стр. 1
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


См. графическую копию оригинального издания

Учебник гражданского процесса

Евгений Владимирович Васьковский (1866 - после 1928 г.) Биографический
очерк
Введение
_ 1. Область гражданского процесса
_ 2. Источники процессуального права
_ 3. Литература
Отдел первый. Судоустройство
Глава I. Основные принципы судоустройства
_ 4. Задачи рационального судоустройства
_ 5. Комплектование судейского персонала
_ 6. Самостоятельность судебной власти
_ 7. Несменяемость судей
_ 8. Повышения и награды
_ 9. Несовместимость
_ 10. Материальное вознаграждение
_ 11. Коллегиальное устройство судов
_ 12. Инстанционная система
_ 13. Надзор за судьями и ответственность их
Глава II. Современное русское судоустройство
_ 14. Система гражданских судов
_ 15. Старые суды и реформа 1864 г.
_ 16. Устройство общих судов
_ 17. Местная юстиция и ее реформы
_ 18. Устройство местных судов
_ 19. Адвокатура
Отдел второй. Исковое производство
Общая часть
Глава I. Принципы процесса
_ 20. Понятие и постулаты искового производства
_ 21. Диспозитивность
_ 22. Равноправность сторон
_ 23. Формализм
_ 24. Судейское руководство
_ 25. Состязательность
_ 26. Почин сторон и суда
_ 27. Состязательная форма
_ 28. Непосредственность
_ 29. Концентрация
_ 30. Оценка доказательств
_ 31. Устность и письменность
_ 32. Публичность
_ 33. Комбинация принципов
Глава II. Субъекты процесса
А. Суды.
_ 34. Компетенция судов
_ 35. Пределы власти гражданских судов
_ 36. Ведомство духовных судов
_ 37. Ведомство коммерческих судов
_ 38. Ведомство волостных судов
_ 39. Ведомство смешанных присутствий
_ 40. Ведомство мировых судов
_ 41. Ведомство судебно-административных учреждений
_ 42. Ведомство окружных судов
_ 43. Виды подсудности
_ 44. Исключительная подсудность
_ 45. Общая подсудность
_ 46. Особенная подсудность
_ 47. Договорная подсудность
_ 48. Соотношение оснований подсудности
_ 49. Пререкания о подсудности
Б. Стороны.
_ 50. Взаимное отношение сторон
_ 51. Процессуальная правоспособность
_ 52. Процессуальная дееспособность
Глава III. Объекты искового процесса
_ 53. Иски и их виды
_ 54. Элементы иска
Глава IV. Процессуальные отношения
_ 55. Положение суда
_ 56. Положение сторон
_ 57. Процесс, как юридическое отношение
_ 58. Движение процессуального отношения
_ 59. Злоупотребления правами
_ 60. Процессуальные действия
_ 61. Процессуальные действия суда
_ 62. Процессуальные действия сторон
_ 63. Форма процессуальных действий
_ 64. Процессуальные сроки
_ 65. Представительство
Часть особенная
Введение
_ 66. Обзор порядков производства
Глава I. Движение простого процесса в общем порядке производства
_ 67. Подача искового прошения
_ 68. Последствия подачи искового прошения
_ 69. Последствия предъявления иска
_ 70. Вызов ответчика
_ 71. Последствия вызова ответчика
_ 72. Процессуальные предположения
_ 73. Средства защиты ответчика
_ 74. Возражения и отводы
_ 75. Письменная подготовка дела
_ 76. Сношение суда с тяжущимися
_ 77. Судебные заседания
_ 78. Доказывание и его предмет
_ 79. Бремя доказывания
_ 80. Виды доказательств
_ 81. Осмотр на месте
_ 82. Присяга стороны
_ 83. Признание
_ 84. Свидетельские показания
_ 85. Дознание через окольных людей
_ 86. Письменные доказательства
_ 87. Заключение сведущих людей
_ 88. Постановление решения
_ 89. Подача апелляции
_ 90. Порядок апелляционного производства
_ 91. Просьбы об отмене решений
_ 92. Приостановка исполнения решения
_ 93. Рассмотрение просьб об отмене в Сенате
_ 94. Последствия отмены решения
Глава II. Осложения процесса
_ 95. Виды осложнений
_ 96. Устранение судей
_ 97. Неявка сторон и заочное производство
_ 98. Приостановление и возобновление производства
_ 99. Обеспечение доказательств
_ 100. Обеспечение иска
_ 101. Предварительное исполнение
_ 102. Объективное соединение исков
_ 103. Соучастие
_ 104. Встречный иск
_ 105. Присоединение третьих лиц
Глава III. Особые порядки производства
_ 106. Частное производство
_ 107. Понудительное исполнение
_ 108. Исполнительное (расчетное) производство
Глава IV. Изъятия из общего порядка производства
_ 109. Дела казны
_ 110. Дела о вознаграждении за убытки, причиненные
должностными лицами
_ 111. Дела брачные
_ 112. Дела о законности рождения
_ 113. Чиншевые дела
Глава V. Производство в низших судах
_ 114. Производство в мировых судах
_ 115. Производство в судебно-административных учреждениях
_ 116. Производство в гминных и волостных судах
Глава VI. Окончание процесса
_ 117. Способы и последствия окончания процесса
_ 118. Судебные издержки
_ 119. Возмещение судебных издержек
_ 120. Изъятия из правил о судебных издержках
Глава VII. Суррогаты искового производства
_ 121. Третейский суд
Отдел третий. Исполнительное производство
_ 122. Общие правила
_ 123. Способы исполнения решений
_ 124. Обращение взыскания на движимое имущество, находящееся
во владении должника
_ 125. Обращение взыскания на движимое имущество, не
находящееся во владении должника
_ 126. Обращение взыскания на недвижимое имущество
_ 127. Распределение взысканной суммы
_ 128. Принудительная передача осужденного имущества
_ 129. Отобрание подписки о невыезде и вызов должника для
указания средств
_ 130. Исполнение решений низших судов
Отдел четвертый. Формы производства неисковых дел
_ 131. Охранительное производство
_ 132. Конкурсное производство
_ 133. Судебно-межевое производство
Приложение
Коммерческие суды и производство в них
Объяснение сокращений

Евгений Владимирович Васьковский
(1866 - после 1928 г.)
Биографический очерк

Е. В. Васьковский родился в 1866 г. в Одессе в дворянской семье. Первоначальное образование получил в Первой одесской казенной гимназии, которую окончил в 1883 г. с золотой медалью. После этого поступил на юридический факультет Императорского Новороссийского университета. По завершении университетского курса обучения Е. В. Васьковский в течение десяти лет - с 1888 и до 1897 г. - работал в качестве присяжного поверенного по гражданским делам. Почему молодой юрист, имевший, как показывают его книги и статьи, несомненный научный талант, выбрал себе адвокатское поприще, трудно сказать. Возможно, заняться по окончании университета практической деятельность его заставила материальная нужда, а именно: то, что родители Евгения Васьковского - обедневшие польские дворяне - не могли обеспечить своего сына средствами для продолжения учебы*(1). Но вполне вероятно, что Е. В. Васьковский желал приобрести работой в качестве адвоката необходимый для занятия наукой гражданского права практический опыт. Первая его научная работа - написанная в соавторстве с однокурсником А.А. Бугаевским брошюра - называлась в этом плане весьма примечательно: "Типичные гражданские дела". Практическую направленность имела и первая из самых крупных его работ - изданная в двух томах в 1893 г. в Санкт-Петербурге и защищенная в качестве магистерской диссертации в 1897 г. книга "Организация адвокатуры". На это указывает уже само ее название. В данной книге Е.В. Васьковский проанализировал современное ему состояние русской адвокатуры, сложившееся к началу 90-х годов XIX в., и высказал ряд практических рекомендаций по исправлению замеченных им в ее организации и деятельности пороков. Так, он заявил здесь, что характерное для присяжных поверенных в России совмещение правозаступничества с судебным представительством ведет к опошлению адвокатской профессии.
После того, как книга "Организация адвокатуры" вышла в свет, Е.В. Васьковский обратился в Совет юридического факультета Санкт-Петербургского университета с прошением о допуске его к защите этого сочинения в качестве диссертации на степень магистра гражданского права. Однако Совет не мог удовлетворить этой просьбы: обратившийся с ней молодой правовед кроме представленной книги никаких научных работ не имел, да и стажировки в заграничных университетах, необходимой для соискателя магистерской степени, не проходил. Юридический же факультет Санкт-Петербургского университета не имел возможности послать Е. В. Васьковского в научную командировку за границу.
В результате Евгений Владимирович принял решение попытать счастья на юридическом факультете Казанского университета. Здесь ему удалось заручиться поддержкой со стороны молодого, но уже авторитетного преподавателя Г.Ф. Шершеневича. Габриэль Феликсович помог одесскому адвокату добиться допуска к магистерскому экзамену и получить после успешной его сдачи научную командировку в Западную Европу. В течение целого года - с лета 1894 и до лета 1895 г. - Е. В. Васьковский слушал лекции по философии и юриспруденции ведущих европейских правоведов в университетах Германии и Франции, работал в библиотеках, занимался переводами иностранных сочинений на русский язык.
В 1894 г. Е. В. Васьковский выпустил в свет первый выпуск "Учебника гражданского права", посвященный общей части данной науки. Спустя два года, в 1896 г. в Санкт-Петербурге был издан второй выпуск названного учебника, в котором рассматривались институты вещного права. Сам он характеризовал эту свою работу как "учебник, заключающий в себе сжатый очерк теории гражданского права с беглыми указаниями на иностранные кодексы и литературу и более подробное изложение действующего русского законодательства в связи с толкованиями отечественных юристов и кассационной практикой". Г.Ф. Шершеневич высоко оценил данное произведение Е.В. Васьковского в своем "Учебнике гражданского права" при рассмотрении литературы по данной науке. Выразив сожаление в том, что сочинение Васьковского не окончено, он отметил далее, что изложение в нем "отличается поразительною легкостью: простым и живым языком автор излагает самые сложные вопросы гражданского права, значительно облегчая тем изучающему и без того трудную задачу усвоения предмета".
В течение 1894-1895 гг. Е. В. Васьковский опубликовал серию статей по вопросам гражданского права и гражданского судопроизводства в "Журнале Санкт-Петербургского Юридического общества"*(2) и "Журнале Министерства юстиции"*(3). В 1895 г. в Санкт-Петербурге вышла в свет книга Е. В. Васьковского "Основные вопросы адвокатской этики".
Научный талант молодого одесского адвоката стал очевидным фактом для юридической общественности. Е. В. Васьковский допускается к защите магистерской диссертации и в 1897 г. успешно защищает ее на заседании Совета юридического факультета. В том же году он был принят на должность приват-доцента по кафедре гражданского права и гражданского судопроизводства в Императорский Новороссийский университет.
В 1901 г. Е. В. Васьковский защитил на юридическом факультете Императорского Казанского университета докторскую диссертацию. Ее тема была весьма необычной: "Цивилистическая методология: Учение о толковании и применении гражданских законов"*(4). В 1904 г. Е. В. Васьковский стал экстраординарным профессором по кафедре гражданского права и гражданского судопроизводства в Императорском Новороссийском университете. Об этом свидетельствует формулярный список правоведа, хранящийся ныне в Российском государственном историческом архиве (Фонд 740. Оп. 1. Д. 41. Л. 11-12).
В 1906 г. Е. В. Васьковский занял должность ординарного профессора по той же кафедре, о чем свидетельствует его послужной список в РГИА (Фонд 733. Оп. 153. Д. 3/5. Л. 65-70). После учреждения в октябре 1906 г. Министерством народного просвещения должности проректора университета, на которую необходимо было избираться, Е. В. Васьковский был избран проректором новороссийского университета по работе со студентами. Но занимал он эту должность недолго. В феврале 1909 г. Евгений Владимирович на основании решения Уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената был отрешен от должности с воспрещением состоять на государственной службе в течение трех лет. Студенты и преподаватели Новороссийского университета выражали свой протест против суда над Е. В. Васьковским, но он не дал результата*(5).
Отрешенный от преподавательской деятельности ученый продолжал работать над своими книгами. В 1913 г. вышел в свет первый том его "Курса гражданского процесса" (второй том, к сожалению, так и не появился), а также книга "Руководство к толкованию и применению законов для начинающих юристов"*(6). В 1914 г. появилось первое издание "Учебника гражданского процесса" Е. В. Васьковского. Второе его издание, опубликованное в 1917 г., переиздано в 2003 г. в серии "Русское юридическое наследие", выпускаемое издательством "Зерцало" и компанией "Гарант".
О последнем периоде жизни Е. В. Васьковского сохранилось мало сведений. Известно, что он не остался в России после революционных бурь 1917 г. и последовавшей за ними гражданской войны. Покинув родину, обосновался в Чехословакии. В 20-е годы XX в. профессор Е. В. Васьковский читал лекции по гражданскому праву и гражданскому судопроизводству студентам Русского Юридического факультета в Праге. 1927/1928 учебный год был последним годом его работы здесь. Как текла жизнь Е. В. Васьковского в дальнейшем, когда кончилась и где нашел он свое последнее пристанище - об этом молчат энциклопедии и справочники. Нет фамилии Евгения Владимировича Васьковского и в указателе некрологов, опубликованных на смерть русских эмигрантов в различных зарубежных изданиях, собранных в книге "Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи 1917-1997 в шести томах". Том 1. А-В / Составитель В. Н. Чуваков. М., 1999.
Правовед А. А. Бугаевский в своей рецензии, опубликованной в 1914 г., признавая данный труд Е. В. Васьковского "самым полным из существующих учебников гражданского процесса", назвал его "образцовым учебником гражданского процесса и прекрасным пособием для начинающих юристов"*(7).
Современные юристы уже имели возможность составить себе некоторое представление об этой книге русского правоведа по обширным выдержкам из нее, опубликованным в "Хрестоматии по гражданскому процессу", вышедшей в свет в 1997 г. в издательстве "Городец" под редакцией профессора М. К. Треушникова. Настоящее переиздание знаменитого "Учебника гражданского процесса" Е. В. Васьковского возвращает его к новой жизни в том виде, в котором он выходил в свет в 1917 г. Исправлению подверглась только орфография учебника, приведенная в соответствие с современными правилами правописания.

В.А. Томсинов,
Доктор юридических наук,
профессор кафедры истории государства и права
юридического факультета
МГУ имени М.В. Ломоносова

Введение

_ 1. Область гражданского процесса

Гредескул. К учению об осуществлении права, 1900; Нефедьев. Учение об иске. Вып. I, 1895.

I. Юридические нормы, определяя отношения между гражданами и устанавливая правила поведения для них, делают это в общей форме. В законах не перечисляются права и обязанности отдельных лиц - Иванова, Петрова, Павлова - и не указывается, как они должны поступать в каждом отдельном случае, а идет речь о целых категориях лиц, действий и отношений: о собственниках, наследниках, супругах, покупателях, нанимателях, о завещаниях, договорах, нарушениях прав и т. д. Вследствие этого отдельные лица должны сами определять свои права и обязанности посредством умозаключений из юридических норм, подводя свое фактическое положение под соответствующие постановления законов или других норм действующего права. Нигде, напр., в законах не сказано, что Иванов должен заплатить Петрову 50 руб. Но если Иванов разбил по неосторожности часы Петрова, стоящие 50 руб., то Петров может потребовать с него уплаты этой суммы, потому что ст. 684 Зак. гражд. гласит: "всякий обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные кому-либо его деянием или упущением".
Таким образом, конкретные права и обязанности отдельных граждан познаются ими посредством выводов из юридических норм и фактических обстоятельств, т. е., говоря короче, путем конкретизации норм.
В громадном большинстве случаев граждане делают относительно своих прав и обязанностей одинаковые выводы из юридических норм и добровольно приводят эти выводы в исполнение: должники возвращают занятые деньги, квартиранты вносят в срок наемную плату и т. д. Однако нередко бывает, что между гражданами возникают разногласия и споры и что одни из них отказываются привести в исполнение логические выводы, делаемые из законов другими, - отказываются либо потому, что считают эти выводы ошибочными, либо потому, что не могут или даже просто не желают подчиниться им. В таких случаях возникает необходимость в каких-либо способах разрешения споров между гражданами и понуждения их к исполнению обязанностей. Этих способов несколько.
Самым простым и естественным представляется на первый взгляд самостоятельное осуществление своих прав с применением, в случае надобности, физической силы, т. е. самопомощь: квартирант не выбирается из квартиры, несмотря на истечение срока найма, - пусть домовладелец насильно удалит его вместе с вещами; собственник имения выстроил забор, мешающий соседу, которому принадлежит право проезда через имение, пользоваться этим правом, - пусть он наймет рабочих и прикажет им снести забор; должник пытается отнять свою вещь, отданную в залог кредитору, - пусть кредитор силой отразит его нападение.
Так и осуществлялись права в первоначальные эпохи. По замечанию Иеринга, "самоуправством и местью, этим диким видом правосудия, как выражается Бекон Веруламский, начинало каждое право". Однако применение этого способа стало ограничиваться по мере развития цивилизации и укрепления государственной власти, ввиду его ненадежности и нецелесообразности. В самом деле самопомощь, с одной стороны, страдает тем же коренным недостатком, какой вообще присущ применению физической силы к разрешению всяких споров: как и на войне, победителем может оказаться вовсе не тот, кто прав, а тот, кто сильнее. С другой стороны, самопомощь легко приводит к насилию над чужой личностью, нарушению общественного порядка и спокойствия и к другим преступным действиям, так что в благоустроенном государстве она может быть терпима только в виде исключения, поскольку не выражается в запрещенных уголовными законами действиях или оправдывается невозможностью обратиться своевременно за помощью к органам государственной власти.
Другой способ состоит в том, чтобы спорящие избрали по взаимному соглашению постороннее лицо, которому они оба доверяют, и попросили его решить, кто из них прав, обязуясь подчиниться его решению. Это так наз. третейский суд. Но он применим далеко не всегда, ибо, во-первых, предполагает наличность обоюдного согласия спорящих и готовность подчиниться решению избранного судьи, а во-вторых, иногда между гражданами никакого спора нет: обе заинтересованные стороны одинаково понимают закон и делают из него одинаковые выводы, но сторона, обязанная исполнить какое-либо действие в пользу другой стороны, уклоняется от этого, вовсе не отрицая существования своей обязанности.
Остается третий способ - обращение к помощи государственной власти. Он является наиболее удобным и верным для лица, желающего осуществить свое право. Здесь уже не нужно согласие противника и не опасно его сопротивление: государственная власть обладает достаточными средствами для того, чтобы сломить упорство отдельного гражданина и принудить его к повиновению.
При этом, однако, государственная власть не может оказывать своей помощи всякому, кто обращается к ней, без разбора. Нередко ведь помощи просит тот, кто ее вовсе не заслуживает, кто в действительности не имеет того права, какое себе присваивает. Поэтому, прежде чем взять под свою защиту просителя, государственная власть должна проверить правомерность заявляемого им требования, т. е. правильность сделанного им вывода из юридических норм и фактических обстоятельств.
Таким образом, когда частное лицо обращается к государственной власти за содействием при осуществлении своих прав, ей предстоит: 1) проверить правомерность требования просителя и 2) осуществить его, если оно окажется правомерным.
Первая задача является, говоря вообще, несравненно более сложной и трудной, чем вторая. Чтобы проверить правомерность требования гражданина, необходимо установить фактические обстоятельства дела, отыскать подходящие нормы и истолковать их. Все это предполагает знание действующего права, опытность в применении его, умение разбираться в юридических отношениях, словом, требует наличности особых органов власти, которые обладали бы надлежащей подготовкой и действовали при условиях, обеспечивающих правильное и беспристрастное разрешение дел. Вследствие этого в современных культурных государствах проверка правомерности предъявляемых гражданами друг к другу требований поручается специальным органам власти, именуемым гражданскими судами, а для деятельности их устанавливаются определенные формы и правила, образующие организованное производство, называемое гражданским процессом в тесном смысле слова, а также спорным судопроизводством - ввиду того, что оно происходит в форме спора между гражданами перед судом, или исковым - ввиду того, что оно начинается посредством предъявления иска*(8).
Вторая задача - фактическое осуществление прав - сводится к применению мер физического принуждения: отнятию имущества у незаконного владельца и передаче его настоящему собственнику, выселению жильца из квартиры за истечением срока найма или вследствие неуплаты квартирных денег, уничтожению постройки, возведенной на чужой земле, и т. п. Все такого рода действия, совершаемые с целью осуществления признанных судом правомерными требований граждан, образуют производство по исполнению судебных решений, или исполнительный процесс*(9). Эти действия настолько просты, что с успехом могут быть выполняемы любым органом власти, хотя бы и не обладающим теми специальными качествами, которые необходимы для удовлетворительного разрешения первой задачи - проверки правомерности юридических требований. Поэтому исполнение судебных решений поручается не самим судам, а другим органам власти (судебным приставам, полиции).
II. Взаимное отношение между исковым и исполнительным производствами, несомненно, таково, что первое должно предшествовать второму и служить для него основой: прежде чем осуществлять юридические требования граждан принудительным путем, необходимо их проверить. Но в историческом развитии процесса наблюдается как раз противоположное явление. Первоначально гражданские права осуществлялись их обладателями путем самопомощи, и только тогда, когда противная сторона оказывала сопротивление или отрицала право, к осуществлению которого делались попытки, противники обращались к третейскому или государственному суду. Проявляющееся в таком порядке различие между очевидными, бесспорными требованиями и сомнительными, спорными сохранило свое значение по настоящее время. И теперь в западноевропейских процессуальных системах гражданско-правовые требования, основанные на бесспорных документах, именно на актах, совершенных при участии нотариусов или судов, осуществляются принудительным путем, без предварительной судебной проверки, которая производится только в том случае, когда противник заявит спор в общем исковом порядке производства. Аналогичный характер имеет существующее у нас понудительное исполнение по актам.
III. Кроме проверки юридических требований, предъявляемых гражданами по отношению друг к другу, на гражданские суды возлагается в современных государствах осуществление еще некоторых других задач государственного управления.
1. Хотя в области гражданского права частным лицам предоставлены свободная инициатива и самодеятельность, хотя они могут определять свои взаимные юридические отношения по собственному усмотрению, тем не менее и здесь во многих случаях требуется содействие органов государственной власти.
Это содействие выражается в участии при совершении важнейших юридических сделок и в регистрации их; в охране имущества лиц, выбывших из гражданского оборота вследствие смерти, лишения правоспособности или безвестного отсутствия; в определении и официальном подтверждении прав, не подвергнутых оспариванию; в преобразовании, согласно желанию заинтересованных лиц, их юридических отношений и т. п. Для выполнения некоторых из этих функций существуют особые учреждения (нотариальные, опекунские, в Царстве Польском и прибалтийских губерниях - ипотечные); другие функции распределяются между духовенством (заключение, расторжение и регистрация браков) и общими административными учреждениями (назначение опеки над душевнобольными и расточителями); часть же их возложена на гражданские суды. Так, у нас судами производятся: узаконение внебрачных детей, усыновление, утверждение духовных завещаний, охрана наследственных имуществ и проч.
Деятельность судов по выполнению этих функций носит название охранительного судопроизводства, называемого также неисковым, или бесспорным, в отличие от искового, спорного.
Две из этих функций, именно официальное удостоверение наличности или отсутствия юридических отношений и преобразование этих отношений, выполняются иногда по правилам искового производства. Это бывает в тех случаях, когда закон разрешает предъявление так наз. установительных и преобразовательных исков (см. _ 53).
2. Судебным учреждениям поручено принятие мер к удовлетворению кредиторов тех должников, которые впали в несостоятельность, т. е. имущество которых недостаточно для полного покрытия их долгов. Порядок производства этих дел называется конкурсным процессом. По своему содержанию он представляет собою комбинацию исполнительного и охранительного производств. Характер охранительного производства имеют те действия суда, которые направлены на приведение в известность, охрану и управление имуществом должника; прочие же действия, имеющие целью ликвидацию и распределение имущества должника между кредиторами, примыкают к исполнительному производству.
3. Судебные учреждения принимают участие в государственном межевании. Именно, на их обязанности лежит разрешение споров о размерах и границах долей, принадлежащих совладельцам в общих, генерально размежеванных имениях. Эти дела рассматриваются в порядке судебно-межевого производства, которое в некоторых отношениях схоже с исковым, а в других - с охранительным.
4. На судебные учреждения возложена часть функций финансового управления, именно, исчисление и взыскание некоторых видов пошлин, а также штрафов за нарушения устава о гербовом сборе. В этих случаях суды руководствуются правилами так наз. частного производства, представляющего собой особый вид искового процесса.
IV. Таким образом, гражданский процесс в обширном смысле слова обнимает, согласно действующему русскому законодательству, следующие порядки производства дел в гражданских судах, или виды судопроизводства: 1) исковое судопроизводство (гражданский процесс в тесном смысле), 2) охранительное, 3) конкурсное и 4) судебно-межевое.
Торговые дела (т. е. споры, возникающие в торговом обороте) разбираются гражданскими судами в общем исковом порядке. Но в некоторых городах эти дела отнесены к ведомству особых коммерческих судов, которые руководствуются при разрешении их правилами устава торгового судопроизводства.
Совокупность юридических норм, определяющих устройство и деятельность гражданских судов и состоящих при них вспомогательных органов в 4-х указанных направлениях, образует гражданско-процессуальное право, а наука, занимающаяся исследованием этого права, именуется наукой гражданского процесса.

_ 2. Источники процессуального права

Гессен. Судебная реформа, 1905; Блинов. Судебная реформа 20 ноября 1864 г., 1914; Яблочков. Курс международного гражданского процессуального права, 1909; Демченко. Судебный прецедент, 1903.

А. Законы
Действующие в настоящее время в России судебно-процессуальные законы помещаются главным образом в первой части XVI тома Свода законов (изд. 1914 г.), заключающей в себе: 1) судебные уставы Императора Александра II от 20 ноября 1864 г., 2) правила 12 июля и 29 дек. 1889 г. о судебной части и производстве судебных дел в местностях, в которых введено положение о земских участковых начальниках, и 3) волостной судебный устав прибалтийских губ.
I. Основным источником современного русского судебно-процессуального права являются судебные уставы 20 ноября 1864 года*(10). Они состоят из четырех кодексов: Учреждения судебных установлений, Устава гражданского судопроизводства, Положения о нотариальной части и Устава уголовного судопроизводства. К гражданскому процессу относятся из них первые три: в Учреждении судебных установлений*(11) определяется устройство судов; в Уставе гражданского судопроизводства*(12) - порядок рассмотрения в судах гражданских дел, а в Нотариальном положении*(13) - порядок производства дел по жалобам на действия нотариальных учреждений.
До издания судебных уставов действовали процессуальные законы, помещавшиеся во второй части Х тома Свода законов, а впоследствии перенесенные во вторую часть XVI тома. Они представляли собою по большей части механическое соединение разновременно изданных узаконений, от Уложения 1649 г. вплоть до позднейшего времени. Неудовлетворительность их была осознана вскоре по издании Свода законов, так что вместе с составлением Уложения о наказаниях 1845 года начались работы по подготовке реформы судов и процессуальных порядков.
Уже в 1843 г. главноуправляющий канцелярией Его Величества граф Блудов выработал, на основании доставленных ему замечаний чинов судебного ведомства относительно недостатка процессуального законодательства, проект частичных улучшений. Ввиду противодействия со стороны тогдашнего министра юстиции гр. Панина, не соглашавшегося ни на какие "новшества", гр. Блудов исходатайствовал в 1850-1852 гг. учреждение особых комитетов для составления проектов уставов гражданского и уголовного судопроизводства. Делопроизводителем гражданского комитета был назначен С. И. Зарудный. На работы комитета оказал чрезвычайно благоприятное влияние происшедший после Крымской войны перелом в русской жизни и необыкновенный подъем духа в обществе. Не ограничиваясь частичными переделками, комитет вступил на путь коренного преобразования и составил проект на новых началах, целесообразность которых была уже признана западноевропейской наукой и законодательной практикой. Но только с отменой крепостного права в 1861 г., превратившей многомиллионную массу бесправных рабов в свободных граждан, создалась надлежащая почва для проведения коренной судебной реформы. В том же 1861 г. состоялось Высочайшее повеление о возложении на Государственную канцелярию обязанности извлечь из составленных при графе Блудове проектов основные начала. В помощь канцелярии, где главную роль играл опять-таки Зарудный, были приглашены наиболее выдающиеся юристы (Буцковский, Стояновский, Ровинский, Победоносцев, Плавский и др.). Вскоре, однако, обнаружилось, что проекты гр. Блудова не согласованы между собою, так что понадобилась полная переработка их. В 1862 г. Государственной канцелярии была предоставлена Высочайшим повелением полная свобода действий при выработке основных начал предстоявшей судебной реформы. Вот что гласил этот важный документ: "изложить в общих чертах соображения Государственной канцелярии и прикомандированных к ней юристов о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России". Через четыре месяца "основные начала" были готовы, затем рассмотрены и одобрены Государственным советом и, по Высочайшем утверждении 29 сентября 1862 г., опубликованы в Собрании узаконений и распоряжений правительства, чтобы дать возможность желающим высказаться по поводу предстоящей реформы. Желающих оказалось больше, чем можно было ожидать: поступило свыше 440 замечаний от судебных деятелей, профессоров и других лиц. Эти замечания составили шесть печатных томов. Для подробного развития основных начал была образована особая комиссия под председательством Буткова и при ближайшем участии Зарудного. С поразительной быстротой, в течение всего 11 месяцев, комиссия, при содействии приглашенных специалистов, изготовила проекты учреждения судебных установлений и уставов гражданского и уголовного судопроизводства с обширными объяснительными записками. По истребовании заключений от чинов судебного ведомства проекты перешли в декабре 1863 г. на рассмотрение Государственного совета и, по одобрении им, получили Высочайшее утверждение.
20 ноября 1864 г. состоялся Высочайший указ Сенату о распубликовании новых уставов. В этом указе было сказано, между прочим: "рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего".
Этими словами Царя-Освободителя как нельзя ярче охарактеризовано великое значение судебной реформы 1864 года. Действительно, судебные уставы представляли собой столь же гигантский шаг вперед в области судебного управления, каким было в области всего вообще гражданского быта уничтожение крепостного права. Судебные уставы не усовершенствовали, не улучшили прежнего, прогнившего и разлагавшегося судебно-процессуального строя, а создали совершенно новый, порвав всякую связь с прошлым. Они произвели своего рода геологический переворот, выдвинувший новую формацию, положивший начало новой эры в юридическом развитии России. Мало того, судебною реформой 1864 г. Россия опередила даже некоторые западноевропейские государства в области процессуального права. Те начала, которые лежат в основе судебных уставов, получили повсеместное применение в германских государствах только через полтора десятка лет (в 1877-1879 гг.), в Австрии - в области гражданского процесса - еще позже: в 1895 г., а в Венгрии в 1911 г. Вполне правильно поэтому было замечено, что "наше новое судебное законодательство во всей своей совокупности, каковы бы ни были его технические недостатки, есть законодательный и умственный памятник, долженствующий служить в отдаленном потомстве величайшею честью нашего времени" (Безобразов).
Судебные уставы были введены в течение 1866 г. в Петербургской и Московской губерниях, а затем постепенно их действие распространялось и на другие местности, с более или менее значительными изменениями, вплоть до Сибири, Туркестана и Закаспийской области. Окончательно завершилась судебная реформа в 1899 г. Таким образом, в настоящее время судебные уставы 1864 г. действуют на всей российской территории, за исключением только Финляндии, где сохранили силу старинные шведские законы и обычаи.
Но ныне судебные уставы имеют уже далеко не тот вид, в каком были первоначально изданы. Последующие узаконения внесли в них немало изменений, иногда улучшавших, но чаще искажавших первоначальную редакцию. Ввиду необходимости согласовать и привести в единство весь этот законодательный материал, накопившийся за 30 лет, в Министерстве юстиции возникла мысль о пересмотре его. На основании последовавшего 7 апреля 1894 г. Высочайшего повеления была образована под председательством министра юстиции комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Занятия комиссии продолжались пять лет и закончились составлением проектов новой редакции Учреждения судебных установлений, Устава гражданского и Устава уголовного судопроизводства, с объяснительными к ним записками (всего 16 печатных томов). В области гражданского процесса комиссия предложила действительно полезные изменения; в области же судоустройства она сделала дальнейшие шаги в сторону уклонения от основных начал судебных уставов. Часть проектированных комиссией изменений в процессуальных правилах осуществлена законами последующих лет (1911-1914 гг.).
II. Сфера действия судебных уставов 1864 г. была значительно сужена в 1889 г., когда были созданы новые органы низшей юстиции: земские начальники, городские судьи и проч., и установлены особые правила производства ими дел.
Законы, произведшие эту реформу.
Положение о земских участковых начальниках от 12 июля 1889 г. Последнее официальное издание в составе Положения об установлениях, заведывающих крестьянскими делами (ч. III Полож. о сельском состоянии, особое прилож. к IX т. Св. закон., изд. 1902 г.)*(14).
Правила об устройстве судебной части и о производстве судебных дел в местностях, в которых введено Положение о земских участковых начальниках от 12 июля 1889 г. Последнее официальное издание в составе XVI т. Св. зак. изд. 1914 г.*(15)
III. Давно назревший вопрос об уничтожении судебно-административных учреждений, созданных в 1889 г., и о возвращении к системе судоустройства, введенной судебными уставами 1864 г., получил разрешение только в последнее время. Закон 15 июня 1912 г. о преобразовании местного суда (Собр. узак. 1912 г., N 118) восстановил мировых судей, расширил их компетенцию и вместе с тем внес некоторые изменения в порядок судопроизводства мировых и общих судов*(16).
IV. Судебная реформа 1864 г. не затронула существовавших до нее специальных судов (крестьянских, торговых, духовных, инородческих). Их устройство и деятельность до сих пор определяются законами, изданными до судебной реформы и построенными по большей части на совершенно иных принципах. Коренная реформа волостных судов произведена законом 1912 г.
Правила о волостном суде как для тех местностей, где введено Положение о земских начальниках, так и для других местностей Европейской России помещаются в Положении о сельском состоянии (прил. к IX т. Св. зак.). Временные правила о волостном суде от 15 июня 1912 г. изданы в составе Закона о преобразовании местного суда и отнесены в приложение к 2 ст. Учр. суд. устр. по изд. 1914 г.
Устав торгового судопроизводства. Последнее официальное издание во 2-й части XI т. Св. зак. 1903 г.*(17)
Устав духовных консисторий 1841 г. Последнее официальное издание 1903 г. (перепечатано с издания 1883 г.)*(18).
Свод учреждений и уставов управления духовных дел иностранных исповеданий (1 ч. XI т. С. зак., изд. 1896 г.).
Законы относительно судебного разбирательства казачьих (станичных) и инородческих судов, а также крестьянских судов в Азиатской России находятся во II томе С. зак., изд. 1892 г. (Учреждение гражд. управления казаков переиздано в 1915 г.).
Волостной судебный устав прибалтийских губерний от 8 июля 1889 г. Последнее официальное издание в 1 ч. XVI т., изд. 1914 г.
V. При многочисленности процессуальных законов, изданных для разных местностей империи в разное время, неизбежно возникает вопрос об их взаимном соотношении, т. е. о границах их действия в пространстве и времени. Эти границы определяются для процессуальных норм иначе, чем для материально-правовых. К отношениям, входящим в область материального гражданского права, применяются те нормы, под действием которых они возникли, т. е. нормы того места и времени, где и когда осуществились фактические составы (заключены сделки, причинены убытки и т. д.), обусловливающие возникновение, изменение или прекращение юридических отношений. Отсюда вытекает, во-первых, что материально-правовые законы не имеют обратной силы (ст. 89 Осн. зак.), и, во-вторых, что суды обязаны применять иностранные законы к тем правоотношениям, которые возникли под их действием (ст. 707 Уст. гражд. суд.).
В ином положении находятся процессуальные законы. Их цель - определение устройства и образа действий органов государственной власти - судов. Поэтому они могут иметь обязательное значение только для судов того государства, где они изданы (lex fori), и не подлежат применению за пределами его территории (11 N 70). То же самое положение применяется и в тех случаях, когда для разных местностей одного и того же государства установлены разные процессуальные законы: в каждой местности действуют те законы, которые специально для нее изданы (05 N 1).
Что касается пределов действия процессуальных норм во времени, то и они не вполне таковы, как у норм материального права. Положение, что законы не имеют обратной силы, распространяется и на процессуальные законы, так как для них не сделано изъятия (ст. 89 Осн. зак.). Поэтому юридическое значение и последствия процессуальных действий, совершенных до издания нового закона, должны быть определяемы по старому закону, которым руководствовались судьи и тяжущиеся. Если, напр., новый закон изменил порядок предъявления исков или условия обжалования судебных решений (запретив жаловаться на решения по малоценным делам, сократив срок и т. п.), то иски и жалобы, заявленные согласно с правилами прежних законов, сохранят силу и в том случае, когда не соответствуют постановлениям нового закона. Точно так же сила и значение соглашения тяжущихся о передаче дела на разрешение третейских судей подлежат определению по тем правилам, при действии которых это соглашение состоялось, хотя бы исполнение его происходило после издания нового закона, изменившего порядок третейского суда (79 N 229). Но процессуальные действия, совершаемые после издания нового закона, должны быть обсуждаемы уже по новому закону, безразлично, начинается ли ими новое производство или продолжается возникшее раньше. С этой точки зрения можно сказать, как и делается обыкновенно, что процессуальные законы имеют обратную силу (86 N 6, 80 N 195), ввиду именно того, что они применяются и в процессах, начатых при действии прежних законов.
Но, в сущности, здесь обратного действия законов нет. Оно было бы в том случае, если бы предъявление иска представляло собою юридическую сделку в роде договора и если бы все последующие процессуальные действия были просто результатом такой сделки: тогда они, несомненно, должны были бы обсуждаться по законам, действовавшим в момент возбуждения процесса. Но предъявление иска в действительности только первое процессуальное действие, влекущее за собою непосредственно лишь несколько юридических последствий (см. _ 67), к которым и должны быть применяемы законы времени предъявления иска. За предъявлением иска следует или может последовать ряд процессуальных действий тяжущихся и суда, имеющих самостоятельное значение и вызывающих разнообразные юридические последствия, которые должны быть определяемы, согласно общему правилу 89 ст. Осн. зак., по нормам, имевшим обязательную силу при совершении каждого из этих процессуальных действий.
Таким образом, применение новых процессуальных законов к производящимся процессам не нарушает принципа обратного бессилия закона. Кроме того, оно соответствует самой сущности процессуальных норм. Эти нормы, определяя действия суда и тяжущихся, имеют в виду обеспечить и облегчить достижение главных целей процесса: проверки и осуществления юридических требований граждан. Поэтому издание нового процессуального закона свидетельствует, что законодатель признал существующие способы производства недостаточно обеспечивающими достижение этих целей и нашел нужным заменить их лучшими. А если это так, то очевидно, что новые процессуальные законы должны быть применяемы немедленно после их издания к производству всех дел, хотя бы начавшихся при действии прежних процессуальных законов.
В предупреждение затруднений, которые могут возникнуть на практике при применении новых процессуальных правил, законодатели, производя более или менее крупные процессуальные реформы, обыкновенно сами устанавливают так наз. переходные правила, имеющие целью определить порядок введения в действие новых законов.
Такие правила были изданы при введении судебной реформы 1864 г.; при распространении судебных уставов на окраины; при замене мирового института судебно-административными учреждениями в 1889 г., а порядок введения в действие закона 15 июня 1912 г. о реформе местных судов определен специальным законом 26 июня 1913 г. (Собр. узак. 1913 г., N 138)*(19). См. прил. к 1 ст. Уст. гражд. суд. по изд. 1914 г.
Процессуальные законы иностранных государств. Франция. Устройство гражданских судов основывается во Франции на отдельных, в разное время изданных законах. Порядок производства в гражданских судах определен уставом гражданского судопроизводства, изданным в 1806 г. В основе этого кодекса лежит ордонанс 1667 г., многие постановления которого воспроизведены буквально. Хотя процессуальный кодекс по содержанию и по форме значительно уступает гражданскому (Наполеонову) кодексу, но, будучи основан на рациональных началах, целесообразность которых оправдалась на практике, он был принят целиком или с изменениями многими государствами (Бельгией, Голландией, Баварией, Италией, Испанией, Португалией и др.), а также служил одним из образцов при составлении нашего Устава гражданского судопроизводства.
Германия. До судебной реформы 70-х годов судебно-процессуальный строй Германии представлял очень пеструю картину. Единого законодательства не было, и в каждом из государств, образующих ныне Германскую империю, действовало особое право. В некоторых применялись нормы так наз. немецкого общего процесса, представлявшие собою смесь реципированного римского и канонического права с немецкими законами, обычным правом и судебной практикой; в Пруссии сохранял силу общий судебный устав 1793 г., дополненный законами 1833 и 1846 гг.; в нескольких местностях удержался со времен Наполеона французский процессуальный кодекс, а в прочих государствах были изданы особые процессуальные уставы, носившие на себе более или менее значительные следы влияния французского процесса (ганноверский 1850 г., баденский 1864 г., вюртемберский 1868 г., баварский 1869 г.).
С образованием Германской империи получила осуществление давно возникшая идея о создании общегерманского судебно-процессуального законодательства. В 1877 г. были утверждены, а с 1 октября 1879 г. вступили в силу устав судоустройства и устав гражданского судопроизводства.
Австро-Венгрия. Устройство австрийских судов основывается на целом ряде разновременно (с 1850 г.) изданных законов. В 1895-1896 гг. вместе с изданием нового устава гражданского судопроизводства были сделаны некоторые изменения и в законах о судоустройстве; однако большинство их сохранило силу по настоящее время.
Гражданское судопроизводство основывалось в Австрии более столетия на уставе 1781 г. и его второй редакции 1796 г., представлявших собою кодицифированный германский общий процесс того времени. Коренная реформа процесса была произведена только в 1895 г., когда был утвержден составленный Францем Клейном проект уставов об отправлении правосудия, о гражданском судопроизводстве и об исполнении решений.
В Венгрии реформа гражданского процесса произведена уставом 1911 г., составленным проф. Плочем по образцу австрийского.
Дальнейшие подробности см. в моем Курсе гражд. процесса (_ 5).

Б. Обычаи
Обычное право, в собственном смысле слова, не может в настоящее время свободно развиваться в области юстиции ни среди граждан, ведущих дела в судах, потому что их процессуальная деятельность совершается в виду и под контролем судов, ни в судах, потому что они обязаны руководствоваться в своих действиях законами и постановлениями компетентных властей. Даже в тех случаях, когда на практике возникают вопросы, не предусмотренные прямо никакими юридическими нормами, суды обязаны разрешать их по общему смыслу наличных норм, посредством логического развития их.
Судебными обычаями (usus fori) часто называют практику, установившуюся в каком-нибудь определенном суде. Но между этими обычаями и настоящим обычным правом в собственном смысле слова имеется существенная разница: обычное право представляет собой самостоятельный источник права, заменяющий для определенного круга отношений законодательные нормы, тогда как судебная практика только развивает эти нормы и устанавливает способ их применения. Вследствие этого обычное право может быть отменено или заменено только обычным же правом или законом, а судебная практика меняется как самим судом, когда он убедится, что она основана на неправильном понимании законов, так и высшими судебными инстанциями (76 N 450).

стр. 1
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>