стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ИНДЕКСЫ СОЦИАЛЬНЫХ НАСТРОЕНИЙ В «НОРМЕ» И В КРИЗИСЕ
Одним из эффективных средств изучения массивов социальной информации, получаемых в репрезентативных опросах, являются индексы различного типа, конструируемые на основе определенных данных, показателей соотношения между ними, тенденций изменения и т. д. В последнее время большую международную известность приобрел индекс потребительских настроений, который в нашей стране разрабатывается группой ИПН-Россия на основе регулярных мониторинговых исследований ВЦИОМ; его результаты широко освещаются в периодической печати, в том числе в журнале «Мониторинге общественного мнения». По аналогичным методикам могут быть построены как частные, так и сводный индексы социальных настроений и установок.
По своей методологической природе любой сконструированный индекс — величина, искусственно полученная в результате определенной обработки ряда эмпирических данных. В принципе, такой индекс может служить показателем состояния или тенденции изменения изучаемого материала («массового сознания») как некоего целостного образования. Что, естественно, стимулирует постановку вопроса о принципиальной возможности подобного подхода. Ведь в рамках строго эмпирического, бихевиористского изучения массового поведения всякое допущение надиндивидуальных «целостностей» запретно; в лучшем случае оно может трактоваться как наследие привычного социального антропоморфизма, который приписывает человеческим множествам способности понимания, оценки, намерения и т. п. (или, в духе социального психоанализа, апеллирует к коллективному бессознательному началу).
Как известно из практики повторяющихся массовых опросов, имеется набор чрезвычайно устойчивых характеристик состояния общественного мнения, которые на протяжении ряда лет выражаются близкими величинами. По преимуществу такие характеристики относятся к сфере обобщенных самооценок или установок респондентов в отношении социальных ценностей.
Устойчивость можно объяснить «инерционным» воздействием действующих стереотипов восприятия, которые укладывают разнообразные внешние воздействия в стандартизованные рамки и минимизируют эффекты дестабилизирующих факторов. (В свою очередь стабилизирующее воздействие стереотипов можно объяснить матрицами культуры, личности и коммуникации.) При этом высокой степенью устойчивости обладают не только характеристики общественного мнения, непосредственно получаемые в опросах, но также и обобщенные индексы, то есть показатели соотношения и тенденций изменения этих характеристик. Некоторые примеры таких индексов представлены в настоящей статье.
В обстановке чрезвычайной нестабильности, созданной в стране финансовым и политическим кризисом с августа 1998 г., особый интерес приобретает сопоставление долгосрочных тенденций и специфически кризисных феноменов общественного мнения. Всякий разлом обнажает, выводит наружу — и тем самым делает более доступными для изучения — те механизмы поддержания и разрушения социальных взаимодействий и социокультурной идентичности, которые структурируют общественные процессы. Такое сопоставление важно также для того, чтобы представить пределы устойчивости социальных структур и, соответственно, возможности обратимости/необратимости происходящих изменений — как долгосрочного, так и «кризисного» порядка.
Способ построения социальных индексов
Очевидно, что на основе опросных массивов для различных исследовательских целей могут строиться индексы настроений, оценок, установок и пр. — в зависимости от набора и способа сопоставления интегрируемых данных.
Как уже отмечалось, в качестве методического образца построения индексов в настоящей статье — в интересах сопоставимости результатов — использованы приемы, опробованные в распространенном индексе потребительских настроений (ИПН). Частные индексы строятся по данным определенных вопросов следующим образом: из числа (процента) позитивных ответов вычитается число негативных ответов, к полученному результату для удобства расчетов (устранения отрицательных величин) добавляется 100. Так создаются индексы настроения, терпения, отношения к реформам и др., которые подробно рассматриваются ниже. Обобщенные индексы (например, оценок положения в стране, собственного положения респондента, ожиданий на будущее) вычисляются аналогичным образом по средним значениям ряда выделенных показателей. Наконец, сводный индекс социальных настроений для каждого момента измерения может быть получен в результате суммирования показателей обобщенных индексов.
В порядке эксперимента для данной статьи были предложены следующие типы социальных индексов: индекс положения семьи (ИС), индекс положения России (ИР), индекс ожиданий (ИО) и индекс настроений (ИН). Каждый из них вычисляется как арифметическая средняя разности положительных и отрицательных ответов по ряду выделенных анкетных вопросов; средние и несодержательные варианты ответов не учитываются. Арифметическая средняя от величин полученных индексов дает сводный индекс социальных настроений (ИСН).
Индексы строятся следующим образом (указаны тематические номера стандартных мониторинговых вопросов):

ИС (индекс положения семьи) = (А+Б) : 2

А) 10. Как бы Вы оценили в настоящее время материальное положение Вашей семьи?
(1+2+3) – (4+5) + 100
Б) 13. Как Вы считаете, какое из приведенных ниже высказываний более соответствует сложившейся ситуации?
(1+2-3) + 100

ИР (индекс положения России) = (В+Г+Д) : 3

В) 12. Как бы Вы оценили экономическое положение России?
(1+2+3) – (3+4) + 100
Г) 14. Как Вы считаете, рыночные реформы сейчас нужно продолжать, или их следует прекратить?
(1–2) + 100
Д) 19. Как бы Вы оценили в целом политическую обстановку в России?
(1+2–4) + 100

ИО (индекс ожиданий) = (Е+Ж+З) : 3

Е) 22. Как Вы считаете, в течение ближайшего года наша жизнь более или менее наладится, или никакого улучшения не произойдет?
(1–2) + 100
Ж) 28. Как Вы думаете, что ожидает Россию в ближайшие месяцы в политической жизни?
(1+2) – (3+4) + 100
З) 29. Как Вы думаете, что ожидает Россию в ближайшие месяцы в области экономики?
(1+2) – (3+4) + 100

ИН (индекс настроений) = (И)

И) 9. Что бы Вы могли сказать о своем настроении в последние дни?
(1+2) – (3+4) + 100
ИСН (сводный индекс социальных настроений) = (ИС+ИР+ИО+ИН) : 4

Очевидно, что при таком способе получения все индексы различного значения и разной степени обобщенности показывают не абсолютные величины (то есть распространенность) соответствующих настроений, а лишь меру их «позитивности» (знака) в хронологических или социально-групповых сопоставлениях. Возможно, в дальнейшем следовало бы учитывать при построении индексов долю содержательных ответов по каждому показателю.
Динамика индексов социальных настроений
Обратимся сначала к динамике сводного индекса социальных настроений за последние годы. Представляет интерес сопоставление изменений этого индекса (ИСН) с соответствующими изменениями индекса потребительских настроений (ИПН).
Таблица 1
Индексы социального настроения 1996–1998 гг.
(в % от числа опрошенных)*
Ин-декс
1996 г.
1997 г.
1998 г.
Месяц проведения исследования
I
III
V
VII
IX
XI
I
III
V
VII
IX
XI
I
III
V
VII
IX
ИС
109
106
109
110
64
86
97
93
96
108
109
109
102
105
98
96
69
ИР
73
75
84
62
81
97
72
70
78
80
85
84
80
79
73
91
53
ИО
71
71
71
81
67
72
61
64
64
70
74
65
69
64
64
59
62
ИН
78
79
79
99
96
61
86
80
88
97
97
97
87
90
85
93
58
ИСН
83
83
92
96
77
79
79
77
82
89
91
89
85
85
80
85
61
ИПН


70
70
68
61
65
63
69
74
78
74
75
71
74
69
49
* Исследования типа «Мониторинг» (N = 2400 человек). В столбце «Индекс» проставлены описанные выше аббревиатуры индексов.

Более наглядно динамику этих индексов можно представить по следующему графику.
Рис. 1. Динамика индексов социального настроения 1996–1998 гг.

Отметим наиболее очевидные особенности динамики рассматриваемых показателей. Во-первых, устойчивость практически всех показателей и относительно небольшие, плавные их изменения вплоть до обвала, обнаруженного в сентябрьском мониторинге 1998 г. (последняя ситуация будет рассмотрена в конце настоящей статьи). Во-вторых, весьма высокая степень согласованности («параллельность») изменений всех социальных индексов — как в «нормальной», так и в «кризисной» ситуациях. И, в-третьих, столь же высокая согласованность динамики социальных индексов и индекса потребительского поведения.
Можно полагать, что устойчивость значений индексов в «нормальных» (привычных, то есть инерционных) условиях объясняется упомянутым выше механизмом действия стереотипов, который в значительной мере гасит резкие колебания. «Привычной» для общества ситуацией является именно та, в которой колебания и перемены (в том числе и перманентно-кризисные в политическом или экономическом плане, — примером служат российские реалии последних лет) воспринимаются обществом, общественным мнением в относительно стабильных и общепринятых рамках. В ситуации же острого, обвального кризиса (новейший пример — переживание общественным мнением потрясений августа—сентября 1998 г.) сами рамки и стереотипы массового восприятия перемен обесцениваются, по крайней мере, на время. (Мы говорим лишь о рамках массового восприятия социальных феноменов, так как имеем дело с «субъективной» реальностью показателей общественных настроений.)
Близость количественных значений и высокую степень согласованности динамики всех представленных социальных индексов можно, видимо, объяснить тем, что они с разных сторон отображают восприятие «массовым», усредненным человеком своего положения в мире актуальных социальных структур и процессов. Исследования постоянно показывают, что респонденты собственное положение оценивают лучше, считают более стабильным, чем положение страны — это, кстати, один из факторов формирования инерционных рамок социального восприятия, о которых шла речь. Но колебания в ситуации, по видимости, действуют одинаково эффективно и однонаправлено на оценки семейного и государственного уровня. Напомним, что при избранном в данном случае способе построения индексов мы получаем данные относительно тенденций изменения оценок, но не об их размерности.
В принципе, сказанное относится и к проблеме соотношения социальных и экономических (потребительских) индексов: в исследовании оценок и намерений общественного мнения — особенно если это обобщенные оценки — мы имеем дело с одним и тем же набором реакций, который может рассматриваться под различными углами зрения — экономическим, политическим, потребительским, социальным, психологическим и пр. Но введения такого сугубо аналитического дифференциатора вряд ли достаточно. Сферы социальной активности дифференцируются не только в аналитических схемах, но и в социально-исторических процессах. Одна из характеристик запаздывающей и противоречивой модернизация России — слабая дифференцированность общественных структур, сохраняющая зависимость экономики от политики, личности от государства, частной жизни от публичной и т. д. Поэтому политические потрясения непосредственно сказываются на социальном самочувствии и потребительских ориентациях населения. Этого нет в развитых современных обществах, где дифференциация сфер и структур человеческой деятельности утвердилась довольно давно, и колебания в одной из них мало сказываются на других и на ее восприятии людьми (примером может служить многолетняя череда политических кризисов в Италии при непрерывном экономическом росте).
Существуют и другие, более «экономические» варианты объяснения рассматриваемого феномена. На конференции по проблемам индекса потребительских настроений в России, проходившей в Санкт-Петербурге в июне 1998 г., Э. Ершов предположил, что за последние годы положение на потребительском рынке объясняется влиянием двух факторов: индексом потребительских цен и реальными доходами населения, а также сезонными спадами в динамике доходов. Отсюда, по его мнению, и все колебания общественных настроений. М. Красильникова отметила, что реакция российских людей на вопросы, которые ставятся в рамках исследования ИПН, весьма неструктурированна, существует как бы общий настрой, разложение которого влияет на политические, экономические, финансовые и прочие компоненты довольно условно. При этом, по приведенным ею данным мониторинга ИПН, положительные оценки в большей мере объясняются умением приспособиться и благоприятными семейными обстоятельствами, а отрицательные в большей мере связаны с такими факторами как неплатежи и рост цен.
Структурные компоненты (частные индексы) индекса социальных настроений
Обратимся теперь к тенденциям движения отдельных (частных) индексов социального поведения.
Таблица 2
Индекс настроения: группы по образованию и типу поселения
(в % от числа опрошенных)*
Группы
1997 г.
1998 г.
Месяц проведения исследования
III
V
VII
IX
XI
I
III
V
VII
IX
Общий индекс
80
88
97
97
97
113
110
115
107
58
По образованию
высшее
81
104
114
100
112
97
104
102
105
64
среднее
90
92
97
106
98
89
92
92
98
62
ниже среднего
67
78
91
96
82
81
82
69
72
51
По месту жительства
Москва, Санкт-Петербург
81
109
100
123
116
94
104
130
91
61
большие города
92
97

стр. 1
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>