<< Предыдущая

стр. 2
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

2. Сознание Природы включает в себя все материальные, тонкоматериальные, сверхтонкие и нематериальные атрибуты Природы, организованные ею в соответствии с её законами и критериями.
3. Человек способен концентрировать Сознание Природы. Мозг есть концентратор Сознания Природы.
4. Человек способен организовывать в пространстве Сознания Природы управляемые с помощью своей мысли пересекающиеся или нет между собой Потоки Сознания высокой плотности.
5. Плотность Потока Сознания зависит от индивидуальных особенностей человека.
6. Образ другого человека или какого-нибудь другого объекта является стимулом к организации Потока Сознания между ними.
7. Множество Потоков Сознания создают распределённую в мировом пространстве сеть Потоков, которая отражает организацию высшего уровня тонкоматериального мира Природы.
8. Через эти Потоки Сознания происходит суггестия, работает интуиция, передаются внутренние подсказки как информационно-смысловые сообщения.
9. Через эти же Потоки производится воздействие человека на человека, на событие, на время и так далее.
10. Человек есть не только регулятор, но и усилитель этих Потоков Сознания Природы. Физика полупроводников с её эффектами (туннельный и прочее) уже давно отражает закономерности тонкоматериальной среды как движения Потоков Сознания Природы.
11. Концентрированное Сознание Природы в Человеке и вокруг него образует несколько полей разной плотности: внутреннее – телесное, внешнее – аурное поле и поле связи – адаптированные к общему полю Сознания Природы потоки и связывающие сознание человека через общее поле с полями других объектов.
12. Информационно-смысловые посылки Сознания Природы могут производить в человеке и в его сознании эффекты разной полярности, быть нейтральными, нести смыслы прошлого, настоящего и будущего.
13. Смыслы Сознания Природы есть его энергия.
14. Смыслы Сознания Природы и смыслы, передаваемые по Потокам Сознания взаимодействуют в поле сознания человека, отражаются на структурах его организма и, как правило, производят в человеке соответствующие их модальности изменения, начиная с самых чувствительных зон, органов и систем.
15. Критерии, которые человек выбирает для себя в своей деятельности, являются тем самым главным и необычным звеном в его поле объектов манипуляции, которые способны полностью перераспределить все ресурсы Природы, предоставленные человеку, и изменить его организм и среду проживания.
16. Сегодня сознание людей – насквозь сознание суггестивное, ибо оно строится на смыслах не критериально-оценочных, а на смыслах внушения.
Необходимо говорить как о восхождении сознания к Духовной Этике на основе критериальных знаний, так и о распаде разума – безумии, к которому ведут человека неверно выбранные им критерии.
ТУПИК ПАССИОНАРНОСТИ И НООСФЕРЫ
Люди не грешат только с Богом. Отношения со всеми остальными греховны. Так же и с Любовью. Если Она есть Бог, то всё оправдано ею. Если же она есть результат низких страстей, то она – грех.

Признание зла наравне с добром в Природе, когда одно и другое приравнивается друг другу, означает ложь человеческого сознания по отношению к Сознанию Природы.
У меня трудная миссия: утвердить других в правомерности исследования Сознания Природы и Этики как науки высшего управления, когда приходится опровергать даже высказывание Л.Н. Гумилёва, на которого я опираюсь и которому принадлежит открытие пассионарности: «Люди остаются самими собою, какие бы этические доктрины им не проповедовались. Да и почему концепция, согласно которой можно купить отпущение грехов за деньги, пожертвованные на крестовый поход, лучше, чем призыв к борьбе с материальным миром? И если одно учение лучше другого, то для кого? Поэтому ставить вопрос о качественной оценке бессмысленно и столь же антинаучно, как, например, вопрос о том, что лучше: кислота или щёлочь? Обе обжигают кожу!» (с. 479). Так на агрессии этносы создают свои антисистемы по Гумилёву, изобретая другое зло, которое оказывается ещё более злым.
Почему одно зло должно быть лучше другого? – спрашивает себя и нас Гумилёв. Оценка историка и негативное отношение к этике понятны, ибо история человечества – это пока что не история развития этических систем, а, наоборот, история антиэтических действий – войн, разрушений, варварства, разгула эгоизма общественного и личностного.
По словам Гумилёва, не этика движет человечеством, а именно пассионарность в том выражении, которому Природа придала самые гнусные человеческие черты: жестокость, властолюбие, тщеславие, эгоизм, варварство, гордость, алчность, аморальность и т.д. Под пассионарностью он понимает настоящую суггестию, идущую от каких-то космических сил.
Можно ли этику поведения людей, подверженных только что перечисленным страстям, назвать Этикой с большой буквы? Конечно, с современных позиций это никакая не этика, а всего лишь их агрессивная мораль.
Но люди осознают всё больше и больше, и вот уже появляются на Земле организации, которые от имени правительств и граждан решают общечеловеческие проблемы. Такого раньше не было, ибо информация не Земле становится всё более прозрачной и видной для большего числа людей. Это сдерживает агрессию.
Позитивная психология находит всё больше приёмов для того, чтобы перенаправлять страсти человеческие в другие стороны, положительные, нежели негативные, перечисленные.
«Но есть одна черта, роднящая эти системы, – жизнеотрицание, выражающаяся в том, что истина и ложь не противопоставляются, а приравниваются друг к другу. Из этого вырастает программа человекоубийства, ибо раз не существует реальной жизни, которая рассматривается либо как иллюзия (тантризм), либо как мираж в зеркальном отражении (исмаилизм), либо как творение сатаны (манихейство), то некого жалеть – ведь объекта жалости нет; и незачем жалеть – бога не признают… А если так, то при отсутствии объекта ложь равна истине, и можно в своих целях использовать ту и другую».
В той же книге Гумилёв сам же себя опровергает: «Мы, люди ХХ века, знаем, что чёрта нет. И всё же, когда окинешь взглядом историю антисистем – становится жутко. Есть концепции-вампиры, обладающие свойствами оборотней и целеустремлённостью поистине дьявольской. Ни могучий интеллект, ни железная воля, ни чистая совесть не могут противостоять этим фантомам. Там, где слагается этническая химера – наложение полей разного ритма, появляются антисистемы. … казалось бы, антисистемы должны были вытеснить этносы, заменить их собой… А ведь подобного почему-то не произошло.
Значит, в мире есть какой-то могучий импульс, противодействующий распространению антисистем и, возможно, очищающий от них лик Земли. Однако, как мы видели, антисистемы появляются снова и снова, так что этот импульс должен действовать, если не постоянно, то достаточно часто. И он не должен находиться в сфере сознания людей, потому что эта сфера открыта для обмана или для неполноты понимания предмета, т.е. для заблуждений. И он не заповедан нам свыше, потому что антисистемы бывают теистичны, а идеалы этнических культур – атеистичны. И он не складывается в процессе эволюции, ибо за нужное для сложение время он бы погиб. Знаем ли мы импульс с такими свойствами? Да, знаем! Это пассионарный толчок».
Так противоречиво Гумилёв доказывает существование пассионарности. Ибо саму пассионарность он трактовал, прежде всего, с негативных позиций. И далее он продолжает: «Нет, не героизм отдельных пассионарных особей, личностей, жертвующих собой, а именно толчок, мутация, порождающая признак пассионарности и сообщающая заново возникающим этносам оригинальный ритм биополя – вот что губит химеры и гнездящиеся в них антисистемы. Пассионарный импульс даёт как бы высокий накал, в котором химеры “плавятся”».
Абсолютно нелогичным выглядит в этом утверждении ссылка на мутацию этноса как единой системы. Ибо можно говорить о мутациях единичного биологического организма, но никак не о мутациях общества как общественного организма. Сводить к биологии более сложные вопросы эволюции обществ некорректно.
«Итак, пассионарные толчки не только помехи в эволюции человечества, но и очистительная сила, без которой эволюция вообще не могла бы продолжаться… И ради этого из Бездны в Мир пробиты чёрные дыры, каждая из которых называется “личное сознание”. Хорошо бы на них поставить заслонки, именуемые “совесть”».
Вот такой реверанс в отношение этики делает Гумилёв.
В концепциях Гумилёва и Вернадского удивляет настойчивость, с какой оба автора приписывают этносу или биосфере пассивную роль ожидающей толчков динамической системы. Вот эта самая пассивность превозносится в ущерб сознательной активности. Мне кажется, что именно в этом и состояла главная ошибка этих гениев – они не смогли подняться до признания в Природе её Сознания, способного вести Человека, людей и человечество в процессе эволюции таким образом, что люди действительно могли бы выбирать продолжение своего пути.
Другими словами, они выше, чем Жизненный Поток, не обладающий своим сознанием, не поднялись. Для них он – простая биомасса, текущая в ту сторону, куда гонит её не совсем ясная и суггестивная Природа. Они не смогли или не захотели, или испугались заглянуть за черту, туда, где находится сознание. Они ограничились лишь одним сознанием – сознанием одинокого человека. Это ещё более удивительно, ибо В. Вернадский, продолжив П. Тейяра де Шардена и Э. Леруа, развил учение о ноосфере.
Часть 2. Критериология. Потоки сознания
ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ ПРИРОДЫ
Человечество взрослеет настолько, насколько оно может прогнозировать результаты принятия своих решений на основании познанных критериев. Прогноз «по плодам» человечество начинает перерастать.

Любая конкретная отрасль науки, хочет она того или нет через своих служителей, хотят того или нет учёные, всё равно рассматривает мир всего лишь через свою ограничительную и начальную модель - парадигму своей отрасли.
Любая научная парадигма, требующая по определению науки экспериментального или теоретического непротиворечивого подтверждения, ограничена в своём развитии именно этим главным для науки требованием логики. К сожалению, логика сама является точно таким же средством построения, вывода и доказательств новых фактов из старых, как и любая отрасль науки. Поэтому логика имеет тот же недостаток, что и любая наука: они не могут описать собой основания, на котором стоят. Ибо это основание несёт в себе смыслы более высокого уровня, ни для логики, ни для наук невидимые.
Согласно теореме Гёделя из теории множеств, определить любую науку или логику можно, лишь расширительно выйдя за пределы замкнутости их парадигм. В этом смысле они являются, по сути, таким же конкретным опытом людей, как и любой материальный или бытовой опыт. Только в быту мы более сговорчивые, чем в науке.
В любой науке или практике человек в своём восхождении в знании или умении рано или поздно приходит к некоему пределу, за которым лежит тайна, которую наука и пытается проявить для конкретного использования в рамках материального мира. «Почему?», «Зачем?», «А что дальше?» - вот вопросы, которые готовы взорвать устоявшееся, утверждённое, схематизированное, ибо всякий человек имеет возможность открыть иерархию Природы, отражаемую в любом её языке - в научном, практическом, человеческом, смысловом, Языке Сознания Природы.
Давайте ещё раз скажем, что вот эта научная модель правильна вообще, на все случаи жизни, и тут же найдутся апологеты этого научного знания, которые станут вопить о том, что любое расширительное усилие есть лженаука, которую надо всеми возможными методами выкорчёвывать, а её проповедников вешать и сжигать.
Когда психология останавливается в своём развитии на теории функциональных систем, теории личности, теории трансперсональности или любой другой, то ещё можно понять амбиции авторов теории, претендующих на своё частное (!) открытие, но нельзя понять их последователей, которые будут идти за ними и нанизывать одно открытие на другое. Нет и не будет в нашей науке открытия, которое бы закрывало все остальные и последующие. Это смешно, по-детски, но, к сожалению, это кроваво, ибо включает в действие диктаторское проявление свободы как вседозволенности стоящего у власти человека.
Физики сами уже признают, что физика перестала быть физикой обычного эксперимента. Подобным признанием грешат и медики, и психологи, и философы, ибо наука и практика всё больше интегрируются в новое знание целостного, вселенского масштаба, стирая границы разных наук.
Автор однажды увидел критериальную основу Природы как объединяющую платформу знаний для науки, практики жизни, медицины, психологии, философии, религии.
К сожалению, наука переживает сейчас пока ещё период варварства и каннибализма, диктуя до сего времени авторитаризм и запрещая развивающие исследования. Она напоминает старость, исковерканную современной медицинской моделью общества, целью которой является внушение нам культа бездуховности, болезни и смерти.
Я удивляюсь, когда читаю в книге по какой-нибудь науке о системообразующих факторах. Уровень кибернетической образованности даже авторов-академиков таков, что они до сих пор не поняли, что система только тогда становится таковой, когда в ней активно действует критерий как функционал, или целевая функция. Именно функционал оптимизации, или самоорганизации, является, прежде всего, системообразующим фактором или главным ресурсом нематериального происхождения. Что говорить о гуманитариях, если даже в открытии Нобелевского лауреата физика И. Пригожина этого нет!
К сожалению, понимание того, что самоорганизация и жизнь связаны системно через существование и действие природных критериев, пока ещё среди учёных и практиков не достигнуто. Я говорю об открытии Критериальности Природы, которая в понятии системности переводит акцент с субъекта рассмотрения в его замкнутости существования в виде элементов и связей между ними на внешний по отношению к объекту признак, подчиняющий поведение объекта в среде его существования некоему высшему закону.
Некорректность многих научных положений и теорий в этом плане бьёт по глазам.
Поэтому, например, психологические теории являются не просто неполными, они могут давать противоположные реальности результаты и дают их, когда ограничения в них касаются таких существенно центральных положений, как системность и критериальность. И никакое целепологание и взывание к разуму не спасает от катастрофических ошибок, ибо целостная картина ускользает от взгляда исследователя.
Такой ошибкой при психологическом подходе к исследованию сознания является первичность психики над сознанием.
Глобальный критерий проявленной части сознания человека зависит от критериального пространства именно этой проявленной части, то есть от процесса осознания. Глобальный критерий развития всего целостного организма человека, конечно же, никак не совпадёт с ним, как бы мы ни напрягались, ибо первый из них выбирается субъективно, как для части относительно целого, и часто в открытом противоречии с природными проявлениями.
Но никто не будет отрицать факта, что иерархия самоорганизации Природы отражает и иерархию частных критериев самоорганизации на критериальном дереве с вершиной в виде некоего Глобального Критерия Природы. Чем является этот Глобальный Критерий Природы для субъективной части сознания человека пока понять нельзя, ибо именно он как целостность высшего порядка объективно определяет всё в Природе, а быть определённым не может.
Но он существует и проявляется в феноменологии бытия через самоорганизацию Вселенной. И выводить его за скобки рассмотрения в любой науке лишь по причине того, что это, якобы, Бог, а науки, видите ли, не исследуют Бога, – и некорректно с позиций науки, и просто глупо по-человечески. Наука не должна быть глупой до такой степени.
Поэтому автору видится новый ресурс развития человечества, прежде всего, в прямом использовании критериальности Природы и в практике, и в науке гуманитарного направления: в психологии, философии, медицине, но, главное, в Этике. И не надо чураться того, что новые знания открывают единственный путь восхождения к признанию за духовным началом человечества его вершины. Наоборот, именно этот аспект позволяет однозначно заявить об общем научном и практическом основании для всего человеческого знания и избежать в его развитии тупиковых и немирных путей.
Прогностическая отрасль человеческого знания с учётом естественной критериальности получает не только могучий метод позитивного прогноза в соответствии с требованиями самой Природы, но и метод выявления многих негативных последствий при их нарушении.
ОТКРЫТИЕ КРИТЕРИАЛЬНОСТИ ПРИРОДЫ
Луч, который вышел из волшебной палочки, достиг зеркальной сферической вершины горы и осветил вокруг так далеко, как до того не смогла осветить ни одна свеча.

Эта книга, как и все другие книги автора, обобщила представления в области исследования Сознания Природы. Автор принадлежит к тем людям, кто считает, что пока что человечество искало подходы для познания Сознания.
Теория Критериальности Природы, сформулированная мною в моих книгах, даёт прекрасную возможность использовать её для прогнозирования и развития сложных иерархических природных и искусственных систем, неважно в какой области эти системы рассматриваются: в физико-технической, медицинской, в лингвистической, социологической, кибернетической, психологической, философской или в области изучения сознания в целом.
Укажу некоторые выводы, обосновывающие открытие критериальности Природы. Речь о них пойдёт далее на страницах этой книги.
Если мы говорим о структурах и системах, то нужно объяснить разницу между ними.
Структурой можно выразить практически всё в виде элементов и связей между ними.
Системой структура станет только тогда, когда вся она окажется погружённой в поле ресурсов и пронизанной деревом критериев, которым в соответствии с ними и согласно им будет подчиняться работа, функционирование каждого элемента и всей структуры в целом. Без такого согласованного взаимодействия системы быть не может.
Только так система становится способной сохранять целостность, выполнять задания, осуществлять свою функцию и существовать в динамике, то есть во времени.
Любая функция времени, любая система или любой процесс, если они характеризуются хоть в какой-то степени устойчивостью, взаимно однозначно отражаются в своём критерии, функционально задаваемым своим конечным значением и видом.
Критериальность Природы проявляется при проведении системного анализа. Она не является явной; психология, физиология, биология, физика и другие науки ею не оперируют. Лишь теория оптимальных систем и некоторые разделы математики используют понятие критерия как функционала.
Самым объективным является то, что Бесконечные Источники Любви, Разума и Жизни постоянно подпитывают всё материальное, даже неживое, накачивая их всеми необходимыми видами энергии-смысла.
Самоорганизация – процесс возникновения, укрепления и сохранения целостности системы.
Начало процессу самоорганизации будет положено, когда структура, ресурсы, «поле плодородия» – пространство существования, – будут «знать», что для этого делать. А это произойдёт, когда она станет пронизываться всем полем критериев, которые автоматически организовывают существование.
Только при таком процессе включения в «поле плодородия» критериев возникают условия для протекания автоматических процессов природного синтеза.
Критерий преобразуется в видимую, хорошо осязаемую по своему напору функциональную доминанту, обладающую не обычным магнетизмом, а скрытым, не обычным притяжением ресурсов, а высшим.
Так критерий становится обладателем и повелителем всех функциональных принадлежностей в организме для решения задачи оптимизации – минимизации или максимизации – выделения, концентрации, «материализации» того, что мы называем смыслом.
Такая материализация критерия в смысл происходит в тонкоматериальном поле сознания в таком виде, что смысл становится доступен сознанию.
Доминанта всегда содержит ядро будущего смысла и поле притяжения. Доминанта – это устойчивая функциональная форма, отражающая самоорганизацию в системе, обладающая смыслом своего уровня, более высокого, чем уровень её проявления. Доминанта обладает разной степени силой, или потенциалом, своего поля притяжения.
Природа через работу физических полей, видимо, избрала Человека, чтобы на нём закончить первый этап создания своего Зеркала как отрицательной обратной связи. Этот этап завершился, когда Человек стал разговаривать, думать и творить.
Говорят, что с помощью Человека Природа познаёт самоё себя. Думаю, что не только в познании состоит миссия человечества на Земле. Ибо Человек и человечество являются частью громадной самоорганизующейся системы, преобразующей мир.
Физика не изучает сознание в его полноте. Она в принципе этого делать не будет, потому что она изучает лишь материю без мысли.
Когда материя наделяется мыслью, физики сводят её к немыслящей, случайно способной на неожиданности, неопределённости.
Вся квантовая механика, квантовая термодинамика, вообще всё направление квантовых и флюксовых исследований замечательно иллюстрируют обессмысленный подход науки прошлого к исследованию мыслящей материи.
Я предлагаю новое определение Жизни: Жизнью называется всё то, что обладает любой устойчивой формой сознания.
Сознание есть атрибут Природы и способность материальной структуры к самоконтролю, к самоорганизации, к самоопределению и к саморазвитию.
Проявленность сознания заключается в двух основных моментах: в замыкании обратных связей на любом природном уровне через себя и в сознательном оперировании критериями при выделении и наращивании новых смыслов, получаемых как из неопределённой, так и из определённой информации.
Объективное существование сознания, адекватного, то есть несвободного от ограничений материи, и виртуального, то есть свободного от ограничений материи, бесспорно, доказывает факт существования второго после Материи атрибута Мироздания – Критериального.
Сегодня можно достаточно чётко формулировать: в каждой точке Вселенной всегда действует одна и та же Критериальность Природы безотносительно к пространству и времени, которая и обуславливает самоорганизацию Природы на всех её уровнях.
Критериальность Природы организует смыслы в самостоятельно существующие объекты Жизни, как в виртуальные, так и в материальные, как в положительные, так и в отрицательные с точки зрения развития.
Критериальность Природы, как и время, является одной из форм Бесконечного Источника Жизни, форм, проявленных в адекватном сознании, то есть выделенных в материальном мире.
Я каждого человека является такой же, но только виртуальной, формой Критериальности Природы в проявленном сознании Человека.
Именно Критериальность Природы позволяет нам сохранять память и прогнозировать, самоопределяться и самосовершенствоваться в силу однозначности своей устойчивости.
СВОЙСТВА СМЫСЛОВЫХ СИСТЕМ
Чтобы понимать друг друга, надо верить в то, что в Природе существует Посредник, и мы ему доверяем.

Начало этого раздела является достаточно специфическим и сложным и потому кто-то попросту пропустит его при первом чтении книги. Однако, эту одностраничную сложность я хочу предварить несколькими словами в своё оправдание.
«Философия есть битва против околдования нашего разума средствами нашего языка», – писал Л. Витгенштейн. Я бы сказал, что человечество в какой-то мере осознаёт суггестию, идущую от языка, через который с нами говорит Мировое Сознание. Ведь если не будет суггестии, не будет понимания. Но иногда она переливается через край.
Предлагаемая в этой книге точка зрения автора на Сознание Природы как на Метаязык перекликается с религиозно-философской концепцией языка, разработанной философом А.Ф. Лосевым, в том, что конкретно продолжает структурное построение языка в новые для него критериальные области. Вот несколько выдержек из книг Лосева о его концепции.
«Имя есть орудие понимания самого понимания» (курсив А. Л.).
«Имя вещи есть её смысловая сила, а Имя Божие есть сила и энергия Божия… всякая энергия Божия неотделима от существа Божия и потому есть сам Бог, хотя Бог Сам по Себе и не есть ни имя вообще, ни Его собственное Имя… ничто не может помешать и произносимости Имени Божия, и его субъективно-человеческую данность (в звуках, в буквах, в понимании, в переживании) совместить с нетварной и божественной природой самого Имени по себе» (с. 900).
По заключению Л.А. Гоготишвили для Лосева «Язык – это онтологически-коммуникативное отражение личностного стержня бытия, связующего Абсолютную Личность Творца с тварной личностью человека».
По этим выдержкам можно судить, насколько суждения Лосева восходят к кибернетичности смыслов и их иерархии. Вот ещё одно из его высказываний: «…имя тонет в сущности, чтобы тем самым себя проявить, в этой вечной и чудесной смысловой игре абсолютного с самим собою и со всем инобытием и заключается последняя тайна толкования. Наши повседневные судьбы именования суть только подобие».
Этот тезис «имя вещи есть сама вещь, хотя вещь не есть имя» является самым главным законом построения иерархических смысловых систем – смысл в системе распространяется по её уровням сверху. Именно это гениально предвидел А.Ф. Лосев тогда, когда зарождались лишь математические основы кибернетики, а до появления самой кибернетики оставалось ещё четверть века.
Вот почему иерархические природные системы смысла являются квазиоднонаправленными относительно своих уровней. Они имеют несколько генеральных свойств.
Первое свойство: корреляция уровней между собой в них мала и определяется смыслом понятия или элемента более нижнего уровня.
Второе свойство: при движении дивергентного потока смыслов снизу вверх по иерархии смыслов влияние смысла нижнего уровня на смыслы верхнего уровня несравнимо мало с влиянием смысла высокого уровня на смыслы нижнего.
Отсюда существование нарушения законов нижнего уровня со стороны смыслов верхнего уровня без согласования со смыслами нижнего уровня. Вот почему категория справедливости в этике и морали в обществе так часто нарушается теми, кто находится или считает, что находится, над обществом.
Третье свойство: в иерархических системах смысла, коими являются все природные системы, на каждом уровне в процессе выделения смысла происходит естественная неуравновешенная поляризация смыслового поля – выделение из него, как минимум двух противоположных смыслов, слабо уравновешивающих друг друга.
Степень их неуравновешенности вызывает изменения на более высоком уровне смысла во всех обобщённых понятиях, куда входят эти смыслы нижнего уровня, причём, знак этого изменения зависит от преобладания одной противоположности над другой.
Категории этики «добро» и «зло» лучше всего отражают это свойство.
Вспоминая, что смыслом пронизаны и физические поля, утверждаем, что именно поэтому возникают необъяснимые явления в пространстве, известные как торсионный эффект.
Четвертое свойство: Один уровень смысла от другого отделён своего рода фазовым переходом, характеризующимся своеобразным барьером энергии-смысла.
Выход на более высокий уровень смысла обеспечивается природной энергетической флуктуацией смысла (эффект квантования потока), благодаря которой лишь некоторые определённые смыслы преодолевают энергетический барьер. При этом происходит снижение природной энтропии, самоорганизация.
Классическая и квантовая физика, вторгаясь в микромир, на самом деле вторглась в Сознание Природы. Каждое твёрдое, газообразное, жидкое, плазменное тело, физическая или виртуальная частица есть концентрация природного смысла, который имеет свою форму представления.
Всё в мире питается за счёт Бесконечных Источников Энергии-Смысла. Иначе бы в условиях открытости природных систем нас уже давно бы догнала физическая смерть.
Мы видим непрерывное бесконечное движение природных форм, выражающееся для неравновесных физических систем, в том числе и живых, в процессах флуктуации, в самоорганизации, в самофокусировке, в волновых явлениях, в фазовых переходах и в подобном другом.
Создавая законы, Природа, чтобы движение было бесконечным, идёт на нарушение законов низкого уровня, что уже давно фиксируется в целом направлении объяснений физики микромира виртуальными представлениями.
Самый большой парадокс современной физики состоит именно в этом: учёные-физики уже давно вводят в свои теории влияние Метасознания, или природную критериальность, как виртуальность их микромира. Ибо виртуальность в принципе означает не столько отход от законов сохранения, сколько допущение других, пока неизвестных законов.
Виртуальность в физике обоснована только опытными данными. Она не может быть обоснована восхождением по физическим смыслам снизу. Так проявляется ограниченность физики и опыта – в своём описании они однонаправлены и некритериальны.
Пятое свойство: Непознанный смысл для сознания – это непрозрачный для понимания объект, который не встраивается ни в одну систему, не притягивается ни к одному другому смыслу, но резко снижает качество контактирующих с ним смыслов.
Постепенно в процессе познания этот объект, имеющий лишь скрытый смысл, начинает приоткрывать себя. Появляется его смысловая прозрачность, выражающаяся в степени прозрачности, которая со временем только растёт.
В этом проявляется аналог термодинамической энтропии – смысловой энтропии. Понятие вообще информации пусто и вредно. Информация может быть только смысловой.
Проявляющийся со временем смысл объекта приводит к потере этим объектом замкнутости, закрытости и появляется открытость, притяжение-отталкивание, валентность и другие отношения с объектами из мира окружения.
В какой-то мере можно сказать, что объект, проявляя или выделяя смысл как энергию замкнутости, в какой-то степени теряет свою целостность, ибо он встраивается в систему смысловых понятий и становится зависимым.
С другой стороны, объект, пока он не проявлен своим смыслом, является практически несуществующим для смысловых систем. В лучшем случае он для них существует в виде ненаблюдаемого объекта, неидентифицируемого возмущения, шума, флуктуации или чего-нибудь подобного, нарушающего известную структуру.
Шестое свойство: Флуктуации как процессы, переводящие системы на другой уровень смысла (при фазовых переходах) имеют не случайную природу, как то принято в физике, а природу самодвижения, имеющую начало в Бесконечных Источниках.
Флуктуации представляют собой особую форму проявления Бесконечных Источников Энергии-Смысла в материальном и тонкоматериальном, или полевом, мире. Они имеют главную направленность только на одно: на проявление действия Критериев Природы в самоорганизующихся системах разного уровня. Они организуют и проявляют поисковые движения при настройке любой природной системы на экстремум, задаваемый соответствующим Критерием Природы.
Медицина, во многом освоив грубоматериальное, всё более впитывает в себя методы лечения, основанные на полевых воздействиях: электромагнитных, тепловых, лазерных, радио, СВЧ, КВЧ и др. Более того, полевое рассмотрение организма она распространяет на свои методы в диагностике и лечении, в которых не применяется пока критериальный подход.
Над медициной как над основной человеческой практикой стоит множество наук. Но среди них нет пока ни одной науки, которая бы соединила в себе знания о душе, сознании и жизни вместе. Такое соединение возможно лишь через признание независимости действия Критериев Природы.
Создав Человека, Природа возвысила и, одновременно, унизила его, давая ему свободу выбора и тут же её ограничивая рамками своих Критериев.
Завершая этот раздел, хочу повторить ещё раз: признание самоорганизующего начала в Природе автоматически влечёт за собой признание первичности действия в ней её Критериев, вызывающих оптимизацию при самоорганизации. Ибо самоорганизация и есть оптимизация.
КРИТЕРИОЛОГИЯ
Не надо жаловаться на то, что Бог не помогает нам. Это сущая неправда. Бог задает Истину, Законы Законов – критерии Духовности – и ждет, как мы сами, живя в соответствии с этими Критериями, будем следовать им своею душою и своею жизнью.

Благодаря широкой практике автора возникла новая обобщающая наука – критериология, изучающая критериальные, то есть оценочные в широком смысле, поля Природы и предлагающая пересмотреть наши приоритеты в сторону общечеловеческих духовных.
Частные науки всего лишь познают Критерии Природы как законы, законы законов, принципы и прочее. И хотя многие исследователи и философы мечтали об общей организующей науке, имеющей максимальное утилитарное значение, подходили они к ней с частных позиций отдельных наук, которые больше ограничивали, чем давали толчок к развитию. И лишь философское обобщение кибернетики дало искомую основу.
Сформулируем несколько положений критериологии и выводов обобщённого характера, обсуждение которых будет проводиться в разделах ниже.
Критерий – это мерило, дающее возможность оценивать то, о чём идёт речь или оценивать смыслы вообще в любой системе. Критерий – это такое математическое или физическое, качественное или любое другое языковое представление (в математике – функционал), которое при функционировании любой системы самоудовлетворяется путём его минимизации или максимизации. Поэтому справедливо представление критерия живого организма в виде отражения его самоудовлетворяющегося показателя.
Критерием можно назвать главную или обобщённую потребность организма или системы, если исходить из необходимости самоудовлетворения критерия.
Кроме главного, глобального, критерия существуют и локальные критерии подсистем, которые образуют критериальное дерево, вершиной которого является глобальный критерий.
Я выделяю, таким образом, критериальный уровень в иерархии уровней Сознания как высший природный уровень, формализованный уровень удовольствия или чувственности объектов Жизни. Этот уровень обладает свойством быть описанным математически через множество критериев, функциональных форм – функционалов.
Таким образом, чувство удовольствия в живых системах является отражением процесса удовлетворения, который можно поставить во главу устойчивого функционирования любой системы, не обязательно самоорганизующейся.
Самоорганизация как генерализованный процесс крупной системы, состоящей из более мелких систем и подсистем, чаще всего отражает процессы устойчивого усложнения и поддержания динамического равновесия в соответствии с глобальным критерием в системах любого происхождения и в условиях с существенно меняющейся динамикой среды существования и ресурсов.
Критерий является тем математическим представлением в цепи Природы, с которого начинается чувство, ощущение, страсть, желание, стимул, мотив, детерминанта, смысл и другие переменные состояния живого объекта, простые и обобщённые.
Фактически живое отличается от неживого тем, что в живом критериальность систем выражена более выпукло, более представимо, более динамично, более разнообразно, вплоть до крайних, пороговых значений и состояний, квалифицируемых как страдания и эйфория, экстаз. Удовлетворение потребности – это удовлетворение критериев.
Поскольку критерии оперируют смыслами, то и сами они выступают как высшие в относительном или абсолютном представлении смыслы.
Критерием может быть всё – любая идея, любая способность, любой принцип, любой закон, любая вера, любое соотношение, любое совпадение или несовпадение, любой элемент, – главное, чтобы этот элемент выступал бы мерой смысловой информации: количественной (больше-меньше), качественной (хорошо-плохо), моральной (добро-зло), чувственной (тепло-холодно), рациональной (порядок-хаос), ценностной (важно-неважно) или душевной (люблю-ненавижу) и других видов смысловой информации.
К сугубо критериальным понятиям следует отнести понятия веры, счастья, любви, хотя можно представить их в виде высших состояний. Это значит, что через состояния передаются нам голоса критериев.
Состояние – это внутренняя эмоция организма.
Работа критерия всегда предшествует образованию смысла в системе самоорганизации. Смысл - это явное и концентрированное проявление доминирующего критерия по истечении времени самоорганизации в системе.
Действие критерия и смысла выражается через доминанту в состояниях организма, отражающихся в понятиях языка, главной характеристикой которых является их смысловая иерархическая многомерность.
Чтобы оценивать науки, знания, деяния, мысли, идеи, необходимо выделить Высшие Критерии Природы и привлечь к ним внимание учёных и неучёных. Ими на данном этапе являются, учитывая существование Духовного Максимума Вселенной, Критерии Духовной Этики, передаваемые человечеству через Великие Духовные Учения.
Необходимо в связи с этим сформулировать высший принцип природной адекватности, отражающийся в природном метаболизме: когда мы встраиваем свои личностные критерии, принятые человеком для повседневного руководства, в поле созидательных Критериев Природы непротиворечивым образом, то мы – созидатели положительного нового. Если же наши критерии противоречат созидательным природным, то мы – разрушители.
Известно, что глубина научности любой теории может быть проанализирована с точки зрения методологических критериев научности: универсальности, согласованности (непротиворечивости), простоты, объяснительного потенциала и наличия предсказательной силы.
Универсальность критериологии обеспечивается применением универсального математического языка описания явлений и процессов в виде математических моделей систем (теория систем, теория оптимизации, теория управления, теории идентификации и другие) и представления их с включёнными в их состав и принятыми для их функционирования критериями. Любой критерий можно описать в виде математического функционала с разной глубиной детализации системы при выделении глобального её критерия.
Согласованность (непротиворечивость) критериологии достигается обязательным выполнением требования единства представления как природных систем, так и систем, создаваемых людьми, на основе принципов природной целостности, подразумевающей наличие согласованной работы подсистем под управлением природного критериального дерева. Особенно это важно для пограничных областей, когда согласованность зависит от степени развития общего оценочного поля.
Простота и наглядность критериологии проистекают из кибернетических представлений систем и их критериального дерева. Единая система Природы имеет свой Глобальный Критерий развития и глобальный критерий развития Человека как системы, включающей в себя все возможности самой Природы, для надстройки существующей иерархии живых систем новым уровнем интеллектуальных систем, естественным и непротиворечивым образом вписанных в Природу.
Объяснительный потенциал критериологии определяется качественной и количественной стороной её математической и кибернетической основы, а также объяснительным потенциалом любой другой отрасли знаний человечества, представляемой количественно и качественно как естественной части одной глобальной системы знаний, при выделении её оценочных полей в общем оценочном поле Природы.
Наличие предсказательной силы критериологии определяется непосредственно как целостностью и завершённостью формальных представлений, так и согласованностью применяемых критериев во всех подсистемах, природных и неприродных, а также простотой и наглядностью интерпретации таких важнейших для Человека этических понятий, как добро и зло на каждом уровне иерархии критериального дерева. То есть предсказания начинают наполняться нравственной сутью.
Знание глобального критерия, действующего в системе, позволяет определить уровень, к которому принадлежит система: духовный критерий выводит систему на духовный уровень, животный, материальный критерий – на материальный, критерий разума - на уровень логики языка.
Материализм никогда не поднимался выше критериев Жизненного Потока.
Диалектика никогда не поднималась выше критериев разума.
Ни то, ни другое не могли дать истинной цели развития Человека и человечества. Но мы можем не намечать цель нашего движения вообще, если мы в своём движении понимаем и видим, как и какой природный критерий удовлетворяется при этом, и осознаём его положительность для человечества.
Этот вывод является весьма важным, ибо явно выделить общую цель в сложном будущем природном развитии для Человека Сегодняшнего пока не представляется возможным. Ориентация же Человека на удовлетворение главных положительных природных критериев даёт основание иметь гарантию хотя бы неразрушающего воздействия Человека на Природу.
ПРИНЦИПЫ КРИТЕРИОЛОГИИ И ЗАКОНЫ ПРИМИРЕНИЯ
Часто нами руководят крайние состояния: гнев, ненависть, мстительность. Сожаление, которое приходит потом, усугубляет чувство вины.

Насилие человека над человеком отражает действие критериев разрушительной части метаболизма Природы. Одной из задач Человека является не принимать эти критерии за главные.
1. Принцип определённости. Критериология - это наука о критериях и их влиянии на живые и неживые системы. Она впитала в себя несколько дисциплин: теорию функционалов, теорию оптимизации, теорию самоорганизующихся систем, философию, кибернетику, психологию и многое другое. Критериология может быть представлена своей математической частью и частью гуманитарной. Это единственная наука, которая подводит реальное детерминированное математическое основание под понятия психологии, философии, медицины и другие гуманитарные знания.
2. Принцип необходимости самоорганизации и устойчивости Природы. Природа иерархична, то есть она ранжируется по уровням, каждый из которых образует систему матрёшек, вложенных друг в друга, либо дерево уровней, в структуре которого подчинение осуществляется снизу вверх. Ранги уровней определяются действующими на них критериями, образующими дерево критериев. Иерархичность Природы полностью определяется критериями этого дерева.
3. Принцип достаточности самоорганизации в устойчивости Природы. Главный принцип: в Природе существует её глобальный критерий, обеспечивающий её самоорганизацию и устойчивость как главной суперсистемы, и критериальное дерево подчинённости и соподчинённости критериев систем, входящих в главную суперсистему, то есть её подсистем.
4. Принцип функционала. Критерий - это оценка, соотношение, количественное или качественное сравнение, мера тождественности некоторому эталону или расхождения от него, причём эта мера в общем случае является изменяемой во времени. В частном случае оценка или мера может быть неизменяемой во времени. Тогда она восходит к числу как к мере несвязанных субъектов. Математически критерий в устойчивых природных системах выражается через форму оптимизирующегося функционала.
5. Принцип вторичности доминанты. Выбранный критерий определяет доминанту сознания, которая, в свою очередь, придаёт смысл протекающему процессу самоорганизации. Доминанта существует благодаря напору Потоков из Бесконечных Источников Жизни, Разума, Любви, Духа и Критериев, проявляемой в человеке как воля.
6. Принцип перераспределения ресурсов. Фактически критерий перераспределяет процессы ресурсного обеспечения системы. В сознании работа критерия меняет напряжённость поля сознания. В виду того, что последнее анизотропию, при этом меняется кристаллическая динамическая структура поля сознания. Значения критерия во времени меняется в широких пределах. Максимальное его значение отражает наибольшую скорость процессов ресурсообеспечения.
7. Принцип двуполярности ресурсов. За ресурсы принимаются не только материальные потоки и запасы, но и информационно-смысловые поля. Ресурсами в общем случае могут быть любые воздействия других систем, в том числе как увеличивающие созидательный потенциал критерия, так и снижающий его.
8. Принцип смены критериев. В живых системах смена критериев происходит как в зависимости от изменений более высоких по рангу критериев, так и в зависимости от степени самостоятельности системы. Нулевые значения критерия означают выключение его действия на систему.
9. Принцип необходимости как справедливость. Справедливость есть отражение подчинения уровней иерархии критериального дерева. Критериология необходима там, где нужно обосновать принципы свободы или, по-другому, права и обязанности субъекта в отношении с объектом. Причём, соотношение прав и обязанностей может варьироваться в широких пределах, что естественно вызывает разные правила игры партнёров - от полного порабощения до полной разнузданности. И то, и другое является крайностями проявления свобод.
10. Принцип примирения. Говоря о законах примирения в самоорганизующейся Вселенной, хотелось бы выявить именно ту часть критериального знания, которая до сих пор сильно умалялась учёными и практиками применительно к сознанию человека. Законы примирения всегда касаются двух и более сторон, неважно как они выглядят в материальном мире. Это могут быть люди, семьи, общества в разных формах, человек и общество, даже разные субличности одного и того же человека. Но это всегда части Сознания Природы. Не только над Природой победа опасна, человек всегда остаётся в личном одиночестве, если становится победителем. Победа всегда разжигает негативные инстинкты: ненависть побеждённых и презрение победителя.
11. Из рассмотрения критериальных взаимоотношений разных живых и неживых природных систем можно выявить закон адекватного действия. Этот закон равносилен третьему закону Ньютона в физике: действие равно противодействию. Однако, речь идёт о действиях, наделённых смыслом, доминантой и критериями одного уровня сознания. Для человека действие этого закона проявляется в выделении смысла из любых информационных полей, и переводе их в поля информационно-смысловые.
Развитие двух и более взаимодействующих систем адекватно или справедливо, если выполняются принципы:
11. Принцип смысла. В отношении общего смысла действие обеих сторон обязано иметь одинаковое по уровню оправдание на более высоком уровне, чем уровень, на котором оно развивается.
12. Принцип доминанты. В отношении общей доминанты действие обеих сторон должно доминировать над другими действиями настолько, что обе стороны оперируют ресурсами одного порядка.
13. Принцип уровня. В отношении критериев, применяемых обеими сторонами при оценке и оптимизации своих действий и действий партнёра, уровень критериев должен быть одного порядка сложности и высоты организации и самоорганизации.
Если принципы, о которых идёт речь сейчас, нарушаются, то необходимо говорить о законе неадекватного действия: неадекватно друг другу то, что не имеет между собой критериального соответствия.
Может показаться, что наука критериология формулируется в виде некоей сверхфилософии, в которой объясняется, зачем существует сам мир и, естественно, сама критериология. Однако автору видится, что она, скорее всего, будет развиваться не сама по себе как наука академическая, а лишь в прикладном значении подобно кибернетике.
СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА С ПОЗИЦИЙ КРИТЕРИОЛОГИИ
И Бог и дьявол чаще и сильнее всего проявляется в самом близком и в самом любимом человеке. Через любимых людей им действовать легче всего. Через самое любимое дело – тоже.

Если мы попробуем вникнуть в суть научных определений понятия сознания, то ужаснёмся: совершенно неясно, что же это такое есть на самом деле. Какое-то эфемерное «облако в штанах». Прежде всего, поражает сугубо материалистическое понимание и сознания, и психики: то и другое представляется учёным как продукт производства какого-то абсолютно «чёрного ящика». Другой, похожий, взгляд на сознание рассматривает его как качество происходящих где-то количественных изменений.
Я же убеждён в том, что о сознании нужно говорить, как о системе или подсистеме самоорганизации, проявление деятельности которой, отражение, происходит во всех пластах, уровнях материи и нематерии. Конечно, можно заявлять, что сознание является лишь качеством материального мира, однако, ведь говорим же мы о виртуальном сознании безотносительно к ограничениям физического мира.
Трудно разобраться в том, насколько противоречиво понятие сознания, принятое в науке, ибо оно характеризует собой самый высший уровень человеческого знания. Категорию сознания определяют путём отождествления её с другими высшими категориями, находя таким образом общее при их пересечении с позиций выбранного критерия.
Гипотезы находят своё подтверждение или неподтверждение на практике. Учитывая, что практика не может дать один критерий для широкого диапазона условий, любая принятая для употребления в языке категория оказывается истинной лишь в определённом пространстве условий и критериев.
Сознание Человека всегда больше отождествлялось с психикой, чем с логикой, хотя иногда под сознанием понимают как раз язык, то есть его сугубо детерминированную часть природной логики, отбрасывая фактически его стохастическую наполняемость и богатство. На самом деле Природа стохастична, случайна в той мере, насколько Человек невежественен. Под покровом случайности лежат природные пласты и уровни, на соответствие законам и критериям которых Природа проверяет деяния Человека.
Религиозный взгляд на Человека известен: через Человека Бог проводит свою творческую волю.
Если же подходить к пониманию сознания с сугубо кибернетических позиций, то необходимо признаться, что религиозный подход намного ближе к разгадке этой тайны, чем классический психологический.
На самом деле, как кажется автору этих строк, к сознанию ближе скорее не столько логика, сколько как раз критериальная часть Природы, благодаря которой собственно и происходит оценивание, измерение, сравнение, отождествление, разделение и так далее любых одних проявлений от других. Ибо простое сравнение и выделение преобладающего параметра по какому-либо признаку характерно для любой системы и для любого языка.
Как в логике универсальной операцией является импликация «если… то…», так и в управлении, организации и самоорганизации основой управления является сравнение. Ведь измерение основано на сравнении. Детерминированность работы системы, а, значит, и выделение смысла, проявляется с появлением контроля, который полностью основан на сравнении.
Сравнение, существующее в Природе, предполагает наличие естественных эталонов сравнения, проявляющих себя через критерии. Критерии образуют пространство критериев, из которого работают в определённой системе и при определённых обстоятельствах не все его элементы, а лишь некоторые. Управление природным процессом отбора необходимых критериев осуществляется за счёт соответствующих весов, или коэффициентов. Веса отражают природную работу качественных критериев, приоритет которых выше количественных.
Чтобы проявить в поведении Человека его отношение к происходящему, то есть его критериальный уровень, Человеку даны эмоции как реакция его организма во внешнее пространство Жизни.
Зачатки сознания в системе управления – это её логические операции по восстановлению ею своего равновесия, устойчивости. Когда система начинает усложнять свою структуру, начиная от примитивной, то можно проследить некоторые тенденции по синтезу её регулятора, если на её движение наложены определённые глобальные ограничения. Такими глобальными ограничениями по отношению к Человеку является, например, требование не отрываться от поверхности Земли, то есть не летать.
Можно попытаться выделить сознание как качество регулятора. Ибо для чего ещё оно необходимо, кроме как для регулирования и выполнения возложенного на него долга? Следовательно, наличие сознания является главным требованием, предъявляемым к Человеку со стороны Природы.
Какие же требования ещё могут быть предъявлены к Человеку, кроме глобальных? Конечно, индивидуальное и коллективное творчество как создание того, что до него естественным образом не создаётся. Воспроизводство. Живучесть, иммунитет. Совершенствование.
Вторым глобальным требованием для Человека является его принадлежность Жизненному Потоку.
Третье глобальное требование – это прогноз как главное состояние его сознания. Ибо только среда прогноза способна подпитывать дух человека или, наоборот, его снижать, в соответствии со своей полярностью.
Когда Сознание Природы проходит сквозь Человека, оно выливается в проявленные для человеческого сознания процессы душевные (любовь-нелюбовь), психические (поведение безотносительно к содержанию), соматические (здоровье-болезни) и разумные (творческие устремления или полное подчинение), действие либидо.
Под умом можно подразумевать лишь ту его часть сознания человека, которая связывает его с критериальным природным пространством. Знание критерия даёт возможность во многом прогнозировать развитие там, где известны условия и структура системы, ибо критерий, в соответствии с математической теорией идентификации, определяет структуру регулятора и качество процессов.
Поэтому основной тенденцией в развитии наук будет накопление в них критериальных основ Жизни, что придаст дополнительный импульс росту синтетических систем самоорганизации. В этом смысле стремление людей науки преодолеть преграды в технологии клонирования можно рассматривать как процесс совершенствования человеческого начала, когда люди перестанут быть привязанными к животному состоянию в размножении.
Именно поэтому совершенно неясна причина возражений против клонирования и генных технологий как со стороны науки, так и религии. Не этикой можно объяснить этот факт, а влияние невежества масс, с одной стороны, и корыстными интересами, с другой. Ибо как раз этика диктует нам изменить природу Человека настолько, чтобы «первородный грех», грех прелюбодеяния полностью отпал.
ГЛАВНОЕ ОТКРЫТИЕ КРИТЕРИОЛОГИИ
«Дух есть прежде всего способность человека различать высшие ценности: добро и зло, истину и ложь, красоту и уродство. Если выбор в этой области сделан, то дух стремится подчинить своему решению душу и тело. Через свой дух человек общается с Богом. Без общения с Богом дух человека не способен найти настоящий критерий для определения высших ценностей, так как только Бог, который Сам есть абсолютное благо, истина и красота, может верно указать решение человеку» (Православный Катехизис. Издание Московской Патриархии, 1990).

Наука критериология, предложенная автором, опирается на эти духовные истины. Главная задача нравственного воспитания изложена в этих словах.
В «Исповеди» Л.Н Толстого сформулировано его главное открытие, пришедшее к нему под занавес жизни - нравственное совершенствование. Вспоминая себя и других, вступающих в жизнь, Толстой констатирует: «отпадение моё от веры…» произошло к 15 годам. «Теперь, вспоминая то время, я вижу ясно, что вера моя – то, что, кроме животных инстинктов, двигало моею жизнью – единственная истинная вера моя в то время в совершенствование. Но в чём было совершенствование и какая была цель его, я бы не мог сказать» (с. 7). Он совершенствовал в себе ум, тело, волю. Нравственное совершенствование «подменилось желанием стать сильнее других людей, т.е. славнее, важнее, богаче других». «Честолюбие, властолюбие, корыстолюбие, любострастие, гордость, гнев, лесть, – всё это уважалось» (с. 8) .
Толстой с позиций религии захотел нарисовать жизнь религиозного человека и вышел за рамки официальных церковных догм. Он захотел подменить церковную религиозность самодельной и потерпел неудачу, потому что не понял, что Церковь - это Институт Человека, который создавался веками и который несёт в себе Глобальный Критерий Природы. И никакой гений его не поколеблет. Ни Л.Н. Толстой, ни В.И. Ленин не смогли этого сделать. Чтобы изменить религиозные взгляды людей, нужно не отменять старое, а предложить сначала новое, которое и будет постепенно вытеснять старую организацию.
Меня же, например, всегда удивляла моя ранимость. Вначале, в молодости, я связывал её с обидчивостью, но к старости стал смотреть на происходящее со мною другими глазами и понял, что всё дело в душе, которая мне досталась. Точнее, всё дело в теле, которому достался я сам как душа. Ибо я всё больше и больше прихожу к выводу, что среда души и есть наше Я.
Я - это пространство присвоения личностью, то, что называют в последнее время душой человека. Индивидуальность больше связана с инстинктами, а душа - с сознанием.
Оценки нам навязаны не просто традиций и культурой, главное, они навязаны языком, на котором говорит человек. Поэтому часто бывает непросто приспособиться к другому языку как к другому этносу. В каждом нашем суждении можно выделить сразу несколько оценок.
В процессе оптимизации критерия (максимизации или минимизации с течением времени) Природа самоудовлетворяется. Именно этот процесс самоудовлетворения критериев в Природе и есть путь эволюционного природного движения. Выше этого процесса находится лишь Глобальный Критерий Природы, который первичен. Всё остальное уже потом: тонкая и грубая материя, поля, вакуум. Контроль процесса самоудовлетворения человека происходит в его душе, ибо она является хранительницей всех высших оценок личности, что пока нами плохо осознаётся.
Состояния организма - это вторая главная характеристика Жизни, которая связывает все части организма с природными критериями. Состояния организма прекрасно ощущаются самим человеком и управляются состояниями души. Фактически состояния души и есть основные обобщённые оценки личности, или её критерии, в соответствии с которыми человек и делает свой выбор, сознательный или нет.
Человеческий организм имеет глобальный критерий, который отражается в его духе. Личностный дух человека живёт в его душе. Он контролируется, а иногда и выбирается, самим человеком вполне сознательно. Глобальный критерий - это высший уровень духа человека на конкретный момент времени, который имеет состояние максимума при полном отождествлении с высшим смыслом Природы. От него настраиваются все остальные критерии и оценки, начиная от качеств души (совесть, вина, любовь, ответственность, долг), разума, тела, воли, органов до самих клеток.
Лестница состояний - это последовательность состояний души от суицида вверх, через апатию, депрессию, гнев, ревность, ненависть, враждебность, нейтральность, положительность, радость к состоянию любви, которое является высшим, если это любовь-благодарность.
УПРАВЛЕНИЕ ДУХОМ
Конкретное состояние души есть личный дух конкретного человека на данный момент времени. Вопросом жизни является проблема: как поднять личный дух.

Душа всегда настроена на свой глобальный критерий в виде её личностного духа. Если дух падает, то и глобальный критерий человека тоже падает.
Дух может падать под воздействием негативов, идущих на него извне и изнутри. Эти воздействия могут происходить как от людей, близких и далёких, так и от сущностей общеклеточного сознания, так называемых духов, лярв и прочее. Все эти элементы есть переносчики состояний в потоках связи между людьми - в Потоках Сознания. Потоки эти возникают сами собой при контактах людей и сохраняются всю жизнь. Потоки эти организованы в среде Сознания Природы, которое является носителем более широкого спектра мыслей, желаний, страстей, чем есть у каждого человека.
При падении духа глобальный критерий передаёт всем остальным критериям органов и подсистем соответствующую смысловую информацию по их самоорганизации на более низком уровне. Соответственно при повышении уровня глобального критерия и уровень самоорганизации организма повышается.
Высокий уровень духа соответствует высокой степени твёрдости, воли, непоколебимости личности. Низкий - безалаберности, распущенности, безволию, нетерпимости и так далее.
Высокий уровень духа говорит о подчинённости человека одному высокому критерию, действие которого значительно превосходит результаты воздействия от других критериев, которые навязываются человеку со стороны.
Низкий уровень духа соответствует состояниям души, когда она резонирует на многие низкие голоса, подсказки, критерии. Чем ниже уровень духа человека, тем больше таких подсказок имеет его душа. Нередко бывает, что в душе человека образуется целый бедлам. В этом - одна из причин шизофрении.
Человеческий дух - это как бы пирамида, вершина которой соответствует одному глобальному критерию, а все нижние горизонтальные сечения соответствуют множеству точек внутри пирамиды, обобщающих множество более низких критериев. Это критериальный потолок человека. Чем ниже критериальный потолок, тем больше критериев человек принимает за главный критерий жизни и тем больше он путается в своих оценках.
Бывают периоды в жизни человека, когда он падает в своём духе под действием близких ему людей или негативных жизненных ситуаций. В такие периоды в его душе возникает значительно большее многоголосье подсказчиков, каждый из которых стремится любым путём завладеть разумом, телом, желаниями, душой, волей. Одновременно возникает информационный шум этих голосов, среди которого время от времени выделяются некоторые из них.
Всё это многоголосье проецируется на все органы тела, на все клетки, на разум и подсознание, на желания и волю. Устойчивость организма падает. Результат - то или иное ухудшение здоровья, психики, воли. Больше всего страдает самая высокочувствительная часть организма. У одного человека это сердце, и у него возникает невроз сердца. У другого это чувства, и у него возникает невроз психики.
У третьего это разум, и у него возникает шизофрения. Но все эти примеры идентичны по своему развитию и по своей причине. Значит, шизофрения, невроз сердца, чувств, разума является, по сути, одним и тем же заболеванием.
Автору в своё время было дано увидеть в одну из ночей клубок змей, которые обгладывали его душу, когда за несколько месяцев перед этим у него постепенно падал дух. Через неделю было показано, как проекция этого состояния души калечила сердце. Ещё через неделю случился коллапс, в котором автора вновь, как это случалось и раньше, вывели в пространство безграничной любви и очистили душу.
Для таких, как автор, впитывающих в себя, как губка, негативы жизни для её всеобщего очищения, есть только один путь - поддерживать как можно более высокое состояние любви-благодарности, которая собственно и является самым выдающимся чистящим средством для душ и жизненной среды. Самое высокое качество души возможно только в состоянии единственного высокого глобального личностного критерия, совпадающего с Глобальным Критерием Природы - Богом.
Так доказывается не только существование Бога, но и Его единственность и необходимость. Можно назвать это доказательство относящимся к катафатической теологии (то есть утвердительной), однако от этого ничего в науке не меняется, ибо доказательство стоит на математической основе.
Дух, о котором только что тут говорилось, конечно же, коррелируется с волей. Однако, если своим духом любой человек может управлять в широких пределах и, более того, он обязан научиться это делать, то воля во многом есть производная непосредственно Потоков Бесконечных Источников. Подробнее о воле сказано в разделе, который расположен в конце книги.
ВЗГЛЯД ЭКСТРЕМАЛА НА ПРАВО ЖИТЬ И УМЕРЕТЬ
Нет ничего сладостней надежды, которая при её избытке делает из человека наркомана.

Хочу продемонстрировать точку зрения экстремально настроенного человека по отношению к праву каждого человека на свою жизнь.
Прежде всего, задаюсь вопросом: «Что есть право на жизнь и на её самоопределение самим человеком?» Естественно я мог бы при этом сослаться на различного рода документы международного и государственного уровня, утверждающие право Человека на Жизнь.
Когда я пишу с большой буквы «право Человека на Жизнь», это означает одно – природное право. Когда же я говорю о каждом, таком маленьком, человеке, то выражение «право человека на жизнь» приобретает совсем другое значение.
Право – это свободное волеизъявление, или те возможности общества по отношению к каждому своему члену, которыми человек как член этого общества может воспользоваться в своей жизни, а может и не воспользоваться. По-другому сложно представить определение права. Право есть категория этики.
Однако, в отношении права на жизнь и права на её самоопределение в сознании всего человечества почему-то произошёл нонсенс: право на жизнь человека трактуется повсеместно, как обязанность человека жить, причём, в категорической форме.
Доказательство моего утверждения просты и безусловны: если право на жизнь и самоопределение человека существует, то, следовательно, существует и его право на отказ от жизни, если только право понимать не как обязанность, а как свободное волеизъявление данного человека, его свободный выбор.
Вдруг оказалось, что свободы выбора человека в юридическом аспекте вообще и не существовало, ибо человек не волен, оказывается, выбрать вариант, согласно которому он прекращал бы свою жизнь на законных основаниях.
Никаких законных оснований в этом отношении ни в одном государстве Земли нет. Ибо нет законного продолжения такому решению: нотариально (юридически) заверенного документа, подобного завещанию.
Я задаюсь вопросом: почему? Почему у человека отнято самое главное – выбор? Я слышу, как со всех сторон мне отвечают: таковы религиозные традиции, мораль общества.
Я же говорю: кому выгодны такая мораль и такие традиции? И не слышу ответа. Я же отвечаю себе: рабовладельцу! Никто, никогда не переубедит меня в обратном, ибо я знаю продолжение этой истории, если взглянуть на неё с позиций Природы и Бога.
Я не проповедник самоубийств и не призываю к ним. Я, наоборот, объясняю желающим, в чём состоит Высший Смысл Жизни и смысл каждого человека. В моём багаже есть несколько уникальных случаев: покушающиеся не один раз на самоубийство люди после беседы со мной навсегда оставляли подобные мысли, потому что они вдруг прозревали и находили своё счастье даже во враждебном окружении мира.
Именно с позиций Высшего Смысла Жизни страдания людей, в какой бы форме они ни выражались – телесной, психической, эмоциональной, разумной, душевной и так далее – являются регулирующими воздействиями в кибернетической системе Природы. Благодаря своим и чужим страданиям человек обязан (Богу!) активно совершенствоваться. Эволюция требует от нас этого, несмотря ни на что.
А если мы накапливаем страдания, не обращая на них внимания? Тогда происходит привыкание, в лучшем случае, к пассивному существованию, протекающему без совершенствования.
Мы тогда не делаем нужных для совершенствования выводов, не предпринимаем нужных для совершенствования действий, не разрабатываем выигрышных для совершенствования стратегий.
А если таково общество, и оно не исправляет своих ошибок так же, как и человек этого общества? Вывод однозначный: общество и человек, которые так поступают, являются сумасшедшими, ибо их поведение неадекватно. Наши Создатели с помощью страданий заставляют нас совершенствоваться, и с этим ничего нельзя поделать. Другого они не приемлют.
Но есть другой аспект этого вопроса – агрессивный. Если мы с вами запретим человеку свободный выбор и принудим его насильно жить в условиях, в которых он испытывает мучительные страдания, будет ли это сильно отличаться от условий тюрьмы с пыточным режимом?
Что будет делать человек, если он не хочет подчиняться этому насилию? Правильно: поскольку ему нельзя будет с этим покончить, то он станет проявлять агрессию, направленную против всей этой жизни. Не о том ли говорилось в Откровении Иоанна: «В те дни люди будут искать смерти, но не найдут её; пожелают умереть, но смерть убежит от них».
Проблема, о которой я сейчас веду речь, не решается простым росчерком пера. Недостаточно издать закон о свободе выбора для человека – жить или умереть – тем, что в каждой аптеке начать на законных основаниях продавать веселительный нектар с ядовитой сущностью.
К сожалению, выбор у многих людей, незнакомых с моей наукой о Смысле Жизни, будет не в пользу их собственной жизни. Ибо из всех наук, всех религий и всех жизненных философий лишь в моей философии жизнеутверждения на сегодня соединились воедино общечеловеческая духовность, этика, наука, культура, прагматизм и образование.
Жизненный Поток как огромное животное требует от человека размножения, несмотря опять же ни на что. И никакая духовность не войдёт в Жизненный Поток любым другим путём, кроме как через каждого отдельного человека снизу. Но в человека она входит сверху, от Бога и общества.
ТЕОРИЯ ЗООЛОГИЧЕСКОГО ГУМАНИЗМА
Кто первый сказал, что Человек - разумен? Неужели же и он сам так думает?

Наше общество оказалось в ситуации, когда оно перестало корректировать свои регулирующие внутренние воздействия по самому важному для нас чувственному каналу – по нашим страданиям. Такое общество нежизненно, ибо оно идёт к насыщению себя безумием её отдельных членов. Ведь мы фактически запретили самоуправление по отклонениям, и общество оказалось неуправляемо в совершенствовании.
Конечно, и войны можно назвать по Мальтусу средством, которое снижает гипертрофию общества. Но не будем забывать всеобщего принципа избыточности Природы, согласно которому она изначально избыточна в очень большой степени. И лишь естественный отбор на уровне, который ниже человека, позволяет сохранить Природе её вечную структуру Жизни.
Человек же, вмешавшись в дела Природы и насильно сохраняя нежизненное, подложил мину замедленного действия под разум, рождённый в нём самом. Никакие ссылки на невмешательство в дела Бога не помогут, ибо насилие – это ещё больший грех, чем принудительное удержание и содержание в изоляции тех, кто паразитирует, вредит и убивает Жизнь.
Иногда я хочу закричать: «Люди, очнитесь! Оглянитесь вокруг – воля к Жизни призвана вести нас к вершине счастья через преодоление препятствий. Но среди нас много тех, кто в форме протеста против активности, против созидательной воли выбрал волю разрушительную только лишь потому, что человеку отказали в праве решать самому: видит он в преодолении своё счастье или видит в нём несчастье».
Умножая страдания в мире и не замечая этого, мы совершаем преступление, ибо ставим под удар будущее. Мы создаём несовершенство в виде уродства безумия. Мы спокойно наблюдаем безумцев во власти, мы с лёгким сердцем подчиняемся им, потому что они так хотят. Их власть стоит на их воле, ненавидящей Жизнь: «И воскликнул он (Ангел) сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон. Великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы, И цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши её».
Лишь только знание спасёт нас. Оно поставит на место нашу юриспруденцию и в какой-то мере затормозит бурный рост несчастья на Земле. Многие до меня задавались вопросом: зачем человечеству нужен такой извращённый насилием гуманизм, при котором правит Жизненный Поток, умножая безмерно количество людей на Земле и их страдания? Безумие избыточности освобождает разум от морали, а душу - от нравственности. Господство животной части человека над разумной и духовной пока неоспоримо. Где ты Человек?

<< Предыдущая

стр. 2
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>