<< Предыдущая

стр. 3
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

I. Общие судебные учреждения устроены в виде коллегий. Окружные суды состоят из председателей, товарищей председателей и членов; судебные палаты - из старших председателей, председателей департаментов и членов; кассационные департаменты Сената - из сенаторов и первоприсутствующих, назначаемых для председательствования в департаменте, общем собрании и соединенных присутствиях (ст. 77, 78, 112, 113, 118, 119, прим. к 117 Учр. суд. уст.).
Судебные коллегии разделяются на отделения, называемые в применении к судебным палатам и Сенату департаментами. Отделения бывают гражданские и уголовные. Распределение членов по отделениям производится общим собранием суда или палаты (ст. 785, 113).
II. Для назначения на должность члена окружного суда нужно, во-первых, получить высшее юридическое образование или "доказать на службе свои познания по судебной части", во-вторых, прослужить не менее трех лет по судебному ведомству в должностях не ниже секретаря окружного суда или в течение не менее 10 лет заниматься адвокатурой в качестве присяжного поверенного, и, в-третьих, не принадлежать к числу лиц, ограниченных в дееспособности по причине несостоятельности или расточительности, приговоренных уголовным судом к тюремному заключению или более строгому наказанию, состоящих под судом или следствием по обвинению в преступлении, влекущем за собою такое наказание, не оправданных судом по обвинению в таком же преступлении, исключенных из службы, из духовного звания за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговорам сословий (ст. 201-204).
Обыкновенно начальные должности судебного ведомства замещаются молодыми людьми, окончившими юридический факультет или выдержавшими экзамен по юридическим наукам при высшем учебном заведении и получившими практическую подготовку при судах в качестве кандидатов на судебные должности.
Кандидаты состоят при судебных палатах и окружных судах. Они назначаются старшими председателями палат, по соглашению с прокурорами палат, непосредственно или на основании представлений председателей окружных судов (ст. 407). Общие правила относительно служебных занятий кандидатов издаются министром юстиции (ст. 4191); распределение их для занятий между различными судебными местами и должностными лицами производится председателями судебных мест по соглашению с прокурорами (ст. 414); руководство занятиями и надзор за кандидатами принадлежат тоже председателям и прокурорам (ст. 413). Кандидаты разделяются на младших, приравниваемых в служебном отношении к помощникам секретарей мировых съездов, и старших, пользующихся правами помощников секретарей окружных судов (ст. 408). Занятия младших кандидатов ограничиваются работою в канцеляриях судебных мест и должностных лиц с целью практического ознакомления с делопроизводством. По истечении полуторагодичной практики младшие кандидаты могут подвергнуться экзамену на звание старших кандидатов (ст. 409) в комиссиях, периодически составляемых председателями судов, по соглашению с прокурорами, из трех лиц: председателя или товарища председателя судебного места, одного члена судебного места и представителя прокурорского надзора. Младшие кандидаты, не выдержавшие этого испытания, после двухлетнего пребывания кандидатами должны подать прошение об отчислении, а если не подадут, то отчисляются без прошения. По уважительным причинам этот двухлетний срок может быть продлен, но не более чем на год, старшим председателем палаты по соглашению с прокурором ее (ст. 410).
На старших кандидатов возлагается исполнение обязанностей судебных следователей, городских судей и товарищей прокуроров окружных судов (ст. 414, 415), а в местностях, где существуют мировые судьи по назначению от правительства, для исполнения обязанностей мировых судей (ст. 4151). Наконец, при недостатке присяжных поверенных председателям судов предоставляется поручать старшим кандидатам защиту в уголовных делах, а в тех округах, где нет советов присяжных поверенных, возлагать на них ведение дел лиц, пользующихся правом бедности, и защиту интересов ответчиков, место жительства которых неизвестно, при исполнении судебных решений и понудительном исполнении по актам (ст. 416). Кандидатам, усердно исполняющим свои обязанности, назначается председателями палат, по соглашению с прокурорами их, штатный оклад жалования в размере 900 р. старшим кандидатам и в размере 300 руб. младшим (прим. к 411 ст.).
Максимальный срок, в течение которого старшие кандидаты могут получать назначенные им оклады, три года. Младшие кандидаты, получающие штатные оклады, сохраняют их, сделавшись старшими кандидатами, в том же размере, если нет свободных окладов для старших кандидатов, до тех пор, пока такие оклады не освободятся (ст. 4121).
Дисциплинарная власть над кандидатами принадлежит: 1) председателям судов и должностным лицам, к которым кандидаты прикомандированы и которые имеют право делать им предостережения, замечания и выговоры, и 2) старшим председателям палат, которые могут, по соглашению с прокурорами палат, налагать на кандидатов более строгие наказания: вычеты из жалования, арест до 7 дней и лишение штатного оклада (ст. 418). Лица, прослужившие в звании старших кандидатов не менее полутора года и получившие от председателей судебных мест, при которых они состояли, свидетельства в том, что они доказали свои познания по судебной части, имеют право на занятие должностей судебных следователей, товарищей прокуроров окружных судов, городских и мировых судей и других должностей, назначение на которые зависит от министра юстиции (ст. 417).
III. Должности членов судебных палат замещаются лицами, прослужившими не менее трех лет в должностях не ниже члена или прокурора окружного суда (ст. 206). Сенаторы назначаются из числа лиц, прослуживших не менее трех лет в должностях не ниже прокурора, члена или председателя палаты, обер-прокурора или товарища обер-прокурора Сената (ст. 208).
IV. Для замещения должностей членов окружных судов и палат установлена смешанная система: самовосполнения (кооптации), в связи с назначением центральной властью.
Когда делается вакантной должность члена окружного суда или судебной палаты, общие собрания этих судебных мест выбирают кандидатов из числа лиц, имеющих по закону право занимать такого рода должности (ст. 213). Избрание производится открытою подачей голосов (о. с. 81 N 58). Список избранных кандидатов препровождается министру юстиции (ст. 214), который представляет на Высочайшее утверждение как этих лиц, так и других, по своему собственному усмотрению, с необходимым образовательным цензом (ст. 215).
V. Председатели и товарищи председателей окружных судов назначаются Высочайшей властью, по представлению министра юстиции, из лиц, прослуживших в судебном ведомстве не менее трех лет в должностях не ниже члена или прокурора окружного суда (ст. 206), а председатели судебных палат - из лиц, состоявших не менее трех лет в должностях не ниже прокурора или члена судебной палаты, председателя или товарища председателя окружного суда (ст. 207). Сенаторы назначаются "по непосредственному усмотрению" Государя (ст. 216).
VI. Члены окружных судов получают 3300 руб. жалования и две прибавки по 450 руб. через каждые пять лет службы; товарищи председателей окружных судов и члены палат - 4200 руб.; председатели окружных судов - 5300 руб.; председатели департаментов палат - 5600 руб.; старшие председатели палат - 7000 руб.; сенаторы - 8000 руб.; первоприсутствующие в Сенате - 9000 руб. В столицах и некоторых больших городах чины окружных судов и палат получают добавочные квартирные деньги в размере 300 руб. (прил. к 238 ст.).
VII. Члены общих судов пользуются несменяемостью, но не в полной мере, так как могут быть увольняемы и перемещаемы в дисциплинарном порядке, не обставленном надлежащими гарантиями беспристрастия.
Составители судебных уставов 1864 г. хорошо понимали важное значение несменяемости и осуществили ее в полной мере. Согласно 243 ст., председатели, товарищи председателей и члены судебных мест не могли быть ни увольняемы, ни переводимы из одной местности в другую начальством без их согласия. Увольнению они подлежали только: 1) по приговору уголовного суда (ст. 243); 2) в случае неявки на службу в течение месяца по назначении на должность (ст. 224, 228); 3) в случае неисполнения своих обязанностей по болезни долее года (ст. 229) и 4) в случае личного задержания за долги, объявления несостоятельным должником или присуждения в уголовном порядке к какому-либо наказанию (ст. 295, 296). Постановление об увольнении делалось в последнем случае общим собранием кассационных департаментов Сената (ст. 295), а во 2-м и 3-м случаях - начальством по определению общего собрания того суда, членом которого данный судья состоит (228-230), причем эти определения могли быть обжалуемы в общее собрание высшего суда (ст. 231). В дисциплинарном порядке судьи подлежали только предостережениям (ст. 264), а после трех в течение года предостережений возбуждался в кассац. департ. Сената вопрос о предании их уголовному суду (ст. 293).
Строгое и последовательно проведение принципа несменяемости в судебных уставах 1864 г. поставило русских судей на высокую степень независимости. Но закон 1885 г. учредил высшее дисциплинарное присутствие и предоставил ему право увольнять и перемещать чинов судебного ведомства, по предложению министра юстиции, как за упущения по службе, так и за противные нравственности или предосудительные поступки вне службы (ст. 2952).
VIII. В случае упразднения должностей судьи либо переводятся на вакантные должности в другие судебные места, либо увольняются, либо оставляются за штатом.
При этом соблюдается такой порядок. Членам судебного места, в котором сокращается число должностей, делается запрос о желании быть переведенными, уволенными или оставленными за штатом. Если никто не изъявит желания, то выбор производится министром юстиции. Уволенный или оставленный за штатом судья имеет право получить двухлетний оклад жалования, а если он прослужил не менее 10 лет, то и пенсию в таком размере: за службу от 10 до 20 лет треть оклада жалования, за службу от 20 до 30 лет - две трети, а свыше 30 лет полный оклад (ст. 2311-4).
IX. В отношении чинопроизводства и наград судьи приравнены к другим лицам, состоящим на государственной службе.
Составители судебных уставов имели в виду совершенно упразднить чинопроизводство и награды в судебном ведомстве. Но редакция 241 статьи, которая в проекте заключала в себе прямое и категорическое изъятие судей от чинопроизводства ("должностные лица судебного ведомства, доколе состоят в оном, не производятся в чины" - ст. 216 проекта), была при утверждении проекта изменена в том смысле, что судьи "при оставлении судейского звания не теряют права на производство во все те чины, которые могут им следовать в общем порядке чинопроизводства, по расчету времени их службы в означенных должностях". Хотя и в этой редакции статья не оставляет сомнения в том, что судьи не производятся в чины, пока состоят в судейском звании, а получают их при выходе в отставку, но отсутствие прямого запрета привело к тому, что им стали давать чины по общим правилам, установленным для всех состоящих на государственной службе. Аналогичная судьба постигла изъятие судей от наград и тоже благодаря тому, что при утверждении Учр. суд. уст. была изменена редакция соответствующей статьи.
Х. Должность судьи несовместима ни с какими должностями по другим ведомствам или на общественной службе, кроме почетных и бесплатных должностей в благотворительных учреждениях (ст. 246). Сверх того, Уставом о службе гражданской (ст. 721 и сл.) судьям воспрещено активное и возмездное участие в торговых и промышленных предприятиях, за некоторыми исключениями. Затем на судей распространяются правила, установленные для всех вообще чиновников, состоящих на государственной службе.
Так, чиновникам запрещено участвовать в приобретении имуществ, продажа которых поручена им правительством; заключать договоры на подряды и поставки с теми учреждениями, в которых они служат, как от своего имени, так и от имени своих жен, а равным образом и через подставных лиц. По таким подрядам и поставкам судьи и их жены не могут быть залогодателями. Не дозволяется им также вступать в долговые отношения с подрядчиками и поставщиками учреждений, где они служат. Наконец, закон вообще предписывает начальству строго наблюдать, чтобы "занятие частной должности лицами, состоящими на государственной службе, не наносило ущерба служебным интересам и не препятствовало исполнению этими лицами обязанностей их по государственной службе" (ст. 740).
К числу несовместимых с судейским званием занятий Сенат отнес участие в политических партиях (о. с. 1906 N 22).
XI. Надзор за деятельностью общих судебных мест принадлежит судебным коллегиям в порядке инстанций, председателям судов, старшим председателям судебных палат, чинам прокуратуры и министру юстиции.
Инстанционно-коллегиальный надзор осуществляется высшими, в порядке подчиненности, судами. Внутренний надзор в каждой судебной коллегии за исполнением всеми служащими своих обязанностей принадлежит ее председателю (ст. 251), которому оказывают в этом отношении свое содействие товарищи председателя, а в палатах - председатели департаментов (о. с. 83 N 28). В особое положение поставлен старший председатель судебной палаты, власть которого по надзору распространяется и на должностных лиц окружных судов округа данной палаты (ст. 251).
Министр юстиции, как глава судебного ведомства, сосредоточивает в своих руках надзор за всеми учреждениями и служащими этого ведомства (ст. 254).
В порядке надзора могут быть даваемы разъяснения, исправляемы упущения, возбуждаемо дисциплинарное преследование и отменяемы неправильные постановления, без нарушения, однако, установленных законом правил отмены судебных решений и определений (ст. 250; о. с. 04 N 41).
Надзор за судебными учреждениями принадлежит и чинам прокураторы, которые обязаны о замеченных нарушениях законов сообщать соответствующим органам высшей власти, не имея права самостоятельно принимать какие-либо меры (ст. 253).
XII. Ответственность судей - троякая: уголовная, гражданская и дисциплинарная. В уголовном порядке они отвечают за тяжкие нарушения должностных обязанностей, каковы: взяточничество, вымогательство, постановление заведомо неправильных решений (ст. 366, 372 и др. Улож. о нак.). К этим преступлениям принадлежат и "ошибка судьи или неправильное, лишь по недоразумению, толкование законов" (ст. 370 Улож.). Для предания суду и рассмотрения дел установлен по отношению к лицам судебного ведомства особый порядок (ст. 1080, 1073, 1075 и сл. Уст. уг. суд.).
Гражданская ответственность судей заключается в вознаграждении за убытки, причиненные их "неправильными или пристрастными действиями" (ст. 1331 Уст. гражд. суд.). К числу неправильных действий судей, возлагающих на них гражданскую ответственность, Сенат отнес и "явно неправильное толкование или применение закона, ясно изложенного" (85 N 76). Взыскание убытков с судей производится в особом порядке (см. _ 110).
Установленный Сенатом критерий "явной неправильности" и "ясности закона" не отличается точностью: что для одного явно и ясно, для другого сомнительно. Вследствие этого привлечение судей к имущественной ответственности зависит, в сущности, от усмотрения высшей инстанции. Между тем, сам Сенат в том же своем решении признал, что возможность ошибочного толкования закона предусмотрена самим законодателем, установившим пересмотр дел в различных судебных инстанциях, и что отправление правосудия сделалось бы невозможным при установлении имущественной ответственности судей за толкование закона, признанное высшим судебным местом неправильным (85 N 76).
Дисциплинарной ответственности судьи подлежат за мелкие служебные упущения и предосудительное поведение в частной жизни.
Дисциплинарными судами являются: 1) высшее дисциплинарное присутствие состоящее из первоприсутствующих кассационных департаментов, всех членов соединенного присутствия первого и кассационных департаментов (т. е. первоприсутствующего, двух сенаторов уголовного, двух сенаторов гражданского и двух сенаторов первого департаментов) и четырех сенаторов кассационных департаментов, назначаемых ежегодно Государем по представлению министра юстиции (ст. 1191,4), 2) общие собрания судебных палат и 3) общие собрания окружных судов (ст. 270). Высшему дисциплинарному присутствию подведомственны дела, возбуждаемые против высших чинов судебного ведомства, начиная с председателей окружных судов и кончая должностными лицами, состоящими при Сенате (п. 1 ст. 270); судебные палаты рассматривают дела о товарищах председателей и членах окружных судов, а окружные суды - о состоящих при них чинах (п. 2 и 3 ст. 270).
Порядок дисциплинарного производства двоякий: общий - для рассмотрения нарушений обязанностей службы и особый - для разрешения, по предложению министра юстиции, вопроса о перемещении или увольнении судей, которые ввиду своих служебных упущений или предосудительных поступков оказались недостойными своего звания или внушают сомнение в способности беспристрастно выполнять судейские обязанности в данном округе (ст. 2952).
Дисциплинарное производство в общем порядке возбуждается постановлениями судов, предложениями чинов прокурорского надзора или министра юстиции и распоряжениями председателей судов (ст. 272). Частные лица, которые считают, что их права нарушены неправильными действиями судей, имеют право приносить жалобы на них в высшие инстанции указанным уставами уголовного и гражданского судопроизводства порядком, но не могут обращаться непосредственно в общие собрания судов с требованием о предании виновных дисциплинарному суду и не могут принимать участия в дисциплинарном производстве (ст. 2491, 275). Для привлечения к дисциплинарной ответственности установлена годичная давность (ст. 273).
Общий порядок производства распадается на две стадии: предварительное выяснение и обсуждение дела в распорядительном заседании суда, которому оно подведомственно (ст. 274), а затем, по наведении справок и истребовании объяснений от обвиняемого - рассмотрение дела по существу (ст. 276, 277). Обвиняемый извещается о времени рассмотрения его дела и может (но не обязан) явиться для личных объяснений (ст. 278, 279). Заседания происходят при закрытых дверях (ст. 281); порядок разбирательства определяется самим судом, но перед постановлением решения суд должен выслушать заключение прокурора и предоставить подсудимому последнее слово (ст. 282). Решение объявляется явившемуся в заседание обвиняемому немедленно, а неявившемуся - по вызове его, в общем собрании суда, если же он служит в суде другого города, то в общем собрании того суда (ст. 284). На приговоры окружных судов и палат допускаются жалобы обвиняемых и протесты прокуратуры в недельный срок (ст. 286, 287).
Приговоры палат, постановленные ими в качестве второй инстанции, а также приговоры высшего дисциплинарного присутствия не подлежат обжалованию (288). При рассмотрении жалоб в высшей инстанции соблюдаются такие же правила производства (ст. 289).
Особый порядок производства, установленный для разрешения, по предложениям министра юстиции, вопроса о перемещении или увольнении судей, гораздо проще: высшее дисциплинарное присутствие требует объяснения от обвиняемого и затем постановляет окончательный приговор (ст. 2952).
В общем дисциплинарном порядке судьи могут быть приговариваемы к вычету из жалованья в случае неявки на службу в течение не долее 4 месяцев (ст. 413-415 Улож. о нак.) и к предостережениям - за те служебные проступки, за которые Уложением о наказаниях назначены замечания, выговоры без внесения в послужной список и вычеты из времени службы (ст. 264), а в особом порядке - увольнению от должности и перемещению в другую местность на равную должность (ст. 2952).
XIII. Изложенные правила о надзоре и ответственности не распространяются на сенаторов кассационных департаментов. Надзор за их деятельностью принадлежит министру юстиции, которые обязан доносить о случаях "преступления сенаторами пределов установленного порядка" Государю (ст. 247 Учр. сен.). За уголовно наказуемые преступления по службе сенаторы подлежат суду кассационных департаментов, в судебном их присутствии (ст. 248 Учр. сен.). Предъявление же к сенаторам гражданских исков об убытках от их неправильных действий признано недопустимым (о. с. 04 N 38).
XIV. Председателю суда принадлежат следующие права: 1) право непосредственного надзора за деятельностью суда и за исполнением всеми членами его своих обязанностей (ст. 251 Учр. суд. уст.); 2) право председательствования в заседаниях отделений (ст. 782); 3) некоторые самостоятельные права по производству процессуальных действий, как-то: по обеспечению исков (ст. 598 Уст. гр. суд.) по назначению приставов для исполнения решений (ст. 938) и др.; 4) начальство над канцелярией (ст. 218, 260, 267 Учр.).
XV. Заседания судебных установлений разделяются: А) по составу участвующих в них судей - на общие собрания отделений или департаментов, заседания присутствий, обыкновенных, смешанных и соединенных; Б) по характеру рассматриваемых дел - на судебные, распорядительные и судебно-дисциплинарные.
А. В общих собраниях обязаны присутствовать все наличные судьи; но состав собрания считается законным, если присутствуют две трети всех членов судебного места, и только в не терпящих отлагательства случаях разрешается открывать заседание при участии меньшего числа судей (ст. 161 Учр.). Обыкновенные присутствия образуются из трех судей (ст. 140), а смешанные и соединенные - из большого числа членов, не одинакового для отдельных категорий дел (ст. 117, 1171,2, 1191, 1192,4,5 Учр. суд. уст., ст. 1320-1322, 13303-5 и др. Уст. гражд. суд.). Присутствие отделений кассационного департамента состоит из трех, а присутствие всего департамента - не менее чем из семи сенаторов (ст. 1401 Учр.).
Б. Судебные заседания имеют задачей разбор судебных дел (ст. 153 Учр.), распорядительные - созываются для разрешения вопросов внутреннего управления и распорядка, как, напр., для выработки наказов, для совещания о кандидатах на открывшиеся вакансии, для рассмотрения ежегодных отчетов о движении судебных дел и т. п. (ст. 151, 160 Учр. суд. уст.), а судебно-дисциплинарные - для рассмотрения дел о дисциплинарных проступках чинов судебного ведомства, присяжных и частных поверенных (ст. 160 п. 6, 376, 40613,14 Учр. суд. уст.).
Разница между этими тремя видами заседаний состоит в том, что каждому из них присущ особый порядок производства. Так, судебные заседания происходят при открытых дверях и на основании правил Устава гражданского судопроизводства; распорядительные заседания негласны и подчиняются правилам делопроизводства, обязательным для всех правительственных учреждений; для дисциплинарного же производства установлены особые правила.
XVI. Председательствующий в присутствии исполняет троякую функцию.
Во-первых, присутствие, как коллективное целое, нуждается в представителе, который бы говорил и действовал от его имени. Таким представителем является председательствующий: он объявляет постановления присутствия и является посредником между присутствием и тяжущимися (ст. 700, 702, 704 и др. Уст. гр. суд.).
Во-вторых, на председательствующем лежит управление ходом судебного заседания (ст. 328 Уст. гр. суд., ст. 338 и др.).
В-третьих, председательствующему принадлежит дисциплинарная власть как над тяжущимися, так и над всеми находящимися в заседании лицами.
Он следит за соблюдением всеми ими правил благопристойности, порядка и тишины (ст. 154 Учр.), может удалять виновных в нарушении этих правил из присутствия и подвергать задержанию под стражей не долее суток (ст. 155), а если невозможно различить виновных, то удалить всю публику (ст. 156). Если нарушителем указанных правил является кто-либо из участвующих в деле лиц или их поверенных, то председательствующий имеет право сделать виновному предостережение или выговор, а в случае дальнейших нарушений - удалить его из присутствия (ст. 157, 158).
Председательствующие в присутствии, как видно из изложенного, пользуются такими правами, которых не имеют председатели судов, и, наоборот, первым не принадлежат те права, какие предоставлены вторым. Между тем в уставе те и другие одинаково именуются "председателями", вследствие чего иной раз возникает недоумение, кого именно в данном случае имеет в виду закон. Гораздо целесообразнее поэтому было бы закрепить различие между ними посредством терминологии и, по образцу германского устава, называть первых председательствующими (der Vorsitzende), а вторых - председателями (Prдsident). Так и сделано в проекте новой редакции Учрежд. суд. уст. (ст. 195 и сл.).
Председательствует в заседаниях либо председатель суда, либо его товарищ, либо старший по времени назначения на должность член суда.
Председатель суда избирает одно из отделений для постоянного председательствования в нем (ст. 781), остальные распределяются между его товарищами по взаимному соглашению между ними, а при отсутствии соглашения - по постановлению общего собрания суда (ст. 781). Кроме того, председатель суда имеет право взять на себя председательствование в определенном заседании любого отделения, но в таком случае обязан председательствовать в течение всего заседания, а состоящий в отделении товарищ председателя может принимать участие в заседании только при недостаточности наличного числа членов для образования присутствия (ст. 782). В случае отсутствия председателя или его товарища председательствует в присутствии отделения старший член суда (ст. 783), причем старшинство определяется по времени назначения на должность члена окружного суда вообще, а не специально данного суда (о. с. 81 N 15).
XVII. Членами присутствия являются, по общему правилу, члены данного отделения суда, а в случае недостатка их приглашается член другого отделения, младший по времени назначения на эту должность (ст. 145), если же это почему-либо невозможно, то местный судебный следователь или, если он занят по службе, то один из почетных или добавочных мировых судей, а в заседание судебной палаты - член местного окружного суда по назначению председателя этого суда (ст. 146).
В состав присутствия не могут входить судьи, находящиеся между собой в родстве по прямой линии без ограничения степеней, а в боковых линиях - до четвертой и в свойстве - до второй линии включительно (ст. 148).
XVIII. При судебных коллегиях находятся канцелярии, выполняющие часть работы по производству судебных дел, так что между судьями и чинами канцелярий проведено разделение труда. Судьям предоставлено исполнение чисто судейской функции: направление процесса, восприятие и оценка процессуального материала, постановление решения. Остальные действия, необходимые при производстве дел, совершаются канцелярией суда, которая ведет регистрацию поступающих в суд бумаг, хранит их, изготовляет протоколы заседаний, посылает тяжущимся повестки, копии бумаг и судебных постановлений и т. д.
Канцелярия состоит из секретаря, его помощников, канцелярских чиновников и писцов (ст. 120, 123 Учр. суд. уст.); обязанности последних могут исполнять и лица женского пола, но только по вольному найму и без прав государственной службы (по зак. 1900 г.).
Секретари и их помощники назначаются из числа лиц, обладающих требуемым для занятия судейских должностей образовательным цензом, т. е. получивших высшее юридическое образование или же доказавших на службе свои познания по судебной части (ст. 211 Учр.). В окружных судах и судебных палатах они избираются и утверждаются в должностях председателями этих учреждений (ст. 218). В Сенате обер-секретари назначаются министром юстиции по представлению обер-прокуроров, а помощники обер-секретарей - самими обер-прокурорами (ст. 217).
В отношении надзора и дисциплинарной ответственности секретари и их помощники находятся в таком же положении, как члены судов (ст. 249 и сл.), но могут быть подвергаемы дисциплинарным взысканиям по усмотрению назначившего их лица (ст. 266, 267). Только вычетам из времени службы и перемещению с высшей должности на низшую они могут подлежать не иначе, как по приговорам дисциплинарного суда, которым для них служит общее собрание того судебного места, при котором они состоят (ст. 168).
Прочие чиновники судебных канцелярий назначаются председателями судов (ст. 218), а в сенате - обер-прокурорами (ст. 217); они состоят под надзором назначивших их лиц (ст. 260) и подлежат их дисциплинарной власти (ст. 367).
XIX. Секретарь является необходимым соучастником суда при совершении большинства процессуальных действий. Он присутствует в заседаниях (ст. 140), ведет журналы и протоколы по каждому делу (ст. 163, 164) и скрепляет своей подписью журналы, протоколы, а также решения и определения суда, копии и выписки из них (ст. 713, 171 Уст. гражд. суд.). Выполнение этих функций придает секретарю значение самостоятельного и необходимого процессуального деятеля. Если заседание суда происходило без секретаря, то это обстоятельство является поводом к отмене решения (угол. деп. 79 N 51); если на перечисленных бумагах и документах нет секретарской скрепы, то они не имеют юридической силы (угол. 69 N 298).
Председатель суда может продиктовать секретарю проект протокола, но не имеет права приказать секретарю подписать его, и если секретарь находит этот проект неточным, то может изложить свою оговорку, которая должна быть приобщена к протоколу (угол. 67 N 522), а суд в особом постановлении обязан дать свое заключение по поводу происшедшего разногласия (угол. 99 N 5).
Но дальше этих пределов права секретаря не простираются. Он не может принимать участия в собирании и оценке процессуального материала, в постановлении решений, не может даже излагать на письме резолюции суда, так как закон требует, чтобы они писались председателем присутствия (ст. 700 Уст. гр. суд.; 73 N 100; о. с. 75 N 44); наконец, председатель суда не вправе поручать ему изготовление решений и определений, что составляет обязанность членов суда (о. с. 72 N 48).
ХХ. Порядок делопроизводства судебных мест и внутреннее устройство канцелярий определяются общим наказом для всех судов и особыми наказами - для каждого из них в отдельности (ст. 166 Учр.).
Общий наказ до сих пор не был издан. Его заменяют временные правила 15 марта 1866 г. относительно внутреннего распорядка в судебных установлениях, инструкции и циркуляры высших судебных инстанций и министра юстиции (прим. к 173 ст. Учр.).
Особые наказы составляются окружными судами и судебными палатами в распорядительных заседаниях, утверждаются общими собраниями и препровождаются министру юстиции, который, найдя необходимым сделать в них какие-либо изменения, представляет об этом соединенному присутствию 1-го и кассационных департаментов Сената (ст. 168 и сл. Учр. суд. уст.).
XXI. Кроме канцелярии, при судах состоят еще чины прокуратуры, адвокаты, судебные приставы, судебные рассыльные, присяжные переводчики и кабинеты научно-судебной экспертизы.
Главная обязанность прокурорского надзора, заключающаяся в "обличении обвиняемых" в преступных деяниях перед судом (ст. 4 Уст. угол. суд.), относится к области уголовного судопроизводства. В гражданском же процессе деятельность прокуратуры ограничивается дачей заключений по некоторым категориям дел и исполнением роли тяжущейся стороны в делах брачных и о законности рождения. Поэтому устройство прокуратуры излагается в науке уголовного процесса. Об адвокатуре будет речь в _ 19.
XXII. Судебные приставы являются органами судебной полиции. Они исполняют троякого рода функции. Из них основная и главная, ради которой они организованы в виде особого класса должностных лиц, заключается в исполнении судебных решений; вторая функция их состоит в доставлении тяжущимся и другим участвующим в делах лицам повесток и бумаг из судов, а третья - в исполнении распоряжений председателя и председательствующих в заседаниях присутствий.
Судебные приставы назначаются на должности председателем того суда первой или второй инстанции, при котором имеют состоять, а приставы кассационного департамента Сената - обер-прокурором этого департамента (ст. 300 Учр. суд. уст.).
Судебными приставами не могут быть: несовершеннолетние; иностранно-подданые; объявленные несостоятельными должниками; состоящие на государственной или общественной службе; лишенные духовного сана по приговору духовного суда; состоящие под следствием по обвинению в преступлениях, влекущих за собою лишение или ограничение прав состояния, или не оправданные судом по обвинению в таких преступлениях; исключенные по суду из службы или из духовного ведомства за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговорам сословий; лишенные по суду права быть поверенными по чужим делам (ст. 299). Определенного образовательного ценза от кандидатов в судебные приставы не требуется; но лица, которым предоставлено замещение этих должностей, обязаны удостоверяться "в благонадежной нравственности и способностях кандидатов к исполнению принимаемых ими на себя обязанностей" (ст. 300). Кандидаты, удостоившиеся избрания, допускаются к исполнению обязанностей судебных приставов по внесении денежного залога (обыкновенно в размере 600 руб.) для обеспечения убытков, которые могут произойти от их неправильных действий, и по принятии установленной присяги (ст. 301, 302 и прим.). Через год, при условии надлежащего исполнения судебных обязанностей, судебные приставы утверждаются в должностях (ст. 308). Дисциплинарная власть над ними принадлежит назначившим их на должности лицам, которые имеют право подвергать их замечаниям, выговорам и аресту до семи дней; более строгие взыскания могут быть налагаемы тем судом, при котором приставы состоят, после дисциплинарного производства (ст. 329). Судебные приставы получают содержание по штату и, кроме того, взимают за исполнение служебных действий по просьбам частных лиц особое вознаграждение по таксе. Это вознаграждение вносится в общую кассу по округу каждой палаты и распределяется между всеми приставами данного округа "соразмерно их трудам и местным обстоятельствам" (ст. 312-314).
Судебным приставам округа каждой палаты предоставлено право избрать из своей среды совет в составе старшины и нескольких членов для наблюдения за деятельностью приставов, разбора споров между ними и жалоб на них со стороны частных лиц, распределения между ними вознаграждения, взысканного по таксе, и дисциплинарного суда. Правом избрать совет воспользовались только приставы петербургского округа.
XXIII. С у д е б н ы е р а с с ы л ь н ы е. В помощь судебным приставам могут быть назначаемы председателями судов судебные рассыльные для вручения тяжущимся повесток и бумаг, а также для совершения, по поручению председателей судов, таких действий, которые не относятся к исполнению решений.
Рассыльные не пользуются правами государственной службы, но получают жалование и, сверх того, вознаграждение по особой таксе. Их права и обязанности при исполнении служебных функций и ответственность определяются правилами, установленными для судебных приставов (ст. 3521-5).
XXIV. П р и с я ж н ы е п е р е в о д ч и к и. Участие в процессах лиц, не понимающих по-русски, сделало необходимым учреждение особой должности присяжного переводчика при судах тех округов, где население отличается смешанным составом.
Они назначаются министром юстиции из русских подданных, совершеннолетних, не опороченных по суду или по общественному приговору и выдержавших испытание в иностранных языках. Их деятельность состоит в переводе бумаг и проверке переводов с тех языков и на те языки, в которых они выдержали испытание, а также в изготовлении и проверке копий с писанных на этих языках документов. Должность присяжного переводчика несовместима ни с какой другой должностью, кроме должности нотариуса. За исполнение работ по поручению судебных и правительственных учреждений они получают вознаграждение по таксе, а за исполнение работ для частных лиц - либо по той же таксе, либо по соглашению. В остальном их деятельность и ответственность определяются по правилам, установленным для нотариусов (ст. 421-429).
XXV. При прокурорах некоторых судебных палат учреждены "кабинеты научно-судебной экспертизы" для производства фотографической и других экспертиз: химических, микроскопических и т. д.
Заведование кабинетом возложено на управляющего им, приравненного в служебном отношении к товарищу прокурора палаты, на его помощников, приравненных к товарищам прокурора окружного суда, и техников, приглашаемых управляющим по вольному найму. С требованиями о производстве экспертиз и о даче заключений судебные учреждения должны обращаться к подлежащему прокурору палаты (ст. 4291-4).

_ 17. Местная юстиция и ее реформы

Зарудный. Закон и жизнь. Итоги исследования крестьянских судов, 1874; Леонтьев. Волостной суд и юридические обычаи крестьян, 1895; Гессен. Реформа местного суда, 1907; Аничков. Мировой суд и преобразование местных судов, 1907; Генкин. Местный суд и его реформа, 1908; Голосов. К реформе местного суда, 1912.

I. Судебными уставами 1864 г. был создан один тип местной юстиции, именно выборные мировые учреждения. Они явились естественными преемниками института мировых посредников, образованного при освобождении крестьян от крепостной зависимости и имевшего задачей устроить жизнь крестьян на новых началах и урегулировать их отношения к помощникам, разбирая и разрешая споры между теми и другими. Сохраняя для местных судей название "мировых", составители уставов руководствовались не одним только желанием отметить связь нового судебного учреждения с институтом мировых посредников, заслужившим популярность у населения: этим эпитетом они хотели обозначить характер новой судебной власти, призванной не столько судить и карать, сколько мирить и устранять споры.
Эта идея о выборном судье-миротворце была заимствована из Франции, где она получила осуществление в революционную эпоху. Во Францию она перешла из Голландии. Еще раньше возник институт мировых судей в Англии (в XIV в.), но там мировые судьи, в качестве охранителей общественного мира, являются органами судебно-полицейской власти и разбирают только самые мелкие гражданские дела.
II. Исходя из такого взгляда на мировой институт составители уставов дали ему соответственную организацию, многим отличающуюся от организации общих судов. Они уменьшили образовательный ценз, требуемый от судей; назначение правительством заменили выборами населением; вместе с тем ввели имущественный ценз как для того, чтобы ограничить круг избираемых лиц местными жителями - землевладельцами, так и для того, чтобы обеспечить независимость судей от избирателей; мировые суды были обособлены от общих в том отношении, что второй инстанцией для них были сделаны мировые съезды, которые, с целью обеспечения единообразия в судебной практике, подчинены Сенату, как третьей инстанции.
Создание мирового института на указанных основаниях явилось огромным шагом вперед сравнительно с дореформенным порядком, так как мировые судьи были во всех отношениях выше прежних уездных судей. Однако организация мировых судов страдала некоторыми крупными недостатками.
В числе их немалое значение имела возможность избрания в мировые судьи лиц без высшего юридического и даже без всякого вообще образования. Далее, применение выборной системы в несовершенной форме выборов немногочисленными общеполитическими представительными собраниями (земскими собраниями и городскими думами) обнаружило дурные стороны этой системы; некомпетентность избирателей в оценке требуемых от судьи качеств, партийная борьба, зависимость судей от небольшого числа избравших их лиц и угодничество перед ними - сказались и у нас на практике не только в провинции, но даже в столицах.
Затем, обособленность мировых судебных учреждений от общих привела к отсутствию надлежащего надзора за деятельностью мировых судей. Надзор министра юстиции и кассационных департаментов Сената не мог быть достаточно бдительным по причине отдаленности этих инстанций от мировых судей; единственным местным органом надзора был мировой съезд, состоявший из самих судей и являвшийся товарищеским судом, который по необходимости не мог не быть слабым. Наконец, недостатком организации мирового съезда являлось отсутствие постоянного председателя с надлежащей юридической подготовкой, способного давать мировым судьям авторитетные указания.
Под влиянием всех этих причин, усугублявшихся еще ухудшением общих условий жизни, мировой институт стал в 80-х годах клониться к упадку.
Тем не менее, мировой суд функционировал, в общем, удовлетворительно и оставил по себе хорошую память в населении.
Как сознание недостатков выборной системы, так и другие обстоятельства (отсутствие в некоторых местностях земских учреждений, разнородный племенной состав населения) были причиной того, что при распространении действия судебных уставов за пределы центральных губерний на Царство Польское, Кавказ, Прибалтийский край и проч. выборная система заменялась системой назначения правительством. С введением судебно-административных учреждений в 1889 г. выборное начало перестало применяться и в центральных губерниях, так что ко времени восстановления мирового института в 1913 г. оно сохранилось только там, где еще существовали выборные мировые судьи: в столицах, Петерб. уезде, Одессе, Харькове, Кишиневе, Нижнем Новгороде, Казани и Саратове.
III. Но вместо того, чтобы сделать в организации мирового суда необходимые улучшения, правительство упразднило его в большинстве внутренних губерний и взамен ввело судебно-административные учреждения: земских начальников, городских судей и уездных членов окружных судов. Из этих трех новых органов суда городские судьи и уездные члены окружных судов представляют собой органы судебной власти и обладают тем преимуществом сравнительно с мировыми судьями, что назначаются из лиц с высшим юридическим образованием и практической подготовкой, пользуются в известной мере несменяемостью и не находятся в зависимости от избирателей.
Но центр тяжести реформы 1889 г. лежал не здесь, а в институте земских начальников, призванных регулировать юридическую жизнь сельского населения.
Эта реформа основывалась не столько на желании улучшить отправление местного правосудия, сколько на стремлении создать "близкую к народу твердую правительственную власть, которая соединяла бы в себе попечительство над сельскими обывателями с заботами по завершению крестьянского дела и с обязанностями по охранению благочиния, общественного порядка, безопасности и прав частных лиц в сельских местностях". Создавая такую "близкую и твердую власть", правительство вместе с тем позаботилось о том, чтобы эта власть попала в руки местного дворянства и находилась под руководством и контролем Министерства внутренних дел. Этими тенденциями и определился характер института земских начальников, как чиновников Министерства внутренних дел, избираемых преимущественно из дворян-землевладельцев, исполняющих главным образом административные обязанности и только в дополнение к ним занимающихся также и разбором менее важных судебных дел.
Организация института земских начальников находится в резком противоречии с принципами рационального судоустройства.
Судебная власть должна быть, в интересах правильного отправления правосудия, отделена от административной, а земские начальники являются одновременно и судьями, и административными чиновниками: они делают распоряжения и сами же судят нарушителей своих распоряжений. Далее, чтобы судьи могли сохранять беспристрастие, они должны быть независимы от посторонних властей и несменяемы. Между тем земские начальники "подчиняются надзору и руководительству местных губернатора и губернского присутствия" и могут быть увольняемы от должности министром внутренних дел. Бывали случаи, что земские начальники лишались службы за отказ постановить, по приказанию начальства, неправильное решение. Наконец, необходимым условием правильного судоустройства являются общее образование и специальная теоретическая и практическая подготовка, в особенности судей высших инстанций. Между тем земскими начальниками могут быть лица без всякой специальной подготовки, а во второй инстанции - уездном съезде - председателем состоит предводитель дворянства, которым может быть молодой человек, окончивший юнкерское училище, из числа же членов только городские судьи и уездный член окружного суда обладают юридическим образованием. Еще неудовлетворительнее состав кассационной инстанции - губернского присутствия, где только два члена - юристы и принадлежат к судебному ведомству: председатель и прокурор окружного суда.
Как правильно заметил проф. Михайловский, "закон 12 июля, окончательно разрывая связь с наукой и с вековым опытом культурных народов, не считаясь с психологией, создает должности, пригодные лишь для людей идеальных, безгрешных, не нуждающихся ни в каких сдержках, ни в каком контроле, ни в какой специальной подготовке".
Неудовлетворительность организации института земских начальников и вредные последствия, приносимые ею на практике, были признаны правительством, и закон 1912 г., введенный пока в 10 губерниях, восстановил мировой институт приблизительно в том виде, какой он имел по судебным уставам 1864 г., с некоторыми улучшениями.
IV. Местными судами для сельского населения являются в коренных русских губерниях и на некоторых окраинах волостные суды.
Их исторические корни не идут дальше 1838-1839 гг., когда были учреждены сельские и волостные расправы для государственных крестьян и издан Сельский судебный устав. Эти расправы послужили образцом для волостных судов, которые были введены, в качестве временного учреждения, при освобождении крестьян от крепостной зависимости. Судебная реформа, последовавшая через несколько лет, их не коснулась, и они подверглись преобразованию при введении института земских начальников (в 1889 г.), а затем при реформе местной юстиции в 1912-1913 гг. В прибалтийских губерниях волостные суды были введены Волостным судебным уставом 1889 г. Таким образом, возникло четыре типа волостных судов. Устройство их неодинаково. Наиболее целесообразным является то, которое дано Волостным судебным уставом для прибалтийских губ. и законом 1912 г. о реформе местных судов. См. след. параграф.

_ 18. Устройство местных судов

Генкин. Местный суд и его реформа, 1908; Люблинский. Возрождение мирового суда, 1912.

I. Мировые судьи разделяются на участковых, добавочных и почетных. Участковыми называются те, которым поручается отправление правосудия в определенных частях округа мирового съезда; добавочные не имеют своих участков, а заменяют участковых судей в случае их смерти, болезни или отлучки (ст. 43) и могут быть назначаемы съездом в помощь тем участковым судьям, которые обременены делами (ст. 451); почетные тоже не имеют участков, но обязаны разрешать, по просьбе обеих тяжущихся сторон, дела мировой компетенции во время пребывания своего в пределах данного мирового округа (ст. 46).
II. Судебные уставы 1864 г. ввели для занятия должности мирового судьи несколько иные условия сравнительно с теми, которыми было обставлено назначение членов окружных судов: нравственный ценз остался без изменения (ст. 21а Учр. суд. уст.), образовательный же был понижен и в дополнение к нему установлены возрастной и имущественный.
Образовательный ценз мог состоять: 1) в высшем образовании, хотя бы и не специально юридическом; 2) в среднем образовании или, наконец, 3) в трехлетней службе в таких должностях, которые могли способствовать приобретению "практических сведений в производстве судебных дел" (ст. 19а, п. 2).
Минимальный возраст, достижение которого требовалось от кандидатов в мировые судьи, определен в 25 лет (ст. 19а, п. 1).
Имущественный ценз заключался в том, что кандидаты в мировые судьи "сами, или их родители, или жены, владели хотя бы и в разных местах (и не только в той губернии, где имеют свое жительство, но и в других): или пространством земли вдвое против того, которое определено для непосредственного участия в избрании гласных в уездные земские собрания, или другим недвижимым имуществом, ценою не ниже пятнадцати тысяч рублей, а в городах - недвижимою собственностью, оцененною для взимания налога: в столицах не менее шести тысяч, в прочих же городах не менее трех тысяч рублей" (ст. 19а, п. 3).
В одном случае мировым судьей могло быть каждое лицо, даже не удовлетворяющее ни одному из требуемых для этой должности условий: если оно удостоилось единогласного избрания (ст. 34а Учр. суд. устр.). Но не могли быть мировыми судьями священнослужители и причетники (ст. 22а).
III. Законом 1912 г. возрастной ценз оставлен для всех кандидатов в мировые судьи без изменения (25 лет), но прочие цензы скомбинированы несколько иначе. Образовательный ценз может состоять либо в высшем образовании, либо в среднем, дополненном 3-летним служебным цензом, но может и совершенно отсутствовать при наличности шестилетнего служебного ценза. Имущественный ценз вне городов уменьшен для всех кандидатов вдвое (ст. 19), а для лиц с высшим образованием он уменьшен вдвое и в городах и даже совершенно заменяется трехлетним служебным цензом, а также трехлетним пребыванием в звании присяжного поверенного или в должности нотариуса (ст. 191).
Нравственный ценз дополнен воспрещением быть мировыми судьями лицам, исключенным из числа присяжных поверенных, их помощников и частных поверенных, уволенным от должности судей на основании ст. 295, 2952, 296 Учр. суд. уст., в течение трех лет по увольнении (ст. 21, 211). Кроме того, не могут быть избираемы мировыми судьями евреи (ст. 21, 22).
В области Войска Донского имущественный ценз вне городов должен состоять в обладании таким количеством земли, какое необходимо для участия в выборах гласных во временные окружные избирательные собрания, или другим имуществом, оцененным для взимания земских сборов не менее чем в три тысячи рублей (прим. 2 к ст. 19а).
IV. Признав нецелесообразной выборную систему для замещения должностей членов общих судебных мест, составители судебных уставов сочли ее пригодной для пополнения состава мировых судебных учреждений, ввиду особого характера, который желали придать мировой судебной власти: "мировых судей предполагается назначать из местных землевладельцев, более или менее известных всем избирателям, и достоинство сих судей не обусловливается такими способностями и познаниями, о которых трудно было бы судить избирателям; почему и выборная система может быть применена к назначению мировых судей без особенных затруднений".
На основании таких соображений составители судебных уставов предоставили выборы мировых судей уездным земским собраниям. Если число избранных окажется недостаточным (ст. 33) или если в заседание уездного земского собрания явится меньше 12 гласных, то выборы производятся губернским земским собранием (ст. 25). Список избранных в мировые судьи лиц предоставляется председателем земского собрания на утверждение I департамента Сената (ст. 37); одновременно такой же список препровождается местному губернатору или градоначальнику, которые доставляют Сенату свои замечания относительно нравственных качеств и благонадежности избранных лиц (ст. 37, прим.). В случае недостатка лиц, имеющих право баллотироваться в судьи, недостающее число судей назначается I департаментом Сената, по представлению министра юстиции, из лиц, обладающих требуемым возрастным, образовательным и служебным цензом (ст. 38а). Этот порядок избрания применяется как к участковым, так и к почетным судьям, причем те и другие избираются на три года (ст. 23а).
В области Войска Донского со времени приостановления действия земских учреждений выборы мировых судей производятся временными окружными избирательными собраниями (прил. к 24 ст.).
V. Закон 1912 г. подверг порядок избрания мировых судей незначительным изменениям. Важнейшее из них состоит в удвоении срока службы участковых и добавочных судей в случае их переизбрания на непосредственно следующих выборах: они считаются переизбранными не на три года, а уже на шесть лет (ст. 23а). Кроме того, отменено временное правило относительно представления губернаторами и градоначальниками в Сенат своих замечаний по поводу избранных в судьи лиц (прим. к 37 ст.).
В столицах, в городах, где заведование земскими делами предоставлено городским думам, а также в других городах, которые будут определены в законодательном порядке, избрание мировых судей предоставлено городским думам (ст. 40, 40а).
VI. Выборное начало применяется в настоящее время только в тех губерниях, где введен в действие закон 1912 г., кроме Киевской, Подольской и Волынской (ст. 402), в столицах и нескольких больших городах (см. _ 14). В прочих же местностях, где существует мировой институт, назначение мировых судей производится по усмотрению министра юстиции (ст. 438, 560, 607, 625, 649 Учр. суд. уст.). В некоторых случаях он обязан предварительно сноситься с местными властями, именно варшавским и туркестанским генерал-губернаторами (ст. 505 Учр.) и кавказским наместником (ст. 447, 4614, 653).
Для мировых судей по назначению установлен несколько иной ценз, чем для выборных. Главное отличие состоит в том, что имущественный ценз либо изменен (в прибалтийских губерниях), либо совсем не требуется.
В Царстве Польском мировые судьи назначаются из лиц, которые достигли 25-летнего возраста и получили высшее либо среднее образование или прослужили не менее трех лет в таких должностях, при исполнении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел (ст. 505). Это правило распространено на Холмскую губернию (ст. 5551).
В прибалтийских губ. мировыми судьями могут быть: 1) лица, удовлетворяющие всем условиям, требуемым от мировых судей по судебным уставам 1864 г.; 2) лица, удовлетворяющие условиям, установленным для Царства Польского, если, притом, они владеют дворянской вотчиной или участком земли не менее 300 десятин, и 3) при недостатке кандидатов первой и второй категории - лица, удовлетворяющие условиям, установленным для Царства Польского (ст. 560, 562).
В губерниях Черноморской (ст. 4614), Архангельской (ст. 607), Сибири (ст. 625) и прочих областях Азиатской России (ст. 649) мировые судьи приравнены в отношении нравственного и образовательного ценза к членам окружных судов с добавлением возрастного ценза (25 л.), но без служебного.
Такие же условия установлены для мировых судей Закавказья, но министру юстиции дано право "допускать необходимые изъятия" (ст. 445, 448). Этим правом пользуется министр и по отношению к мировым судьям Северного Кавказа, от которых вообще требуется только обладание образовательным цензом, как в Царстве Польском (ст. 438).
VII. В отношении надзора, ответственности, порядка дисциплинарного производства и несменяемости выборные мировые судьи приравнены к членам общих судов с немногими отступлениями (ст. 71, 72, 76, 264, 270). Органами надзора являются для мировых судей мировые съезды, а для судей и съездов - министр юстиции и кассационные департаменты Сената (ст. 64а). Закон 1912 г. предоставил надзор за мировыми судебными учреждениями также судебным палатам и их старшим председателям (ст. 64, 2511). Дисциплинарными судами служат для мировых судей судебные палаты (ст. 270, п. 2). Мировые судьи по назначению не пользуются несменяемостью и подлежат надзору окружных судов, заменяющих съезды.
В областях Северного Кавказа министр юстиции имеет право делать изъятия из правил, ограждающих судейскую несменяемость, с Высочайшего разрешения (ст. 441). В Закавказье и Черноморской губ. мировые судьи могут быть перемещаемы в дисциплинарном порядке (ст. 454, 4611); в прибалтийских губ. от министра юстиции зависит их увольнение (ст. 582), а в Царстве Польском, в Архангельской губ. и в Азиатской России - как увольнение, так и перемещение (ст. 511, 610, 628, 652).
Общие правила о несменяемости (ст. 243) распространяются в некоторых случаях на мировых судей только по истечении трех лет службы в этой должности. Это относится, во-первых, к мировым судьям, назначаемым Сенатом при недостаточности числа выборных судей (прим. I к ст. 72), и, во-вторых, к мировым судьям в Киевской, Подольской и Волынской губ. (прим. 2 к 72 ст.). Оба эти ограничения несменяемости введены законом 1912 г.
VIII. Уездные члены окружных судов подлежат действию правил, установленных для всех вообще членов этих судов.
IX. Городские судьи назначаются министром юстиции из лиц, которые обладают нравственным цензом, требуемым от членов окружных судов, и получили высшее юридическое образование или доказали свои познания по судебной части на службе, а также из старших кандидатов на судебные должности, пробывших в этом звании не менее полутора года (ст. 6 Прав. устр. суд. части; ст. 200-202, 205, 417а). В отношении надзора и ответственности они приравнены к членам окружных судов (ст. 10, 11 Прав.), но с существенным отступлением: они могут быть увольняемы от службы по постановлениям консультации, учрежденной при Министерстве юстиции, с утверждения министра юстиции (ст. 7). Эта консультация состоит из чиновников министерства и обер-прокуроров департаментов Сената (прим. к 77 ст. Учр. мин.).
Х. Земские начальники назначаются министром внутренних дел из числа кандидатов, представленных ему губернатором по соглашению с губернским и местным уездным предводителями дворянства (ст. 13-15 Пол. уст., зав. кр. д.). От них требуется такой же возрастной и нравственный ценз, как от мировых судей, с тою лишь разницей, что в перечне лиц, не могущих занимать должностей земских начальников, отсутствуют исключенные из духовного звания за пороки и из среды обществ (кроме дворянских, о которых упоминается особо), по их приговорам (ст. 10). Но образовательный ценз понижен и может совершенно отсутствовать, а имущественный изменяется в зависимости от образовательного и служебного. На необходимость специальной подготовки было обращено внимание только в последнее время, когда был создан институт кандидатов к земским начальникам, учреждены временные курсы для подготовки кандидатов и введены испытания на должность земского начальника при Министерстве внутренних дел в губернских присутствиях.
Кандидаты к земским начальникам назначаются губернатором, по соглашению с губернским и уездным предводителями дворянства, из лиц, получивших высшее или среднее образование и обладающих в губерниях, где производятся дворянские выборы, надлежащим сословным и имущественным цензом. Они состоят при уездных съездах и губернских присутствиях и подчиняются надзору губернаторов. Их подготовка заключается в занятиях в канцеляриях уездных съездов и губернских присутствий, исполнении обязанностей секретарей в этих учреждениях, в участии в производимых губернаторами и непременными членами ревизиях, в исполнении обязанностей земских начальников. За усердную и полезную службу им могут быть назначаемы штатные оклады содержания (ст. 191-10 по прод. 1912 г.).
Порядок назначения земских начальников таков.
По каждому уезду ведутся местным предводителем дворянства списки, куда вносятся две категории лиц: 1) служившие в должности предводителя дворянства, а также местные потомственные дворяне 25 лет от роду, получившие высшее образование (для них возрастной ценз понижен до 21 года) или прослужившие не менее года в должностях по крестьянскому управлению или в кандидатах к земским начальникам или вообще в таких должностях, где могли приобрести надлежащую подготовку, если, притом, они сами, жены или родители их владеют на праве собственности количеством земли в размере, вчетверо меньшем требуемого от мировых судей, или другим недвижимым имуществом, стоящим по оценке для взимания земских сборов не менее 7500 р. (ст. 6); 2) местные потомственные дворяне, не обладающие имущественным цензом, но удовлетворяющие всем прочим условиям, если они сохранили в пределах данного уезда усадьбу, и местные потомственные дворяне с надлежащим имущественным цензом и со средним образованием (ст. 7). Кандидаты в земские начальники выбираются губернатором, по совещании с местным уездным и губернским предводителями дворянства, прежде всего из лиц первой категории (ст. 13), в случае же недостатка их - из лиц второй категории (ст. 7), а затем из списков других уездов той же губернии (ст. 13). Если министр внутренних дел не найдет возможным утвердить представленного кандидата, то предлагает губернатору избрать и представить другого кандидата (ст. 14). Если вакансию не удалось заместить таким способом, то министр внутренних дел имеет право назначить на нее лицо, не принадлежащее к числу местных дворян и без имущественного ценза, если оно удовлетворяет прочим условиям, требуемым от земских начальников (ст. 15).
В нескольких губерниях (Астраханской, Витебской, Виленской, Вятской, Ковенской, Гродненской, Минской, Могилевской, Олонецкой, Пермской, Ставропольской и в части Вологодской) от кандидатов в земские начальники не требуется ни принадлежности к местному дворянству, ни имущественного ценза (ст. 16).
XI. Непременные члены губернских присутствий избираются губернатором, по совещании с губернским предводителем дворянства, из лиц, удовлетворяющих установленным для земских начальников требованиям, прослуживших в подлежащей губернии не менее трех лет в должностях по крестьянскому управлению (ст. 99). Они утверждаются Высочайшими приказами.
В перечисленных выше губерниях (Астраханской и др.) от кандидатов в непременные члены не требуется имущественного ценза (ст. 99).
XII. Органами надзора по отношению к земским начальникам являются губернатор, уездный предводитель дворянства и губернское присутствие.
Губернатор имеет право ревизовать делопроизводство земских начальников и уездных съездов, давать земским начальникам указания к единообразному применению постановлений, определяющих их функции, и предлагать на обсуждение губернского присутствия об их неправильных действиях (ст. 94 Полож. учр., зав. кр. д.). Уездному предводителю дворянства предоставлено право производить ревизию делопроизводства земских начальников и предлагать свои заключения на усмотрение губернского присутствия (ст. 93). В губернском присутствии сосредоточен надзор за земскими начальниками и уездными съездами; ему принадлежит право назначать ревизию их делопроизводства через непременных членов или других членов присутствия - с их согласия (ст. 105).
XII. Дисциплинарная власть над земскими начальниками принадлежит губернскому присутствию, которое может приговаривать их к замечанию, выговору и временному устранению от должности, и министру внутренних дел, имеющему право увольнять их от службы по представлениям губернского присутствия.
Дисциплинарное производство возбуждается предложениями губернатора или постановлениями губернского присутствия. В обоих случаях губернское присутствие требует от обвиняемого объяснения и, смотря по обстоятельствам, либо прекращает дело, либо подвергает обвиняемого взысканию, либо представляет дело вместе с объяснением его на усмотрение министра внутренних дел. Кроме того, губернское присутствие может входить к министру внутренних дел с представлениями об увольнении земских начальников еще в следующих случаях: 1) когда земский начальник, несмотря на взыскания, которым он подвергался за служебные упущения, обнаруживает явное нерадение или неспособность к успешному исполнению своих обязанностей; 2) когда он совершил вне службы такой поступок, который, получив огласку, роняет земского начальника в глазах общества; 3) когда земский начальник был привлечен к уголовной ответственности и подвергнут какому-либо наказанию; 4) когда он объявлен несостоятельным должником. Во всех этих случаях, а также в случае привлечения земского начальника к уголовной ответственности губернское присутствие имеет право временно устранить его от должности, доводя об этом через губернатора до сведения министра внутренних дел. На постановления губернского присутствия по дисциплинарным делам могут быть приносимы министру внутренних дел жалобы, которые разрешаются им по предварительном рассмотрении в Совете министров. Дисциплинарные проступки погашаются годичной давностью (ст. 128-135 Пол. уст., зав. крест. дел.).
XIV. Непременные члены губернских присутствий и назначаемые правительством председатели уездных съездов подвергаются дисциплинарным взысканиям на основании общих законов о государственной службе (ст. 126 пол. учр., зав. кр. д.).
XV. Уездные предводители дворянства в качестве председателей уездных съездов подлежат ответственности по общим правилам, установленным для предводителей дворянства (ст. 127).
XVI. Городским судьям и земским начальникам положено 1600 руб. жалования и 600 руб. на канцелярские расходы (прил. к Пол. о земск. нач.).
Содержание мировых судей не везде одинаково: жалование по большей части составляет около 2 тыс. руб., но, кроме него, им выдаются добавочные суммы, в некоторых местностях превышающие даже самый оклад жалования (прил. к 238 ст. Учр. суд. уст.).
XVII. Мировые судьи, городские судьи, земские начальники и уездные члены окружных судов отправляют правосудие единолично. Они имеют канцелярии, но сами заведуют своим делопроизводством, сами ведут протоколы своих заседаний и сами пишут судебные решения (ст. 101, 124, 139, 144 Уст. гражд. суд., ст. 93, 100 Прав. произв. суд. дел), не имея права поручать эти действия письмоводителям и писцам, как лицам неофициальным и не несущим самостоятельной ответственности (о. с. 83 N 6). Ввиду обременения письменной работой, явившегося результатом такого порядка вещей, закон 1912 г. учредил должность секретаря мирового судьи для заведования делопроизводством. Секретарь назначается тем мировым судьей, при котором состоит, числится на государственной службе и получает жалованье (6000 руб.). Он подчинен дисциплинарной власти мирового судьи, а уголовной ответственности подлежит наравне с чинами канцелярий общих судов (ст. 452-4).
XVIII. Суды второй инстанции (мировые съезды, уездные съезды) устроены по образцу общих коллегиальных судов. Они разрешают дела в составе трех членов и обладают канцеляриями, во главе которых стоят секретари, заведующие делопроизводством (ст. 56, 59 Учр. суд. уст., ст. 74 Пол. уст., зав. кр. д., ст. 126 Прав. произв. суд. дел).
Однако эти суды отличаются от общих некоторыми важными особенностями. Так, членами съездов являются не особые судьи, а единоличные судьи первой инстанции, заседающие по очереди (ст. 51, 561 Учр., ст. 67 и 68 Пол. уст., зав. кр. д.). Затем, в мировых съездах председатели выбираются мировыми судьями из своей среды на три года (ст. 17а Учр.), а в губерниях прибалтийских, в Царстве Польском, в Вильно и Астрахани назначаются правительством (прим. к 17 ст., ст. 505, 560, 563 Учр. суд. уст.). Закон 1912 г. сохранил выборных председателей в Одессе и Харькове, в прочих же местностях, т. е. 10 губерн. (см. _ 14), ввел систему назначения Высочайшей властью, по представлению министра юстиции, из числа лиц, которые удовлетворяют условиям, требуемым для занятия должности члена окружного суда, или которые прослужили в должности мирового судьи не менее трех лет (ст. 17).
Председателями уездных съездов являются уездные предводители дворянства, а в тех местностях, где нет дворянского представительства, - особо назначаемые правительством лица (ст. 67, 72 Пол. уст., зав. кр. д.).
Наконец, делопроизводство в мировом съезде возложено, кроме секретаря, еще и на непременного члена, который избирается мировыми судьями из своей среды (ст. 57а Учр. суд. уст.). Непременному члену предоставлены законом приготовительные распоряжения по делам, подлежащим рассмотрению съезда, как, напр., прием всех подаваемых тяжущимися бумаг (о. с. 74 N 47; 80 N 70), прием денег и ведение денежных дел съезда (о. с. 80 N 70) и исполнение других обязанностей, возложенных на них правилами уставов гражданского и уголовного судопроизводства (ст. 57а Учр.). Закон 1912 г. перенес эти обязанности на председателя съезда, разрешив съезду в обширных округах назначать в помощь председателю одного из мировых участковых или добавочных судей (ст. 57).
Обязанности непременного члена исполняют в Архангельской губернии члены окружных судов или мировые судьи, по постановлению общих собраний окружных судов (ст. 616), а в Азиатской России - члены окружных судов (ст. 636, 660).
В уездных съездах непременных членов нет. Их заменяют уездные члены окружных судов (ст. 71 Пол. уст., зав. кр. д.).
Особые наказы для мировых судей и съездов составляются по распоряжению съездов и утверждаются ими в составе не менее половины всех мировых судей округа, а затем представляются подобно наказам окружных судов, министру юстиции (ст. 74 Учр. суд. уст.). Для городских судей особые наказы составляются окружными судами (ст. 12 Прав. устр. суд. ч.), а для уездных съездов - самими съездами, и, по рассмотрении их губернскими присутствиями, утверждаются министром внутренних дел (ст. 83 и 110 Пол. уст., зав. кр. д.).
XIX. Губернские присутствия, в качестве третьей инстанции судебно-административных учреждений, образованы из губернатора, являющегося в них председателем, вице-губернатора, губернского предводителя дворянства, прокурора местного окружного суда или его товарища, двух непременных членов и председателя или члена окружного суда (ст. 97 Пол. уст., зав. кр. д.). При губернском присутствии имеются секретарь, назначаемый губернатором, и канцелярия (ст. 100). Наблюдение за делопроизводством лежит на непременных членах (ст. 103).
ХХ. При уездных съездах судебных приставов нет. Их обязанности исполняются общей полицией или приставами окружных судов (ст. 105 и 127 Прав. произв. суд. д.). Точно так же нет судебных приставов при губернских присутствиях. Но они могут быть назначаемы при мировых съездах (ст. 60 Учр. суд. уст.).
Назначение производится председателем съезда, под надзором которого они и состоят, подчиняясь его дисциплинарной власти (ст. 62 Учр.). Выбор лиц, пригодных для исполнения обязанностей судебных приставов, всецело зависит от председателя съезда, усмотрение которого ничем не ограничено. Внесение залога требуется от судебных приставов только в Вильно и Астрахани - в размере не свыше 400 руб. (прим. а к ст. 60 Учр.). Закон 1912 г. увеличил размер залога до 600 руб. и сделал внесение его обязательным для судебных приставов при всех мировых съездах (ст. 60, прим.).
XXI. Волостные суды разделяются на четыре категории.
1. Первую категорию образуют волостные суды, созданные при освобождении крестьян от крепостной зависимости в 1861 г. Устройство их весьма несовершенно (Общ. пол. о крест., ст. 154 и сл.). Волостными судьями могут быть и сплошь бывают неграмотные, невежественные и в нравственном отношении сомнительные лица. Избрание и увольнение их, а также назначение им содержания зависит от сходов. Апелляционная инстанция отсутствует, а кассационной являются мало компетентные в юридических вопросах съезды мировых посредников. Дела разрешаются обыкновенно по указаниям волостных писарей и старшин.
2. Закон 1889 г. упорядочил волостную юстицию и улучшил ее преимущественно с внешней стороны. Волостные судьи были подчинены надзору и дисциплинарной власти земских начальников и уездных съездов; эти же съезды сделаны ревизионной инстанцией. Волостным судьям и председателям их, назначаемым уездными съездами, определено жалование (Общ. пол. о крест., ст. 113 и сл.). Но с внутренней стороны отправление правосудия мало улучшилось. По-прежнему волостные судьи, обыкновенно неграмотные и темные люди, выбираемые сходами по указаниям волостных старшин, находятся под влиянием как этих лиц, так и в особенности волостных писарей, которые читают и толкуют законы и редактируют решения. Земские же начальники, пользуясь своею дисциплинарной властью над волостными судьями, нередко прямо приказывают им решать дела в определенном смысле и, в случае непослушания, подвергают их аресту.
3. Действительные улучшения сделал в устройстве волостных судов закон 1912 г. Он ввел для волостных судей обязательное требование грамотности; увеличил нравственный ценз; передал избрание судей особым избирательным собраниям; подчинил их надзору и дисциплинарной власти мировых съездов; увеличил им жалование; создал апелляционную инстанцию в виде верхних сельских судов и приобщил волостную юстицию к общей судебной системе путем подчинения ее мировым съездам, как кассационной инстанции (ст. 1 и сл. прил. к 2 ст. Учр. суд. уст.).
Предписав избирать волостных судей из числа грамотных лиц, достигших 30-летнего возраста, закон лишил права быть волостными судьями: 1) подвергшихся по приговору уголовного суда тюремному заключению или более тяжкому наказанию, а также состоящих под следствием и судом по обвинению в преступлении, влекущем за собою такое наказание, или не оправданных по обвинению в подобном преступлении; 2) отрешенных от должности по приговору уголовного суда или удаленных от должности по крестьянскому управлению в дисциплинарном порядке - в течение трех лет со времени наложения этих наказаний; 3) объявленных несостоятельными должниками; 4) евреев и 5) иностранно-подданных (ст. 5).
Кроме того, воспрещено совмещение должности волостного судьи с другими должностями по волостному или сельскому управлению (ст. 5, п. 5).
Выборы судей производятся следующим образом. Каждое сельское общество избирает особых выборщиков из числа своих членов, удовлетворяющих требуемым от волостных судей условиям, по такому расчету, чтобы на каждые сто дворов общества из первых двухсот дворов приходилось по одному выборщику и на каждую сотню последующих дворов еще по одному выборщику. Выборщики в заседании под председательством мирового судьи избирают из своей среды по большинству голосов на трехлетний срок председателя волостного суда, двух членов и двух кандидатов для замещения, в случае надобности, членов. Список избранных судей препровождается мировому съезду, который проверяет правильность производства выборов и, смотря по результату проверки, либо утверждает судей, либо не утверждает всех или некоторых, отменяет выборы и назначает новые выборы (ст. 6-8). Волостные суды разделяются министром юстиции по соглашению с министром внутренних дел на два разряда в зависимости от количества производящихся в них дел и местных условий. В судах первого разряда волостные судьи получают 120 руб. в год, а председатели 480 руб., в судах второго разряда - судьи 100 руб., а председатели - 300 руб. (ст. 15). Надзор за волостными судами принадлежит мировым судьям, а высший надзор за ними и за верхними сельскими судами - мировым съездам (ст. 41, 42). Дисциплинарная власть над волостными судьями предоставлена мировым съездам в качестве первой инстанции и палатам в качестве второй, причем те и другие должны руководствоваться при осуществлении ее теми правилами, которые установлены для производства дисциплинарных дел по отношению к членам общих и мировых судов, с незначительными изменениями (ст. 45-48). Апелляционной инстанцией служат верхние сельские суды, состоящие из председателей волостных судов под председательством мирового судьи (ст. 30).
4. Устройство волостных судов в прибалтийских губерниях сходно с тем, какое ввел закон 1912 г.
Наиболее существенные пункты различия состоят в том, что в прибалтийских губерниях волостные судьи избираются общими волостными сходами; что председатели судов избираются самими же судами из числа своих членов, обладающих определенным имущественным цензом; что председателем второй инстанции (верхнего крестьянского суда) является не мировой судья, а специально назначаемое министром юстиции лицо с образовательным и служебным цензом, требуемым от мировых судей, и что как волостные судьи, так и председатели верхних крестьянских судов пользуются несменяемостью в большей степени, нежели какие-либо иные судьи, за исключением сенаторов. Именно, они могут быть исключаемы из службы и отрешаемы от должности только по приговору уголовного суда (ст. 62 Вол. суд. уст.), а увольняемы в случае объявления их несостоятельными должниками и предания суду или осуждения за преступление, влекущее за собою наказание не ниже тюремного заключения (ст. 63).

_ 19. Адвокатура

Васьковский. Организация адвокатуры, 1893; Винавер. Очерки об адвокатуре, 1902; Марков. Правила адвокатской профессии в России, 1913; Гессен. Адвокатура. Общество и государство, 1915.

I. Личное ведение собственных судебных дел обыкновенно связано для тяжущихся, с одной стороны, с опасностью, с другой стороны, с неудобством. Опасность состоит в том, что тяжущийся легко может проиграть любое, даже вполне правое дело по недостаточному знанию гражданских законов и формальностей производства, а равным образом и по неумению отстаивать свои права на суде под влиянием робости или вследствие непривычки связно и толково излагать мысли. Поэтому для ведения сколько-нибудь сложного процесса тяжущимся нужна помощь сведущего в законах и опытного в судебных делах лица, которое поддержало бы их советом и словом, т. е. оказало бы им юридическую помощь, или правозаступничество.
С другой стороны, личное ведение судебных дел представляет немалое неудобство уже ввиду того, что тяжущиеся должны отрываться от обычных занятий для явки в заседания суда, нередко находящегося в другом городе или даже в другой губернии. Кроме того, как указано еще в Институциях Юстиниана, "болезнь, и возраст, и необходимое путешествие, и многие другие причины часто мешают вести дела лично". Существует, таким образом, потребность поручать исполнение необходимых процессуальных действий другим лицам, которые заменяли бы тяжущихся в процессе, т. е. потребность в судебном представительстве.
История свидетельствует, что правозаступничество появилось почти одновременно с судом, на самых низших ступенях культуры и первоначально в форме родственного и соседского; к защите интересов тяжущихся на суде допускались, прежде всего, родные, а затем соседи их. Так было в Древней Греции и в первое время существования Рима; следы этого встречаются также и в начальный период истории других стран (Англии, Германии, России). Чем больше развивается цивилизация, чем сложнее и разнообразнее становятся жизненные отношения и определяющие их нормы, тем настоятельнее делается потребность в особом классе лиц, который бы специально занимался изучением этих норм, давал гражданам юридические советы и помогал им вести судебные дела. Под влиянием этой потребности возникает особая профессия, которая получает название а д в о к а т у р ы, а лица, посвящающие себя занятию ею, - название а д в о к а т о в.
Судебное представительство возникло, подобно правозаступничеству, первоначально тоже в форме родственного или семейного представительства; на низших ступенях культуры повсюду господствовал принцип личной явки в суд, так как отвлеченное понятие представительства вообще недоступно для первобытного неразвитого ума, и только замена тяжущегося, почему-либо не могущего явиться лично в суд, его родственником, опекуном или супругом не вызывала недоумения и допускалась в виде изъятия. Но чем больше развивалась экономическая жизнь, чем интенсивнее становился гражданский оборот, тем больше давала себя чувствовать потребность в представительстве для заключения сделок и ведения судебных дел. Юридическая эволюция привела в результате к признанию свободы представительства и к образованию особого класса лиц, специально занимающегося ведением чужих судебных дел в качестве профессиональных поверенных, или ходатаев по делам (procuratores).
II. Вызванные к жизни разными потребностями, правозаступничество и судебное представительство различаются между собой как по юридическому характеру, так и по социальному значению.
Судебное представительство является, подобно маклерству, комиссионерству, агентуре, одним из видов общегражданского института представительства, и отношения между тяжущимся и его поверенным определяются по общим началам гражданского представительства. Замещая тяжущегося в процессе, поверенный служит интересам своего клиента и обязан всячески соблюдать их, как соблюдают маклеры, агенты и т. п.
Не таково положение адвоката, в смысле правозаступника. Он - не заместитель, а только помощник тяжущегося. Вместе с тем, разрабатывая юридическую сторону дела в судебных бумагах и речах, он является экспертом по юридической части и сотрудником судей.
Кроме того, на адвокате лежит еще одна высокая миссия.
В гражданском процессе борются между собою частные лица из-за своих частных интересов. Государство, как целое, не заинтересовано непосредственно в победе одного из них, и государственная власть не имеет поэтому основания вмешиваться в их борьбу; для нее важно только предотвратить самоуправство и насилие между гражданами, дав им возможность добиться защиты своих прав, если они захотят и сумеют сделать это. Для этого она должна организовать надлежащим образом судебные учреждения и создать класс специально подготовленных к ведению судебных дел лиц (адвокатов). Но на том и кончается ее задача. Остальное - дело самих спорящих сторон.
Иначе относится к исходу процесса общество. Для него важно, чтобы победила правая сторона и чтобы никакие посторонние обстоятельства не препятствовали этому. Если же правая сторона проигрывает дело только потому, что противник более сведущ в законах и более опытен в ведении дел, то каждому из членов общества грозит опасность попасть при случае в такое же положение, и все общество не может не испытывать чувства необеспеченности в своих правах. "Свобода в оборотах, нравственность народа и мир в семействах зависят от убеждения частных лиц в справедливом и быстром окончании процессов" (Миттермайер), а это убеждение подрывается каждый раз, когда правая сторона проигрывает дело. Здесь-то открывается для адвокатуры благородное поприще помочь своими знаниями и красноречием торжеству правой стороны. Выполняя такую миссию, адвокат является защитником не только частных интересов отдельного лица, но и интересов всего общества; он выступает в процессе не как представитель тяжущегося, а как представитель общественного интереса, действуя как бы по уполномочию общества. Он защищает индивидуальные права частного лица ввиду и во имя общественного блага.
III. Историческое развитие правозаступничества и судебного представительства пошло двумя путями. В одной группе государств они сохранились в обособленном виде до настоящего времени, в другой группе - соединились и слились в одну профессию. Первую группу образуют Франция, Англия, Бельгия и Испания. В этих странах лица, занимающиеся профессионально ведением чужих судебных дел, разделяются на два класса: на адвокатов (avocats, barristers, abogados) и поверенных, или стряпчих (avouйs, attorneys, procuradores). Адвокаты - это лица с высшим юридическим образованием, занимающиеся подачей гражданам юридических советов, сочинением для них важных судебных бумаг и произнесением в их защиту речей в заседаниях судов. Они - юрисконсульты и судебные ораторы, и ничего больше. Напротив, стряпчие, от которых требуется обладание практическими сведениями в праве, являются заместителями тяжущихся и исполняют вместо них всю остальную черную работу, необходимую при ведении судебных дел: они собирают и подготовляют фактический материал, разыскивают свидетелей и документы, подают и получают судебные бумаги, присутствуют в заседаниях судов, приводят в исполнение судебные решения и т. д. Таким образом, в этих странах адвокатура представляет собою либеральную профессию, аналогичную профессии врачей, архитекторов, инженеров и т. п.; судебное же представительство имеет характер чисто ремесленной деятельности и стоит наряду с маклерством, агентурой и другими видами посредничества.
Адвокатура считается свободной профессией, и доступ к ней открыт для всех, кто имеет необходимый образовательный ценз и незапятнанную репутацию; стряпчие состоят при судах в качестве низших чиновников судебного ведомства, подобных судебным приставам, причем во Франции и Бельгии число их ограничено комплектом для каждого суда, а перед допущением к практике требуется внесение денежного залога. Участие адвокатов в процессе необязательно; поэтому они могут отказываться от предлагаемых им дел без объяснения причин; тяжущиеся должны вести свои дела в коллегиальных судах через посредство стряпчих, которые, ввиду этого, имеют право отказываться от ведения дел только в особо указанных законом случаях. Адвокаты не считаются представителями клиентов, не получают от них доверенностей, не отвечают перед ними за свои советы и речи; стряпчие замещают тяжущихся в процессе, действуют на основании выдаваемого им клиентами полномочия и несут перед ними ответственность по общим правилам о представительстве. Адвокатская профессия считается в принципе безвозмездной, а гонорар рассматривается, согласно традиции, исходящей из республиканского Рима, как почетный дар, которого адвокат, подобно врачу священнику, не может выговаривать наперед и не вправе требовать судом; стряпчие получают вознаграждение по таксе, определяющей плату за каждое процессуальное действие, и имеют право взыскивать его в судебном порядке. Адвокатская профессия несовместима с исполнением обязанностей стряпчего, с участием в исполнении решений и конкурсном производстве, с коммерческой и посреднической деятельностью в качестве маклеров, агентов, факторов и т. п.; стряпчие могут заниматься всеми этими видами деятельности. Единственно, в чем одинакова организация сословия адвокатов и класса стряпчих, это - корпоративное устройство: как адвокаты, так и стряпчие разделяются на самоуправляющиеся коллегии, которые осуществляют дисциплинарную власть над своими членами под наблюдением судов. При этом английские адвокаты не составляют отдельного от магистратуры класса, а вместе с нею образуют одно сословие, имеющее общие органы самоуправления, ибо барристеры и высшие судьи, назначаемые из числа барристеров, всю жизнь продолжают быть членами той судебной корпорации, из которой вышли.
Не такова во многих отношениях организация адвокатуры в Германии, Австрии и большинстве других цивилизованных государств. Она основана на совмещении обязанностей правозаступничества и судебного представительства в руках одного класса лиц.
В Германии для принятия в число поверенных требуется такая же подготовка, как и для судей. Поверенные допускаются к практике при определенном суде (принцип локализации), но имеют право выступать в качестве правозаступников во всех германских судах. Поверенные образуют при судах второй инстанции самоуправляющиеся корпорации, именуемые адвокатскими камерами. Размер гонорара определяется договором между поверенным и доверителем, а за отсутствием такого договора - по установленной законом таксе. Но выговоренный адвокатом гонорар может быть по иску клиента уменьшен до соответствующего таксе размера, если суд найдет его чрезмерным. Дисциплинарный суд состоит из председателя совета, товарища его и трех членов совета, выбираемых советом. Апелляционной инстанцией является высший дисциплинарный суд, состоящий из председателя имперского суда, трех членов этого суда и трех поверенных, избираемых адвокатской камерой при имперском суде из своей среды.
Устройство австрийской адвокатуры представляет некоторые отличия от устройства германской, но только в деталях.
IV. Первая система принесла лучшие результаты, создав благоприятную почву для выработки более высокого социально-этического типа адвоката.
Во Франции и Англии адвокатура всегда стояла и теперь стоит выше, чем в германских государствах и в Австрии; она выставила несравненно больше выдающихся деятелей в области юридической науки, ораторского искусства, в рядах судебной магистратуры, на политическом поприще и в высших должностях государственной службы. Причиной этого является именно то обстоятельство, что в первых двух странах адвокатская профессия сохранялась в чистом виде.
В тех государствах, где адвокаты избавлены от ремесленной работы ходатая по делам, они являются только учеными знатоками права и судебными ораторами, преданными занятиям наукой, литературой и ораторским искусством. Не будучи представителями тяжущихся, не отождествляясь с ними, не неся перед ними ответственности за свои советы и судебные речи и не имея права ни выговаривать себе вознаграждения, ни требовать его судом, адвокаты указанных государств издавна прониклись взглядом на свою профессию, как на общественное служение, требующее упорного труда, бескорыстия и самоотверженности. Далеко не таков тип адвоката в государствах второй группы, где адвокаты являются и поверенными сторон. Как только к правозаступничеству присоединяется судебное представительство, призванное служить иным потребностям и требующее от занимающихся им лиц других качеств, адвокат неминуемо становится практическим дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявляет при устройстве материальных интересов своих клиентов. Само собою понятно, что он не может уже претендовать на то высокое доверие и уважение суда и общества, какими был окружен раньше, потому что "из-под его адвокатской тоги выглядывает портфель ходатая по делам" (Prischl).
V. В России, как и в других славянских государствах, адвокатура существовала издавна не в виде самостоятельной профессии, а в связи с судебным представительством и под его личиной: судебное представительство, вначале допускавшееся только по исключению для некоторых категорий лиц (детей, женщин, стариков, монахов, глухих), получило впоследствии свободное применение и обратилось в профессиональное занятие особого класса лиц, которые, будучи лучше других знакомы с нормами права и процесса, стали в то же время исполнять роль и правозаступников. Но никакой организации этот класс профессиональных поверенных не имел, так что до издания судебных уставов 1864 г. судебное представительство, соединенное с адвокатурой, продолжало оставаться абсолютно свободной профессией.
Отсутствие требования какого бы то ни было умственного и нравственного ценза, отсутствие всякой организации, всякого надзора и вдобавок письменный порядок судопроизводства, облеченный канцелярской тайной, привели к тому, что ведением судебных дел, которое состояло преимущественно в сочинении состязательных бумаг, стали заниматься прогнанные со службы чиновники и другие лица столь же сомнительной нравственности, успевшие каким-либо путем приобрести некоторое знакомство с законами. Преследуя свою выгоду и стремясь возможно больше запутывать и затягивать дела, они являлись главными виновниками процветания клауз и ябедничества, характеризующих дореформенное правосудие.
Составители судебных уставов хорошо понимали, что в интересах правильного отправления правосудия занятие адвокатурой не может быть предоставлено всем и каждому, а должно быть сосредоточено, по примеру западноевропейских государств, в руках отдельного класса лиц, обладающих таким же умственным и нравственным цензом, как судьи и прокуроры. С этой целью и было решено создать сословие присяжных поверенных. Но условия тогдашней жизни не позволили осуществить эти планы в полном объеме. Сознавая, что в первое время число лиц с требуемым для присяжных поверенных цензом будет крайне ограничено и что, таким образом, потребность населения в юридической защите останется в значительной степени неудовлетворенной, составители уставов решили предоставлять присяжным поверенным монополию ведения дел только в тех городах, где число их достигнет известного комплекта, а до этого времени дозволили заниматься ведением чужих дел в судах всем правоспособным гражданам за немногими изъятиями. Вследствие этого наряду с официальной присяжной адвокатурой не прекратила своей деятельности прежняя самозванная, закулисная адвокатура. Чтобы поставить предел ее размножению, был создан в 1874 г. институт частных поверенных, и право заниматься ведением гражданских дел предоставлено только присяжным и частным поверенным.
А. Присяжные поверенные. У с л о в и я д о п у щ е н и я. Лица, желающие вступить в ряды присяжной адвокатуры, должны быть русско-подданными, не состоять на государственной или общественной службе в каких-либо должностях, кроме почетных и бесплатных, и обладать определенным возрастным, нравственным и образовательным цензом. Возрастной состоит в достижении 25 лет от роду (ст. 355). Нравственный ценз - почти таков же, как требуется от судей.
Разница состоит в том, что судьями не назначаются лица, которые были присуждены к исключению из службы, тюремному заключению или более строгому наказанию, а также которые состоят под судом и следствием по обвинению в каком-либо преступлении или проступке (ст. 201), - для принятия же в сословие присяжных поверенных служит препятствием предание суду только за такие преступления, которые караются лишением или ограничением прав состояния, если дело не окончилось полным оправданием (ст. 355, п. 5 и 6, о. с. 15 N 15). Кроме того, присяжными поверенными не могут быть лица, которым закон воспрещает вести чужие судебные дела (см. _ 65).
Образовательный ценз слагается из высшего юридического образования и пятилетней практической подготовки, состоящей в такого рода деятельности, которая дает возможность приобрести практические сведения в производстве судебных дел, каковы: служба по судебному ведомству (ст. 354); занятия судебной практикой при присяжном поверенном в звании его помощника; ведение судебных дел в качестве юрисконсульта правительственного учреждения (о. с. 06 N 9), а также в качестве частного поверенного (о. с. 84 N 7).
О других условиях допущения в сословие присяжных поверенных закон умалчивает. Но само собою понятно, что в сословие не могут быть принимаемы лица, которые по состоянию своего телесного или душевного здоровья неспособны к исполнению профессиональных обязанностей, как, напр., слепые (о. с. 01 N 22), глухонемые, умалишенные.
П о м о щ н и к и п р и с я ж н о г о п о в е р е н н о г о. Большинство присяжных поверенных выходит из числа помощников. Но организация этого рассадника адвокатуры совершенно не определена законом, который ограничивается только указанием, что помощники присяжных поверенных "занимаются судебной практикой под руководством присяжных поверенных" (ст. 354). Составители судебных уставов считали невозможным дозволить помощникам присяжных поверенных самостоятельное ведение дел (объясн. к ст. 354); но Закон 1874 г. о частных поверенных разрешил помощникам записываться в частные поверенные и получать свидетельства на право заниматься судебной практикой (ст. 40617). Вследствие этого положение помощников приобрело двойственный характер. С одной стороны, они только кандидаты в адвокатуру, занимающиеся под руководством присяжных поверенных, а с другой стороны - настоящие адвокаты, конкурирующие с присяжными поверенными в качестве частных поверенных. С одной стороны, они, наравне с частными поверенными, подлежат дисциплинарному надзору и дисциплинарной власти судов (ст. 40613); с другой стороны, как младшие члены сословия присяжных поверенных, "состоят под ведением и ближайшим надзором их советов", которые имеют право привлекать их к дисциплинарной ответственности и подвергать дисциплинарным взысканиям (о. с. 80 N 6).
Принятие в помощники присяжных поверенных производится советом присяжных поверенных по тем же правилам, как и принятие в присяжные поверенные (о. с. 85 N 13, 12 N 4). Каждый помощник обязан приписаться к определенному присяжному поверенному, который становится его патроном и должен наблюдать за деятельностью помощника. Общий надзор за помощниками и определение порядка их делопроизводства и отчетности принадлежат советам (о. с. 94 N 14).
П р и н я т и е в ч и с л о п р и с я ж н ы х поверенных зависит от совета того округа, где желает поселиться кандидат, или, за отсутствием совета, от окружного суда.
Совет, обсудив все сведения о кандидате, какие найдет нужным, в том числе и о нравственных качествах и предшествующей деятельности его, удовлетворяет ходатайство просителя или отказывает в нем (ст. 380). В случае удовлетворения свидетельство совета представляется подлежащему окружному суду, который приводит вновь допущенного адвоката к присяге (ст. 381). По отношению к лицам нехристианских исповеданий Высочайшим повелением 1889 г. постановлено, что они могут быть допускаемы в число присяжных поверенных не иначе, как с разрешения министра юстиции, по представлениям совета или председателя суда, заменяющего совет (прим. к 380 ст.). На постановление совета об отказе в принятии по формальным причинам, т. е. ввиду того, что проситель не удовлетворяет указанным в законе условиям относительно подданства, ценза и несовместимости, допускаются жалобы в палату по общим правилам (ст. 376); но на отказ совета, основанный на неформальных причинах (на неблагоприятных сведениях относительно нравственных качеств просителя) жаловаться нельзя (о. с. 79 N 14, 81 N 33). Кроме того, судебная палата имеет право отменить постановление совета в порядке надзора, если усмотреть, что им принято в присяжные поверенные лицо, не обладающее необходимыми формальными условиями (о. с. 06 г. N 9).
К о р п о р а т и в н о е у с т р о й с т в о. Присяжные поверенные приписываются к судебным палатам (ст. 356), образуют при каждой палате особую коллегию и, если число членов коллегии не менее двадцати, входят в палату с просьбой о разрешении им избрать совет (ст. 358).
В 1875 году было временно приостановлено открытие советов в тех округах, где они не успели открыться, а в 1889 году точно так же приостановлено открытие новых отделений советов. Первое запрещение было отменено для некоторых округов в 1906 году, так что в настоящее время советы существуют в столицах, Харькове, Саратове, Казани, Одессе, Новочеркасске, Иркутске и Омске. Прим. 1 и 2 к ст. 357; прим. к ст. 366. В 1915 г. открыт совет в Киеве.
Если в каком-либо городе, в котором нет судебной палаты, имеют место жительства более десяти присяжных поверенных, то они могут, с разрешения состоящего при местной судебной палате совета присяжных поверенных, избрать из своей среды отделение совета при окружном суде, в таком составе и с теми из принадлежащих совету правами, которые будут им самим определены (ст. 366).
Председатель и члены совета избираются на один год (ст. 364).
Для действительности выборов необходимо присутствие не менее половины всех поверенных округа данной судебной палаты (ст. 359, 365; о. с. 07 N 10). Если в собрание явится их меньше, то назначается новое заседание, а если оно не состоится за отсутствием требуемого числа участвующих, то члены совета сохраняют свое звание еще на год (ст. 365).
Совету предоставлено: принятие в число присяжных поверенных и помощников присяжных поверенных (о. с. 85 N 13), дисциплинарный надзор за всеми ими, назначение поверенных для ведения дел лиц, пользующихся правом бедности или обратившихся к совету с просьбой назначить поверенного, определение размера гонорара по таксе в случае отсутствия соглашения между поверенным и тяжущимся и возникновения между ними несогласия, исполнение обязанностей дисциплинарного суда (ст. 367).
Надзор за деятельностью совета принадлежит той судебной палате, при которой он состоит, и все постановления совета, кроме подвергающих присяжного поверенного предостережению или выговору, могут быть обжалуемы этой палате в двухнедельный срок со времени их объявления (ст. 376).
В тех местностях, где нет совета или отделения его, их обязанности исполняет местный окружной суд (ст. 378).
Н е с о в м е с т и м о с т ь. Звание присяжного поверенного несовместимо с некоторыми видами общественной и частной деятельности. Закон упоминает прямо лишь о государственной и общественной службе, разрешая притом принимать в присяжные поверенные лиц, занимающих почетные и бесплатные общественные должности (п. 4, ст. 355).
В основе этого запрещения лежит общее соображение о том, что от лиц, состоящих на службе, "как подчиненных различным начальствам и несущим разные обязанности, нельзя ожидать ни той независимости, которая признается необходимой для присяжного поверенного, ни той свободы располагать своим временем, без которой невозможно исполнять многочисленные обязанности, соединенные со званием присяжного поверенного" (объясн. к 355 ст.). Толкуя 4 пункт 355 ст. в связи с преследуемой им целью, нужно признать, что присяжные поверенные не могут занимать даже почетных и бесплатных должностей в тех случаях, когда они налагают на них постоянные обязанности, отнимающие много времени, или ставят их в подчиненность другим властям, кроме сословных советов, каковы, напр., члена земской управы, не отказавшегося от вознаграждения за службу (о. с. 81 N 26). О частных занятиях, несовместимых со званием присяжного поверенного, закон умалчивает. Но так как органы дисциплинарного надзора "вправе следить за тем, чтобы деятельность присяжных поверенных соответствовала их значению и тому положению, в какое они поставлены законом" (о. с. 77 N 27), то советы присяжных поверенных могут и должны воспрещать поверенным такие занятия, которые, по их мнению, не соответствуют обязанностям адвоката и достоинству носимого им звания, каковы, напр., маклерство, комиссионерство (о. с. 77 N 27). Изложенные правила о несовместимости относятся в одинаковой мере и к помощникам присяжных поверенных (о. с. 96 N 40; 06 N 10).
П р а в а. Присяжные поверенные совмещают в своем лице правозаступников и судебных представителей. Они действуют на основании договора доверенности (ст. 390, 391) и вполне заменяют тяжущихся в процессе (ст. 249 Уст. гр. суд.). Они имеют право вести судебные дела во всех судебных учреждениях империи, кроме коммерческих судов, где могут выступать только лица, принятые в число присяжных стряпчих, и кроме волостных судов в местностях, где существуют земские начальники или введен закон 1912 г. (ст. 133 Общ. пол. о крест., ст. 66 прил. к 2 ст. Учр. суд. уст.): в этих волостных судах не допускаются профессиональные поверенные. Если присяжным поверенным приходится выступать в суде не того округа, к которому они приписаны, то они подчиняются дисциплинарной власти местного совета (ст. 384) или, за отсутствием там совета, - власти местного окружного суда (ст. 384).
Присяжные поверенные не пользуются монополией ведения гражданских дел. Не говоря уже о том, что сами тяжущиеся не лишены права лично вести свои дела (ст. 389), поверенными могут быть близкие родственники тяжущихся (их супруги, родители, дети), соучастники в тяжбе и заведующие делами тяжущихся (ст. 386) и, наконец, частные поверенные (ст. 4061). Помимо того, по делам, производящимся в мировых судах, допускаются к ходатайству все правоспособные граждане, за исключением перечисленных в 45 ст. Устр. гр. суд. лиц (см. _ 63), но не более чем по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа. При этом если мировой судья усмотрит, что кто-либо из таких лиц не соответствует условиям, требуемым от частных поверенных, то представляет об этом мировому съезду, который может воспретить этому лицу ведение чужих дел в данном округе (ст. 4061).
О б я з а н н о с т и присяжных поверенных, сверх вытекающих из договора доверенности, заключаются, согласно тексту адвокатской присяги, в том, что они должны "исполнять в точности и по крайнему своему разумению законы империи, не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям" (прил. к 381 ст.). Затем, присяжные поверенные обязаны бесплатно вести дела, поручаемые им в указанных законом случаях советами, судами и председателями судов (ст. 390 Учр.). Далее, закон воспрещает присяжным поверенным: 1) приобретать на свое имя или на имя подставных лиц права по судебным делам, которые они ведут (ст. 400 Учр.); 2) вести дела в качестве поверенных против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев (ст. 401); 3) быть поверенными обеих тяжущихся сторон или переходить, по одному и тому же делу, от одной стороны к другой (ст. 402); 4) разглашать вверенные им доверителями тайны не только во время производства дела, но и по окончании его (ст. 403).
Г о н о р а р присяжных поверенных определяется по соглашению между ними и клиентами, которое должно быть письменным (ст. 395). Существует и законная такса, имеющая двоякое значение. Суд руководится ею, во-первых, при исчислении количества издержек, подлежащих взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей, за наем поверенного и, во-вторых, при определении размеров гонорара поверенных в том случае, когда они не заключили письменного условия с клиентами (ст. 396).
Основным принципом при определении размера гонорара принята в этой таксе цена иска: за ходатайство по делу в двух инстанциях присяжный поверенный получает известный процент со всей исковой суммы. Притом, высота процента уменьшается с увеличением цены иска. По делам, не подлежащим оценке, и по охранительным размер гонорара определяется судом. За ведение дела в одной инстанции присяжный поверенный получает меньше. Точно так же уменьшается гонорар в случае проигрыша им дела (прилож. к 396 ст.).
О т в е т с т в е н н о с т ь. Присяжные поверенные подлежат троякой ответственности: уголовной, дисциплинарной и гражданской. Уголовному суду они предаются за умышленные действия во вред своим доверителям (ст. 405), т. е. наравне со всеми вообще поверенными, злоупотребившими данными им другими лицами полномочиями.
К числу таких "преступлений по доверенностям" Уложение о наказаниях относит: 1) злонамеренное превышение пределов полномочия и злонамеренное вступление в сношения или сделки с противниками своего доверителя во вред ему (ст. 1709), 2) злонамеренную передачу или сообщение поверенным переданных ему документов противнику своего доверителя (ст. 1710) и 3) злонамеренное истребление или повреждение, присвоение, утайку или растрату документов или имущества доверителей (ст. 1711). Кроме того, само собою понятно, присяжные поверенные подвергаются уголовному преследованию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц в судебных речах или бумагах (угол. 67 N 322; 68 N 629; 72 N 672 и др.).
Дисциплинарная ответственность присяжных поверенных распространяется на менее важные нарушения профессиональных обязанностей, которые не обложены уголовными наказаниями, а также на всякие вообще противные нравственности, предосудительные и не соответствующие достоинству адвокатского звания поступки (о. с. 70 N 5, 80 N 5, 03 N 2).
Гражданская ответственность присяжных поверенных состоит в обязанности возмещения убытков, причиненных клиентам, во-первых, перечисленными выше преступлениями (ст. 1709-1711 Улож. о нак.) и, во-вторых, вообще небрежным исполнением своих обязанностей, как-то: пропуском процессуальных сроков и нарушением установленных законом правил и форм производства (ст. 404 Учр. суд. уст.).
Дисциплинарная ответственность имеет совершенно самостоятельное значение, и никакой зависимости между нею и гражданской или уголовной нет. Но когда возбуждается против присяжного поверенного уголовное преследование, то об этом должно быть сообщено совету, который имеет право, если признает нужным, временно воспретить обвиняемому практику и даже исключить его из сословия, по рассмотрении вопроса в порядке дисциплинарного производства, причем постановление совета подлежит обжалованию в палату (о. с. 07 N 25).
Д и с ц и п л и н а р н о е п р о и з в о д с т в о начинается как по непосредственному усмотрению совета, в силу принадлежащего ему надзора за деятельностью присяжных поверенных (о. с. 80 N 5), так и по жалобам частных лиц (о. с. 81 N 24), по сообщениям судебных учреждений, прокуратуры и других органов государственной власти. Уездным съездам предоставлено специальным законом право, в случае замеченных ими неправильных и предосудительных действий присяжных поверенных при ведении дел в судебно-административных учреждениях, сообщать об этом прокурорам окружных судов и, до окончания возбужденного дисциплинарного производства, воспрещать им ходатайство по делам в данном уезде (ст. 9 Прав. произв. суд. д.).
Присяжные поверенный, привлеченный к ответственности, приглашается дать объяснение к известному сроку. Если он не представит объяснения или не явится в заседание совета без уважительной причины, то совет постановляет приговор на основании имеющегося у него материала (ст. 372). Но от совета зависит признать неявку обвиняемого или непредставление им объяснения извинительными и отложить рассмотрение дела (ст. 373). Дисциплинарными наказаниями являются: предостережение, выговор, запрещение практики на время не свыше одного года и исключение из числа присяжных поверенных (ст. 368). Кроме того, совет может возбуждать вопрос о предании присяжных поверенных уголовному суду (ст. 368, п. 5). Присяжный поверенный, который дважды был приговариваем к временному запрещению практики, подлежит в том случае, если он в третий раз совершит проступок, заслуживающий, по мнению совета, такого же наказания, исключению из числа поверенных (ст. 369). Для действительности приговоров совета необходимо участие в заседании не менее половины его членов. При равенстве голосов голос председателя дает перевес. Запрещение практики и исключение из сословия могут быть налагаемы только большинством двух третей голосов присутствующих в заседании членов совета (о. с. 77 N 36).
Все приговоры совета сообщаются прокурору подлежащей палаты (ст. 370). Прокурор может опротестовать каждый приговор, а обвиняемый адвокат - только такой, которым он присужден к запрещению практики или исключению из сословия (ст. 376). Протесты и жалобы приносятся подлежащей судебной палате в двухнедельный срок (ст. 376). Палата перевершает дела, руководствуясь правилами, установленными для дисциплинарного производства в судебных учреждениях (о. с. 79 N 61; 86 N 5 и др.). Определения палаты окончательны (ст. 377) и не подлежат обжалованию в кассационном порядке (о. с. 86 N 7), но на них можно жаловаться в порядке надзора соединенному присутствию 1-го и кассац. департаментов Сената (о. с. 07 N 25). Возможна также подача просьбы о возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам (о. с. 02 N 15).
Б. Частные поверенные. Другой класс профессиональных адвокатов образуют частные поверенные. Они состоят при коллегиальных судах первой и второй инстанций (мировых и уездных съездах, окружных судах и судебных палатах). Желающий быть принятым в число частных поверенных должен удовлетворять следующим условиям: 1) получить высшее юридическое образование в России, или иметь свидетельство другого суда на право ходатайства по делам, или удостоверить судебное учреждение, при котором намеревается практиковать, в своих юридических познаниях (ст. 4066), т. е. выдержать испытание, объем и порядок которого определяются самим судом, 2) не принадлежать к лицам, которые правилом ст. 246 Уст. гр. суд. лишены права ходатайствовать в судах (см. _ 63), и 3) быть благонадежным в нравственном отношении (ст. 4067).
Кроме того, не могут быть частными поверенными женщины (ст. 40619). К этим требованиям Сенат, распространяя на частных поверенных, по аналогии, правило, установленное по отношению к присяжным поверенным (2 и 4 п. 355 ст.), добавил еще два: 1) быть русским подданным (о. с. 81 N 2) и 2) не состоять на государственной или общественной службе (о. с. 90 N 33; 99 N 22).
Суд имеет право отказать в принятии в число частных поверенных не только ввиду несоответствия кандидата формальным условиям, определенным в законе, но и по неформальным причинам, т. е. по нравственной неблагонадежности просителя (о. с. 75 N 51). В первом случае постановление суда должно быть мотивировано и подлежит обжалованию в двухнедельный срок в судебную палату (ст. 40614), а во втором случае суд не только может, но и должен воздержаться от мотивировки, заключающей в себе неодобрительное суждение о нравственных качествах кандидата (о. с. 80 N 16; 79 N 76), и постановления его окончательны (о. с. 80 N 16). Относительно приема в частные поверенные лиц нехристианских вероисповеданий требуется каждый раз особое разрешение министра юстиции (прим. к ст. 4067). Одно и то же лицо может состоять частным поверенным при нескольких судебных учреждениях сразу. Но каждое судебное место разрешает вопрос о допущении его совершенно самостоятельно, не стесняясь постановлением другого суда (о. с. 80 N 18, 22) и вместе с тем не повторяя раз выдержанного экзамена (ст. 4066). Лица, допущенные в число частных поверенных, должны для того, чтобы иметь право практиковать, взять от допустившего их суда свидетельство, оплачиваемое особым сбором в размере 40 руб. в год, если его выдает съезд, и 75 руб., если его выдает окружной суд или палата (ст. 4069).
Если лицо, принятое в частные поверенные, не взяло свидетельства или не возобновило его по истечении года, то считается выбывшим и может быть вновь зачислено с соблюдением общих правил приема, так что суд вправе отказать ему как по формальным, так и по неформальным причинам (о. с. 80 N 4; 81 N 51; 82 N 33).
Деятельность поверенных локализована: они могут ходатайствовать только в том судебном месте, которое выдало им свидетельство (ст. 4062), за исключением двух случаев: 1) поверенные, имеющие свидетельство от мирового съезда, могут ходатайствовать и по делам, производящимся у мировых судей (ст. 4063), и 2) поверенные, получившие свидетельство от съезда, окружного суда или палаты, имеют право ходатайствовать в Сенате, и не только по тем делам, которые вели в низших инстанциях (ст. 4064), но и по всем другим (гражд. 78 N 192, 08 N 31).
Вознаграждение частные поверенные получают по правилам, установленным для присяжных поверенных (ст. 40616).
Обязанности частных поверенных вытекают из договора доверенности. Адвокатской присяги они не приносят; об их профессиональных обязанностях закон не упоминает.
Но эти пробелы восполнены Сенатом, который, исходя из "однородности деятельности присяжных и частных поверенных" (о. с. 80 N 29; 81 N 2), признал "однородность гарантий, установленных законом против неблаговидных действий поверенных" (гражд. 91 N 85), и распространил на частных поверенных запрещение приобретать права по тяжбам своих доверителей (гражд. 91 N 85). На том же основании следует также признать, что частные поверенные обязаны хранить профессиональную тайну, не быть одновременно поверенными обеих тяжущихся сторон и вообще соблюдать правила профессии, которые установлены законом (ст. 400 и сл. Учр.).
Уголовная и гражданская ответственность частных поверенных определяется общими для всех вообще действующих на основании договора доверенности лиц.
Дисциплинарная власть над частными поверенными принадлежит тем судам, при которых они состоят (ст. 40613). Поводом к возбуждению дисциплинарного производства служат "неправильные и предосудительные действия" (ст. 40613), т. е. не только нарушения профессиональных обязанностей, но и поступки, противные нравственности (о. с. 78 N 20; 81 N 49), совершенные как по получении звания частного поверенного, так и до этого (о. с. 81 N 49). При рассмотрении этих дел суды руководствуются общими правилами дисциплинарного производства (о. с. 76 N 11; 81 N 48). К производству суды приступают или по собственному усмотрению, или же по предложению членов прокуратуры (ст. 40613) и могут налагать на виновных те же наказания, какие советы присяжных поверенных налагают на членов своего сословия (ст. 40613). На постановление о наложении двух тягчайших наказаний (запрещения практики и исключения из числа поверенных) допускается апелляция в суды высшей инстанции, которыми для съездов и окружных судов служат судебные палаты, а для палат - Сенат (ст. 40614). Кассационные жалобы не принимаются (о. с. 86 N 7). Министру юстиции предоставлено, кроме того, право воспрещать частным поверенным ходатайство по судебным делам за предосудительный образ действий (ст. 40615).
Изложенные правила о частных поверенных при мировых и общих судах распространены и на частных поверенных при уездных съездах с незначительными изменениями.

Отдел II. Исковое производство

Часть общая

Глава I. Принципы процесса

Нефедьев. Основные начала гражданского судопроизводства, 1895; Яблочков. К учению об основных принципах гражданского процесса (в Сборнике в память Шершеневича, 1915).

_ 20. Понятие и постулаты искового производства

Гольмстен. Правда и милость в гражд. суде (в "Юридич. исследованиях и статьях", 1894); Гордон. Правда и скорость в гражд. процессе (Вест. Права. 1909. N 1).

Как было изложено в _ 1, сущность искового судопроизводства состоит в проверке гражданскими судами правомерности юридических требований, заявляемых одними лицами по отношению к другим.
1. Гражданский процесс представляет собой проверку, т. е. деятельность, совокупность действий, направленных к определенной цели, производство (Verfahren, procйdure).
2. Проверка требований производится судами, т. е. специальными органами государственной власти. Исключение составляют случаи так наз. третейского суда, когда споры между гражданами по поводу их взаимных требований передаются ими на разрешение посредников. Но к этим случаям не применяются общие правила искового производства.
3. В порядке искового судопроизводства поверка и установление требований производятся гражданскими судами. Однако гражданским судам предоставлено право проверять не все юридические требования: наряду с ними проверкой требований занимаются уголовные суды и органы общей администрации. Но эти учреждения не руководствуются правилами гражданского процесса: уголовные суды применяют правила уголовного судопроизводства; административные органы действуют на основании особых законов.
4. В исковом порядке производства подлежат проверке требования, заявленные одними лицами против определенных других лиц. Суд рассматривает юридические отношения между ищущими его содействия (истцами) и другими, призванными к ответу лицами (ответчиками). Отсюда - двусторонность гражданского процесса: всегда имеются две стороны с противоположными интересами.
Если в действительности противной стороны в некоторых случаях нет, то она искусственно создается. Так, в делах о признании законности рождения роль ответчика, при отсутствии родителей, к которым мог бы быть предъявлен иск, исполняется прокурором (ст. 1343 Уст. гражд. суд.). В других случаях, когда, напр., ответчик умер, а наследники еще не приняли наследства, для ответа по иску назначается опекун (ст. 751 и 752).
II. При обзоре гарантий правильного отправления правосудия (см. _ 4) было указано, что к числу их принадлежит также рациональная организация порядка судопроизводства. И действительно, недостаточно создать хороший судейский персонал; нужно еще обставить деятельность судей такими условиями, которые, с одной стороны, давали бы им возможность правильно разрешать дела, а с другой стороны, обеспечивали бы тяжущихся от их произвола.
Некоторые принципы рационального судопроизводства предопределяются самою сущностью искового процесса - в том смысле, что их нельзя заменить какими-либо иными, не извращая сущности и задач этого процесса. Установить прочие принципы можно, исходя из постулатов процесса, т. е. из тех основных требований, которым должно удовлетворять рациональное судопроизводство.
Несомненно, что главное требование заключается в том, чтобы он обеспечивал постановление судами правильных решений. Правильность судебного решения состоит в соответствии его, с одной стороны, действительному смыслу юридических норм, а с другой стороны - фактическим обстоятельствам каждого разбираемого дела. Первое требование можно назвать постулатом правомерности, второе обыкновенно именуется постулатом материальной правды (15 N 38).
Оба эти постулата вытекают из самой сущности права и суда. Законодатель стремится к осуществлению справедливости и устанавливает нормы, которые, по его убеждению, справедливо регулируют отношения между гражданами. Суд - не что иное, как уста закона, а потому и он должен преследовать ту же цель. Но решения суда могут быть справедливы только при том условии, если вполне соответствуют как истинному смыслу юридических норм, так и фактическим обстоятельствам каждого отдельного случая, к которому эти нормы применяются.
Постулату материальной правды противоположен постулат или (как обыкновенно выражаются) принцип формальной (юридической) правды, заключающийся в том, что суд должен применять законы к фактическим обстоятельствам разрешаемых дел не в том виде, какой эти обстоятельства имеют в действительности, а в том виде, как они могут быть установлены судом на основании приведенных сторонами данных и при помощи предписанных законом правил оценки доказательств. Приверженцы постулата формальной правды упускают из внимания, что предоставление сторонам собирания и приведения фактического материала и установление в законе правил оценки доказательств преследуют опять-таки лучшее достижение материальной правды. См. _ 25 и 30. Если материальная правда не всегда достигается, тем не менее, она не перестает быть целью процесса.
Другое требование, которое должно быть предъявлено гражданскому процессу, состоит в удобстве его для тяжущихся и судей. Порядок судопроизводства должен быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее, и в то же время, чтобы суд, к которому гражданин обратился, был в состоянии без излишней затраты труда удовлетворить его требования. Чем короче и легче путь от предъявления иска до судебного решения, тем процесс совершеннее.
Удобство производства имеет по сравнению с правильностью решений второстепенное значение. Процесс, в котором дела разрешались бы скоро и легко, но неправильно, не представлял бы для граждан никакой ценности. Они всячески избегали бы обращения к суду и прибегали бы к другим способам разрешения споров: третейским судам, мировым сделкам, самоуправству.
Требование удобства процесса представляет собою применение к области процесса общего начала политической экономии: с наименьшими усилиями достигать наибольших результатов. Поэтому его вполне уместно назвать постулатом процессуальной экономии.
Процессуальная экономия может выражаться, во-первых, в сбережении времени, или быстроте, во-вторых, в облегчении труда, или простоте, и, в-третьих, в уменьшении расходов, или дешевизне производства.

_ 21. Диспозитивность

Гольмстен. Состязательное начало (в "Юридических исследованиях", 1894).

Отличительная черта гражданских прав состоит в том, что они предоставлены в полное распоряжение своих обладателей. Граждане пользуются в области своих частных отношений автономией, ограничиваемой законом только в виде изъятия, в немногих случаях.
Каждый волен осуществлять свое частное право или не осуществлять, сохранять его за собою или отрекаться от него, требовать признания его обязанными лицами или мириться с неисполнением ими соответствующих его праву обязанностей. Государство нисколько не заинтересовано в том, чтобы домохозяева взимали наемную плату с квартиронанимателей, а не позволяли им жить в своих домах даром; чтобы литераторы получали гонорар от издателей журналов, а не сотрудничали безвозмездно; чтобы наследники принимали оставленное им наследство, а не отрекались от него. Кто хочет осуществить свое право, должен сам заботиться об этом (vigilantibus jura scripta sunt).
Из этой частноправовой автономии вытекают по отношению к процессу следующие последствия.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 13 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>