<< Предыдущая

стр. 2
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ратическому подходу к экономике, он доказан опытом развития прежних эконо-
мических систем в новейшей истории экономики. По мере развития экономичес-
ких систем происходило освобождение производственных возможностей челове-
ка от естественных, рабовладельческих, сословных ограничений. Развитие
Часть III. Теоретические основы национальной экономики
406

экономических систем во все большей степени создавало условия для проявления
всеми членами общества своих возможностей. Личность производителя постепен-
но освобождалась от опеки господствовавшего в период капитализма XIX—XX вв.
принципа оценки ее по капиталу, о чем свидетельствует^многообразие новых спо-
собов решения социальных проблем в развитых капиталистических странах (бес-
платность образования, развитие системы социального обеспечения). Особой ис-
торической попыткой решить общецивилизационную задачу создания социально
устроенного общества был опыт построения развитой системы социальных гаран-
тий в СССР и бывших социалистических странах. Другими словами, социальное
благополучие, социально-устойчивое положение граждан в начале XXI в. стано-
вится столь же активным и самостоятельным фактором экономического разви-
тия, как труд, капитал, технология, предпринимательство. Практический опыт
функционирования современных экономических систем показывает, что во вто-
рой половине XX в. в мире сформировались особые национальные модели обес-
печения социальной устойчивости общества. Социальное благополучие всех чле-
нов общества — важнейшая составляющая часть и признак, доминанта современ-
ной развитой экономики в начале XXI в.
Из сказанного следует, что переходная экономика России в поисках нацио-
нального своеобразия своей экономической системы не может и не должна ока-
заться вне путей реализации общемировых тенденций к справедливому социаль-
ному устройству. Попытки упростить проблему, рассмотреть содержание социаль-
но-экономической ориентации переходной экономики лишь через призму общего
элемента переходной системы — рыночных отношений — противоречат и обще-
мировым тенденциям.
Четвертое. Экономика современных государств — это открытая экономика.
Подобная тенденция настойчиво проявляла себя на протяжении всей истории раз-
вития различных государств, однако лишь в XX в. она стала господствующей во
внешнеэкономической деятельности. Причины открытости экономики вытекают
из ее рыночной основы, в соответствии с которой в конкурентные отношения на
мировых рынках вступают не только отдельные государства, но и все основные
субъекты экономики. Открытость экономики во все большей степени сопровож-
дается интеграционными процессами, что создает новые возможности для взаи-
мопроникновения внутренних рынков различных государств, свободного движе-
ния ресурсов между ними. Опыт развития социалистических государств показы-
вает, что игнорирование данной тенденции ведет к потерям эффективности,
ослаблению конкурентных стимулов для собственного производства. Вместе с тем
в XX в. подтвердилось и то, что экономика той или иной страны не существует вне
национальных границ и воспроизводство всегда осуществляется как национальное
воспроизводство. Следовательно, перед переходными экономиками возникает
сложная проблема формирования открытой экономики и одновременно поиска
модели национального воспроизводства.
Вышеперечисленные тенденции развития экономики в XX в. стали возмож-
ны благодаря преобразованиям в технологической основе экономики, а именно
переходу от индустриального к постиндустриальному развитию. Он характеризует-
ся вытеснением старых, основанных на машинной технике, технологий и появле-
нием новых. Развитие биотехнологий, информатизация, бурный прогресс микро-
электроники и компьютерной техники, опережающее развитие наукоемких отрас-
лей, высоких технологий, изменение традиционных представлений об
эффективном производстве, опережающий рост сферы услуг, новые экологичес-
кие требования к производству и жизни общества — эти и другие процессы стали
признаками современной экономики.
Глава 38. Принципы анализа и особенности
407
национальной экономики России

На данной основе развиваются и новые тенденции в ключевых отношениях
экономической сферы — собственности, распределения и т. д. На новой техноло-
гической базе формируется многообразие форм собственности с явной тенденцией
к приоритетному развитию ассоциативных, комбинированных и смешанных форм, а
также широкому распространению новых форм распределения, основанных на
участии граждан в управлении деятельностью экономических единиц и более спра-
ведливом доступе к собственности.
Современная экономика показывает, что сложившиеся тенденции приобре-
ли устойчивый, закономерный характер. Вместе с тем эти тенденции по своему
содержанию, формам действия и последствиям противоречат друг другу. Развитие
рынка вступает в противоречие с существующими масштабами регулирования эко-
номики со стороны государства. Реализация тенденций социально-устойчивой
экономики требует большего перераспределения ресурсов и государственного ре-
гулирования, что противоречит частным интересам капитала, базовым принци-
пам рынка. Открытость экономики постоянно должна соизмеряться с интересами
отечественных товаропроизводителей. Эти и другие противоречия свидетельству-
ют о том, что их взаимное согласование становится одной из важнейших функций
современного государства. Учет этих противоречий в конкретных условиях того
или иного государства ведет к созданию определенной модели смешанной эконо-
мики.
Таким образом, во второй половине XX в. в развитых государствах сформи-
ровался новый, присущий XXI в. тип экономических систем — смешанная эконо-
мика, которая сочетает в себе, в различных формах и соотношениях, разнородные
типы экономических отношений. В развитых странах этот тип экономической си-
стемы стал преобладающим. Формирование новой модели экономической систе-
мы России, следовательно, — это формирование национальной модели смешанной
экономики, реализующей прогрессивные тенденции экономического развития и
соединяющей эти элементы (параметры) в сочетании, присущем только экономи-
ке России.

Объективные Перед российским обществом, переживающим сей-
основы специфики час глубокую трансформацию, со всей остротой сто-
российской ит вопрос о перспективах переходного трансформа-
экономики ционного процесса, о его сопряженности не только
с общемировыми тенденциями развития, но и с са-
мобытными ценностями российского общества. В связи с этим возникает вопрос
о содержании и глубине российской специфики, о ее влиянии на преобразова-
тельные процессы в стране.
Опыт всех российских реформ убедительно показывает, какова цена невни-
мания к специфическим национальным особенностям. Попытки форсированно-
го продвижения к той или иной заранее избранной модели становились одной из
причин половинчатости российских реформ, приводили к смене реформ контр-
реформами. Напротив, история целого ряда других стран показывает, насколько
эффективным и перспективным оказывается путь, увязывающий общие тенден-
ции мирового развития с национальными особенностями.
Конечно, было бы утопией и регрессом сохранять под флагом российской спе-
цифики отсталые и неэффективные формы, отгораживаться от прогрессивных сто-
рон мирового социально-экономического развития. Однако не перспективна и то-
тальная универсализация российского развития. Многовековая история России по-
казала, что многочисленные неудачи проводившихся в стране реформ были во
многом расплатой за игнорирование национальных российских особенностей.
Часть III. Теоретические основы национальной экономики
408

В России действует целый ряд устойчивых факторов (притом во многом уни-
кальных), которые оказывают существенное воздействие на экономическую сис-
тему страны. Постоянный, долговременный характер этих факторов позволяет
считать их объективными основаниями специфики российской экономики.
Природно-климатический фактор. Суровые условия на большей части терри-
тории страны, разнообразие зон, неустойчивое^ погоды и т. п. Экономическими
следствиями этого являются неприемлемость однообразных, стандартных форм
хозяйствования, повышение энергоемкости и в целом ресурсоемкое™ производ-
ства, снижение производительности труда и конкурентоспособности продукции,
необходимость больших резервов (ресурсных и продовольственных) и экономи-
ческой поддержки многих регионов.
Экономико-географический фактор. Огромные расстояния, континенталь-
ность территории, удаленность и труднодоступность основных сырьевых центров
и т. п. Экономическими следствиями этого являются высокие транспортные из-
держки, снижение конкурентоспособности продукции, опасность экономической
и политической дезинтеграции, разрыв единого экономического пространства.
Геополитический фактор. Самые протяженные границы в мире, наличие яв-
ных и потенциальных угроз, геополитическая уязвимость территории, необходи-
мость сохранения сильных политических позиций в мире обусловливают более
высокий уровень затрат на охрану границ и оборону и, как следствие этого, на
развитие военно-промышленного комплекса; необходимость быстрой мобилиза-
ции ресурсов в острых ситуациях; особо внимательное отношение к проблемам
экономической и научно-технической безопасности страны.
Социокультурный (цивилизационный) фактор. Важное место в системе ценно-
стей российской цивилизации занимают следующие исторически сформировав-
шиеся ценности: комплексное социо-духовно-экономическое восприятие явле-
ний, важная роль духовного начала в соотношении с узкоматериальным, коллек-
тивизм, государственничество, острое восприятие социальной несправедливости,
патернализм, надежда людей на социальную защиту. Социально-экономически-
ми следствиями этого являются меньшая (по сравнению с Западом) рациональ-
ность поведения, более сложная система мотиваций и стимулов (по сравнению с
типичным «экономическим человеком»), неприемлемость резкой социальной
дифференциации, развитие коллективных форм собственности и хозяйствования,
более весомая роль государства в социальной защите населения и в экономичес-
кой жизни.
При этом российские социокультурные ценности не оторваны от перечис-
ленных ранее объективных факторов национального развития, а выступают также
объективным общественным фоном их реализации, что находит отражение в ус-
тойчивых исторически обусловленных традициях.
С давних времен российская духовная и общественная мысль ориентирова-
лась в направлении традиции многомерного понимания мира.
Еще с Сергия Радонежского на базе русской ветви православия получил осо-
бое почитание культ Троицы, который в более позднее время в российской фило-
софской мысли оформился в «диалектику троичности» (Н. Бердяев, С. Булгаков,
А. Лосев). В отличие от одностороннего монизма и жесткого дуализма она симво-
лизировала собой идею консолидации и согласия, взаимосвязи прошлого, настоя-
щего и будущего, единства многообразного. Предполагалось, что через третью сто-
рону целого противоположные стороны как бы находят для себя точку опоры и
примирения. Эти стороны чаще всего принимали форму надэкономического по-
люса («духовного» или «державного»). Троичная форма миропонимания способ-
ствовала формированию идей «более сложного общества», «общества цветущей
сложности», многосекторного общества (К. Леонтьев, Н. Чернышевский, А. Чуп-
Глава 38. Принципы анализа и особенности 409
национальной экономики России

ров и др.), которые в России стали возникать раньше, чем западные теории сме-
шанной экономики.
Таким образом, российская духовная традиция в значительной мере ориен-
тирована на многомерное восприятие мира, на его многосторонность, на его со-
четание с духовным измерением, на несводимость мира к узкоэкономическим ко-
ординатам. Этой традиции также способствует усиление влияния православных
ценностей наряду с другими религиозными верованиями, составляющими духов-
ный базис российской государственности. Данная традиция органично вплетает-
ся в новейшие достижения и открытия науки и общественной жизни. В современ-
ных условиях формирования сложных, многоукладных смешанных экономик об-
ращение к этой традиции, ее возрождение перспективно и плодотворно.
Российская традиция исторически была тесно связана с особой ролью государ-
ства, особенно в периоды реформации. В России государство никогда не понима-
лось лишь как орган управления — оно всегда мыслилось в широких координатах
духовных, социальных и экономических ценностей. Этот образ государства не-
редко эксплуатировался в России разного рода авторитарными режимами, отчего
и сформировался расхожий поверхностный стереотип о российской тоске по
«сильной руке». Однако история показывает, что как только государство жестко
соединялось с какой-либо одной частью общества, противостоя другим (т.е. когда
за патриотической фразеологией самодержавия открылась его слитность с крепо-
стничеством, а позднее с «диким капитализмом», и когда за социалистической
фразеологией нового режима открылась его слитность с бюрократической эли-
той), возникали настроения недоверия к государственным структурам, что, в ко-
нечном итоге, приводило к их разрушению. Это важная особенность российского
общественного поведения, не вписывающаяся в известный постулат о взаимосвя-
зи базиса и надстройки, а питающаяся во многом своеобразными духовными кор-
нями. Она имеет отношение и к сегодняшнему дню: для обеспечения широкой
поддержки рыночных реформ необходимо, чтобы государство реально выступало
в качестве верховного социального арбитра и гаранта определенного уровня со-
циального положения народа и не отождествлялось с враждебной силой, срос-
шейся со слоем нуворишей, коррупционеров, дельцов спекулятивного капита-
ла и т. п.
Традиции российского «государственного строя», ментальность «государ-
ственничества» могут эффективно соединиться с потребностями современного
социально-экономического развития и выхода страны из кризиса. При этом идею
сильного государства не следует понимать как попытку недопущения в России
гражданского общества и усиления авторитарно-бюрократических форм. Речь идет
лишь о необходимости учета «государственных особенностей», о специфической
форме перехода к гражданскому обществу, об особенностях будущей модели пос-
леднего в России. Более опасно для национальной специфики формальное граж-
данское общество, которое будет отличаться резкой социальной дифференциаци-
ей, антагонизмами и всевластием нескольких экономико-политических кланов и
групп.
Важно, что идея сильного государства в России всегда сочеталась с достаточ-
но широким демократизмом и автономностью на уровне первичных звеньев об-
щества. Это находило с&ое выражение в общинном самоуправлении, значитель-
ной роли земств, большом региональном разнообразии хозяйственных и иных
форм, сравнительно развитых региональных рынках и т. п., а также в бытовом де-
мократизме. Складывалось (хотя далеко не всегда последовательно, чаще всего
противоречиво) своего рода разделение функций между первичным уровнем жиз-
недеятельности людей и государством, обеспечивающим защищенность и устой-
Часть III. Теоретические основы национальной экономики
410

чивость общества. И в условиях текущего переходного периода сильная роль госу-
дарства должна сопровождаться повсеместным развитием и укреплением самоуп-
* j
равленческих начал.
Одной из важнейших особенностей российской общественной жизни можно г
считать сильную социальную традицию. Она нашла с^ое выражение в обостренном
чувстве социальной справедливости у людей, искании абсолютного добра и исти-
ны, тяге к коллективным формам собственности и хозяйствования, социальном
патернализме, важной роли социально-духовных стимулов к труду и в целом на-
дэкономических факторов деятельности, ориентации на общественный идеал жиз-
неустройства и т. п.
Безусловно, все эти характеристики не оставались неизменными, они эво-
люционировали в ходе развития российского общества. Более того, набирали силу
и противоположные тенденции, основанные на частнособственнических и инди-
видуальных принципах. Но тем не менее социальная доминанта никогда не ухо-
дила из глубин российской жизни.
В формировании этой традиции, очевидно, существенную роль играли при-
родно-исторические и экономико-географические обстоятельства. Обширность
неосвоенных территорий, суровость природы, ярко выраженная сезонность хо-
зяйственных работ, удаленность от мировых экономических центров и торговых
путей и проч. способствовали формированию на Руси коллективных форм орга-
низации труда, отношений взаимопомощи и сотрудничества, таких человеческих
качеств, как терпение, великодушие, доброта, справедливость, неприятие грубой
материальности.
Значительную роль сыграл духовно-религиозный фактор, связанный с утверж-
дением на Руси православия. И его особая русская ветвь, вобравшая в себя исто-
рические и национальные особенности народного духа и не подвергшаяся секуля-
ризации в угоду рационально-экономическому индивиду, развивала и укрепляла
социальные и духовные основы жизнеустройства и мировосприятия, поскольку в
сильной степени ориентировала на любовь к ближнему, на согласие и общность
людей, на высокий общественный идеал.
Важное значение в формировании российской социальной традиции игра-
ла община. Сельское земледельческое общество существовало на Руси в той или
иной форме с ранних пор, сохраняя удивительную живучесть и в докрепостной
период, и во времена крепостного права, и после его отмены. Характеристики
российской поземельной общины достаточно известны. Особо следует отметить
ее социальность, выраженную в коллективизме отношений, самоуправлении, спра-
ведливости и т.п.
: ,, Итак, целый комплекс факторов лежал в основе формирования в России силь-
ной социальной традиции, несмотря на ее серьезнейшие искажения. Особенность
России — не в существовании традиции как таковой и национальной специфики
(они признаются и учитываются и в других странах), а в том, что российская тра-
диция социальна.
Российская социальная традиция самобытна. Она базируется на специфичес-
ких российских факторах, их многообразии и переплетении. Самобытность этой

<< Предыдущая

стр. 2
(из 4 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>