ст. 13-15 Федерального закона от 21 июня 1995 г. № 90-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации)"2. Действия составляют объекты правоотношений во всех обязательственных правоотношениях, а фигурирующие в этих отношениях вещи выступают как предметы обязательств (см., напр., ст.52 Жилищного кодекса РСФСР). Действия представляют собою объекты правоотношений и при нарушении личных неимущественных благ"3.
Встречаются также утверждения, будто бы объектом может быть прежде всего вещь"4, или только действие"5, либо поведение людей"6. Последнее мнение перекликается с рассматриваемым далее взглядом, что поведение составляет содержание правоотношения. В обоих случаях допускается смешение правоотношений с регулируемыми правом общественными отношениями. Объективное право воздействует на поведение людей в складывающихся между ними общественных отношениях, которые являются объектом правового регулирования. В результате общественные отношения приобретают форму правовых отношений, имеющих свои объекты. Как форма, так и содержание обладают своим содержанием и своими объектами.
Допускается и смешение правоотношений с их реализацией. На
'"См.: Халфини Р. О. Общее учение о правоотношении. С.214
'"СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2398.
"'См.: Менглиев Ш. Восстановительные правоотношения в советском гражданском праве. Душанбе, 1986. С. 105.
114 См.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Учен. труды ВИЮН. М., 1940. Вып.III. С.22-23.
"'См.: Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С.69; Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственном договоре. Минск, 1967. С. 138-139.
'"См.: Советское гражданское право/ Под ред. Д.М.Генкина. М , 1950. Т 1 C.I 09-110; Сабо Я. Указ. соч. С. 340.
112

этом основывается мнение о существовании безобъектных правоотношений, когда вещи еще нет, действия еще не совершены, произведение еще не создано. Тем не менее люди, вступая в правоотношение, имеют в виду определенный объект, он с самого начала имеется в их представлении, то есть идеально"7, подобно тому, как идеально в представлении людей существуют и связывающие их права и обязанности.
В. Н. Протасов полагает, что традиционное понимание объектов не позволяет использовать эту категорию эффективно, результативно, и потому предлагает различать объект деятельности и объект интереса участников118. Он не останавливается на понятии интереса, но по изложению можно понять, что под интересом понимается цель и результат деятельности. Однако эти явления лежат за пределами данного правоотношения. Для обоснования своей позиции В. Н. Протасов принижает значение действий (деятельности). Он пишет, что собственные акты поведения субъектов объектами правоотношений не являются. Это правильно, если говорить о действиях носителя права, но не обязанного лица. И дальше добавляется: «как и результаты деятельности, которые следует рассматривать в качестве продукта правового поведения, а не его предмета»"9. «Продукт правового поведения» -это нечто неопределенное, не имеющее своего самостоятельного места в правоотношении, не являющееся его объектом. Результаты же деятельности управомоченного лица, в отличие от результатов деятельности обязанного лица, могут иметь место внутри данного правоотношения, «продукт» станет именно предметом, объектом правоотношения. Например, собственник для себя создает какую-то вещь, эта вещь будет объектом того же правоотношения собственности. Если правоотношение устанавливается в интересе третьего лица, то этот интерес и подавно не входит в содержание данного правоотношения. В приводимых примерах с перевозкой и экспедицией120 объектами этих правоотношений являются действия перевозчика и экспедитора, и эти действия будут считаться законченными, если по обстоятельствам, за которые перевозчик и экспедитор не несут ответственности, отправленные вещи не дойдут до получателя.
Иногда объектами называют права и обязанности сторон'21, однако представляется очевидным, что правоотношение не направлено на само себя, на то, чтобы иметь права и обязанности, а направлено на то благо, которое не заключается в этих правах и обязанностях.
Необходимо понимать, что во всех случаях правоотношение складывается между его правоспособными участниками, между лицами, а
"''См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23. С.189.
'"См.: Протасов В. Н. Категория «объект правоотношения»: системный и деятельностный подходы // Сов. гос-во и право. 1988. ; № 2. С. 131. '"Там же. ""Там же. С. 132. '"См.: Советское гражданское право. М., 1979. T.I. С.208.
113

не между лицами и объектами. Когда мы говорим о вещи как объекте правоотношения, то это ничего общего не имеет с представлениями некоторых юристов о правовых отношениях между человеком и вещью'22. К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «предмет как бытие для человека, как предметное бытие человека, есть и в то же время наличное бытие человека для другого человека, его человеческое отношение к другому человеку, общественное отношение человека к человеку»'".
Более подробно объекты гражданских правоотношений освещаются в дальнейшем изложении всего предмета исследования. Там же удобнее рассмотреть вопрос о соотношении понятий «объект» и «предмет»'24.
Содержание правоотношения
1. Поскольку правовое отношение выступает формой регулируемого правом общественного отношения, то последнее составляет содержание объективного права'25 и содержание правоотношения. Такая трактовка широко распространена в литературе с давних пор до настоящего времени126. Например, один субъект продает другому какую-то вещь. Между ними устанавливается материальное экономическое отношение, покупатель приобретает нужную вещь, уплачивая за нее деньги, происходит обмен эквивалентами. Участники обмена могут не задумываться над тем, какие у них в это время возникают права и обязанности. Однако такие права и обязанности вытекают из закона, предусматривающего модель правового отношения купли-продажи, поэтому между продавцом и покупателем в связи с их действиями одновременно возникает и правовое отношение. Если сделка будет исполнена к обоюдному удовлетворению сторон, то мысль о правоотношении в умах участников не возникнет, когда вещь либо сделка не требуют оформления, регистрации. О правах и обязанностях обычно вспоминают при их нарушении. Это обстоятельство отмечал Е. Б. Пашуканис: «В том случае, когда экономическое отношение осуществляется одновременно и как юридическое, для участников этого отношения актуальной в громадном большинстве случаев является именно экономическая сторона; юридический же момент остается на
'"См.: Enneccerus. Nipperdey. Lehrbuch der bdrgcrlichen Rechts. Tbng. 1952.IHbbd. S.271.
123 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.2. С.47.
'"См.: Советское гражданское право. М., 1979. T.I. С. 100 и М., 1980. Т.Н. С. 172.
'"См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. T.I. C.254.
'"См.: Корнилов Ф. Д. Природа гражданских правоотношений Советской России // Право и суд. Саратов, 1925. № 1. С. 19; Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 1. С.95;
Т.Н. С.90-91.
121Пашуканис Е. Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С.52.
114

заднем плане и выступает наружу со всей своей определенностью только в особых исключительных случаях (процесс, спор о праве)»127.
В купле-продаже, взятой нами для примера, можно рассматривать различные аспекты: спрос покупателей, наличие товаров, их качество, цены, место торговли, личность участников, их психологию и т. д. Но нас интересует главным образом юридическая сторона дела, права и обязанности сторон, правоотношение. В юридической связи сторон права и обязанности образуют содержание правового отношения.
Таким образом, в общественном правовом отношении необходимо различать два содержания: регулируемое правом общественное отношение (социальное содержание), а также права и обязанности сторон (юридическое содержание). Социальное содержание показывает, что перед нами два общественных отношения-регулируемое правом. и возникающее в результате этого регулирования. В литературе первое содержание зачастую называют материальным, однако такое наименование представляется нежелательным, потому что оно способно создать представление, будто бы употребляется в значении философского противопоставления материального идеологическому, в то время как регулируемые правом отношения в этом смысле могут быть и материальными и идеологическими. Правовое отношение как форма социального содержания имеет свое содержание-права и обязанности сторон. Все эти категории - правоотношение, права и обязанности сторон - обозначают явления идеологические, существующие в сознании. Исключение составляют отношения, у которых форма и содержание оба идеологические (например, процессуальные128).
Нередко говорят, что содержание правоотношения составляет поведение его участников129. Однако здесь, как и в аналогичном понимании объекта, смешиваются правовое отношение и составляющее его содержание регулируемое общественное отношение. Форма (правоотношение) имеет свое содержание - права и обязанности сторон, а содержание (регулируемое отношение) - свое содержание, которое образуют действия его участников, их деятельность'30. Например, строительная организация возводит здание, а заказчик оплачивает произведенную работу. Их действия по возведению и сдаче здания, а также уплате денег представляют собою явления материальные, в силу чего они сами по себе не могут составлять содержание идеологического правового отношения. Социальное содержание правоотношения образуют не действия, а отношения сторон. Содер-
"'См.: ЩегловВ. Н. Гражданское процессуальное правоотношение. М., 1966 С. 146 '"См.: Агарков М. М. Указ. соч. С.22; Рачков П. А. Наука исторического материализма и теория государства и права // Сов. гос-во и право. 1963. №10. С.61;
Назаров Б. Л. Указ. соч. С.71; Сов. гос-во и право. 1979. № 7. С.58.
'"См.: Особенности правового положения субъектов и объектов имущественных и личных неимущественных отношений в социалистическом обществе. С.6.
115

жание же правоотношения подряда составляют права и обязанности сторон, которых в материальном отношении нет, они реализуются при выполнении договора в поведении сторон, представляющем собою одновременно и реализацию капитального строительства. Если же заключенный договор будет расторгнут, то права и обязанности прекратятся без материального производства.
Л. С. Явичу представляется удивительным, что общепризнанные «элементы» правоотношений не касаются того, что является действительным содержанием правоотношений. Он пишет: «Арбитраж, рассматривая спор, не только анализирует сам договор как юридический факт, объем (характер) вытекающих из него правомочий и юридических обязанностей, но и устанавливает реальное исполнение договора, т.е. действия субъектов правоотношений»'31. Обратите внимание: сначала арбитраж удостоверяется, есть ли договор юридический факт, повлекший возникновение между сторонами правового отношения; затем он смотрит, какие права и обязанности существуют между сторонами, выполнены ли эти обязанности; лишь после этого обращается к фактической стороне дела, образующей материальное содержание правоотношения, охватывающее и реальное исполнение договора, облеченное опять-таки в форму юридической обязанности. Юристы никогда не вправе ограничиваться формой рассматриваемых ими отношений, отвлекаться от реального положения дел. Однако они не могут заниматься жизненными обстоятельствами, отвлекаясь от их юридической формы. Если бы арбитраж, независимо от юридической формы, сразу пытался установить, что именно сделано должником, то он, во-первых, занялся бы не свойственным ему делом, а, во-вторых, легко запутался бы. Поставщик, предположим, представил доказательство поставки определенного количества металла. Может арбитраж на этом основании сделать вывод об исполнении договора, не определив прежде обязанность поставщика (какого металла, сколько и т. д.)? Ответ напрашивается сам собой. Недаром сделан упор не на производство или поставку сами по себе, а на выполнение договорных обязательств, ибо нередко план по производству перевыполнен, а по обязательствам выполнен едва наполовину.
Правовое отношение в свою очередь может приобретать различные формы (например, вещного права, договора132, деликта), которые рассматриваются в соответствующих разделах науки гражданского права.
2. В первой книге Курса уже отмечалось различное значение слова «право». Там речь шла почти исключительно о праве объективном, здесь идет о субъективном праве, относящемся к содержанию правоотношения.
Субъективное право С. Н. Братусь определил как «возможность и
'"ЯвичЛ. С. Указ. соч. С.121-122. '"См.: Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т.23. С.94.
116

обеспеченность известного поведения», меру поведения133. Почти одновременно А. И. Денисов дал иное определение: «Право в этом субъективном смысле слова - обеспеченная юридической нормой возможность лица (активный субъект) требовать от другого лица или других лиц (пассивный субъект) надлежащего поведения (совершить определенное действие или воздержаться от определенных действий)»134. Первое определение стремится раскрыть понятие субъективного права со стороны его носителя, показать, в чем может и должно заключаться его собственное поведение; второе, не раскрывая, в чем заключается субъективное право его носителя, указывает на то, в чем заключается отношение к окружающим лицам. Очевидно, что подход профессора Братуся к определению субъективного права более правилен, вследствие чего его определение и принято большинством юристов. В самом деле, для определения права, принадлежащего определенному субъекту, нужно прежде всего установить, как может и должен вести себя сам носитель права'35. Понятие возможности и обеспеченности известного поведения охватывает как осуществление субъективного права помимо требований, обращенных к другим лицам, так и осуществление права путем таких требований, а также обращения за защитой, в то время как определение субъективного права в качестве возможности требования надлежащего поведения от других лиц не показывает поведения управомоченного субъекта при наличии надлежащего выполнения пассивными субъектами своих обязанностей и без такого требования. Неизвестно, в чем в таком случае заключается субъективное право.
В то же время нельзя не отметить, что одностороннее определение субъективного права проникло и в наше законодательство, хотя и применительно только к обязательству. Ст.307 ГК определяет субъективное право кредитора как «право требовать от должника исполнения его обязанности». Получается, будто бы в большинстве обязательств, когда должник выполняет свои обязанности добросовестно, без всякого требования со стороны кредитора, у кредитора никакого права нет. Корни подобных определений находятся, по-видимому, в древних правовых системах, которые были, во-первых, казуистическими и редко возвышались до общих теоретических выводов, а, во-вторых, индивидуалистическими, вследствие чего должнику нельзя было поставить в
133 Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С.33-34; Он же. Субъекты гражданского права. М., 1950. С.11. Отправляясь от этого определения, другие авторы предпочитают говорить о мере дозволенного поведения, что подчеркивает юридическую сторону поведения, в отличие от фактической (см.:
Матузов Н. И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1967. С.41).
ш Денисов А. И. Теория государства и права. М., 1948. С.455. См. также:
Вильнянский С. И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С.78.
'"См.: Назаров Б. Л. Указ. соч. С. 105.
117

упрекнеисполнение обязательства, если кредитор не требовал исполнения136. Корни эти весьма крепки, вследствие чего Р. О. Халфина, отметив, что правовая норма призвана стимулировать заинтересованность обязанного лица в надлежащем исполнении обязанности, не упоминая при этом о требовании кредитора, вслед за этим пишет, будто бы целью нормы является создание таких стимулов поведения, при которых обязанность выполнялась бы в соответствии с требованием управомоченного137.
Отдельные авторы идут еще дальше и определяют субъективное право как «меру дозволенного поведения управомоченного лица по реальному применению мер принуждения к обязанному лицу»138. Выходит, что в субъективное право управомоченного лица не входит не только добровольное восстановление обязанным лицом нарушенного права по собственной инициативе, но даже и требование совершить такие действия без принуждения.
Субъективное право в отношениях абсолютного характера (собственности, авторства) тем более заключается в мере определенного поведения управомоченного лица помимо его требований к другим лицам, и если носитель права ничего не делает, то такое осуществление права можно назвать его неосуществлением. Но возможность требований, обращенных к другим лицам, тоже важна. Субъективное право существует в правоотношениях, в которых праву обязательно корреспондирует обязанность других лиц. Без такой обязанности, а следовательно и возможности требования ее исполнения, не может быть субъективного права. Это предполагается в определении, предложенном С. Н. Братусем, однако большинство авторов в различных формулировках соединяет как меру возможного поведения носителя права, так и требование надлежащего поведения от других лиц, а многие добавляют к этому еще возможность прибегнуть в необходимых случаях к содействию органов государства либо общественных организаций.
Последнюю возможность отрицает Е. А. Крашенинников. Отрывая процессуальную форму от ее материального содержания, он пишет, что «притязание на государственную (в лице суда) защиту нарушенного субъективного права не объединяется в единое целое с материальными правомочиями этого права вследствие их различной отраслевой принадлежности. Отсюда следует, что структура регулятивного субъективного права слагается не из трех, а из двух регулятивных правомочий: правомочия обладателя права на свои положительные действия и правомочия требовать известного поведения от обязанного лица. Никаких других правомочий в его структуре нет»139.
'"См.: Дигесты Юстиниана. М., 1984. С.359 '"См.: Халфина Р. О. Указ. соч. С.243. 138 Менглиев Ш. Указ. соч. С. 105.
'"Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство Ярославль, 1979. С. 79.
118

Пусть читатель не думает, что это относится только к «регулятивным» правам. Автор дальше развивает свою позицию: «Возможность обратиться к государству в лице его юрисдикционных органов с требованием защитить нарушенное право не входит в состав ни регулятивного, ни охранительного субъективного права»140. Разница между ними заключается в том, что первое вообще не может «реализоваться в форме применения», второе же силами самих участников реализуется в рамках материального охранительного правоотношения, а при обращении в юрисдикционный орган - в рамках охранительного процессуального отношения141. Согласиться с такой позицией нельзя. В нее явно не укладывается обращение в юрисдикционные органы за защитой путем признания прав (ст. 12 ГК) при отсутствии их нарушения, например, при утрате владельцем документов или по преддоговорным спорам. К тому же процессуальные правоотношения - это относительно самостоятельные отношения, возникающие во всех предусмотренных законом случаях по действительно существующим либо предполагаемым основаниям. Поэтому как обращение к суду, так и отказ от него, вопреки мнению П. Ф. Елисейкина142, не всегда имеют под собой материально-правовое основание, процессуальное отношение возникает независимо от истечения срока исковой давности (ст. 199 ГК). Если же материальное субъективное право действительно существует, то оно подлежит защите независимо от спорного деления на «регулятивное» и «охранительное»143. О защите субъективных гражданских прав в следующих выпусках.
3. Если субъективное право определяется как возможность, то субъективная обязанность должна быть определена как необходимость соответствующего поведения144.
Права и обязанности в правоотношении неразрывно связаны. Праву на одной стороне правоотношения обязательно соответствует обязанность на другой стороне и наоборот145. Продавец вправе получить определенную сумму денег только в том случае, если покупатель обязан уплатить именно данную сумму.
Могут ли существовать субъективное право и обязанность без возможности принудительного осуществления права и исполнения
'•"Тамже.С.82.
141 См.: Там же. С.80-81; Методологические вопросы теории правоотношений. Ярославль, 1986. С.9; Философские проблемы субъективного права. Ярославль, 1990.
'"См.: Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1981. С.4, 23.
'"См.: Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 1990. С.31.
'"См.: Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. С. 11.
'"См.: Патюлин В. А. Государство и личность в СССР. М., 1974. C.I 13-114;
Вопросы теории юридических обязанностей. Воронеж, 1988. С. I.
119

обязанности? В литературе уже отмечалась переоценка принуждения в праве и связанное с этим не совсем правильное применение высказывания В. И. Ленина'46 другими авторами. Объективное право представляет собою систему правовых норм. Субъективное право и обязанность - это возможность и необходимость определенного поведения, обеспеченная объективным правом. Обеспечение достигается, в частности, путем возможности государственного принуждения. Возможность принуждения зависит от многих обстоятельств. Поэтому отдельные правовые нормы и субъективные права (обязанности) существуют и без обеспечения их государственным принуждением147.
Право есть право, а обязанность это обязанность. Если у носителя права имеется одновременно и обязанность, то ей должно соответствовать право на другой стороне. Довольно распространено представление о том, что право может быть одновременно и обязанностью148. Широкое распространение этого представления объясняется, очевидно, тем, что оно подкупает своей практической простотой, хотя должно быть столь же очевидно, что оно не соответствует действительности. Например, ст. 209 ГК закрепляет права собственника владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. В то же время ст. 240-241 предусматривают возможность изъятия у собственника имущества в случаях бесхозяйственного его содержания. Создается впечатление, будто бы обязанность хозяйского отношения к вещам входит в содержание права собственности, право является в то же время обязанностью. Однако это не так. В правовом отношении собственности нет такой обязанности собственника, потому что другая сторона - окружающие собственника лица - не имеет права требовать исполнения этой обязанности. В ст. 240, 241 речь идет о таких вещах, в которых заложен большой общественный интерес, и государство, как представитель общества, вправе требовать от собственника надлежащего отношения к подобным вещам, а собственник обязан выполнить это требование под страхом применения к нему предусмотренных указанными статьями последствий. Это другое правоотношение. Такое же положение имеет место в авторских отношениях (ст. 501, 522 ГК). Переплетение различных правоотношений наблюдается и в отдельных обязательствах. По договору подряда на капитальное строительство стороны связаны взаимными правами
'* Имеется в виду: Ленин В. И. Полн.собр.соч. Т.ЗЗ. С.99.
'"См.: Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С.22-24; Вопросы теории государства и права. Саратов, 1983. С.75; Кириллова М. Я. Развитие советского авторского права. Свердловск, 1982. С. 72.
""См.: ГенкинД. М. Право собственности как абсолютное субъективное право / /Сов. гос-во и право. 1958. №6. С.\02; Брагинский М. И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М., 1981. С.88.
120

и обязанностями, несут друг перед другом предусмотренную ответственность14'. В то же время они несут ответственность и перед государством в правоотношении с ним, в интересах общества, ради которого в конечном счете осуществляется капитальное строительство в нашей стране15".
Рассматривая взгляды о соединении права с обязанностью у одного лица, Ю. Г. Ткаченко правильно отмечает, что действия такого лица «по отношению к нижестоящим выступают как его право, а к вышестоящим - как его обязанность»151. Однако она называет и право и обязанность в этом случае мерой дозволенного поведения и не раскрывает, кто же вышестоящий и какова с ним связь. Поэтому повисает в воздухе и односторонняя правовая обязанность «не совершать определенных, запрещенных законом действий» и остается неясным, почему правонарушители не связаны «взаимными корреспондирующими правами и обязанностями»152. Нечеткое представление о правоотношениях влечет за собою подмену прав обязанностями. Лицо или коллектив потому и могут отказаться от награды153, что получение ее - право, а не обязанность награжденного.
4. Правовые отношения могут быть понимаемы двояко. Прежде всего можно представлять их как связи одного определенного права с одной соответствующей обязанностью. Так, например, выглядели обязательства, возникавшие из вербальных (устных) контрактов древних римлян. Кредитор спрашивал должника: «Обязуешься уплатить сто (денежных единиц)?», должник отвечал «обязуюсь», правоотношение возникло. Или: «Обязуешься построить дом? Обязуюсь». Здесь, во-первых, речь шла об одной только обязанности должника, не говорилось, предположим, об обязанности доставить материал для постройки дома, это могло быть предметом иного правоотношения. Римляне говорили: поскольку стипуляция касается нескольких вопросов, то имеется несколько стипуляций'54. Во-вторых, в договоре фигурировала только обязанность должника, например, подрядчика построить дом, деньги за работу являлись предметом другого договора и по первоначальным представлениям римлян никакой связи между этими правоотношениями не было. Впоследствии стали признавать связь встречных обязательств, но в терминологии сохранилось выражение прежних представлений (emptio-venditio). Каждый понимает, что нельзя совершить покупку без встречной продажи, но в Древнем Риме это были два обязательства и мы до сих пор говорим: «купля-продажа».
"См.: СП СССР. 1987. №4. Ст. 19; 1988. № 28. Ст.77.
'"См.: СП СССР. 1988. № I. Ст.2. П.8.
51 Ткаченко Ю Г. Указ. соч. С. 156.
"Там же. Указ. соч. С. 170.
"Там же. С. 157.
"См. Дигесты Юстиниана. С.352.
121

Далее, правоотношение может быть понимаемо как совокупность ряда встречных прав и обязанностей, возникших из одного юридического факта либо состава и направленных на достижение одной (односторонней или двусторонней) цели. Продавец обязан передать покупателю вещь в собственность, хранить ее до передачи покупателю, предупредить покупателя о правах третьих лиц на вещь, оградить покупателя от требований третьих лиц и т.д. В то же время покупатель обязан принять купленное имущество, осмотреть его, заплатить за него обусловленную денежную сумму и др. Обязанностям одной стороны соответствуют права другой стороны. Все это рассматривается как одно правовое отношение купли-продажи.
Второе представление более правильно, чем первое155. Правоотношение является юридической формой составляющего его содержание общественного отношения. Экономически каждая отдельная купля-продажа едина, со всеми привходящими обстоятельствами, следовательно, и юридическая форма этого общественного отношения, принадлежащего к предмету правового регулирования определенной отрасли права, должна быть едина и не следует дробить ее на ряд правоотношений, тем более не связанных друг с другом.
В жизни существуют как простые, так и сложные правоотношения. Ст.307 ГК закрепляет простейшую модель обязательства, когда одна сторона выступает кредитором, а другая должником, обязанным совершить одно действие. Такое положение имеется, например, в займе, в котором заимодавец выступает как кредитор, а заемщик -как должник, обязанный совершить одно действие - возвратить заимодавцу полученную сумму денег. Однако ст.307 ГК не исключает и различного рода усложнений простейшей модели, при которых каждая из сторон функционирует одновременно в ролях должника и кредитора, обязанных совершить не одно, а ряд действий. Это определяется регулируемым общественным отношением, его простотой либо сложностью, и особенностями правового регулирования. Так, правовое отношение собственности способно рассматриваться в качестве единого, потому что существует понятие имущества, охватывающее все вещи, принадлежащие данному собственнику, без формального уточнения этого понятия, до тех пор, пока отдельные вещи не вычленены из этой общности. В то же время отношения авторства должны, по-видимому, охватывать каждое произведение в отдельности, потому что не существует определенного понятия их общности, пока они формально не сведены в собрание.
5. Для того, чтобы осуществить определенное поведение, следует иметь в наличии объект этого поведения. Для того, чтобы требовать
'"См.: Толстой В. С. Исполнение обязательств. М.. 1973. С.7; Алексеев С. С. Указ. соч.Т.П.С.137-138.
122

определенного поведения от других лиц, необходимо находиться в правовой связи с этими лицами. Для того, чтобы обратиться за содействием государственных органов или общественных организаций, надо обладать правом на определенный объект и указать определенных лиц, воздействие на которых приходится оказывать. Поэтому субъективное право может существовать только в конкретном правоотношении156.
Вне правоотношений каждое право лица относится к содержанию его правоспособности, представляет собою «субъективное право в потенции»157. Ст. 18 ГК гласит: «Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права автора произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;
иметь иные имущественные и личные неимущественные права».
Текст этой статьи ясно показывает, что это не перечень субъективных прав, постоянно принадлежащих каждому гражданину, а примерный перечень тех прав, которые граждане могут иметь. Один живет в собственном доме и потому не нуждается в пользовании жилым помещением по договору, другой не имеет дома, а пользуется наемной жилой площадью; один наследует имущество, другому никакого наследства не причитается; один создает произведения науки, литературы или искусства, но никогда не будет иметь права на изобретения и т. д.
Различие прав, составляющих содержание правоспособности, и субъективных прав иногда оспаривается. П. П. Виткявичус полагает, что выражение «иметь права» буквально означает не приобретать их, а осуществлять уже приобретенные права15'. Это не соответствует закону, в котором говорится не «имеют», а «могут иметь», то есть явно могут и не иметь. В аргументации противников различия субъективных прав и правоспособности кроется одна общая для всей проблемы субъективных прав опасность. Если исходить из того, что во всех случаях, когда в законе говорится о чьем-то праве, это означает наличие у
'"См.: Советское гражданское право. 1982. Ч.1.С.75;Советскоегражданскоеправо. 1983.Ч.1.С.93.
'" Ямпольская Ц. А. О субъективных правах советских граждан и их гарантиях // Вопросы советского государственного права. М., 1959. С. 159; см.: Советское гражданское право. 1983. 4.1. С.96. В.А.Кучичский потенциальное право относит не к правоспособности, а к правовому статусу (см.: Правоведение. 1965. № 4. С.45).
'"См.: Виткявичус П. П. Указ. соч. С.25.
123

каждого предусмотренного законом лица субъективного права, или закон содержит запрет каких-либо действий в отношении того или иного лица-значит у данного лица есть субъективное право'59, тотем самым снимается различие между правом, составляющим содержание правоспособности, и субъективным правом. Все субъективные права потому являются правами в юридическом значении слова, что они признаются таковыми со стороны объективного права. Следовательно, субъективные права прежде, чем им возникнуть у определенного лица, должны быть предусмотрены правовыми нормами или по крайней мере правовыми нормами должна быть предусмотрена их допустимость (см. ч.З ст. 10 Гражданского процессуального кодекса РСФСР). Следуя указанной точке зрения, все возможные в данном государстве права необходимо было бы признать субъективными правами, которыми всегда обладает каждый возможный их субъект.
Отрицательная сторона такого предположения не сразу заметна. Может показаться, что предположение о принадлежности всех возможных прав всем возможным их субъектам одновременно означает расширение этих прав. В действительности же данное предположение ослабляет охрану субъективных прав, потому что они лишены необходимой конкретности, лишаются объектов и обязанных лиц, а тем самым лишаются возможности их защиты. Ничем этим не обладают права, составляющие содержание правоспособности, поэтому распространение их правового режима на действительные субъективные права неизбежно ослабляет последние. Если предположить, что одинаковым правом пользования жилым помещением обладает как гражданин, проживающий в доме местного самоуправления, так и гражданин, не имеющий там квартиры, то это отнюдь не усиливает охрану прав первого; наоборот, как второй не может предъявить никаких требований к жилищным органам, так и у первого на этом основании его законное право может быть поставлено под сомнение. В иных странах многие права объявляются входящими в содержание правоспособности, но далеко не все они могут превратиться в субъективные права безработных либо дискриминируемых граждан.
К ослаблению охраны субъективных прав может привести и предложение, казалось бы, противоположного характера - саму правоспособность считать субъективным правом, защищаемым от всякого и каждого'6". Здесь тоже неясно, каким образом можно было бы осуществить подобную защиту без юридического факта, способного
'-'"См.: Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективных нрав // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С.278-279.
""См.- Советское гражданское право. Субъекты гражданского права. С. 17. П. П. Виткявичус подходит к такому же мнению несколько иначе, отождествляя правоспособность и конституционное правоотношение государства с иными субъектами (см.: Указ. соч. С.26).
124

повлечь возникновение конкретного субъективного права на базе правоспособности.
Д. А. Керимов предлагал различать субъективное право и правомочие: «субъективное право может существовать как возможность, не реализуясь в правомочии до той поры, пока субъект правоотношения не вступил в конкретное правоотношение»161. Такое предложение не может вызвать каких-либо принципиальных возражений и предоставляет некоторое удобство в уточнении терминологии. Но практически оно вряд ли приемлемо, потому что принятие его обусловливает отказ от сложившегося понятия субъективного права, определяемого именно как возможность, дозволенность, право требования, то есть правомочие. Провести различие между субъективным правом и правомочием нельзя.
Существует также конструкция, по которой субъективное право делится на правомочия, а последние - на субправомочия162. Такая конструкция может быть полезной для уяснения содержания субъективного права, лишь бы она не приводила к делению регулируемого правом конкретного общественного отношения на множество одноотраслевых правоотношений.
6. Спорным является вопрос о так называемых секундарных правах. Одни авторы относят их к содержанию правоспособности163, другие -к субъективным правам164, третьи их делят и часть причисляют к субъективным правам, а за другими качество субъективных прав не признают165, большинство просто умалчивает о них либо отрицает. Различие мнений объясняется, по-видимому, тем, что речь идет о двух категориях прав166: о правах, находящихся в переходном состоянии от содержания правоспособности к субъективным правам, и о правах, существующих в уже сложившемся правоотношении в переходном состоянии. Например, право дочери наследовать после своей матери при жизни обеих относится к субъективным правам в потенции, к содержанию правоспособности. Со смертью матери право дочери приобретает конкретный характер, но еще не становится законченным субъективным правом, для этого необходимо принятие наследства (ст.546 ГК). Такое же положение имеется и в других случаях, в которых правоотношение возникает в результате не одного, а двух или более
"' Керимоя Ц.. А. Обеспечение законности в СССР. М., 1956. С.26.
'"См.: Построение правового государства: вопросы теории и практики. Ярославль, 1990. С.7.
'"См.: Агирков М. М. Указ. соч. С.70-73.
'"См.: Бритусь С. Н. Указ. соч. С. 10.
'"См.: Пев-зиер А. Г. Понятие гражданского правоотношения и некоторые вопросы теории субъективных гражданских прав // Учен. зав. ВЮЗИ. М., 1958. Вып.5. С. 19 и ел.
'"См.: Алексее» С. С. Общая теория социалисшческого права. Вып.2. C.I 15.
125

юридических фактов, состава (например, заключение договора с отсутствующим).
Трудности уяснения наличия субъективного права объясняются как слабостью разработки теории правовых отношений, так и недостатками правового регулирования. Самая крупная теоретическая работа - четырехтомная монография «Марксистско-ленинская общая теория государства и права», объемом около 130 п.л., посвящает правовым отношениям едва ли больше 5 п.л., хотя вся деятельность государства и все действие права протекают в правовых отношениях. Гражданские кодексы всех республик бывшего СССР предусматривают предложение заключить договор при различных обстоятельствах, но только ГК Казахстана прямо пишет о связанности оферента своим предложением и его обязанности возместить другой стороне убытки, причиненные нарушением этой связанности (ч.1 ст. 155 и ч.2 ст. 156), и лишь Эстония предусматривает условия отказа от своего предложения, равно как и ответа о его принятии (ч.2 и 3 ст. 167). В остальных республиках обо всем этом можно предполагать и спорить. ГК РФ предусмотрел связанность офертой, не указав, в чем это заключается.
7. Ряд авторов включает в понятие субъективных прав указание на интерес управомоченного лица167.
Слово «интерес» имеет ряд значений168. Рассмотрим те из них, которые могут иметь смысл для исследуемого вопроса.
Прежде всего нужно, конечно, отказаться от представлений, по которым интересом называется денежная выгода - размер процентов по займу, размер прибыли при торговле, игорный выигрыш и т. п.169. Такое понимание интереса не может быть принято для включения в общее понятие субъективного права, потому что осуществление прав нередко совершенно бескорыстно (различные виды материальной помощи, дарение, завещание, безвозмездное предоставление имущества и неимущественных благ в пользование)170.
Иногда понятие интереса отождествляется с понятием убытков171. В настоящее время у нас убытки потерпевшего никто не называет его интересом. Ст.368 ГК РСФСР 1922 г. называла страховым интересом возможные убытки172. Такое словоупотребление в современном праве
'"См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М ,
1948. С.38; Толстой Ю.К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и
административного права. Л., 1962. С.193 и ел. '"См.: Словарь русского языка. Т I.С.928. "'См.: Гуляе» А.И. Коммерческий справочник. М., 1912. С.174. '™См.: Мотяшов В. Интересы: от разлада к гармонии//Правда. 1987 12июня; Все
рублем не измерить // Сов. Россия. 1991. 2 ноября.
'"См.: Митюков К. А. Курс римского права. Киев, 1902. С. 186. 464 17: В ст. 196 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР понятие интереса несколько
126

представляется архаичным. Гражданские кодексы Содружества Независимых Государств его не употребляют. Но независимо от этого следует отметить, что убытки в субъективном праве вообще не обязательно должны предполагаться и потому интерес в таком понимании не может входить в понятие любого субъективного права. В соответствующих случаях наличие убытков (вреда) представляет собою юридический факт, в результате которого возникает или реализуется субъективное право в правоотношении.
Интерес субъекта иногда понимается в смысле сознания возможности удовлетворения его потребностей определенными благами173. В таком понимании интерес имеет то же значение, что и воля субъекта, то есть не может быть признан необходимым в каждом случае, так как отсутствует у лица неволеспособного - малолетнего, умалишенного, могущего все-таки быть носителем субъективного права.
Интерес может быть понимаем в смысле необходимости наличия определенных благ (имущества) для удовлетворения тех или иных потребностей, независимо от осознанности субъектом этой необходимости либо желательности174. При таком понимании интерес будет и у лица, не обладающего волей, а также у обладающего ею, но не сознающего необходимости удовлетворения тех или иных своих потребностей. При отсутствии интереса в таком смысле субъективное право утрачивает свое значение. Гражданское право регулирует главным образом экономические отношения, которые представляются прежде всего как интересы175. Тем не менее наше право не устанавливает необходимости наличия интереса для признания субъективного права у каждого конкретного лица. «Свой интерес» может быть (и предполагается) у каждого обладателя того или иного блага, не только у собственника, но и у нанимателя, пользователя и т. д. Однако юридически наличие интереса ни у кого из них не требуется, их субъективные права не ставятся в зависимость от того, имеет носитель этих прав какой-либо в них интерес или нет. Если признать интерес необходимым элементом субъективного права, то для осуществления и защиты своего права субъекту нужно было бы доказывать не только наличие права, но и наличие интереса, даже не столько наличие права, сколько наличие интереса, коль скоро интерес является «ведущим элементом», как писал академик Венедиктов в цитированном сочинении. Более того, можно было бы, доказав отсутствие у субъекта интереса, доказать тем самым отсутствие у него права, лишить его, например, права собственности или по крайней мере отказать в защите
'"См.: Шершеневич Г. Ф. Философия права. М., 1912 T.I. С. 577: Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве//Сов. гос-во и право. 1967. № 1. С.53. "••См.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч. T.I. С 159; Т.2. С.134. "'Там же. Т. 18. С.271.
127

этого права. Очевидно, что такое допущение не находит опоры в действующих правовых нормах и противоречит духу нашего права. Оно могло бы явиться теоретическим оправданием незаконных действий по отказу в защите нарушенного права, которые иногда встречаются на практике.
В связи с изложенным представляется необходимым уточнить заявление профессора Братуся о том, что интерес является предпосылкой субъективного права'76. Это правильно в том понимании, что наличие интереса предполагается при установлении и признании субъективных прав вообще и субъективного права определенного вида в частности, но не в том смысле, что наличие интереса необходимо как предпосылка для признания и защиты субъективного права того или иного определенного лица в каждом конкретном случае. Утверждение профессора Толстого, «что утрата социально значимого интереса приводит и к утрате права»177, по меньшей мере неточно. Изменение общественных интересов может повлечь за собою изменение объективного права, а последние - привести к утрате тех или иных субъективных прав, но не непосредственно. Никакой субъект не утратит права в силу утраты своего интереса к этому праву.
Интерес в смысле необходимости определенного блага для удовлетворения тех или иных потребностей нужно устанавливать лишь в случаях, когда, например, право на одну и ту же вещь существует, либо у собственников (ч.2 п.4 ст.252 ГК), либо у другого лица. Предусмотренное ст. 135 ЖК право нанимателя на возобновление договора отступает перед правом личного собственника, если будет установлено, что собственник дома и члены его семьи заинтересованы в личном пользовании принадлежащим им помещением. Но при отсутствии права одного лица интерес не может иметь юридического перевеса над субъективным правом другого лица. Если жилая площадь занимается лицом, не имеющим на нее субъективного права, то собственнику не может быть отказано в выселении данного лица по тем мотивам, что собственник в жилой площади не нуждается, не заинтересован в ней178.
Интерес в указанных значениях этого слова служит иногда в качестве мотива поведения лица, обладающего данным интересом, о чем будет идти речь в дальнейшем.
Юридический интерес в гражданском процессе заключается в том,
'^См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С.20.
177 Толстой Ю. К. Понятие права собственности. С. 193.
178 См.: Сб. пост. Пленума и определений коллегий Верх. суда СССР (1938 г. и первое полугодие 1939 г.). М, 1940. С. 154-155; Сборник... 1944г. М., 1948. С.274; Суд. практика Верх. суда СССР. 1948. Вып.У. С.5; 1956. № 5. С.28; Сов. юстиция. 1959. № 5. С.83, 84;
1960. № 2. С.81; Радянське право. 1960. № 1. С. 122; № 6. C.I 17; Бюлл. Верх. суда РФ. 1996. №9. С. 7.
128

что судебное решение касается прав и обязанностей сторон'79. Заинтересованным признается лицо, право которого нарушено или оспаривается (ст.З ГПК).
Следовательно, речь идет о признаке, дополнительном по отношению к материальному субъективному праву, о внешнем воздействии на это право, и поэтому интерес в таком значении не може г входить в состав субъективного права в гражданском правоотношении. Своеобразный интерес имеют другие участники процесса (гл.4 Гражданского процессуального кодекса), но и этот интерес не является элементом субъективных гражданских прав.
Интерес, наконец, может быть представляем как понятие, отличное от права, для обозначения состояния, не нашедшего выражения в конкретном субъективном праве'"". В таком смысле, по-видимому, это понятие употребляется в гражданских процессуальных кодексах (ст.2), где говорится о защите прав и интересов. В таком понимании интерес тем более не может быть включаем в состав права.
Таким образом, указание на интерес управомоченного в понятии субъективного права не является ни правильным, ни полезным. Оно затрудняет теоретическое исследование и может нанести вред охране субъективных прав.
Возникновение правоотношений и их классификация
1. Все общественные отношения возникают в связи с какими-то обстоятельствами, зависящими и не зависящими от воли людей. Если объективное право придает этим обстоятельствам юридические значения, то возникающее общественное отношение одновременно облекается в правовую форму, приобретает форму правового отношения. Такие обстоятельства, с которыми правовые нормы связывают возникновение, изменение или прекращение правовых отношений, называются юридическими фактами.
Наименование юридических фактов не должно создавать представления, будто бы эти обстоятельства имеют место только в юридической сфере, в области надстройки. Большинство обстоятельств, особенно в области гражданского права, регулирующих в основном имущест-
'"См.: Гурвич М. А. Право на иск. М.-Л., 1949. С.77; Курылев С. В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956. C.I 1.
'""См.: Советское гражданское процессуальное право. М., 1957. С.7; Проблемы совершенствования законодательства о защите субъективных гражданских прав. Ярославль, 1988. С. 105; Вопросы теории охраняемых законом интересов. Ярославль. 1990; Проблемы защиты охраняемых законом интересов. Ярославль, 1990. Это понятие в учебниках не всегда формулируется (см., напр.: Гражданский процесс. М , 1972. С 23:
Советский гражданский процесс. М., 1988. С.13).
129

венные отношения, совершаются в области материальных, базисных отношений. Но подобно тому, как этим отношениям придается правовое значение, так и вызывающим их (изменяющим, прекра-щающим)обстоятельствам тоже придается такое значение и они называются юридическими фактами. В области юридической эти обстоятельства остаются лишь в тех случаях, когда и вызванные ими к жизни общественные отношения являются исключительно правовыми (например, процессуальные). Да и то не всегда. Скажем, конституционные, государственные отношения, всегда правовые, возникают в связи с юридическими фактами, коренящимися в реальной жизни.
Юридические факты могут быть сами по себе предметом специального солидного исследования'81. Для целей данной работы столь подробное их освещение и рассмотрение различных оснований их классификации не является необходимым. Вначале нам нужно общее представление о юридических фактах, которое можно получить в результате знакомства с основным их делением.
Все юридические факты (все ли - это пока оставим в стороне) делятся на две большие группы: действия и события.
Действия представляют собою определенную форму поведения людей, в качестве ли отдельных лиц или в качестве организаций. В подавляющей массе юридические факты заключаются в действиях. Что такое действия - это в общих чертах само собою понятно, а юридические тонкости некоторых из них будут рассмотрены в следующих книгах.
Событие - это объективное явление внешнего мира, независимо от создавшей его причины182, с которым правовые нормы связывают возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Каждому понятно, что стихийное бедствие, например, является событием. Оно способно повлечь приостановление течения срока исковой давности (ст.202 ГК), выплату страхового возмещения либо страховой суммы (ст.929 и 934 ГК) и другие последствия, предусмотренные законом или договором. Труднее уясняются события, являющиеся результатом деятельности людей. Так, рождение человека представляет собою событие, независимо от того, было ли рождение запланировано родителями или произошло вопреки их желанию. Тоже событием будет смерть человека, безразлично, наступила ли она в результате стихийного бедствия, болезни, собственной неосторожности или поведения другого лица. В последних случаях надо различать действия и событие, так как они влекут самостоятельные последствия. В результате упомянутых действий может последовать привлечение к
'" См.: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве;
Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984.
"2 См.: Магазине? Я. М. Советское хозяйственное право. Л., 1928. С.59-60; Соц. законность. 1982. № 7. С 57.
130

ответственности (ст.105-110 УК), утрата права наследования (ст.531 ГК) и другие результаты. Смерть же влечет за собою, например, открытие наследства, (ст.528) независимо от того, какой причиной она вызвана.
Нельзя различать юридические факты по такому признаку, будто бы действие есть изменение правового бытия внутри этого бытия, а событие производит такое изменение как некая внешняя сила183. Это может быть справедливо только для одного следствия - изменения правоотношения. Что же касается возникновения правоотношений, то оно одинаково по всем обстоятельствам происходит в силу придания им объективным правом юридического значения. Сами по себе действия, как события, лишены правового содержания. Обстоятельства, за которыми право значения не признает, не могут повлечь правовых последствий.
2. Классифицируя правовые отношения, необходимо помнить, что при всем различии регулируемых правом общественных отношений правовые отношения имеют одинаковые черты. Все правовые отношения в конечном счете определяются экономическим базисом данного общества, политикой государства. Правовое нормирование одного вида отношений связано всегда с правовым регламентированием других отношений и с регулированием общественных отношений неправовыми нормами, особенно моралью. Правовые отношения охраняются авторитетом государства, что не означает, будто бы правовые отношения осуществляются только с помощью государства.
Переходя к отдельным видам правовых отношений, следует прежде всего коснуться распространенного деления их на общие и конкретные. Это деление основывается на трех положениях: 1) общие возникают на основе главным образом конституционных и иных фундаментальных норм и потому выступают как отношения первого порядка, лежащего в основе всех иных частноотраслевых правоотношений; 2) они не могут быть построены по цивилистической, тем более обязательственной конструкции как строго индивидуализированные; 3) роль юридического факта играет сам закон, его издание или обстоятельства, которые привели к изданию акта184. С такой конструкцией согласиться не представляется возможным.
Конечно, существуют определенные различия между отраслями права, их своего рода иерархия, о чем шла речь в предыдущем разделе. Но из этого вовсе не следует, что в различных отраслях права правовые отношения строятся по разной структуре. Все правовые отношения состоят из двух (или более) сторон, во всех правоотношениях праву
'"См.-.ДудинА.П . Указ.соч.С.107.
'"См.: Рябко И. Ф. Указ. соч. С. 15; Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности. М., 1972. С.93, 109; Матузов Н. И. Правовая система и личность. С.245-
2^1.
131

одной стороны непременно соответствует обязанность другой стороны, все всегда опираются на правовые нормы.
Конституционные отношения различны'85. Но в любом случае на каждой стороне находятся конкретные субъекты: государство, иные национально-государственные и административно-территориальные образования, отдельные организации, конкретные граждане. Как писал В. И. Ленин, «социолог-материалист, делающий предметом своего изучения определенные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и слагаются эти отношения»186.
По цивилистическим конструкциям тоже не все правоотношения одинаковы в смысле индивидуализации субъектов. Несколько позже будет рассмотрено деление правоотношений на абсолютные и относительные. Конституционные отношения внутри страны все являются строго индивидуализированными на обеих сторонах, потому что на территории государства не может быть неизвестного ему субъекта. Вовне же конституционные отношения государства с другими государствами являются, думается, абсолютными, то есть существующими независимо от определенности других субъектов: с момента возникновения суверенного государства все обязаны воздерживаться от нарушения его прав, независимо от признания и установления дипломатических и иных отношений. Внешнее вмешательство с целью ликвидации неугодного государства представляет собою акт международного разбоя.
Никакие правоотношения, какими бы особенностями они ни обладали и как их в зависимости от этого называть, непосредственно из закона возникнуть не могут. Всегда должны быть и имеются определенные обстоятельства, влекущие на основе закона возникновение, измерение или прекращение правовых отношений. Юридический закон - это записанное познание, не более того, а, как писал Ф. Энгельс, одного только познания «недостаточно для того, чтобы подчинить общественные силы господству общества. Для этого необходимо прежде всего общественное действие»'87. «Известно уже с давних пор, - отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, - что право само по себе ничего не дает, а только санкционирует существующие отношения»'88.
П. П. Виткявичус усматривает особенность прав, возникающих непосредственно из закона, в том, что для приобретения и осуществления их не требуется правоспособность'89. Согласиться с этим не
'"См.: Тархов В. А. Конституционные отношения//Правоведение. 1981.№2. С.22-25.
'"•Ленин В И. Полн.собр.соч. T.I. С.424. 187 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.330. '""Там же. Т.2. С.208. См.: Т.40. С.255, '"'См.: Виткявичус П. П. Указ. соч. С.24.
132

представляется возможным. Правоспособность - не прирожденное свойство. Прежде чем субъект мог бы приобрести, а затем и осуществить субъективное право, надо чтобы он был признан способным иметь и осуществить именно данное право. В отношении граждан такая необходимость скрадывается тем, что они все обладают одинаковой правоспособностью, но зато она ярко проявляется у таких субъектов, как юридические лица.
Представление о возможности возникновения правоотношения непосредственно из закона складывается, в частности, вследствие недостаточно внимательного анализа конституционных отношений. Особенность таких отношений заключается в том, что главным юридическим фактом, влекущим их возникновение, служит появление соответствующего субъекта: образование государства, рождение гражданина, создание юридического лица, появление на территории государства иностранного субъекта. В результате возникают конституционные отношения между государством и иными субъектами, по которым государство обязуется действовать на основе законности, обеспечивать гражданам, организациям нормальные условия жизни, деятельности и вправе требовать от подчиненных ему субъектов соблюдения законов и правил социалистического общежития, а эти субъекты имеют встречные права и обязанности.
Сравнимое положение имеет место и в примерах, приводимых из области других отраслей права'9". Повышение производительности труда, качества и количества выпускаемой продукции не порождает права работника на получение вознаграждения и обязанности предприятия (администрации) выплатить вознаграждение, эти право и обязанность возникли ранее, в момент заключения трудового договора;
то же можно сказать и о наложении на работника дисциплинарного взыскания'9'. Указы об амнистии также не влекут возникновения новых уголовно-правовых и исправительно-трудовых отношений, а способны повлечь лишь их изменение либо прекращение.
Допуская возникновение субъективных прав непосредственно из закона, одни авторы соглашаются с тем, что субъективные права могут существовать только в правоотношениях'92, другие допускают наличие субъективных прав вне правоотношений. В таком случае неприемлемыми становятся все три понятия: правоотношения, субъективного права и юридического факта. Это одновременно встречается у такого крупного ученого, как Д. М. Генкин.
Отправляясь от правильных положений, что собственность - это общественное отношение193, что законодательное признание придает

<< Предыдущая

стр. 5
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>