<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

96
102
97
86
90
110
89
57
малые города
79
81
89
91
96
78
87
76
86
57
села
69
84
96
92
92
100
92
59
98
60
* Исследования типа «Мониторинг» (N = 2400 человек).
Таблица 3
Индекс терпения: группы по полу и возрасту
(в % от числа опрошенных)*
Группы
1997 г.
1998 г.
Месяц проведения исследования
III
V
VII
IX
XI
I
III
V
VII
IX
Общий индекс
104
111
118
121
116
112
113
109
100
73
По полу
мужчины
102
113
123
124
120
82
85
88
99
77
женщины
105
110
106
120
113
108
113
107
90
69
По возрасту
до 25
129
151
160
156
143
148
146
139
146
106
25–40
101
122
130
127
124
111
124
117
113
78
40–55
99
96
95
97
97
105
93
100
72
72
55 лет и старше
96
91
98
101
103
105
101
92
84
50
* Исследования типа «Мониторинг» (N = 2400 человек).
Таблица 4
Индекс терпения: группы по образованию и типу поселения
(в % от числа опрошенных)*
Группы
1997 г.
1998 г.
Месяц проведения исследования
III
V
VII
IX
XI
I
III
V
VII
IX
Общий индекс
104
111
118
121
116
112
113
109
100
73
По образованию
высшее
115
124
134
141
129
126
132
129
106
72
среднее
105
116
120
121
117
113
115
113
77

ниже среднего
99
101
110
112
102
106
105
98
90
64
По месту жительства
Москва, Санкт-Петербург
131
138
134
161
144
136
140
141
136
95
большие города
125
117
131
116
124
117
116
108
102
83
малые города
91
108
103
108
114
98
108
110
92
67
села
95
98
119
112
100
88
90
97
100
63
* Исследования типа «Мониторинг» (N = 2400 человек).

Рис.2. Динамика частных индексов социального настроения

Практически все показатели, отображенные на рисунке 2, изменяются в «нормальной» ситуации довольно плавно и более или менее взаимно согласованно. (Здесь налицо та же проблема единого «настроя» — или единого фактора? — определяющего динамику всего пучка показателей.)
Нетрудно заметить, что кривая индекса настроений (ИН) обнаруживает сезонные колебания, как будто слабо связанные с другими факторами. Отклонение от «нормальной» синусоидообразной кривой отмечается к концу 1996 г. — послевыборный спад общественных настроений — и, естественно, в момент обвального падения всех индексов с сентября 1998 г.
Социальная анатомия «обвала»: некоторые особенности
Обвальное падение всех индексов социального настроения после кризисного взрыва августа 1998 г. — наглядное выражение шока (такая психологическая аналогия в данном случае представляется наиболее уместной), в котором оказалось российское общество. В этой ситуации, как уже отмечалось, выступили наружу многие слабые узлы всей социально-политической и социально-экономической структуры российского общества 90-х годов. В том числе — слабость постсоветских государственных институтов и того не очень определенного направления перемен, который принято именовать «курсом реформ».
Неоднократно приходилось отмечать, что примерно с 1993–1994 гг. безоговорочная, советская по своему происхождению поддержка населением деятельности правящей верхушки сменилась «критическим терпением» — сочетанием недоверия и негативных оценок с практической адаптацией значительной части населения к новым условиям. Поддержка власти, в частности, выраженная на последних президентских выборах, стимулировалась не столько доверием или надеждами, сколько опасением новых переделов и перетрясок. Наиболее распространенной ценностью оказывалась умеренная стабильность. Именно эта далеко не идиллическая, но все же внешне спокойная ситуация оказалась разрушенной после «взрыва» 17–23 августа 1998 г.
В той или иной мере пострадавшими оказались почти все. Так, по данным опроса типа «Экспресс» за октябрь, 68% респондентов пришлось сократить повседневные расходы, 37% — отказаться от крупных покупок, поездок, 27% — потеряли в зарплате, у 19% — обесценились сбережения, 13% — остались без работы и т. д.; лишь 4% респондентов заявили, что этот кризис их не затронул.
На политическом поле кризисный взрыв выразился прежде всего в том, что президентская вертикаль государственной власти обнаружила свою недееспособность, оказалась объектом обвинений — и притязаний — с разных сторон. Нараставшая многие месяцы волна критики деятельности и личности президента Б. Ельцина превратилась в шквальную после того, как президент оказался в положении «крайнего» обвиняемого. Основными виновниками слома ситуации население, по данным опросов, проводившихся в сентябре, сочло президента и старое правительство (В. Черномырдина).
Тем самым лишилось опоры и то реформаторское направление в российской политике, которое, не имея ни организационной, ни массовой базы, рассчитывало преимущественно на поддержку президентских структур. В одночасье оказался официально дискредитированным весь пучок экономических перемен последних лет вместе с их авторами и проводниками. Соответственно усилились опасения поворота к советскому прошлому или полного экономического коллапса. Создалась ситуация трудного испытания на прочность всех социальных институтов и структур, которые оформились в 90-е годы; это относится и к общественному мнению.
Индексы социального настроения и другие показатели состояния общественного мнения позволяют видеть некоторые существенные моменты кризисной ситуации в ее самой острой — по крайней мере, до сих пор — фазе.
Как видно из приведенных рисунков, обвальное падение социальных индексов в первую очередь наблюдалось у наиболее активных социальных групп — в возрасте 25–55 лет, образованных, жителей крупных городов. У более пожилых, жителей малых городов реакции, естественно, несколько притуплены, поскольку вовлеченность в экономическую жизнь была слабее и ожиданий было меньше.
Интереснее все же другое. Наиболее резко снизились «психологические» индексы (настроение, общие оценки собственной жизни) и значительно менее — «поведенческие», ориентированные вовне (отношение к реформам). В то время как индекс настроения упал на 49 пунктов, индекс реформ — в среднем на 7 пунктов, причем, как уже отмечалось, он несколько вырос у наиболее образованных и столичных групп населения. Это значит, что распространение самых тревожных, вплоть до панических, настроений необязательно означает изменения в установившихся ориентациях, — более того, возможно ситуация стимулирует и какой-то потенциал сопротивления перемене «курса». Как известно, на протяжении последних лет доли сторонников и противников продолжения реформ изменялись незначительно в разных направлениях и были почти равны (грубо говоря, 30% к 30 при 40% воздерживающихся), поэтому кризисное обострение внесло мало нового в эту ситуацию.
Но расхождение между настроениями и намерениями может трактоваться по-разному. Иногда действует фактор «простой» инерции массового сознания, которое предпочитает держаться привычных рамок, отворачиваясь от «низких истин» ради привычного самообмана. Значительная часть населения, действительно, не сознает и пока не воспринимает глубины и долговременного характера финансово-экономического обвала, надеясь, что ситуация в ближайшие месяцы каким-то образом «рассосется». Так, вскоре после кризиса, в сентябре 1998 г. 17% респондентов опроса типа «Экспресс» полагали, что трудности с покупкой товаров, вызванные ростом цен или дефицитом, будут преодолены через один-два месяца, а 31% — что для этого потребуется полгода-год, только 38% — почувствовали, что проблемы окажутся долговременными. С такого рода надеждами (или иллюзиями) связано устойчивое предубеждение большинства против введения карточек и государственного контроля над ценами.
Действуют и другие, более сложные «инерционные» факторы, к их числу относится привычка значительной части населения к новым для нашей страны, способам экономической и социальной активности.
Возьмем такой показатель, как оценка респондентами приспособленности большинства населения к социальным переменам. (Если рассматривавшийся выше индикатор — ответы на вопрос «в какой мере Вас устраивает жизнь...» измеряет преимущественно внутреннюю, психологическую адаптацию, то вопрос о населении в целом относится скорее к адаптации объективированной, экстравертной.)
Таблица 5
«Как Вы думаете, большинство жителей России уже приспособилось к происшедшим в стране переменам?»
(в % от числа опрошенных)*
Варианты ответа
1995 г.
1996 г.
1997 г.
1998 г.
Месяц проведения исследования
X
XI
IV
I
VI
IX
X
Уже приспособились

<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>