<< Предыдущая

стр. 6
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Если не отчаешься - увидишь свет, отчаешься - ощутишь страх и мучения.

Мы вечно забываем о любви в своих словопрениях. Меньше слов, больше любви.

Не жди, что тебя поймёт кто-нибудь. Только Бог. Делай всё в своей жизни, посвящая Ему. И тогда легко будет переносить тяготы непонимания.

Чтобы благословение Божие сходило на человека, ему нужно немного: всегда быть готовым к перемене и меняться к лучшему, соглашаться со своим духовным наставником и доверять ему, если он есть. Послушание приносит чудо.

Господь бьёт лишь своих, от кого Он ждёт усердия в делах. Чтобы проснулись, осознали и покаялись. Никогда не поздно даже если ты упал совсем низко. Чтобы поднять дух, не нужны подпорки. Для этого достаточно понять, что любовь это делает лучше всего.

Не всё говори всем, когда идёшь на свершение. Великое только потом облекается в слова и славу. Но не ради славы делай, а вопреки ей.

Говори с Ангелом Хранителем обо всём. Особенно, когда нет решения. Он помогает.

Всегда виновата наша душа, когда мы совершаем грех. Но договориться с нею почти невозможно. Совесть может сжечь сердце, если наше я упрямо перед Богом.

Строгость по отношению к нам - это всего лишь то, что мы заслужили в своём заблуждении. Строгость - это не только слова старца, но и болезни, и мучения, и страхи.

Если хочешь пожалеть кого-нибудь, то жалостью можешь сжечь свою душу, превратить её в головешки. Помни, что Бог - самый большой и самый щедрый. Он не забудет этого человека, воздаст ему по заслугам его. Он сделает так, как Ему надо. Не мешай. Подскажи лишь, как жить ему. Он сам должен стать рабом Господа, а не ты рабом у этого человека. Ты лишь служи ему милосердно, любя его как всё живое.
УБИТЬ ЛЮБОВЬ
Самоорганизация жизни Человека происходит в двух пространствах одновременно: в пространстве Жизненного Потока и в собственном жизненном пространстве. То есть в душе любого человека всегда присутствуют два жизненных критерия. Поэтому оптимальность в такой системе имеет ярко выраженный тип седловой точки: значения одного критерия стремятся к максимуму, значения другого критерия стремятся к минимуму. Но при этом обязано сохраняться условие Игры с Выигрышем для всех.

Практически всегда человек волен выбирать, какой критерий в его душе будет превалировать и, значит, чему больше отдаст человек предпочтение и свои силы: Жизненному Потоку или себе. Соответственно и его любовь будет видоизменяться от любви-благодарности в первом случае до эгоистической любви для себя во втором.

В одном и том же объяснении в любви нередко можно услышать: «Я тебя люблю, и поэтому мне от тебя нужна ласка, тепло сердца и души, мысли, направленные на меня и, конечно, страстная любовь разного вида». Человек прямо говорит, что в своём любимом он находит своё отражение, и хочет, чтобы оно тоже светило ему, как солнце, как он сам. Такова обоюдная любовь, - скажете вы. И тут как бы нечего поделать. Любовь всегда хочет быть ответной.

Через одну минуту, находясь в потоке любви, но не ощущая такой же ответной страсти в свой адрес, человек, не осознавая, что делает, говорит: «Я тебя люблю, и ты только будь! Мне от тебя совсем ничего не надо. Слава Богу, что ты есть!».

Любовь для себя и любовь для других - это два потока одной и той же любви. Ругать эгоиста за то, что он проявляет эгоистическую любовь в ущерб другим людям, легко. Труднее понять, к чему приводит подобное. И совсем сложно предложить человеку счастье обоюдной любви, которая не является эгоистической ни с какой стороны.

Ругать солнце за то, что оно светит другим и греет других тоже, глупо. Ибо солнце светит всем и греет всех. Пора понять и нам, что любовь - это солнце, и присваивать её абсурдно.

Как решить оптимальную задачу выбора человеку, не разрываясь между долгом обществу и собой? Человеку выдан при рождении кредит трудиться на благо общества, увеличивать Поток не только своим существованием, но и ростом благ Потока, и этот долг общество снимет с него не скоро. Кто-то умудряется не платить по долгам, но в таком случае Природа всегда находит возможность довести до сведения души саботаж разума. И душа носит эту информацию и тем или иным способом будоражит весь организм.

Общество делает человека рабом, пока оно не развито, и постепенно освобождает от рабства, развивая в себе общественные институты по защите слабых, больных и немощных. Человек есть раб, потому что он вынужден платить обществу (семье, другу, любимому, фирме, государству, человечеству) натурой, отдавая свои силы, свой разум, время для непосредственного выполнения обязанностей слуги. Общество требует от человека выполнения функций, которые он не любит.

Служение становится сладостным только в одном случае - в любви.

Закрепощение делает человека несамостоятельным, зависимым от обстоятельств. Такой человек суетится, не видит главное, а если и выделит что-то, то совсем не уверен, что сделал правильно. Критериев правильности у него не существует.

Только когда общество возьмёт на себя функцию освобождения личности от натурального долга, человек приобретёт самостоятельность и внутреннюю свободу выбора. Но к этому моменту ему необходимо познать истинные критерии, иначе он начнёт употреблять свою свободу не по назначения, в агрессивных целях.

Освобождая личность от служения натурой, общество, тем не менее, всё равно будет жить за счёт труда человека. Избыточность Жизни даёт возможность людям постоянно отчислять от их плода большую часть в пользу общества. Но свой плод свободный человек будет создавать с любовью в отличие от раба, который живёт принуждением. Таким образом человек откупается от долга, возвращает выданный ему при рождении кредит.

В любви действует парадоксальный закон направления: притяжение в любви, то есть ответная любовь, имеет направление, противоположное первичному направлению потока любви.

Если бы эгоистическая любовь получала в Природе удовлетворение, то носитель такой любви, эгоист, очень быстро превращался бы в паразита, живущего лишь за счёт других. Спору нет, таких в жизни много, но не ими полнится общество, не ими растёт Жизненный Поток и не на них надеется в своей Надежде Бог.

Эгоист любит себя и тянет на себя любовь других людей и любовь своего любимого человека. Этим он страстно жаждет присвоить его, сделать своим рабом, лишить его самостоятельности, превратив его в орудие собственной услады. Он добивается обратного - его перестают любить.

Эгоизм человека добивается того, что рано или поздно от этого человека отодвигается даже самый любящий его. Парадокс в том, что человек, любящий себя и требующий этого же от других, убивает любовь к нему окружающих его людей. Он отталкивает их.

Любовь-благодарность, источаемая человеком для других, наоборот, вызывает потоки ответной любви к нему. Так Природой усиливается любовь Человека. Так любовь усиливает себя и притягивает людей друг к другу.

Задача манипулятора, эгоиста - нарушить закон любви, развернуть поток любви окружающих его людей к себе и не допустить любви к другим, кроме него. Но в страстной любви многие из нас становятся такими эгоистами, когда начинают люто ревновать своего любимого к другим людям, стремясь своей ненавистью перекрыть потоки любви, идущие от любимого, к другим людям, нежели к ревнивцу.

Но любой человек обязательно имеет несколько потоков любви к нескольким людям и один большой - ко всем, к Богу. Повернуть эти, чужие, потоки к себе, не под силу человеку, ибо нужно стать для этого истинным Богом. И если человек этого не понимает, то он настраивает против себя в своём упорстве даже любимого человека.

Нужно каждому научиться уважать поток любви, исходящий от другого человека и направленный не на тебя. Ибо в этом тоже проявляется наша духовность.

Самое лучшее, что может сделать человек, если он любит другого, не хочет жить иначе и жаждет ответной любви - это стать рядом с тем, на кого и на что направляет его любимый свою любовь. Чтобы сохранить надолго свою любовь к другому человеку и вызвать у последнего любовь ответную, нужно научиться любить то, что любит любимый. Так возникает ответная любовь, даже если её до этого не было.

Благодарность источающего любовь человека безгранична по отношении к тому, кто его понимает, любит и поддерживает. Это - закон Потока Жизни, закон умножения любви.

Попытки развернуть поток любви, манипуляции чужой любовью всегда вызывают в душе у человека, на которого они направлены, неприязнь, охлаждение отношений и стремление к их разрыву, ибо манипуляции такого рода расшифровываются им, как агрессия против его любви, против потока любви из него и, главное, против того человека или другого объекта, на который направлена эта любовь. На самом деле это так и есть.

Объект любви - это иногда самое сильное Зеркало Жизни для человека, от которого подпитывает он свою уверенность и надежду. Этот канал смысла Жизни часто вообще является основным, дающим главное обоснование человеку его поступков. Главный её источник - Бесконечный Источник Любви, Бог.

Зеркало любви возникает в обоюдной любви, приносящей иногда высший смысл людям, не знающим другого высшего смысла. И если в душе человека контакт с Богом отсутствует либо он подменён другим контактом, например, с общеклеточным сознанием, то смысл, лежащий в ответной любви, становится для человека самым главным, а критерий усиления этой обоюдной любви - глобальным в его жизни. Поэтому любое ослабление подобной обоюдной любви чревато для такого человека потерей смысла жизни и может поставить его жизнь на грань катастрофы.

Любой человек, излучающий истинную любовь, любовь-благодарность, естественно направляет её на всё окружающее его. Он даже не направляет её, а лишь источает. Поэтому для эгоиста, любящего такого человека, всегда будет очень трудно жить, ибо он будет лезть из кожи, чтобы эти потоки любви к другим перекрыть и перенаправить к себе.

Для истинно любящего Зеркало Любви безгранично. Даже если в его окружении кто-то не станет ему отвечать любовью на любовь, ответит ненавистью, то поток его любви и любви ответной будет всегда превышать поток ненависти.

Разбить Зеркало Любви равносильно убийству. Поэтому манипуляции эгоиста в своей любви всегда несут в себе смысл убийства, под какими бы украшениями они ни были спрятаны.

Нужно помнить всегда, что смысл - это уже сконцентрированные в единое целенаправленное действие материальные и нематериальные ресурсы. Поэтому смысл убийства начинает реализовываться с того самого мгновения, когда он появился.

Противостоять смыслу убийства любви можно и должно, лишь напрягаясь в своём сохранении любви истинной, Божественной, любви-благодарности. Лучше не проводить никаких экспериментов в этом плане и не убеждаться в негативном влиянии эгоиста, если ему потакать в его желаниях присвоить себе любовь другого человека. Не надо приспосабливаться к его эгоистической любви, убивая в себе любовь-благодарность к другим, пусть он приспосабливает себя к любви-благодарности, то есть становится несущим её.

Приспособить себя к агрессии другого человека означает пойти к нему в рабство. Существует лишь один способ подобного приспособления, который может быть оправдан, - это когда любимый становится врачом, отзеркаливает эгоиста в его действиях, чтобы затем, постепенно, из его провального состояния вывести его в высшие сферы духа. Но этот метод является очень болезненным, требует от врача больших запасов здоровья, высокого профессионализма на уровне искусства и небезопасен, ибо всегда тот, которого таким образом спасают, может обвинить своего спасителя в низменных поступках и отказаться от него. Как правило, дело осложняется ещё и тем, что у обоих возникает болезненная привязанность друг к другу, то есть эгоизм переходит и на спасителя, если только он уступит в своей душе более низким критериям.

Если тот, на которого направлена любовь эгоиста, всё же поддаётся последнему, то он тоже становится откровенно агрессивным, злобным и у него сами собой снижаются критерии жизни.
ОТКУДА МЕРА ЖИЗНИ
Два основных критерия жизни могут войти в открытое противоречие, если человек снизил уровень своего смысла жизни. И если человек живя высокими критериями, раньше осуществлял оптимизацию своей жизни почти незаметными усилиями, то теперь ему становятся необходимыми большие усилия, чтобы хоть сколько-нибудь успешно лавировать между долгом обществу и любовью. Если раньше ошибки его поисковой составляющей сознания и жизни можно было отнести к небольшим шагам поиска, по которым шла осмысленная самонастройка, то теперь это - резкие и большие отклонения хаотического характера, сумбурные движения, в которых не столько виден осмысленный поиск, сколько судорожные рывки, в которых сознание человека старается оправдать своё существование. Человека начинают преследовать потери.

Ошибочные движения превращаются в непростительные промахи, которые вгоняют человека в длительную депрессию из-за его безвыходного положения. Ибо жизненная задача человеческой оптимизации переходит из внутренней тонкой и незаметной фазы автоматической настройки в открытую, грубую фазу сознательного выбора. Так поисковый минимальный шаг внутреннего движения жизни превращается в грубый ошибочный, в грех сознания, если высокие критерии души заменяются низкими.

Любой сознательный выбор при низких критериях приносит человеку страдания, ибо ни критерии не соответствуют его высшему предназначению, ни плоды, полученные с помощью этого выбора. А душа всегда знает высшее, если даже это душа самого злобного существа.

Если всё же происходит переориентация в любви на вынужденную, насильственную, то она приводит к резкому падению уровня любви со всеми соответствующими этому уровню критериями. Вслед за падением уровня интересов обязательно возникают привязанности, так как высокий смысл исчезает, заменяясь в виде компенсации на болезненные связи.

Высокий смысл в нормальной жизни нормального человека почти неощутим никогда. Если только любовь-благодарность говорит о нём. Чем больше её в человеке, тем больше и смысла в его жизни.

Но когда исчезает высокий смысл, человек начинает метаться, искать оправдывающие его жизнь ситуации, ищет сочувствия у других людей, хватается за разные критерии жизни, чтобы подняться в собственных глазах, и не находит опоры на низком уровне жизни. Ибо там нет ни смысла, ни опоры.

Долг не может быть длительное время смыслом жизни. От него быстро устают. Он превращает человека в механизм, игнорируя в нём его душу. Разум становится основным логическим и холодным компьютером, оправдывающим совершаемое. Душу разум игнорирует.

Разум и его логика может на какое-то время внушить человеку логичность и фундаментальную значимость принимаемых им решений. Но правильность ускользает от разума, ибо правильность зависит от глобального критерия, а при падении духа таковым является сразу несколько низких истин.

Разум компенсировать смысл, идущий через душу, не может, ибо все самые высокие критерии жизни проходят только через душу. Выбор критерия существования осуществляет душа человека. Разум может на какое-то время навязать душе свои правила и свой выбор. Но очень быстро оказывается, что душа по иерархии стоит намного выше разума, а правильность жизни лежит в пространстве любви, которую разум понять не может. Не разум приказывает душе, а, наоборот, душа - разуму.

Законы, согласно которым душа осуществляет свои связи с другими частями человеческого организма, не совпадают с законами разума и тела. Душа настраивается по своему духу. Разум может лишь частично влиять на выбор качества личностного духа. Разум может переместить центр сознания как вниз по лестнице состояний - к суициду, так и вверх по лестнице состояний - к Божественной любви. И в каждом состоянии будет свой дух, свои критерии и своё качество воли.

Логика разума, его рациональная составляющая, может понять последовательность перехода, усвоить новое качество, принять и согласиться с рациональностью этого перехода или нет, но страдать, терпеть, напрягаться и бороться с негативами в страстном напряжении будет только лишь душа со своей программой иррационального мира.

Человек двойственен не только в глобальном критерии, но и в своей программной начинке. Разум сам по себе не может оценить высоту полёта. Чтобы ему что-нибудь измерить, нужна система мер, которая будет передана ему для работы. Такую систему мер, оценок, критериев ему предоставляет его душа. Проблема Человека состоит в том, чтобы эта система мер была истинной, правильной.

Ощущения, которыми оперирует душа, являются для всего организма камертоном состояний, по которым настраивается всё в организме, что должно быть соотнесено с чем-то другим, что подлежит измерению, сравнению, оценке, согласованию, разъединению и объединению, одним словом, самоорганизация и совершенствование.
ИЛЛЮЗИИ КАК СМЫСЛ ЖИЗНИ
Человек, когда мыслит, то делает это с помощью своих собственных двойников и, в основном, в той части сознания, которая ему неподвластна. Автомат сознания разбрасывает двойников по тому пространству жизни, который существует в его неконтролируемом воображении. Когда он что-то впервые видит, то неосознанно сравнивает его с тем, что ему известно о подобном. И на основании известного строит, продолжает из неизвестного, часть себя самого, которую он присваивает как понятие и модель о новом объекте, его образ.

Чтобы вспомнить или понять что-нибудь, автомату сознания достаточно сравнить два или несколько таких образов-понятий, один из которых всё равно является образом самого человека. В зависимости от результата этого сравнения проявляется осознание или же неосознание данного объекта, а в зависимости от того, как соотносится результат сравнения с критериями ядра индивидуальности и личности, определяется её поведение.

Объект, который может быть изучаем, становится совершенно невидимым в двух случаях: когда в нём не находится ничего узнаваемого и когда он полностью идентичен самому анализатору. Именно поэтому для нас совершенно непонятный смысл носит определение и образ неулавливаемой нами информации как некоего наполненного неизвестно чем объекта.

Сижу и разговариваю с парой - с мужем и женой, которые попросили, чтобы я принял их. Возраст - около пятидесяти. У него были обнаружены метастазы в печени, в поджелудочной железе и селезенке. Очаг локализации не выявлен. Операцию в онкоцентре назначали и отменили - врачи признались, что не знают, на каком органе ее делать.

Передо мною типичные пассионарий, точнее, он родился пассионарием, был наделён мощным зарядом энергии, умом, хитростью. Дорос до заместителя директора по науке крупного института. Перестройка экономики задела его сильно - пришлось выкручиваться.
Шесть месяцев он не работает, лечится. Прошел шесть курсов лечения химиотерапии. Его отец известный онколог. Каждый раз, когда он приезжает в онкоцентр, консилиум даёт пятьдесят на пятьдесят за его состояние.
Книжек о самолечении он не читает, полностью доверился врачам. На мой вопрос о том, какие принципы жизни он поменял за это время, после долгих раздумий ответил и он, и его жена, что никаких. Ест ли мясо? Да, и много - до четырёхсот граммов в сути.
Я заметил, что печень боится агрессии, а мясо - это концентратор агрессии. На это получил ответ, что так рекомендовано врачами и родителями.
Полчаса они оба рассказывали мне о его жизни, о его достижениях и течении болезни. Мои же ощущения не дали мне стопроцентной информации о раке. Скорее, это была имитация под рак, та самая имитация, о которой я писал, как о работе нашего двойника. Сверхстрастность этого человека притормозилась.
Жена попросила меня повлиять на него и объяснить ему, что в таком его состоянии думать о карьере не нужно. На это я сказал, что моё отношение к карьеристам определилось когда-то как к очень больным людям. У них слишком большой разрыв между тем, что они берут для себя, и тем, что отдают людям.
- Ведь всем нам при рождении была дана часть Жизненного Потока. На нас надеялись, что мы прибавим ему сил. Однако, кому много дано, с того много и спросится. Если человек тратит данное только на себя или на свою семью, то богатство, которым его наградили при рождении, негативно трансформируется в болезнь непонимания - в одну из самых неизлечимых, которая постепенно переходит в органическую форму.

На следующий день мне открылась вся пропасть разрыва между его внешней пассионарностью и тамасом - инерцией - его внутреннего облика. Конечно, это был агрессор, всю свою жизнь разрывающий связи с Жизненным Потоком. И это ему, наконец-то, удалось в собственной жизни.

Я дал свои рекомендации. Но не питал особой надежды на то, что эти люди способны изменить свои принципы. Их принципы - это их жизнь. Слишком остро такие люди переживают отход от своего автомата жизни. Через год я узнал, что он умер.

Мы, то есть наша традиционная большая наука, даже придумали такую малую науку ни о чем: математику, чтобы измерять количество смысла, заключенного в непонятных пока объектах. В физике пустоту вакуума решили наполнить смыслом, причем, исключительно самым высоким, пустоту сознания в психологии - Высшим Присутствием, а пустоту отношений - привязанностью. Наш житейский смысл выдумал смысл государственной регистрации браков. И так далее.

Выдумывая фиговые смыслы Жизни, мы уверены, что нам так проще жить, понятней. То есть мы делаем вид, что нам из всего окружающего нас более понятны мы сами, в то время как разобраться своим сознательным механизмом в том, что же мы осознаём, не можем. Мы внушаем себе, что наш механизм не даёт сбоя, просто пока что он не настроен на глубокое понимание. Мы думаем, что он у нас замечательно настраивается на любое состояние, если знать, какие ручки и в какую сторону крутить. Но пока что мы, не зная себя, задумчиво дремлем.

Многие уже поняли, что для того, чтобы что-то успешно делать, надо этим увлечься. А чтобы увлечься, необходимо ещё до окончания работы получить воображаемое удовольствие от прогностического обладания возможностью. Нужно уловить смысл будущего дела.

Скольких из нас погубило это самое «если бы…», даже когда, казалось бы, всё было ясно, что нужно было предпринимать! Что сильнее всего на свете? - загадка, которая всегда даёт один и тот же ответ: «Слабость». Слабость духа человеческого называют безволием.
УДОВОЛЬСТВИЕ И КРАЙНОСТЬ
Когда долг в скрытой форме подсознания более или менее удовлетворён, то самое близкое, чем определяется поведение человека, - это удовольствие. Иначе долг испортит всю жизнь.

Удовольствие - сугубо личностный акт, но оно может сопереживаться другим человеком, если он целенаправлен так же. Вместе переживаемое удовольствие усиливается Зеркалом Жизни.

Удовольствие - это проекция счастья, но в уменьшенном варианте.

С точки зрения Жизненного Потока долг - выделение по приоритетности подчинения человека требованиям Жизненного Потока или обязательствам нравственного порядка, а удовольствие от совершаемого нами - ощущение от возможного успеха, когда о долге не может быть и речи.

Удовлетворение от выполненного долга - это не удовольствие, это более высокое состояние. Его необходимо отличать от удовольствия. Именно поэтому удовлетворение от выполненного долга и сам долг существуют, выжили и, более того, командуют в нашей жизни.

Долг перед Жизненным Потоком - это раздача богатства нищим, чтобы и они тоже выжили. Каким бы богатым человек ни был, своё богатство он обязан заставить служить человечеству. Эгоизм в больших дозах не бывает, он переходит в болезнь психическую, а потом и в телесную. Идёт отторжение человека от Жизненного Потока.

У наблюдательного человека иногда возникает ощущение зеркала, отражающего его обратное состояние, отчего сознание получает наслаждение, ибо сравнивает оба изображения и для него из-за этого появляется своеобразное наполнение ощущениями: сознание может выбирать любое, что лежит между противоположными крайностями отражений, но нередко бывает, что выбирает крайность. Так острота жизни больше, да и контролировать такое крайнее состояние легче. Ибо сознание всегда стремится расширить зону контроля, и когда творческого контроля не хватает человеку, то он автоматически скатывается в крайность под действием критерия наслаждения.

Так, или почти так, - через отражение во внутреннем зеркале - появляется ощущение реальности происходящего, даже когда связь с реальностью нарушена. Но для нас важно ощущение. Так, или почти так, мы определяем неизменённое состояние сознания - по нарушениям его адекватности, то есть по его весомой оценке тех крайностей мира, которые он познал. Потеря сознанием ощущения крайностей есть изменение его состояния. Ибо крайность предоставляет организму меру.

Так, ведомый человек, не ощущающий крайности своего сознания, почти не подозревает о своей зависимости от ведущего до тех пор, пока трагедия или драма не всколыхнут его душу и не выведут его в собственное крайнее состояние. Однако, бывает это далеко не со всеми.

Существование этих границ крайностей, пусть даже размытых, говорит нам о существовании нашего Я. Быть в середине - прекрасно, значит, можно быть Я, а быть с краю, ортодоксом - опасно, потому что можно по ошибке за Я принять вообще то, что уже лежит за границей его существования, присвоить нечто такое, что вызовет взрыв изнутри или взрыв окружающих людей.

Разве последнее не говорит нам о том ежедневном опыте почти каждого человека, в котором нам даётся понять, что наши претензии на многое необоснованны, иллюзорны, ибо они неадекватны нашему Я? Они не имеют отношения ко мне, к другому, они вообще управляются чем-то, что лежит вне нас. Сверхстрастность добивается плода, когда она направлена на помощь многим, часто даже и не осознавая этого.

И всё же бывает вид особого удовольствия, счастье, которое человек получает от того, что отождествляет себя с объектом вожделения, находящимся за пределами его тела. Это момент осознания единства с объектом, находящегося в любом из пространств: реальном или мнимом, абстрактном.

Мнимое счастье - это погружение индивидуального сознания в Океан наслаждения после жизни, угасание жизненных функций, нирвана - растворение индивидуальности сознания.

Реальное счастье - это рождение Божественной любви в душе человека в его единстве с другим человеком. Это состояние нашего сознания, нашей души, нашего тела, желаний, воли, когда единение как требование Природы воздействует на нас вопреки доводам нашего разума.

Реальное счастье вдвоём намного выше по качеству, чем счастье в одиночку. Никакая нирвана не заменит его. Ибо прорыв сознания и его эволюция зависит от объединения людей в Зеркало Жизни, несоизмеримо ни с чем усиливающее сознание одиночки. Именно поэтому послежизненное счастье уступает по силе счастью объединения. Вот почему телесная любовь так сильна. Вот почему религии призывают человека не выбирать добровольно смерть.

Мифическое спасение чистых сердцем и душой, которое может произойти после их смерти, означает лишь, что, рождаясь в теле вновь, люди в своих новых душах будут всё больше и больше нести памяти о любви совместной, земной. И всё больше и больше будет прочерчиваться грань между счастьем потустороннего и этого миров.

Любовь - это Бог, который скрепляет счастье объединения людей, начиная с двух. Семья иллюстрирует этот принцип лучше всего. Поэтому семья как начальная структура объединения людей не отомрёт никогда. Она может видоизмениться и изменится в своей структуре обязательно, однако, первоначальное объединение всегда будет звучать требованием Жизненного Потока, предъявляемым к человеку.

Любые видоизменения в структуре семьи связаны лишь с любовью. Семьи станут, видимо, более индивидуализированными и, одновременно с этим, включающими в себя людей, объединённых лишь любовью. Многие, если не все остальные, функции, связанные с долгом перед родителями, детьми, больными, будут, по всей видимости, переданы в ведение государственных или общественных институтов. Причём, последние разовьются в сложные самоорганизующиеся объединения.

Думая о чём-то, каждый из нас скользит по конкретным образам, совмещаясь с ними самим собой, то есть тем, кто мы есть в своём сознании. Мы плохо осознаём это, но чем лучше мы это делаем, тем отчётливее наша мысль. Сами предметы, которые составляют собой коммуникационную цепь отношений логики или лингвистики, могут быть хорошо определены или плохо, с размытыми или четкими границами, неважно, - важно, чтобы они присутствовали или узнавались, пусть даже весовыми характеристиками, как в математике. Но давайте чаще при этом задавать себе вопросы: «Зачем это? Во имя Чего это?». И тогда будем всё больше и больше улавливать наши оценки - критерии.

Мы получаем удовольствие от всего, что делаем, что видим, даже от того, от чего, казалось бы, его получить невозможно - от тех состояний, входить в которые мы не любим. Дело в том, что это “не любим” есть отношение, воспитанное, принятое, благоприобретённое и осознанное. Удовольствие же от самой операции сравнения есть необходимый Природе акт части сознания, которую мы не осознаём, пока не натренируемся на это. В человеке одинаково возникает извращённость и возвышенность. Но тренировать возвышенность значительно сложнее.

Быть развращённым очень просто. Но Природа наложила запрет на развитие разврата. И этот запрет выступает в нашей душе, как нравственный закон, установленный не нами. Нами он только открыт.

Удовольствие - это притяжение, это отождествление, соединение и объединение, совокупление и одновременно расширение, но происходящее с максимальной оценкой, только когда оно переходит в счастье.

Элемент счастья возникает тогда, когда партнёр отражает не только понимание, но и усиливает самое дорогое, самое положительное, что имеется, когда он разделяет это и делится всем тем, что есть у него самое дорогое - собой. Нарушения в этом, особенно личностного характера, чреваты срывом психики. Так происходит в безответной любви.

Человек часто сходит с ума, когда его партнёр в любви предпочитает другого, потому что он теряет практически всё, чем жил до этого - отдачей себя другому человеку и уверенностью, что партнёр в любой момент сделает то же самое. Теперь отдавать некому, да если бы и было кому другому, да этот другой не любим. Происходит закупорка каналов излучения любви, которая взрывает некоторых изнутри.

Несколько случаев подобных несчастий мне пришлось исцелять, переводя центр тяжести устремлений человека с потребности на зеркальный отклик от любимого человека на зеркальный отклик от любимого дела и Жизненного Потока, на развитие его способностей и получение от этого удовольствия. И всё-таки лучше, если человек осознал, что потребности и способности - это прямо противоположные качества.
ЗЕРКАЛО ОБЩЕНИЯ
Любопытно наблюдать, как работает у некоторых людей автомат общения, когда оно происходит в закрытой или открытой системе. Закрытая - такая система общения, когда расширение круга партнёров не ожидается. Открытая - это когда хотя бы один из партнёров ищет возможности расширить круг общения. Расширение круга общения становится промежуточной целью жизни одного из партнеров и одной из его внутренних задач.

Общение в диалоге может выявить лидера и не проявить чью-либо агрессию. Лидеру в значительно большей степени необходимо живое зеркало общения, чтобы чувствовать своё положение, свой уровень, чем нелидеру. У нелидера интересы смещены в сторону от подчинения кого-нибудь к подчиняемости кому-нибудь.

Зеркало общения лидера должно подтверждать его лидерство. В связи с этим возникает парадоксальная ситуация, когда даже неадекватное поведение его подчинённых может стать целью вполне адекватного поведения лидера в зависимости от того, какие цели он себе ставит и какими критериями руководствуется. Тогда как зеркало общения человека, имеющего основной интерес в другой области, может реагировать на отражение подобного интереса совершенно неадекватно. Подобное наблюдается при оценках происходящего в небольших общинах, как говорят, сектантского типа, когда взгляд изнутри общины прямо противоположен взгляду снаружи.

Человек всегда самоутверждается откликом от зеркала, отражением подтверждения его притязаний. Лидер - признанием его величия как властелина, учёный или художник - признанием его заслуг в своих областях и так далее, то есть каждый утверждается эхом или образом зеркала, которое заложено традициями или сам же и выдумывает. Это может быть просто заработная плата или дивиденды, партнёр противоположного пола, рабы или ученики.

При диалоге не только лидеру необходим партнёр положительного отражения. Он необходим всем. Это объединяет или привязывает. Но если такой партнёр уже есть, то с позиций самоутверждения у человека всё в порядке. Вот тогда у него возникает тяга к противоположному, чтобы, почувствовав другую крайность, начать играть между ними, удовлетворяя скрытый критерий.

Когда в общении участвуют три партнёра, то интересно наблюдать, как почти бессознательно тот, кто скрыто претендует на роль лидера, наделяет одного из партнёров откликом подтверждения, а другого - откликом противопоставления.

Существует и внутреннее лицедейство многоликости. Любой многоугольник общения, начиная с треугольника, проявляет в человеческой личности ее многоликость, когда с каждым партнёром она ведёт себя по разному. Особенно резко проявляются в таком общении черты превосходства, презрения к тому, кто не может или не хочет по каким-либо причинам проявить свою многоликость. Последними могут оказаться люди высоких моральных качеств, духовные, не делающие различия между личностями.

Духовность как раз и подразумевает равенство всех перед Богом и перед каждым. Человек, принимающий Духовные Истины за отражение Зеркала Жизни, подтверждающее мнения Бога внутри себя, не станет превращать свою личность в пристанище внутренних лицедеев.

Когда человек унижает другого, даже не замечая этого, то он по-настоящему бездуховен. Это можно назвать контактом с демоном.

Вот со мною говорит человек, жалующийся на одиночество и страх, который выталкивает его из жизни. Он, погрузившись в себя, в своё, давно известное по переживаниям, прошлое, до тёмных закоулочков души, в то же время красочно рассказывает в подробностях о нюансах собственного страха. Я же вижу, что внутри себя он действительно имеет существо, запугивающее его, и не имеет Бога. Ни голоса Бога, ни хотя бы намека на Его подсказку этот человек не может уловить, потому что он находится в комфортном, удобном для него состоянии связи с существами демонического круга.

Существа демонического круга посланы ему, как и многим другим, для испытания. Вначале это представляется, как было и у него, искушением женщиной, о чём у него остались очень сильные воспоминания. Потом оно перешло в дикую тоску по женской ласке. Его одиночество - это и есть голос тоски. Но он очень ошибается, когда думает, что другой человек, женщина, сможет изменить его сущность. Без того, чтобы он не открыл в себе Бога и не услышал Его и не пошёл бы за Ним, он не может получить облегчения ни от чего и ни от кого.

А сейчас он даже не слушает, о чём говорю ему я, - так он занят собственными словами и ощущениями. Он не хочет выходить из них даже теперь, тут, в разговоре со мною, хотя он специально готовился к нему, ехал издалека из другого города. Создаётся впечатление, что он и приехал-то только затем, чтобы высказаться ещё раз перед внимательно слушающим человеком.

Надеется ли такой человек получить чью-то помощь? Странный вопрос, - скажут многие. Я же позволю себе засомневаться в том, хочет ли он её вообще получить, потому что он не знает, в чём она должна состоять. Хотя бы приблизительно сформулировать свою проблему он не может, кроме разве что проблемы страха. Сладкая тоска давно уже превратилась для него в наркотик. Когда же я показал ему на опыте, проведенным с ним, что такой проблемы фактически не существует, а всё зависит от его желания услышать голос Бога в себе же, то он стал на это возражать тем, что голосов он слышит и так предостаточно, а прибавление к ним еще одного ничего не прибавит в его жизни.

Оказалось, что человек, привязанный к чему-либо, вообще не понимает значение Бога, самого Великого нашего Я, отражения от которого и есть то желаемое, ради которого стоит потратить и время и силы. Наркотическая привязанность, в любви ли, в веществе совершенно полно заменяет ему Бога.
ЗЕРКАЛА СИЛЫ
Зеркала удовлетворения живут в каждом из нас. Люди удовлетворяются в своих жизнях многими зеркалами своих Я внутри себя. Совсем не обязательно это - демоны или Бог. Во многих случаях это - кумиры, примеры для подражания.

Конечно, на некотором этапе жизни, когда нет ничего другого, чтобы вылезти из совершенно обвальной ситуации, из катастрофы, чтобы выволочь себя, как барон Мюнхаузен, за волосы из болота жизни, может быть, и пример чьей-то жизни станет путеводной звездой. Но - на время. Все люди грешны и ошибаются, грешен и телесный кумир, человекообразный. Потому было заповедано нам не иметь изображений Бога, чтобы не переносить Его безгрешный образ на живого человека, то есть кумира. Кумир внушает и отрицательное тоже, а его грех воспринимается, как разрешенное всем, кто ему молится.

Человек, ощущающий себя нравственно убогим, придумал себе убогого кумира, и пока он не изменит своего отношения к той сверхличности, в зеркало которой он смотрит, он не сможет победить болезнь, которая, как часто оказывается, является не его болезнью, а болезнью кумира, а им просто присвоена на то время, пока кумир является его идолом.

Иметь кумира означает пребывать в язычестве.

Тело человека ищет другое тело, чтобы соединиться с ним в своих иллюзиях. Реально же это возможно в половых и других сексуальных контактах, различных групповых объединениях - семейных, общественных.

Ребёнок не может нормально жить и развиваться без того, чтобы не иметь физических контактов с родителями или близкими ему людьми. Это ему необходимо, чтобы ощущение силы увеличивалось. Сила защищает, гарантирует защиту и сверхзащиту, к чему человек стремится бессознательно.

Ощущение удовольствия личности, индивидуальности, от принадлежности силе Жизненного Потока толкает человека на единение с другой личностью, зеркально отражённой Жизненным Потоком, как и он. Сексуальные контакты обоснованы, в первую очередь, стремлением человека к продолжению рода, как к сохранению именно этой силы. Остальные телесные контакты - силой, проявляемой человеком в составе группы.

Сила же является подтверждающим откликом на контакт с группой, с лидером. Сила выступает как личность общества, то есть общество проявляет личностные волевые свойства прежде всего. В этом отражается движение общества в сторону его увеличения, расширения.

Любые свойства личности, когда они гипертрофируют в определённых ситуациях или в среде, входят в антагонистическое противоречие с внутренним ядром личности - с индивидуальностью, с его парадигмой поведения и мышления, если только они не являются сами преувеличенными. И чтобы оправдать появление этих крайностей в себе, личность идет на нарушение - она перестаёт подчиняться ядру. А это чревато возникновением скрытых неврозов.

Пример: все ментальнодуховные заболевания, то есть болезненные привязанности, жизненны именно потому, что поведение, которое определяется личностью сознательно, не соответствует тем установкам и положениях, которым молится, по существу, человек внутри себя, то есть в душе.

Из этого примера видно как появляется антизеркало личности: как уступка внешним обстоятельствам. То есть внутри себя, в душе, в духе, человек оказался слаб. Он не нашел в себе Бога и не подчинился Ему, чтобы противостоять напору внешних обстоятельств и голосам соблазнов и искушений. Отсюда причина и многих, называемых психосоматическими, заболеваний.

Еще пример, который знаком многим: раздражительность, когда она уже становится постоянной, несдерживаемой, нервной, вдруг выливается в кожную реакцию на это раздражение. Но человек, уже догадывающийся об истинной причине, все равно уповает на мази, травы и таблетки, влияющие на биохимическое состояние кожи, вместо того, чтобы преодолевать свою несдержанность.

Человек, сексуально сильно озабоченный, зеркально проявляет тягу к любому другому телесному контакту, если только контакт сексуальный у него по каким-либо причинам отсутствует. Телесным же контактом можно назвать, в принципе, любой, который происходит на основе наших пяти органов чувств. Для осуществления такого контакта ему совсем необязательно иметь партнёра, потому что поле иллюзий в состоянии предоставить ему любую замену партнёра тем, что в качестве такового поможет использовать собственные руки, ноги, вещи и так далее.

Потребности нашего организма - это самые мощные силы в нас. Инстинкты работали многие миллионы лет, наступила пора договориться с ними так, чтобы они, оставаясь верными слугами организма, перестали портить нам жизнь, когда говорят высшие смыслы.

Мы привыкли говорить о ложной компенсации потребности, как о компенсации какого-то психического или органического отклонения. Например, половой инстинкт не может на длительное время быть скомпенсирован другим телесным контактом. На самом деле тут не наблюдается полной компенсации, а есть продолжение, когда одно вытекает из другого. Если бы наблюдалась компенсация, то норма, появившаяся в результате процесса компенсации, сохранялась бы во всем диапазоне изменения условий жизни. А поскольку среднее арифметическое не есть норма, а лишь констатация её существования при наличии далеко отстоящих от неё крайностей, превалирующих над этим средним, то и не о какой компенсации не может быть и речи. Эти возвышающиеся над средним крайности нашего поведения в случае серьёзных нарушений в нашем организме и показывают абсурдность понятия компенсации для многих, особенно психических, проявлений.

В то же время можно говорить об органической компенсации для поддержания функционирования органа и организма в общей системе гомеостаза. Говорить же об определенной норме поведения абсурдно, так как оно настолько многовариантно, что ограничить его какими-то рамками не представляется возможным. Традиционная психология, однако, искала именно эти рамки.

Жизнь как сознание и как пятое агрегатное состояние материи позволяет заявлять об иных формах компенсации влияния низких критериев, таких, как инстинкты. Глобальный критерий Природы проявился в Жизни, прежде всего, через полный автоматизм поведения в разных условиях выживания. Однако, сознание человека стало первым существеннейшим органом, в котором проблемы целостности организма отразились наиболее полно с тем, чтобы заявить: в Человеке реализована самоорганизующаяся обратная связь Природы на уровне синтеза нового, не встречающщегося до того в самой Природе.

Люди только начали приобщаться к погружению в удивительную страну, в страну духовного начала, они заговорили о чудесах во сне как наяву, а чудеса, которые происходят с ними в их повседневности, по-прежнему остаются незамеченными. Но стоит только присмотреться повнимательнее к тому, что нас окружает, как мы поймем, что события, в которых мы оказываемся, не менее удивительны, чем те, о чём может поведать нам вдруг оказавшийся в зазеркалье разум.

Насколько же еще более удивимся, если вполне сознательно и полно окунемся в собственную жизнь, где вдруг неожиданно для нас окажется место и утилитарному и духовному. Совмещение несовместимого - вот характерная особенность человеческого феномена.

?Когда ко мне приходит человек и просит помочь, обещая после выздоровления какие-то блага, я, видя его крайнюю зацикленность на своей болезненной проблеме, спрашиваю его:
- Значит, вы считаете, что точка, в которой сконцентрировано ваше сознание - это и есть вы? Или всё-таки руки, ноги, тело и прочее - тоже вы? Почему же, в таком случае, вы не обращали на них внимания до болезни?
Он, как правило, молчит, не понимая, куда я клоню.
- И ваша душа тоже не относится к вам? Когда вы делали карьеру, то думали о ком? О себе? О человечестве?
Он снова пожимает плечами.
- А вот если бы вы делали ту же карьеру и для себя, и для Жизненного Потока, а еще лучше, если бы больше для Бога и меньше для себя, то до такого отторжения вас от Потока, думаю, не дошло бы.
И тут он оживает:
- Но тогда я раздвоился бы и, чего доброго, сошёл бы вообще с ума! Стал бы шизофреником. А так я добился своей цели, несмотря ни на что.
- Ну что ж. Молодец! - хвалю я его. - Но вам пока что нет и сорока (пятидесяти), а вы уже умираете от рака.
Сказать на это нечего - он это понимает. Но он тешит себя тем, что он испытал в жизни наслаждение эгоцентрика и считает, что его остроту не с чем сравнить на этой Земле.

Когда мы говорим о структуре общества, то начинаем искать законы, по которым эта структура формируется. Когда мы говорим о структуре листа растений, то ищем и там тоже законы, по которым его структура формируется. Когда мы плетем паутину своих рассуждений, то редко задумываемся над тем, как она возникает, по каким законам. Но ученые хотят знать и это.

Как говорили древние, что вверху, то и внизу. Но что именно они имели в виду: структуру, законы, модели? Можно предположить, что Природа есть определённым образом поляризованное пространство, а погруженные в него законы и критерии определяют нарушения этой поляризации. И потому она полностью анизатропна, то есть неоднородна.

Но пространство - это не только пространство физическое. Точнее, это и физическое, то есть проявленное, подпространство, и физическое, то есть непроявленное, и физическое, полупроявленное подпространство, такое, как например отличающееся магнитными свойствами. Но кроме чисто физического имеется пространство, которое, имея тоже подобные подпространства, как и физическое, отличается принципиально от физического. Это пространство витала - жизни. Имеется пространства Духа, души, желаний, инстинктов и так далее.

<< Предыдущая

стр. 6
(из 9 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>