<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

А чтобы не ошибиться, помни о смерти и о том, что смерть всегда рядом и что она не только жаждет нас, но и помогает нам оценить жизнь.
И потому состояние нашего духовного двойника береги, обращайся с ним вежливо, молись, чтобы он помог тебе и Бог поможет ему, а через него и тебе.
7.6. О некоторых противоречиях
Иногда указывают в качестве противоречий друг другу Христианскую доктрину прощения грехов и идею Кармы как непреодолимой силы.
Думается, что это противоречие кажущееся. Кармическая сила оказывается преодолимой, если усвоить некоторые правила поведения в медитации, приводящие к перерождения человека при жизни.
Карма – это сила связи человека с воплощенными в действия идеями. Бардо дает возможность изменения кармы человека, если только использовать наставления Бардо не только для осмысления смерти и связанных с нею событий, а для существования одновременно с телесным и бестелесного, духовного, в виде своего двойника, живущего своей жизнью параллельно с нашим телом.
Христианство же использует особенности нашей психики для освобождения сознания и души от негативов разными способами, одним из которых является молитва. Для христианина несомненно существует громадная духовная надстройка из субстанции, отличной от материи, к которой он и обращается в своих просьбах.
И в том и в другом случае центр тяжести земного существования и тяжести совершенных грехов человека переносится из материальности в духовность. В то время как для человека с суженным сознанием только материальность и существует на свете, причем, вся тяжесть совершенного им давит ему душу неосознанно, накапливаясь иногда хуже материального. А освободиться от материального, уничтожив его в своей душе, невозможно, как ни уговаривай себя.
Уничтожение психических негативов возможно только из другого уровня, нежели материя. Поэтому человек, даже будучи атеистом, но духовным, не является по большому счету ни тем, ни другим. Он есть и то и другое в своем противоречии, когда в нем уживаются противоположности и они же его дополнительно и очень сильно разрушают.
Не все может быть прощено и в христианстве, так как путь человека, свершившийся к моменту покаяния, изменить нельзя – это чисто кармические силы, но отношение к своему существу, делавшему выбор раньше, изменить можно. Свойство памяти, заключающееся в забывании, вытеснении проблем в подсознание, облегчает человеку его состояние.
Однако этого недостаточно именно в том, что только покаяние разрывает болезненную связь негативов между собой, без которого стимуляция одного из них приводит, как правило, к автоматической стимуляции многих других, связанных с ним.
Некоторые говорят, что через Бардо нельзя достичь духовности. Действительно будет заблуждением, если человек в развитии своей духовности будет полагаться только на пассивное переживание в погружении. Преодоление своих собственных препятствий в материальном мире личности является основным.
Однако так же неправильным было бы и преувеличение значения для развития духовности только преодоления. Знание о Мире попадает к нам разными путями, и путь Бардо не является исключением.
Даже развитие сверхчувствительности у многих людей, до того не подозревающих о подобном, может дать такой мощный толчок к тому, чтобы обращение к Господу было услышано, что человеку как бы ниоткуда дается открытие в озарениях и откровениях.
Усилие, которое необходимо каждому, – это усилие распознания, которое приходит к человеку, стремящемуся к осмыслению получаемых знаний.
Чтобы не возникало кажущегося противоречия в том, что, казалось бы, в одних и тех же условиях достигаются разные или даже противоположные результаты, еще раз уточню, что основой результативности всегда была и есть определенная гамма состояний. Именно определенное состояние человека позволяет ему больше или меньше отождествиться с окружающим нас Сознанием и, манипулируя уже его Суперсостоянием, передавать через него воздействие на высокие уровни Иерархии Вселенной и отдельного человека. Чем достигается такое состояние могущества, определяется самим человеком.
Как указал в своем комментарии к Бардо тодол К.Г.Юнг, противоречия в восприятии людей разных уровней, религий и цивилизаций в основном и являются главным камнем преткновения в осознании смысла перерождения человека.
Категорическое, ортодоксальное, сверхрациональное сознание западного ученого способно, к сожалению, исказить до неузнаваемости суть лишь потому, что из его поля осознания совершенно исчезает такой могучий пласт смысла, который заключен в значительно большем объеме иррационального, чем весь объем известного нам рационального знания.
Весь будущий смысл, пока недоступный человечеству, находится там. Но, во-первых, пренебрежение им ведет к попытке все новое объяснить через старое, что просто абсурдно, а во-вторых, только в иррациональном сокрыта истина будущего, и значит, вся будущая наука и все будущее просветительство.
Как ни парадоксально для множества умов, но в любом живущем на Земле одновременно присутствуют и состояние здоровья, и состояние болезни, и промежуточные состояния. Чем шире сознание человека, то есть чем больше самостоятельность его, тем большее количество состояний представлено в его психике.
Духовные Учения тем и отличаются от просто философского знания именно тем, что несут в себе эту множественность противоречивых состояний и положений, существующих одновременно в человеке, как естественное отражение личности.
Именно поэтому необходимо понимать, что сознание человека не является до конца индивидуально изолированным от Сознания Вселенной, а есть одновременно и оно, только с увеличенной степенью концентрации.
Высшая просветленность Божественного Сознания заключена в каждом настолько, насколько он готов к погружению в состояние Пустоты и Чистоты, которое и несет собой Божественность разума.
Необходимо помнить, что только психологичность жизни может снять любые противоречия, необъяснимые нашей или какой другой философией и теологией. Что касается Духовного, то чисто религиозный подход к объяснению явлений себя изжил своей примитивностью и неисследованием тайн.
Ортодоксальная наука сделала, к сожалению, из рационализма Божество, которому и поклоняется, отнеся все остальное к сатанизму, в лучшем случае – к ереси.
Можно пойти еще дальше и заявить не всеми понимаемую истину: наш разум есть порождение нашей души и Души Мировой.
А поскольку душа рождает состояния, то и разум наш тоже можно причислить к Великому Состоянию, которое владеет способностью оценивать все остальные состояния.
Многие состояния имеют особенностью возбуждать или тормозить, или же по-другому воздействовать на отдельные участки коры головного мозга, почему и становится возможным избирательно влиять через них на те или иные органы.
Множество методов погружения разума в состояния различной тональности только облегчает жизнь и нашу борьбу за выживаемость, хотя, как показывает опыт, сам организм стихийно значительно больше оказывает внимания не выживаемости, а напряжению и вводу себя в экстремальные ситуации с тем, чтобы не терять тренированности в преодолении препятствий.
В конечном итоге как бы мы ни хотели приручить каждую часть нашего организма, она все равно будет обладать какой-то долей самостоятельности, а та в свою очередь подчиняется вместе с тем в равной степени и законам поиска, и законам концентрации.
Среда трансцендентности по своей проникающей способности значительно более пространственна, чем среда человеческой логики, суждений, высказываний. Потому что она духовна и проявлена душой каждого. В этой среде растворяются любые состояний и сама она является основным состоянием Небытности.
Вся гамма состояний нашей души составляет Метаязык Природы, на основе которого существует уже языки нижележащих уровней жизни: образные, логические, межуровневые, научные, математические и другие. Все языки раздеталированны по нисходящей на уровни: трансцендентный, суггестивный, смысловой, семантический, концептуальный, элементарный.
Все Божественное находится внутри нас – “Бог внутри нас”. На этой истине строятся все инструкции в Бардо тодол. В нас живут наши представления о Мире, а значит, и представления о реальности. Отражение нашей души – наши Боги, а все остальное в Мире – это Сознание, распределенное и бесконечное, которое для воплощения в Жизнь наполняется особой энергией Жизни – Временем.
Мы можем через нашу душу взглянуть в Мир и душа через свое состояние – любое, в том числе через разум, – даст нам знать о качестве этого контакта души с Миром. Наше сознание является ровно настолько нашим, насколько оно не наше, а принадлежащее всей Вселенной.
Человеческое сознание - всего лишь часть, связанная с остальным устройством – Мировой Душой – через особый канал связи или канал информации. Качество нашей жизни и зависит от качества этого канала, а состояния есть инструмент для повышения его.
Уровень психологичности христианства до сих пор не оценен по достоинству, а существующие интерпретации его касаются лишь частичности его общей структуры. А потому многие парадоксы психики, наблюдаемые реально и объяснимые в рамках христианства остаются непроясненными.
Эффект перерождения человека характерен при жизни человека для мистерий инициации и посвящения его в тайные члены особого ордена. Для этого отбирали совсем немногих, особо подготовленных людей.
Что же сегодня позволяет мне и другим расширить среду обитания посвященных настолько, что практически каждый человек, желающий изменить свой образ жизни, способен не только окунуться в погружение, но и получить ту якобы тайную информацию, которая раньше хранилась за семью замками?
Я уверен, что сегодня сознание рядового человека преобразилось настолько, что он, даже не осознавая этого, является достаточно духовным и, следовательно, подготовленным понять истину, что все происходящее с ним – это не совсем случайность, это во многом притянутое им самим то, что ему близко и родственно. Бедой же человека является незнание путей проникновения в пространство Мирового Духа, где его духовность получила бы исключительную поддержку и доказательство своей приоритетности над материальным.
7.7. Бардо: архетипы, алгоритмы и комплексы. Универсальность
Наша душа Божественна для нашего разума только потому, что она стоит выше разума.
По этой же причине она для разума иногда просто не существует: чтобы доказать существование чего-нибудь, разум должен оперировать соответствующими категориями, им принятыми. Таких категорий для отражения реалий души в нашем разуме очень мало, так как они почти не сформированы той работой по осмыслению, которая была им до сего времени проведена.
Существование души так же, как и существование Сознания Вселенной не может быть доказано снизу, от логики. Поэтому доказательства высоко уровня входят в нас вместе с определенного рода аксиомами, законами, расширяющими нашу парадигму Веры. Без этого нет и не будет никакого движения вперед.
То, что мы определяем качество своей жизни, руководствуясь исключительно голосом совести и души, причем, до многих доходит этот голос совершенно отчетливо, это уже доказывает как бы само собой существование самой души, но пока не доказывает ее Божественность.
Душа под гнетом тела и обстоятельств рыдает, тревожится, бередит нас. Нам уже ясно, что она потусторонне существует при жизни, не только после смерти. И иногда кто-то из нас меняет вдруг свои взгляды, меняет, более того, парадигму жизни, и становится проводником какой-то новой энергии, невиданной до того другими, склонными к материализации своей жизни.
Это изменение парадигмы жизни, проникновение ее в смыслы высокие, характерное раньше для посвящения адептов как его цель, есть восстановление в правах нашей души, а именно, восстановление ее как Бога в нас.
Рождение человека несет в себе одну удивительную особенность, которая проявляется не только при физическом рождении, но и при перерождении как в посвящении, так и при внезапном озарении глубинного характера. Эта особенность – рождение в сознании, осознание, прозрение, выныривание.
Именно с этого момента начинается у человека проявляться его вторая особенность – обучение, то есть использование для своих индивидуальных целей повторяющихся в его жизни событий.
Основой для восприятия человеком и всего живого служат определенные врожденные комплексы или ненаполненные формы психики, названные Юнгом архетипами. С современных позиций они – это алгоритмы обучения и принятия решений, которые наследуются человеком или животным как часть алгоритмов поведения и которые потом в процессе обучения дают жизнь другим алгоритмам, отбираемым опытом и ситуациями из множества возможных.
К сожалению, в практическом плане среди ученых вплоть до С.Грофа мало что было сделано в том, чтобы применить способность человека к психическому перерождению с помощью собственного его сознания вполне разумным и доказуемым способом, в основном так, как это делалось в древнем Востоке уже много веков подряд.
Убожество философии жизни вызвало к жизни удивительно примитивное изречение, которое можно воспринимать только юмористически: жизнь есть неизлечимая болезнь. Такой подход к осмыслению, точнее, к запрету на осмысление жизни, убивает всякие попытки к пониманию Природы, не важно что ставится во главу ее – Бог, Абсолют, Непроявленное или что-то другое.
Страх оказаться в необъяснимом с их позиций пространстве знаний заставил не одного З.Фрейда отступить с передовой. Многие не преодолели биологизации науки о человеке точно так же, как “свирепым ветром кармы” (Юнг) были отнесены прочь идеи и теории о подсознательном.
Осталось незамеченным, что в Восточных учениях давно существовало объяснение для многих проявлений психики не только при жизни, но и после смерти. Переоткрытие их на Западе произошло недавно в связи с ростом общей духовности людей и полной их неудовлетворенностью теми предлагаемыми им знаниями и объяснениями, которыми веками занимались религии, западная психология и западная философия. Человечество современности своим бытом переросло это слишком суженное знание.
Войти через биологию, снизу вверх, в явления психики невозможно в принципе по закону иерархии. Необходимо допустить второе начало Жизни – духовное – сверху, которое собственно и определяет основу всего живого, все его структуры, и не только психическое.
Поэтому до сих пор ни одна наука не смогла дать хоть какое-то приемлемое для употребления понятия разума, которое достаточно просто вытекает из понятий о душе и состояний ее.
В этой связи нельзя останавливаться лишь на отдельном, личностном, в понимании процессов психической природы. Корни жизни идут от Вселенского Сознания, сверху, хотим мы этого или нет.
Универсальность методов глубокого погружения в аутотрансовое состояние с сохранением самоконтроля состоит в том, что они позволяют любому человеку достичь практически любой степени или ступени Бардо, испытать там богатейшую палитру состояний и переродиться в положительном духовном направлении.
Этот метод сделал практическим и обратимым, казалось бы, совершенно непрактичное и необратимое движение всех Бардо-состояний, как они воспринимались до этого многими исследователями, в том числе и Юнгом.
Практика применения Бардо-состояний такова, что она выходит за пределы погружений или сна, распространяется не только на зрительные образы, но и на звуки, запахи, тактильность, вкус.
Человек, рождаясь, прозревает и начинает наполнять смыслом Природы те данные ему еще до рождения формы – живые архетипы сознания, – которые потом при жизни и после его смерти, размножаясь, дают ему возможность превратить природное нечто в личность, наделенную прежде всего энергией-страстью и волей преодоления.
Если говорить об архетипах как о структурных алгоритмических элементах, то несомненно надо признать, что они существуют до проявления жизни в этом материальном мире и что они наделены частью – элементами – смысла, а вся Вселенная – это пространство смысловых форм, которые в непроявленном или в непознанном виде образуют информацию (В.В.Налимов).
В проявленной жизни важнейшими характеристиками смысловых форм являются их частотность проявления и значимость для безопасности жизни. Уничтожимость, смертность, опасность существования, а также временность всего и вся проявленного в этом мире сильно ограничивает пространство жизни для наблюдения одним поколением.
Однако это же самое позволяет Природе создать бесконечное множество вариантов форм жизни без особых проблем по сохранению безошибочного и по уничтожению ошибок. Надо отдать должное творческим идеям наших Создателей.
7.8. Что не договорено в Бардо
Однако имеется одна существенная особенность Бардо, недостаточно раскрытая в Бардо тодол, – это: после деления сознания одного человека на осколки не объяснено их дальнейшее самостоятельное путешествие. Нельзя объяснить по-другому наблюдаемую нами дивергенцию жизни.
Факт воплощения в новом теле старого сознания сам по себе тоже имеет очень слабое подтверждение, так как чисто информационно человек способен, а многие этим пользуются, считывать информацию о существовании кого-то, в том числе и умершего ламы, из общего информационного поля.
Переводя суть описанного в Бардо тодол на язык, близкий языку программирования, можно сказать, что Бардо символически описало работу некоего алгоритма очищения душ, в котором при достижении определенной чистоты душа или ее осколки выводятся из рассматриваемого пространства Сансары. Только при таком допущении можно объяснить многое из того, что кажется необъяснимым в свете Бардо.
Каждую ночь наша душа уходит в то пространство, где она своя, и каждый день сознание вновь возвращает ее в этот мир, где она чужая. Чем не рождение обновленной души?
И если посмотреть на Бардо через Зеркало сознания, то можно увидеть, что с начала смерти человеку предоставляется столько возможностей для спасения, сколько реальное рождение в физическом теле предоставить не может.
Продвижение сознания по пути Бардо в течение сорока девяти дней после смерти удивительным образом отражает картину нашей жизни в материальном теле. Та же деградация к концу Бардо, как и при жизни к ее концу, настигает человека, если он не нашел в себе сил распознать позитивное и негативное направление дальнейшего пути. Смерть после жизни во многом сходна с воплощением в конце цикла Бардо.
С другой стороны, Бардо описывает некоторые события в привязке ко времени. А это означает, что реальность Бардо не является абсолютно вневременной.
Поэтому Бардо – это промежуточная временная форма существования человеческого сознания, в которой с ним происходят некоторые процессы изменения его структуры, такие, например, как дробление его на составные части, отсеивание некоторых особо чистых частей с тем, чтобы вывести их из процесса циклической очистки оставшегося материала душ, и распределение этого остатка в виде осколков для новых рождений. Каждый осколок сознания – это Ищущий Рождения.
Именно это – поиск рождения является характерным качеством последнего периода пребывания сознания в Бардо. Рождающийся в физическом теле человек имеет самое большое инстинктивное желание жить и в этом свете воспринимает все вокруг. Исключительно редки случаи рождения детей без этого желания. Желание жить настолько сильно в человеке, что часто оно не пропадает до глубокой старости и оберегается таким сторожем, как страх за жизнь.
Поэтому рассматривать некоторые процессы Бардо как наказание, думается, было бы неправильной трактовкой существования в промежуточных состояниях психики.
Появление сознания человека в первые дни после смерти - на той стороне - тоже несет в себе удивительное желание наслаждения и, как бы человек ни поступил при выборе пути Бардо, он все равно идет по направлению к наслаждению, то есть к Красоте.
Конечно, кто-то может сказать, что экспансия жизни на Земле, мол, вызвана тем, что многие на том свете не проходят экзамена на чистоту и потому вновь возвращаются на Землю. Думаю, даже при таком положении нельзя объяснить просто так наблюдаемое нами экспоненциальное увеличение численности человечества.
Считаю, что той вездесущей, психической структурой, которая наследуется и задает определенную форму и направление опыту жизни, о которой говорил Юнг, является Жизненный Поток и его представитель – эгрегор, – о которых я уже высказывался.
Основная задача жизни в том варианте, как она предстала перед нами, заключается в инкубации рассады и создания во Вселенной определенной плотности живого и душевного “вещества”, необходимого для целей Потока и более Высших Сил Природы. То есть Мир, в котором мы живем, – это лаборатория по синтезу новых веществ материальной и психической природы и их единства.
Существует еще одно замечание о неполноте текста Бардо. В реальности оказывается, что тяжелые психические и психосоматические заболевания излечимы методом глубокого погружения.
Этот вывод, полученный чисто практическим путем на многих тысячах больных, не согласуется, в частности, с мнением того же Юнга, как и многих других ранних исследователей трансовых состояний, которые считали чрезвычайно опасными сами погружения из-за того, что поведение человека в них сильно напоминало им поведение психотического больного.
Спору нет, относительно поведения человека в погружении это действительно так. Но разница между больным психозом с неконтролируемым поведением и человеком, сознательно идущим в погружение с полным самоконтролем самочувствия, и состоит именно в этой самой степени самоконтроля.
Конечно, значительную роль играет в процессе погружения тот, кто сопровождает больного, но во все времена фигура врача значила для больного очень много. В наше время дело облегчается тем, что многое теперь перекладывается на плечи самого больного и еще больше зависит от его понимания сути процесса.
То, что З.Фрейд называл истинным вместилищем беспокойства – Эго, – является сегодня источником не просто устойчивости человеческого организма, а сверхустойчивости. И лучшим доказательством этому служит освобождение человека от неизлечимых болезней способом, который кроме как духовным назвать трудно.
Диссоциации личности (расщепление, размножение) можно довести до нормы обычного человека, если с больным подобным расстройством провести неоднократные погружения под контролем сопровождающего и постараться многопланово объяснить результат.
Как требование сна со стороны нашего уставшего тела ведет к последующему нашему погружению в сон и этим освобождает нас от усталости, следовательно, и от безумия недосыпания тоже, так и в случаях тяжелых заболеваний погружение в транс спасает многих и многих от тяжелейших последствий и преждевременной старости.
Этим достигается совершенно безопасный, безболезненный и парадоксальный эффект, который кроме как с эффектом, наступающим после правильно проведенной шокотерапии, сравнить нельзя.
Думаю, что прав трижды Юнг, когда писал: “Серьезный читатель должен спросить себя, а не могло ли быть так, что эти мудрые старые ламы, в конце концов, поймали отсвет четвертого измерения и сдернули малость покрывало с величайшей тайны жизни?” Все пути ведут именно к такому выводу, но только не в форме вопроса, а в форме утвердительного ответа. Культ смерти человечества, необъяснимый только лишь одной памятью об умерших, до сих пор недвусмысленно указывает нам на такое особое положение нашей души как в этой жизни, так и после нее, что невольно ловишь себя на мысли о том, что в своих погружениях и в погружениях своих подопечных проникаешь именно в это самое четвертое измерение существования человека в виде жизни его духовного двойника.
Может оказаться, что и регулировать численность человечества на Земле можно еще одним методом: возвращая на перерождение меньшее количество и отправляя в Поток Жизни большее количество душ. Но для этого необходимо осознать многим и многим, что жизнь тут, на Земле, в нашем материальном теле далеко не заканчивается, и исчерпать ее, наверное, будет просто невозможно, – ведь мы попали в круговорот частей Природы, из которого выход есть только чистым душой.
И оказывается, что совершенствование человека, провозглашенное во всех Духовных Учениях, состоит не только в кольце воплощений, но и в Высшим Свете Мировой Души тоже. Этот Свет пополняется за счет чистых человеческих душ или их осколков.
И из того, что сегодня можно отнести к неизменяемому на этом и на том свете, можно указать только душу или осознание Духа человеком. Следовательно, душа относится к инварианту Природы, к ее смыслу. А смысл, накапливаемый человеком, – это нечто совершенно неизменное, постоянное, существующее без времени и без пространства.
Бардо тодол дана была нам, людям, для того, чтобы мы стали более духовны и более совершенны. Самые совершенные не возвращаются на Землю.









Глава 8
ПСИХОЛОГИЯ ЦЕЛОСТНОСТИ
8.1. История о детском страхе и мечте взрослого
Передо мной женщина с двойным именем: в паспорте имя и отчество одно, а называют ее по-другому. Мы же условно будем называть ее Р. Замечательна эта история тем, что в отличие от многих и многих других людей Р. живет детскими страхами перед своим отцом, став уже бабушкой сама.
Ко мне она обратилась после двух операций по удалению опухоли пищевода, которые не принесли ей облегчения. По-прежнему она не может есть твердое и по-прежнему ощущает в груди давление, мешающее жить постоянно.
Кроме опухоли в районе пищевода я обнаружил опухоли и в желудке, и в толстом кишечнике, причем, в желудке проблема была настолько серьезна, что я сказал ей об этом, ничего не скрывая. Не стану утомлять читателя ее проблемами, отмечу лишь, что передо мною была очень волевая на вид женщина невысокого роста, очень любящая жизнь, романтическое желание которой построить свой дом в деревне еще так сильно жило в ней, что когда она говорила об этом, глаза ее загорались и она вся преображалась.
Конечно, ее настрой на жизнь удерживал ее на плаву давно. Другая на ее месте уже давно остановила бы свои часы. Но она жила мечтою о том, что когда-нибудь она сядет в своем доме в тишине и в спокойствии, а не так, как было дома: в двух маленьких комнатах ютились сами впятером и постоянно проживали приезжие родственники. Она старалась свернуться где-нибудь в углу, быть незаметной для всех, особенно для отца - тирана и деспота.
Но больше всего донимали ее обиды. Она насколько могла, старалась сопротивляться им и не показывать виду окружающим. Однако по ночам они захлестывали ее и часто под одеялом она плакала среди ночи.
Я пишу эти строки, когда нас с нею разделяет время уже в несколько недель, но и сейчас ощущаю ее проблемы, выливающиеся в такое сильное и патологическое сдавливание горла и всего горлового комплекса, что я понимаю, насколько нечеловеческие усилия должны быть ею предприняты, чтобы справиться со своим заболеванием.
А есть ли заболевание в чистом виде? Конечно, почти каждый уже понимает, что болезнь этой женщины связана с ее психическим комплексом, с неправильным поведением отца, с неправильной ориентацией ее в последующие годы на поддержание в себе негативных реакция обиды.
Есть ли выход в этом случае? Обнадеживать человека - не в моих принципах. А как расценит наш контакт сама женщина, покажет время.
8.2. Психология бытия - шаг вперед
Психология бытия или онтопсихология отличается от других направлений психологии тем, что описывает отношения человека к Миру и к себе так, как это понимает средний человек, не мудрец, что особо подчеркивается ее создателем А.Менегетти. Достоинства ее и ее же недостатки проистекают именно из этого, поскольку она не старается объяснить Мир сложными категориями, как это, например, делается в восточной психологии и философии. Онтопсихология в отличие от других направлений психологии стала укрупненно рассматривать влияние на человека всего мироздания.
Она вобрала в себя глубинное знание как отражение основных частей человеческого организма и организма общества в их взаимосвязи. Этим объясняется ее высокая результативность. То, что многое представлено в ней упрощено, говорит лишь об отсутствии на настоящий момент адекватного языка, описывающего как части, так и связи в целостной структуре единства человека и среды.
Однако, чтобы она развилась как наука, необходимо не только изъясняться на понятном и простом языке, но и просвещать непросвещенных. Осуществлять прогноз – это основное свойство науки, которое проистекает из понимания процессов, происходящих в частях знания-организма, который она описывает. Как оказалось, ее прогноз, относящийся к лечению определенного круга заболеваний, достаточно надежно осуществляется, если не нарушать некоторого авторского соглашения с теми, кто будет использовать ее подходы и методы.
Поскольку же онтопсихология ограничилась лишь констатацией существующего на сегодня энергетического представления жизни – отражением картины Мира, суженного по-своему, – то и манипуляции частями ее представления не выходят за пределы, ограниченные упрощенными бытийными отношениями. По замыслу ее создателя она и не должна претендовать на большее.
Для новой науки, как для любого вида человеческой деятельности, основополагающим в развитии оказывается время ее появления. Именно это качество позволяет сейчас говорить о новом этапе развитии западных психологических наук о человеке, отраженном, в частности, и в онтопсихологических подходах.
Нет необходимости особенно преувеличивать ее достижения как любые временные достижения. Во многом она опирается на представления, известные на Востоке несколько тысяч лет.
К сожалению, практические ее успехи больше связаны не с ее теоретическими построениями, а с той хорошо развитой общечеловеческой системой взаимоотношений, которую она использовала как основу, каркас, для практики и которая не получила должного отражения в ее теории из-за слишком большого ограничения теоретических посылок и теоретических действий и слишком суженного поля исходных постулатов.
Необходимо понимать, что сужение любого спектра любой науки до жестких рамок, а в данном случае до законов действия в значительной мере не проясненного механизма подсознательного в человеке, всегда и очень скоро наталкивается в своем развитии на границы собственного определения. В своем развитии любая наука рано или поздно выходит на противоречия ее границам той сути, которая начинает открываться постепенно в расширении ее деталей.
8.3. Интуитивная психология - начало психологии целостности
Любое современное направление науки, любое современное знание должно базироваться на некоторых основных положениях открытых систем, чтобы не повторять историю в превращении их в закрытые религиозные общества с агрессивным уклоном вплоть до физических расправ с инакомыслящими.
Одной из таких важных особенностей является своевременная смена или обновление научной парадигмы, то есть набора постулатов и аксиом, синтезирующих начальную систему верований и знаний как на основе доказательств, так и без них.
Онтопсихология и явила миру такую перемену психологической парадигмы, которая дала ей возможность, практически находясь в рамках классической психологии, достроить это здание классики до нового уровня, используя уже хорошо зарекомендовавшие себя к этому времени подходы интуитивной психологии.
Интуитивная психология является стихийно возникшим направлением науки, долгое время не признававшимся официальной наукой, базирующаяся на расширенном, общефилософском фундаменте знания, уходящим своими корнями в эзотерическое прошлое многих современных наук.
Не сформулировав этого, невозможно понять суть этой науки и объяснить значительное допускаемое онтопсихологией мистическое наполнение, которое во многом просто принято ею в свою парадигму без каких бы то ни было обоснований.
Нельзя рассматривать любую науку о человеке, а тем более психологию, в отрыве от среды погружения личности и от специально проводимого анализа связей отдельных частей и компонентов личности между собой и со средой.
К сожалению, онтопсихология тоже не миновала многих искажений из-за ее неоправданной, я бы сказал – полуклассической, половинчатой, обособленности, явно вводимой основателем этой науки и имеющей происхождение в слишком сильной связи ее корней с классической психологией и философией. Во всем этом сквозит желание ее создателя обособиться от слишком больших сложностей интуиции и часто ограничить себя чисто практическими рамками работы с пациентами.
Практика применения онтопсихологии в основном ограничилась ее автором лечением неврозов, шизофрении, некоторых серьезных психосоматических заболеваний. Она претендует на открытие в каждом человеке энергетического ядра, образующегося его собственной волей и проявляющегося во всех физических и психических процессах человеческого организма.
К сожалению, в онтопсихологии по определению ее автором недопустимо смешаны в одно качества разных уровней иерархии Природы и Жизни: сознание, душа, сомнения, воля, неудовлетворенность, сновидения, здоровье, болезнь, симпатия, антипатия, юмор, темперамент, инстинкты, желания и так далее.
Нельзя претендовать на обобщение, которое нам в конце концов преподносит автор онтопсихологии, на основе эклектики знаний и нельзя вырывать какой-либо вид науки из общего целостного организма знаний о Мире, иначе его постигнет та же участь, что и другие ограничивающие себя области знания – смерть. Нельзя, претендуя на роль лидера наук психологии, отбрасывать исключительную сторону бытия – духовную, сводя ее к некоей неясной психической деятельности.
Современное знание потребовало более четких формулировок, выделяемых в поле рассеяния их действий – в среде. Называть душу формой сознания, как это делается в онтопсихологии, можно, лишь если душа есть подчиненное или равное сознанию состояние. Можно, подразумевая такую их подчиненность, очертить пограничные владения действия их такой взаимосвязи.
При формулировании любой парадигмы, необходимой для построения на ее основе теории какого-нибудь теоретического объекта, требуется учитывать такой замечательный факт теории размытых иерархических систем, что нечеткость или стохастичность, или случайность, наблюдаемая в объекте, должна, конечно, описываться функциями, полями, множествами, системами и тому подобное, учитывающими иррациональность объекта, но вместе с тем, эта иррациональность со временем должна все же сниматься и превращаться в рациональность знанием, теорией следующего уровня иерархии знаний.
В этом свете, конечно же, формулирование основ онтопсихологии общими понятиями, без конкретики высшего синтеза, резко снизило качество этой науки и во многом свело ее к тем же нечетко сформулированным народным приемам и восточным размытым философским рассуждениям.
Однако в оправдание такого подхода я хочу сказать, что задача преподать новую современную психологию, которая во многом является просто философией жизни, меняющей кому-то образ жизни и мышления, является практически неподъемной для одного человека. Менегетти начал и открыл новую эру в развитии западной философской психологии как истинной науки.
8.4. О сознательной эклектике основ
Если быть более точными, то душа и сознание человека – это не только сущность и форма, но эти понятия отражают изменяющуюся со временем суть парадигм целых теорий и на их основе – употребление этих понятий в обиходе и науке. Думаю, что никогда душа не будет в подчинении у сознания, так как душа критериальна по отношению к сознанию.
Онтопсихология не избежала излишней неопределенности в раскрытии смысла Ин-се, откровенно отдав это на откуп доморощенным мудрецам. Совершенно неудовлетворительным является, по моему мнению, утверждение о неосознаваемости энергетического ядра Ин-се сознательным Я как внутренней стороной личности человека уже хотя бы потому, что наше Я все-таки ведет тему обсуждения Ин-се.
Точно так же поэтому и утверждение, что энергетическое ядро создается за счет воли человека, следует признать с большой натяжкой непротиворечащим такому утверждению, как то, что оно рождается вне человеческого организма еще до рождения самого человека.
Это энергетическое ядро - Ин-Се - может быть частью сознания, но Сознания Мира. Тогда многие противоречия и недоговоренности в несоответствии использованных в онтопсихологии атрибутов учений Востока исчезнут сами собой, а многое запутанное в онтопсихологии само выстроится в стройную систему знаний.
В онтопсихологии провозглашена как одна из сторон ее парадигмы принципиальная невозможность установления контакта человека с собственным Ин-се. Эта аксиома принята на основании якобы преобладания в жизни современных людей социально-правового детерменизма: сущность хороша в той степени, в какой она полезна системе.
Спору нет, полезность или необходимость элемента системе во многом объясняет смысл существования этого элемента. Но в данном случае речь идет о таком “элементе”, который является во многих аспектах своей жизни как самостоятельным, так и одновременно и подчиненным самой системе. В приведенной же последней аксиоме новой психологии эта самая самостоятельность существования человека не учитывается.
Сегодня мы не можем сказать наверняка, зачем Создателям потребовалось, чтобы человек был настолько самостоятелен, – видимо, каждый человек выполняет пока не понятое нами какое-то свое задания на этом свете и от качества выполнения этого задания зависит что-то совершенно принципиальное в будущей Природе.
Не вдаваясь сейчас в подробности обсуждения причинности, лишь напомню, что причиной подобного, на мой взгляд, является будущее соответствие человека некоему образцу, отрывочные сведения о котором доходят до нас из Духовных Учений.
Контакт со своей сущность развивается в человеке естественно и независимо от него, свыше, то есть от более общей, чем сам человек, формы сознания. И этот контакт существует всегда, как всегда существует человек как сложная структура, включающая в себя и эту высшую форму сознания. Сама онтопсихология не только не отрицает этого, но наоборот, строит свое здание на этом понятии, то есть на понятии энергетического ядра – Ин-се.
Ограничения со стороны системы социально-правового детерменизма на контакт одной области сознания человека, не подчиняющейся ему, с другой областью, есть если не абсурд, то от начала до конца плод иллюзии людей, причем, иллюзии явно временного характера.
Ставить наличие контакта со своей сущностью в зависимость от воспитания и культуры, как это делается в онтопсихологии, значит, поставить первичность возникновения нашего внутреннего критерия с ног на голову, так как никто же не будет отрицать, в том числе и онтопсихологи, врожденности в человеке критериев созидания, Гармонии и Красоты.
Воспитание или культура могут лишь сильнее или слабее проявить Критерии в конкретных реализациях человеческой деятельности, потому что само воспитание и сама культура являются детищами этих Критериев.
И если говорить о социальной шизофрении, то необходимо не упрощать ее причинность, сводя все к аспекту существования, бытия – экзистенциальности, а показать корни ее в других планах и уровнях иерархии существования.
Шизофрения как “разделенный разум”, к сожалению, трактуется в онтопсихологии принципиально мало отличимой от общепсихологического определения. Отличие состоит лишь в том, что учитывается лишь некая запрограммированность человека неким монитором, не являющимся частью организма, который якобы и вносит противоречия между личностными требованиями бытия и требованиями социума.
Действительно, очень легко можно противопоставить личностные и общественные требования, если рассматриваться человека в его изолированности от природной иерархической системы, обеспечивающей сложное, но естественное единство, а не противопоставление, требований личностного характера и требований социума или Жизненного Потока. Это понимание не является простым, поэтому я уделяю ему достаточно много внимания.
Разноуровневые требования к человеку не могут быть выведены друг из друга, потому что они подчиняются действию разноуровневых критериев, созидающих некую иерархическую систему воздействий, манипуляций, законов, приводящих к появлению определяемых ими качеств человека.
Эта критериальная разноуровневость управления человеком и в человеке и создает мнимую противоречивость в его поведении и в отношении его к социуму, трактуемую примитивно как принципиально вредную для личности.
В данном случае как раз принципиальным является обратный вывод – Гармония Природы в человеке есть обязательная и хорошо наблюдаемая природная реализация таких многоуровневых “взаимнопротиворечивых” требований.
Решение человеком множества природных задач, составляющих его многоуровневую реальность существования, принципиально не может быть сведена к простым горизонтальным противоречащим якобы “природе самого человека” требованиям личности и социума.
Уже в этом видится автору настоящей книги существенное, если не вообще тупиковое, ограничение парадигмы онтопсихологии, приводящее к неправильной трактовке поведения человека с точки зрения расширенного подхода к явлениям Природы и к необоснованному нагнетанию в своих рассуждениях мистического антинаучного начала, а именно непознаваемости, неконтролируемости и непроявляемости как Ин-се, так и многого другого основополагающего в ее парадигме.
8.5. Шизофрения - нарушение целостности личности - как ключ к новой психологии
Не все так просто в объяснении природы шизофрении, потому что корни этого заболевания находятся не столько в антагонизме личного и общественного, сколько, и преимущественно, в характере личности как полиличности, а не моноличности. И онтопсихология сама себе противоречит, когда берет на себя смелость и объясняет возникновение одной из выделенных ею двух сущностей человека при шизофрении только за счет внешнего по отношению к нему социума, внедренной этой сущностью в психику и сознание человека, и ставшей антагонистом его первоначальной сущности Ин-се.
Думаю, что является принципиальной ошибкой сводить проявление многих личностей в сознании человека к одной. Любая наша мысль – это своя особая личность. А приведение всех мыслей к одной означает создание такого суженного сознания, что человек, носитель его, наверняка будет представлять смертельную угрозу другим своей идеальной паранойей.
Ранжировать существующие в сознании человека личности с их голосами – вот, видимо, та задача, которую должен поставить перед собой настоящий исследователь. Но ранжировать означает одно: вернуть больному человеку его изначальную критериальность в оценке фактов, мыслей, суждений и другого, того, что он может встретить в своей жизни с разных точек зрения: хорошо – плохо, первично – вторично, ценно – неценно.
В сознании человека находится множество микроличностей, составляющих его полиличность с хором голосов, включающим голоса каждой этой микроличности. И только по тому, как выделяется из этого общего хора какой-нибудь один голос или, например, как при шизофрении, два равнозначных для анализатора сознания голоса, можно говорить о том, насколько человек подвержен единственности или двойственности своего поведения.
Не секрет, что бывают натуры не только двойственного, но и тройственного и более полиличностного исполнения, поведения. Объяснить их появление только лишь влиянием антагониста-социума даже с онтопсихологических позиций невозможно. Поэтому в данном случае автор настоящей книги уверен, что для рассмотрения полиличностного характера человека лучше вернуться к точке зрения на парадигму психологии З.Фрейда и к восточным представлениям о психике человека как к пространству, населенному множеством Божеств – желаний, ограничений, мыслей, совести, интуиции, опасностей, мудрости и других.
Целостность личности и ее нарушения определяются не единственностью или множественностью личностной сущности человека, а отсутствием или присутствием нарушений в отношениях, связях между внутренними сущностями в одной личности.
Как бы мы ни определяли взаимоотношение между личностью и социумом, взаимодействие личности с обществом всегда происходит только через те структуры, представления, программы, которые заложены или воспитанны в представлениях человека или в его реакциях как в результате воздействия общества на него, так и в результате его же собственной сознательной деятельности.
Проверка человеческих отношений только по плодам имеет один существенный системный изъян, если учесть, что человек запрограммирован как система прогнозирующая. Таковая, она обладает способностью выхода из новых или неопределенных ситуаций, когда конечный результат – плод – может только программироваться на будущее как прогностический образ, соответствующий желанию или реалии. Именно по информации об этом образе, полученном в своем воображении как иллюзия, человек способен изменить свое решение, не дожидаясь созревания “плода”.
Духовные Учения тем и отличаются от логических умозрительных построений, что они дают человеку на тот период, когда возникают, новые знания для целей прогноза, необусловленные полученным опытом добывания плода.
С одной стороны, Менегетти утверждает, что все, что мы говорим и думаем о себе как о Я, создано другими: семьей, школой, средой. Однако тут же, с другой стороны, он вводит в обиход понятие о некоем “семантическом поле”, восприятие которого позволяет человеку знать о любом действии, даже невидимом, которое имеет к нему отношение в среде. То есть фактически он ввел обычное понятие о ясновидении человека.
К сожалению, я вынужден констатировать еще раз о противоречии принципов онтопсихологии, построенных, по моему глубокому убеждению, на ложных посылках об истинности только того, что является идентичным каждому отдельному человеку, в связи с чем все, что отличается от нас, даже хорошее, должно быть уничтожено, так как в любом случае оно – против нас.
8.6. Психология целостности - наука сегодняшнего дня
Настройка организма на Природные критерии качества поведения и реагирования может осуществляться сознательно и целенаправленно с помощью перехода человека на новый вид мышления, логика которого в любом своем действии начинается от исходных Духовных Вершин Жизни.
Однако согласно авторской теории паразитизма всегда будет существовать в любом сообществе живых организмов класс организмов, неустойчивых к повышению объема информации, который в силу своей слабости и сверхчувствительности не сможет подняться до уровня совершенствования. Количественно класс подобных организмов-паразитов воспринимается как инерционная и умеренно противодействующая движению часть Среды биомассы с сильно ущербным сознанием, направленным только на поиск донора. Вампиризм, как гиперпаразитизм, в любом виде отношений приводит в отличие от простого паразитизма не только к снижению творческих кондиций Жизненного Потока, но и к уничтожению вампиром своего донора.
Единственным методом жизни человечества на Земле является, по мнению автора, метод восхождения по смыслам, то есть Духовный Путь Человечества. Самоисцеления, во множестве наблюдаемые, есть следствие реализации возможностей человеческого организма, в принципе концентрирующего в себе все встречающееся в Природе и способного своим сознанием подняться до любого уровня Сознания Вселенной.
Повышение степени осмысления Природы приносит понимание ненаполненности смыслом теорий и практик, основанных на чисто информационном, то есть обессмысленном, подходе как на парадигме лишь формализованных преобразований. Прогностичность, как основной результат математики и других формализованных наук, можно понимать как причинность Мира, идущую к нам из будущего и обусловленную требованиями Жизненного Потока, предъявляемыми к человеку и человечеству.
Психология целостности, уже войдя в двери науки, стала необходимым требованием современности.





Глава 9
О СМЕРТИ И МНИМОМ БЕССМЕРТИИ
9.1. О потере желания жить
Тело смертно. Душа – бессмертна.
Мы живем с тайной мыслью, что все вокруг никогда не кончится, значит, и разум тоже бессмертен?
И в то же время измученные болью или старостью жаждут смерти. Но опять – для тела.
Мудрецы умерли, перестали существовать, а их мысли живы. Следовательно, кто хочет бессмертия, тот преумножает и очищает разум.
Мой Ангел подсказывает мне, в чем мое бессмертие. Так и каждый, кто хочет, может услышать своего Ангела. А мой закрывает передо мной те двери, которые могут поглотить меня, оторвать от моей задачи. Знания такого рода – подарок, и принять его надо с благодарностью.
Я побывал в двух домах.
В одном из них мучается восьмидесятилетний старец, за свою жизнь удачливого архитектора вознагражденный материальными благами, почестями и относительно крепким здоровьем. Он побывал в лагерях, тюрьмах, но не утратил человечности даже сейчас, когда изнемогает от боли во всем теле.
Он никогда не обращал внимания на тело, оно функционировало у него автоматически, а, оказавшись в теперешнем состоянии, он готов, кажется быстрее уйти из жизни, только чтобы самому ничего не делать, ничего не предпринимать для уменьшения боли.
Он не озлобился, не обвиняет белый свет в своих грехах. Он радуется, когда я прихожу к нему. Он очень хочет испытать опять то состояние, когда у него пропали вдруг боли после моего с ним занятия. Он уговаривает меня повторить, а я хочу, чтобы он сам хоть что-нибудь предпринял для своего спасения – помолился, настоял перед родными на вызове кардиолога, как советую ему я, – ведь у него сильная аритмия и очень ослаблено сердце, – но, главное. чтобы он сам спустил ноги с постели и подвигался, благо это он может еще делать, но не желает.
Что это – проблема воли?
Если это так, то та же проблема и у женщины, обиженной на весь белый свет за ее болезнь. Правда, по диагнозу – рассеяный склероз – она неизлечима.
И она не смирилась, только ее зло направлено на других – на ученых, что не придумали, как лечить, на врачей, что ее бросили, на дочь, которая устала ее переворачивать, на меня, что я пришел к ней и предложил найти в себе нечеловеческие усилия и преодолевать беспомощность и боль.
Я был готов проводить у ее постели по много часов, но только чтобы она сама хотя бы начала что-то делать – ведь руки ее действуют и верхняя половина тела тоже. Начни с них – укрепить можно – и захватывай все дальше и дальше вниз к ногам. Нет сил. Сил души или чего?
Память услужливо выбрасывает картины наших занятий со Стасом. Он упал в бане, проехал спиной по кромке полка и через год стал чувствовать, как начинают отказывать руки и ноги. И полная неподвижность через несколько месяцев. Он хотел жить. Помогла жена. Занятия у Дикуля, потом со мной, и вот он уже зашагал, а вот забегал. Вот болезнь стала отпускать и руки, но пока слабо. Стас занимался по шесть – восемь часов в день только физически. Он нашел в этом смысл.
Я много видел немощи, сам пережил ее. Хочу понять, почему так тянет в нее многих болящих? Почему меньшее количество тех, кто преодолевает боль?
Учения Духа из “Святой Скрижали” несли человечеству Будда и Моисей, Христос и Мухаммед, пророки и святые, Махатмы и ученые. Религиозные знания – это только начало Святого Пути человечества в восхождении его к Вершинам совершенствования.
Убийства, агрессия, естественная смерть, самоубийства и мысли о невыносимости бытия – насколько угодно Богу то или иное?
Убийство осуждено: “Не убий!” Грех самоубийства непрощаем: прощается живым. Разве в этом прощении не заложена особая сила жизни?
Агрессию требуется переплавить в любовь: “Возлюби врага своего”. Богу угодно, чтобы человек жил дольше.
Страх смерти – запрет для тех, кто не понимает и не принимает смерть.
Насильственная смерть – логичное завершение цепочки действий будущего убийцы, состоящих из детского эгоизма, его развития или замораживания в Зеркале отражения среды и взрыва аффективного состояния в неприятии другой личности.
Мы привыкли скрывать смерть, ее истинное положение.
Привыкли загонять мысли о смерти подальше и этим вырастили страх перед нею, который оказался больше жизни.
Конечно, мы живем настоящим – так не просто легче, это принцип традиционной психотерапии. И где-то это правильно, потому что оно облегчает нам жизнь. Но не всегда же легче означает, что так и надо.
Конечно, нам подсказывает душа о бессмертии, но ведь тело, разум и желания могут в любой момент завершить свой путь.
Страх смерти часто бывает причиной ненависти и агрессии, гнева и ревности.
Тело и разум могут закончить свое воплощение в личности одновременно, когда мотор желаний остынет.
9.2. Три вида жажды желаний
Древние знания открыли истину: человек имеет три вида жажды желаний.
Жажда рождения. Это то, что человек, как правило, не помнит и не осознает, но может осознать, если войдет в то состояние сознания, которое он имел непосредственно перед рождением в утробе матери. Притянуться, соединиться и развиться – эти желания сперматозоида и яйцеклетки может осознать любой.
Жажда жизни. Это то, что человек назвал бы полнотой жизни, удовлетворением критериев, воздействующих через ощущение удовольствий, через чувства, через контакты и от реализации и воплощения желаний. От стремления к полноте жизни происходят многие негативные явления, такие, как, например, жадность, если полнота жизни осознается человеком как процесс, требующий максимальной скорости наполнения некоего сосуда жизни.
Жажда перерождения как накапливание разумного желания. Это то, что толкает человека к сознательному желанию роста духа и к сознательному поведению.
Часто у больных или измученных старостью людей возникает непреодолимое желание смерти. Это и есть жажда перерождения, растущее желание явиться в новом воплощении.
Смерть перестает существовать для тех, кто познал ее смысл или накопил желание перерождения. Смерть – граница перерождений.
Но человеку не обязательно умирать в физическом теле, чтобы переродиться. Можно назвать перерождением и то, что происходит иногда в клиническом варианте смерти. Возвращение же из состояния клинической смерти возможны не у всех, а только у тех, кто способен ( ! ) воспринять сам переход как перерождение, оценить душевный подъем при этом. Осознавшие это понимают, что они выбраны из многих, чтобы, получив очищение и прощение грехов, фактически зажить заново по-другому.
Степень осознания человеком действительности сегодня такова, что уже наука ставит вопрос о другом состоянии сознания у человека после его клинической смерти, о перерождении сознания. Такой человек совершенно по-другому воспринимает реалии, материальный аспект которых перестает играть ведущую роль, потому что этот человек теперь осознает и другую сторону жизни – духовную.
Если человек страшится смерти, то для такого перерождения при жизни может и не быть.
Кармические нарушения проявляются в личности страхом и агрессией. То и другое осознается наполовину – не всегда человек способен противостоять натиску собственного негативного желания, но лишь его собственные усилия способны еще при жизни создать условия для возможного перерождения с ослаблением кармического отягощения.
Перерождение же может быть достигнуто не обязательно только в состоянии клинической смерти. Глубокое погружение в аутотрансовое состояние в сопровождении другого способно произвести то же самое, но при условии готовности человека в его нравственном отношении. А это в том числе и готовность принять смерть в любой момент.
Отношение к смерти у нас особое. Оно в нас не воспитывается специально и потому превращается в закостенелый страх в начале осознания. В детстве нет ей места, если человек не попал в особые условия знакомства с нею. И только интерес к потустороннему миру может подтолкнуть нас на более близкое знакомство. Но мир деятелен и созидателен, а смерть по нашим понятиям – это полное разрушение.
Мы не можем принять условия смерти еще и потому, что давлеет над нами мысль как приобретенный инстинкт – только накапливать и накапливать, а смерть делает накопление невозможным.
У некоторых, правда, развивается патологическое ощущение времени как особой ценности в жизни и превращают они свое время в деньги или в знания.
9.3. Абсурдность жизни и смысл смерти
Медицина не может нас просветить – что же такое смерть, в чем ее смысл? Медицина религиозна более, чем другие занятия, она не желает изучать смерть. Но чтобы понять, что есть жизнь, это необходимо.
Нами воспитано в себе уважение к тайне в виде страха перед ее действием: змей-горыныч может прилететь, если открыть дверь. Забывается почему-то, что смерть все равно прилетит.
Страх мистики покрывает знания, он останавливает нас перед получением знания о смерти.
Мы становимся старше, и мысли молодости уходят сами, зрелому возрасту легче привыкнуть к тайне, а в старость вступаем, не разобравшись в том, чего ожидать от будущего.
Старческий страх смерти противоестественен и жалок. Умирание – постепенно и человек изучает его каждый на собственном опыте, мало добавляя в общую копилку знаний.
Мы медленно умираем, а родным нет дела до нас, как не было дела раньше и нам до других. Мы все живем анархией жизненных ожиданий. Нас несет поток жизни, но что это –Жизненный Поток Вселенной, –мы не можем догадаться, чтобы понять его законы.
Старик или больной излишне смиренно принимают “кару” жизни, путая естественность умирания с пассивностью своего положения. Произошла подмена смысла жизни и в связи с этим – истинности: упор жизненных усилий в старости переносится с движения вперед, с развития – на процессы торможения движению.
Подмена актива пассивом всегда неестественна, сектантна, раздражающа. Особенно когда поставлена задача перед человечеством достичь бессмертия, а пока – увеличивать продолжительность жизни.
Какая абсурдность! Жизнь в старости потеряла смысл и ничего не делается, чтобы его вернуть. Такое искореженное сознание делает совершенно бессмысленным бессмертие, ведь смыслом старости становится ожидание смерти как отдыха от тяжести жизни.
Бессмертие абсурдно – вот логика сегодняшнего человечества.
Более того, бессмысленность воспитания, того, которое делает из детей таких стариков, только подчеркивает стремление человечества к смерти, жажду ее как можно раньше.
Ощущение бессмысленности бессмертия породило противоположное – максимальный смысл смерти. Это противоречит всем духовным учениям.
Человек сам себе придумал безвыходность жизни, взял на себя грех заявить о смертности и реализовал это, не пожелав разобраться, правильно ли это. Эта безысходность в ожидании смерти делает бессмысленными любые попытки покаяния как очищения души от груза грехов перед перерождением. В таком случае совершенно бессмыслено перерождение человека. Бессмысленна точка зрения о продлении жизни и лечения болезней.
Лечение часто, очень часто, воспринимается как получение чуда без приложения собственных усилий больного, который в глубине души неосознанно подразумевает, что оно все равно бессмысленно. Так как нет надежды на бессмертие.
Бессмысленность жизни противоречит видимым даже безо всякого усилия энергиям жизни сущности желаний.
9.4. Игры на выигрыш
Человечество слишком привыкло относиться к жизни как к игре на выигрыш для себя лично, игнорируя выигрыш другого, даже, более того, развив дикую привычку выиграть за счет другого, обманув его. Но обманывая ближнего, обманываешь себя – завтра он обманет тебя в большем.
Игры на выигрыш для себя преступны, так как воспитывают преступников. Преступления обессмысливают жизнь, делают ее конечной, смертной.
О каком смысле бессмертия можно говорить, если старики и больные становятся изгоями, балластом общества, пустоцветом, врагами!
Польза от старости может быть, если старость поймет необходимость перерождения.
Человечество, заглядывая в завтрашний день – в день наступления болезней и старости, – ненавидит само себя, становится своим врагом. Но ведь есть же заповедь – полюби врага своего.
Воспитание детей – воспитание себе подобных. Вот откуда наша вселенская беспомощность перед детьми: не может неразумный воспитать разумного.
Сознание современного человечества – это сознание невоспитанного ребенка, принимающего абсурдность как необходимость. Таким необходимым элементом жизни для ребенка является игра – инструмент познания и моделирования мира в его представлении.
Игра на выигрыш – это всегда воспитание эгоиста, эгоцентриста и агрессора. Это воспитание преступника в душе, разрушающего собственную безопасность: беря только себе, такой человек снижает потенциал среды, его охраняющей.
Эгоизм абсурден, он создает только видимость защиты, он сам воспитывает враждебность среды к себе, не обеспечивая ее рост.
Принцип Игры всегда историчен – его время детство. Там, где он выделен, идет исследование среды и себя. Игра – строительство Зеркала Жизни.
Игра – это посыл желания и получение отклика, это построение реальности, это поиск.
Игра – осмысление. Играет котенок или ребенок, но одинаково происходит познание мира, познание своего места в нем, приспосабливание к нему, происходит поиск логики действий в материальном мире.
Абсурд как отсутствие логики, противоречивость, всегда открывает новые возможности в изучении, подталкивает на дальнейшее осмысление.
Поиск смысла – это рационализация. Но может существовать и существует рационализация абсурдом, когда абсурд становится логикой и смыслом. Если такое наступает, то говорят о болезни, о слепоте.
Чтобы подобное не случилось с нами в последний раз, после которого от нынешней цивилизации останутся воспоминания в будущей, необходимо не поддаваться на уговоры слепцам, для которых существует только настоящее и только для себя и только грубое материальное.
9.5. Осознание себя
Будущее вариативно, прошлое безвариантно.
Безвариантность – это несвобода, это тюрьма.
Безвариантное прошлое загоняет человека в угол жесткости и сужения сознания.
Любые ошибки прошлого становятся законом, по которому можно и прожить, даже если они вели в пропасть – других все равно нет. Однако сознание человека уже может проникать в то, что совсем недавно считалось несуществующим, запретным, не терпящим изменений.
Страх смерти, страх за жизнь – не совсем простые состояния. Они определяли у неграмотного человека, у не знающего смысла жизни, требование Жизненного Потока на сохраняемость ее в любых условиях.
Кажется, наступает такой момент нашей истории, истории человечества, когда человек начинает понимать, что он создан был, чтобы заселить разумной жизнью пространство и перенести ее в космос. Уже близко то время, когда это и случится окончательно.
Под страхом смерти человек жил и делал по принуждению то, о чем сейчас догадался. Он стал понимать, что задача расширения Жизненного Потока практически решена и будет далее решаться без того, чтобы насиловать его психику страхами.
Человеку все больше и больше дается откровений в том, что сам переход его от жизни к смерти есть не такая уж страшная вещь. Там за смертью нет опасности человеку, там он свой. Тут опасности подстерегают его на каждом шагу.
Сознание человека готово уже выйти на познание глубинного тонкого уровня “материальности”, обеспечивающего саму жизнь никогда неиссякаемыми силами и энергией.
Пришло время приступить к исследованию чудодейственной концентрации очень “слабой” тонкой субстанции, распространенной в космосе значительно в больших количествах и в совершенно других качествах, чем те, что были известны до сих пор нам.
Как меняется со временем наше отношение и к страху, и к смерти, и к жизни вообще! Вот уже и возникло понимание самого процесса великого перехода как процесса возврата из земной командировки.
Сгусток нашего сконцентрированного сознания не рассасывается со смертью тела, а уходит в более высокий пласт общности таких сознаний тонкого Мира. Это дает возможность человеку здраво оценивать с позиций самостоятельности Личности момент своего прерывания пребывания на Земле. Иначе смысл совершенствования человека на земле полностью теряется.
Не является ли такая точка зрения нарушением принципов и требований Жизненного Потока? Думаю, что нет. Духовные Учения не несут впрямую указания на продолжение жизни в страданиях, в таковых, что сознание человека покидает его.

<< Предыдущая

стр. 5
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>