<< Предыдущая

стр. 7
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

































Исцеление или привычки?
Привычка - зверь.
Сирота при живой матери.
Причина в будущем.
Я и сверхзащита.
Гипноз - это псевдосмысл.
Увидеть себя в другом.
Выдели принципы.
Лекарство от безволия и лени.














12. О ПОЛЮСАХ НАСИЛИЯ И ДУХОВНОСТИ
12.1. Найти в себе зверя и убить его
Может ли быть что-то более существенное на пути продвижения в духе, чем найти в себе зверя и убить его? Легко сказать - убить, но как? - спросит любой. Ведь то смирение, которое пропагандируется религиями, запрещает как будто бы убивать.
И тут мне хочется привлечь внимание читателей к тому, что смирение и сопротивление вплоть до убийства вполне допустимы Духовными Учениями. Просто не надо смешивать действия, которые допускаются в отношении себя, с действиями, которые допускаются в отношении других людей или других видов жизни.
Любое Духовное Учение велико тем, что оно призывает человека изменить себя. А это сделать частенько без того, чтобы испытать насилие над собой, невозможно.
Страдание дано человеку одной из форм насилия над ним.
Часто можно наблюдать, как человек рьяно борется за свою свободу, иногда даже с самим собой, не очень разбираясь в существе дела.
О том, что человек рождается насильственно, мы знаем. В данном случае под насилием мы понимаем якобы отсутствие на это нашего согласия. Такое утверждение основано на том, что мы не помним, чтобы это согласие было получено с нашей стороны.
Мы не самостоятельны при рождении, но требуем уважения к своей личности, как только прозреем, что она есть в Мире. Естественно, что основным свойством личности мы понимаем способность человека принимать самостоятельные решения и воплощать их в действия. И естественно, что в личности мы подразумеваем способный на это разум.
Абсурд взгляда о начальной самостоятельности человека кажется смехотворным. Но это кажущийся абсурд. И хотя человек рождается, как нам кажется, беспомощным в разуме и теле, он самостоятелен в механике обучения.
По истечении большого времени естественного, если не сказать насильственного, обучения он начинает понимать, прозревать и проявлять интерес к Высшим формам, если развитие его в норме.
Вполне можно с позиций насилия заявить, что учеба человека всегда насильственна, так же, как и его рождение, но в его внутренних программах развития заложена радость от применения полученных знаний в будущем.
В этом плане любопытно, что и наука как живое образование, и, в частности, медицина, не является исключением, так как она тоже обучается и расширяется. И во многом это происходит насильно, вопреки самой науке, некоторые представители которой все новое встречают негативно.
Только “насилием” над волей человека со стороны Высших сил можно объяснить существование запрета на самоубийство и продление жизни человеку даже в безнадежных ситуациях, когда боль бывает невыносимой, и от ее приступов человеку хочется закончить страдания искусственно.
Можно, конечно, представить, что если человека лишить этого насилия со стороны этики жизни, то исчезнет и сопротивляемость организма, что поставит вопрос о его выживаемости.
Если страдание можно назвать насилием над человеком или над какой-либо другой формой жизни, то естественно говорить о степени собственного насилия, когда человек испытывает преодолимое им самим страдание. Если же учитывать еще и то, что при обучении вырабатываются особые негативные реакции сопротивления в отношении собственных усилий, то можно сказать, что мы сами взращиваем в себе зверя.
Быть внимательным к себе, чтобы найти пути для уничтожения этого зверя в себе, - одна из основных задач Духовного Восхождения.
12.2. Сиротство убивает Любовь
Может ли возникнуть насилие на ровном месте? Как ни парадоксально звучит мой ответ, но я отвечаю, что может.
Меня попросил не очень хороший знакомый по имени Володя посмотреть своих сыновей. Они качаются во сне, и это стало беспокоить родителей. Одному сыну восемь лет, другому четыре. Потом оказалось, что он не все сказал: оба сына страдали энурезом, причем по ночам это случалось по нескольку раз.
Я попросил его, чтобы он сказал своей жене, что вначале я позанимаюсь с нею. И вот мы вечером едем на его машине к нему домой. Перед этим я ждал его около часа, когда он закончит свои дела в фирме, и напряженность, которую я ощущаю от него, пока мы едем, я отношу поначалу на его стрессовое состояние. Однако потом, пообщавшись с ним и с его семьей некоторое время, понял, что я ощущал естественное для него давление, которое он практически всегда иррадировал во внешнее от себя пространство на других, даже не замечая этого.
Его жена Рая внешне была очень милой молодой женщиной, нигде не работала, занималась детьми. Заранее предполагая влияние на детей определенных жизненных обстоятельств их матери, я спросил ее о том, жила ли она в условиях детдома? И получил утвердительный ответ: с семи лет до самого замужества она постоянно находилась то в больницах, то в санаториях, то в деревне у бабушки, так как болела ревматизмом, отягощенным еще и пороком сердца.
Я объяснил ей, что происходящее с детьми имеет причину в ней, так как она приобрела синдром детского дома: жизнь без любви. Внутренний ее источник любви не зажегся, и потому проявления его в ее отношении к детям на уровне поля почти не ощущаются.
Любовь есть Бог, но когда ее нет, пустоту заполняет детский страх потерять свою мать. И потому они, особенно тот, который меньше, постоянно хотят или видеть ее, или подойти и дотронуться. Маленький так вообще просится на руки. В народе говорят, что с рук не сходит.
Любовь творит чудеса, а ее отсутствие - болезни.
На подсознательном уровне эта мать перенесла свое безрадостное детство на своих детей, потому что она не сформировала внутри себя модель любви к ребенку. Вокруг нее не существовало ауры Любви, пространство вокруг нее не пронизывалось вспышками любви. Там, внутри себя, дети были потеряны, одиноки. Их одиночество гнало их к ней, чтобы удостовериться, что она все-таки существует. Ее сиротство передалось им.
Для человека, особенно для ребенка, внутренне ощущать любовь другого вообще намного важнее, чем чувствовать его физически. Но когда такого ощущения нет, то наличие хотя бы физического чувства держит его на поверхности жизни, не дает утонуть во враждебности Мира.
Возникновение энуреза - это тоже требование подсознания к физическому контакту с матерью, когда ощущение контакта нефизического потеряно.
Океан Любви - это и есть Океан Духа, сила Божественного создания.
В ходе нашего разговора с нею я контролировал степень самостоятельного контакта наших с нею двойников души и время от времени спрашивал ее об ощущениях. По тому, как она в начале почувствовала туман в голове, а потом и онемение в средостении, я получил подтверждение, что контакт двойников установлен и они автономно от нас ведут свой диалог. Программа моего двойника хорошо известна, программа ее двойника содержала блокировку, которую и предстояло снять в ходе нашего взаимодействия.
Дополнительно ко всему я предположил, что у нее имеется страх, возможно скрытый, который и подпитывает эту блокировку. Мне предстояло попытаться его найти. Сразу вслед за этой мыслью я увидел пожар, о котором тут же спросил ее.
“Да, - сказала она, - очень боюсь пожаров, до парализации.” Оказалось, что совсем недавно она пережила очень сильный страх, связанный с пожаром квартиры у подруги и усиленный еще и тем, что вслед за этим событием у той же ее подруги умер муж, и она осталась одна с детьми.
На страх пожара наложился дополнительно и страх от потери мужа, страх остаться одной без работы и с двумя малыми детьми. Вскоре после этого в лесу, когда дети разожгли костер, старшему сыну сильно обожгло лицо горящим полиэтиленовым пакетом, выброшенным в игре кем-то из огня.
Я объяснил ей и научил, что можно сделать, чтобы оборвать ей самой ее болезненные связи с живыми и с покойниками, покаявшись перед Богом. Я увидел сильную ее зависимость от мужа.
Потом, когда мы ужинали и пили чай, оказалось, что она время от времени забывала поставить на стол то блюдца, то масло, то сахар, то еще что-то. Невнимательность тоже была ее бичом как продолжение пустоты души. Судя по реакции мужа, он не мог привыкнуть к этому, ощущалось исходящее от него давление. Его давление было для него естественным фоном его жизни, а совсем не следствием стресса, как сначала предположил я.
Это давление автоматически вытравляло из него самого его собственную любовь и усугубляло изоляцию души его жены. Оно приняло образ постоянной уверенности его в своей правоте. Пообщавшись с ним больше, я понял, что он почти всегда старался навязать другим свои варианты решений и поступков и не замечал этого. Более того, как менеджер высокой квалификации, он даже оттачивал свое мастерство во влиянии на людей путем давления.
Маниакальность его психики довольно сильно давила мне на сердце, когда мы возвращались с ним на его автомобиле и как только в мыслях я возвращался к увиденному в его семье. С какой бы стороны я ни подходил в разговоре с ним, ощущение давления не проходило. Представление о себе у этого человека было гипертрофированным. Однако он хорошо умел скрывать это под личиной исполнительности.
Меня обеспокоило преуменьшение им опасности, которое шло от осознания всей тяжести состояния его жены, но попытавшись объяснить ему это и натолкнувшись на нежелание понять суть, я не стал ему надоедать своими рассуждениями. Объяснил в общем, что, возможно, само по себе и не является правильным, так как муж и жена - это все-таки для своих детей единый организм. К сожалению, часто можно видеть картину обратную: кто-нибудь из супругов наблюдает как бы со стороны за развитием отношений в своей же семье.
Как человек сугубо материального плана, он захотел меня отблагодарить материально и в этом настойчиво пристал ко мне, требуя от меня четкого ответа. Я же, ответив, что оцениваю свои усилия не выше тысячи долларов, и посмеявшись с ним над этим, подтолкнул его на самостоятельное решение.
И вдруг я осознал, что началась игра, в которой мне отведена роль бильярдного шара, и меня ждет та луза, которую чисто профессионально выбрал именно он.
Мне стало грустно от того, что я вдруг понял очень простую истину: этот мой знакомый использовал меня для какой-то своей игры, для того, что было нужно только ему. Конец нашей встречи был заранее им спланирован, как и то, что он хотел услышать от меня. Остальное, что я ему объяснял, он попросту не воспринял.
По тому, с какой болью сжималось мое сердце в поле этого маниакально настроенного человека, чуть только я входил в это поле, как не было сил терпеть его давление после целого дня работы и пережитого напряжения с его женой, я понял, что рядом со мною находится хорошо замаскированный потенциальный психубийца своей жены и своих детей, который ежедневно поддерживал в своей жене и в своих детях чувство страха и который был готов в будущем исковеркать им жизнь полностью.
Он же, не ощущая со стороны своей жены ядра защищенности, стал для нее, а потом и для детей, удавкой, способной в любой момент перетянуть им горло. Удавкой было его маниакальное чувство превосходства, мания тирана.
Мне не пришлось стоять перед дилеммой, говорить или нет ему о существе дела, потому что он дал мне понять, что относится ко мне, как к вещи, которую можно использовать лишь по тому назначению, которое приписал ей он сам. Это промелькнуло в нем, когда он как бы вскользь упомянул, что его мать работает в администрации Президента страны.
Я стал осознавать, что он мне должен действительно не меньше тысячи долларов только за контакт с ним из-за того вреда, который он мне нанес своим убийственным воздействием. Он не любил своих детей, а моя откровенность могла стоить его жене развода. Я ушел от откровенного разговора.
Приведенный мною случай отражает реальную жизнь реальных людей. Ничего из их жизни не выдумано мною, ничего не приукрашено и не умалено. Мои знания иногда не дают мне спать по ночам, и тогда я встаю и начинаю писать. Пока я не запишу мучающее меня, я не могу уснуть, а как только записал, внутренне успокоился, могу еще поспать столько, сколько позволяет еще не пришедшее утро. Правда, частенько к моменту окончания моей писанины утро уже наступает, и мне приходится такому, как есть, невыспавшемуся, входить в новый день.
Так чем же лечить всю эту семью? Духовностью, Радостью, Любовью, Вниманием и Взаимопомощью, которые необходимо впустить в себя каждому из них? Найдут ли они в себе силы для этого?
12.3. Принцип обратной причинности
Восхождение к Духу - это во многом и осознавание как причин, так и целей. Цели можно представить временным смыслом, а те из целей, которые уже донесены до нас в Духовных Учениях, - причиной из будущего.
Эта и есть на моем языке так называемая обратная причинность.
Смысл имеет особенность, которая заключается в том, чтобы с его помощью получить ответ на вопрос: “Зачем?” На этот вопрос отвечает и причинность, идущая к нам из будущего.
Восхождение по смыслам - это осознавание причин, лежащих впереди, и значит, осознавание своей духовности.
Духовность - это защищенность любого духовного человека от влияния со стороны других, не обладающих таким же смыслом по высоте осознания. Духовный человек защищен от гипнотических влияний тех, кто совершает интервенцию в его душу.
Гипноз не просто подчиняет человека, он отключает его сознание, разум, делая из него послушное орудие. Гипноз разрывает, искажает или уничтожает смысл, делает невозможным осознание чуда и тайны, но, главное, он убивает самостоятельность человека.
Восхождение по смыслам - это путь к причине. Дается этот путь как прогноз или пророчество на основе уже понятого, известного нам смысла.
Прогноз по модели есть ожидание события по аналогии, когда у человека имеется логическое обоснование ожидаемого.
Пророчество же не связано с логикой и приходит как внезапное озарение на события прошлого или будущего. Причем, для прошлого оно принимает форму смысла, объясняющего причины и следствия, а для будущего причинно-следственная связь ожидаемых событий нарушается.
Новый смысл или новая причинность, связывающая прошлое и будущее, могут быть выведены моделированием уже известных ситуаций и получением отклонений на модели. Эти отклонения, не укладывающиеся в рамки старых объяснений, и дают новый смысл, новую сложность, продолжающие дерево смыслов.
Любое осмысление того, что можно ожидать из будущего, приносит человеку и человечеству дополнительную энергию из этого будущего, проясняя его и снимая страхи перед лицом надвигающейся причинности. И лишь внезапное получение негативной информации из будущего, не имеющей связи с настоящим, способно вызвать страх перед наступлением негатива, да и то лишь на короткое время.
В любом случае сверхчувствительность человека способна дать ему возможность получать дополнительную информацию о будущем. Но надо учитывать, что такая информация всегда будет зашумлена тем сильнее, чем большей сверхчувствительностью обладает данный человек.
Влияние сверхчувствительного человека на других людей может выражаться не только в прямом воздействии на них через их органы чувств, но и опосредованно, через воздействие его на все слои Суперсознания, с которым он вошел в контакт, если только этот сверхчувствительный человек обладает не только особой чувствительностью, но и сверхсилой воздействия на Суперразум.
Пророчества никогда не являются только посланиями с одной стороны - из будущего в наше прошлое, - они одновременно служат еще и посланиями от нас в будущее, которые точно так же способны запоминаться и реализовываться, когда наступает их время.
У человека нет явных границ изолированности от прошлого и будущего, он как бы пророс в них и потому имеет значительное на них влияние.
Самая высокая и самая сильная защита человека - проникновение его сознания на более высокие этажи иерархии смысла Природы и, следовательно, Духа.
В этом и состоит особый смысл принципа обратной причинности.
12.4. Забвение сеет тревогу
Бытует высказывание, согласно которому Господь дал нам забвение для того, чтобы страх перед Ним остался, а конкретный опыт, принесший нам этот страх, исчез.
Страх, который остается после забывания причины, породившей его, - это как та самая добавочная стоимость к первоначальной стоимости продукта, новое качество, возникающее тогда, когда смысл произошедшего остается для человека не до конца ясен.
Смысл может быть не только непонят или потерян, он может быть неуловлен даже при множественном повторении одного и того же события.
Повторяемость не совсем ясного события как цепи каких-то явлений очень часто приводит к привыканию к нему и к потере сущностного начала и ядра события. На первое место выдвигается в таком случае сам опыт повторения. Причина и следствие становятся как бы известны, а смысловая связь их исчезает. Именно последнее очень часто и дает повод тому, чтобы в нашем сознании пророс такой большой страх, который может быть связан причинами своего появления с чем-то известным, но трактоваться совершенно вольно, лишь имитируя этим человеческую логику. Именно так абсурд превращается в логику действия.
Забвение вообще сеет страх, будь то забвение исторических событий целого народа, цивилизации или всего лишь забвение, относящееся к жизни одного человека.
Но ведь забывание есть процесс естественный, - скажет придирчивый читатель. Но значит ли это, что страх забвения вечен и нет возможности повлиять на него?
Возможности влияния на страх забвения существуют, и его разрушение реально, если пойти по пути осмысления жизни в целом и каждого события в частности. И нужно понимать, что во многом, что касается страхов забвения, нас спасает совесть, которая не дает забыть важное, будоражит память.
12.5. Против мировой депрессии
Беру на себя смелость выступить в роли мирового проповедника потому, что сам постоянно испытываю действие угнетающей меня системы. Кто-то не поддается ее влиянию в течение всей своей жизни, существуя полным автоматом, не очень задумываясь над этим.
Большинство же из нас рано или поздно попадают под жернова депрессии, по-разному выходя из нее.
Часто активность человека оказывается подавлена целой системой негативов, которая тоже со временем растет в организме человека, как и система его жизнедеятельности и жизнеобеспечения.
У одних рост системы негативов тормозится или заканчивается со временем, а у других тянется всю жизнь, превращая ее в своем проявлении в бесконечную муку.
Мы вынуждены признать за жизнью ее принципиальное отличие от всего остального, заключающееся в ее экспансии, на чем, собственно, и стоит высокая активность организмов и, в частности, человека.
Система негативов не только сдерживает активность жизни, но довольно часто и убивает саму жизнь, на которой сама же и паразитирует.
Питает систему негативов, и, прежде всего, не в меру излишняя замкнутость сознания человека на себя, которая создает неуравновешиваемый и постоянно растущий поток информации, стремлений, накоплений извне вовнутрь личности.
Рост информационных объемов внутри личности вызывает, в свою очередь, рост не находящего отражения во внешнем мире объекта личностного пространства, обладающего скрытыми до поры свойствами.
Все, что не находит отражения вовне личности, не усиливает, а наоборот, подавляет сознательные ее устремления.
Дополнительно ко всему выход человека во внеличностное пространство с целью адаптации его к условиям Среды естественно наталкивается на ограничения, которые, постоянно действуя, конструируют динамику угнетения первоначальных импульсов активности.
Высокая степень адаптации человека характеризуется быстрым определением границ личности и Среды, то есть границ поля действия Я.
Адаптация характеризует степень удовлетворения личности своими действиями в окружающей среде. Если адаптация растягивается во времени, то человека начинают преследовать сознательные сомнения в правильности своих поступков.
Сомнения вообще характерны для людей, не прошедших в детстве школу накопления опыта наблюдений за адаптацией других, в первую очередь родителей, и не имеющих природного потенциала пассионария. То есть таким людям не на чем было учиться, жизненные примеры отсутствовали.
Так может сформироваться внутренняя подсознательная модель поведения человека, неспособного к творческой аналитической работе по пересмотру своего поведения. Жизнь такого человека потом будет сведена к тому, что он станет нескончаемо примерять на себя одежду чужой адаптации, чувствовать, что она ему не подходит, но сделать ничего не сможет. Негатив в нем будет расти постоянно.
12.6. “Любовь” рождает страх
Я взял в кавычки слово любовь, потому что в данном случае буду говорить о “дикой любви”, как сказала героиня этого раздела. К сожалению, я ничего не выдумываю, и жизнь на самом деле более абсурдна, чем кажется нам из своего дома.
Передо мною сидит женщина, которую уже почти постоянно бьют припадки страха. Назвать их приступами можно, но мне кажется, что это на самом деле сродни падучей.
Я не стану утомлять читателя подробностями ее действительно дикой жизни. Скажу о самом главном. Она испытала очень жесткое воспитание, когда запрещалось все, что не разрешалось специально. Она полностью потеряла всякую возможность жить самостоятельно. Это была жизнь по указке.
Только один раз она попыталась вырваться из дома, когда полюбила парня. Но это обернулось тем, что ей запретили вообще думать о парнях и о замужестве. Ее отец, казак, когда узнал, что парень из украинской семьи, избил ее до потери сознания. Как она говорит, бил головой об пол. Но она все равно ушла.
Тогда отец и мать прокляли и ее, и его. Сначала жили дружно, потом начались скандалы. Ее “дикая любовь” превратилась в дикую ревность. Она требовала от своего мужа, чтобы он приходил домой ровно в шесть часов, иначе с нею было плохо.
Несколько лет тому назад после скандалов начались приступы страха, при которых она практически теряла сознание. Очень быстро они превратились в сплошной кошмар, длящийся от нескольких часов до нескольких недель.
Когда же муж решил выехать на несколько месяцев за границу, приступ стал нескончаемым. Бес приступа страха держал его при ней, не позволяя отойти на несколько часов.
Она не верила в Бога и не ходила в церковь. Она проигнорировала мою просьбу причаститься, когда за неделю до нашей встречи я высказал ее по телефону.
Может быть, и не стоило бы писать об этом, потому что подобное встречается на каждом шагу. От дикой ревности умирают миллионы, умирают по-настоящему, а точнее, их убивает их собственный супруг или супруга.
Ревность - это апофеоз тирании, рабства, маскирующегося под любовь. Что может быть мерзопакостнее, чем убивать в человеке человека, его личность, его самостоятельность? Ревность - это ненависть, делающая одного полным рабом, а другого - бесконтрольным тираном.
Дикие родители воспитали дикость в дочери. Она же в свою очередь воспитала ненависть в сыне и муже. И эта же ненависть обернулась против нее самой. Вся ее жизнь отличалась пассивностью. Как отбили у нее в детстве охоту что-нибудь делать, так и не собралась она с духом, чтобы хоть как-то помочь самой себе. Одна надежда была на других. Кто же из бабок и шептунов станет брать на себя ее наговор на смерть?
От мамочки проклятье самое сильное, самое смертельное. И расхлебывать надо самому человеку, даже с помощью специалиста.
Когда пришло от нее письмо, где она, обличая своего мужа во всех грехах, просила помощи, ни разу не вспомнив Бога, я сказал, что не хочу с нею встречаться. И лишь когда позвонил ее муж и попросил, я понял, что больше всего необходимо встретиться со мною ему.
Два дня я добросовестно занимался с нею на глазах мужа. Она за это время не сделала ни единого движения, чтобы начать помогать самой себе. Я чувствовал, как у него накапливалось раздражение.
Во втором погружении, несмотря на ее собственное сопротивление, мне удалось вывести ее в пространство умиротворения, что для нее самой тоже было открытием, так как постоянно преследующим ее настроением было настроение апатии, страха и злобы.
Однако на любые мои высказывания и на любую мою настройку ее на позитивное отношение к жизни она тут же делала попытку представить дело так, что ей, якобы, нисколько не станет лучше, что учеба ей ничего не даст, что все будет плохо.
На мои слова о том, что если она ничего не будет и дальше делать, чтобы хоть как-то оторваться от своей лени и безволия, потому что они и являются основными причинами, она заявила, что не видит возможности и смысла делать это. Как она мне сказала, единственной обязанностью у нее в семье было приготовление пищи, но и это она делала с ненавистью.
Когда я попросил ее выйти и объявил мужу, что отказываюсь с нею заниматься дальше, он дал волю собственным эмоциям. Мне не так уж и часто приходилось видеть плачущих украдкой мужчин, но этот рыдал, не стыдясь своих слез. Он говорил, что для него семья была святым делом. Что в свои тридцать восемь лет он стал стариком, хотя был здоровее многих. Что сам он занимается по своей системе оздоровления, а ее не удалось увлечь в течение двадцати лет совместной жизни. Что она ничего не хочет делать, просто лежит целыми днями. И что единственным для нее делом служит ожидание его прихода, который ею назначен на шесть часов вечера ежедневно, и после этого злобная ругань в его адрес и в адрес тех женщин, которые работают в его фирме и кто мог оказаться с ним рядом.
Плача, он сообщил мне, что за два года уволил из фирмы уже несколько десятков женщин только за одно ее подозрение в его измене с ними. Она не может остановиться, и чем дальше, тем становится все более злобной.
Он говорил впервые в жизни о том, что она всегда была такой, но в последний год все обострилось до крайности, и что он чувствует, что такой жизни ему хватит от силы месяцев на шесть. Втихомолку он стал пить, но это нисколько не помогает.
Можно спросить, для чего я привожу подобные примеры в этой книге, которая, казалось бы, должна была показать, как и что необходимо делать, чтобы достичь высокой духовности?
К сожалению, приходится жить сейчас и отталкиваться от тех реалий, которые окружают нас. Если человек не чтит Бога, не ведет этичный образ жизни, сеет ненависть и страх вокруг и подле себя, то невозможно помочь ему до тех пор, пока он сам не захочет. А захотеть он может, если только его удивить чем-нибудь чрезмерно. Удивлять других собственным удивлением - это и есть моя новая профессия. Слава Богу, еще есть чему удивиться: вокруг нас мир непознанного.
Я откровенно высказал ей самой все, что понял из жизни этой женщины. Она мечтает о гипнозе над ней, действие которого она уже несколько раз испытала, и чтобы он длился вечно. Она в принципе не может быть самостоятельной, точнее, не хочет. И это не ее беда, это ее вина и вина родителей, которые не смогли понять сами, что требуется от них в жизни.
И еще один очень важный момент, о котором в последнее время очень уж немодно говорить, так как любые негативные высказывания в этом плане могут быть восприняты неправильно. Это касается самостоятельности женской половины человечества.
Конечно, биологическое значение женщины невозможно преуменьшить. Но оказывается, что любое отклонение образа жизни женщины от добросердечного, несет такой потенциал разрушения в отношениях людей, что невольно напрашивается все та же самая крамольная мысль: в настоящее время для Создателя на Земле численность человечества важнее его зрелости.
И когда я сегодня говорю о духовности человека, то это совсем не нужно понимать, как истину в последней инстанции. Скорее, это боль человечества прорывается сквозь мои строки, боль, требующая очищения и переделки человеческого сознания, причем эта переделка будет осуществляться самим человеком, каждым, в том теле, какое ему дается от рождения, и в том понимании Природы, какое отзывается сейчас и здесь, отражаясь от ее прошлого и будущего.
Задача человека ближайшего будущего - это противостояние натиску антидуха, натиску сил разрушения как психики, так и тела и разума, задача укрепления души вопреки любым катаклизмам и ужасам.
Необходимо знать антидух в лицо, чтобы противостоять ему в своем восхождении. Потому что стоит лишь попробовать начать это восхождение, устремиться, как тут же, откуда ни возьмись, набросится он на душу стремящегося, осмеёт путь и постарается посеять семена злобы.
Нужно знать дикость в отношениях людей, призванных Богом жить под одной крышей, из под которой им некуда бежать, кроме как в ад.
Люди слишком приукрашивают свои отношения друг с другом. И это их не оправдывает, а лишь спасает от ощущения вины, способного убить человека изнутри за считанные мгновения. Но это же самое приводит их к трагедии жизни с другого входа - от того человека, которого они и выбрали себе как самого близкого и родного, которому готовы отдать все, даже себя. А жертвенность в таких случаях оборачивается самоубийством, причем сознательным, исключающим любую степень духовности от убийцы, упивающегося страданиями некогда близкого человека.
Любое страдание родного человека должно настораживать нас тем, что оно может иметь причиной нас самих. Будем же бдительны в этом!
Эта история задела меня больше, чем ожидалось, потому что я неоднократно видел и прочувствовал множество человеческих трагедий. Пережил свои. Но из рассказов мужа я увидел вдруг человека необычайно талантливого, выдающегося изобретателя, упивающегося жизнью и трудом. И как несовместима оказалась их жизнь, в которой он два десятка лет пытался оживить труп!
Наверное, я богохульствую, говоря такое, потому что Богу угодны все, хотя бы для численности. Но предо мною прошли два совершенно противоположно сформированных человека: один, из которого искрилось счастье, и он готов его раздавать налево-направо, и другой - человек-убийца счастья, прежде всего собственного, но через убийство счастья другого, от кого он и зависел полностью.
Так безраздельно подчиняет или старается подчинить своего благодетеля любая структура-паразит, которая мечтает вырасти в настоящего убийцу людей - и своего благодетеля, и близких, и далеких.
Что можно противопоставить таким убийцам? Не убивать же их физически! Только осознание ими самими их общего места в жизни и места каждого может помочь. А это - полюса, которые не сходятся, а противостоят на большом расстоянии.
Пропаганда истинной несовместимости подобных личностей и относится к программе воспитания в себе духовности на примере сегодняшнего дня. А кто хочет попробовать оживить труп, то пока что, думаю, ему место больше на эстраде, чем в жизни.


13. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ - ЭТО СМЫСЛ И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ
13.1. Настоящая духовность не для рабов
Чем больше я встречаю больных людей, тем все больше убеждаюсь, что разговоры о духовности рано или поздно приводят к идее рабского подчинения.
Пусть простит меня придирчивый читатель, но я готов стать на позиции ислама, когда вижу, как калечит жизнь прекрасному человеку его жена.
Я видел множество людей, которые сели в тюрьмы из-за своих жен. На языке следователей - это бытовуха. На моем - это трагедия народа.
Но среди этих преступников есть и такие, кто не помнит, как произошло убийство. И когда мне говорят, что человек, находящийся под гипнозом, не может убить другого, так как это противоречит его моральным нормам, то я спрашиваю: “А при чем тут мораль? Мораль - это осознание прежде всего, а в гипнозе осознание отсутствует.”
Состояние аффекта при убийствах - это гипноз. И таких загипнотизированных своей жертвой я видел много - так мне случайно повезло в жизни.
И хотя я сам говорю, что жизнь многовариантна, я понимаю, что многовариантность не отменяет духовности. Другое дело, что жизнь содержит страдания, боль, измену, издевательство, предательство и убийства, но поток этих и других негативных явлений не захлестнул и в ближайшее время не захлестнет человечество.
Когда я вижу и читаю о повальном увлечении гипнозом, я вспоминаю своих друзей по несчастью, отдельные из которых до сего дня еще находятся за решеткой, потому что наше правосудие не может и не хочет разобраться в том, что же такое аффективное состояние и что же такое есть все-таки гипноз. В этом ему изо всех сил помогает и наука, отвернувшая свое “благородное” лицо от таких крайних проявлений человеческой психики, как убийство.
Могут ли быть духовными людьми гипнотизер и добровольно гипнотизируемый им, если они пользуются для преследования своих целей такими бесчеловечными методами?
Гипноз - это псевдосмысл. Он выступает в роли смысла там, где он не найден, где существует только связь, может быть, совершенно случайная, невежественная или преступная.
Гипноз - это управление другим человеком, тогда как этот другой имеет долг перед Богом стать самостоятельным в определенной степени, и степень эту ему необходимо повышать постоянно.
Гипноз уничтожает в человеке стимулы к росту, так как создает иллюзию роста безо всякого напряжения. Гипноз есть обман раба.
Человек, управляемый другим, не знает добра и зла, не знает любви и ненависти. Он не может отличить одно от другого, прямого от противоположного, он будет жить не своими представлениями, а властью другого человека.
Когда мы говорим о духовности, то имеем прежде всего в виду осмысленность самостоятельных действий человека, ибо если он будет идти на поводу у любого и без понимания, то о какой духовности вообще можно говорить!
Наркоман - существо без души и по ошибке продолжает считаться человеком, поскольку носит человеческое тело. Он раб.
Ко мне обращаются наркоманы за помощью, не осознавая того, что я могу лишь обучить их тому, как уменьшить или прекратить совсем болезненную тягу. Они же сами будут регулировать ее в той степени, в какой им захочется. Но вся беда заключается в том, что желания у наркомана есть, но это - желания удовольствия, болезненная тяга. Тело же отзывается на это чувством блаженства, а разум включается настолько, чтобы исхитриться добыть, честно или нет, наркотик, оправдав при этом свое преступление и свое предательство по отношению к своим самым близким. Душа же при всем при том совсем отсутствует, свернувшись в точку или клубочек под натиском преступлений, предательств, презрения и ненависти. И чтобы из этой среды вытащить наркомана, нужно ему сначала пройти через страдания и очистить душу, найти ее и ощутить, потом поставить ее на первое место, и уж после этого можно подступать к нему врачам. Быстрота же, с которой ожидается выздоровление любыми другими способами, обманчива и преступна, потому что обещает лишившемуся души человеку жизнь прекрасную, но бесчувственную духовно.
Наркоман невменяем, а невменяемый сеет страдание, снять которое или прекратить очень просто - для этого ему необходимо прозреть, проснуться, включить обратную связь реагирования на слова и действия. Он не соотносит свое желание со средой, в которой живет.
Давая возможность излечиться человеку с помощью лекарств, ножа или гипноза сразу, как только он заболеет, мы не только лишаем человека очищающего его страдания, но, более того, многое делаем, чтобы он сам не мог понять, что только собственные страдания ведут к чистоте, к сопереживанию и к состраданию, без чего говорить о духовности не имеет смысла. Так общество, не разъясняя суть страдания, само толкает человека к привязанности, к болезни.
13.2. Твое Я - это мое Зеркало
Мы все знаем, что партнер - это зеркало. Таким зеркалом может быть любой человек. Только высокодуховный настраивает собеседника на стремление к совершенствованию, а низменный - на преступление.
Бытует мнение, что можно отбросить зеркало за ненадобностью, если увидеть себя в нем четко. Это неправильно. Никогда нельзя отбросить зеркало, если идет диалог, триалог или любое другое общение. Однако кажется, что зеркало уже не нужно там, где человек самостоятельно постигает что-то или действует без партнеров. Но даже и в этом случае все равно необходимо много раз обращаться к тому изображению или к той модели, которая была заранее создана в воображении или в ощущении, и по ней определять сравнением достигнутого и спланированного, насколько близки между собой эти два состояния или образа.
Человек ориентируется в жизни только благодаря тому, что он постоянно видит себя отражением в великом множестве зеркал - в людях и делах.
Жизнь вообще - это Зеркало, в котором каждому находится свое место на фоне всех других отражений.
Зеркало Жизни показывает каждому из нас разные варианты поведения и мышления. И каждый берет не просто свое, а то, что в данный момент соответствует его состоянию.
Изменить себя - это отыскать в себе силы увидеть в Зеркале Жизни другое и следовать за ним. Но часто для этого приходится прожить жизнь, то есть столько, что непонятно, сколько же можно жить еще, если на данный момент понимания уже, кажется, все знания получены.
Очень часто человек меняется независимо от того, хочет он или не хочет, - под натиском обстоятельств - заметно или незаметно для себя и для окружающих. Качеством таких изменений является, в основном, то, что обстоятельства почти всегда стоят значительно ниже по шкале духовности, если они диктуются общественными отношениями, чем если когда они вызваны собственными усилиями и действиями человека. Происходит это потому, что человек, совершая выбор, руководствуется чужими или самостоятельными смыслами.
Смысл, полученный без принуждения, - это прожектор, освещающий дали, а смысл, нераскрытый в чужих указаниях, - это шаг в темноте, хоть и с поводырем.
Духовное восхождение как отражение в Зеркале Жизни есть способность человека расширить это Зеркало, увидеть в его расширении возможного себя и устремиться к этому возможному.
Духовное восхождение - это и отражение в Зеркале тех границ, которые дают возможность ощутить, где начинается другой человек и его неприкосновенность, а где эта неприкосновенность становится собственной.
Когда человек ощутимо и отчетливо видит в Живом Зеркале свое возможное новое позитивное состояние как отражение, то в нем появляется воля - управляемое желание.
Иногда Живое Зеркало помогает преодолеть даже непреодолимое, если известен хоть один пример подобного. Такой пример можно и создать в собственном воображении.
Создать или найти пример для подражания - это начало перерождения.
Зеркало веры обманчиво, как и зеркало надежды, и не отличаются одно от другого, если только вера не является Верой в самое большое. Именно этим и отличаются они друг от друга. Именно поэтому и подводит нас наша вера в человека, когда он предает нас.
Вера вообще - прерогатива фанатиков, если она не подкреплена знаниями. И только знания открывают новый горизонт вере, ибо только они и есть истинная опора.
Вера и новое состояние как отражения в Зеркале Жизни есть промежуточные атрибуты побудительного начала в человеке. Человек обязан отождествиться с ними, чтобы стать ими и одновременно остаться самим собой, если только он почему-либо захотел измениться.
Если человек уловил ощущения новых состояний, то было бы хорошо, чтобы он запомнил их нюансы. Но никогда не надо забывать, что Путь Духовного Восхождения - это путь расширения контакта с Миром через нашу душу.
Воспроизведение позитивных состояний и их усиление - необходимый этап в работе над собой.
13.3. Устремленность в будущее
Есть люди, от рождения призванные к великим духовным подвигам. Нечасто, но они появляются передо мною, жалуясь на непонимание того, что происходит с ними.
Человек, обреченный на путь духовного восхождения, если не понимает этого, жалок своею суетностью, когда живет желанием сузить свою жизнь до интересов семейного круга, и велик, когда прозревает и выходит за пределы этого круга.
Странным для многих является то, что таким людям для их проверки и закаливания душевного часто в семейной жизни не везет. Такие истории, когда муж готов пожертвовать своею жизнью ради семейного счастья, а жена вьет из него веревки, рассказываются мне каждую неделю.
Жертвенность всегда жаждет ответной жертвенности. На этом зиждется истинная Духовность. Но жертвенность человеческая эгоистична там, где духовные критерии невысоки или вообще их не существует.
Женщины часто в силу своей биологической защищенности рассматривают как слабость мужчины его готовность к духовным подвигам. И нередко такая жена становится тираном собственного мужа, как в сказке о рыбаке и рыбке. Неравенство духовных качеств всегда вызывает реакцию неприязни и разрушения высокого в связи с принципиальной особенностью живых существ, проистекающей из особенностей иерархии систем. Более низменное, оказавшись на уровне, выше своего по духовности, превращается в беспощадное орудие, в смертоносное устройство замедленного типа.
Никакие ухищрения или угодничество со стороны более духовного человека не спасут его от духовного самоубийства, если ему не удастся поднять своего партнера до того же духовного уровня, на котором находится он сам. Компромисс, на который идет духовный человек в отношении принципов жизни, может быть для него только временным.
Духовный вампиризм существует точно так же, как и вампиризм энергетический. Проявляясь как вампиризм, он всегда и очень быстро превращается в более низменное, в агрессию и ненависть, а уж она находит любые другие лазейки, чтобы убить своего духовного двойника, убить физически или духовно, что не суть важно для убийства.
Ощущение духовности рождает в сердце устремленность к вечности. Парадоксальностью подобного состояния является то, что в этом случае сознание человека способно соприкоснуться с самой смертью и ощутить ее прикосновение к своему сердцу каким-то перебоем в нем, сбоем в его ритмике. Такое бывает, когда внезапно проваливаешься в пустоту и внезапно ощущаешь свое сердце взвешенным в пространстве. Такое состояние иногда дает физическая немощь, которая приводит к ослаблению сердца. И тогда устремленность показывает выход.
Духовная немощь, как и немощь физическая, призывает к действию. К какому? В отличие от физической она требует не только физической нагрузки, которую можно считать и отвлекающим маневром от тягостных мыслей. Она требует ясности и осмысленности, умения вести диалог не только с человеком, но и с Высшими Силами внутри себя, и понимать их. Каждый человек становится философом жизни и смерти, если пришел к пониманию себя и своего места.
Соприкосновение со смертью вызывают чувство нежелания общаться с нею в будущем. Но некоторые в силу обстоятельств обязаны быть с нею в контакте. Смерть - это прощание с человеком или с частью сознания Природы. Утрата человека переживается нами как конец потому, что она является таким огромным Зеркалом Утраты, в котором отражается факт прекращения жизни вообще. Такое состояние справедливо для конца Мира.
Любовь - это инстинктивное желание жизни не только в отношении себя самого, но и отклик Вселенского желания жить именно в тех формах жизни, которые представлены нам на Земле. Мы ловим это эхо жизни и ее страсти из будущего и устремляемся в него.
Любовь - это наивысшая радость появления жизни. Скорбь - это чувство наивысшей печали по утрате человека, по снижению плотности жизни в Мире. Мы запрограммированы Природой и нашими Создателями на безграничное расширение своего влияния и в физическом, и в любом другом аспекте. Поэтому с увеличением народонаселения бороться глупо, как и с неизлечимыми болезнями, запрещая их появление указами.
Все, что призвано быть в Мире, встречается любовью. Но человек может в силу своего заболевания начать ненавидеть жизнь и этим поставить себя в положение безумца, ставшего на пути лавины.
Можно назвать болезнью и излишнее привлечение внимания к низменному, материальному, которое всегда чревато рождением в человеке эгоизма. Потянувшийся к знаниям из-за своей болезни человек желает, как правило, вернуть то прежнее свое состояние, которое было у него, когда он существовал автоматически и так же автоматически выполнял действия по обеспечению своего выживания. Такой внезапно прозревающий довольно часто может увидеть всю неправильность своего питания или поведения, но это может не расширить его духовность, а наоборот, сузить, потому что он начнет преувеличивать в своей жизни роль того же питания или поведения и не увидит проблему болезни шире. Необходимо же дать понять, что для человека существует подчиненность материальных атрибутов его жизни атрибутам духовным. Без духовного человек не способен прожить и дня. Просто люди не понимают этого, так как живут автоматически, в чем их заслуги нет никакой. Наоборот, они весьма часто не хотят сделать даже небольшое усилие, чтобы изменить свою жизнь или отказаться от чего-то совсем не обязательного. Подобная лень воспитывается привычкой автоматизма жизни, когда не задумываются над ее законами. Но пользоваться без соблюдения техники безопасности даже электричеством не рекомендуется, не говоря уже о более опасных вещах.
Отсутствие устремленности человека в будущее и заземление на вещах низменных можно определить всего лишь по его нежеланию читать книги.
Наверное, не надо печалиться особо по поводу того, что так много существует людей, не приспособленных к преодолеванию препятствий. Векторы жизненных устремлений у разных людей, естественно, разные. Это не является недостатком людей, это скорее всего является достоинством, обеспечивающим Жизненному Потоку как можно более быстрый захват пространства и освоение его. В то же время расслабленность воли у некоторых мобилизует других, кто как в зеркале видит эту чужую расслабленность и не желает переносить ее на себя.
Чтобы человек не погиб в окружении невменяемости, ни в коем случае не надо зацикливаться на ней и пробивать ее, жертвуя собой. Конечно, попытки пробиться необходимы. Но если остаться с нею наедине надолго без того, чтобы предпринять нечто другое по качеству собственного поведения, то можно поставить себе памятник на своей собственной могиле заранее. Необходимо найти себя во что бы то ни стало в другом - в понимании со стороны других людей, воспринимаемых вами как более широкое пространство понимания. Без этого человек, которого не понимают и который не ищет более широкого выхода для того, чтобы его поняли, обречен на сильное сужение сознания и, следовательно, на рост психических отклонений. Но может оказаться так, что даже при расширении сферы понимания человек все равно будет чувствовать одиночество. И тогда только выход на духовность может вырвать его из лап деградации.
13.4. Так ли необходимы принципы человеку?
Если человек много говорит, значит, он ищет в другом необходимое ему зеркало, чтобы в нем получить ответ на вопрос о том, как же ему поступать, ибо основные и истинные принципы в его Я отсутствуют.
Принципы жизни в сознании много говорящего человека живут сами по себе, отдельно от него самого, образуя некое другое существо или другую личность, которая имеет для него невысокую ценность. Значительно больше доверия человек оказывает другим людям, чем собственной системе принципов. Единственным значимым голосом внутри себя такой человек носит голос, постоянно отсылающий его к мнению другого человека, тому, кому он доверяет. Критерий доверчивости в нем сформирован родителями или его воспитателями, как правило, на уровне двух-трехлетнего ребенка. Поэтому доверие его к другим нелогично и для его самостоятельности убийственно.
Отделение системы принципов от личности несет в себе ее раздвоение, которое исключает в человеке автоматизм действий и мыслей, а значит, исключает и его совершенствование.
Объем оперативного пространства сознания человека ограничен именно переходом его из автоматизма в состояние контроля. И если человек контролирует почти все свои действия, каждый раз принимая сознательное решение, то степень его быстроты реагирования и самостоятельности низка.
Духовный автоматизм - это наиболее высокая форма автоматизма. Он включает в себя высокие критерии духовности. Принципы поведения человека отражают принимаемые им автоматически решения.
Лечение больных с раздвоением личности сводится в психиатрии к оглушению второй личности, личности принципов. Человек как был, так и остается беспомощным в принятии решений, но у него резко уменьшается частота и амплитуда обращений к системе принципов своих или чужих.
Лечение личностной раздвоенности способами, не учитывающими критериальность, не просто бесполезно, но и вредно.
Лучший подход к возможной помощи таким людям - это осознание своей раздвоенности и раздвоенности каждого, выработка к этому естественного отношения и понимания, что без такой раздвоенности нет в человеке и творческого начала. Необходимо признать сущность, владеющую принципами, внутри себя за свою собственную и довериться ей, проверяя эти принципы только духовностью, а не мнением других людей, хотя учитывать их тоже необходимо.
Если же болезненность велика, то необходимо привыкнуть к молчанию, к отвлечению от логики - к обращению в пустоту разума. При этом необходимо осознать собственную отстраненность от тела и наблюдать за ним как бы со стороны. Однако при этом есть опасность перенести центр тяжести своей личности в того отстраненного наблюдателя и самоустраниться из активной жизни. Чтобы этого не произошло, нужно принять установку движения и активности как главную, обеспечивающую жизнь на Земле.
Тот, кто впускает других в свое личностное пространство, постоянно испытывает оскорбление от слов и действий других людей. Только система принципов и осознаваемого критериального начала защищает от проникновения в личность чужеродного влияния. Человек как бы останавливает внедрение другого стеной выработанных принципов, признанных им своими. Если же принципы отделены от него, то открытость его личности, болезненность прикосновения к ней будут всегда являться причиной для его возможной неадекватной реакции на любое слово и действие.
Беспринципность - это пользование чужими принципами, такими, какие удобны человеку беспринципному на данное время. Однако бывает скрытая беспринципность - конформизм, - так же, как и беспринципность, замаскированная под твердость характера. И то, и другое существует только для сокрытия истинных целей человека или той паразитирующей на нем сущности, которая и обусловливает главные его интересы в жизни.
От бездуховности к беспринципности - один шаг, от последней к преступлению - еще один.
13.5. Всегда ли степень духовности определяет степень выживаемости?
Как ни странно, ответ на этот вопрос будет отрицательным. Нет, не всегда. Часто, если не постоянно, степень духовности вообще не является основной для выживаемости в современных условиях.
Духовность человека, хоть и высокая в настоящий момент по сравнению с наблюдаемой нами раньше, не настолько высока, чтобы она приводила к такому одухотворению человека, что все физиологические процессы в нем изменились бы кардинально. Однако внезапное отступление неизлечимых и быстро убивающих заболеваний в некоторых особых случаях проявления высочайшей степени духовности окрыляет нас в нашем пути следования принципам наполнения нас все более высокими истинами.
Пока что спасает современного человека от большинства его заболеваний не столько его духовность, сколько просто его активный и здоровый с точки зрения отсутствия вредных привычек образ жизни. И в первом ряду тут стоит обыкновенная активность жизни во всех аспектах.
Многие поступки людей мало связаны с проявлением в них духовности, но тем не менее будучи просто проявлением его активности они спасают человека от многих неприятностей.
К спасительным можно отнести увлечение многими чисто физическими аспектами здоровой жизни. Не нужно преувеличивать это, так как там, где необходим новый взгляд или духовная помощь, такие люди оказываются бессильны, они не могут предложить ничего, кроме как бегать, правильно питаться и заниматься психосаморегуляцией. Я сам сторонник положительного подхода и в движении, и в питании, и в закаливании, и в психосаморегуляции, но без некоей духовной и душевной специфичности, которая объединяет все эти атрибуты здорового образа жизни, не мыслю саму жизнь.
Люди активные вообще более защищены хотя бы потому, что они сами нарабатывают свою защиту как в чисто физическом, материальном плане, так и в тренировке выхода из любых ситуаций. Их девиз: не ждать, когда кто-то поможет тебе, а переделывать реальность под себя, под свое удобство. Для этого же духовным быть не обязательно. Более того, духовность даже иногда им мешает. Но всегда в развитии человечества наступает такой момент, когда Дух становится единственным спасительным средством. И тогда взоры обращаются к нему, и именно тогда человек прозревает. Бывает, что из всего человечества прозревает всего лишь один, но этого оказывается достаточным, чтобы вслед за ним рано или поздно прозрели многие. Раньше, если этот человек передает свое знание нескольким.
Человечество как мастодонт, мало осознающий себя и собственное движение, в отличие от одного человека в его одиночестве пока что неспособно понять значение Высоких истин для собственного существования. Человечество не осознает свое одиночество, потому что оно действительно не существует для него - Жизненный Поток расположен к нему ближе, чем к каждому отдельному человеку.
13.6. Ленивый и безвольный
Удивительно, но факт, что как только мы начинаем говорить о проявлении воли в человеке и любыми способами призывать его к проявлению этой самой воли, как тут же мы наталкиваемся на ее тень - на самую обычную лень.
Называть безволие ленью можно, но это будет совсем некорректно, ибо безволие все же есть отсутствие в человеке глубинных основ его целостности. Лень же является проявлением особых желаний, тормозящих активность в преодолении собственных недостатков и призывающих к наслаждению подобным состоянием.
Ленивый - в душе считает себя Богом.
У лени и безволия разные полюса: наслаждение у лени и страдание у безволия.
Страдающий от безволия несчастен тем, что он не может изменить обстоятельства по причине принципиального отсутствия в нем некоего руководящего действия.
Безвольного человека подчинить легко, дав ему извне программу поведения на многие случаи жизни.
Подчинить ленивого часто просто невозможно, так как его лень защищена у него особо сильной логикой. Ленивый много говорит и делает это с большим чувством и большой долей логичности. Вообще вопрос причинности в Мире его занимает очень сильно.
Принято путать ленивого человека с безвольным. Всегда необходимо убеждаться в том, что перед вами находится именно человек безвольный, страдающий не на словах, а в душе, и ему в первую очередь необходима помощь, так как по-настоящему безвольный человек обязательно будет делать попытки изменить себя. и только по-настоящему ленивый таких попыток делать не будет, ссылаясь на объективные причины.
Но хуже всего, если ленивый начнет обвинять в своей лени других и того, кто пытается ему помочь. В таком случае перед вами находится просто человеконенавистник, эгоист и мизантроп, в какие бы одежды он ни рядился.
Помочь безвольному можно, окунув его в смысловое поле жизни, то есть озарив перед ним дали. Помочь ленивому можно, лишь сделав за него его работу.

<< Предыдущая

стр. 7
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>