ОГЛАВЛЕНИЕ

Способность лиц к совершению юридических действий.
В учении о субъектах права мы видели, что не только правоспособность, но и дееспособность субъектов, т. е. способность их к совершению юридических действий не одинакова. Не все субъекты обладают волей. Воля обусловливается разумом и вместе с последним развивается из человеке. Лишь постепенно. Все это ведет к тому, что объективное право или вовсе отказывает некоторым субъектам в способности к юридическим действиям или эту способность ограничивает более или менее в виду недостатка y этих лиц зрелости духа и характера или отсутствия известных способностей.
Дееспособность лица зависит, впрочем, как мы видели не только от физических условий его существования пола, возраста, телесных качеств и т. д., но и от юридического его положения, от религии, звания, состояния и т. д. По римскому праву, следующие разряды лиц лишены дееспособности или обладают лишь ограниченной дееспособностью.
1) Рабы, обсуждаемые, как вещи, не могли иметь воли и должны бы быть признаны юридически неспособными к совершению каких-либо юридических действий. Но в естественной способности к действиям рабам, как людям, все же отказать нельзя. И римское право признает за ними способность действовать и приобретать права только не для себя, a для господ. Раб может действовать не толко по приказанию господина, как поверенный последнего, но и без всякого приказания, по своей собственной воле. Этого рода действия раба не пользуются охранением в jus civile, и обязательства, заключаемые рабом, являются лишь естественными, т. е. не охраняемыми помощью исков. Раб лично не мог явиться на суд от своего имени и не мог охранять своего права, как кредитор, зато и к нему нельзя обратиться с иском о вознаграждении за причиненный им ущерб. Такой иск можно предъявить лишь к господину раба, которому древнее уже право предоставило на выбор в этом случае или принять ответственность на себя или выдать виновного истцу (noxae datio).
Впрочем, обязательства из совершенных рабами преступлений или правонарушений могли быть предметом иска против них лично по отпущении их на волю (fr. 14. D. 44. 17). Это обстоятельство не ест результат признания за рабами способности к юридическим действиям, a есть лишь следствие правила, что noxa caput sequitur—вина следует за головою.
В некоторых отношениях servorum loco обсуждаются и лица, состоящие под отеческой властью, так как и они не могут приобретать для себя и не могут совершать каких-либо сделок в ущерб имуществу отца семьи без согласия последнего. Сами они однако за все свои действия вполне ответственны, если достигли надлежащего возраста.
2) Умалишенные, равно лица, потерявшие временно сознание от болезни или находящиеся в состоянии сильного аффекта, сна, опьянения и т. п. совершенно не имеют воли, пока болезнь продолжается, и не могут, стало быть, совершать юридических действий.
3) Юридические лица также не могут, как фиктивные существа, иметь воли.
4) Малолетние до 7 лет также считаются не имеющими воли. За тех и других действия совершаются их представителями: управителями, доверенными или опекунами.
5) Impubеres, infantes majores могут совершать сами лишь действия, клонящиеся исключительно к их выгоде. Для остальных действий нужна им деятельность их опекуна. Pubertati proximi отвечают за совершенные ими преступления.
6) Minores XXV annis не могут совершат известных действий без согласия своих попечителей.
7) Расточители, как приходилось упоминать, лишены способности совершения гражданских юридических действий, клонящихся к ущербу их имущества.
8) Женщины даже и по уничтожении над ними постоянной опеки все же признавались неспособными к некоторым действиям.
По недостатку, наконец, необходимых для совершения действий органов также, как мы уже знаем, ограничивается y лица способность к совершению тех действий, для которых эти органы необходимы (кастраты, слепые, глухие и т. д.).



ОГЛАВЛЕНИЕ