стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

«СРЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК»: ФИКЦИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
Вопрос о существовании и роли некоего «срединного» образования (слоя, «класса», группы, статуса...) в современном обществе и, в особенности, в нашем нынешнем, — достаточно давний предмет дискуссий. В последнее время широко распространились суждения о неустойчивости «социальной середины», ее размывании в связи с нарастающей дифференциацией доходных групп и др. Как представляется, с такими мнениями прямо или косвенно связаны предложения относительно необходимости «создать», организовать в обществе новый средний слой, например, из мелких предпринимателей.
Такой внешний фон дает добавочный и «внешний» стимул для обращения к обозначенной в заглавии проблеме; основным, естественно, остается продолжение опытов анализа социальных (социально-антропологических) типов современного российского общества. В соответствии с такой исследовательской ориентацией предметом рассмотрения прежде всего становится человек (как респондент массового исследования), а лишь затем возникает проблема социально-групповой типологии. Неизбежными также оказываются обращения к некоторым более общим методологическим и историческим темам.
Субъективный статус как индикатор
Основной материал для анализа в данной статье составляют прежде всего регулярно получаемые в мониторинговых опросах данные о распределении статусных позиций респондентов. (Первое обращение к иерархии таких позиций было предпринято в 1989 г. в рамках исследовательской программы «Советский человек».) Использованы также применявшиеся в некоторых опросах ВЦИОМ последнего времени оценки респондентами того социального слоя, к которому они себя относят.
Анализ регулярных мониторинговых данных постоянно убеждает в том, что надежность «субъективной информации», с которой постоянно имеют дело массовые опросы, весьма высока, — не меньше, чем надежность той социальной статистики, которая дала мощный толчок социологической мысли с конца прошлого века. Останавливаться специально на этом моменте исследовательской методологии поэтому нет надобности. Более сложен в данном случае другой вопрос: почему в качестве исходного материала берется субъективно определяемый статус, а не более привычные данные о размерах, распределении, оценках доходов или иные, в принципе, объективно проверяемые показатели (например, обладание имуществом, недвижимостью, структура расходов и пр.). Попыткой ответить на него и служит данная статья.
Формулировка «базового» для нас регулярного вопроса мониторинга такова: «В нашем обществе есть люди, занимающие высокое общественное положение, и люди, занимающие низкое общественное положение. Какое место, по Вашему мнению, Вы занимаете в настоящее время?» Респондентам предлагается десятипозиционная шкала. Для оценки статусной динамики в аналогичной форме ставятся вопросы о месте, которое респондент занимал на этой шкале ранее (два года или, в последних опросах, пять лет назад), и о месте, которое он предполагает занять через пять лет. В данном случае рассматриваются преимущественно «современные» статусные шкалы.
Сопоставим данные исследований типа «Мониторинг» за 1989–1998 гг. (для удобства рассмотрения материала из 24 полученных шкал статусов взяты данные только за некоторые годы этого периода).
Таблица 1
«Какое место Вы занимаете в настоящее время?» (в % от числа опрошенных)*
Позиции шкалы
Декабрь 1989 г.
Апрель 1994 г.
Ноябрь 1994 г.
Ноябрь 1995 г.
Ноябрь 1996 г.
Ноябрь 1997 г.
Средний показатель**
I (высшая)
1
1
1
1
1
1
1
II
1
1
1
1
1
1
1
III
3
4
3
2
3
3
3
IV
6
5
6
4
7
6
5
V
21
20
24
21
19
19
20
VI
17
11
15
14
13
13
12
VII
18
13
14
16
16
15
15
VIII
12
16
15
15
16
18
15
IX
9
11
10
10
10
10
9
X (низшая)
8
17
13
16
15
14
14
Средний статус
6,26
6,97
6,75
6,97
6,85
6,91
6,53
СКО***
6,9
6,5
7,0
7,0
7,1
6,4
6,3
* Исследования типа «Мониторинг» (N = 2400 человек).
** Среднее значение по объединенному массиву данных (исследования типа «Мониторинг» за 1994-1997 гг.).
*** Среднее квадратичное отклонение.
Очевидна и подтверждается простейшим математическим анализом значительная — даже поразительная на первый взгляд — устойчивость общей картины «статусной лестницы» за весь период наблюдений, столь насыщенный экономическими и социальными переменами. Как видно из таблицы 1, изменение (снижение) величины среднего статуса респондента в различных исследованиях наблюдается в пределах чуть более половины «ступенек» статусной иерархии. Вторая линия индикаторов показывает, что дисперсия (отклонение от средних значений) внутри последовательно наблюдаемых статусных шкал также незначительная.
Показатели статусных позиций, изображенные на той же таблице, распределяются по трем укрупненным блокам — с 1 по 4 «верхний», с 5 по 8 — «средний», 9 и 10 — «нижний». Можно показать, что основные параметры такого распределения сохраняются с небольшими изменениями на протяжении всего периода наблюдений.
Таблица 2
Распределение статусных позиций (в % от числа опрошенных)*

Высокие
Средние
Низкие
Декабрь 1989 г.
11
66
20
Апрель 1994 г.
11
58
27
Ноябрь 1994 г.
9
63
22
Ноябрь 1995 г.
7
62
24
Ноябрь 1996 г.
11
62
24
Ноябрь 1997 г.
12
64
24
Всего*
11
64
24
* 23 исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1989–1997 гг.

Таким образом, регулярно замеряемые субъективные оценки показывают существование устойчивого распределения статусных позиций в обществе за последние годы. При всех сдвигах и катаклизмах этого времени, при общей тенденции снижения уровня самооценок различными группами населения (о чем речь пойдет ниже) обнаруживается как будто некоторая константа такого распределения, — речь идет, напомним, о рамках массового субъективного восприятия такого распределения. Причем эти рамки сохраняются относительно стабильными при довольно интенсивном перемещении «материала» (то есть людей, групп) между такими рамками.
Можно, конечно, ожидать возражений такого примерно рода: изложенное относится к субъективной информации, к восприятию людьми своего положения, которое может быть искаженным, ложным, во всяком случае, ненадежным показателем «действительного» положения вещей. Ответом на них служит ссылка на то, что восприятие людьми — а выборочная совокупность репрезентирует население страны — своего собственного положения является одним из непреложных «социальных фактов» (в терминологии Э. Дюркгейма), рамками такого восприятия задаются рамки любого социального действия.
Статусная динамика
В наиболее общем виде изменения статусных позиций («статусная миграция») за ряд лет наблюдений представлена в следующей таблице.
Таблица 3
Динамика статусных позиций 1994–1997 гг. (в % от числа опрошенных)*
Прошлый статус
Статус в настоящее время
I
II
III
IV
V
VI
VII
VIII
IX
X
I
33
5
7
4
17
4
4
5
3
17
II
3
24
12
11
18
7
9
8
4
5
III
1
4
26
12
20
10
10
8
5
5
IV
0
2
6
28
20
14
13
10
4
34
V
0
1
3
5
51
10
11
9
4
6
VI
0
0
2
4
12
42
16
15
6
4
VII
0
0
1
2
8
10
45
18
10
5
VIII
0
0
1
1
5
6
10
55
14
8
IX
0
0
0
0
3
3

стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>