<< Предыдущая

стр. 10
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Прежде чем углубиться в разговор об открытом обществе, автор хотел бы напомнить своему читателю простую истину, согласно которой все поколения мучаются над одним и тем же вопросом: «Почему любовь среди людей проявляется до брака и заканчивается в браке, в семье?».
Неразрешимость этой проблемы от поколения к поколению позволяет учёным на протяжении последних 150 лет делать уверенный вывод о том, что семья отмирает, а людям, вступающим в брак, даёт основания создавать семью по договору и без любви.
Это приводит, по мнению учёных, ко всё большей «открытости» семьи. Открытость семьи и общества провозглашается идеалом формы будущего человечества.
Парадокс заключается в том, что, несмотря на уверенные доказательства учёными кончины семьи как объединяющей общественной формы, люди стремятся, тем не менее, к первичному объединению именно в семейной форме.
Это наводит на мысль, что на самом деле предсказатели предрекают негативный финал семье, исходя из соображений, мало коррелированных с истинной сутью происходящего явления. Другими словами, они не понимают сути семьи.
Спору нет, если говорить о любви-страсти, о сексе как о животной основе Человека, то, как правило, любовь в семье у супругов превращается в привычку сексуального плана, а одухотворённость друг другом перерастает в свою противоположность - в надоедливость, непереносимость и даже в ненависть.
Не понимая, что происходит с людьми, очень легко поддаться всеобщему гипнозу и выбросить лозунг о том, что создание семьи – это, вообще говоря, всего лишь письменно оформленный договор людей, решивших вступить в брак, независимо от того, любят они или нет друг друга.
Я не стану разбирать психологические нюансы семейных отношений, которые, якобы, низводят любовь до привычки, ибо эта книга не о семье. Во всех своих книгах я провозглашаю: экономические отношения убивают любовь в семье, экономические отношения любого общества убивают любовь в обществе, если главными критериями такой семьи и такого общества являются не духовные критерии, а экономические.
У нас же выработана привычка к инстинкту свободы: иногда мы просто уверены, что лишь моральная свобода освободит человека из-под рабства семьи и общества. Но как рабство пропитано тьмой ненависти, так и свобода пропитана светом Любви.
С этой точки зрения провозглашение открытого общества - призыв к бунту, к революции, ибо просто так свобода не достигается, её необходимо отобрать у эксплуататоров или защитить демократическими, то есть силой тьмы, методами. Что такое свобода, авторами многих теорий не разъясняется по причине их собственного непонимания этого понятия.
Пресловутая свобода затмила разум рабов настолько, что даже так называемые науки в области философии, этики, психологии, политологии и социологии зашли в тупик: безраздельная свобода превращается в их теориях даже во вседозволенность и разнузданность.
Свобода без любви - это антисвобода, то есть полная противоположность свободе в понимании невмешательства во внутренние дела личности или общества. Если в обществе нет любви, оно строится на законах ненависти.
Вопрос, который беспокоит всё больше: «С позиций какой этики разворачивается история в наше время?». Не нужно особого внимания, чтобы понять, что, к сожалению, в истории общества ничего не изменилось – она пока ещё есть история рабства и революций, агрессии и стремления в ненависти к свободе.
Этика и рабство – это взаимно уничтожаемые понятия. Идёт война Этики с рабством. Освобождение от рабства – это победа Этики, ибо куда двигаться рабу, в чём его совершенствование?
Абсурд положения, в котором оказались науки об обществе, стоящие как будто на разумных началах, превратил их в орудие революционеров, то есть орудие временщиков, агрессоров, не желающих видеть продолжение своих действий в отдалённом будущем.
Этика не явилась для учёных высшим знанием в философии. Оказалось, что наука в целом прогностична на очень небольшой период времени. Отдалённое будущее потерялось в дебрях революций.
Вот так, одним росчерком пера можно решить проблему любви в семье и обществе, связав её с Этикой. Ибо я говорю совсем о другой любви, нежели секс или временная страсть. Человек есть одновременно животное, разумное и духовное существо, объединяющее все эти три части себя лишь своим телом. И говорить лишь о телесной, сексуальной, чувственной или страстной любви мало. Надо понять и принять положение, что есть любовь творческая и что есть любовь духовная, то есть высшая.
И мы уже хорошо понимаем, какая из трёх видов любви руководит Человеком в его совершенствовании, а какая тормозит его развитие. Мы понимаем, что страстная, сексуальная любовь проявляет через нас требование Жизненного Потока к Человеку по безграничному расширению Жизни и её влияния. Это главный принцип её существования - принцип дивергенции и экспансии.
Однако, понимая, что на одном Животном Потоке Жизнь не заканчивается, тем не менее, перейти в своей логике жизни к любви высшей нам не позволяет наркотическая любовь-страсть, любовь-чувство, которое может быть проявлено как к человеку, так и к веществу или к сущности промежуточного, общеклеточного сознания Природы.
Существованием наркотической связи, передаваемой через телесную любовь, можно оправдать ослеплённость человечества в целом и его тупое упрямство в дивергентном размножении, вылившееся в настоящее безумие.
Но никаким действием наркотика, как я уже говорил, нельзя оправдать слепоту науки в прогнозе: мы либо безумно плодимся, следуя религиозным запретам на убийство и самоубийство, либо приступаем к регулированию рождаемости, всерьёз нарушая опять же религиозные догмы. И там, и там мы, якобы, нарушаем человеческую этику, установленную традициями, культурой. Ситуация тупиковая, если учесть, что этика существующего общества больше, чем наполовину, сформирована за счёт религиозной этики.
Логика абсурда, логика животного безумия уже привела человечество к наркотику бессмысленности, и люди оказались в безвыходном положении. Либо нужно отказываться от примитивного подхода к размножению людей как к размножению растений, либо же, наоборот, продолжать упорствовать в главенстве тела над разумом и духом. Иначе, надо выбирать между растительным и животным образом жизни.
Природная избыточность Жизни стала камнем преткновения в обосновании этических теорий жизни людей. Оказалось, что слепо копировать жизнь растений в их многократно избыточном варианте размножения означает заранее обрекать на страдания миллионы и миллиарды людей.
Оказалось, что эта проблема перерастает в проблему эвтаназии, но не решает проблему прав личности в распоряжении своей жизнью по своему усмотрению. Человек вынужден страдать, ибо рождён он насильно, размножается он насильственно, умирать по своему усмотрению не имеет права.
Чем живёт общество, сознанием ли? Как оказалось, общество живёт не любовью и пока не планирует изменить что-либо в своей этике в сторону любви к ближнему и дальнему. В то же самое время взросление человечества впрямую зависит от его ментально-духовного уровня, который, в свою очередь, и диктует смену этики поведения в обществе.
Пока этика растений будет преобладать над этикой духа в обществе людей, до тех пор будут появляться абсолютно утопические, а значит, и кровавые для больших масс людей, теории развития растительного общества.
По аналогии с негативным положением любви в семье и в обществе можно сделать вывод о том, что общество, как и семья, на протяжении всего времени своего существования имеет устойчивые тенденции не просто к изменению своего статуса, но и к саморазрушению. Следовательно, такое общество, якобы, не жизненно.
Сторонники чистой любви спасают любовь, освобождая её от семейных уз, а сторонники «чистого», открытого общества, якобы, спасают общество от разложения и смерти, которые несут с собой тоталитарное и капиталистическое устройство государства. Понятия общества и государства смешаны. Отвергнут опыт человечества. И это всё вновь в угоду идеалу.
И потому вызывает большое недоумение метод Дж. Сороса решать поставленную им же самим задачу создания открытого общества старыми методами - материальными, экономическими. Это либо колоссальная ментальная ограниченность, либо хитрость. Для Сороса, учитывая его философский склад ума, это может быть больше хитрость, чтобы оправдать тот уклад жизни, с помощью которого он стал властелином финансового рынка. Такой бог в человеческом обличии вызывает зависть, ревность и ненависть у многих, претендующих на тот же престол, людей, стремящихся стать такими же всемогущими богами.
Ведь и Джордж Сорос фактически говорит о любви людей в открытом обществе друг к другу, о спасении не только тел, но и душ. Только понятие души им не употребляется, как не говорит он и о духовности человечества.
Степень чистоты любви и чистоты общества в той или иной теории спасения идеологами новых теорий не определяется, ибо они не понимают, что всегда выше любых теорий, идей, утопий и решений в сознании Человека находятся Критерии Природы, требующие своего удовлетворения и удовлетворяющиеся в процессах самоорганизации любой системы независимо от того, что думает по этому поводу сам человек, сама система или её идеологи.
АНТИДУХ
Казалось бы, Природе плодить зло так легко – намного легче, чем создавать новое. Почему же она создаёт его? Что это за сила такая, которая может противостоять и побеждает гравитацию, дьяволизм, любую человеческую бездуховность?

Читая статью Дж. Сороса «Капиталистическая угроза», прихожу к выводу, что критериология даёт ответ на многие поставленные им и другими политологами, философами, психологами и социологами вопросы о дальнейшем развитии человеческого общества на Земле. Постараюсь кратко пояснить сказанное, опираясь на эту статью.
Общее между рыночными отношениями, провозглашёнными главным принципом и рычагом западной цивилизации, и простой интенсификацией производства как принципом «нового капитализма» по-прежнему лежит в их опоре только лишь на материальные основы жизни.
Именно в этом Сорос видит угрозу общечеловеческому обществу со стороны капитализма – в перенесении критериев материальной основы на другие пространства – «на все стороны жизни», – прежде всего, как добавляю я, - на духовное пространство как личности, так и общества.
Конечно, ни о какой общности, особенно с рыночных позиций, в оценке того и другого не может быть и речи. Критерии духовной жизни являются для материального мира более высокими, а перенесение элементов более низкого уровня на уровень более высокий с одновременным приданием им статуса этого более высокого уровня всегда является основной заблуждения всех утопических идеологий.
Ибо, с одной стороны, это перенесение немедленно приводит систему, существующую перед этим, в состояние болезни и быстрой смерти. Как доказательство этого закона можно рассматривать аналог подобного состояния при заражении человеческого организма простейшими биологическими формами.
С другой стороны, распространение законов идеала на практическую жизнь несозревших для этого людей уже ни один раз в человеческой истории приводило в революциях к морям крови. И дело совсем не в типе государственного устройства. Каким бы ни было провозглашено общество, оно всё равно при любом типе государства скатится до уровня, соответствующего духовной степени этого общества.
Роль лидера в истории остаётся для философов по-прежнему неясной, ибо они слабо связывают высший духовный уровень лидера и его волю со степенью зрелости общества. Особое значение для прогресса или регресса общества имеет не столько реализация идей, предложенных лидером, сколько принятие глобального критерия лидера за глобальный критерий общества. Только соответствие степени духовности лидера и общества даёт самый мощный толчок к развитию.
Необходимо говорить о степени духовности общества, государств, человечества, если мы хотим, чтобы речь шла об открытом обществе. Ибо духовность общества всегда подразумевает, что в нём действуют не столько законы юридические и моральные, (хотя и основанные на законах духовных), сколько законы нравственные с позиций Духовной Этики. Никакими другими законами не загнать людей в открытое общество. Силовые методы из любого общества очень быстро делают тюрьму для народа.
Критерии не являются обычными элементами уровня, они чаще всего лежат в высшей области пространства смыслов человеческой жизни, а значит, находятся на самых высоких уровнях знаний.
Разрушающее влияние критериев всегда стремительно и более незаметно, чем при разрушении высоких уровней от действия элементов низкого уровня того же статуса.
Остаётся только удивляться, почему общество развитой цивилизации, занятое серьёзными исследованиями своей идеологической платформы, всё же до сих пор явно недооценивает влияние на саморегулирование со стороны критериев? Может быть это связано с тем, что обширный критериальный уровень знаний человечества довольно сильно скрыт от прямого воздействия на него со стороны Сознания Природы и самого Человека? Удивляет слепота науки.
Человечество почему-то практически остановилось на уровне суггестивного бессознательного в отношении психики и психологии народных масс и отдельного человека. Это так называемые технологии управления волеизъявлением масс при демократических выборах и манипулирование личностью.
Любое утопическое учение (коммунизм, например), которое придавало или придаёт высокий статус примитивному пониманию критериев равенства, братства, свободы, оказывается в состоянии самоубийства.
Аналогичное состояние характерно и для человека высоких моральных и нравственных устоев, если он, не понимая сути и не обладая высокой устойчивостью, попадает в общество, которое подчинено в своём существовании более низким критериям в отношении основных ценностей человеческой жизни. И в том, и в другом случае типично разрушение.
ТЕОРИЯ МАРГИНАЛИЗМА И ТЕОРИЯ ЛЮБВИ
Люди – странные существа – они постоянно хотят не того, что формулируют.

В связи с проблемой открытого общества предлагаю теорию, согласно которой человечество не желает пока что создавать никаких других обществ, кроме общества, лучше всего синтезирующего маргиналов – буквально, находящихся на краю.
К маргиналам можно отнести людей, как стремящихся к большим накоплениям за счёт чрезвычайных усилий и мер, так и категорически отрицающих любые накопления и усилия для этого.
Сегодня мы при развитой экономике и при наличии принципа социального равенства в развитых странах можем изучать причину появления громадной части людей среди всего населения (по разным оценкам до 30 % в некоторых странах), которые не хотят проявлять активность ни в малейшей степени, чтобы материально зарабатывать больше и жить лучше с позиций рыночных отношений.
Смыслом их жизни никак не является материальное благо. Они более всего живут виртуальными представлениями, и материальное благополучие касается их лишь по необходимости выживать на минимуме удовлетворения физиологических потребностей. Их психика не очень сильно перегружается от нехватки у них материальных ресурсов.
Люди, о которых идёт речь, относятся к первой маргинальной группе. Они в большой степени оторвались от навязанных нам требований Жизненного Потока по экспансии своего влияния и по захвату материальных ресурсов.
Эта первая категория людей, которые не являются творческими преобразователями материальной Природы. Количественные оценки (критерии) в их сознании устойчиво вытесняются качественными, удовлетворение которых и ведёт этих людей к состоянию наибольшего счастья. Определённая часть их рождается лишь для численности, создавая тесноту на Земле. Основной их порок – лень, пассивность.
Высоко духовные люди, презирающие материальные ценности, в свою очередь, составляют совсем небольшую часть – вторую маргинальную группу. В ней признаётся за творчество лишь то, что освещено духовным светом религии.
Люди, проявляющие крайние степени жадности, эгоизма, агрессии – это третья маргинальная группа, характерной особенностью которой является постоянное стремление оценивать все стороны жизни с количественных позиций.
Основными оценками и ценностями этой группы людей - успешных - являются критерии материального накопления. Это преобразователи материального мира, которые не приемлют никаких моральных ограничений. Они более всего подчинены в своей деятельности требованием Жизненного Потока по захвату территорий, распространению своего влияния и накоплению материальных благ. Они не останавливаются перед убийствами, агрессией, любыми крайними формами власти.
Средняя категория людей - мятущиеся и спешащие - не надёжно порвала и с оценками иррациональной жизни, и с количественными оценками, и смыслом жить ради материальных благ. Их психика является достаточно подвижной, но слабой, потенциал их разума значительно более подвержен воздействиям требований Жизненного Потока по экспансии, а стремление значений их глобального функционала к максимуму счастья достигается как за счёт рациональной, так и за счёт иррациональной составляющей их сознания. В виртуальной части их сознания почти всегда происходит борьба рационального против иррационального, с переменной победой то первого, то второго. Психика таких людей, как правило, имеет тенденцию к заболеванию.
Маргинализм – это общественное устройство при любом государственном строе, при котором могут жить люди. Когда-то Конфуций провозгласил срединный путь, благодаря которому и сейчас живёт и развивается треть населения планеты. Однако, без опытного познания крайностей срединный путь познать не удаётся, если только не принять главенствующее начало Жизни в Любви.
В своём переосмыслении значения Любви, восходящей не только лишь над половой любовью, но и над творческой, заключается спасение и утешение для Человека со стороны Природы, биологии организма. Ибо смысл жизни любого человека ярче всего проявляется в том, как этот человек пытается внести в свою жизнь хорошо осознаваемый смысл, оправдывающий его деяния и существование.
Смысл жизни человека с точки зрения Бога заключается в служении Богу.
Смысл жизни человека с точки зрения его личности заключается в полноте представлений её в обществе и Природе, несущей ему счастье. Это совсем не то счастье полного и безоговорочного подчинения личности обществу в ущерб себе, о котором говорил Платон.
С медицинских позиций любовь любого положительного типа спасает от скатывания психики человека и его души в крайность любого толка – в пассивность, агрессию, депрессию, шизофрению, маниакальность.
Поэтому смыслом жизни любого человека часто становится именно любовь – высокая, низкая, извращённая, платоническая и прочая.
Природа настолько оказалась мудрой, что дала Человеку универсальное средство утешения и спасения от крайности – Любовь как вечный инвариант и высший критерий.
Люди пока что слишком слабосильно вводят Любовь в основу своих отношений с тем, чтобы сделать именно её тем главным средством из всех, которые Природа предоставила в распоряжение Человека. Человек с помощью Любви может абсолютно автоматически отслеживать Срединный Путь, уготованный ему Будущим.
Без этого понимания и без усилий в этом направлении Человек сам собой скатывается в крайность психической болезни, которая объективно не является необходимым придатком людей, ибо из неё всегда есть выход через Любовь.
Вот почему ещё Бог есть Любовь.
Маргинализм подчёркивает существование как пороков в обществе, так и общественной добродетели людей. Ещё Аристотель говорил, что между двумя пороками лежит добродетель. Между крайностями лежит срединный путь.
Порок и психическая болезнь смыкаются друг с другом, если человек лишён Любви как высшего состояния и среды души. Восхождение в Любовь и в её понимание естественным образом переносит центр внимания с оргазма телесного на счастье душевное. В этом и состоит относительность в оценках жить лишь материальным благом.
Когда Дж. Сорос рассматривает капиталистическую или коммунистическую угрозу развития общества, он исходит из крайностей. Ему вообще свойственно полагать основными критериями только те, которые характеризуют крайность. Это естественно, ибо он строил свою жизнь и оттачивал в ней лишь крайние точки зрения и крайние критерии, идя по пути зоологического развития капитализма, в котором выживает сильнейший. Любой человек из третьей категории людей является носителем крайних оценок, ортодоксом, как он.
Однако, Сорос как философ-идеалист говорит об обществе всеобщего благоденствия, а никак не о зоологическом обществе. Как раз последнее он не приемлет всей душой. На этой почве несоответствия желаний реалиям и возникают самые большие противоречия в теории Сороса, которые он хорошо чувствует и мучается от этого.
Открытое общество приближает Человека, прежде всего, к максимуму возможностей, которыми он имеет право воспользоваться для развития своих способностей. Вот это «имеет право» совсем другое, нежели право в любом демократическом обществе. Сорос не смог оценить именно это основание: право открытого общества точно так же открыто, как и само общество. Фактически это синоним открытого общества. Ибо «право» – это, прежде всего, категория Этики, а никак не юриспруденции, как пытаются нам внушить невежественные люди.
Мораль открытого общества перестанет навязывать Человеку запретительное право в виде силовых действий, ибо право в нём станет управляется Этикой. Этика и мораль в нём сольются и поднимутся к Этике. В открытом обществе не произойдёт падение этики до морали, как это наблюдается в нашем обществе, причем, часто до морали, которая прямо противоречит основам Этики.
Однако, парадокс всеобщего ограничения заключается в том, что если есть какое-нибудь общество и в нём провозглашено право, то полной свободы для Человека в любом обществе всё равно никогда не будет, так как провозглашение прав Человека в нём есть его ограничение тем, что не является правом.
Подобные принципиальные противоречия между Человеком и обществом любого типа завели суть проблемы прав и свобод Человека в обществе в тупик, ибо право жить перестаёт быть правом Человека и становится его обязанностью, продиктованной ему обществом как его собственником.
Так же право и способность одного человека любить другого человека запрещается проявлять в отношении к любому третьему, ибо этот второй является собственником первого, если их отношения узаконены, например, в форме семьи.
Отношение собственности является пока что в обществе одной из главных категорий его этики. Отношение собственности переносит в обществе и в семье своё качество с отношений материального мира, где оно возникает, на качество мира идей и души. Это та особенность этики нашего общества, которая так ужаснула Сороса.
Чтобы снять это противоречие, необходимо не только восстановить вершину Любви, но и понять такую особенность Человека, как его природную активность. Любая активность уже предполагает в той или иной мере насилие над окружающими, в том числе и над любимыми людьми, ибо их более всего и присваивает внутренне человек.
Рано или поздно мы всё равно предложим любому человеку, уважая его достоинство и Божественность, самому принимать решение в случае его нежелания жить или любить. Не надо бояться, что люди, почувствовав свободу выбора, всё до единого покончат с собой. Чушь! Воля Человека спасёт его, как спасает миллионы лет.
Надо уважать волю и достоинство! Если кто-то не желает жить в этом мире, не следует насиловать его - ведь он уже получил право выбора при рождении. И это в нашем рождении является самым главным.
Ярмо раба в открытом обществе должно быть снято с Человека во всём, кроме того, чтобы ему быть Человеком, то есть, прежде всего, высокодуховной личностью, наделённой большим чувством стремления к максимуму ответственности за свои деяния перед Богом.
Ответственность - это тоже один из главных критериев жизни людей и тот самый тормоз, который будет останавливать Человека от скоропалительных решений. Ответственность – это одни из ручейков Любви, на которые расходится последняя в человеческом обществе.
Общество пока что не желает жить по законам открытого общества не потому, что оно не поняло предложения Сороса, а потому, что Природа своим естественным путём вносит существенные иерархические ограничения на свободу выбора каждого отдельного человека. Чем этот человек выше по лестнице иерархии, тем эти ограничения у него будут больше отличаться от тех ограничений, которые присущи человеку, стоящему на более низкой ступени.
Прежде чем формулировать многие положения жизни общества будущего, необходимо понять, о чём мы говорим и что имеем в виду с точки зрения не сегодняшнего тупикового развития и общества, и Человека, а с точки зрения Будущего. Но для этого необходимо иметь представление о природном будущем не вообще, а в его хотя бы главных чертах.
О ЗАКОНАХ ОТКРЫТОГО ОБЩЕСТВА
Починяться или не подчиняться – вот вопрос выбора свободы. Часто мы даже не понимаем, кому подчиняемся.

В любом обществе имеется высшая идея, вокруг которой оно существует. В любом обществе имеется этика его развития, определяемая этой высшей идеей. Любое общество имеет правила и законы поведения в нём и поведения его относительно внешней среды.
Уйти от правил поведения в обществе никому не удаётся. Правила ограничивают ту или иную открытость общества, обеспечивая ему иммунитет. Поэтому было бы справедливым говорить не об открытости общества вообще, а всего лишь о степени открытости.
Провозглашение любого абсолюта в отношениях людей и обществ невозможно. Ибо творчество не признаёт абсолюта. Отсюда и утопизм любой теории абсолютного утверждения истины.
Вот это пространство относительности истин для Человека и для общества и есть камень преткновения любого философа. Ответ может дать лишь наука, совмещающая размытость естественных языков с детерминизмом математики. Всё остальное есть крайности.
Открытость при сохранении иммунитета есть принцип развития высших уровней в то время как низшие уровни осуществляют контроль и охрану целостности.
Открытость может быть там, где идёт объединение и построение новых более сложных положительных смыслов. Открытым для разрушения быть нельзя.
Общество станет открытым только лишь тогда, когда оно свою материальную составляющую перестанет замечать в своём развитии. Только при таком условии его критериями не будут критерии экономики. Как при этом должна быть развита материальная сторона жизни?
Разумом станет считаться лишь критериальный ум, такой, который опирается на критерии Природы и на синтезируемые людьми критерии, приносящие пользу всем. Сейчас же разум может оправдать любой, даже самый разрушительный, критерий.
За главный критерий Жизни будет принят людьми критерий Игры с Выигрышем для Всех – Любовь.
Люди станут жить с постоянным ощущением Духовного Максимума Вселенной, которое станет их вести к вершине Счастья и к среде проживания в виде Любви-благодарности и Любви-милосердия.
Идея Бога станет безраздельно властвовать над умами людей, ибо это единственная Идея, которая никогда не отдаст себя в лапы экономики. Все остальные идеи либо утопичны, либо при своей материализации снижают свою критериальность. Покупать прощение за грехи в виде индульгенции станет смешно.
Открытое общество простимулирует и предоставит возможности для развития любых положительных способностей любого человека. Тестирование, сдача экзаменов станет прерогативой лишь в потенциально опасных процессах.
Осознавая свою ответственность перед будущим, рождение нового человека станет актом чрезвычайной важности.
Старческие страдания сменятся на тихое творческое духовное существование и на незаметное и безболезненное угасание жизни в теле.
Неравенство в отношении людей и государств перестанет существовать. Человечество станет жить в одном «государстве» Земля, где у всех появятся одинаковые возможности.
Психика людей станет свободной от обид и, следовательно, от гордыни, ибо любой человек, понимая, станет удерживать центр внимания в среде Любви. Психика перестанет реагировать на любые негативные события как на обиды. Исчезнет ненависть, имеющая обиды своей причиной.
Лидерство сильно потускнеет, ибо, чтобы принять решение в ситуациях с большой долей неопределённости, уже не будет необходимости полагаться на мнение какого-либо одного человека. Станет прозрачной структура критериологических знаний.
Целью жизни людей станет совершенствование себя и мира по Критериям Природы, которые потенциально заложены ею в своём Сознании.
При этом каждый человек сознательно превращает себя в некий организационный центр, который, по сравнением со стихией развития Природы, допускает всё меньше и меньше потерь времени и энергии на негативные проявления.
Критерии, изобретаемые людьми, будут естественным образом вписываться в поле Критериев Природы.
Можно долго продолжать перечисление характерных особенностей и законов жизни открытого общества. Ибо сформулировать некоторые идеалы не составляет труда.
Но на пути их реализации почти всегда оказывается непреодолимая преграда из традиций, культуры и религий. Проще всего адаптироваться под новое знание науке и молодому поколению.
Поэтому я хочу завершить этот раздел в полной уверенности, что самым верным шагом на пути к открытому обществу в самое ближайшее время будет пересмотр прав и обязанностей личности перед обществом, как и общества перед личностью. И Сорос в своей идеологии беспокоится, вообще говоря, не столько об обществе, сколько о свободе человека в этом обществе.
Прежде всего, это коснётся права на распоряжение своей жизнью.
ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО: ПОЗНАНИЕ ДОБРА И ЗЛА
Как жить дальше? – кому в голову не приходил этот вопрос? И, тем не мене, давайте чаще задавать его себе и корректировать свою жизнь так, чтобы её вектор был всегда направлен на Вершину Любви.

Не столько познание вообще заботит и заботило Человека и его Создателей, сколько познание критериальное - познание добра и зла. Наука критериология и моя практика опираются в своей основе на человеческий опыт, науку и на Великие Духовные Учения в их всечеловеческой общности, которые представляют свод правил высшего порядка, то есть порядка природного Глобального Критерия.
Для подтверждения своих слов сошлюсь хотя бы на следующее выражение, которое уже приводилось в книге: «Дух есть, прежде всего, способность человека различать высшие ценности: добро и зло, истину и ложь, красоту и уродство. Если выбор в этой области сделан, то дух стремится подчинить своему решению душу и тело. Через свой дух человек общается с Богом. Без общения с Богом дух человека не способен найти настоящий критерий для определения высших ценностей, так как только Бог, который Сам есть абсолютное благо, истина и красота, может верно указать решение человеку» (Православный Катехизис. Издание Московской Патриархии, 1990).
В критериологии я показываю, что конкретный человек соотносит свой глобальный критерий не с физической мощью своего тела, а с уровнем своего личностного духа, который характерен для него на данный момент времени.
Аналогично, общество живёт оптимизацией того глобального критерия, который соответствует его общественному духу, а совсем не силе властных структур. Сила общественного духа проявляется, прежде всего, в силе воздействия ценностных, культурных сторон жизни на её материальные и разумные проявления. Степень развития физической, силовой части является следствием состояния духа.
По Соросу открытое общество - всего лишь общество, где любое мнение уважаемо, любые дискуссии возможны, а абсолютных истин нет. В нём есть место ошибкам и заблуждениям, но нет репрессий. Это общество, которое по своему устройство противоположно обществу, основанному на репрессиях.
Однако, знание негативного опыта существования репрессивного государства и принятие зеркального отражения этого опыта ещё не даёт оснований для автоматического построения открытого общества. Почему? Потому что обратное низкому может быть ещё хуже и более низко. Потому что отрицание низкого не даёт автоматически знания более высокого. Если бы это было так, то применение одного лишь закона диалектики - отрицания отрицания - решало бы все проблемы.
Опыт заставил Сороса признать это: «Открытое общество не должно рассматриваться лишь как антипод коммунизма. Термин “открытое общество” следует наполнить более позитивным содержанием». Сорос признал, что самое успешное, что было сделано его организациями - это разрушение тоталитарных режимов в ряде стран. Его методология оказалась бессильной в синтезе нового.
Проблема не может быть решена примитивными методами, ибо нельзя победить зло злом, отрицание отрицанием. Победа над ним достигается лишь введением нового, более высокого смысла жизни и открытием нового статуса жизни.
Так, в диалектику отношений вводится новый закон уровня Природы: репрессии могут быть побеждены не отменой репрессий и заменой их свободой слова, отношений, дискуссий, мнений, а введением в логику, в язык, в знания отношений нового, более высокого смыслового уровня, не вытекающего никак из старого смысла, а объясняющего старый смысл путём обобщений на этом высоком уровне.
Отрицание отрицания лишь высвечивает проблему незнания с точки зрения самого незнания. Куда заведёт прояснение этого незнания, неизвестно. Незнание не есть информация, ибо понятие информации пусто в смысловом значении. Качественно и количественно информационные кластеры могут отличаться друг от друга настолько, что быть совершенно несоизмеримыми никакими способами.
Чем отличается открытое общество от рабовладельческого? Тем, что «…создаёт институты, гарантирующие права его граждан, защищающие свободу мнений и выборов». «Открытое общество - более высокоразвитая, способная к совершенствованию форма социальной организации, поскольку развитие здесь осуществляется не по навязанной сверху схеме, а требует от каждого из его членов инициативы, заботы о собственной судьбе».
Говорить о том, что такому обществу не нужны маргиналы, инвалиды и старики, бессмысленно. Сорос совершенно не замечает в современном капитализме его социалистических черт: финансирование за счёт государства жизни социально слабой части населения. Уже сегодня можно говорить о стирании граней между типами государственного устройства.
Сорос признался, что «многие из созданных мой учреждений проделали большую работу, но не сумели добиться значительных успехов…», так как «закладывать основы новой системы приходится тем, кто … не привык к самостоятельной деятельности».
Самостоятельность и совершенствование – вот два понятия, которые Сорос выделяет, как положительные, и которые не определяет. Говоря же о навязывании сверху различных схем поведения, он вообще уходит от анализа действительности, превращая важнейшую проблему в поверхностное и несерьёзное обсуждение.
Открытому обществу, говорит Сорос, угрожали коммунизм, социализм и нацизм. Теперь они полностью дискредитированы, и потому он объявляет врагом номер один свободно-рыночный капитализм. Первые были врагами за их тоталитаризм в идеологии, а второй - за проповедование крайнего индивидуализма.
Другими словами, индивидуализм в первом случае проявлялся со стороны государства, во втором - со стороны отдельного человека. И то, и другое - идеология рабства.
О каком же совершенствовании говорит Сорос? Ответ достаточно ясный: об экономическом. К сожалению, он не смог подняться в своём анализе над общеклеточным сознанием, которое постоянно подсказывает ему в тяжёлых случаях решение проблемы.
Он - контактёр, по его же словам, и его Подсказчиком является промежуточный уровень Сознания Природы, который не может ни при каких условиях стать духовным, общечеловеческим. Сорос, ведомый этим уровнем, все свои доказательства будущего строит на материальном уровне. Тем более, что весь опыт его профессиональной деятельности подтверждает правдивость именно этого контакта.
Но как человек, ещё не утративший до конца контакт с высшим уровнем Сознания Природы через свою душу, он пытается сформировать будущее человечества с позиций своей души, сущность которой значительно искажена критериями материального мира. Он это понимает, сопротивляется этому, но не находит сил, чтобы понять главное: Природа содержит в себе критериальность, естественным образом восходящую к Истинной Духовности.
Отрицая абсолютную истину в человеческом знании, Сорос выплеснул и Абсолютную Истину, существующую в Природе. Глобальный Критерий самоорганизации Природы, однако, от этого никуда не делся. Он остался на своём месте.
«Легче определить врагов открытого общества, чем дать его развёрнутую концепцию», - утверждает с сожалением Сорос. И этим он делает грубейшую ошибку.
Если исходить из существования врагов по отношению к любому обществу, то такое общество обязано иметь репрессивный аппарат для подавления врагов. Сегодня Соросом врагами открытого общества объявлены все формы организации общества и даже формы человеческого индивидуализма.
Нельзя в своей концепции открытого общества исходить из таких посылок, да ещё представлять их только в негативном свете. Ибо это есть идеологический хаос. Причина его возникновения лежит в антидуховности подсказчика Сороса - общеклеточного сознания Природы. Сорос не понимает, что уровень его сознания не является самым высоким, духовным. Желая благополучия всем, он пытается это делать старыми прогнившими от рабства методами.
ВЫВОДЫ ПО СТАТЬЕ ДЖ. СОРОСА
Многие думают, что мудрец – это такой человек, который не удивляется ничему, знает всё и не делает ничего, чтобы улучшить свою жизнь. На самом деле мудрец – это просто юморист.

Подводя некоторые итоги, заметим, что для Сороса характерным является чисто корпоративный тип мышления, страдающего от собственной корпоративной ограниченности профессионала финансового рынка, у которого нет Бога выше материальных ценностей.
Выход для открытого общества видится в одном: оно должно основываться только на духовных и общечеловеческих началах, которые не будут традиционно религиозными. Они научны в такой мере, как научна критериология, ставящая на главное место в жизни людей не экономику, не разум, а критериальный ум, соединившийся с Критериями Сознания Природы.
Именно об этом мучительно размышляет Сорос: «Чтобы сделать выводы о реально происходящих процессах в этой области, необходимы критерии особого, высшего порядка, связанные с культурой или религией. Открытое общество не может без них обойтись». Почему в своих рассуждениях он обошёлся без них, могло бы остаться загадкой, если бы не признания самого Сороса в его слишком большой зависимости от промежуточного слоя Природного Сознания.
Он сильно ошибается ещё и в том, что применяемые нами критерии лишь «придают любым событиям соответствующую трактовку». Ибо критерии - это то, вокруг чего и происходит самоорганизация в Природе во всём: в твёрдой её части, в Человеке, в животном, в обществе.
Не будучи кибернетиком, Сорос механизм обратной связи называет лишь «средством проверки полученных результатов». Этого мало для характеристики природных обратных связей.
Он заключает свою статью словами: «Настало время для разработки концепций, допускающих возможность ошибочных положений. Ибо там, где разум пасует, лишь такой риск способен принести успех».
Именно такая концепция на основе поисковой самоорганизации Природы предложена мною в моих книгах.
Выйдя на уровень формулирования основных критериев общества как продолжения Критериев Природы, Сорос не смог на нём удержаться, хотя и понял крайнюю необходимость выделения критериев в особое знание человечества.
Рассмотрев лишь некоторые особенности предлагаемого открытого общества по определению Сороса, можно с уверенностью заключить, что такое общество является глубоко утопичным по своей идеологии.
Оно противоречит природе Человека и может рассматриваться лишь как некий идеал будущего, когда природу Человека удастся изменить так, чтобы она не акцентировала деятельность Человека на индивидуализме; накопительстве; соревновательном характере человеческой деятельности; зависти; корпоративности; нелюбви и ещё на многом из того, что сегодня мешает Человеку проявить свои способности, данные ему его Создателями в таком количестве и качестве, что они будут в полной мере востребованы Природой лишь через тысячи лет.
Открытое общество постепенно стало пониматься Соросом как некий относительный отблеск абсолютного идеала, недостижимого, как теперь мы понимаем, без чётко очерченной концепции в её самых главных частях - в единстве Человека и Бога.
Будущее, которое рисуется мне после проведённого мною анализа, проступает в своих характерных чертах как общество высоко духовных людей, признающих один вид общественной игры - Игру с Выигрышем для Всех под управлением Критериев Сознания Природы.
Часть 11. Парадоксы воплощения Мировой Души
АБСУРД ВЛАСТИ
Человек не может жить чем-то одним: душой или едой, разумом или желаниями, страстью или стремлением к цели. Он живёт всем сразу. Что же объединяет Человека в самом себе?

По каким же критериям можно определить духовность человека на практике? Ведь просто благоговения перед Богом мало, потому что не каждый поймёт и осознает в другом это внутреннее чувство.
Оказывается, что когда у человека нет духовного истинного критерия любви-благодарности и любви-милосердия, то он так привязывается к чувственной душе, что дороже для него ничего не бывает на свете.
Можно ли сделать подобное заключение о критерии в отношение общества, государства и будет ли оно истинным? Как оно соотносится с пониманием открытого общества, введённого Джорджем Соросом?
Многие люди думают, что власть существует для того, чтобы удерживать их в узде правил власти. Они забывают, что самое лучшее для исполнения правила – это любить его так, чтобы не замечать его жёсткости. Этика предоставляет как раз эту самую возможность, соединяя исполнение правил и служение Высшей Идее.
Власть возникает как ответ человеческой массы, его общего сознания, на природную закономерность в притягивании всего, что встречается в мире с тем, чтобы объединиться в систему, несущую более высокий смысл. Для общества, как и для отдельного человека, самым высоким смыслом является не защита собственных границ, как многие считают, а движение к Богу.
Человек как член общества способен через свои идеи влиять на мир значительно сильнее, чем когда он одинок.
Власть гипнотически искажает свои функции, ибо это выгодно кому-то.
Любая власть, как только укрепится и подчинит своих подданных, становится в большой степени слишком абсурдной, ибо она распространяет свои, как правило, низкие критерии по удержанию людей в рабстве не только на преступивших закон, но и на любого духовного человека. Истинная же духовность не приемлет рабства, она не страх Божий, вообще не страх.
Страх лишь апеллирует к Богу, а на самом деле навязывает уход от Него. У власти нет Божественной Вершины – Любви, чтобы сделать законы удовольствием. Как нет и другого высшего критерия, кроме писанного закона корпоративности, сохранения провозглашённого единства в угоду отдельной личности.
Государство присваивает гражданина так же, как это делает любой ревнивец со своим партнёром. Оно боится потерять контроль над своим рабом, как человек, если он рабовладелец.
Ощущение ревнивца выпукло проявляют его оценку в сознании окружающих, которая заключается в одном – любыми способами удержать своего раба. В этом и разум, и чувства ревнивца солидарны между собой и полностью раскрывают истинную картину его отношения к рабу. Так же, как и у раба в этом раскрываются свои критерии – хочет он такого к себе отношения или нет.
Таков абсурд, навязанный нам сумасшедшими людьми, властолюбцами, который будет продолжаться ещё нескончаемо долго, если общество приличных людей не поймёт, что истинная власть проявляется в своём служении своим гражданам в их развивающемся объединении и должна опираться на науку и, в первую очередь, на Этику, а та, в свою очередь, на Вершину Мироздания – на Любовь.
Иначе нас ждёт что-то другое, нежели то, о чём так печётся автор этой книги. Иначе власть всё равно превратится в террор. И тогда, может быть, Природа, устав от нашего нежелания понимать её, начнёт всё сначала, но не с нами, а с другими людьми.
Общество изобрело единственный вариант своего существования – власть одного или нескольких человек, органа, власть, подкреплённую структурой законов и чиновников, которые вышли за пределы Этики и стали тюремщиками для любого, кто не желает подчиняться им. Властитель обосновывает этот вариант тем, что иначе никто не хочет подчиняться этой «высшей» власти.
Возникла абсурдная ситуация: чтобы просто жить и выживать Человеку, подобная жёсткая армейская или рабская дисциплина подчинения не нужна. Но она необходима, чтобы власть могла защитить себя от домогательств внутренних и внешних врагов самой власти.
Психология уже решила задачу с одним неизвестным: какой тип человека стремится к власти? Это отнюдь не тот человек, о котором мы говорили, что он несёт Любовь Природы другим людям и тварям. Это как раз обратный тип – тот, кто, раз попробовав обмануть и получив из этого положительный для себя результат, продолжил жить в том же алгоритме.
Один из великих мыслителей мира сего сказал: «Практика – критерий истины». Христос его предварил: «По плодам их узнаете их». И мы узнаём тех властолюбцев, у кого о критерии Любви для всех нет и единой мысли.
Я не перестану повторять, что такие люди – психически больны, и обществу необходимо, наконец, выработать процедуру, согласно которой любой претендент на любую власть в обществе должен будет ей подвергнуться и результаты этого теста будут обнародованы.
Современное общество обязано выработать защитные барьеры от проникновения во властные структуры людей, не прошедших эту процедуру. Ибо за любым сумасшедшим во власти высятся если и не горы трупов, то льются реки слёз и крови.
Природа идёт нам навстречу и постепенно всё больше и больше пропитывает нашу жизнь Любовью, которая всё более отбирает власть у стоящих наверху людей.
Но множится и зло, ибо наше негативное отношение к сумасшедшим во власти усиливается по мере нашего понимания истинности ситуации. Возникает общественная нетерпимость к подобным властителям. Значит, зло усиливается нами.
Осознание в критериологическом анализе этических противоречий показывает реальный выход, который для человечества является единственным: этический, то есть жизнь по правилам Игры с Выигрышем для Всех.
Так возникает гражданское и будущее открытое общество, в котором и юридические, и конституционные нормы и законы постепенно становятся мягче, уступая своё место нормам Духовной Этики и морали.
Джордж Сорос провозгласил идеал общества, который как идеал должен быть доработан в своей вершине, иначе путь её достижения в хаосе не сориентированного движения может надолго затянуться.
Власть же всегда выступала против Любви после того, как она укреплялась, ибо ей выгоднее, чтобы в обществе существовали страхи и враги. И хотя врагом чаще всего выступает сосед, Европа нашла в себе силы объединиться, ибо в европейских государствах царствует, в основном, христианство – единая Высшая Идея.
ОШИБКИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Преодолимы ли тупики? Можно ли исправить ошибки? Конечно, ибо наши ошибки будут исправляться нашими потомками. Видите, насколько это всё-таки просто для нас?

Сегодня многие люди задаются вопросами, на которые не получают ответов. Почему цивилизации гибнут? Почему развалилось государство СССР? Почему разваливается государство Россия? Способны ли мы восстать из пепла?
Упомянем несколько ошибок человеческого сознания, о которых уже шла речь:
1. Закон ложной истины: «Практика – критерий истины».
2. Недооценка, точнее, пренебрежение критериально-оценочным знанием. Критерий – это одновременно и идея по Платону, и мера по Протагору. Критерий – это и причина движения, ибо он организует ресурсы.
3. Профессионалы в области экономике полагают, что на экономике держится государство. Профессионалы силовых ведомств, в свою очередь, полагают, что государство держится на силе.
На самом деле неправы и те, и другие. Государство всегда держится на нравственности. Право, законы, власть, политика – всё это категории этические. И никакие другие.
4. Откуда берутся болезни общества и цивилизации? Болезни берутся от наличия свободы Человека. Ибо законы Природы – это своего рода математическое ожидание всей разветвлённой иерархии законов Природы и законов, которые изобретают люди.
Возможные отклонения от математического ожидания законов Природы – это свободный выбор людей вести себя не так, как требует Природа. Вот это и приводит к болезням. Ещё легендарный законодатель Спарты, существовавшей 600 лет, Ликург сформулировал как болезни общества проявления богатства и бедности – неравенств или, по Аристотелю двух пороков, между которыми лежит добродетель.
Что же лежит посредине? Игра с Выигрышем для Всех. Это означает не делать всех бедными, не делать всех богатыми. Что же делать? Ответ дан автором в этой всей книге и в его других книгах тоже.
5. Основная добродетель – это нравственность, то есть жизнь этическая. Каким образом она при своей реализации превращается в истины ближнего порядка, которые несут много зла тем, кто находится дальше, каждый раз нам предстоит определять самим.
6. Человечество будет рассеяно по Вселенной, как о том написано в Евангелии о евреях, как о первом народе, получившем такую весть. Однако оно как-то пассивно ожидает этого вместо того, чтобы активно и здраво выполнять этот закон и ликвидировать границы.
7. Власть – инструмент совершенствования, а не террора. Традиционные представления о власти в государствах агрессивного толка (Израиль, США и др.) – это раздражитель недовольства остальных и Жизненного Потока тоже.
8. Принято считать, что наука безнравственна. Она без оглядки на зло и добро открывает новые законы и проверяет их действие, включая механизм эксперимента без проверки на правила Этики. Чем дальше наука углубляется в тайны Природы, тем сильнее она сотрясает мир в прикладных своих отраслях. Физика прекрасно продемонстрировала свою разрушительную мощь.
9. Но не одной физикой растёт наука и зло человеческое. Перемещение человеческих масс – это тоже во многом процессы, приносящие зло. Человечество давно осознало, что живёт под воздействием двух страхов: секса и смерти.
Физики сначала создали атомную бомбу, в которой реализовали неуправляемую реакцию деления ядра атома, а потом – атомный реактор, в котором та же реакция протекает в управляемом режиме.
Так и человечество: пока что оно плодится в неуправляемом режиме – в режиме цепной реакции, происходящей под действием сексуального притяжения. Соединение полов, как соединение двух половин ядерного заряда, производит колоссальный неуправляемый поток дезорганизационной энергии, которая, как та же ударная волна, сметает на своём пути созданное Природой и цивилизациями.
Так неуправляемый секс приводит ко всё большим и большим смертям. Человечество стал донимать страх перед перенаселением и страданием от этого. Оно уже понимает, что инстинкт пола может превратить всю Землю в огненный котёл.
10. Его донимает страх смерти, ибо оно ориентировано на бессмертие Жизненным Потоком. З. Фрейд вывел закон, согласно которому неосвобождённая энергия психики разрушает организм своего носителя.
Падение человечества в грех неуправляемого секса можно было бы назвать первородным грехом цепной реакции размножения и смерти человечества, если бы Человек не понимал своего служения Будущему.
Науку можно признать аморальной, ибо она пока что в лице своих служителей не делает попыток выйти за пределы своей страсти. Она лишний раз подчёркивает этим неформальную аналогию между личностью и обществом, выливающуюся в существование схожих болезней.
11. Человеческое знание растёт знанием отдельных людей и их открытиями. Находятся люди с необыкновенными способностями, обличённые доверием свыше, от Бога, которые хотят спрятать голову под крыло и не делать того, что им поручено Природой.
Таких людей много. Эгрегор не прощает такого отношения людей к Будущему. Человек начинает мучиться. Он становится ещё более скромным и тихим, он убивает свои способности. Он – убийца внутри себя. Кто простит его, как того он просит?
Бог не наказывает, он даёт возможности каждому человеку прибавить в копилку человечества положительный потенциал. Мы сами отворачиваемся от этих возможностей и от своих способностей и думаем, что, в крайнем случае, нас спасёт монастырь. Нет, не спасёт, а только усугубит наше положение, увеличит страдания.
12. Передо мной проходят выдающиеся по своим способностям люди. Некоторых из них я спасаю от тяжелейших психических состояний с тем, чтобы объяснить им, кто они, зачем пришли сюда, в этот мир, какие их задачи.
Вы думаете, что они радуются этому? Оттого, что я называю своими именами их задачи и доказываю, кто они есть на самом деле, большинство из них пугается. Они боятся, что они не такие, как все.
Они предают то, что им было заповедано, но, главное, они предают надежду на них Свыше, ибо им было поручено прорубить человечеству ещё одну дорогу в непролазном лесу. А они этого не делают. Даже поняв, не хотят делать.
Они слабы, ленивы, страх ответственности – маргинализм – съедает их души перед Богом. Потому что им нужно сделать серьёзные шаги, чтобы служить, например, не больному и агрессивному мужу, не матери, живущей в бредовом состоянии ревности своего взрослого ребёнка ко всем, а Будущему, которое перед ними развёртывается с согласия Высших Сил.
13. Но наше общество погрязло в откровенном маргинализме и потому оно не только не понимает своего объединяющего значения для Будущего, но, более того, оно борется с выдающимися своими представителями.
Когда закончится маргинализм? Только тогда, когда общество станет играть в Игру с Выигрышем для всех. А для этого необходимо соответствующее понимание людей, стоящих во власти.
СОВРЕМЕННАЯ ДУХОВНАЯ СИСТЕМА ЖИЗНИ
Все призывают любить человека. Но ещё никто не сформулировал, что значит любить злого, противного, дьявольски настроенного, ненавидящего тебя.

Один человек не поднимается в своей жизни выше накопления личных материальных ценностей, а другой всю жизнь мучается над проблемами смысла жизни. Лев Николаевич Толстой последние годы своей жизни посвятил именно построению основ системы жизни, которая была бы хорошо обоснована с позиций религии. И потерпел неудачу.
Когда мы говорим о системе жизни, то вспоминаем много имён, хотя бы такие, как Эпикур, Сократ, Толстой, Менегетти, Сорос, Уилби, Моисей, Христос, Мухамед. Можно бесконечно обсуждать какие-то положения их учений и систем. Но с современных научных позиций можно утверждать, что все они в своих учениях предлагали свою систему оценок или, по-другому, критериев.
К сожалению, в сегодняшней науке и практике, в том числе и в психологической, мы наблюдаем один из важнейших парадоксов истории: ни одна наука не изучает критериальные, оценочные, основы жизни.
На почве абсолютной бездуховности появилась болезнь смысла жизни - наркомания любого рода, уход от активной жизни в уединение, в изоляцию – маргинализм. Речь идёт об общечеловеческой, а не религиозной, духовности, именно об общечеловеческой, как её называл Лев Толстой.
Автором этой книги предложена жизнеутверждающая духовная система жизни, основанная на Духовной Этике. Несколько важнейших принципов из неё: принцип Любви, принцип выбора и принцип сверхусилий, о которых уже шла речь в прошлых книгах.
Первый принцип, принцип Любви, раскрывается через совершенствование человека и общества, второй, принцип выбора, – через систему оценок, или критериев, восходящую к критериям Духовной Этики, и третий, принцип сверхусилий, – через преодоление максимального сопротивления среды.
Подразумевается существование во Вселенной Глобального Духовного Максимума, который требует от нас участия в Игре с Выигрышем для Всех. Эта система жизни осмыслена мною с позиций Этики, психологии, философии, медицины.
Новая система жизни включает в себя:
принятие самим человеком для своей жизни высшей оценки Духовной Этики - любви-благодарности и любви милосердия;
подчинения всех своих животных и разумных проявлений высшим духовным критериям;
отчётливое понимание смысла Жизни не как служение собственному благополучию, не как уход от мира в уединение, скит, монастырь, а наполнение любовью-благодарностью, любовью милосердия той жизненной среды, в которой человек служит семье, обществу, государству, человечеству, Вселенной, Богу;
противопоставление принципов философии жизнеутверждения принципам негативной психологии;
профессионализм, пронизанный оценками, основанными на оценках Высшей Духовной Этики;
принятие для себя духовного пути как непрерывного восхождения по Смысла Жизни к пониманию Духовного Максимума Вселенной;
принятие человеком принципа самостоятельного преодоления кризисов жизни как сознательного и положительного преодоление максимума сопротивления среды проживания;
принятие для себя принципа неприкосновенности внутреннего мира другой личности как её личностной иммунной системы;
развитие своего внутреннего иммунитета в противодействии понижению критериев, которое всегда вызывается средой проживания как более близкой к Жизненному Потоку и внутренними искушениями;
активное участие в привнесении в общество общественных духовных оценок, наполнение общества духовностью, любовью-благодарностью и милосердием;
активные поиски основ для примирения людей, для чего необходимо расширительная, открытая для развития парадигма жизни, имеющая свою основу в Критериях Общечеловеческой Духовной Этики;
активное участие в изменении практики Жизни, основное Живое Зеркало которой пока что даётся нам в медицинской модели поведения организмов любой сложности;
преобразование медицинской модели общества в модель духовного отношения в себе, к другим людям и к другим обществам.
Продолжу знакомый всем пример: любовь проявляется, прежде всего, тягой к любимому человеку и его обожествлением. Через некоторое время пелена искажений в восприятии спадает и мы начинаем удивляться тому, почему мы не видели раньше недостатков этого человека.
Оказывается, не сам разум определяет наш путь, не он оказывает главное влияние на наш жизненный выбор. Что же в таком случае движет нами? Мотивы, установки, доминанты? Может быть, желания, страсти? Нам говорят - ценности, но классическая психология оказалась абсолютно бессильной там, где надо было доказывать Высшие Истины.
Сейчас уже стало понятно, что движут нами наши оценки, или, по-другому, критерии, всегда определяющие наш единственный выбор. Высший критерий – это Любовь.
Ранее я задавался вопросом: если подняться над сексуальной тягой полов, то можно ли ответить на вопрос: «Что же движет любящим человеком?»? Можно. Ответ: «Независимый от человека процесс совершенствования, развития именно своих способностей, который оказался скрытым от науки, ибо она пока остановилась и замерла на уровне исследования примитивных самоорганизующихся систем».
Парадоксально - сплошь и рядом каждый человек влюбляется, а разгадать высшее значение этого процесса люди не хотели тысячи лет! Просто использовали, как несущественный подарок Природы, будто забывая, что без любви нет смысла жить.
Смысл Жизни и любовь связаны между собой необычным образом: ведь жизнь в восхождении - это и есть Любовь, остальное - существование.
Обожествление любимого человека - это всего лишь форма проявления в человеке тяги к Богу. Ибо мы, влюбляясь, видим в другом человеке Бога и начинаем стремиться к нему.
Какое удивительное открытие ждёт каждого, как ждало когда-то меня! Вот так действует живое Сознание Природы, Мировой Разум, Бог: через критерии выбора личности.
Моя личная практика работы с людьми, обладающими сверхвысокой чувствительностью, доказала, что у таких людей особая миссия - указывать на наши недостатки в совершенствовании. Вот почему они притягивают - они формируют вокруг себя ауру любви, если руководствуются высшими принципами Духовной Этики. Но и они же способны усиленно разрушать, если не подчиняются этим принципам, ибо тогда они концентрируют в своей ауре дьявольское начало.
Что же даёт совершенствование в поле критериев Духовной Этики? Для тела - это благодарность клеток организма, ибо физическая работа с полным восстановлением от нагрузки - это возврат тела к самому большому наслаждению, к максимуму счастья, которое испытывает человек от роста в утробе матери и рождения.
Для разума - это рост творческих способностей, счастье творчества и отсутствие старческого маразма.
Для души - это счастье от наполнения Любовью из Бесконечного Источника Любви и излучения её в жизненную среду. Любовь эгоиста рано или поздно взрывает его, убивая в нём высшее человеческое и оставляя в нём лишь животное.
В практике новой системы жизни мною предложены не только теория Любви, Разума и Жизни, теория отсроченной старости, теория высших оценок, но и проводится многолетняя работа с людьми, подверженными разного рода кризисам и болезням.
Необходимо с каждым, кто приходит к целителю или врачу, говорить о Божественных, природных Духовных Критериях. Это независимый от нас второй поток Жизни, спускаемый нам сверху, от Бога. Мы же пытаемся всё объяснить, карабкаясь снизу, откуда никогда невозможно разглядеть то, что находится выше потолка.
Это позволяет даже отдельной личности объединить на духовной основе разнородное лоскутное, мозаичное знание в единую развивающуюся систему человеческих знаний: науку, религию, культуру, медицину, философию, психологию, социологию, но, главное для любого человека, - это примирить индивидуальную практику жизни с якобы противоречащими ей требованиями общечеловеческой Духовной Этики.
ВОЛЯ КАК СИЛА ПОТОКОВ
Человек постоянно и во всём нарушает принятое им самим же соглашение о необходимости и достаточности условий.

Читатель, если он внимателен, может спросить меня: «Почему из рассмотрения проблем Этики вообще выпала такая категория, как воля?». Объяснение этому достаточно простое: воля пока что почти не относится к Этике.
Воля – понятие в настоящий момент эволюции не этическое, а чисто критериологическое. От нашего развития зависит, перейдёт ли воля из категорий, малоуправляемых и совсем неуправляемых процессов со стороны сознания человека, в категорию хорошо управляемых процессов по критериям Этики.
Все этические понятия берут своё начало в Бесконечном Источнике Любви, а воля пока что начинается с напора Бесконечного Первоисточника Жизни. Если направление жизненного устремления человека совпадает с направлением этого напора, то воля человека усиливается. Если не совпадает, то ослабевает.
В физике подобное совпадение отражает синхронизацию со временем процессов исследуемой структуры – на атомном или субатомном уровне, в микро или макромире.
Именно это и дало право Шопенгауэру создать метафизику всеобщей воли. Современным физикам это даёт право уже установившиеся теоретически и в целом модели мира постоянно достраивать крайне нелогичными моделями в старом измерении, то есть расширять логику физики.
Спиноза связывал волю с душой и говорил: «Хотение души есть её воля. Под волей я разумею способность утверждения или отрицание, а не желание…». Однако, это явная ошибка. Ибо способность утверждения или отрицания относится к сравнению и оценке, то есть к критериальным и этическим основам личности.
Душа имеет возможность отклонять в разные качественные стороны вектор всех своих действий, ибо она постоянно оценивает каждое действие. Происходит регулирование усилия и качества. Но душа не имеет напора, через который проявлялись бы её характеристики.
Таким напором и является воля, которая представляет собой не иррациональную сущность, как о том твердили Кант, Шопенгауэр и Ницше, а вполне детерминированную, рациональную силу, слепо подчиняющую действию главенствующего критерия все ресурсы организма – внутренние и внешние.
Чисто кибернетически воля как бы не имеет явной обратной связи или же имеет её, но в очень небольших пропорциях. Воля, как правило, не подстраивается, не корректируется непосредственно. Она может управляться опосредовано либо за счёт уже установленного и чёткого смысла высокого или высшего уровня, либо же за счёт прямого воздействия на уровень суггестии сознания с целью переориентации его на внушаемый критерий.
Воля человека – это сила Потоков Жизни, Разума, Любви и Духа вместе, проявляющаяся в организме человека путём отстаивания своей доминанты даже в ущерб целостности и вопреки здравому смыслу через принятый человеком или навязанный ему критерий.

<< Предыдущая

стр. 10
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>