<< Предыдущая

стр. 6
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Вырвать из самоизоляции!
Что зависит от среды наркомана?
Информационная сверхчувствительность на наркотик.








10. О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ПРИСТУПООБРАЗНЫХ СИСТЕМНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
10.1. Возникновение порочного кольца
Большинство заболеваний человека носит системный характер, то есть они продолжительны во времени, и прохождение в организме изменений, связанных с заболеванием, информационно образует некую замкнутую систему передачи сигналов разной природы: электрических, химических и других.
В такой замкнутой на себя системе – в системе с обратной связью – нарушение в одной какой-нибудь ее части или в каком-нибудь элементе передается через другие части или элементы до тех пор, пока нарушенное состояние системы не уравновесится в целом.
Если такое нарушение представляет собой заболевание в одном из органов, то, как правило, во всех частях организма, которые входят в эту замкнутую систему, возникает устойчивое болезненное состояние. Можно назвать такую систему порочным кольцом.
Но кроме этого, любое заболевание отражается и в теле целостности организма.
Это болезненное состояние может прерваться лишь при размыкании всей информационной цепи. Существование множества способов лечения болезней только подтверждает этот факт: достаточно разорвать болезненную цепь в каком-нибудь одном месте замкнутой системы – применить какой-нибудь вид лекарства из многих, чтобы циркулирование в организме болезненной информации, связанной с этим местом, прекратилось.
Так, целый ряд заболеваний, диагностируемых как рассеянный склероз, связан именно с подобным системным циркулированием информации, вредной для организма, когда устойчивый очаг возбуждения в коре головного мозга проецируется на несколько важнейших в системном отношении элементов и систем и отражает в них свое состояние, определяющее болезнь: на структуры центральной нервной системы, на двигательные механизмы тела, на обратную связь от них к коре головного мозга.
В таком виде в негативном плане проявляется один из важнейших законов образования структуры: элементов памяти, устойчивых моделей организма, его частей и систем. То есть заболевания организма как определенные его недостатки являются продолжением его же достоинств, а сами болезни не являются организму чем-то чужим.
Так, например, высокая чувствительность организма позволяет ему более точно настраиваться и ориентироваться в сложных ситуациях и одновременно она же может послужить основой для возникновения различных заболеваний: нервных, аллергических, к примеру астмы, и многих других.
Приступообразные заболевания носят лавинообразный, взрывной характер. В них болезненная связь элементов организма скрыта до определенного времени и информационно на уровне внешних проявлений не обнаруживается. Сама болезненная система работает как бы в режиме ожидания стимула – запускающего сигнала. Таким сигналом могут служить многие факты, имеющие существенное влияние на организм: стресс, химические, тепловые, холодовые или механические раздражители, изменение метео- или гелиофакторов и другие.
При многократном повторении приступов в организме человека происходят некоторые долговременные изменения, основными из которых могут быть следующие:
меняется равновесие в гормональной системе, а вслед за этим и структура отдельных органов;
формируется невроз стресса, проявляемый тревожностью или страхом;
возникает хронический функциональный дисбаланс органов;
часто возникает устойчивый деградационно-воспалительный процесс с хорошо видимым нарушением равновесия Инь-Ян в органике и в энергетике в целом;
возникает “дурная бесконечность” – лавинообразное включение защитных и псевдозащитных реакций организма на истинные и иллюзорные системные нарушения.
10.2. “Яйцо выживания” и экстремум
В своих книгах я неоднократно касаюсь вопросов накапливания и разрядки напряжений в организме как особых требований его функционирования. Эти требования выполняются и удовлетворяются временно в моменты физического напряжения, психических реакций и релаксации. Причины же реакций напряжения-расслабления лежат в первичных природных инстинктах.
Жажда жизни – скрытое желание, желание-двигатель, инстинкт, присущий изначально всему природному живому. На основе этого инстинкта в организме поддерживается основная защита как некая очень сложная система, включающая в себя целую цепь защит, которые не только при нарушении целостности организма, но и при появлении сигнала-иллюзии, стимулируя друг друга, могут образовывать порочное кольцо взаимовлияния.
Влияние инстинкта выживания – жажды жизни – реализуется и проявляется через громадную цепь пластов из различных пространств тела, психики и разума самого организма и через контакты, ощущаемые и неощущаемые, с тем проявлением жизни природы, которое дано нам в окружающем нас Океане Сознания, через контакты с нашим эгрегором и Создателем.
Океан Жизни и жажда жизни стремятся вытолкнуть нас как бы на поверхность, где мы можем осознать свое место в мире. Действие их на наш организм проявляется по-разному, а напряжения, возникающие в разных частях организма, и являются их проявлениями.
Количественно инстинкт жизни проявляется в величине и в скорости роста напряжений, то есть в силе и скорости реакций. Сам принцип выживания можно проиллюстрировать, представив себе некоторую замкнутую гиперплоскость наподобие эллипсоида вращения – яйца, поставленного на одну из его вершин.
Вершина, на которой стоит “яйцо выживания”, символизирует некую потенциальную яму, в которую стремятся затянуть организм силы разрушения. Вершина сверху символизирует собой потенциальную вершину или экстремальную поверхность, к максимуму которой стремятся привести организм Силы Жизни из Океана Жизни. Напряжение в организме и скорость роста напряжений и определяют это последнее стремление.
Так в организме, как и в природе вообще, реализуются так называемые экстремальные системы.
Особенностью экстремальной системы является тот факт, что без ее движения относительно среды она сама принципиально не может определить направление на экстремум. Критериально же в таких системах с самого начала задается поиск экстремума и его достижение.
В системе при ее движениях происходит построение куска – модели – поверхности “яйца” с определением характеристик кривизны, знание которых и дает возможность задать направление движения к экстремуму. Одному и тому же расстоянию от вершины экстремума на “яйце” соответствует множество точек, которые, сливаясь, образуют замкнутую линию. Направление к экстремуму определяется как координатой, так и кривизной поверхности, соответствующей данной координате.
10.3. Поиск и совершенствование
Движение к экстремуму качества жизни и есть ее совершенствование.
Поэтому если “точка” не движется по поверхности “яйца”, то она находится в состоянии неведения собственного местонахождения относительно экстремума.
Чтобы вычислить направление на экстремум, необходимо сделать хотя бы два шага в разных направлениях. Шаги, с помощью которых происходит определение нужного для движения направления, называются поисковыми, в связи с чем и экстремальные системы тоже являются поисковыми. В них производится анализ координат и пространственных производных и определяется необходимое для жизни направление движения.
Движение таких систем может быть целенаправленным, то есть и поисковым и совершенствующим одновременно за один шаг. Но может случиться, что оно будет всего лишь поисковым, и тогда происходит потеря темпа в движении к совершенству, его застой.
Это происходит в основном в случаях наличия значительной доли неопределенности в поступающей информации в систему. Расстояние же до экстремума в системе жизни и движений человека к совершенству является пока что в значительной степени неопределенным.
Необходимо заметить, что под действием различных мешающих причин положение экстремума в пространстве важнейших координат состояния жизненных систем все время меняется. Иногда это изменение положения экстремума очень значительно, и организму приходится перенапрягаться, чтобы поддержать функции своих основных систем и подсистем на уровне, близком к наилучшим показателям. Если же это не удается, то возникает сбой и заболевание.
Такой экстремальной системой является и система удержания равновесия, в которой можно наблюдать колебания относительно точки равновесия как при ходьбе или беге, так и в положении сидя или стоя.
Сумма инстинктов жизни задает глобальный, общий, экстремум. Инстинкт удовлетворяется, если движение – изменение сигналов в системах организма – осуществляется вблизи экстремума. Инстинкт заставляет систему напрягаться и осуществлять сложный поиск направления на экстремум, а потом и двигаться к нему.
Через цепь сложных превращений разнородных сигналов в нашем организме информация о несоответствии положения координат состояния организма точке экстремума передается в наше сознание, через которое только и можем заметить мы это несоответствие, если только оно дано для проявления сознанию.
10.4. Экстремум и характеристики поведения личности
Именно для целей осознания нами отклонений от вершины обобщенного состояния и служат такие состояния психики человека, как страх и удовлетворение.
Страх возникает как ощущение, регулирующее и прогнозирующее наше поведение. Оно отражает реально происходящие в организме процессы настройки на оптимальное движения к глобальному экстремуму, которые, как правило, скрыты от нашего сознания в прямом или в любом другом косвенном проявлении.
Страх может парализовать человека до состояния ступпора, остановить работу анализатора и воли, пускового механизма разума и тела.
С другой стороны, страх может и заставить человека почти неосознанно двигаться, вплоть до судорог, помимо его воли, как бы спеша отвести его от состояния ступпора, в которое человек, как и любое другое существо, может впасть при виде или при ощущении очень большой опасности для него.
Проявление крайних, аффективных состояний происходит по этому же алгоритму. Возникающие при этом неосознаваемые движения есть проявление работы инстинктов организма по выходу из опасного состояния, из которого сознание отказывается выводить организм иным способом.
Часто некоторые, склонные к проявлению ступпора и остановившиеся в своем внутреннем движении, ощущают опасность от предстоящего шага, отчужденность среды, ее отталкивание.
Таких людей часто тянет свернуться калачиком, возвратиться в утробу матери. Комфортное состояние они подсознательно ощущают в уходе от внешнего мира. Такие люди являются личностями с ярко выраженным депрессивным синдромом.
Противоположный тип личности испытывает облегчение, удовольствие, наслаждение от самого процесса поиска. Это могут быть люди-творцы или люди-игроки. В их организме происходит безостановочное движение мысли, воли, настройки на оптимум их жизненных кондиций.
Но существуют такие организмы, в которых субличностные (субличности – это внутренние полиличности, те самые Я внутри каждого, которых у нас так много) и инстинктивные особенности не находят бесконфликтного сосуществования.
В некоторых из этих случаев могут реализоваться такие режимы функционирования, которые частично будут похожи и на первый, и на второй вариант настройки на оптимум одновременно. Организм может разрешиться простым или сложным неврозом как основным заболеванием открытой или скрытой природы, а может и реализовать более глубокие временные изменения своих параметров как единой целостной системы. И тогда, как правило, в нем возникают различно проявляющиеся приступы системного характера.
После вхождения организма в свой первый приступ он начинает обучаться своему поведению в состоянии приступа, и если в этот момент воля человека по каким-либо причинам оказывается ослабленной, постепенно происходит адаптация всего организма к полной стихии его возникновения и развития, к его вспышкам.
В результате, как в очень большом сложном существе, в организме рождается еще одно, особое существо - болезнь - со своим характером, со своей личностью. Характер и личность этого существа по мере его роста тоже меняются, они приспосабливаются сами и приспосабливают под свои интересы весь большой организм, всю его иерархию, изменяют степень и силу влияния на человека всех ее уровней, в первую очередь Духовного Мира.
10.5. Вход в приступ и выход из него
Основной подход к лечению системных заболеваний тоже должен быть системным, учитывающим, что любое системное заболевание как растущее существо всегда перейдет в пору юношества, расцвета и старости. Наша же задача должна заключаться в том, чтобы привести это существо к смерти как можно скорее еще при жизни основного его носителя – нашего организма. Наверное, в этом случае смерть оправдана сверху.
Насколько удается иногда разорвать ту самую порочную закольцованную цепь из информационных потоков заболевания, применяя для этого химические препараты и функциональные упражнения, мы все хорошо знаем – наш просвещенный век накопил очень немного случаев выздоровления от таких приступообразных заболеваний, как, например, бронхиальная астма, эпилепсия, наркотическая или какая другая зависимость.
Организм, подготовленный к проявлению приступа, – это хищник перед прыжком. Его парализующая сверхготовность только увеличивается с ростом внутренних напряжений.
Любой стресс является отличным рестимулятором состояния внутренней паники, парализующего волнения, страха, при которых организм теряет свою способность ориентироваться. Паника как информационный шум очень большой интенсивности практически прерывает полезные для систем организма сигналы высокого уровня, фактически выключая некоторые системы из работы.
В такой информационной среде настройка на экстремум не просто уплывает или сбивается, она не может быть определена организмом принципиально, и организм оказывается в сплошном поле неразличимости, что по действию на него равносильно полю опасности большой степени. Как в этом случае, так и при парализации воли и при вспышке неконтролируемой ярости, цепи обратных связей в системах организма, отвечающих за устойчивость в какой-либо его части, оказываются оборванными.
Такое исчезновение сигналов обратных связей равносильно отключению сознания, так как сознание человека на уровне его осознания существует только как реакция на отклик среды. Отклик среды, в свою очередь, возникает как ее реакция от сознательного же действия на нее со стороны самого носителя сознания или от осознаваемого им действия других.
Состояние разрыва части обратных связей в системах организма следует отличать от состояния сенсорной депривации – от полной изоляции датчиков информации, рецепторов чувствительности, происходящей при полном сохранении сознания. В случае приступообразных состояний осознание часто меркнет или почти отключается. Человек теряет над собой контроль.
Включение обратных связей, а следовательно, и возвращение осознания происходит:
при снижении уровня паники – до уровня контролируемого волнения;
при снижении степени паралича воли – до появления различения во внутренней среде;
при снижении степени агрессии – до ощущения акта противодействия со стороны внешней среды.
Аффективное состояние заканчивается как глубокий приступ.
10.6. Различие состояний приступа и транса
При появлении или сохранении хотя бы сумеречного сознания шансы на восстановление общего функционирования организма при приступе значительно повышаются. Часто взрывное действие организма происходит на фоне наплывающего на человека сумеречного сознания. И если в этот момент человек все-таки сможет руководствоваться хотя бы остатками своей воли и сделает шаг из состояний замкнутости и неразрешимости, то во многих моментах он не даст возможности приступу развиться до полной потери сознания.
Возможно, что состояние ступпора, полного паралича воли пришло к нам из животного мира, где некоторые виды животных скрываются с его помощью от взоров других. Но это – внешнее проявление. Заболевания же с наступлением состояния ступпора не способствуют отступлению опасности, скорее наоборот, если паралич развивается на фоне напряжений в организме вплоть до каталептических проявлений.
Необходимо отличать состояние каталепсии и ступпорных напряжений от погруженности в трансовое и аутотрансовое состояние. В последних случаях в организме даже при сохранении напряжения как в соматике, так и психике, происходит не разрыв связей, а наоборот, их восстановление. И если первое является усилителем болезненного состояния, то последнее его ослабляет и лечит.
В самоконтролируемом аутотрансе нет потери сознания и воли, из него человек может выйти в любой момент времени.
Напомню, что достаточно специфическим фактором, провоцирующим сбой экстремальной настройки организма, является генетическая предрасположенность к этому. Описанная выше ситуация потери экстремума или разрыва обратной связи приводит к непростой процедуре восстановления эффективного поиска и не является типичной для организма и его систем.
Эта ситуация является “штатной” для них в таких состояниях организма, которые характеризуются высокими кондициями в общей устойчивости организма и, следовательно, поведением, приближающимся к норме по общей реакции. Поэтому “экстремум” в приложении к живым организмам есть необходимая часть их жизнедеятельности, а движение к экстремуму для любого нормально функционирующего организма есть его совершенствование в среде его существования с любой долей неопределенности.
Понятие нормы для организма без движения в направлении экстремума его характеристик ошибочно по сути. А поведение человека в экстремальных ситуациях так глубоко проникает в личность, что практически полностью характеризует поведение человека в любых ситуациях.

10.7. Самоопределение и поведение при потере глобального экстремума
Ощущение смыслов жизни человеком и своих Духовных высот для нашего организма обобщенно представляется как ощущение одного глобального экстремума жизни, которого человек как бы должен достичь. Для решения этой задачи жизни он и получает некий первотолчок и завод всех внутренних механизмов.
Высокая степень напряженности в организме или высокая степень неопределенности информации почти всегда говорят о значительной удаленности общего состояния организма от экстремума и о явном недостатке информации для самоуправления. При этом, как правило, напряжение человека чувствуется и в его поведении.
Спокойствие и определенность поведения говорят о близости общего состояния организма к экстремуму жизни. Однако поддержание состояния близости к экстремуму требует от человека значительных усилий в том, чтобы ему как можно чаще находиться в экстремальных ситуациях для постоянной подстройки под смещение экстремума.
Иногда этим объясняются отклонения в поведении некоторых людей, когда они, сохраняя общий контроль сознания, вдруг, совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях, создают себе и/или вокруг себя экстремальную ситуацию, чтобы продемонстрировать, даже не осознавая этого, свое поведение в них как естественную реакцию на рост инициированного у них внутри напряжения. При этом, как правило, полностью отсутствует внешняя причина для такой демонстрации.
В таких людях часто происходят и быстрое сенсорное истощение, и быстрый набор энергии. Может наступить полное сенсорное голодание, когда организм становится невосприимчивым к ощущениям и желаниям.
В других случаях чрезвычайно высокая чувствительность создает в организме ситуацию очень большой информационной зашумленности, при которой ему нет возможности определить хоть какое-то движение к экстремуму, и вместо того, чтобы повысить пороги чувствительности, организм, наоборот, снизит их еще более, якобы для того, чтобы получить для доопределения еще больше информации. Естественно, это только усугубляет положение с перенасыщением информацией.
Иногда внутренние напряжения в организме программируют свой рост автоматически, почти беспричинно, чтобы опять войти организму в режим поиска экстремума. В последнем случае “почти беспричинно” означает автоматизм “вечного двигателя” организма – напора Жизненного Потока как непрерывно разворачивающегося во времени процесса самоорганизации на всех уровнях материи и сознания.
Таким образом, организм человека, любого из нас, хотим мы этого или не хотим, всегда находится в состоянии самоопределения. Даже когда мы спим или болеем. В последнем случае самоопределение становится для нашего организма наиболее актуальной задачей.
10.8. О Духовном экстремуме, фанатизме, или власть вместо Бога
Люди, по каким-либо причинам надолго потерявшие ощущение движения к экстремуму, часто и инстинктивно ищут для себя крайние ситуации.
Именно поэтому фанатизм как явление наблюдается в разных областях человеческих интересов и отличает тех, кто не имеет высоких духовных ориентиров жизни. Как правило, фанатики живут в крайне агрессивной среде, которую сами же создают, ради идеи, якобы четко показывающей им направление на экстремум.
При общей потере смыслов жизни недуховный человек ищет направление на глобальный экстремум не внутри себя, восходя к Высшему проявлению Духа, а снаружи, у тех, кто берет на себя смелость или кто под действием дурмана невежества готов указать заблудшему это потерянное им направление. По большому счету, любая чужая власть со стороны для таких людей есть идеальная замена Духовному руководству.
Власть сильна там, где менее всего присутствует в подданных Духовный Свет. Деспот всегда олицетворял собою инверсию Бога – сатану.
Человек позволяет другому человеку властвовать над собой тогда, когда его душа не принадлежит Богу. Он просто отдает этому другому свою душу. И она оказывается занятой не Богом, а властолюбцем.
Поэтому Духовность всегда враждебна деспоту, и он ее отменяет или убивает.
Достигнутый человеком духовный уровень всегда входит основополагающим элементом в любую его жизненно важную систему, будь то соматика, психика, энергетика или их подсистемы.
Духовный уровень человека руководит его состояниями и через них всей информационной системой как самого организма, так и системой связи его со средой, представляющей из себя весьма сложную самоорганизующуюся систему.
Если путь и цель человека – его совершенствование, то само совершенствование – это умножение, накопление и реализация смыслов. Смысл – это, как я уже говорил, проявленная и преобразованная информация. В этом, как я понимаю, и состоит духовная задача человека – стремиться к Духовному экстремуму, преумножая Божественный смысл бытия.
10.9. Бронхиальная астма и восстановление контакта со средой
Когда я говорю о негативных или позитивных реактивных комплексах сознания или психики (НРК и ПРК), необходимо иметь в виду, что эти понятия включают в себя большую долю условности, относящейся к их качеству: негатив или позитив их играет роль лишь в конечном проявлении в поведении человека.
Само же возникновение НРК и ПРК не носит разнополярного характера: на этапе их рождения они являются близнецами. И лишь наличие или отсутствие положительного состояния души в моменты обучения человека программирует их автомат на определенное качество последующих реакций.
Реакция, направленная на снижение способности какой-либо части организма (сокращение, спазм), является типичной и естественной для организма, когда она поддерживается в нем лишь в виде предварительных внутренних напряжений, локализованных в этой части, и не поддерживается внешней средой относительно этой части.
Говорят, что в таком случае в организме не создана потребность в целом для утилизации этих напряжений. Такое внутреннее локальное напряжение является для любой части организма и для всего организма тренировкой наоборот, когда любой местный кратковременный стресс, например, расширяет сосуды, но адаптация организма к этому локальному стрессу автоматически и практически навсегда приводит их к состоянию еще большего сужения.
Аналогично и с бронхами при бронхиальной астме: физиологический стресс, иногда неясной природы, невидимо, постоянно и часто почти неощутимо присутствует в организме больного, делая свое черное дело.
Иногда же подобный стресс возникает как реакция на определенное непереносимое в целом организмом лекарство, что совершенно неудивительно при чрезвычайно высокой общей и локальной чувствительности больного.
Поэтому идеальным вариантом для больного бронхиальной астмой было бы создание особых условий его существования, заключающихся не в обеспечении ему покоя, а наоборот, в поддержании постоянной активности его организма. Это необходимо, чтобы утилизировать скрытые напряжения в окружающей для напряженной части среде.
Под утилизацией я понимаю прием и поддержку окружающей средой всех положительных проявлений человека: эмоций, поведения, физических действий, творчества. В этом состоит принцип активного Зеркала Жизни.
Такой больной должен научиться жить со средой как с интересной личностью, понять, что Океан Жизни готов прийти ему на помощь, только бы он сам не замыкался в своей болезни. Человек должен разомкнуться, выйти из своей внутренней тюрьмы болезни.
Самым простым выходом при этом для человека могут служить занятия физическими упражнениями продолжительного характера – часами, – но невысокой интенсивности.
Этим скрытые внутренние напряжения получат возможность быть переключенными на причину внешнюю, утилизируются, а значит, в организме могут восстановиться нормальные процессы адаптации, которые, в свою очередь, могут привести к размыканию или, по крайней мере, хотя бы к ослаблению обратных связей порочного круга болезни.
Это - еще одна из иллюстраций того, что в случае тяжелых заболеваний необходимо из внутреннего, замкнутого на себя круга выйти во внешний, который замыкается через объект более высокого уровня.
Объектом более высокого уровня, чем один человек, я считаю материальное и сознательное объединение человека, объединение положительного характера, с объектом среды, создающим большие возможности для больного. Таким объектом может быть просто беговая дорожка, позитивно настроенный другой человек или глубокая вера в духовное перерождение и активное следование ей.
Только что описанными действиями человек может поддержать некий природный стратегический план по переносу своего влияния на все более расширяющееся пространство.
Действия человека в этом случае не противоречат природным установкам, наоборот, лежат в их русле и потому, как правило, бывают поддержаны силами природы.
Нужно учитывать, что развивающийся Мир в его невидимой и недоступной нам части исключительно позитивен, и потому любое наше движение в потоке позитива он усилит и вдохнет в него дополнительную энергию. Необходимо лишь сознательно пойти на контакт с ним.
Паника и апатия лишь ухудшают состояние эндокринной системы, которая в свою очередь усугубляет заболевание. Только высокое душевное состояние способно устойчиво разорвать порочный круг болезни в звене, связанном с гормонами и, следовательно, с установками на перерождение тканей организма.
10.10. О системном лечении и о системном контроле
Лечение возникающих на фоне бронхиальной астмой вторичных, сопутствующих, заболеваний стандартными несистемными методами, то есть без учета особого системного воздействия применяемых для этого лекарств на другие органы, приводит, как правило, к ухудшению основного заболевания из-за возникновения упорного системного сопротивления, которое оказывает проводимому лечению вторичного заболевания вся система всеми звеньями своей замкнутой цепочки органов и подсистем.
Как правило, на ровном месте из ниоткуда возникают осложнения от хорошо известных в своем применении лекарств, неожиданными побочными эффектами от этого блокируются иногда любые попытки их подбора.
Хочу подчеркнуть эту особенность дополнительно: если на хорошо изученное по своим действиям на организм лекарство он дает реакцию неясную, противоположную или неизвестную до того, то налицо присутствие в организме явного хронического системного заболевания. И подход к его лечению должен быть особый, требующий хорошо продуманных действий и тщательного выполнения предписаний множественного воздействия на органы и подсистемы, чтобы разомкнуть порочную цепь не в одном лишь звене, а по возможности во многих, чтобы, даже возникнув снова в какой-нибудь части организма, порочные связи звеньев не могли опять воссоединиться в целостную замкнутую на себя систему-паразит, в систему-убийцу.
И еще: когда мы применяем новые для нас лекарства, необходимо очень внимательно следить за их действием на организм и немедленно прекращать их прием при каких-либо неясных ухудшениях состояния, не дожидаясь распоряжения нашего лечащего врача на отмену.
Бывает так, что тяжелое хроническое заболевание прекрасно маскируется в организме с помощью хорошо развитой системы адаптации и суперкомпенсации, создавая этим зыбкое равновесие, а неизвестное организму лекарство может легко нарушить это равновесие, дав мощный толчок для активизации до того спящей хронической болезни.
Последствия от упорного нежелания замечать ухудшение состояния на фоне приема нового лекарства могут привести к катастрофе. Поэтому никогда нельзя сказать категорически, что какое-то лекарство является абсолютно безвредным для организма, спектр его воздействий на организм проверяет сама жизнь, а мы лишь можем быть уверены в одном: вовремя заметим нежелательные отклонения и примем все необходимые в этом случае меры предосторожности. Иного пути пока нет.
10.11. Бронхиальная астма, дыхание и дистрофия
Любые болезни когда-нибудь начинаются, ведь мы и рождаемся для того, чтобы умереть, но приступообразные заболевания тем и отличаются, что повторное их обострение происходит без видимых на то особых причин.
И лишь тонкий анализ во многих случаях помогает найти начальное звено, изменение в котором повлекло за собой цепную реакцию изменений в других частях.
Значительно ухудшают работу друг друга бетаблокаторы и спазмолитики. Улучшая дыхание при удушье с помощью лекарства, мы ухудшаем работу сердца, вызывая спазм в его сосудах и аритмию. Расширяя сосуды сердца и снижая аритмию его деятельности при помощи бетаблокаторов, мы вынуждаем сужаться бронхи. И наоборот. Мы гоняем таким образом внутренние напряжения из одной части организма в другую без того, чтобы вывести их вообще за пределы организма.
Внутренние напряжения во многом возникают самопроизвольно, автоматически, чтобы обеспечить организму тренировочный эффект, как переедание обеспечивает его тому, кто не желает заниматься физической работой.
Перекачку энергии необходимо замкнуть через внешнюю среду. Даже сама повышенная вентиляция легких в приступе астмы однозначно говорит о том, что легким категорически требуется работа в повышенном режиме, и чем больше после приступа будет покоя, тем сильнее проявит себя приступ следующий.
Только через физическую активность можно замкнуть деятельность дыхательной системы, чтобы воздействовать успокаивающе на нее. Более того, повышение физической активности легких снижает возбуждение значительной части коры головного мозга, то есть обладает общим седативным эффектом.
При отсутствии физической нагрузки на мышцы тела и при одновременном форсаже дыхания эффект увеличения выработки углекислоты в организме затрагивает в основном сами легкие и работающие на них мышцы.
Такая местная активизация может привести к дистрофии системы дыхания, если не связать их физическую деятельность с физической деятельностью тела в целом. Поэтому всегда необходимо подкреплять любую холостую физическую нагрузку на легкие общефизическими упражнениями, неважно, с какой целью были активизированы легкие – для вхождения в транс или же это был приступ астмы.
Чем больше волнений пережил человек, тем более ему необходимо это, чтобы не создать в организме предпосылок для некомпенсированных изменений и, следовательно, для возникновения дистрофии.
Гиперактивность напряженных структур любой природы категорически заставляет повысить активность легких и, если эта активность не подтверждена физической потребностью всего организма, защита легких выразится принципом истощения: ростом ткани и снижением мощности.
Активизация организма, какой бы она ни была – подтвержденной или же нет общей потребностью, - вынуждает изменить режим газообмена с тем, чтобы повысить общее содержание углекислого газа в крови и, следовательно, чтобы увеличить площадь кровеносных сосудов и общее количество потребляемого кислорода.
Регулирование содержания углекислого газа в целом по организму происходит только за счет частоты и глубины дыхания. Поэтому и при возникновении скрытых напряжений в организме потребность в кислороде увеличивается, и бронхи автоматически блокируются спазмом, чтобы повысить концентрацию кислорода в крови.
Преодоление спазматического эффекта глубоким и частым дыханием вызвано потребностями организма на выброс излишне накопленного углекислого газа и потребностями в очищении реактивного ума от негативных реактивных комплексов, которые в условиях транса (или хотя бы в условиях обычного сна) разрушаются при переходе в сознание.
10.12. Сверхчувствительность – одна из причин приступов
И хотя я достаточно подробно останавливаюсь на бронхиальной астме, любое заболевание характеризуется замкнутой циклической структурой взаимосвязи различных частей и уровней между собой, образующих порочность информационных потоков, автоматически возникающих в этой их совершенно ненужной для нормального функционирования взаимосвязи.
Итак, я пытаюсь показать, что спазм бронхов вообще является естественной реакцией на явную или скрытую потребность организма, а его превращение в болезненное проявление связано с перерождением многих частей организма, вызванного разными причинами, одной из которых может явиться гиперчувствительность тех же бронхов, трахеи или легочной ткани, которые реагируют на раздражающее их воздействие точно так же, как это происходит у самого настоящего экстрасенса, имеющего сверхвысокую чувствительность постоянного или временного свойства, включенной на ловлю любого ощущения и реакцию на него.
Я считаю, и мой опыт это подтверждает, что на теле и в теле подавляющего большинства людей вообще имеются зоны или участки очень высокой чувствительности, которые реагируют болью, холодом, теплом, покалыванием или другим каким способом не только на функциональные и органические изменения, на и на энергетическую, душевную или эмоциональную интервенцию как положительно, так и отрицательно.
И не так редко причиной заболевания людей действительно служат воздействия кого-то другого, как правило, совершенно неосознаваемые. Такое воздействие происходит на уровне простого взаимодействия полевых структур, их пересечения.
Реакция же на это может быть совершенно различной, в том числе и очень болезненной. Но не потому, что кто-то имеет злой умысел против другого.
Происходит это в основном оттого, что человек изначально имеет эти особые зоны высокой и сверхвысокой чувствительности, влияние на которые даже слабых полей способно вызвать очень большой сигнал-отклик, иногда болезненный, а чаще всего приводящий постепенно при постоянном раздражении этой зоны к полноценному заболеванию.
Как у многих экстрасенсов, если они не ведут жизнь с выполнением особых правил поведения, чтобы защитить себя от переизбытка информации, так и у большинства не подозревающих, что они являются скрытыми экстрасенсами, происходит информационная потеря или сильное размывание Рацио-составляющей сознания той части органа или тела, которые отличаются высокой чувствительностью.
И хотя я говорю это по отношению к полевому воздействию, это же остается справедливым и по отношению к какому-нибудь продукту питания или лекарству.
По большому счету причина аллергических заболеваний лежит именно в этом, когда высокая чувствительность какого-то органа в организме может быть развита только под действием продуктов вторичного синтеза или распада как особого рода веществ, приближающихся по своим характеристикам при воздействии именно на данный орган к веществам-регуляторам, управляющим состоянием внутренней среды межклеточного пространства, то есть к гормонам, медиаторам и другим.
10.13. Кто управляет сверхчувствительностью в организме
Сверхвысокой чувствительностью может обладать, например, желудок, и тогда может потребоваться всего лишь одно занятие с человеком, чтобы произошло переключение чувствительности органа.
Таким занятием может быть, например, простая беседа, а совсем не грубый гипноз. Это даже не внушение, это типичная форма работы с органом, в данном случае с желудком, как с живым и мыслящим существом. В моей практике были случаи помощи в подобных ситуациях не только при заболевании желудка, но и сердца, кишечника, мозга, печени и других органов и систем.
Локальной чувствительностью в нашем теле легко управляют лекарства, ею можно управлять и по-другому.
Процесс учащенного дыхания становится болезнью тогда, когда выход системы вентиляции из процесса активизации оказался слишком затянут, либо исчез сигнал потребности, либо же он не был подтвержден вообще. Во всем этом проявляется или низкая устойчивость самой системы гомеостаза – организма в целом, – или сильное искажение информации, например, в гиперактивной модели.
Любая волевая методика регулирования дыхания, используемая без подтвержденной мышечной потребности, будет восприниматься организмом как ложная, а тренировка в соответствии с нею приведет к гипертрофии некоторых частей организма и к истощению в целом.
Кроме того, волевое дыхание замедленного типа вызывает нежелательный подъем артериального давления крови, а продолжительные занятия им – стойкую гипертонию со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Возможны и другие осложнения, например, возникновение опухоли в органике мозга из-за продолжительных задержек дыхания, которая приводит, как правило, к возникновению сверхчувствительности в какой-либо части организма и к той или иной форме контакта с сущностями низкого уровня.
Поэтому более физиологичным является создание первичных напряжений в теле как потребностей, связанных с процессами материального мира.
На этом принципе построены многие профилактические системы, например, йога.
Однако во многих из них не выделяется тот факт, что эти системы оздоровления дают максимальный эффект лишь при истинной духовной жизни занимающегося. Это не является преувеличением. Дело в следующем.
10.14. Разорви порочный круг
Любое зацикливание порочной системы в ее болезни приводит эту систему к ее изоляции от систем более высокого уровня в самом организме и от всей иерархии общей структуры.
Насколько важен этот вывод?
Уверен, что он – один из самых важных выводов. Это иллюстрация к проявлению Высшей Духовности в мире форм: к болезни приводит та или иная степень изоляции.
Включенность же нас в общую и бесконечную иерархию смыслов позволяет пользоваться нам, как и любой другой природной системе, критериями своего уровня и, что особенно важно, критериями всей природной иерархии, Духовностью, уходящей в бесконечность.
Поэтому так исключительно важно разомкнуть порочный круг существования, будь то какая-то система в организме или образ жизни человека. Как это делать? Всеми доступными и безопасными способами. Медицина ортодоксальная применяет для этой цели даже шокотерапию, иногда уродуя человека до неузнаваемости. Оправданием для нее служит необходимость вывода человека из глубоких состояний зацикливания, самоизоляции.
Критериями самоизолированных систем могут быть любые зависимости энергетического или психологического характера. Их критерии могут быть искажены примитивизмом, хорошо проявляющимся при анализе поведения человека, и блокировкой высших уровней – Духовности – в проекции на реальность, что и наблюдается при хронических и приступообразных заболеваниях.
Абсурд, но в психологии царствовала термодинамическая теория, как в физике. Неверный результат анализа при термодинамическом подходе на длительное время затормозил развитие науки иерархических систем. Точно такую же роль сыграл и неучет психологических особенностей организма, когда наука стыдливо отвернулась от исследования особого влияния на наше поведение самостоятельно существующих в природе примитивных сущностей, коими могут быть изолированные от иерархии смысла и самодостаточные в информационном плане сложные информационные образования в психике человека, негативность и позитивность которых я в какой-то степени пытаюсь здесь проанализировать.
Человек должен знать, что действительно из некоторых ситуаций необходим как можно более быстрый выход. Хоть куда, лишь бы только двигаться, а следовательно, хотя бы самоопределяться. Иначе происходит углубление изоляции состояния.
Ничто не стоит на месте, все и всегда движется. Поэтому, если нет наблюдаемого движения вперед, значит, есть ненаблюдаемое, скрытое, движение назад. Состояние несамоопределения, потери ориентировки, как правило, приводит к понижению основного состояния души в сторону апатии, если у человека имеются проблемы с проявлением воли. Но во многом воля зависит от степени разумности доводов.
10.15. О выходе из ожидания приступа
В конечном итоге общая и специфическая устойчивость и способность к ее сохранению обеспечивают оптимум движений в человеческом организме.
Сама устойчивость есть функция быстродействия, и потому те системы в которых реализованы режимы оптимального по быстродействию управления, являются наиболее устойчивыми. Вот почему скорость биологических процессов определяет будущее направление развития. Вот почему скорость умственных вычислений является предпосылкой более высокой степени развития разума.
Устойчивость многих систем снижается от проявления страха стресса, который в случае периодически наступающих приступов приводит, как правило, к постоянному волнению ожидания, во всех случаях приводящему к появлению глубочайшего невроза.
Возникает типичный конфликт невроза: длительное сохранение состояния возбуждения может реализоваться в целенаправленной активности, поддержанной со стороны среды, но оно “застревает” в сумбуре внутреннего панического поиска, в котором только случай может подсказать необходимое решение.
Снижение же устойчивости приводит к увеличению амплитуд поиска в значительной степени. Возникает характерная паника как внешнее выражение внутреннего волнения. И хотя этот процесс резко снижает степень разумного поведения, тем не менее он достаточно хорошо контролируется самим больным.
Можно и нужно ставить перед таким человеком задачу научиться выходить из подобных состояний затянутого ожидания приступа, даже если эта процедура выхода для него поначалу будет очень трудной внутренне. Решение усложняется тем, что естественная спонтанность поиска смешивается с беспорядочными движениями под действием паники – основы поведения болезней-сущностей, паразитизм которых поддерживается с помощью возникающей в организме сложной и порочной системы, включающей в себя паразитические изменения во многих органах и подсистемах.
Поэтому весьма важным с самого начала является выработка каждым больным оценок ложности предмета волнения, оценок ложности активизации организма.
Человеку даны колоссальные возможности управлять собственным состоянием по многим каналам воздействия. В частности, ритмом и глубиной дыхания. Использование их позволяет во многих случаях предотвратить сползание организма к нежелательным и вредным режимам работы, на которые его толкают многие факторы внутреннего и внешнего плана.
10.16. Выводы, или что же все-таки делать?
Из громадного множества заболеваний мною совершенно неслучайно выбрано одно – бронхиальная астма – как тяжелое заболевание, тяжесть которого усугубляется как раз отсутствием, в отличие от многих других, именно правильного автоматизма в системе дыхания и, главное, именно поэтому наличием глубокой блокировки канала волевого управления дыханием во время приступа и в некоторых других состояниях.
В управлении дыханием с основным сигналом управления – автоматическим – смешиваются еще два сигнала управления, две установки: установка страха и волнения, вызывающая активизацию организма, и установка, основанная на логике ложности этих состояний страха и волнения. Поэтому поиск оптимума – экстремума – в организме в этом, выходящем за пределы невротического, случае сильно затруднен.
Сниженная, и довольно резко, устойчивость организма в целом приводит, как правило, при бронхиальной астме к усилению противоположных процессов: активизации-воспаления и деградации-дистрофии. Причем, пределы, в которых варьируются при болезни устойчивость и качество большинства систем и подсистем организма, весьма широки. Наряду с ростом ткани и снижением мощности органов по мере продолжения приступов возникают и все ярче проявляются Ян- и Инь-синдромы заболеваний органов, которые впрямую не связаны с системой дыхания.
Происходит ослабление иммунной системы и вслед за этим:
все более активизируются периодические выбросы противовоспалительных веществ, в том числе гормонов надпочечников и слизи в дыхательной системе;
для выброса слизи все более стимулируется к резким выталкивающим движениям диафрагма, что в свою очередь еще более поддерживает легочно-сердечный невроз;
возникающий на этой почве кашель дополнительно через действия диафрагмы вызывает импульсное парциальное давление воздуха в легочном пространстве значительной амплитуды и потому дополнительно стимулирует резкое повышение артериального давления крови, развитие тяжелой гипертонии, невроза и ишемии сердца, что естественно ведет к развитию существенных изменений в сердце, к его дистрофии, к изменению функций обслуживающих сердце систем;
нарастает общий и локальный информационный шум в организме, снижающий качество практически всех систем;
нарастающие хронические воспалительные процессы в дыхательных путях постоянно провоцируют спазм при любом попадании микрочастиц, в том числе и молекул ароматических веществ, на воспаленную поверхность;
эти частицы плохо утилизируются слизью из-за частого ее отсутствия на некоторых сильно воспаленных участках в дыхательных путях;
чувствительность воспаленных поверхностей чрезвычайно возрастает из-за разрастания воспаленной ткани;
большинство жизненно важных систем переходят на режим “рваного” поиска оптимума с большой амплитудой колебаний и со слабым затуханием, то есть на режим динамического дисбаланса.
Организм подсказывает нам, что глубокое и частое дыхание, на которое он переходит при бронхиальной астме, одновременно ведет к трансовому состоянию, облегчающему страдания.
Транс позволяет легче перенести стресс от приступа, притупляет ощущения, создает условия не только для лучшей разрядки напряжений, но и разрушает негативные реактивные комплексы.
Управляемое трансовое состояние позволяет организму увеличить количество эндорфинов в мозге и вслед за этим – повысить состояние души и общие кондиции организма. Главное же, это значительное сужение областей возбуждения в коре головного мозга. Только трансовое состояние увеличивает концентрацию углекислоты во всех тканях организма, отводя ее от легких и тем снижая стимуляцию роста больной ткани.

11. ЧТО ДЕЛАТЬ НАРКОМАНУ
11.1. Желание паразитизма
Когда ко мне обратились мои знакомые, родители Олега, с просьбой помочь ему, я сразу согласился, несмотря на то, что стаж его как наркомана был уже в пятнадцать лет. Ему было тридцать пять, и при всем его желании на словах стать нормальным человеком мне хотелось и помочь ему, и посмотреть, как у него будет транформироваться палитра ценностей, когда он станет отползать от могилы. Я являюсь противником вклинивания в личность, противником гипноза. И стараюсь заниматься с такими, кто сам способен проявить волю и тащить себя за волосы, как барон Мюнхаузен.
Для человека, который был передо мной, все в жизни практически закрылось, все кончилось: он предал по нескольку раз своих родных, друзей и просто знакомых, обманывая их, беря в долг деньги и не отдавая. Много вещей он вынес из квартиры родителей и продал.
Чтобы обезопасить себя, родители купили ему однокомнатную квартиру и отделили его. К моменту нашей с ним встречи в его квартире остались только унитаз и раковина, остальное он продал.
Фактически он жил, как преступник. Своих родителей он уже почти свел с ума. Много раз он кодировался и лежал в психиатрической больнице. Мой подопечный был странен еще и тем, что мог заменять наркотик алкоголем.
В состоянии паники и безверия обратились ко мне его родители. Чем я мог утешить их? У меня к этому времени уже были случаи полного освобождения человека от тяги к алкоголю: женщины и мужчины. Были полууспешные случаи и с наркоманами. Мой опыт подсказывает мне, что среди определенного круга кризисных больных существуют группы людей, которые могут сами с минимальной посторонней помощью остановиться в своем падении.
Часть людей может сделать это на страхе перед запретом, как это бывает с теми, кто идет на кодирование, а потом живет в панике, как бы не нарушить запрет. Они даже не смотрят на вино, чтобы не поддаваться искушению. Таких становится все меньше и меньше, но они еще есть. Разочарование в методах кодирования оставляет в этой группе менее пяти процентов от прошедших курс.
Вторая группа людей, подверженных болезненным привычкам, способна остановиться под влиянием проникновения в душу глубоко духовных истин на основе духовной веры. С такими приятно иметь дело – это люди временно оступившиеся.
К третьей группе относятся те, кто способен изменить свою судьбу, просто осознав свое дикое положение. Для них критерий человечности стоит на первом месте.
Но есть самая большая группа людей, которые способны пережить лишь временный страх перед мраком смерти, и они, уже стоя или сидя на краю могилы, с трудом соглашаются на эксперименты над собой. Их искренность и честность не стоят ни гроша. Как только они хоть немного отползают от края могилы, они начисто забывают, что совсем недавно клялись всем святым.
11.2. На что надежда
Вот именно такой последний и достался мне. Родители проклинали его, мать просила Бога убрать его с лица земли, врачи гнали его, отец грозил прикончить. Но вот мелькнула у них какая-то непонятная надежда, когда они обратились ко мне.
Я объяснил им, что работаю только с тем, кто готов выполнять мои рекомендации сознательно, что я являюсь сопровождающим в начале его нового пути, что я не лезу в личность подопечного с гипнозом и что проблемы у их сына лежат в искаженной системе ценностей жизни.
Есть множество людей, которые способны жить по измененной схеме напряженной жизни лишь какое-то небольшое время, пока рядом с ними находится человек-зеркало. В общении с ним они видят себя переделанного, некий идеал, который отражается в сознании попутчика, но, как правило, находит слабое искаженное отражение в их собственном сознании.
Желание видеть себя лучше не основано у них на жизненных принципах, оно базируется всего лишь на гордости, которая есть внешнее отражение в другом.
Гордость, которую в данном случае лучше определить как самость, – это видимость его собственного величия в отношениях к такому человеку со стороны других людей. Этим отношением легко обмануться, не зная, с каким человеком имеешь дело. Если этот другой уважителен во всем, то, как правило, так и выходит: обман состоит в том, что первый все-таки прекрасно знает, кто он на самом деле и чего он сам стоит в трудных ситуациях. Он знает, что не способен в одиночку преодолеть трудности жизненного порядка. Черпать силы он может только у других, находить их у себя он просто ленится.
Система жизни такого человека уже давно не просто дала крен в сторону паразитизма, он попросту погружен в океан паразитического существования. Паразитизм – это первый наркотик, это комфорт, это предательство и подлость, а часто и просто преступление.
Самовоспитание уважения и самостоятельности требует от человека все-таки огромных собственных усилий, на которые паразит в принципе не способен.
11.3. Оправдано ли насилие
Чтобы такой человек хоть как-то мог подняться над собственной убогостью, которую он за убогость и не считает, поскольку живет низменным удовольствием, его нужно вывести на другой, более высокий, уровень и показать, насколько там интереснее, то есть расширить сознание.
Это единственное насилие, которое оправдано в духовном росте. Выход в Духовный Мир – это приближение души, живущей до того в одиночестве, к своей природной сущности – к Мировой Душе, к бессмертию, к Гармонии и Красоте. Это касание Любви истинной, а не одинокой и убогой.
Самовоспитание в себе самостоятельности – камень преткновения на этом пути многих и многих несостоявшихся великих и гениальных.
Эта истина – научиться самим и научить своих детей быть самостоятельными – спокойно миновала родителей моего подопечного, которые и позвали меня к их великовозрастному сыну-паразиту, надеясь только на чудо.
Он сидел передо мной и делал вид паиньки, мало понимающего в жизни, чрезвычайно доверчивого и готового услышать из моих уст великие откровения и точно следовать им до конца очень любимой им своей жизни.
Видел ли я его отношение ко всему и ко всем нам, отношение внутренней насмешки над нами? Да, конечно. Он откровенно блефовал и испытывал от этого наслаждение, но блаженство свое выдавал нам за удовольствие от контакта со мной.
Иногда, особенно со знакомыми, поддаешься на их уговоры, подходишь к их детям-паразитам, как к настоящим больным, и стараешься достучаться до какого-нибудь затаенного в их сознании уголка, не обращая внимания на то, что и не человек вовсе он уже, а монстр. Я, наверное, утопист, если занимаюсь совершенно безнадежными случаями: почему-то надеюсь иногда даже из монстров делать людей. Удивительно, что иногда, редко, правда, это получается.
11.4. Прозрение
Я провел три блока занятий с Олегом, и он временами с интересом и охотой занимался со мной, изучал приемы особого дыхания, бегал по стадиону, медитировал. Недели через две он преобразился – почувствовал вкус к жизни, завел себе новых друзей, стал много работать: он ремонтировал вместе с отцом автомобили. Даже стало казаться, что человек действительно изменился.
Но месяца через четыре все вернулось. Самостоятельность, заработанные им деньги не удержали его на плаву. С начала моих занятий с ним он снова жил вместе с родителями, и они снова взяли над ним жесткую опеку. Может, в этом и заключалась ошибка. Как я ни уговаривал их, они не хотели приотпустить свои вожжи.
Опека очень скоро трансформировалась в полное и безоговорочное подчинение сына им. Они стали требовать от меня тоже жестких мер, а мои объяснения о пагубности подобного разбивались об их нежелание понять мои доводы.
Они считали, что их сын не способен к самостоятельным действиям, не может проявить разум в ограничении себя в контактах и в выборе занятий. Они следили за каждым его шагом, контролировали каждое его движение. Дома даже в присутствии меня они не могли остановить себя от этой подозрительности.
Я понял, что наши успехи с Олегом скоро совсем будут сведены на нет в результате такого отношения. Наше с ним творчество попало в капкан родительской “заботы”.
Вначале Олег очень активно пользовался теми приемами и теми ключами, что я ему дал. Но по мере роста притязания родителей на его душу и его самостоятельность он все более терял желание жить нормальной жизнью. Я объяснял родителям неоднократно и доказательно, что тот метод, который применяю я, не требует никаких запретов на прием наркотика или вина, приводил примеры из своей практики. Я заранее им объяснил, что Олегу необходимо будет уколоться и выпить, чтобы проверить устойчивость к наркотику и вину. Говорил, что не нужно делать из этого трагедии, ведь он готовится к такой жизни, в которой нет запретов.
11.5. Как остановить себя?
Понять же ту истину, что их сын может вообще жить постоянно, принимая ежедневно небольшую дозу, им было, как оказалось, просто не под силу. Как я им ни объяснял, что организм их сына в принципе неспособен выдержать дневную информационную нагрузку, как другие люди, они не хотели этого понять.
За пятнадцать лет приема наркотика их сыном у него уже образовалась не просто болезненная привязанность. Генетический код его клеток был ущербен изначально, от рождения.
Такие люди, имеющие особо высокую информационную чувствительность, принципиально не могут жить без поддержки чужеродного вещества, являющегося для их организма недостающим и обязательным элементом. Вещество, которое заменяется наркотиком, у других людей, ненаркоманов, имеется в их клетках, а у него нет.
Давно известно, что если таким людям удается свести прием наркотика к минимальным лекарственным дозам, то они становятся чрезвычайно активными в жизни, весьма плодовитыми в их деятельности. Только тогда эти люди не являются потерянными для общества и семьи. Ведь не считаем мы потерянными тех, кто привязан к инсулину при заболевании сахарным диабетом.
Критерием при этом является способность их вести разумную жизнь, сознательное включение их в окружающий мир. Единственно важным моментом их жизни становится лишь удовлетворение потребности организма в этом веществе, но в минимальном количестве. А для этого необходимо постоянно проводить небольшой комплекс мер, которым я и учу их.
Практически им нужно лишь поддерживать определенную, не такую уж обременительную, дисциплину жизни и физическую форму. Без воли тут не обойтись, но это далеко не героические усилия.
Сложность в таком поддержании определенной физической формы для Олега состояла в том, что ему было неоткуда взять даже негероических дополнительных сил, дополнительной воли, чтобы противостоять своим родителям в их интервенции в его душу.
Его паразитическое существование в течение многих лет во взрослом состоянии, а до этого – жесткая опека родителями в детстве, не дали ему оснований для его самостоятельного перехода на новый уровень жизни.
И как ни облегчал я ему этот переход, как он сам ни упирался, железная воля его родителей оказалась намного сильнее.
Вполне ответственно заявляю, что это именно она и доломала его. Как показала жизнь, именно они, родители, не смогли перестроить себя, не смогли и не захотели понять, что их отношение в данном случае будет играть основную роль.
И в этой обстановке сильнейшего давления на его самостоятельность он сам не нашел в себе силы, чтобы окончательно пересмотреть собственную систему ценностей, не впустил в себя духовность, хоть и вошел в нее, не стал читать другие книги, кроме детективов.
11.6. Оптимизм
И тем не менее, даже несмотря на, казалось бы, отрицательный результат с точки зрения родителей, я не склонен причислять случившееся к неудачам. В принципе я всегда готов к такого рода событиям, ведь я занимаюсь такими крайними случаями, когда всем кажется, что нет никаких надежд, кроме призрачных.
Главное, я считаю, то, что теперь Олег может сам прекратить “ломку” в течение получаса-часа с помощью тех приемов, которым я его обучил. Он уже может в любой момент регулировать свою тягу к наркотикам, алкоголю, табаку или еде – всему этому он обучен. И еще: он попробовал другой жизни, и он ее не забудет; жизни, переход в которую зависит теперь только от него самого, уже не только от желания, но и от применения известных ему усилий. В новой жизни он мог бы добиться высокого, и он уже знает об этом. В ней нет запретов, без которых не смогли обойтись его родители, не могут обойтись пока врачи и те, кто не знаком с новыми направлениями помощи таким кризисным больным.
Запреты ломают людей почище, чем тот же наркотик, они ему и поставляют клиентов, о чем, к сожалению, немногие родители знают. Фактически человек бывает сломлен не своим болезненным состоянием, даже самым тяжелым, а тем отношением, которое создается вокруг него, его окружением, – это либо неверие в какие-то возможности помощи извне, либо неверие в преображение самого человека, либо вообще равнодушие.
Это поле неверия и духовного равнодушия родителей Олега поглотило и разоружило больного.
Когда спрашивают, за каких людей я могу взяться, чтобы гарантировать им помощь, я отвечаю, что совершенно необязательно решает дело интеллект. Часто бывало, что меня привлекало в человеке всего лишь желание изменить жизнь. Но обязательным условием во всех случаях является духовная перестройка, при которой все происходит и проще, и быстрее. Иногда она бывает настолько быстрой, что приходится удивляться и мне: вот только вчера, казалось, это была старуха, потерявшая вкус к жизни, а сегодня это открытая и молодая еще женщина, уверенная в том, ради чего она живет.
Человек, ощутивший духовные силы в своем немощном организме, создает вокруг себя новую ауру, новое поле, хорошо ощущаемое по его упругости и надежности. Исходящий от человека Духовный Свет сначала удивляет нового человека своим несоответствием бессилию тела, вызывает уважение к не покорившемуся под тяжестью телесного, а потом заставляет задуматься любопытного и пытливого над этим несоответствием, с помощью которого природа может приоткрыть завесу своей тайны вечности Духа и тленности тела.
Люди рядом с таким преображенным Духовностью человеком автоматически выходят на новый уровень мышления, миропонимания.
Олег, конечно, тоже изменился. Он стал теперь более реально оценивать окружающих, в первую очередь родных и близких.
Часто мы не осознаем, что нашими самыми большими врагами являются наши самые близкие люди хотя бы уже тем, что они заставляют нас подчиниться жестким программам поведения по-настоящему ритуального характера. Нам очень удобно так жить, не задумываясь о последствиях. Когда мы понимаем это, то и помощь больному, исходящая от нас, соединяется с желанием и духом больного. Подчинение обстоятельствам перестает быть трагичным, а иногда даже воодушевляет.
Когда же такой помощи нет, а ограничения нашими родными и близкими приобретают абсурдный характер, угнетающий нас, рано или поздно мы начинаем бунтовать. У ребенка – это непослушание, раздражение, показная лень, у взрослого – все то же самое, вплоть до аффективных, неконтролируемых им самим состояний протеста.
И как ни страшно родителям отпускать от себя слабого, по их мнению, человека, как ни сложно, как ни тяжело, все равно изменить себя в таких случаях необходимо раньше, чем начать переделывать ребенка. Если этого не случится, то, как правило, состоявшаяся попытка только усугубит ситуацию, что мы часто и наблюдаем: протест против насилия над личностью таков, что сорвавшийся человек – наркоман или нет – уже в знак протеста проваливается в болото своего греха или болезни намного глубже.
Такие попытки со стороны могут иногда кончиться плачевно, трагически, если родитель не хочет повиниться перед Богом за свой грех – за привязку своего ребенка к себе.
11.7. Простой тест
Наркотическая, или болезненная, привязанность проявляется при отказе от контактов с веществом или человеком, подозреваемым на предмет ненормальной связи. Если непосредственно после отказа и до возможного следующего приема вещества или же после отказа от контактов с подозреваемым человеком у тестируемого началась “ломка”, то можно однозначно говорить о наркотической зависимости – о положительности результатов тестирования. Можно провести исследования на предмет получения параметров объективного анализа. Я специально говорю о болезненной привязке и к веществу, и к человеку.
Простота теста скрывает его тяжелую переносимость для тех, кто имеет болезненную привязанность. Конечно, в ряд наркотиков в таком случае могут попасть и многие лекарства, которые пока таковыми не признаны, например инсулин, замещающий недостающий до нормы естественный гормон.
Практически любое лекарство, к которому привык организм, при подобном тестировании будет признано наркотиком. Это – и любой человек, привязавший к себе другого любым способом, при котором этот другой социально адаптирован, а без него – нет.
К последнему можно отнести часто наблюдаемые случаи привязанности матери и ребенка, когда подрастающий ребенок не может пройти через естественные процессы отчуждения от родителей, называемые возрастными кризисами, и не отходит как личность от личности родителя. Его личность, развиваясь со временем, включает личность другого – родителя – неотделимой частью своей. При возникновении периодов разрыва с родителем в организме – в психике, а иногда и в параметрах физиологии и биохимии – возникают изменения, характерные для наркомана.
Конечно, существование подобной привязки дает человеку ощущение уверенности или целостности его сущности. Ощущение это, естественно, ложное. На самом деле, в свете представления человека как существа духовного, оно обманчиво еще и в том, что дает почти полную иллюзию Духовного пространства и личной свободы в Духовном плане.
Различие поля Духовности и привязки, какая бы иллюзия ни исходила от последней, в том, что человек может легко перенести одиночество и жизнь без вещества, если он духовен.
Путь освобождения от привязанностей состоит в следующем: вы можете освобождаться от контактов последовательно – от одного, второго, третьего – и оставить в личной жизни столько, сколько дает вам уверенность самостоятельного существования. А это минимум контактов в пище, в одежде, в людях, в веществах. При полной личной свободе вы можете не только выжить, но и существовать так долго, сколько может продлиться ваша жизнь, и в то же время заниматься высоким творчеством и осмыслением жизни.
Жизненные примеры подобного поведения нам хорошо знакомы: это и аскеты, и отшельники, и святые, и еще многие другие, известные нам из литературы и опыта.
К сожалению, в некоторых случаях и трудоголики относятся тоже к разряду наркоманов. Их особенностью является привязанность к делу, блокировка которой приводит к такому же болезненному результату, как и в случае с типичным наркоманом.
И все же – есть или нет какая-то польза от моих действий для наркоманов? Ведь это не один Олег ходит по земле, мною обученный.
Возможность манипулировать собственной тягой к наркотику, перейти на очень малые дозы или вообще прекратить его потребление позволяет регулировать чувствительность к информации, избыток которой приводит их к депрессии, гневу или неконтролируемому срыву.
Им постоянно необходимо создавать внутри себя такие условия, чтобы сохранить позитивную реакцию на любой раздражитель. Пока что заменить наркотик чем-то другим для таких не представляется возможным, если человек не находит в себе силы серьезно заниматься физически.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>