<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

К сожалению, приходится жить сейчас и отталкиваться от тех реалий, которые окружают нас. Если человек не чтит Бога, не ведет этичный образ жизни, сеет ненависть и страх вокруг и после себя, то невозможно помочь ему до тех пор, пока он сам не захочет. А захотеть он может, если только его удивить чем-нибудь чрезмерно. Удивлять других собственным удивлением - это и есть моя новая профессия, - слава Богу еще есть чему удивить: вокруг нас мир непознанного.
Я откровенно высказал ей самой все, что понял из жизни этой женщины. Она мечтает о гипнозе над ней, действие которого она уже несколько раз испытала, и чтобы он длился вечно. Она в принципе не может быть самостоятельной, точнее, не хочет. И это не ее беда, это ее вина и вина родителей, которые не смогли понять сами, чего требуется от них в жизни.
И еще один очень важный момент, о котором в последнее время очень уж немодно говорить, так как любые негативные высказывания в этом плане могут быть восприняты неправильно. Это касается самостоятельности женской половины человечества.
Конечно, биологическое значение женщины невозможно преуменьшить. Но оказывается, что любое отклонение образа жизни женщины от добросердечного, несет такой потенциал разрушения в отношениях людей, что невольно напрашивается все та же самая крамольная мысль: в настоящее время для Создателя на Земле численность человечества важнее его зрелости.
И когда я сегодня говорю о духовности человека, то это совсем не нужно понимать, как истину в последней инстанции. Скорее это боль человечества прорывается сквозь мои строки, но боль, требующая очищения и переделки человеческого сознания, причем, эта переделка будет осуществляться самим человеком, каждым, в том теле, какое ему дается от рождения, и в том понимании Природы, какое отзывается сейчас и здесь, отражаясь от ее прошлого и будущего.
Задача человека ближайшего будущего - это противостояние натиску антидуха, натиску сил разрушения как психики, так и тела и разума, задача укрепления души вопреки любым катаклизмам и ужасам.
Необходимо знать антидух в лицо, чтобы противостоять ему в своем восхождении. Потому что стоит лишь попробовать начать это восхождение, устремиться, как тут же, откуда ни возьмись, набросится он на душу стремящегося, осмеёт путь и постарается посеять семена злобы.
Нужно знать дикость в отношениях людей, призванных Богом жить под одной крышей, из под которой им некуда бежать, кроме как в ад.
Люди слишком приукрашивают свои отношения друг с другом. И это их не оправдывает, а лишь спасает от ощущения вины, способного убить человека изнутри за считанные мгновения. Но это же самое приводит их к трагедии жизни с другого входа - от того человека, которого они и выбрали себе как самого близкого и родного, которому готовы отдать все, даже себя. А жертвенность в таких случаях оборачивается самоубийством, причем, сознательным, исключающим любую степень духовности от убийцы, упивающегося страданиями некогда близкого человека.
Любое страдание родного человека должно настораживать нас тем, что оно может иметь причиной нас самих. Будем же бдительны в этом!
Эта история задела меня больше, чем ожидалось, потому что я неоднократно видел и прочувствовал множество человеческих трагедий. Пережил свои. Но из рассказов мужа я увидел вдруг человека необычайно талантливого, выдающегося изобретателя, упивающегося жизнью и трудом. И как несовместима казалось их жизнь, когда он пытался два десятка лет оживить труп!
Наверное я богохульствую, говоря такое, потому что Богу угодны все, хотя бы для численности. Но предо мною прошли два совершенно противоположно сформированных человека: один, из которого искрилось счастье, и он готов его раздавать налево-направо, и другой - человек-убийца счастья, прежде всего, собственного, но через убийство счастья другого, от кого он и зависел полностью.
Так безраздельно подчиняет или старается подчинить своего благодетеля любая структура-паразит, которая мечтает вырасти в настоящего убийцу людей - и своего благодетеля и близких, и далеких.
Что можно противопоставить таким убийцам? Не убивать же их физически! Только осознание их места в жизни и места своего может помочь. А это - полюса, которые не сходятся, а противостоят на большом расстоянии.
Пропаганда истинной несовместимости подобных личностей и относится к программе воспитания в себе духовности на примере сегодняшнего дня. А кто хочет попробовать оживить труп, то пока что, думаю, ему место больше на эстраде, чем в жизни.













Глава 2
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ - ЭТО СМЫСЛ И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ
2.1. Настоящая духовность не для рабов
Чем больше я встречаю больных людей, тем все больше убеждаюсь, что разговоры о духовности рано или поздно приводят к идее рабского подчинения.
Пусть простит меня придирчивый читатель, но я готов стать на позиции ислама, когда вижу, как калечит жизнь прекрасному человеку его жена.
Я видел множество людей, которые сели в тюрьмы из-за своих жен. На языке следователей - это бытовуха. На моем - это трагедия народа.
Но среди этих преступников есть и такие, кто не помнит, как произошло убийство. И когда мне говорят, что человек, находящийся под гипнозом, не может убить другого, так как это противоречит его моральным нормам, то я спрашиваю: “А при чем тут мораль? Мораль - это осознание прежде всего, а в гипнозе осознание отсутствует.”
Состояние аффекта при убийствах - это гипноз. И таких загипнотизированных своей жертвой я видел много - так мне случайно повезло в жизни.
И хотя я сам говорю, что жизнь многовариантна, я понимаю, что многовариантность не отменяет духовности. Другое дело, что жизнь содержит страдания, боль, измену, издевательство, предательство и убийства, но поток этих и других негативных явлений не захлестнул и в ближайшее время не захлестнет человечество.
Когда я вижу и читаю о повальном увлечении гипнозом, я вспоминаю своих друзей по несчастью, отдельные из которых до сего дня еще находятся за решеткой, потому что наше правосудие не может и не хочет разобраться в том, что же такое аффективное состояние и что же такое есть все-таки гипноз. В этом ему изо всех сил помогает и наука, отвернувшая свое “благородное” лицо от таких крайних проявлений человеческой психики, как убийство.
Могут ли быть духовными людьми гипнотизер и добровольно гипнотизируемый им, если они пользуются для преследования своих целей такими бесчеловечными методами?
Гипноз - это псевдосмысл. Он выступает в роли смысла там, где он не найден, где существует только связь, может быть совершенно случайная, невежественная или преступная.
Гипноз - это управление другим человеком, тогда как этот другой имеет долг перед Богом стать самостоятельным в определенной степени и степень эту ему необходимо повышать постоянно.
Гипноз уничтожает в человеке стимулы к росту, так как создает иллюзию роста безо всякого напряжения. Гипноз есть обман раба.
Человек, управляемый другим, не знает добра и зла, не знает любви и ненависти. Он не может различить одно от другого, прямого от противоположного, он будет жить не своими представлениями, а властью другого человека.
Когда мы говорим о духовности, то имеем прежде всего в виду осмысленность самостоятельных действий человека, ибо если он будет идти на поводу у любого и без понимания, то о какой духовности вообще можно говорить!
Наркоман - существо без души и по ошибке продолжает считаться человеком, поскольку носит человеческое тело. Он раб.
Ко мне обращаются наркоманы за помощью, не осознавая того, что я могу лишь обучить их тому, как уменьшить или прекратить совсем болезненную тягу. Они же сами будут регулировать ее в той степени, в какой им захочется. Но вся беда заключается в том, что желания у наркомана есть, но это - желания удовольствия, тяга. Тело же отзывается на это чувством блаженства, а разум включается настолько, чтобы исхитриться добыть, честно или нет, наркотик, оправдав при этом свое преступление и свое предательство по отношению к своим самым близким. Душа же при том при всем совсем отсутствует, свернувшись в точку или клубочек под натиском преступлений, предательств, презрения и ненависти. И чтобы из этой среды вытащить наркомана, нужно ему сначала пройти через страдания и очистить душу, найти ее и ощутить, потом поставить ее на первое место и уж после этого можно подступать к нему врачам. Быстрота же, с которой ожидается выздоровление любыми другими способами обманчива и преступна, потому что обещает лишившемуся души человеку жизнь прекрасную, но бесчувственную духовно.
Наркоман невменяем, а невменяемый сеет страдание, снять которое или прекратить очень просто - для этого ему необходимо прозреть, проснуться, включить обратную связь реагирования на слова и действия. Он не соотносит свое желание со средой, в которой живет.
Давая возможность излечиться человеку с помощью лекарств, ножа или гипноза сразу, как только он заболеет, мы не только лишаем человека очищающего его страдания, но, более того, многое делаем, чтобы он сам не мог понять, что только собственные страдания ведут к чистоте, к сопереживанию и к состраданию, без чего говорить о духовности не имеет смысла. Так общество, не разъясняя суть страдания, само толкает человека к привязанности, к болезни.
2.2. Твое Я - это мое Зеркало
Мы все знаем, что партнер - это зеркало. Таким зеркалом может быть любой человек. Только высокодуховный настраивает собеседника на стремление к совершенствованию, а низменный - к преступлению.
Бытует мнение, что можно отбросить зеркало, если увидеть себя в нем четко. Это неправильно. Никогда нельзя отбросить зеркало, если идет диалог, триалог или любое другое общение. Однако кажется, что зеркало уже не нужно там, где человек самостоятельно постигает что-то или действует без партнеров. Но даже и в этом случае все равно необходимо много раз обращаться к тому изображению или к той модели, которая была заранее создана в воображении или в ощущении, и по ней определять сравнением достигнутого и спланированного, насколько близки между собой эти два состояния или образа.
Человек ориентируется в жизни только благодаря тому, что он постоянно видит себя отражением в великом множестве зеркал - в людях и делах.
Жизнь вообще - это Зеркало, в котором каждому находится свое место на фоне всех других отражений.
Зеркало Жизни показывает каждому из нас разные варианты поведения и мышления. И каждый берет не просто свое, а то, что в данный момент соответствует его состоянию.
Изменить себя - это отыскать в себе силы увидеть в Зеркале Жизни другое и следовать за ним. Но часто для этого приходится прожить жизнь, то есть столько, что непонятно, сколько же можно жить еще, если на данный момент понимания уже, кажется, все знания получены.
Очень часто человек меняется независимо от того, хочет он или не хочет, - под натиском обстоятельств - заметно или незаметно для себя и для окружающих. Качеством таких изменений является, в основном, то, что обстоятельства почти всегда стоят значительно ниже по шкале духовности, если они диктуются общественными отношениями, чем если когда они вызваны собственными усилиями и действиями человека. Происходит это потому, что человек, совершая выбор, руководствуется чужими или самостоятельными смыслами.
Смысл, полученный без принуждения, - это прожектор, освещающий дали, а смысл, нераскрытый в чужих указаниях, - это шаг в темноте, хоть и с поводырем.
Духовное восхождение как отражение в Зеркале Жизни есть способность человека расширить это Зеркало, увидеть в его расширении возможного себя и устремиться к этому возможному.
Духовное восхождение - это и отражение в Зеркале тех границ, которые дают возможность ощутить, где начинается другой человек и его неприкосновенность, а где эта неприкосновенность становится собственной.
Когда человек ощутимо и отчетливо видит в Живом Зеркале свое возможное новое позитивное состояние как отражение, то в нем появляется воля - управляемое желание.
Иногда Живое Зеркало помогает преодолеть даже непреодолимое, если известен хоть один пример подобного. Такой пример можно и создать в собственном воображении.
Создать или найти пример для подражания - это начало перерождения.
Зеркало веры обманчиво, как и зеркало надежды, и не отличаются одна от другой, если только вера не является Верой в самое большое. Именно этим и отличаются они друг от друга. Именно поэтому и подводит нас наша вера в человека, когда он предает нас.
Вера вообще - прерогатива фанатиков, если он не подкреплена знаниями. И только знания открывают новый горизонт вере, ибо только они и есть истинная опора.
Вера и новое состояние как отражения в Зеркале Жизни есть промежуточные атрибуты побудительного начала в человеке. Человек обязан отождествиться с ними, чтобы стать ими и одновременно остаться самим собой, если только он почему либо захотел измениться.
Если человек уловил ощущения новых состояний, то было бы хорошо, чтобы он запомнил их нюансы. Но никогда не надо забывать, что Путь Духовного Восхождения - это путь расширения контакта с Миром через нашу душу.
Воспроизведение позитивных состояний и их усиление - необходимый этап в работе над собой.
2.3. Устремленность в будущее
Есть люди, от рождения призванные к великим духовным подвигам. Нечасто, но они появляются передо мною, жалуясь на непонимание того, что происходит с ними.
Человек, обреченный на путь духовного восхождения, если не понимает этого, жалок своею суетностью, когда живет желанием сузить свою жизнь до интересов семейного круга, и велик, когда прозревает и выходит за пределы этого круга.
Странным для многих является то, что таким людям для их проверки и закаливания душевного часто в семейной жизни не везет. Такие истории, когда муж готов пожертвовать своею жизнью ради семейного счастья, а жена вьет из него веревки, рассказываются мне каждую неделю.
Жертвенность всегда жаждет ответной жертвенности. На этом зиждется истинная Духовность. Но жертвенность человеческая эгоистична там, где духовные критерии невысоки или вообще их не существует.
Женщины часто в силу своей биологической защищенности рассматривают как слабость мужчины его готовность к духовным подвигам. И нередко такая жена становится тираном собственного мужа, как в сказке о рыбаке и рыбке. Неравенство духовных качеств всегда вызывает реакцию неприязни и разрушения высокого в связи с принципиальной особенностью живых существ, проистекающей из особенностей иерархии систем. Более низменное, оказавшись на уровне, выше своего по духовности, превращается в беспощадное орудие, в смертоносное устройство замедленного типа.
Никакие ухищрения или угодничество со стороны более духовного человека не спасут его от духовного самоубийства, если ему не удастся поднять своего партнера до того же духовного уровня, на котором находится он сам. Компромисс, на который идет духовный человек в отношении принципов жизни, может быть для него только временным.
Духовного вампиризма существует точно так же, как и вампиризм энергетический. Появляясь как вампиризм он всегда и очень быстро превращается в более низменное, в агрессию и ненависть, а уж она находит любые другие лазейки, чтобы убить своего духовного двойника, физически или духовно, что не суть важно для убийства.
Ощущение духовности рождает в сердце устремленность к вечности. Парадоксальностью подобного состояния является то, что в этом случае сознание человека способно соприкоснуться с самой смертью и ощутить ее прикосновение к своему сердцу каким-то перебоем в нем, сбоем в его ритмике. Такое бывает, когда внезапно проваливаешься в пустоту и внезапно ощущаешь свое сердце взвешенным в пространстве. Такое состояние иногда дает физическая немощь, которая приводит к ослаблению сердца. И тогда устремленность показывает выход.
Духовная немощь, как и немощь физическая, призывает к действию. К какому? В отличие от физической она требует не только физической нагрузки, которую можно считать и отвлекающим маневром от тягостных мыслей. Она требует ясности и осмысленности, умения вести диалог не только с человеком, но и с Высшими Силами внутри себя, и понимать их. Каждый человек становится философом жизни и смерти, если пришел к пониманию себя и своего места.
Соприкосновение со смертью вызывают чувство нежелания общаться с нею в будущем. Но некоторые в силу обстоятельств обязаны быть с нею в контакте. Смерть - это прощание с человеком или с частью сознания Природы. Утрата человека переживается нами как конец потому, что она является таким огромным Зеркалом Утраты, в котором отражается факт прекращения жизни вообще. Такое состояние справедливо для конца Мира.
Любовь - это инстинктивное желание жизни не только в отношении себя самого, но и отклик Вселенского желания жить именно в тех формах жизни, которые представлены нам на Земле. Мы ловим это эхо жизни и ее страсти из будущего и устремляемся в него.
Любовь - это наивысшая радость появления жизни. Скорбь - это чувство наивысшей печали по утрате человека, по снижению плотности жизни в Мире. Мы запрограммированы Природой и нашими Создателями на безграничное расширение своего влияния и в физическом и в любом другом аспекте. Поэтому с увеличением народонаселения бороться глупо, как и с неизлечимыми болезнями, запрещая их появление указами.
Все, что призвано быть в Мире, встречается любовью. Но человек может в силу своего заболевания начать ненавидеть жизнь и этим поставить себя в положение безумца, ставшего на пути лавины.
Можно назвать болезнью и излишнее привлечение внимания к низменному, материальному, которое всегда чревато рождением в человеке эгоизма. Потянувшийся к знаниям из-за своей болезни человек желает, как правило, вернуть то прежнее свое состояние, которое было у него, когда он существовал автоматически и так же автоматически выполнял действия по обеспечению своего выживания. Такой внезапно прозревающий довольно часто может увидеть всю неправильность своего питания или поведения, но это может не расширить его духовность, а наоборот сузить, потому что он начнет преувеличивать в своей жизни роль того же питания или поведения и не увидит проблему болезни шире. Необходимо же дать понять, что для человека существует подчиненность материальных атрибутов его жизни атрибутам духовным. Без духовного человек не способен прожить и дня. Просто люди не понимают этого, так как живут автоматически, в чем их заслуги нет никакой. Наоборот они весьма часто не хотят сделать даже небольшое усилие, чтобы изменить свою жизнь, или отказаться от чего-то совсем не обязательного. Подобная лень воспитывается привычкой автоматизма жизни, когда не задумываются над ее законами. Но пользоваться без соблюдения техники безопасности даже электричеством не рекомендуется, не говоря уже о более опасных вещах.
Отсутствие устремленности человека в будущее и заземление на вещах низменных можно определить всего лишь по его нежеланию читать книги.
Наверное, не надо печалиться особо по поводу того, что так много существует людей, не приспособленных к преодолеванию препятствий. Векторы жизненных устремлений у разных людей естественно разные. Это не является недостатком людей, это скорее всего является достоинством, обеспечивающим Жизненному Потоку как можно более быстрый захват пространства и освоение его. В то же время расслабленность воли у некоторых мобилизует других, кто как в зеркале видит эту чужую расслабленность и не желает переносить ее на себя.
Чтобы человек не погиб в окружении невменяемости, ни в коем случае не надо зацикливаться на ней и пробивать ее, жертвуя собой. Конечно, попытки пробиться необходимы. Но если остаться с нею наедине надолго без того, чтобы предпринять нечто другое по качеству собственного поведения, то можно поставить себе памятник на своей собственной могиле заранее. Необходимо найти себя во что бы то ни стало в другом - в понимании со стороны других людей, воспринимаемых вами как более широкое пространство понимания. Без этого человек, которого не понимают и который не ищет более широкого выхода для того, чтобы его поняли, обречен на сильное сужение сознания и, следовательно, на рост психических отклонений. Но может оказаться так, что даже при расширении сферы понимания человек все равно будет чувствовать одиночество. И тогда только выход на духовность может вырвать его из лап деградации.
2.4. Так ли необходимы принципы человеку?
Если человек много говорит, значит, он ищет в другом необходимое ему зеркало, чтобы в нем получить ответ на вопрос о том, как же ему поступать, ибо основные и истинные принципы в его Я отсутствуют.
Принципы жизни в сознании много говорящего человека живут сами по себе, отдельно от него самого, образуя некое другое существо или другую личность, которая имеет для него невысокую ценность. Значительно больше доверия человек оказывает другим людям, чем собственной системе принципов. Единственным значимым голосом внутри себя такой человек носит голос, постоянно отсылающий его к мнению другого человека, тому, кому он доверяет. Критерий доверчивости в нем сформирован родителями или его воспитателями, как правило, на уровне двух-трехлетнего ребенка. Поэтому доверие его к другим нелогично и для его самостоятельности убийственно.
Отделение системы принципов от личности несет в себе ее раздвоение, которое исключает в человеке автоматизм действий и мыслей, а значит, исключает и его совершенствование.
Объем оперативного пространства сознания человека ограничен именно переходом его из автоматизма в состояние контроля. И если человек контролирует почти все свои действия, каждый раз принимая сознательное решение, то степень его быстроты реагирования и самостоятельности низка.
Духовный автоматизм - это наиболее высокая форма автоматизма. Он включает в себя высокие критерии духовности. Принципы поведения человека отражают принимаемые им автоматически решения.
Лечение больных с раздвоением личности сводится в психиатрии к оглушению второй личности, личности принципов. Человек как был, так и остается беспомощным в принятии решений, но у него резко уменьшается частота и амплитуда обращений к системе принципов своих или чужих.
Лечения личностной раздвоенности способами, не учитывающими критериальность, не просто бесполезно, но и вредно.
Лучший подход к возможной помощи таким людям - это осознание своей раздвоенности и раздвоенности каждого, выработка к этому естественного отношения и понимания, что без такой раздвоенности нет в человеке и творческого начала. Необходимо признать сущность, владеющую принципами, внутри себя за свою собственную и довериться ей, проверяя эти принципы только духовностью, а не мнением других людей, хотя учитывать их тоже необходимо.
Если же болезненность велика, то необходимо привыкнуть к молчанию, к отвлечению от логики - к обращению в пустоту разума. При этом необходимо осознать собственную отстраненность от тела и наблюдение за ним как бы со стороны. Однако при этом есть опасность перенести центр тяжести своей личности в того отстраненного наблюдателя и самоустраниться из активной жизни. Чтобы этого не произошло, нужно принять установку движения и активности как главную, обеспечивающую жизнь на Земле.
Тот, кто впускает других в свое личностное пространство, постоянно испытывает оскорбление от слов и действий других людей. Только система принципов и осознаваемого критериального начала защищает от проникновения в личность чужеродного влияния. Человек как бы останавливает внедрение другого стеной выработанных принципов, признанным им своими. Если же принципы отделены от него, то открытость его личности, болезненность прикосновения к ней будут всегда являться причиной для его возможной неадекватной реакции на любое слово и действие.
Беспринципность - это пользование чужими принципами, такими, какие удобны человеку беспринципному на данное время. Однако бывает скрытая беспринципность - конформизм, - так же, как и беспринципность, замаскированная под твердость характера. И то, и другое существует только для сокрытия истинных целей человека или той паразитирующей на нем сущности, которая и обуславливает главные его интересы в жизни.
От бездуховности к беспринципности - один шаг, от последней к преступлению - еще один.
2.5. Всегда ли степень духовности определяет степень выживаемости?
Как ни странно, ответ на этот вопрос будет отрицательным. Нет не всегда. Часто, если не постоянно, степень духовности вообще не является основной для выживаемости в современных условиях.
Духовность человека, хоть и высокая в настоящий момент по сравнению с наблюдаемой нами раньше, не настолько высока, чтобы она приводила к такому одухотворению человека, что все физиологические процессы в нем изменились бы кардинально. Однако внезапное отступление неизлечимых и быстро убивающих заболеваний в некоторых особых случаях проявления высочайшей степени духовности окрыляет нас в нашем пути следования принципам наполнения нас все более высокими истинами.
Пока что спасает современного человека от большинства его заболеваний не столько его духовность, сколько просто его активный и здоровый с точки зрения отсутствия вредных привычек образ жизни. И в первом ряду тут стоит обыкновенная активность жизни во всех аспектах.
Многие поступки людей мало связаны с проявлением в них духовности, но тем не менее будучи просто проявлением его активности они спасают человека от многих неприятностей.
К спасительным можно отнести увлечение многими чисто физическими аспектами здоровой жизни. Не нужно преувеличивать это, так как там, где необходим новый взгляд или духовная помощь, такие люди оказываются бессильны, они не могут предложить ничего, кроме как бегать, правильно питаться и заниматься психосаморегуляцией. Я сам сторонник положительного подхода и в движении, и в питании, и в закаливании, и в психосаморегуляции, но без некоей духовной и душевной специфичности, которая объединяет все эти атрибуты здорового образа жизни не мыслю саму жизнь.
Люди активные вообще более защищены хотя бы потому, что они сами нарабатывают свою защиту как в чисто физическом, материальном плане, так и в тренировки выхода из любых ситуаций. Их девиз: не ждать, когда кто-то поможет тебе, а переделывать реальность под себя, под свое удобство. Для этого же духовным быть не обязательно. Более того, духовность даже иногда им мешает. Но всегда в развитии человечества наступает такой момент, когда Дух становится единственным спасительным средством. И тогда взоры обращаются к нему и именно тогда человек прозревает. Бывает, что из всего человечества прозревает всего лишь один, но этого оказывается достаточным, чтобы вслед за ним рано или поздно прозрели многие. Раньше, - если этот человек передает свое знание нескольким.
Человечество как мостодонт, мало осознающий себя и собственное движение, в отличие от одного человека в его одиночестве пока что неспособно понять значение Высоких истин для собственного существования. Человечество не осознает свое одиночество, потому что оно действительно не существует для него - Жизненный Поток расположен к нему ближе, чем к каждому отдельному человеку.
2.6. Ленивый и безвольный
Удивительно, но факт, что как только мы начинаем говорить о проявлении воли в человеке и любыми способами призывать его к проявлению этой самой воли, как тут же мы наталкиваемся на ее тень - на самую обычную лень.
Называть безволие ленью можно, но это будет совсем некорректно, ибо безволие все же есть отсутствие в человеке глубинных основ его целостности. Лень же является проявлением особых желаний, тормозящих активность в преодолении собственных недостатков и призывающих к наслаждению подобным состоянием.
Ленивый - в душе считает себя Богом.
У лени и безволия разные полюса: наслаждение у лени и страдание у безволия.
Страдающий от безволия несчастен тем, что он не может изменить обстоятельства по причине принципиального отсутствия в себе некоего руководящего действия.
Безвольного человека подчинить легко, дав ему извне программу поведения на многие случаи жизни.
Подчинить ленивого часто просто невозможно, так как его лень защищена у него особо сильной логикой. Ленивый много говорит и делает это с большим чувством и большой долей логичности. Вообще вопрос причинности в Мире его занимает очень сильно.
Принято путать ленивого человека с безвольным. Всегда необходимо убеждаться в том, что перед вами находится именно человек безвольный, страдающий не на словах, а в душе, и ему в первую очередь необходима помощь, так как по-настоящему безвольный человек обязательно будет делать попытки изменить себя. и только по-настоящему ленивый таких попыток делать не будет, ссылаясь на объективные причины.
Но хуже всего, если ленивый начнет обвинять в своей лени других и того, кто пытается ему помочь. В таком случае перед вами находится просто человеконенавистник, эгоист и мизантроп, в какие бы одежды он ни рядился.
Помочь безвольному можно окунув его в смысловое поле жизни, то есть озарив перед ним дали. Помочь ленивому можно, лишь сделав за него его работу.
Ленивый использует знание для обоснования своей лени с еще более сильных позиций. Безвольный использует их для духовного восхождения.
Ленивый всегда находит смысл в жизни в собственном эгоизме, как и сверхактивный человек. Только у ленивого его превосходство над другими маскируется под заболевание или состояние, а у сверхактивного под наркотик действия.
Заболевание безвольного причиной имеет более глубокое и потому менее заметное - потерю смысла Высшего, поскольку тяга такого человека к Духовному неодолима, но имеет неосознанный характер. Его непроявленная духовность может принять уродливые формы жертвенности там, где необходимо просто обычное понимание того, что тот человек, кому эта жертва приносится есть самый обычный тиран, не имеющий души. А такое состояние жертвенности, как правило, является одной из основных причин сумасшествия.
Говорить о серьезности заболеваний со стороны духа человеческого необходимо и актуально еще и потому, что многие лекарственные методы уже достаточно показали себя бессильными там, где лекарством может быть только другое.
2.7. Лекарство от безволия и лени
Как это ни странно, но лекарством от того и другого является одно и тоже - действие и преодоление.
Конечно, есть люди, которым действие тоже вредит, если его интенсивность слишком высока по сравнению с интенсивностью процессов в среде. Для таких сверактивных людей преодоление себя будет состоять в том, чтобы снизить активность. Для многих это тоже непростой процесс.
Сейчас же речь о тех, кто недостаточно активен и в связи с этим начинает пожинать плоды нездоровья. Ведь многие люди осознают свою ущербность в отношении своей активности, но приученные жить на основе автоматических действий, полагаются на тот самый авось, что воспитывается в нас с момента рождения.
Конечно, лекарством для многих является то самое преодоление и действие, о которых так много уже говорилось. Но есть ли какое-то качество новизны в этом, когда мы говорим о крайних проявлениях волевой расслабленности и лени?
Во многих случаях спасает человека запрограммированность его на определенные действия как подготовленный заранее стереотип поведения. Но существует один очень важный момент, который редко отражается в рекомендациях психологов. Это устремленность человека в Духовное поле, поле смыслов, поле ощущения высоких критериев. И потому, как бы такой человек ни поступал и в каких бы ситуациях ни оказывался, он всегда будет руководствоваться при этом только критериями истинного смысла.
Многим может показаться излишней такая акцентация действий, когда намного проще наработать, как в традиционнной психотерапии, несколько вариантов чисто механических действий и руководствоваться ими в жизни. Спору нет, иногда спасает и такое, но человек при этом превращается в еще более недумающее животное, руководимое только лишь каким-то внутренним маховиком инерции, заложенным либо другим человеком - психотерапевтом или гипнотизером, - либо собственным внушением определенных состояний под действием заговоров, верований, ритуалов или приказов, ограничивающих жизнь и этим, кажется, упрощающих ее. Но на самом деле такие жесткие ограничения не упрощают, а усложняют существование, так как чем больше человек имеет ограничений, тем он более будет стремиться их обойти и нарушить законы. Конечно, изобретательность человека при этом растет, но и растет его отрыв от критериальности, которая из Высших Духовных атрибутов превращается в условия выполнения ближайших целевых установок и, следовательно, в смысловую зашоренность сознания.
Я не обсуждаю здесь сейчас случаи истерического поведения, когда сама истерия является следствием, формой, стремления во что бы то ни стало сохранить внутри себя ту болезненную сущность, которая приводит человека к лени или безволию.
Многим кажется, что устремленный к Духовности человек начинает пренебрегать чисто материальными сторонами жизни, мириться с тяжелыми условиями жизни. Это не так. Духовный человек, наоборот, острее переживает несовершенство существования, так как он глубже и дальше видит это несовершенство.
2.8. О какой Духовности мы говорим
Духовность, о которой идет речь в моих книгах, - это лишь начало той истинной Духовности, которая нас ожидает после осознания нами нашего места во Вселенной.
Ведь если присмотреться внимательнее к принципам Духовных Учений, то пока что они сводятся к обучению нас нашему поведению в спорных случаях. Спорность может быть обусловлена тем, что с точки зрения одного человека ситуация должна быть оценена не так, как с точки зрения другого. Но есть при этом некая иная точка зрения, отличающаяся и от той, и от другой.
Эта точка зрения того, кого я называю Жизненным Потоком Вселенной. Его целесообразность для нас представляется законами нашего бытия, независящими от нас. Но я подозреваю при этом, что есть еще и другой более высокий уровень, чем Жизненный Поток, уровень Создателей Потока.
Жесткость в ограничениях нашего поведения на этом свете задана жесткостью требований к нам более высоких уровней нашего общественного существования.
Но это не то общество, которое мы создаем, объединяясь в группы и коллективы или подчиняясь кому-то в его власти. Конечно, какими-то отражениями, моделями, нашего бытия в Потоке и частью Потока группы или подчиненность власти являются. И именно в них начинает проявляться Высшая суть человека - его примирение с другими видами жизни, какого бы вида или какой бы природы они ни были.
Эта Высшая суть человека и есть его Духовность, его Идеал поведения и мышления, то ест осмысления действительности и синтеза прогноза на будущее.
Сказать о том, что человек живет все же властью Потока нельзя, как нельзя и сказать, что он полностью самостоятелен. Самостоятельность его проявляется в его прогнозе, предсказании и в силе следования позитивным прогнозам. Предсказать катаклизмы - дело нехитрое, так как человек все равно когда-нибудь ошибется. Предсказать и запланировать, а потом и придерживаться запланированного во что бы то ни стало труднее, потому что действительность бесконечновариантна, и в ней надо находить возможности, чтобы следовать позитивному пути даже в моменты катастроф и несчастий.
Но именно в этом и проявляется истинная Духовность как отблеск, осколок в духовности человека, если только он не ограничивает себя ее началом, состоящим из ритуалов, молитв и просьб.
Человек - это создание вселенское по широте охвата событий и устремлений, по своей организации. Отсюда многие видимые его противоречия, кажущиеся совершенно несовместимыми между собой и вдруг замечательно совмещаемые в особых состояниях, которые особым же путем выделяются самим человеком.
Парадоксальность жизни человека удивительна. Ее существование только лишь подтверждает принятую здесь аксиому о его безграничности. И потому духовность человека - это всего лишь начало новому процессу осмысления своего устройства и своего предназначения.
Стать в этом на свой настоящий уровень - задача ближайшего будущего человечества.
















Глава 3
ОДИНОЧЕСТВО - СТРАХ И ОТЧАЯНЬЕ
3.1. Радость моя - мой единственный друг
Названием этого раздела послужила строка песни иеромонаха Романа. Не думаю, что можно сказать лучше об одиночестве. Сколько пелось и говорилось о нем, а каждый вновь переживает его сам, как и любое другое состояние души.
На встречу ко мне приехал из Санкт-Петербурга сорокатрехлетний Сергей П., который, как он сказал по телефону, готов был уже наложить на себя руки. С каждым месяцем душевное самочувствие у него ухудшается, хотя физическое здоровье становится все лучше и лучше. Девять лет назад он женился второй раз, но духовной близости с женой не получилось и в конце концов, после многих, не увенчавшихся успехом, попыток понять логику поведения своей жены и быть понятым ею, он был вынужден пойти со своею совестью на компромисс, предоставив своей жене решать за него его личные проблемы.
После этого вначале было легче, но потом стало еще тяжелее, так он ощутил почти физическое бессилие перед лицом свалившейся на него проблемы. Его дела из успешных превратились в упадок, друзья стали сторониться его, потому что все, за что он брался, терпело неудачу.
Даже, напросившись на встречу со мною, он вел себя, как плохой актер, который будто бы приехал на собственное выступление перед публикой, но сама публика и ее реакция ему были безразличны.
Этот человек изначально имел установку на семью, на семейное счастье, перед которым меркло все вокруг, а в результате оказался без всего. Что он понимал под счастьем, и тем более семейным, он не мог сформулировать. В нем просто был чрезвычайно силен голос его одиночества и страха перед ним.
Страх одиночества заставляет многих искать то, чего, как им кажется, не хватает в жизни. Они ищут дополнения к себе, которое бы, сомкнувшись с тем, что представляет из себя его личность, дало бы ощущение наполненностью тем самым счастьем, только ради которого и стоит жить.
Тоска по человеку, который дополнил бы его до того призрачного счастья, которое прорывается вдруг остро в душе, соединяется с похожим голосом - внутренней психологической травмой, полученной человеком когда-то: до рождения, в момент рождения или после.
Не внутреннее бессилие первично виной в тоске одиночества, а незавершенность в общей структуре его организма как некоей пульсирующей субстанции, обязанной найти самостоятельной решение по сосуществованию со средой, в которой она пульсирует. Отсутствие целостности в его душевной и духовной организации, то есть в его главных, критериальных частях, и приводит к одиночеству. И потому он будет всю жизнь, если не поймет, в чем его проблема, искать то самое призрачное счастье дополнительности до его целостности. Но и поняв, он будет вынужден еще долго жить под домокловым мечом страха одиночества, так как найти в себе самом дополнительное к его Я очень не просто. И тут не помогут гипнотизеры, которые могут лишь добавить ему душевных проблем.
То одиночество, та невыразимая тоска, которые иногда толкают человека к могиле, может быть превращена в его силу, если только он поймет, что этот голос тоски есть ни что иное, как голос его собственного Я, невыраженного ничем. Стремление же быть выраженным только лишь через контакт с представителем другого пола является отображением великой биологической миссии человека и опускает его на уровень тела и биологической необходимости, что никак не может явить ему душевное равновесие, которое он и принимает за счастье.
Личность, которая ощущает свое расплывчатое “ничто” в этом мире, ущербна, потому что она не может принять то самое удовлетворяющее ее решение, ради которого она и живет, постоянно чувствуя за собой сверху чей-то контроль. Ей кажется, что для счастья ей не хватает собранности, целостности, концентрации, но внутри у нее, как только она собирается что-то предпринять, все вдруг расплывается. И тогда она делает вывод, что это самое счастье можно получить, лишь добившись гармонии в отношении с другим человеком - любимым или любимой.
Нельзя заменить гармонию внутреннюю, коей и является счастье наполненности и целостности, гармонией внешней, с другим человеком. Такое перенесение только прибавляет проблем тем, что человек совершенно ошибочно присваивает, переносит реалии внешние в свое личностное пространство и тем самым начинает третировать личность своего партнера, вызывая в нем совершенно справедливое сопротивление, а потом и неприязнь или даже ненависть именно за свое порабощение. Таким образом тяга к счастью для многих несчастных оборачивается еще большим несчастьем. Поэтому говорят, что раб знает лишь рабское отношение.
Одиночество - это рабство непонимания.
3.2. Можно ли вылечиться от рабства одиночества?
По большому счету все можно назвать рабством. Другое дело, каково отношение самого человека к условиям своего существования. Мы живем в условиях постоянного ограничения. Мы порабощены ими. Но активный человек, экстраверт, находит применение себе во внешнем Мире, каким бы он ему ни казался. Он старается приспособить мир к себе. Намного хуже интроверту, тому, кто не имеет внутренних сил оттолкнуть давление Среды.
Рабство затягивает. Оно как наркотик, который внедряется в человека тем, что человек преодолевает себя и собственное неприятие его, когда только начинает ощущать его влияние. Поэтому привыкание к рабству происходит сознательно.
Рабство одиночества мало чем отличается от рабства вообще, если не считать, что наркотиком в этом случае выступает пустота Зеркала Жизни, духовного смысла человека. Человек не видит себя, своих дел. Он теряет ощущение контакта со значимой для него средой. Другие, незначимые контакты, не наполняют его душу красотой Мира, его Гармонией.
Можно много и долго перечислять так называемые причины бессилия воли или смысла жизни, начиная от первого удара сердца плода в утробе матери и заканчивая сегодняшним сном взрослого человека, но никогда можно не выйти на отсутствие диалога внутри человека, по которому мысль человека взбирается все выше и выше в познании себя самого и Мира вокруг.
Современная психотерапия так много внимания уделяет взаимодействию человека с его окружением, что, похоже на отношения его с собою у нее не остается времени. Человек - система самонастраивающаяся, и как бы там ни было, движение по самонастройке в организме человека вечно. Значит, диалог внутренний для него есть процесс вечный. Значит, чтобы лучше понять его отношения с окружением, необходимо заглядывать в его отношения с частями его самого.
Мы бросаемся к любому, чтобы не быть одиноким. При этом имитируется любовь, благо тут у человека отработаны методы. Или же между людьми заключается негласное соглашение о контакте во всем, кроме духовного мира, что и приводит очень быстро к трагедии в партнерстве или в семье.
Человек отдает себя всего, не разобравшись, а примет ли другой предлагаемое, не помешает ли тому такое навязывание.
Парадоксально, что медицина, не понимая внутреннее устройство человека, решила убивать в человеке, который многолик - многоличностен - от природы, его отдельные стороны, таким образом “излечивая” его от своего Зеркала, от возможности совершенствоваться. Ведь шизофрения - это крик Природы о необходимости повышенного, нет - чрезвычайного, - внимания к многоголосью внутри человека.
Человек ведет свое рассуждение или восхождение в смыслах между своими внутренними личностями как шарик для пинг-понга отскакивает от нескольких стенок, пушенный умело и с большой силой. И чем богаче каждая микроличность в одном и том же человеке, тем более у него насыщена жизнь и тем более он удовлетворен ею. Но отличие микроличностей друг от друга в одном и том же человеке означает или подразумевает и их крайность, то есть наличие в них противоположностей и противоречий.
И лишь искусство управления своими противоречивыми микроличностями дают настоящую возможность человеку быть так называемым самим собой. Внутреннее богатство человека - это отражение широты представления в нем микроличностей.
В связи с наполнением человеческого сознания бесконечным числом микроличностей говорить о рабстве одиночества означает всего лишь быть некомпетентным относительно причины его проявления.
Ощущение или состояние одиночества - это неразвитость человеческого общения внутри себя, это агрессия относительно своего личностного ядра, непризнание Бога в себе.
Люди, страдающие от одиночества обманывают себя, когда думают, что они освободятся от него, лишь только получат в свое распоряжение партнера. К сожалению, они не подозревают, что их внутренняя невменяемость по отношению к своим собственным голосам полностью переносится во внешний мир при их контактах с другими людьми или объектами мира. Они так же мало внимательны к партнеру, как и к внутренним своим Я.
Невменяемость и ненависть к любым партнерам по диалогу, будь то внешние или внутренние, - тоже являются причинами тягостного одиночества.
Когда мы говорим о рабстве, то почти наверное подразумеваем бессловесность раба и отсутствие его любой реакции, кроме запрограммированной его хозяином.
Кто является хозяином одиночества? Кто рабовладелец страдающего внутри человека, ищущего утехи вне себя? Наверное тот, к кому он тянется. Означает ли это, что страдающий от одиночества хочет быть порабощенным, истово желает, чтобы им управляли. Так ли он не способен на самостоятельные действия? Оказывается, жизнь показывает, что такое одиночество характерно и для тех, кто внезапно просыпается в экстремальных ситуациях и подчиняется сам и подчиняет других внутренней логике событий, чтобы выбраться из такой ситуации. Он жаждет отдавать и отдавать. Но не надо смешивать это с желанием стать жертвой. Нюансы в качестве человеческих желаний тонки и мало различимы. И потому не стоит всех стричь под одну гребенку. Одиночество - это еще и отсутствие напряжения в ситуациях и в волевом порыве. А без этого нет и необходимого качества настройки всего организма.
Тяга к экстремуму в жизненных ситуациях, желание выбраться из одиночества, еще более обостряя происходящее, есть верный признак нечувствительности к голосам любого происхождения. Повышенный порог в чувствительности, с одной стороны, требует для управления таким человеком и крика, и доли агрессии, и приказа, а с другой стороны, компенсируется повышенной возбудимостью, внушаемостью и неадекватностью в реакции.
Раб перекладывает с себя на другого и вину, и ответственность, и желания. Он отдает возможность распоряжаться своим Я рабовладельцу. И это происходит добровольно в случае одиночества.
Чем лечить одиночество? Здоровой долей шизофрении. Точно так же, как и шизофрению лечить здоровой долей одиночества. Как этого добиваться? Изучением себя, поиском возможностей в манипуляции своими собственными состояниями и преодолением затягивающих в ложный комфорт состояний.
3.3. О ложном комфорте состояний удовольствия
Понятие ложного комфорта состояний не такое простое, как может показаться. К ложным можно отнести состояния комфорта, возникающие от удовольствия, излишне сконцентрированного на одной какой-нибудь части организма, например, на теле.
Признаком болезненности подобного состояния тела является наличие от других частей организма откликов, противоречащих этому локальному удовольствию. Если прислушаться к голосам разума, воли или души, то почти всегда можно услышать, как они осуждают удовольствие тела.
Пишу этот раздел не для того, чтобы подчеркнуть недопустимость или греховность для человека духовного удовольствия какой-либо части его организма. Пишу для того, чтобы читающий мог бы сориентироваться в том многообразии проявлений, которые предоставляет нам наш собственный организм. Пишу, чтобы подчеркнуть, что есть довольно простой способ определить, насколько организм перегружен в какую-либо сторону от состояния целостности.
Как и удовольствием тела, человек может начать жить и удовольствием разума, безостановочно плетя кружева рассуждения. И тогда уже тело может дать знать о перекосе во внимании человека к самому себе усталостью, заболеваниями.
Но больше всего страдает от неправильной оценки происходящего наша душа. Она буквально стонет под шквалом наших сознательных искажений действительности. Это происходит и тогда, когда мы забываем о необходимости сверять свои поступки и мысли с самыми Высокими критериями. Это наблюдается и тогда, когда тело, воля или разум вдруг попросят от нас помощи, а мы не захотим их услышать. Уж я не говорю о других людях, которым нам приходится отказывать, тогда как можно было бы и помочь.
Существует замечательный критерий ложности удовольствий по росту самостоятельности человека: если самостоятельность снижена, ограничена или убита возможность ее роста, то удовольствие этого вида ложно.
Но самостоятельность за счет угнетения других тоже не является показателем истинности удовольствия.
Человек - это орудие Природы, который призван гармонизировать прежде всего себя, добиться равновесия в представительстве голосов своих частей, подчиняя их душе и Духу, а потом уже - гармонизировать Мир. Иначе, как бы он ни ухитрялся его преобразовывать, материальная трансформация его внутреннего Зеркала неравновесия будет копироваться в его делах, искажая еще более сам Мир и представления о нем.
Некомфортность с какой-либо стороны - это сопротивляемость его внутреннего анализатора души тому усилию, которое человек предпринимает или хочет предпринять. Это подсказка самому человеку о необходимости поиска внутреннего равновесия.
Однобокость удовольствия хорошо тренируема. Например, путем расчесывания зудящего участка на теле человек быстро привыкает к получению наслаждения чисто телесно. Эта тренируемость, которая вначале голосом тела оправдывалась перед совесть, душой, разумом лишь как временное и малое удовольствие, постепенно выражается в привычке раздражать зудящее для целенаправленного удовлетворения.
Искушение из малого неоформленного желания, которое можно было очень легко подавить в самом начале, постепенно разрастается в такого беса удовольствия, которого уже простым давлением не усмирить. Нужно проявить уже чудеса героизма в собственном волевом напряжении.
Любая болезненная связь как комфорт тренируема, как правило, за счет снижения воли. И лишь немногие могут легко переключаться в разных ситуациях напряжения.
3.4. Жизнь и парадоксальный подход в причинности заболеваний
Человек от рождения представляет собой не просто чистый лист бумаги, на котором можно, кажется, нарисовать все, что угодно, он - зерно, которое прорастает а почву окружающего пространства и меняет ее структуру. Человек - поляризатор пространства так же, как поляризатором является и Мировое Сознание. Только отличие влияния их на Природу состоит в количестве уровней, которые подвластны изменению со стороны человека и Мирового Сознания. Человек при рождении мало чем отличается от самой Природы в целом.
Избыток информации, который иногда становится причиной некоторых заболеваний, берется от того, что прожектор внимания человека при росте человека и его обучении не прошел последовательно через множество состояний - от низких к высоким, - таких, которые, переживаясь в сознании и душе человека, переходят в слои автоматически действующих систем.
Сегодня же можно с уверенностью говорить о том, что человек по своим характеристикам обучения является системой неограниченного наполнения, если соблюдать определенные правила и законы по скорости и представлению информации для его обучения.
Пока что учителем подрастающего человека служит стихия, определяющая его поведение в среде и отношение его самого к себе. Давно известно, что Среда может оказать на человека такое влияние, что он станет необыкновенно одаренным, или наоборот воспитание ребенка в лесу делает его недочеловеком.
Божественный потенциал заложен в человеке при рождении, но он и проявиться, и затухнуть. Среда, как правило, угнетает его, какая бы она ни была. Среда всегда имеет свой собственный потенциал на момент нахождения в ней человека намного ниже, чем потенциал самого человека в будущем.
Обучение человека - это проекция его поведения в будущее Среды, которое на момент “сейчас” не имеется. Поэтому человек растущий всегда антагонистичен среде.
До сих пор еще превалирует такая точка зрения на человека, что это - животное или, на худой конец, ведомое существо.
Всегда можно говорить о том, что растущий потенциал человека сдерживается и порабощается некоей негативной Зеркальной структурой Жизни.
Бытует точка зрения на причинность заболеваний, которая видится в основном в неразвитости человеческого генетического аппарата. Даже заболевания, возникающие как болезненная привязанность, объясняются генетической предрасположенностью. К сожалению отделить друг от друга предрасположенность человека к заболеваниям привязанности и его адаптационную способность невозможно принципиально, так как и то, и другое являются лишь разной формой одних и тех же более общих процессов жизнедеятельности. Поэтому объяснить многие заболевания с точки зрения генетической природы причинности не представляется возможным из-за тупиковости подхода.
Заболевания даны человеку, чтобы он был смертен. Смертность его нужна для поддержания высокого темпа обучения. Обучение есть процесс воспитания автоматизма поведения. Автоматизм поведения высвобождает ресурсы для последующего обучения. Следовательно, целью человека с точки зрения ближайшего его эгрегора является развитие не только все более увеличивающейся степени самостоятельности, но и все более увеличивающейся степени автоматизма в его поведении.
Будущее человека мыслящего - за человеком-автоматом, имеющим структуру организма очень высокой степени целостности и постоянно поддерживающего высокую интенсивность в обучении.
Роль сознания человека будущего, видимая нами в его расширении, будет всего лишь в том, чтобы как можно правильнее идентифицировать различные состояния не только души и не только целостной структуры, но, скорее всего, разных частей организма с тем, чтобы учесть нюансы этих состояний для обучения.
Неправильная с точки зрения критериев жизни обучаемость и неправильные модели поведения человеком, которые переходят в автоматизм - одна из причин его заболеваний.
Одной из самых необходимых характеристик человека при стремлении его сохранить молодость как можно дольше является его переучиваемость.
Основа переучиваемости - постоянная тренируемость.
Изменение стереотипа поведения, перерождаемость человека есть основа его долголетия.
Причинами громадного большинства болезней является недостаточная степень адаптации организма, то есть недостаточная степень обучаемости и приспосабливаемости под растущую сложность жизни.
3.5. Формы жизни, жизненность и животворение
Если учесть, что самой естественной и первичной частью Природы является ее Духовная - животворящая - “антигравитационная” и всеобщая составляющая, тянущая в развитие жизнь в каждой былинке вопреки колоссальному сопротивлению материи, то можно представить такую картину жизни: рост жизненных объектов обусловлен движением и силой притяжения между ними и внешней по отношению к ним и к материальному миру животворящей структурой, сила которой чрезвычайно велика.
Жизнь в Природе всеобща и всеохватна. Она присутствует везде и всегда.
Косная материя обладает самой низкой формой жизни и сознания - движением. Она преобразуется из одного вида в другой при воздействиях на нее извне. Предоставленная самой себе она может только разрушаться, переходя в более низкие энергетические состояния и выделяя энергию в окружающее пространство. В этом и есть ее основное качество.
Жизненные или животворные объекты обладают средней формой жизни - животворной. Они занимают промежуточное положение между косной материей, включая ее в себя, и творческой - животворящей, - которая дает им инстинкты, волю, желания - животворность - для преобразования косной материи и для рождения себе подобных. Существование их только в форме косной материи не является обязательным.
Животворные объекты или существа включают в себя также частичку Животворящего - свою душу как часть Мировой души. Через душу они получают основной импульс притяжения ее к Мировой Душе и к Мировому Духу. Это стремление к воссоединению души животворного объекта и Мировой Души и есть изначальная жажда жизни, которая ощущается человеком и осознается им.
Жизненные объекты включают в себя движение косных структур и преобразования над жизнетворением со стороны Животворящего - Мирового Духа - через Мировую Душу и далее - через душу самого существа.
Движение жизненных объектов к Высшей структуре происходит в среде себе подобных и в косной среде, которая не является им чужеродной.
Сознательная жизнь представляет собой сложную форму движения.
Те люди, которые существуют якобы для численности, не поддерживая творческий процесс в созидании новых объектов косной природы, необходимы Природе, чтобы через них просто увеличивать степень животворения или одушевления объектов материального мира, поскольку целью появления жизни как процесса, состоящего из нескольких ступеней, является одушевление материи.
Разум, который как будто особняком стоит во всей структуре жизни и, кажется, не является необходимым для ее поддержания, есть то всеобщее качество, которое может объединить все уровни в своем отражении действительности, продолжающейся на все времена.
Когда мы говорим об адаптации человека к условиям Среды, то необходимо учитывать, что сама Среда имеет продолжение не только в сторону косной формы проявления жизни или в сторону объединения людей, но и сторону тех высших структур организации человека, о которых мы можем пока лишь догадываться.
Состояние смерти для человека есть раздельное существование косной субстанции и субстанции душевной. Состояние жизни - их совместное существование под управлением объединяющей третьей субстанции - Духовной.
Жизненный Поток как структура первично критериальная не подчиняет полностью человека, а лишь очищает его от грязи, которая липнет к нему в ходе его адаптации к несовершенству Среды.
Атрибут косной субстанции может быть притянут для реализации структуры промежуточной формы жизни не только в виде твердых частиц. Нет принципиальных запретов на использование для этих целей газообразного, плазменного или жидкого носителя низких форм жизни.
Животворение как пятое агрегатное состояние вещества в Природе имеет и свое наполнение и продолжение в ряду жизненных атрибутов в виде Духовного, которое и вносит основное качество.
К болезням человека можно отнести не только внедрение в его материальные структуры элементов чужеродных структур. К ним можно отнести и ошибки в выполнении духовных требования, и ошибки в объединении разных частей в единое. Сейчас заканчивается время идентификации частей в системе гармонии при их объединении. Отсюда происходит начало второго этапа или открытие второго уровня болезней человека - болезней дисгармонии. Третий этап или третий уровень болезней - духовный - только наступил, хоть информация о нем дошла до человечества уже несколько тысяч лет назад. Такое отставание реакции человечества на предупреждающую информацию характеризует скорее не инерцию человечества, а заботу наших Ведущих о нашем благополучии.
После рассмотренного становится более ясно, что причины заболевания организма человека могут иметь характер как узкий, так и широкий в зависимости от соответствия человека или живого существа эталонным требованиям, предъявляемым к нему со стороны Создателя.
3.6. Где гнездится страх?
Чувство страха захватывает человека всего и ему кажется, что нет такого уголка в его организме, где можно было бы укрыться хотя бы на время от его разрывающего душу ужаса.
Но я-то уже понимаю, что это не совсем так. Я стал проще относиться к этому проявлению неприятия обстоятельств после того, как неоднократно убедился, что страх и даже ужас - это всего лишь локальные напряжения некоторых наших наработанных за жизнь или данных от самого рождения структур невысокой значимости, но имеющих сигнал очень большой интенсивности, такой, что он проникает во все структуры организма.
Когда передо мною оказывается человек, ставящий задачу помочь ему освободиться от страха, то я задаю себе вопрос: где, в какой структуре и на какой глубине живет это дикое существо - его страх?
Ответ, как правило, дается почти сразу: по большей части своей страх есть существо телесной причины. Это означает, что его щупальцы не проникают вовнутрь организма. Его опухоль поверхностна, стимулами для него служат информационные посылки внешнего для человека свойства.
Глубокое погружение очень часто дает основание верить этой моей подсказке. Оно применяется мною для того, чтобы убедиться самому и убедить человека, который боится, в том, что сущность его страха поверхностна, подействовать на сам страх и постараться разрушить его, а также на выработку тех положительных структур и свойств, которые после разрушения страха занимают его место.
Когда пишешь или говоришь об этом, то может показаться, что весь этот процесс довольно сложен. Однако на самом деле это при определенном навыке не столько сложно, сколько увлекательно. В человеке всегда существует внутренняя причина и внутренний стимул изучения себя. Поэтому, чтобы он начал над собой эксперимент, приносящий ему удовлетворение, иногда надо так мало, что он потом даже не может понять и вспомнить, с чего же вся его новая жизнь имела начало.
Вот один из конкретных примеров моей работы с Виктором.
Как оказалось после моего контакта с ним и после проведенного глубокого погружения с моим участием, его страх как активная сущность был понят нами так, что он живет в проявленной части сознания и потому постоянно и очень сильно будоражит его.
Эта проявленная часть его сознания есть его собственное Я, поле осознания. Я Виктора присвоило этот страх и считает его настолько своим, родным и близким, что многие и многие свои ощущения и восприятия Мира проводит через него для подтверждения своих предположений об опасности, якобы угрожающей его организму извне.
Страх часто становится самым близким другом и советчиком.
Вытеснить просто так такой страх нельзя без того, чтобы ни нарушить гармонию внутреннего равновесия в ощущениях жизни. Его можно только заместить структурами более высокого качества по отношению к будущему и Высшему. Поэтому логику такого человека необходимо видоизменить, показав ему на примере, что после его логического “если?, то?“ следует из непрекращающейся жизни не конец и тупик жизни, а лишь ее разветвление на большее количество ручейков. Причем, эти ручейки жизни не иссякают по мере своего продолжения, а наоборот все более наполняются от привлечения из окружения положительного значения.
Таковым примером для исцеления является само глубокое погружение, в котором человек воспринимает другую реальность жизни - критериальную, - общаясь, как правило на уровне захватывающей его эйфории с чувственными проявлениями Высшего.
Работа с собственным сознанием человека намного проще, чем принято об этом думать. Хуже, если структуры страха, что бывает не так часто, гнездятся в глубинах подсознания.
Подсознание - это не Я. Это та сущность, которая командует нами, каждым, но с которой человек, осознающий себя, с трудом соглашается отождествиться. Ему кажется, что его осознание и его подсознание - это разное. На самом деле так оно и есть.
Человек, осознающий проблему, выстраивает прежде всего свои желания в более или менее заметную очередь. Человек, действующий подсознательно, идет на поводу подсознания.
Удерживание нашего внимания в поле осознания осуществляется нами сознательно, но с помощью, как правило, неосознаваемой информации, поступающей в сознание через органы чувств. Так организуется обратная связь тела с элементами Мира, некоторые из которых действительно представляют реальную опасность для нашего существования.
Возникновение страха у моего подопечного было связано с ожиданием им удара или оскорбления. Его организм реагировал всего лишь на появление в зоне его внимания кого-то другого таким бурным всплеском эмоций внутреннего плана, что терялся контроль над поведением.
Страх, происхождение которого лежит в сфере осознания Я, основной причиной имеет сверхвысокую чувствительность, которая и дает начало гиперактивной модели поведения.
Образ нападения и переживание его последствий и есть гиперактивная модель.
Словесная ругань - это тоже ожидание удара, потому что она так воспринимается моделью поведения.
Мой подопечный слишком привлекал внимание к сознательным процессам отражения ударов или к дракам, в которых он якобы мог участвовать. И лишь один раз он избил своего приятеля, потеряв контроль, что явилось для него самого как бы звонком о неблагополучии в его психике.
Он понимал, что многие проблемы его страха были связаны с отношением к нему его родителей. Долгое время он жил в детстве совсем без них, с бабушкой. Потом же они хотели подчинить его своей воле, диктуя постоянно свое понимание жизни и всячески давя в нем проявление самостоятельности. Страх перед самостоятельными действиями и сделал его таким.
3.7. Можно ли предложить лекарство от страха?
Многие поколения врачей и исследователей бились над этим вопросом, предлагая человечеству множество панацей. Но ни одна из них до сих пор не утвердилась. Даже холотропное дыхание в его чистом, классическом виде.
Сделать из труса бесстрашного может только он сам, если на это хватит у него внутренних усилий. Возникнуть же эти усилия могут либо сразу - взрывом, - либо постепенно путем воспитания в себе определенных качеств сопротивления страху, что дается далеко не всем.
Прозревание, откровение, идущее на человека свыше, перерождение его, пока не могут быть поставлены на поток, чтобы принести собою помощь каждому желающему. Поэтому для громадного большинства людей в этом мире остается пока что одна надежда освободиться от страха - надежда на его преодоление.
Человек испытывает агрессию страха, лишь представляя ее в своем воображении или подсознательно включая чем-то свой негативный комплекс, разросшийся до размеров гиперактивной модели, но работа которого начинается от естественной и необходимой реакции на ощущение опасности.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>