<< Предыдущая

стр. 5
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Я отвечаю:
- В слепоте. Ибо человек становится слеп как во внутреннем мире, так и во внешнем. А слепого проще всего обмануть. Нужно всего лишь немного польстить ему.
Иллюстрацией к этому я могу привести множество примеров обмана или заманивания в так называемые общества, где якобы изучается духовное. Однако простейшее - получение человеком большей свободы, чем до начала знакомства с обществом, - показывает, что нарушается смысловая ориентация Духовных Учений на совершенствование и самостоятельность. Видна привязка человека к его учителю.

Передо мною отец и сын - Александр и Евгений. Взволнованный отец не находит себе места - у сына эписиндром. Маленького Женю, когда ему было полтора года, мать поднесла к голове коровы, а та возьми и посмотри на него, да еще с мычанием. С этого дня Женя стал просыпаться по ночам и плакать от страха.
В восемь лет он проснулся в комнате один в полной темноте и ужасу его не было предела. С тех пор он не спит в темноте, всегда горит ночник.
Первый приступ случился с ним, когда он с отцом и с матерью вышел на берег штормящего моря. А потом это повторялось каждый раз, когда водная поверхность перед ним бурлила и волновалась. Однажды даже картина Химкинского водохранилища в спокойную погоду привела к приступу, когда он посмотрел на него из окна автобуса.
Я спросил его: теряет ли он сознание в приступе?
Мальчик ответил:
- Нет, не теряю. Я все контролирую, но сделать ничего не могу.
- Как проходит приступ? - спросил я.
- Меня как будто что-то внутри сжимает, а рот и мышцы лица вообще сводит так, что я не могу говорить.
- Какая продолжительность приступа?
- Самое большее пять минут. И еще минут пять или десять я отхожу от него.
- Приступ застает тебя неожиданно?
- Нет, я могу еще около минуты что-то сделать.
- Что же ты делаешь?
- Чаще всего я ухожу от взгляда людей, прячусь куда-нибудь. За минуту я вполне успеваю.
Я спросил отца:
- С какой целью вы приехали ко мне?
- Помогите нам разобраться в том, что происходит. - ответил он.
- А разве врачи не говорили вам, что с ним?
- Я перестал верить врачам после того, как они засунули его в палату к самым буйным сумасшедшим. Он плакал, когда я приходил к нему, и спрашивал меня: “Папа, разве я такой же больной, как они?”
Я проверил и перепроверил информацию, которая шла ко мне по невидимым путям и спросил:
- Мать рожала его тяжело?
Отец ответил:
- Да, очень тяжело, около двадцати часов.
- Кесарево сечение делали?
- Нет, не делали. Она рассказывала, что несколько человек наваливались на нее.
И я объяснил им, что произошло во время родов. Как он захлебнулся и как он задохнулся. И что он уже начал умирать. Но его вернули к жизни и он стал жить. Однако совсем крохотная часть мозга не восстановилась. Она долго не давала о себе знать. И лишь на фоне сильнейшего страха на месте этой части с искаженной структурой стал развиваться комплекс, в обычном проявлении невидимый никакими приборами. Его стимуляция может быть произведена великим множеством сигналов, поскольку он уже прошел стадию созревания и стал достаточно мощным, чтобы время от времени подчинять себе всю работу организма.
- Но почему весь мозг восстановился, а его часть нет? - спросил сын.
- Бывает и такое. - сказал я. - Возможно ты был в одной из своих многочисленных жизней женщиной, которая утонула в бушующем море.
- Почему Вы так думаете? - спросил отец.
- Потому что вижу.
- А почему именно на этом месте стал возникать болезненный комплекс?
- Это место в мозге приобрело чрезвычайно высокую чувствительность в связи с травмой. И благодаря этой сверхчувствительности оно реагировало на малейшие сигналы, а под действием их уже наращивало свою структуру.
Они внимательно выслушали мои объяснения и отец спросил, что же теперь им делать.
- Подобные и даже более сильные проявления в людях я встречал, - ответил я, - и подобное достаточно успешно преодолевалось ими. Однако сложность в том, что Жене нужно совершенно сознательно идти на аутотрансовые погружения с тем, чтобы в них пережить приступы. С каждым разом сила приступов будет падать, а потом они совсем исчезнут.
- Но будет ли это означать, что болезнь исчезла? - спросил отец.
- У некоторых моих подопечных вот уже шесть лет, как никаких намеков на возврат подобных приступов нет. Но по большому счету это не изучено.
Отец обратился к своему сыну:
- Ты готов, сынок, на такое?
Сын усмехнулся и сказал:
- Это бред какой-то. Чушь. Я не верю в это.
Я не стал убеждать никого в необходимости погружений. Только сказал:
- Другого радикального и безболезненного метода я не знаю. Все остальное - это медикаментозно и опасно для психики вообще.
Уговаривать людей бесполезно, особенно тех, кто не созрел. Может получиться только хуже. Тем более, что когда я взглянул в оболочки сына на предмет оценки его привязки к кому-нибудь, я отчетливо увидел вокруг него рубашку из крупных ячеек. Тут же я ощутил повышение давление крови по значительному уровню шума в голове. Это был верный признак того, что самостоятельность этого мальчика подавленна другим человеком. Я не стал разбираться, кто это. Лишь спросил:
- Кого больше всего ты любил в жизни из живых и покойников? Кто к тебе был или сейчас более всего привязан?
Он лениво посмотрел на меня и я понял, что по крайней мере сегодня работать с ним бесполезно. Я только сказал ему:
- В следующий раз, когда вы будете обращаться ко мне за помощью, я стану разговаривать только с тобой лично. И я посмотрю, насколько ты созрел для занятий.
Я попросил сына выйти и теперь уже сам отец изливал мне душу и клялся сделать все, чтобы поднять сына. Цена подобным клятвам, к сожалению, известна. При общем невежестве внушить возможность исцеления им может почти каждый. Правда, отец в какой-то мере уже знает цену таким исцелениям.
На прощание он спросил вдруг:
- Как Вы считаете, есть ли на нем наговор на смерть? Многие уже говорили это и я стал серьезно бояться.
- Если верить той информации, которую получил я, беседуя тут с вами, - сказал я, - то женщина, которая вложила часть своей души в Вашего сына и которая утонула в штормящем море, имела очень плохую привычку слишком много говорить, обсуждая других. Потому и пострадала. Ее просто напросто выбросили за борт, когда она всем надоела. В связи с этим хочу Вам напомнить библейские истории о том, как пророки убивали тех детей, которым было суждено творить в своей взрослой жизни зло.
- Поэтому Вы считаете, что Женя страдает за будущее?
- Я не стану отвечать на этот вопрос. Скажу лишь, что мне повезло в жизни в том, что я испытал немощь в своем раннем детстве. Уже тогда я понял многое. Может быть, именно сегодня и Вашему Жене тоже открывается нечто такое, что может вознести его потом по смыслам жизни на большую высоту.

И невежество и гордость имеют одну и ту же основу. Мне довольно часто приходится встречаться с людьми, прельстившимися на превосходство собственной жизни над другими.
Вот передо мной сидит парадоксальная личность. В чем конкретно эта ее парадоксальность, двумя словами не скажешь. И все же я постараюсь хотя бы схематично показать это. Зовут эту личность Володя. Ему около сорока лет.
В разговоре со мной он постоянно стремится завладеть моим вниманием настолько, чтобы погрузить меня в свои проблемы. Спрашиваю: зачем он пришел ко мне?
Слышу в ответ:
- Любопытство погнало. Интересно, говорят, с Вами пообщаться.
Я усмехаюсь:
- А не боитесь, что в результате разговора вдруг придется плакать?
Нет, не боится. Говорю, что меня ждут дела и больные люди.
- Я заплачу, - говорит Володя, сразу становясь серьезным, - просто мне захотелось немного в себе покопаться. Честно скажу, что не только любопытство является целью моего прихода к Вам, но еще хочется услышать Вашу оценку моей личности, моей жизни.
- Почему Вас так прельщает именно моя оценка? - спрашиваю.
- Вы объективный человек. Читал Ваши книги. Я сам знаю, что я парадоксальная личность, включаю в себя такое, что не может ужиться в одном. А во мне оно существует безболезненно.
- Что, например? - спрашиваю.
- Вот такие противоположности, как например, смирение, кротость и одновременно бесшабашное упрямство. Или - панический страх, осторожность и вдруг - смелость беспредельная. Какой-то инфантилизм и одновременно же - голос высочайшей нравственности от которой мороз по коже.
Мы начинаем с ним игру в кошки-мышки, в которой он совершенно искренне пытается уверить меня в том, что владеет особыми способностями к перевоплощению и к жизни в новых личностях. А я постепенно начинаю привлекать его внимание к тому, что на языке психологов называется масками и ролями.
- Вы, - говорю я, - замечательный актер. Ваше перевоплощение почти гениально, если бы не одно но… Все Ваши лики - это лица, обращенные в одну сторону: во вне Вас. Хотите, мы прямо сейчас займемся с Вами и Вы сами, почти без моей помощи, убедитесь, что внутри Вы практически неизменны при всех Ваших масках?
- Вы хотите сказать, что моя личность практически не меняется?
- Почему же? Личность как раз и меняется - меняется лик внешний. Не меняется индивидуальность, обусловленная духовным, разумным, подсознательным моментами.
Я объясняю ему, что страх – это всего лишь элемент псевдозащиты, болезненная привязанность к постоянному возврату в прошлое, которое живет в нем независимо ни от чего своими комплексами. Эти комплексы могут не проявляться длительное время, а в отдельные моменты времени вдруг взрываться от какого-нибудь стимулирующего их сигнала.
Он не хочет со мною согласиться и возражает:
- А инфантилизм? Он живет во мне одновременно со своими противоположностями: с долгом, интересом, пониманием и преодолением.
- Нет особого противоречия, - отвечаю я, - потому что Вы смешиваете свойства разных уровней иерархии человеческого сознания и человеческой психики. Так, инфантилизм есть свойство первого сознательного уровня - уровня детства. Оно никуда от нас не уходит. Оно всего лишь подчиняется категориям более высоких уровней. А это и есть долг и понимание. Преодоление вообще является атрибутом волевого уровня. А интерес - это свойство организма человека более глубинное, чем сознание.
- Какое же из них важнее?
- Никакое. Нельзя их мерить на один аршин, потому что долг, понимание и преодоление лежат ближе к высшему уровню - к критериальному, в котором задаются для нас основные критерии качества нашего сознательного поведения.
- А смелость и страх? Они как сопрягаются?
- Смелость может быть маской страха, страстным желанием покончить с ним, проявлением нетерпения, болезненным напряжением нервной системы. Есть люди, которые почти инстинктивно будут постоянно преодолевать в себе острое чувство страха. Он у них не несет характер парализации. Он у них наоборот возбуждает нервную систему. Это рисковые люди. Они понимают, что страх более интуитивен, чем другое. А смелость - более подчинена разуму.
- Иногда, - говорит он, - моя страсть выступает как болезненная привязанность. Я ощущаю, что благодаря эмоциям, несдерживаемой страсти я как бы искусственно наполняю себя энергией. Как это можно расценить?
- Это почти нормально, если при этом Вы не подогреваете себя наркотическими средствами или психологическими негативными приемами, то есть приемами, основанными на злости, злобе, ненависти, агрессии. И если нравственные законы в Вас не нарушаются. А у Вас как?
- К сожалению, я не всегда выполняю эти условия. Все-таки меня занимает вопрос о том, как уживаются в сознании человека или в его организме многие, казалось бы, такие противоречивые свойства? За счет чего это происходит?
- За счет целостности всей структуры, если сказать коротко.
- Я не очень понимаю этот термин - целостность. Вы можете пояснить, что он означает, на конкретном примере?
- Думаю, что всегда нужно сначала идти сверху, анализируя или синтезируя какую-то область знания. Если вот так сверху посмотреть на человека, то, конечно же, самым удивительным окажется, на мой взгляд, вектор устремленности к Духовному и нашего разума, и наших желаний, и нашей воли. Думаю, что мы сами себя обманываем, когда стараемся навязать этим качествам самостоятельность. Эта устремленность может проявляться в формуле духовного оплодотворения мысли волей.
- Может ли быть нравственность благодарностью? - спросил Володя.
- Думаю, - сказал я, - безнравственно не понимать, что жизнь – это подарок. Человек безнравственный относится к своей и чужой жизни как к чему-то лишнему, мешающему удовлетворению его страстей. Поэтому он может начать игру с жизнью, имея грязные критерии. Нужно быть благодарным Богу за то, что мы есть тут.

























ТЕОРИЯ К-ГИПНОЗА









БЕСЕДА ВОСЬМАЯ
8.1. Ограниченность понятий гипноза и внушения
Большинство людей под гипнозом подразумевают словесное - вербальное - внушение. Однако можно расширить понятие гипноза и принять за гипноз любое внушение какими-либо действиями, производимыми непосредственно через органы чувств: слуховой, зрительный, обонятельный, осязательный и вкусовой.
Многое из того, о чем буду я говорить дальше, относится и к понятию суггестия - невербальному внушению. Условно же и то, и другое отнесем пока к гипнозу.
Вопрос, который довольно часто приходится слышать:
- Означает ли это, что гипнозом можно назвать и влияние, производимое через пищу?
Ответ:
- Безо всякого сомнения. Пища влияет сама по себе своим видом, то есть через зрительный канал, запахом, то есть через обонятельный канал, вкусом, то есть через вкусовой канал, прикосновением, то есть через тактильный канал, и звуками, например, когда жарится мясо. Человек привыкает к виду, запаху, звуку, тактильному ощущению и вкусу пищи.
- То есть привычка и гипноз связаны?
- Эта привычка и есть автоматизм или, по-другому, - результат гипноза, влияния.
- А что самое страшное в привычке?
- Самое страшное, что привычка перерастает в наркотик.
- И гипноз?
- Даже самый обычный гипноз тоже становится наркотиком, если его применять часто.
- Почему это происходит?
- Любая зависимость тренирует все большее упрощение в принятии решений. При этом исчезает самая тонкая часть сознания. Она как бы растворяется в среде зависимости, где решения подсказываются теми алгоритмами, которыми насыщена среда. При гипнозе это, как правило, алгоритмы, принадлежащие чужому сознанию или привычке. И хотя общая структура решений во всех видах сознания одинакова, это не означает, что конкретное принимаемое решение каждого из всех людей, касающееся одного и того же вопроса, тоже будет одним и тем же.

В гипнозе как в процессе участвуют: передатчик, которым может быть человек или система, среда с каналом передачи соответствующей информации, приемник - человек или животное.
Считается, что функционально к гипнозу относятся действия или любые информационные посылки, отключающие анализаторы сознания того, кого гипнотизируют. Вопрос:
- Всегда ли в гипнозе отключаются анализаторы?
- Да. Это принципиальное отличие гипноза от других видов воздействий.
- Это хорошо или плохо?
- Да уж чего же тут хорошего, если вы становитесь игрушкой в чьих-то руках.
Гипноз может различаться глубиной внушения. В обществе существует лояльное отношение к гипнозу в связи с привыканием сознания людей к его магической силе. Однако такой гипноз привычки есть доказательство отсутствия широкого и истинного знания о нем и умышленное сокрытие опасностей, которые могут подстерегать человека при его применении. Многие считают гипноз безобидным средством, что является мифом. Гипноз силен, а понятие о нем не отражает многих его особенностей.
Как бы за неимением другого чрезвычайно сильно распространено кодирование от алкоголизма. Вопрос:
- Разве кодирование может быть вредным?
- Мне приходилось встречать людей, кодировавшихся по нескольку раз - четыре, пять. Их жизнь превращалась в такой кошмар, что другому представить себе невозможно. Для такого человека сам процесс кодирования становится чем-то обычным с незначительным привкусом ритуальности. Главное, он смиряется со своей судьбой, с безысходностью. И все бы ничего, даже можно примириться с подобной потерей веры, но человек начинает разрушаться от заболеваний органов.
- Какие органы страдают прежде всего при этом?
- Это и желудок, и кишечник, и сердце, и почки, а о печени я уже и не говорю.
- А чем эти заболевания или страдания отличаются от заболеваний или страданий алкоголика вообще?
- Дело в том, что у кодировавшегося начинаются страдания нового уровня, когда уже от настоящих, а не от кажущихся, болей в теле хочется забыться и человек это делает. Поскольку при гипнозе происходит внедрение чуждой программы в сознание, то это тут же отражается на психических процесса, а вслед за этим и на физическом уровне сильными разрушениями.
- Это происходит у всех?
- Нет, не у всех. Но очень явно - у молодых.
- Чем более конкретно можно это объяснить?
- Гипноз - это такое внедрение в личность человека, когда наше сознательное начало активно противодействует ему даже путем собственного разрушения, только бы сохранить собственную самостоятельность.
- И в чем же Вы видите слабость гипноза с информационных позиций?
- Слабость подхода гипноза заключается в том, что даже само понятие уже сужает поле его применения до такого, в котором анализатор сознания гипнотизируемого не анализирует смысл происходящего и смысл, заключенный в навязываемой ему информации, а просто выключается из работы по анализу поступающей информации извне.
- А какой самый большой недостаток гипноза при лечении им?
- Отсюда и самый большой недостаток всех известных видов гипноза: при отключенном анализаторе ни суждения, ни поведение человека не проверяются на соответствие принятым личностью гипнотизируемого критериям.
- А после гипноза?
- Критериальность как самая главная причина нашего поведения либо сильно снижается, либо происходит ее выключение.
- Но разве гипнотизер об этом не знает?
- Гипнотизер думает, что надстраивает явно недостаточную для ориентирования в мире структуру сознания больного человека своими приказами на правильное поведение, а на самом деле после гипнотического внушения может произойти и происходит так много непредвиденного, что впору тому же гипнотизеру воскликнуть: ”Я не знаю, что творю!”.
- Внушение правильного поведения разве не есть одновременно и внушение правильных критериев?
- Нет, не есть.
- Почему?
- Критерии того же самого поведения не есть ни в коем случае нечто оторванное от критериев мышления и критериев принятия решения. Поведение - это в какой-то мере есть уже результат и мышления, и подсознания и принятия решений.
- То есть поведение - это не самое высокое? А что же может быть самым высоким в пространстве критериев?
- Самое высокое - это сфера духа человека, стержень, ядро всей его жизни, отражающее его основную задачу на земле.
- Тогда, может быть, алкоголики и наркоманы нужны тут на земле просто для численности, чтобы удобрять почву и влиять своим поведением на других? Например, для стимуляции активности.
- Возможно. Не буду спорить.
- Но если это так, то и отношение к ним может быть особое. Например, более грубое как к экспериментальному материалу. Разве врачи-гипнотерапевты, которые кодируют их, не так рассуждают?
- Все-таки это как-то не очень по-человечески.
- Почему?
- Потому что согласно Духовным Учениям каждый должен стремиться к самостоятельности.
- А что может оправдать такой путь лечения?
- Что бы там ни происходило на психическом уровне, но данная схема взаимодействия двух людей даже при вынужденном лечении не выдерживает никакой критики всего лишь потому, что гипнотизер при лечении гипнозом и начинает, и заканчивает иметь дело с существом, начисто лишенным своей личности.
- И это существо, по-Вашему, не человек?
- Назвать его человеком нельзя, так как оно лишено, может быть, главного не только для человека качества - самостоятельного ориентирования в окружающей среде.
- Вы говорите, что качество самостоятельного ориентирования - это не только человеческое. А если шире?
- Это основное качество жизни вообще. Кто бы ни был живой - червяк, бабочка или волк - они выживают благодаря самостоятельности поведения.
- Надо ли понимать, что потеря человеком самостоятельности сразу опускает его ниже животного?
- Конечно. И это весьма существенное качество. Потеря самостоятельности вообще выводит человека за пределы самосохранения жизни. Но человек - существо общественное, как и многие из животных. Поэтому выживаемость в большой степени определяется и взаимопомощью. К сожалению в человеке в связи с этим иногда развивается чувство паразитизма.

- Можно ли под гипнозом сделать из человека маниакальное существо?
- Безусловно. Такое существо может быть наделено любым безнравственным законом жизни. Его волей может стать воля маньяка, не принимающего и не распознающего мораль, этику и нравственность.
- Однако Вы согласитесь, что врач, кодируя больного, хочет ему только хорошего?
- Откуда, - спросите вы, - появится эта самая воля маньяка, если внушаются человеку, казалось бы, исключительно положительные качества? Ответ: она может возникнуть всего лишь из-за несовпадения основных критериев поведения гипнотизера и его подопечного. Для ее возникновения не нужно, чтобы основы жизненного мировоззрения того и другого отличались очень сильно. Разница в них, даже едва уловимая, включит тот негативный механизм поведения больного, который до этого спал.
- Такой спящий негативный механизм есть у каждого?
- При определенных условиях потери духовных ориентиров - да.

- Что является сущностью современного понятия гипноза?
- Сущностью современного установившегося понятия гипноза является так называемое навязывание гипнотизером своей воли своему подопытному.
- А определяет ли внушаемая воля критерии поведения гипнотизируемого?
- Воля сама по себе далеко не определяет критерии поведения последнего, она лишь отслеживает навязанное ему действие и подталкивает на его выполнение.
- Насколько, по-Вашему, гуманны манипуляции врача-гипнотерапевта?
- Любые виды подобного бессмысленного гипноза являются жесткими и негуманными. Какими бы прекрасными целями при этом ни задавались, медицина, проповедующая подобный гипноз, не должна существовать. Она не интересуется действием механизмов сознания, рассматривает человека как лишенное сознания существо, в котором можно манипулировать критериями по усмотрению гипнотизера.
- Такой гипноз не является наукой?
- Такое положение дел ненамного отличается от производства фокусов на сцене. Гипноз как чудо, как техника или как технология не имеет право на жизнь, если от его результатов не зависит выбор средств лечения и направление жизненного пути.
- Что можно сказать о механизмах гипноза?
- Гипноз - это метод слепого подхода. Его грубость не всегда проявляется быстро, она имеет отсроченный и негативный результат. Очень часто критерии гипнотизера, с которыми он подходит к больному, входят в противоречие с внутренними критериями больного, особенно там, где наблюдается большое отклонение типажа человека от социальности.
- Например?
- Асоциальность бомжа, алкоголика или наркомана привела к тому, что врач, их лечащий, относится, как правило, к своему пациенту презрительно. Он не может принять их философию жизни и потому критерии его могут быть диаметрально противоположными и, следовательно, смертельно губительны для пациента.
- А не отвечают ли и пациенты тем же?
- Сплошь и рядом подобное встречается, когда человек, пролечившись у такого врача, тоже с презрением относится к таким способам лечения лишь потому, что результат лечения не был закреплен и очень быстро осуществился возврат к прошлому состоянию.
8.2. Вся жизнь есть К-гипноз - внушение смысла
Существует так называемый гипноз власти, когда (по К.Марксу) бытие так определяет сознание, что нищие ненавидят любую власть.
- Но не будете же спорить с тем, что Христос предложил вытравить ненависть. И как сказал апостол Павел, тогда любая власть будет от Бога.
- В такой трактовке - трактовке христианства - отношение к власти подменяется отношением к нищим, изменяется направление вектора действия. Богатым же любая власть хороша. Перевод в высказывании Павла неточен. Надо читать: любая власть вместо Бога.
- В чем тут наблюдается гипноз?
- В данном случае в гипноз трактования перешел гипноз смысла истинны - ненависть в любом случае разрушительна в первую очередь для своего носителя.
- Учитывают ли политики это высказывание Маркса?
- Политик, стремящийся завоевать расположение масс надолго, обеспечивает именно поэтому все самые нищие слои социальными гарантиями выживания: нет нищих, нет и ненависти к его власти.
Политик, внушающий силу и презирающий отношение других к себе, всегда будет стремиться проявить эту силу, навязать ненависть, войны, раздоры. Он ищет врагов и показывает их, его идея - внушение соревнования силы. Он создает нищих даже специально.
- Но ведь иногда и такие тоже добиваются власти.
- Они добиваются ее обманом или путем переворота. Век их сильно ограничен.

Часто задают вопрос:
- Любую ли идею можно внушить человеку?
- Ответ на него уже неоднократно нам давала история: любую!
- Что означает внушить?
- Внушить - это значит придать смысл. Можно выдать за смысл существования все, что хотите, но… на определенное время, на такое, за которое произойдет рост и созревание понимания истинного смысла принятой идеи.
- Проявляется ли в этом слабость внушающего?
- Слабость такого внушения определяется не слабостью или силой внушающего или идеи, а внутренней силой самого процесса автоматического накопления смыслов человеком.
- Это касается любой бессмыслицы?
- Можно утверждать, что любая бессмысленная идея, живущая благодаря всего лишь невежеству, со временем теряет свою силу независимо от того, как она работает - с положительным или отрицательным результатом. Давая даже исключительные результаты, она тем не менее постоянно подвергается переосмыслению в глубинах нашего сознания и, если смысл ее существования снижается, то мы автоматически начинаем отказываться от нее. Вот почему мы иногда начинаем отказываться от, казалось бы, замечательных идей.
- Могут ли анализаторы сознания отключаться без гипноза?
- Если распространить понятие внушения на любой вид деятельности человека, но без принудительного отключения или включения анализаторов его сознания, то в самых крайних случаях можно обнаружить, что анализаторы сознания сами собой отключаются при отсутствии или пропадании смысла в суждениях или поведении или же они включаются, и часто на новом уровне, при внезапном появлении смысла там, где его до тех пор обнаружено не было.
- Какова роль этого нового смысла?
- Этот новый смысл естественным образом встраивается в уже принятую парадигму веры человека и в дальнейшем участвует в любом процессе анализа и синтеза на правах полноправного и часто вполне автоматического элемента.
- Автоматизм поведения - это и есть отключение анализаторов?
- Конечно.
- А еще когда наблюдается явное отключение?
- Например, естественное выключение анализаторов сознания происходит при потере человеком смысловой ориентации в его привычных пространствах существования. Он просто перестает соображать, что делать, если делал что-то до этого вполне автоматически.

- Как характеризовать веру с точки зрения смысла?
- Вера человека принимает все, что попадает в ее ареал, без предварительного анализа, но чему она приписывает смысл. Можно утверждать, что она оперирует символами, то есть законченными формами, наполненными известным смысловым содержанием, то есть другой формой, принимаемой также на длительный срок в качестве эталона без последующего анализа. Некоторые называют это содержание идеей. Каждая идея включает в себя другую и так далее. Такая матрешка идей бесконечна.
- Существуют ли матрешки смысла, которые, вкладываясь одна в другую, не прибавляют смысла?
- Именно таким образом может быть построен бесконечный по продолжительности и протяженности алгоритм, аналогичный известным апориям древности - нерешаемым проблемам математики.
- Находит ли выход из апорий человек?
- На самом деле бесконечности и тупиковости в наполнении смыслом форм для человека наблюдаться не будет - принцип матрешечности заканчивает свое действие довольно скоро, как только человеческое внимание выходит за пределы замкнутости рассуждений и представлений, на которых строится этот бесконечный алгоритм.
-Каким образом осуществляется этот выход?
- Внимание человека часто выходит за пределы своей ограниченности автоматически. Происходит это из-за наличия в сознании и в его жизненном начале автоматической поисковой составляющей.
- Наверное у кого-то поисковые способности выше, а у кого-то ниже?
- Действительно, у кого эта поисковая часть организма нарушена в сторону снижения, те испытывают определенные неудобства жизни или болезни, степень тяжести которых определяется часто всего лишь степенью этого нарушения. Соответствие же богатства внутреннего поиска той жизни, которую ведет человек, дает ему ощущение гармонии, наполненности смыслом, если он может осознать результаты своего поиска.
- Означает ли это, что гармония может быть рассмотрена как некое стабильно действующее нарушение принятых рамок поведения?
- Это так и не так одновременно. Дело в том, что мы ощущаем гармонию только как процесс, осуществляемый во времени. Сохранить ее в застывшей форме практически невозможно. Она как музыка перетекает из одной формы в другую.
- А гармония изобразительного искусства? Гармония застывших форм.
- Любые формы искусства не могут существовать без воображения человека, которое достраивает увиденное до некоего идеала. Эта достраиваемая часть произведения искусства в сознании и создает нам ощущение гармонии, если она в меру не хаотична и в то же время разнообразна в своих сравнениях данного произведения с другими.

- Чем является смысл для человека при его первом появлении.
- Появление нового смысла для человека является своеобразным сигналом для того, чтобы системы его организма начали автоматически перестраиваться в соответствии с принимаемым смыслом как приказом на выполнение.
- С чего начинается эта перестройка?
- Эта перестройка начинается и происходит только через системы, отвечающие за общую целостность организма.
- А если при появлении нового смысла возникает что-то новое, сопровождающее его, но выходящее за его рамки?
- Все, что выходит при этом за рамки этого нового смысла, либо отбрасывается, либо становится ядром еще более нового смысла, либо вообще выводится в область абсурда.
- Ошибка исключена?
- Нет, как раз ошибки происходят. Абсурд может стать новым смыслом, если он принят сознанием за смысл. А смысл может быть переведен в абсурд.
8.3. Идеализация гипноза
При анализе существующего понятия гипноза нельзя не увидеть в нем его идеализации - наделения его свойствами, далекими от реально получаемых. То есть в человечестве поддерживается некий миф гипноза.
- Отчего это происходит?
- Происходит это от практики его применения, когда, например, энурез у детей в большинстве случаев исчезает при гипнотическом влиянии. Но по большому счету любая идеализация искажается в сознании и степень искажения зависит от расхождения идеала от реального образа или критерия в сознании.
- На что влияют такие искажения?
- На самом деле проводимый гипноз видоизменяет общую смысловую парадигму в сознании человека, которая является важнейшим атрибутом сразу двух систем: системы веры и системы воли.
- То и другое связано?

<< Предыдущая

стр. 5
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>