стр. 1
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Геннадий Мир





ПОЧЕМУ
ВРАЧИ ЖИВУТ МЕНЬШЕ СВОИХ ПАЦИЕНТОВ
НА 15 ЛЕТ?

*

Что делать?
















2000

ББК 53.57
М63


Г. Мир.
М63 Почему врачи живут меньше своих пациентов на 15 лет? Что делать? - ИАМ, 2001. - 496 с.





Раскрываются причины уникального явления общества, характерного для всех цивилизованных стран, – малой продолжительности жизни врачей, среднее значение которой на 15 – 20 лет ниже жизни их пациентов. Показано, что среди причин имеются такие необычные, как высокая чувствительность и культ смерти. Представлены теория Любви, Разума и Жизни, а также теория Смысла Жизни и теория преждевременной старости. Формулируются положения духовной психологии. Предложен авторский взгляд на концепцию Человека, болезни и здоровья. Обсуждаются вопросы системности и тупиковости медицины. Показаны методы выхода из жизненного кризиса медицинских работников. Даются конкретные рекомендации и советы.
Автор – известный российский психолог, парапсихолог, трансперсональный психолог, философ, кибернетик, целитель, автор книг по критериальным основам Жизни и критериальной психологии, член Международного Регистра Комплементарной медицины, кандидат технических наук.



Автор просит своих читателей направлять свои отзывы, заявки и письма по адресу: 300031, Тула-31, а/я 2083, Мирошниченко Геннадию Георгиевичу, или звонить по тел. (0872) 44-33-67.






SBN
O Г.Г. Мирошниченко, 1999






Духовный кризис в медицине
Безопасность врачевания и целительства
Чего опасаться и врачу, и пациенту
Духовное Восхождение
Здоровье и Бессмертие
Учение о Сверхусилиях
Теория Любви, Жизни и Разума
Общеклеточное Сознание
Огонь привязанностей
Критериальная психология
Прощай, безысходность!
Пять каналов самоуправления
Духовная практика
Как открыть свои способности?
Ключ к тайне человека
“Не просят - не лезь!”
Вред пяти сеансов.
Демонический круг экстрасенсорики.




ПРЕДИСЛОВИЕ
Что такое духовный кризис в мировой медицине? Многим подобная постановка проблемы кризиса в медицине покажется надуманной, ибо из самой медицины её идеологи этого кризиса не видят – они умножают свою власть в обществе. Вопрос в том, какова окраска этой власти? В части 7 этой книги показано, что современная медицина как большой живой организм находится в периоде старческого слабоумия, маразма. Ибо она, будучи когда-то жреческой, но, впитав в себя интеллектуальное убожество ложной свободы инфантилизма демократии, очень быстро из недоразвитого в духовном отношении ребёнка превратилась в духовную противоположность, в безнравственного и слабоумного и этим страшного, молодящегося старичка.
Сегодня совсем несложно доказать, что любое направление человеческой деятельности, особенно претендующее на идеологическую роль, как, например, медицина в здоровье Человека и общества, если строится на антидуховной основе, неминуемо превращается в монстра, пожирающего сначала самого себя, начав с интеллекта и своих детей, а потом и всё общество, агрессивно навязывая ему свою идеологию антидуха.
К большому сожалению, медицина в силу своей антидуховности в целом уже давно сумела превратиться в современных государствах, как и многие общечеловеческие виды деятельности профессионалов, в некую монопольно-силовую структуру, уничтожая в себе остатки духовности и запрещая людям не то чтобы самоисцеляться, а даже думать об этом.
Официальная медицина в лице её руководителей, запрещая самолечение, объявила какую-то странную и страшную монополию на непринадлежащее ей здоровье других людей и тем самым возжелала стать не кем иным, кроме как Богом.
Изучение Человека, лечение Человека, как и его обучение, являются Божественными формами преобразования – восхождением Человека по Смыслам Жизни к Высшим Духовным Истинам и Духовным Критериям. Другого пути у человечества не было, нет и уже не будет. Медицина же дошла сегодня до своей противоположности: она претендует на роль официального, рядового врача-киллера, всерьёз начиная обсуждать вопрос об эвтаназии, то есть о насильственном прекращении жизнедеятельности организма при высокой степени страданий человека. Страдания людей перестанут быть движущей силой развития медицинской науки и практики продления жизни.
И возникает вопрос, который замалчивается: что есть цели и критерии современной медицины? Ведь надо признать, что она подавила личность, которая в ней работает, подчинила её, изменила у неё состояние сознания и сократила ей жизнь на слишком чувствительное количество лет. Большое животное под названием медицина перестало быть адекватным. И произошло это потому, что она растеряла остатки духовности.
Нет проблемы эвтаназии в современной медицины и в современном обществе, ибо есть проблема духовная. Любая подмена решения этой духовной проблемы решением, например, юридическим, чревата дальнейшим падением духовности в обществе, а, следовательно, и монстрообразным будущим. Объявив же себя Богом, вполне можно взяться и за решение Божественной задачи.
Современная, уже осуществившаяся, эвтаназия – это преждевременная смерть самих медицинских работников.
Современная, уже осуществившаяся, эвтаназия – это основная причина наркотизации детей, это массовый неосознанный духовный протест молодёжи, которая отказывается служить бездуховному обществу, не признающему Высших Смыслов Жизни.
Только дьявол считает, что он имеет право вмешиваться в Дело Божье и вместо Бога решать, к кому применить эвтаназию, а кого оставить страдать. Ибо наши страдания пока что являются единственным средством, совершенствующим нашу душу. Дьяволу наша душа не нужна. Потеря души для Человека – это самоубийство.
Пока медицина и общество бездуховны, сами врачи будут замирать от ужаса, который они переживают, только представив себе, что это их коллегам будет дана возможность решать, кто должен жить, а кто нет. Но все – смертны, и врачи, сами, тоже болеют. И юридическое решение, решение суда тут не будет играть никакой роли, ибо и судьи тоже отражают всё тот же закон антидуха.
Мы можем с вами исцелять своё тело и считать при этом, что положительные изменения происходят во всём организме. Можем научиться управлять эмоциями и будем думать, что управляем психикой. Можем наслаждаться Красотой материального мира, телесным блаженством и считать это высшим состоянием. Можем любоваться проявлениями своего духа как воплощёнными в Плод своими идеями.
Можем продолжать обманываться, как делали это тысячи лет. Мы можем по-прежнему с недоумением наблюдать, как нами движут и нас разрывают на части воображение, страсть, желания, воля, мысли, коих миллионы. Мы уже понимаем, что в каждой из наших способностей бушует свой Огонь Будущего.
И мы начинаем догадываться, что есть в этом мире и в каждом из нас нечто, что цементирует воедино всё биологическое, человеческое и Божественное. Благодаря ему Человек осуществляет свой духовный Путь Восхождения по Смыслам Жизни к Духовным Истинам и Критериям.
Это – Любовь Отца нашего Небесного.
Он подарил нам Любовь в разных видах. Ею Он хотел бы удержать нас на завещанном нам Пути. Ею Он желал бы наполнить весь мир. И для этого Он единственному из всего живого дал Человеку душу. Ибо только чистая душа, питаемая Бесконечным Источником, способна затопить этот мир Божественной Любовью. Потому что стать истинным творцом Человек может лишь в Среде Любви, которая исключает человеческий эгоизм.
Но разных видов Огонь разрушения поджидает Человека, чтобы испытать в нём его силу. И только сверхусилия проводят Человека сквозь Огонь Жизни к тому, что ему предначертано Богом. Ибо и корни, и листья, и цветки подготовились рожать новый, более могучий, Плод Божественной Любви, но и ветер готов, и зной готов, и ливень готов, чтобы уничтожить его.
Жизнь включает в себя как минимум три Реки, соединяемые Человеком воедино: Жизненный Поток, Поток Разума и Поток Любви. Они отражают соответственно биологическое, человеческое и Божественное начала. Они характеризуют действие материальных, творческих и критериальных Законов Творца Мироздания и Отца Небесного. Без познания этих Законов проблематично думать не только о бессмертии Человека, но даже о сколько-нибудь сносном здоровье.
Эта книга – трактат о Любви и Здоровье. О том, что такое Любовь, как Она действует и куда Она нас призывает. Бог есть Любовь – это давно известно. Но известно также, насколько извращена человеческая любовь. А ведь именно Любовь становится и навсегда станет самым главным атрибутом нашей жизни.
Книга эта обращена и к старшему поколению, и к молодым, к тем, кому придётся ещё труднее, чем нам, идти по этому Пути. Но пусть не обижаются на меня люди пожилые, у кого усталость накопилась уже и в их душах, и в их телах.
В этой книге дан исключительно авторский взгляд на проблему продолжительности жизни врачей и целителей. Целитель как любитель и профессионал ничем не отличается от профессионала-врача, разве что он чуть более духовен. В этой книге с позиций целителя и кибернетика анализируются лишь некоторые целостные аспекты врачевания.
Сегодня многие врачи, неудовлетворённые качеством своей работы, перенимают методы целительства. Всё больше среди целителей появляется врачей, что мы и видим по конгрессам традиционной и народной медицины. Врачи всё больше способствуют тому, чтобы во врачевание переливались новые подходы и новые способы, как это произошло с биоэнергетикой, эниологией, фитотерапией, акупунктурой, которые совсем недавно были под запретом. Теперь же мы видим лечебную йогу, шиацу, цигун и многое-многое другое.


Счастье относится к целостной структуре Человека в отличие от удовольствия, которое является проявлением удовлетворения какой-нибудь его части. Можно получить удовольствие от ковыряния в носу. Но оно никогда не принесёт счастья, разве что идиоту.

Мне кажется, что мы снова идём не туда. Но, как показывает опыт человечества в несколько тысяч лет, для нас это по-прежнему не имеет никакого значения.

Часть 1. ОТКУДА ДУЕТ ВЕТЕР
1.1. Проблема, которой не должно быть
В этой книге я излагаю свой взгляд на безопасность врачевания и целительства. Как неоднократно показали разные авторы, врачи в цивилизованных странах в среднем живут на 15 – 20 лет меньше своих пациентов.
Многие авторы в своих книгах отмечают удивительный жизненный парадокс, наблюдаемый нами на протяжение сотен лет: врачи, леча других, как будто не хотят лечиться сами.
Но ещё более поразителен факт, что врачам не преподается дисциплина под названием безопасность врачевания. Что бы могло войти в программу такой дисциплины? Здоровый образ жизни, к которому призывают сами врачи, включающий в себя знания по профилактике заболеваний? Приемы психической защиты, известные из традиционной психологии и парапсихологии? Физическая культура с её бегом трусцой и аутотренингом? Мудрость веков? Да, это известные и широко применяемые знания.
Профессионалы задают себе и другим вопрос: «Как могло оказаться, что сами же врачи, провозгласившие своей жизненной задачей борьбу с нездоровьем, в своей массе и по своей воле оказались самым беззащитным отрядом человечества?»
Я же придерживаюсь другого мнения. Иногда, если я говорю о безопасности врачевания и целительства, мне задают вопрос, в котором заключено недоумение: «Неужели же вы думаете, что врач подобен сапёру на минном поле?» И я отвечаю утвердительно. Более того, я заявляю, что врачи, скорее всего, не захотят этого положения признать.
Однако, мировая статистика играет за меня. Леча и уча других, как стать адекватным, врач чаще всего сам пренебрегает своей адекватностью и живёт иллюзорными представлениями о мире, находящемся за пределами его профессии. Профессиональные, узкопрофильные ограничения в осознании единства человека и Природы стали тем барьером, через который не пробивается понимание. Общая слепота не прибавляет профессионализма и превращается в тормоз развития.
К сожалению, даже хорошо известное понятие адекватности, связывающее нас с опытом человеческой жизни, в том значении, как оно традиционно употребляется, является слишком суженным, чтобы отвечать современным требованиям, предъявляемым к человеку самой жизнью.
Та философия жизни, которую предлагаю людям я, содержит три большие части: философско-мировоззренческую, этическую и часть, которая выстрадана человеческим опытом. О каком же опыте идёт речь?
Это опыт обычных наших материальных и профессиональных отношений, это позитивный и негативный опыт больных людей с разной степенью тяжести заболеваний, это опыт духовной жизни, личный и общественный, это опыт общения с виртуальным миром сознания в трансперсональных погружениях, во сне, в сумеречном состоянии и в других изменённых состояниях сознания и тела, это опыт выбора и принятия решений, это опыт человеческой любви и человеческой ненависти.
Я хочу, чтобы вместе со мной некоторые профессиональные заболевания психического плана рассматривались и специалистами других дисциплин как внушённые заболевания, или, по-другому, наркотические зависимости. Это не совсем обычная точка зрения, я понимаю.
В этой книге мне удалось отразить лишь некоторые причины укороченной жизни врачей, носящие, на мой взгляд, принципиальный характер. При этом я постарался дать некоторые, не совсем обычные рекомендации. Поэтому вся книга разделена на несколько частей: общетеоретическую, объяснительную, практическую, и рекомендательную, вытекающую из логики всей книги.
1.2. Что мешает врачам жить хотя бы столько же, сколько живут их пациенты
Наша разумность так часто удаляет нас от истины, что никто уже давно не удивляется очередному абсурду, свалившемуся на нашу бедную голову
Хочу начать небольшой обзор причин ранней смертности врачей с разочарования в выборе профессии. Если с какого-то времени человек начал учиться, работать или вообще жить из-под палки, принуждая себя к этому, не находя интереса для внутреннего интеллектуального роста личности, значит, он по какой-то причине остановлен Природой в реализации выбранной задачи. Значит, он решает не свою жизненную задачу.
В зависимости от силы внутреннего сопротивления человеку придётся прилагать большие или малые усилия для поддержания своего статуса. Если ему это делать легко, то он будет жить под влиянием обстоятельств, которые могут его увести вообще от природной задачи в любую сторону, и он никогда не догадается о том, какая же задача возлагалась на него жизнью.
Если же ему делать это будет очень трудно, значит, сила ведения его по жизни велика, и, принуждая себя к нежелаемому им, он может сломать свою душу. Многие из нас, к сожалению, существуют в потоке жизни, выбранном под чьим-нибудь влиянием.
В своём кратком анализе причин я хочу затронуть и такую причину, как нездоровый образ жизни и вредные привычки и привязанности, которые во многом обусловлены разочарованием в жизни. Это всё – общие причины, то есть непрофессиональные.
К основным же профессиональным причинам я отношу отсутствие в науке и практике общей концепции Человека и, в частности, концепции человека-врача. В то же самое время следует отметить, что отсутствует принятая в медицине и концепция болезни. А о том, что среди медиков широко принята какая-то позитивная философия жизни, и говорить не приходится.
Если рассуждать о болезнях медицинских работников, то, глядя всего лишь на статистику продолжительности жизни врачей, можно прийти к выводу, что большинство из врачей и целителей подвержены некоему общему профессиональному заболеванию. Есть ли ему название и в чём его суть?
Ведь известны так называемые ятрогенные заболевания, передаваемые неосознанным внушением от врача к больному, однако тут, думается, дело в другом, а именно, в самой специфике деятельности, в её психологии и духовности.
Думаю, что большинство причин всё же лежит в особой области природных взаимоотношений, значение которых для жизни людей наука сегодня пока ещё недооценивает. К этой области могу отнести следующие объективные особенности нашего существования.
Сверхвысокая чувствительность врачей в отношении диагностики как ощущения другого человека, которая развивается у каждого нормального врача, независимо от его желания.
Чувства врача профессионально погружены в экологически грязную информационную среду. И чтобы в ней существовать долго, необходимы специальные меры выживания.
Слишком высокая степень прагматичности, «игры по правилам», со слишком большой регламентацией профессиональных действий, когда Природа в качестве компенсации этого крайнего детерминизма, рационализма навязывает человеку (в том числе и его подсознанию) столь же высокую степень иррационализма.
«Тюремные», жёстко расписанные, условия «содержания» личности при этом в громадной степени угнетают её развитие вообще. Что естественно приводит к всяческим взрывам психики, в том числе и неконтролируемым.
Ибо по законам Природы знания как любые смыслы синхронизируются с развитием. В условиях несвободы личности это оборачивается её внутренним разрушением. Корпоративность, как и всё на свете, имеет два конца.
Именно отсюда «растут ноги» повышенной внушаемости и управляемости, вплоть до зомбирования. Этим объясняется значительное влияние архетипа угнетения на сознание. Нельзя отрицать того факта, что матрица нашего сознания изначально содержит архетипы, впервые понятые когда-то К. Юнгом.
Я же хочу привлечь внимание к тому, что и религии, и любое общественное устройство точно так же, как и сознание отдельно человека, содержат такие архетипы и управляются ими в своём развитии. Однако, необходимо разделять архетип природный и архетип, созданный людьми в своей общей деятельности.
Оттуда же, от жёсткой «игры по правилам», от чудовищной корпоративности распространяется гипнотический поток негативного смысла, заключающегося в ненужности и даже вредности исследовательского отношения к жизни и профессиональной деятельности.
Так происходит детренировка интеллектуальной способности, сужение и деградация сознания и мозга.
Врачи как спасатели, не понимая того, оказались меж двух природных огней: между огнём-болезнями, которые надо лечить, чтобы продлить жизнь роду человеческому, и огнём-учёбой Человека со стороны Природы, которая пока что не дала другой возможности для нашего обучения, как только через страдания совершенствовать и тело, и душу, и дух.
Освобождая же от страданий человека заболевшего (и заболевшего часто из-за своей лени), врач или целитель совершает грех, то есть умножает свои долги перед Природой, не объясняя этому больному, зачем нужны страдания, боли, болезни. Хуже того, получается, что врачи и целители уничтожают ростки совершенствования как в себе, так и в больных людях. А это уже совсем антидуховно.
Жизненное начало врачей резко снижено примитивным оправданием смерти человека. Успех как доказательство необходимости профессии врача не заключается в бессмертии бывшего больного.
Понятие успешной деятельности врача, его квалификации являются настолько относительными и зависящими от субъективной оценки самой же корпорации врачей, что уже сами врачи неосознанно стали переносить виртуальность в жизнь. Что бы ни делал врач, с собой или с больным, все смертны – вот философия жизни прагматика.
Если для многих людей, не связанных с врачебной деятельностью и с частыми смертями, страх смерти, идея бессмертия и стыд немощи мало влияют на их жизненную устремленность и на понятие положительности успеха, то у врачей в их деятельности понятие успеха переносится с профессиональной деятельности на другие, побочные, неглавные виды их существования.
Если жизнеутверждающая философия жизни несёт с собой свет знаний и достижений успеха в позитивном значении, которое воодушевляет человека, то существующая онтофилософия врачебного корпуса, к сожалению, несёт усталость и бесполезность борьбы с Природой за бессмертие Человека, ибо по большому счёту успех лечения есть бессмертие.
Такая философия есть культ смерти, слишком активно воздействующий своим соответствующим архетипом сознания на окружающих, и больных, и здоровых. Вот ещё почему наблюдается ускорение процессов старения в организме врачей!
Сегодня надо начинать кричать о том, что существует радиационная опасность болезни!
Учреждения медицины – это реакторы, а врачи – катализаторы агрессивной реакции, ибо не хотят замечать того, что лежит на поверхности. Неужели же эта дикая статистика ранней смертности врачевателей не сдвинет воз?
Наше прагматическое бытие не способно поправить положение, ибо в сегодняшней ситуации необходимо научно сформулировать положения и концепции болезни, врачебного успеха, здоровья и другие давно назревшие понятия. Сегодня мало констатировать, что такая сверхважная отрасль, как медицина, несёт зло в отношении тех, кто выполняет на земле Божественную задачу.
К сожалению, «новые» требования к позитивистской философии жизни непросты. Они системны, то есть несут в себе обязательный упор на критериальную основу жизни, а, значит, автоматически затрагивают понимание нами общечеловеческой духовности.
Противникам религий я могу сказать, что можно, конечно, жить и без религии, однако нельзя жить без высших критериев поведения, определяющих общечеловеческую духовность. Ведь те же самые принятые нами понятия архетипов представляет собой проявленные критерии Природы.
В обществе процветает махровый эгоизм самого общества. Но что такое общество?
Иногда я представляю самого человека, или то же самое общество, в виде некой машины, имеющей в своём подчинении голову и отдельно тело. Причём все материальные преобразования в среде проживания в процессе выживания и головы, и тела производит одно тело. Голова лишь управляет им.
Но тело живёт по своим законам. В нём есть телесный вид разума, ставящий потребности тела на первое место. И чтобы обособиться от суженности телесного разума и обеспечить свои потребности, голова изобретает заменители рук и ног тела для себя, которые начинают действовать параллельно основным рукам и ногам тела.
Действуя же, новые руки и ноги постоянно нарушают законы Природы, ибо мало о них знают и желают в силу амбиций головы навязать Природе законы и критерии, выдуманные головой.
В результате новые руки и ноги только вредят своему телу.
Именно так поступают новые силовые структуры государства, которые растут сразу из головы общества и борются с телесными проявлениями. Выскажу ещё раз нелицеприятное, но теперь а адрес государственной власти: духовность общества можно определить по тому, как оно бережёт свой интеллектуальный и спасательный корпус.
Если врачи жертвуют собой ради спасения остального человечества, значит, не просто общество агрессивно в отношении них, а оно –антидуховно. Оно является вампиром по отношению к своим спасателям.
Конечно, со мною можно не согласиться на том основании, что, мол, общество ещё не доросло. Я же хочу спросить: до чего оно не доросло? До понимания героизма врачей, которые, как оказалось, даже не предполагали о том, что они стали заложниками смерти.
Есть традиционный круг задач и решений. Мы погрязли в своих ужасных и антидуховных традициях. Чтобы создать новое, нужно выйти за пределы варварских традиций в новое жизненное пространство. Но создавать новое придётся на основе старых критериев.
Поэтому, чтобы потом не было страданий, лучше было бы побыстрее изучить Критерии Природы и иметь представление о той степени свободы, которой позволено пользоваться Человеку. Иначе массу его начинаний ждёт неминуемый провал, катастрофа и после неё – отбрасывание назад.
Пусть кто-нибудь возьмётся и докажет мне справедливость существующего, пусть обоснует такое положение дел. Я не понимаю: если общество съедает своего спасителя, то где тут неправда: то ли спасать не надо, то ли общество – безумно.
1.3. Безопасность врачевания и целительства как новый смысл
Каждый человек есть философ жизни. Но что-то так мало среди людей практиков!
Как исследователь жизни я могу сказать, что врачам, как и целителям, на мой взгляд, свойственна очень высокая общая и избирательная чувствительность, помогающая им в постановке диагноза и в слежении за ходом лечения.
Думаю, что со мною не все согласятся, потому что многие инструментальные методы диагностики в настоящее время развиты весьма глубоко, и врачам многих специальностей как бы нет особой необходимости напрягаться, чтобы определить характер заболевания.
К тому же министерство здравоохранения бдительно контролирует применение как диагностических, так и лечебных методов, запрещая к применению методы, не прошедшие клиническую апробацию.
Замечу, однако, на это, что никто ещё пока не отменял интуицию, которая оказывается весьма развита у врачей и целителей.
Жизнь постоянно опровергает рациональную схему поведения врачей, ибо они тоже люди. Невозможно представить себе совершенно бесчувственного врача, хотя многие из них, и небезуспешно, имитируют подобное состояние. Можно лишь с грустным юмором относиться к этому, но жизнь заставляет по-иному взглянуть на эту имитации.
Ведь видимость бесчувствия есть как бы первый уровень защиты врача от негативного влияния на него больных. Эта своего рода отстранённость позволяет врачу и пациенту в какой-то степени существовать в своих личностных полях, снижая возможную степень привязанности их друг к другу и передачу больным своего заболевания врачу.
Это в немалой степени способствует и снижению эффекта от явления, которое известно в психологии как перенос, когда больной пытается реализовать на враче иллюзию причины своего изменённого или болезненного состояния.
Можно долго и упорно ругать врачей за их формализм, за их холодность, поверхностность решений, можно требовать от них любви к каждому пациенту и не увидеть, что за системой принятых охлажденных отношений к пациенту лежат причины более глубокие, чем кажется с точки зрения обычного человека.
Именно одной из таких глубоких причин я и называю чрезвычайно повышенную чувствительность, у многих врачей натренированную в ходе их профессиональных занятий с больными.
О повышенной чувствительности как о причине системных заболеваний я пишу постоянно, начиная со своих первых книг.. Статистика ранней смертности врачей как нельзя лучше отражает, на мой взгляд, как раз системность в некоторых нарушениях природных отношений людей.
Повышенную чувствительность организма я вижу как раз тем фактором, который вскрывает общий системный канал связи организма человека с окружающей средой, если под окружающей средой понимать всё остальное, не входящее в организм.
Но прежде мне хотелось бы напомнить о некоторых старых общеизвестных понятиях в свете нового системного представления, а также об общей концепции системного представления Природы и Жизни, выходящей за пределы традиционных наук о живой и неживой Природе. Без этого невозможно говорить о системной безопасности человека, в частности, врача. Иначе этот очень важный вопрос в который уже раз сведется к известным парапсихологическим положениям о биополевой защите, что автору представляется достаточно наивным и частично устаревшим.
Как философ-ортодокс, формулирующий основной вопрос философии в вопросе «Зачем?», я призываю в своем учении не только к тому, что скрывается за новым знанием, но и к тому, что дают нам особые состояния сознания, что даёт нам новый опыт погружения проявленного сознания человека в мир виртуальных форм, открывающий нам путь в предсознательные и подсознательные пласты человека и в сознание Природы разных уровней.
Виртуальный мир не имеет такого опорного элемента, каким является адекватность в материальном мире. Поэтому адекватное сознание можно назвать материальным. Виртуальная часть нашего сознания к материальности имеет совсем малое отношение, в основном, лишь тем, что образы, в котором мы выражаем его, – это, в основном, все-таки образы материального, адекватного сознания.
Чтобы понять предлагаемые мною методы сравнительно безопасного врачевания и целительства, необходимо, прежде всего, хорошо представлять модель картины мира, которая лежит в основе моих построений. Она содержит и физическую, и психологическую части.
Я условно разделяю человека на три части: Человек Животный, Человек Разумный и Человек Божественный. И несмотря на то, что животная часть человека может легко отключить его разумную часть, а душа человека слаба, я всё равно буду заявлять, что самая эффективная защита человеческой жизни лежит в его мало проявленной части – в Божественной, в духовной. Весь опыт, накопленный человечеством говорит об этом.
Итак, мы все рано или поздно умрём. И умрём не от здоровья, а, наоборот, от болезней. Но все хотят быть здоровыми, и иногда это удаётся.
Под здоровьем нормальный человек понимает человеческое счастье как высшее положительное ощущение от своего тела, от своей психики, от разума, от желаний, от воли, наконец. Но максимальное Счастье нас уже посетило однажды. Мы в нём уже жили в утробе матери, рождались. Мы его помним. Не можем забыть. Но это было Счастье эгоистическое, индивидуальное.
Теперь же наша обязанность в другом – открыть Счастье для Всех. И наш человеческий путь запрограммирован не как путь к тому же утробному счастью, а путь от него, то есть от счастья утробного, эгоистического, к Счастью всеобщему, альтруистическому.
Нельзя призывать человека вернуться к тому животному счастью. Это грех непонимания Смыслов Жизни. Грех, потому что они нам даны как знания. Грех, который перерос во зло.
Я строю мост между прошлым и будущим, между Духовными Учениями и будущей наукой. Нужно вернуть в медицину правду её основателей! Господствующий в настоящее время в медицине так называемый рациональный подход равносилен рациональной психологии, оправдывающей сиюминутные интересы. Это своего рода физиологический аутотренинг, транс, самовнушение, которое перебросилось и на остальных представителей человечества.
Медицина абсолютно некритериальна в духовном смысле. Ибо она не нашла себя в общей системе Критериев Духовной Этики.
И чаще всего человек исцеляется за счёт избыточности, мудрости, самого организма, стоит лишь немного помочь ему лекарствами, добрым словом, положительными полями.
Может показаться, что я слишком сильно увлёкся больными и совсем забыл про врачей. Это не так. Ведь и пишется это лишь для того, чтобы дать конкретные рекомендации врачам, что же им надо делать, чтобы пережить своих пациентов. Врачи оказались значительно менее защищёнными своим иммунитетом, чем те, кого они лечат.
«Врач, исцелися сам!» – было сказано Иисусу Христу, а он поведал нам. Актуальность этого требования нисколько не уменьшилась за две тысячи лет.
Могу высказать свою мысль, которая меня больше всего поразила при обращении к материалу, по которому писалось это. Я просто потрясён степенью бездуховности нашей медицины и тех, кто там трудится. Я был потрясён неразвитостью, самоизолированностью, я бы сказал сколапсированностью, их сознания.
Не будем преувеличивать: за самым человеколюбивым фасадом из всех занятий человечества скрывается слишком мало Высшего Духа.
Такой вот неутешительный вывод сделан мною на основании всего лишь цифры о невысокой продолжительности жизни медицинских работников. Увы!
И хотя я пишу эти строки, сознавая всю ответственность за них, скажу честно, что я не знаю, как можно врачам на практике, а не на словах, перейти от порабощающей их корпоративности к духовности и критериальности в своей жизни.
1.4. О системности Жизни и о некоторых терминах
Как кибернетик я могу сказать, что системность науки вообще и системность медицины, в частности, не является тривиальным вопросом. Ибо можно выделить в отдельные теории медицины целые поля знаний и действий каждой из многих причин, но объединить причинность, действующую на организм человека в целом значительно сложнее. Необходимо соблюсти целостность представлений и влияний, что достигается только включением в теорию своеобразных условий целостности.
В чем же заключаются эти условия целостности? И почему им я придаю такое особое значение?
На первый взгляд целостность противоречит системности, ибо целостность как бы подразумевает изолированность, а системность – открытость, разомкнутость. На самом деле это не так. И хотя и то, и другое требует от нас более формализованного представления функционирования организма, тем не менее, мы не должны забывать суть вопроса, так часто, к сожалению, ускользающую при формализации.
Кроме того, чтобы говорить на одном, понятном, языке со всеми, необходимо уточнить понятия организма и системности. Научная неразбериха и непонимание во многом связаны с неучетом некоторых системных нюансов.
Под системой будем понимать её элементы, её связи и её критерии, которым данная система подчинена, в целом. Каждая из подсистем удовлетворяет своим критериям, которые входят в общее дерево критериев системы, согласованных между собой. Если мы говорим о структурах и системах, то нужно объяснить разницу между ними.
Структурой можно выразить практически всё в виде элементов и связей между ними. Системой структура станет только тогда, когда вся она окажется пронизанной деревом критериев, которым в соответствии с ними и согласованно им будет подчиняться работа, функционирование каждого элемента и всей структуры в целом. Без такого согласованного взаимодействия системы быть не может.
Организмом назовем не только сому (тело) человека. Под организмом будем подразумевать единство частей в своей целостности: тела, сознания, души, воли и критериев поведения и жизни вообще. Сознание Природы существует как в проявленном, обычном и виртуальном, так и в непроявленном виде. Под разумом будем понимать лишь проявленную часть сознания человека.
Целостность организма достигается подчинением его критериям природного критериального дерева, на вершине которого находится глобальный критерий. Другого условия целостности быть просто не может, ибо целостность – это то, что выше частей и что обеспечивает жизненным объектам не только устойчивость, но и самоорганизацию.
1.5. О втором атрибуте мироздания современной философии
Как философ-ортодокс, видящий основной вопрос философии в вопросе «Зачем?», я призываю в своем учении не только к тому, что скрывается за новым знанием, но и к тому, что дают нам особые состояния сознания, что даёт нам новый опыт погружения проявленного сознания человека в мир виртуальных форм, открывающий нам путь в предсознательные и подсознательные пласты человека и в сознание Природы разных уровней.
Виртуальный мир не имеет такого опорного элемента, каким является обычная адекватность. Поэтому адекватное сознание можно назвать материальным. Виртуальная часть нашего сознания к материальности имеет совсем малое отношение, в основном, лишь тем, что образы, в котором мы выражаем его, – это, в основном, все-таки образы материального, адекватного сознания.
Начало научному представлению о виртуальном мире, существующем независимо от сознания человека, положил К. Юнг, разработавший теорию и выделивший архетипы коллективного бессознательного. Громадный вклад в практику получения человеком нового виртуального опыта внес С. Гроф, предложивший холотропный метод исследования и терапии.
Если говорить об атрибутах Природы, то необходимо рассматривать в своем единстве тонкоматериальную субстанцию, или поля, грубую материю, законы материи и критерии как законы законов.
Другими словами, два обобщённых атрибута Природы выражаются в единстве материи и сознания. Я, как и множество современных естественников, считаю, что материализма и идеализма в чистом виде не существует, ибо любая идея есть порождение проявленного сознания, существующего в Природе наравне с материей.
Вместе с тем, я заявляю об открытии всеобщей критериальности Природы, ибо последняя самоорганизуема в подавляющем числе своих проявлений и, следовательно, имеет критерии (функционалы) оптимизации.
Объективное существование сознания, адекватного, то есть несвободного от ограничений материи, и виртуального, то есть свободного от ограничений материи, бесспорно, доказывает факт существования второго после материи атрибута мироздания – критериального.
Сегодня можно достаточно чётко формулировать: в каждой точке Вселенной всегда действует одна и та же критериальность Природы безотносительно к пространству и времени, которая и обуславливает самоорганизацию Природы на всех её уровнях.
Именно Критериальность Природы позволяет нам сохранять память и прогнозировать, самоопределяться и самосовершенствоваться.
Я не собираюсь прямо сейчас доказывать сказанное в этой небольшой главе. Доказательства этого утверждения и некоторых других, например, реальности души и Высшего Разума, я оставил для своих книг. Поясню кратко. Любая функция времени, любая система или любой процесс, если они характеризуются хоть в какой-то степени устойчивостью, взаимно однозначно отражаются в своём критерии, задаваемым своим конечным значением и видом.
Критериальность Природы проявляется при проведении системного анализа. Она не является явной; психология, физиология, биология, физика и другие науки ею не оперируют. Лишь теория оптимальных систем и некоторые разделы математики используют понятие критерия как функционала.
Создав человека, Природа возвысила и, одновременно, унизила его, давая ему свободу выбора и тут же её ограничивая рамками своих критериев.
Завершая этот раздел, хочу повторить ещё раз: признание самоорганизующего начала в Природе автоматически влечёт за собой признание первичности действия в ней её критериев, вызывающих оптимизацию при самоорганизации. Ибо самоорганизация и есть оптимизация.
1.6. Материализация критерия в смысле и доминанте
Самым объективным является то, что Природа содержит Бесконечные Источники Любви, Разума и Жизни, которые постоянно подпитывают всё материальное, даже неживое, накачивая их всеми необходимыми видами энергии-смысла. Иначе наш мир, учитывая всеобщность его закона сохранения энергии, давно бы уже рухнул.
Материя представляет собой некое «поле плодородия», в котором происходит самоорганизация. Но начало процессу самоорганизации может быть положено, когда равномерная структура «поля плодородия» будет «знать», что для этого делать. А это произойдёт, когда она станет пронизываться всем полем критериев. Только при таком процессе включения в «поле плодородия» критериев возникают условия для протекания автоматических процессов природного синтеза.
В живых системах критерий преобразуется в видимую, хорошо осязаемую по своему напору доминанту, обладающую не обычным магнетизмом, а скрытым, не обычным притяжением, а высшим.
Так критерий становится обладателем и повелителем всех функциональных принадлежностей в организме для решения задачи оптимизации – минимизации или максимизации – выделения, концентрации, «материализации» того, что мы называем смыслом.
Такая материализация критерия в смысл происходит в тонкоматериальном поле сознания в таком виде, что смысл становится доступен сознанию.
Доминанта всегда содержит ядро будущего смысла и поле притяжения. Доминанта – это устойчивая система самоорганизации, обладающая смыслом своего уровня, более высокого, чем уровень её проявления.
Доминанта обладает разной степени силой, или потенциалом, своего поля притяжения. Доминанта снижает своё действие, когда самоорганизация в ней как в системе добирается до определённой степени проявленности смысла, который сознание уже начинает использовать в своих рацио-программах.
На самом деле более корректно называть доминанту как критериальную доминанту, ибо при её воздействии доминирует определённый природный критерий.
Следовательно, анализируя всего лишь смыслы природных пространств, можно говорить о некоторых предпочтительных направлениях развития природных структур, обладающих смыслом, то есть о поляризации природных пространств в соответствии с природными критериями.
Эта возможность предпочтительных направлений развития появляется, как мы уже понимаем, из-за действия через смысловые характеристики вещей, понятий, мыслей и так далее со стороны природных критериев развития, влияющих на процессы постоянно во времени.
Проявляющийся со временем смысл объекта приводит к потере этим объектом замкнутости, закрытости и появляется открытость, притяжение-отталкивание, валентность и другие отношения с объектами из мира окружения.
В какой-то мере можно сказать, что объект, проявляя или выделяя смысл как энергию замкнутости, в какой-то степени теряет свою целостность, ибо он встраивается в систему и становится зависимым.
С другой стороны, объект, пока он не проявлен своим смыслом, является практически несуществующим для смысловых систем. В лучшем случае он для них существует в виде ненаблюдаемого объекта, неидентифицируемого возмущения, шума, флуктуации или чего-нибудь подобного.
Флуктуации как процессы, переводящие системы на другой уровень смысла (при фазовых переходах) имеют не случайную природу, как то принято в физике, а природу самодвижения, имеющую начало в Бесконечных Источниках.
Флуктуации представляют собой особую форму проявления Бесконечных Источников Энергии-Смысла в материальном и тонкоматериальном мире. Они имеют главную направленность только на одно: на проявление действия критериев Природы в самоорганизующихся системах разного уровня. Они проявляют поисковые движения при настройке любой природной системы на экстремум, задаваемый соответствующим критерием Природы.
Медицина, во многом освоив грубоматериальное, всё более впитывает в себя методы лечения, основанные на полевых воздействиях: электромагнитных, тепловых, лазерных, радио, СВЧ, КВЧ и др. Более того, полевое рассмотрение организма она распространяет на свои методы в диагностике и лечении, в которых не применяется пока критериальный подход.
Над медициной как над практикой стоит множество наук. Но среди них нет пока ни одной науки, которая бы соединила в себе знания о душе, сознании и жизни вместе. Такое соединение возможно лишь через признание независимости действия критериев Природы.
1.7. Основная мировоззренческая парадигма
Чтобы понять предлагаемые мною методы сравнительно безопасного врачевания и целительства, необходимо, прежде всего, хорошо представлять модель картины мира, которая лежит в основе моих построений. Она содержит дополнительно к рассмотренному ещё и физическую, и психологическую части.
Пространство всегда и везде имеет проявленную или непроявленную материальную, тонкую или грубую, субстанцию и канву законов и критериев, поляризующих материю, то есть сознание.
Всё в Природе существует в виде смыслов метаязыка природного сознания, то есть в виде Логоса. Критериальность Природы через доминанты организует смыслы в самостоятельно существующие объекты жизни, как в виртуальные, так и в материальные, как в положительные, так и в отрицательные с точки зрения развития.
Критериальность Природы, как и время, является одной из форм Бесконечного Источника Жизни, форм, проявленных в адекватном сознании, то есть выделенных в материальном мире.
Я каждого человека является точно такой же виртуальной формой критериальности Природы в проявленном сознании человека.
Всё в мире питается за счёт Бесконечных Источников Энергии-Смысла. Иначе бы в условиях открытости природных систем нас уже давно бы догнала физическая смерть.
Природа через работу физических полей, видимо, избрала человека, чтобы на нём закончить первый этап создания своего Зеркала. Этот этап завершился, когда человек стал разговаривать, думать и творить.
Говорят, что с помощью человека Природа познаёт самоё себя. Думаю, что не только в познании состоит миссия человечества на земле. Ибо человек и человечество являются частью громадной самоорганизующейся системы, преобразующей мир.
Физика не изучает сознание в его полноте. Она в принципе этого делать не будет, потому что она изучает лишь материю без мысли. Когда материя наделяется мыслью, физики сводят её к немыслящей, способной на неожиданности, неопределённости. Вся квантовая механика, квантовая термодинамика, вообще всё направление квантовых исследований замечательно иллюстрируют обессмысленный подход исследования науки прошлого.
Самый большой парадокс современной физики состоит именно в этом: учёные-физики уже давно вводят в свои теории влияние Метасознания, или природную критериальность, как виртуальность их микромира. Ибо виртуальность в принципе означает не столько отход от законов сохранения, сколько допущение других, пока неизвестных законов. Виртуальность в физике обоснована только опытными данными. Она не может быть обоснована восхождением по физическим смыслам снизу.
Я предлагаю новое определение Жизни: Жизнью называется всё то, что обладает любой устойчивой формой сознания.
Сознание Природы отражается в способности материальной структуры к самоконтролю, к самоорганизации, к самоопределению и к саморазвитию. Проявленность сознания заключается в двух основных моментах: в замыкании обратных связей на любом природном уровне через себя и в сознательном оперировании критериями при выделении и наращивании новых смыслов, получаемых как из неопределённой, так и из определённой информации.
Я же говорю о Жизненном Потоке Природы, наделённом основным принципом экспансии, то есть неограниченного захвата территории и распространения своего влияния.
Я говорю о его особом виде сознания, уровень которого намного выше человеческого и которое пока что нам в основном недоступно. Хотя некоторые его требования к человеку и человечеству даны нам в Духовных Учениях.
Я ввожу понятие о сознании каждой отдельной клетки и понятие общеклеточного сознания, того, которое руководит нашей интуицией, проявляет экстрасенсорные, парапсихологические феномены и трансперсональные эффекты.
Я говорю об ауре человека как о тонкоматериальном продолжении его, куда прорастают его обобщённые чувства и где с большим опережением по времени проявляются будущие болезни его тела и души.
Я говорю о душе как о высшем органе нашего организма.
Я рассматриваю общечеловеческую духовность как процесс производства человеком любви во всех его отношениях, а любовь – как особую субстанцию Бесконечного Источника Любви.
Я условно разделяю человека на три части: Человек Животный, Человек Разумный и Человек Божественный. И несмотря на то, что животная часть человека может легко отключить его разумную часть, а душа человека слаба, я всё равно буду заявлять, что самая эффективная защита человеческой жизни лежит в его мало проявленной части – в Божественной, в духовной. Весь опыт, накопленный человечеством говорит об этом.
1.8. Ничтожество человека
Теперь я перехожу к парадоксам, которыми наделена и сама жизнь, и сам человек. Когда говорят о могуществе человека, приходит на ум обратное: его хилость и искусственность. В нём столько противоречивого, будто делали его на скорую руку.
Я выделяю ментально-духовные заболевания человека, проявляющиеся в виде болезненных привязанностей – это наркотические зависимости, формируемые самими людьми добровольно, начало которым иногда бывает положено в кампании таких же, как и они сами, бездуховных личностей со стёртыми позитивными личностными проявлениями.
Подчинение обществу в таких случаях носит характер слепого подражания и выражается во всём, и в подражании самому низменному тоже, ибо само подчинение критериально обоснованно иерархией природного сознания. Так проявляется стадный инстинкт людей, общественный гипноз.
Общественный гипноз, как и общественный психоз, не такое уж редкое явление, как некоторым кажется. Ибо смысл жизни человека многогранен, а смысловой канал является в сознании человека самым чувствительным к любому внушению с помощью искажённого смысла.
Человек – это такая малая частичка Природы, что говорить о какой-то полноте человеческих знаний будет бессмысленно ещё долгое время. Совершенно абсурдно выглядит для человека поддаваться влиянию того, чего в Природе никогда не будет. Однако, человек изобретает и вещи, и знания, и критерии. И не только изобретает, но и живёт ими, принимая их за реальность.
Прежде чем воспевать всесилие и величие человека, не будем забывать, что в сознание каждого из нас имеется прямой доступ гипнотического воздействия. Следуя этим каналом, Что-то очень большое природное, например, Логос, Бог, изменив своё решение о создании Человека, может в один миг отключить всех нас до единого от Источника Жизни, лишив при этом, например, всего лишь сексуальной тяги полов.
Так, среди животных известно множество случаев, когда они целыми стадами или стаями по непонятным нам причинам вдруг кончают жизнь самоубийством. Пассионарность людей открыта Л. Гумилёвым.

стр. 1
(из 19 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>