<< Предыдущая

стр. 9
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

РАЗГОВОР С БОГОМ
Если кому-то трудно быть хорошим, то давайте хотя бы будем умными!

Куда же идёт Этика, всё более навязывая нам всем свои, такие иногда неясные, законы? Ведь нам не всегда хочется покоя, чаще – общения с другом, любимым человеком, понимающим и помогающим открывать истину.
Мы идём к Богу, – вот мой ответ, – к Его Любви, к Его пониманию Жизни и Природы, к тому Будущему, которое Он приготовил нам, дав такие колоссальные способности. И Этика ведёт только туда.
Как правило, сразу после такого ответа возникает разговор о религии. Когда я отвечаю на этот вопрос так, как думаю, мне всегда приходится пояснять, что религиозная мораль, в основе которой лежит страх, даже страх перед Богом, способна искорёжить психику любого человека.
Не секрет, что главным мотивом общения с Богом у большинства людей становится просьба о помиловании человеческой души, о спасении её и даже о телесном, материальном спасении и достатке. Мало кто думает о своей любви, обращаясь к Богу.
В религиях на вершине провозглашается Бог, но, как правило, с плохо определённым качеством отношения к нам, что оправдывается, якобы, тайной, которую запрещено изучать. Вместо положительного качества часто говорят о страхе, но страх рождает раба, а не творца.
Вершина человеческого понимания Этики обязана представлять Человеку качественный положительный критерий деяниям. Количественными могут быть промежуточные оценки пути восхождения на каких-либо его этапах, но вершина не может быть определена количественно.
Спасение от греха, проклятия и смерти без провозглашения вершины истинной Любви оказывается пустотой, которая заполняется страхом перед любым негативом, завистью к преуспевающему соседу и местью за неудовлетворённые Богом просьбы, направленной на ближнего как на более удачливого.
Можно просить совета у человека, можно вести любой диалог с человеком, но нельзя равняться на него (не сотвори себе кумира), ибо человек в своём внутреннем мире обманчив, сам того не подозревая. Он содержит внутри себя бесконечное множество субличностей, и каждая из них рвётся захватить над человеком власть. Ну чем не общество, состоящее из людей!
Если смотреть на мир с вершины, на которой находится личность с её замкнутыми на себя интересами, то сразу озадачиваешься абсурдом смерти, если дана жизнь. И поневоле приходишь к изидизму – зло более могущественно, чем добро.
И тогда страх начинает играть определяющую роль в жизни многих людей, заставляя их забыть Этику – они становятся жадными, агрессивными, развратными, ибо в этом они видят защиту от страха и смерти. Разве может страх – перед смертью, Богом – быть тем двигателем и манящей вершиной, к которой человеку хотелось бы добраться?
В то время как нам кажется, что личность человеческая абсолютно неприкосновенна и целостна, личность как единственная программа поведения, определённая на все случаи жизни, не существует. Личность вариативна настолько, что пределы её изменения психология ещё пока не может обозначить.
В одной из своих книг я задался вопросом: «Можно ли из одной личности построить приличное общество?».
Личность любого человека состоит из миллионов его внутренних субличностей, отношения между которыми человек строит, исходя из превалирования на определённый период времени критерия, принятого им в своей внешней среде поведения.
Если человек нашёл в своей душе Бога, Высшую Идею, то он подчиняет Ему всю свою жизнь. А если не нашёл? Чему он подчиняет внутри себя эти миллионы своих Я, что является определяющим в своём сознании? Мы уже отвечали на это вопрос: если не высшее, то, естественно, низшее.
Вот так, совершенно не отдавая себе отчёта в том, что в душе и в сознании он носит великое множество себе подобных, но подчинённых лишь разным критериям, Человек продолжает жить, творить, воспитывать. Кого он может воспитать, если не разобрался в том, кто он сам?
Человек вокруг себя строит проекцию своей души – таков закон Жизни. Не может недуховный человек творить духовные дела. У него могут быть благие намерения, но он не будет обладать душевным знанием и душевной волей для этого. Он не сможет оценить выстроенное собой и другими с истинно этических позиций.
Отсюда, в разных ситуациях, – невозможность однозначного толкования сути с точки зрения этики и морали даже для юридически принятых законов, не то чтобы для решений, к которым приходит человек, свободный или несвободный – всё равно.
Можно подчинить внутри себя все субличности одной, например Материалисту, с тем, чтобы другие субличности – Поэт, Гармонизатор, Мудрец, Психолог, Царь-Воля и даже Бог – обслуживали Материалиста, как рабы. Но душа нематериальна, и высшая часть её не примет такую схему, свернётся. Её поглотит чувственная часть души, которая под действием материальных тенденций быстро почернеет. Так воспитывается жестокость в сердце и жестокость в жизненной среде.
Когда я пишу эти строки, я понимаю, что они нужны совсем немногим людям. Ибо подавляющее число нас привыкли жить «на автопилоте», по инерции, под гипнозом материальных обстоятельств и правил морали. И хотя системы Этики создавались уже многие тысячи лет, мир за это время мало изменился.
Душа – это зеркало нравственности со всеми её нюансами. Поэтому, как зеркало может быть кривым, так и душа может быть чёрной, примитивной, чувственной. И сам носитель её может даже и не догадываться об этом, потому что контрастность видна сверху, но не в упор.
И всё же, Человеку дан выбор даже в качествах души и нравственности – настолько он умён, если учится не только на ошибках. Человек может уйти от Бога, если выбирает неправильный путь жизни.
То, что высоконравственно – душевно красиво. То, что душевно некрасиво, имеет в себе искажение нравственности. Бесстыдство – это притягивание страстей и уход от душевной нравственной правильности.
Любовь Природы к нам проявляется тогда, когда мы проводим через себя нравственные поступки. Эти поступки становятся таковыми, если вот это «через себя» означает высокую часть нашей души – её духовную часть.
Субличности, которые толкутся в нашей душе и в нашем сознании создают как раз то самое поле иррациональности, поле критериев выбора, которое рождает, как мы помним, детерминанту поведения. Такой детерминантой поведения служит для нас жизненный выбор самого критерия.
Именно личная душа и личное сознание совместными усилиями из великого множества критериев выбирают во внутренней реальности Человека как личности тот критерий, согласно которому этот Человек как личность будем поступать в этой, внешней реальности.
И что есть это множество критериев внутреннего пространства – хаотическое общество критериев как субличностей или чёткая их иерархия с вершиной Любви? Состояние души личности и определяется этим пространством.
Что такое состояние человеческого общества, его общественного сознания – экономики, политики, здравоохранение, школы и так далее? Это точно такая же проекция состояния души общества, его высшей части культуры, о чём мы уже говорили.
Человек через свой разум может управлять состояниями своей души, то есть своим критериальным полем – имеет возможности проводит отбор критериев в соответствии с его нравственным потенциалом. И всё это лишь потому, что наводит порядок среди своих субличностей, подчиняя их одной, высшей.
А если нет этого порядка внутри, в душе, что тогда?
Провозглашённая в цивилизованных странах всеобщая гуманизация человечества, как пущенный на самотёк обоюдоострый процесс вседозволенности, приводит к тому, что откровенно сумасшедшие люди, ни в грош не ставящие позитивные законы Этики и морали, бродят по улицам, определяют будущее человечества в науке и руководят нами и государствами.
Почему я говорю о вседозволенности гуманизации, той, которая проповедуется? Потому что она не опирается на Этику, где вершина есть Любовь. И не психиатрическая экспертиза должна решать, кого оставить на улице, а кого изолировать. Не милиция, не прокуратура, не психиатры, а суды обязаны отслеживать не столько юридически принятые законы уголовного и гражданского права, сколько этические нормы.
Я опять повторяюсь, но должны начать работу этические суды присяжных в соответствии с правом этическим. Право этическое должно быть введено повсеместно так же, как и право гражданское, юридическое и конституционное. Ведь существует же этика религиозная не только в свободном изъявлении воли, но и как практика дискриминационная, осуждающая, предающая анафеме, отлучающая от религиозного сообщества.
Кибернетика позволяет определить хотя бы приблизительные границы правоты И. Канта, касающейся формальности закона морального повеления, и показать возможность выведения из формального и перевода в неформальное отношение немногих этических норм сегодняшнего времени.
Если человек не подчиняется некоторым достаточно высоким нормам общества, то оно имеет право, если не на изоляцию его внутри себя, то на свою изоляцию от него. Такая этика и мораль имеют некоторый уровень корпоративности, который всё равно присущ любому обществу и задаётся жёстко функционирующими в нём законами и правилами.
Некогда в дворянстве существовали суды чести, которые давали возможность говорить о дворянском самосознании. Сознание общества рождается из поддержания морали. Именно этика нашего поведения выводит сознание общества – общественное сознание – в пространство, где превращается в логику нашего поведения и, в том числе, в логику поведения для личности.
Поэтому, если общество заявило о себе и провозгласило правила поведения, то внутри его общественное насилие не является таковым. Оно будет насилием лишь вне его. Если человек нарушает правила поведения, принятые обществом, то он противопоставляет себя обществу.
Оказывается, мы давно уже сформулировали большую часть теории управления обществом. Осталось превратить её в практику.
Истинная любовь - это любовь-благодарность и любовь милосердия, которая и есть основа нашей духовности. Только такая любовь способна наполнять Любовью среду, в которой мы проживаем, растворяя в себе наши мучения, страдания и болезни. Эта Любовь и есть Бог. Именно она вызывает тягу к объекту нашей любви - к тому, кого мы любим.
Исследования позволяют сформулировать основополагающий принцип Будущего Человека: Человеку уже сегодня даны все возможности для безграничного развития его природных способностей, опережающих развитие общества, морали, культуры на тысячи лет.
Наши способности в своём потенциале опередили нас как социальных элементов настолько, что они мешают нам жить, требуя своей реализации и, не получая её, калечат нам жизнь болезнями, психозами. Иначе же мы убиваем способности, становясь потенциальными убийцами в своей душе и часто реализуя программу убийства разными способами. В этом отношении мы стоим ещё на позиции дикаря.
Надо научиться давать возможность развиваться своим положительным способностям, чтобы хотя бы не становиться потенциальными убийцами.
СПАСИТЕЛЬНОСТЬ ЗЛА
Будущее – это совсем не грёзы человечества о счастье, это воспитание ума и души в продолжение данным нам Природой.

Земля постепенно переполняется человечеством, грозя превратиться в один огненный военный лагерь, где множество сторон будут бороться за своё место, уничтожая миллиарды жизней.
Но дивергентное, бесконечное расширение человечества в материальном, количественном выражении, информационно-смысловом, творческом, может иметь спасительное решение, если его устремить в бесконечность пространства Вселенной. Жизнь подчиняется тем же законам бесконечности, что и весь остальной мир, представляющий собой Поток, исходящий из нескольких Бесконечных Источников.
Эволюция человечества идёт не только через телесные болезни. С их помощью осуществляется отбор по Дарвину. Но она идёт и по творческому пути, на котором отбираются более умные люди. Именно они-то и прокладывают дорогу в небо, чтобы разгрузить Землю от избытка тел.
Медицинский разум способен продлить на какое-то время жизнь отдельных людей протезами, которые он изобретает, или системами реанимации, которые будут поддерживать вегетативные функции умершей личности как подопытного кролика очень долго.
Но Природе в Будущем нужны не кролики в образе человека, а личности со всеохватным разумом. И потому Бог дал людям зло, чтобы они смотрелись в него и совершенствовались в Любви.
Зло – это болезнь души, искажение истинного критерия, оценки Любви. И относится это как к личности человеческой, так и к сверхличности общественной.
Мы спасаемся через зло тем, что сквозь него начинаем различать абсурд отношений и изменяем свои критерии. Если это произойдёт, то никому не надо вымирать.
Ибо зло – это неправильная личностная оценка. Стоит её поменять и всё вокруг тоже меняется, как в сказке. Однако, само, добровольно, зло никогда не уйдёт, Человеку всегда нужно делать собственные усилия, напрягаться, прежде всего, в своих духовных исканиях.
Зло абсурдно. Болезни абсурдны, ошибки разума абсурдны. Болезни – это ошибки Создателей при создании Человека. Зло – это ошибки при создании души.
Зло – это ошибка души, превращённая нами в болезнь души. Для лечения души нужна другая медицина, духовная.
Человеческая личность всегда прибавляет к Критериям Природы и критериям действующей в обществе морали свои личностные критерии. Действуя каждый в таком своём поле люди всегда могут найти любые оправдания для любого своего шага – жестокого, агрессивного, слабовольного, предательского.
Так, оправданием в душе человек строит свою логику, вводит свои законы, которые неоднократно проявляясь и принося выгоду, становятся нормой – истиной для этого человека. Так работает наше личностное сознание, если у него нет единой вершины Любви.
Так общество оправдывает свои кровавые или обманные действия тем, что они имеются в его культуре, которая, в свою очередь, может не нести совершенно Высшей Идеи Любви. Для натуралистического и реалистического искусства такое отсутствие так же реально, как и для модернизма.
Абсурд всегда несёт в себе открытие. Так и абсурд зла приводит к мысли, что его необходимо преодолевать, а не мириться с ним. Преодоление зла лежит не просто в области осознания нами наших критериев, которые мы вообще выбираем, – мы обязаны теперь выбрать лишь те, которые имеют вершиной Любовь.
И тогда наши изменённые на положительные оценки сами растворят зло в его семени.
Природа загадала нам загадку бессмертия Человека – не вида, а единичной особи, в принципе дав клеткам бесконечную жизнь. Мириться нас призвала Природа, подарив нам такое благо как Любовь и указав прямо, что бессмертие без Любви невозможно.
Медицина обещает бессмертие тела и идёт к нему, не забывая, что некоторые животные и растения живут по законам Природы долго. Медицина не хочет видеть, что Человек оказался перегруженным тяжестью разума и души. Но в этом грузе и спасение человечества, ибо только через разум и душу с нами говорит сам Бог.
Значит, не совсем в бессмертии тела Человека заключается разгадка короткой его жизни. Тем более Жизненный Поток бессмертен. Разум, развив творческий потенциал Человека, уже дал ему информационно-смысловое бессмертие.
И лишь Любовь, как было уже сказано, даёт все возможности для достижения истинного бессмертия, ибо она уничтожает болезни души и разума и способствует уничтожению болезней тела.
Противоположность Любви есть ненависть как зло в любом её проявлении. Ненависть – это сильнодействующий яд, который, однако, всё равно значительно слабее действия Любви. Любовь – противоядие.
Например, тот, кто ревнует, есть не просто маньяк, психбольной, нет, – он, оказывается, своей ревностью, злостью, ненавистью стремится к самоизоляции, отталкивая своего любимого, разрывая с ним самую нежную связь. Ревнивец ненавидит объект своей страсти.
А любимый уходит туда, где его ожидает любовь. Если же и она окажется такой же ревнивой, то Человек в своём поиске всё равно не остановится и будет, из поколения в поколение, искать то общество, где царствует любовь людей друг к другу.
Человек сегодня, уже давно создает таким образом новую ячейку жизни общества – неформальное объединение по любви многих людей. Уход от жёсткой моногамной семьи предрешён, но не от семьи вообще.
Дело не только в семье. Зло в виде ревности, ненависти, агрессии изживает само себя. Ибо ревнивец, ненавидящий, агрессор видит зло в отношении себя даже тогда, когда нет никакого повода для психоза, когда его какая-нибудь субличность вдруг вспыхивает фантастической негативной идеей и захватывает власть над телом, разумом, душой, речевым аппаратом и прочим инструментарием человеческого организма.
Так Природа, дав нам зло ревности, в основном, как страх потери в присвоении другого человека, решила проблему нашей эволюции. Мы эволюционируем в направлении примирения с любовью любимого нами человека к другим людям.
Вот почему так безотчётно движение людей к Любви – даже извращённые её формы ведут к одному и тому результату в Будущем.
Надо понять это и пресекать бред ревности, ибо ревность - это проявление крайнего эгоизма, ненависти, базирующейся на присвоении другого человека, на рабстве. Спасением для любви людей является стремление вверх, к духовным основам Жизни. Многолетняя практика работы с кризисным людьми убедила меня в правильности этого пути.
Агрессия людей обречена на вымирание. Когда-нибудь Природе могут надоесть, в конце концов, наши гигантские игры в войну, и она предпримет свои шаги: как я писал, просто отключит сексуальную тягу у всех людей, заблокировав определённый участок генетической программы. Ведь Природа на самом деле намного умнее и изобретательнее самого изобретательного человека – ведь это она его и создала и шлифует дальше.
Существование гипнотического канала как канала прямого доступа в память только подтверждает возможность реализации вот такой идеи. Но, может быть, Природа ещё не всё подсказала нам и не всё открыла из своих тайн? И где-нибудь совсем близко находится нечто такое, что может изменить нас, так же, как и гипноз, в течение мгновений?
Избыточность людей объяснить несложно, – с одной стороны, бесконечность пространства Вселенной требует бесконечного количества людей, а, с другой стороны, Природа всё равно ведёт отбор, но теперь уже более понятный нам и заключающийся в устремлённости нас к Богу – к Любви во всём, заставляя нас даже строить систему регулирования по основному сигналу Любви.
Мы, конечно, можем как бы партнёрски выдвинуть Природе свои претензии в том, что она ведёт нас несогласованным в себе же образом: рост численности человечества намного превышает наши успехи в освоении космоса.
Однако, скорее всего, это не она, а мы виноваты в создавшейся ситуации отставания от её требований по нашему размножению, ибо, как я уже неоднократно заявлял, хотя бы критериальность Природы люди могли бы открыть и намного раньше, чем это произошло.
Более того, учёные – философы, психологи, социологи и другие – должны были уже хотя бы сто лет назад устремить свои пристальные взоры в область иррациональных отношений, где часто невозможно повторить опыт. Однако, от этого не исчезают наши ощущения, не исчезает мораль в обществе и психика у человека.
Уже давно узурпаторы власти в науке изо всех сил борются с парапсихологией, заставляя дьявольским путём идти всё человечество, ибо через парапсихологические феномены с нами говорит промежуточное Сознание Природы – общеклеточное сознание.
Наука потеряла темп и долгое время не замечала этого, крича по привычке о своём кризисе.
Теперь более примитивные учёные спокойно продолжают подбирать куски, оставшиеся после пира различных наук. Но те, у кого нервная система подвижна, а разума больше, понимают, что нового прорыва науки давно уже нет. И в этом они видят почти что катастрофу для человечества.
И они почти правы. Ибо Природа избыточна непомерно, а её Сознание постоянно подбрасывает нам, людям, всё новые и новые загадки. Совсем малую часть из них я хотел бы осветить в своих книгах.
Нервный человек, даже если он очень умный, тоже обречён на вымирание в своих будущих поколениях, если не поумнеет ещё больше. И если в настоящее время мы констатируем подъём психзаболеваний, то это говорит лишь о том, что требования к нам со стороны Природы ужесточились.
Нервные, агрессивные, рисковые люди пока ещё выживают благодаря тому, что им Природа даёт больше шансов в виде более здорового тела и более подвижного разума. Но это всё временно, ибо, в конечном итоге, решение будет за нею же, а она требует ничем неограниченного пространства Любви.
Выскажем парадоксальную мысль: зло полезно, когда оно несёт смысл абсурда, а тот, в свою очередь – открытие.
ЭТИКА И ПАРАПСИХОЛОГИЯ
Наши сомнения иногда совершенно останавливают наше развитие. Они способны исказить даже «железную» логику, не говоря уже о наших желаниях и нашей воли,

Казалось бы, что может быть общего между Этикой и парапсихологией? Этика кажется достаточно определённой областью знаний, а парапсихология – такой размытой и неуловимой. И, тем не менее, мне кажется весьма важным осветить один из самых трудных вопросов современного естествознания.
Парапсихология продолжает оставаться изгоем среди других научных дисциплин. Я хочу реабилитировать парапсихологию и предложить рассматривать её как имеющую своё законное место среди других наук, исходя из промежуточного размытого поля её значений.
Мы уже понимаем, что размытость, дивергентность, избыточность есть показатель промежуточности в единой цепи Природы, которая всегда ведёт к проявлению в человеческом сознании особого вида детерминанты.
Парапсихология, на мой взгляд, позволяет перекинуть мостик между ощущениями человека, обладающего высокой чувствительностью, и такой непостоянной, но признанной, Этикой в своём практическом применении в виде морали.
Закон проявления Природы, или закон рационализации, предложенный автором, гласит: Бесконечный Источник рождает размытое поле проявлений, из которого, в свою очередь, рождается рациональная детерминанта.
Что же рождается с помощью парапсихологии в обществе? Отвечаю: путь истинного поведения, логика истинной жизни.
Парапсихологические феномены начинаются в общеклеточном сознании Природы и проявляются определённым образом в проявленном сознании и действиях высокочувствительного человека через его ощущения, причина которых лежит во внутреннем мире личности.
Этика рождается в проявленном сознании личности как наука об истинном поведении, то есть подкреплённое логикой систематизированное знание, и начинается от ощущений, которыми руководствуется личность при выборе того или иного критерия Этики поведения.
Общим и там, и тут являются ощущения, которые передают действие критериев от тонкоматериального общеклеточного сознания (в парапсихологии) или от Сознания Природы (в Этике) к проявленному сознания человека.
Если высокочувствительный человек никак не контролирует источник своих ощущений, то этот источник будет находиться, скорее всего, в среде общеклеточного сознания, которое является абсолютно бездуховным и коварным.
Сущности, или духи, которые населяют общеклеточное сознание, выдавая себя за кого-либо, даже за Бога, дают людям информацию из будущего или прошлого, из каких-либо мест, расположенных далеко от этого человека и прочее. Однако, они могут и стремятся наркотически привязать человека, превратившись для него в «прелесть», и после этого использовать его как посредника в передаче людям искажённой информации.
То есть эти сущности могут передавать через человека как истинную информацию, так и ложную, ибо в недуховном человеке им нечего бояться и ничто в его сознании их не контролирует. В этом случае они имеют дело с неразвитой духовно человеческой душой. Подчиняются же они лишь высокой, духовной Любви.
Если же высокочувствительный человек ведёт духовный образ жизни и развил свою способность находиться своею душою в Потоке Божественной Любви, то его ощущения, прежде чем проявиться в его сознании, всегда проходят отбор в Потоке Любви, где из них отсеиваются ложные.
Такой высокочувствительный человек, как это ни странно, способен быть анализатором истинных критериев в потоках Сознания.
В его личности осуществляется правильное отношение одной субличности к другой – отношение, выверенное на самом высоком уровне иерархии критериального дерева человечества, на уровне Божественной Любви.
А это и есть высший уровень Этики, на вершине которой находится Любовь. Именно такие люди, называемые пророками, исторически формировали Этику через Духовные Учения и религии. Через них с человечеством говорит сам Бог.
Степень духовности общества или личности можно понять, если оценить направление и качество общего вектора критериев и оценок этого общества или этой личности.
Если в обществе или личности главным провозглашён критерий низкий, способствующий проявлению агрессии, то агрессия в обществе или личности нарабатывается, растёт, увеличивается. Противоположно, если главный критерий положителен, – агрессия снижается автоматически.
Как я уже показывал, критерий явно управляет нами, ибо он организует ресурсы организма. Часто, чтобы изменить состояние в организме человека или в обществе, никаких других специальных средств применять не надо, достаточно ввести новый критерий взамен старого. Именно подобное возвышение состояния и происходит, если человек становится духовной личностью.
Состояние общества меняется практически всегда, если само общество не подчинено вершине Этики, Любви, и в нём происходит смена руководящего органа, ибо новые люди несут с собой и новые критерии.
Этика оттеняет смысл человеческой жизни. Смысл - в служении Богу – Любви – по законам и критериям, которые не противоречат законам и критериям, Им установленным. Если критерии у человека слишком сильно расходятся с Божественными, то и сложности его жизни велики. Ибо ему постоянно нужно применять хитрость, чтобы изобрести лучшее, с его точки зрения, продолжение своего существования. Ему приходится постоянно лавировать среди мелких оценок и критериев.
Ни одна наука, кроме Этики не может показать Божественные законы в действии как в личности, так и в обществе.
Самым большим врагом вершины Этики – Любви – является, как это ни странно, интерес, другими словами, действенное желание. Тот самый интерес, благодаря которому человек, с другой стороны, способен выйти из тяжелейших ситуаций, из суицидальных состояний.
Ясность сознания личности рождает внимание, оно – интерес, который пытается либо приспособить свой критерий к полю интереса, либо принимает чужой критерий и уже концентрирует ресурсы вокруг выбранного критерия, доминирующего под влиянием интереса.
Именно так происходит смена критериев, вплоть до самых высоких, ибо смена интересов может переподчинить вектор устремлений человеческой души с критерия Любви на более низкий. Так вытесняется любовь, страсть, привязанность, другой интерес, меняясь на новые.
Любой интерес необходимо проверять на соответствие Любви Божественной, ибо иначе происходит лишь усугубление болезненного состояния общества или человека.
Понимание нового смысла тоже всегда действует по этой же схеме, только, как правило, расширяясь за счёт привлечения интереса к более общим и более высоким по статусу категориям познания
Этика пронизывает своими критериями всю деятельность человечества, вплоть до каждого отдельного человека. Она в своей реализации в жизни людей создаёт мораль, которая уже воспринимается нами не столько как творение человека, сколько как творение Природы, аналогичное психике.
Мораль личности и его этические постулаты живут не только в сознании человека, но и в его живом аурном пространстве, как те или иные живые изменения тонкой материи поля ауры.
Наша логика, сложно развитая, состоит из взаимосвязанных переходов между множеством критериев и оценок. Если связи в этих переходах нарушаются, то и логика рассуждений рвётся, становится состоящей из кусков. Такая логика отмечает сильно больных людей, психически ущербных, наркоманов, алкоголиков.
Их логика не содержит духовной вершины, и потому высокочувствительный человек может без труда по своим негативным ощущениям их ауры распознать ущербность их критериального поля.
Мировая Душа содержит высшие Природные Критерии, и потому высокочувствительная личность, вдруг встретив высокодуховного человека, общающегося с Мировой Душой, по интенсивности Потока Любви распознаёт и её.
Высокочувствительный человек по расстройке своего чувствительного аппарата может распознать и другие отклонения в организме больного, вплоть до клеточного и субатомного уровня, входя в особое состояние контакта через свою ауру с общеклеточным сознанием.
Хаотическое поле Критериев Природы, как они представляются обычному человеку, связаны в Этике в гармонию иерархии как в отражение природной гармонии.
ГЛАВНАЯ МИССИЯ ВЫСОКОЧУВСТВИТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ
Зачем ждать второго пришествия Христа? Рядом с нами живут люди, которые готовы помочь нам жить, как того хотел Христос.

Уже две тысячи лет продолжается спор о том, какова ценность явления Иисуса Христа.
Моя точка зрения такова. Частично я её высказываю в разделе «Тезисы о системах Этики», представленном в начале книги. Он как раз и явился тем высокочувствительным Человеком, который смог как идеальный прибор для оценки взаимоотношений людей сформулировать основные положения Духовной Этики.
Но Он был не только проповедник новых отношений, но ещё и чистильщик среды проживания, ибо и впитывал в себя негатив среды, и растворял зло в среде Любви.
Может ли то же самое делать обычный человек? В небольшой степени чистильщиком, действительно, является каждый, живущий на Земле. Но, как правило, он же является и излучателем негатива из-за того, что критерии, которые применяет, недуховны.
Рождающиеся на Земле сверхчувствительные люди – это те, на кого Богом возложена миссия контроля Этики отношений, мышления и поведения. Они – измерительный инструмент Бога в человеческом обличии.
Многим из них очень трудно жить среди людей, так как они постоянно ощущают собой негатив отношений, мыслей и поведения окружающих их людей как собственную боль, жжение, страдание. Причём, многие из них могут безошибочно указать источник этого негативного излучения.
Они наделены необычно сильным полем Любви Божественной, к ним тянутся люди, они могут быть прекрасными целителями, но их основная миссия на Земле – контроль Этики и морали.
Такой человек как будто силой навязывает любовь и свою оценку относительно неё. Поэтому некоторым агрессивным людям с ними очень тяжело, особенно нечестным и антидуховным. Во все времена с ними боролись те, кому вершина любви была невыгодной во всех отношениях.
Навязывание любви происходит двояко – вокруг носителя Божественной Любви образуется особое поле притяжения и исцеления, а, с другой стороны, происходит её излучение. И то, и другое отражает самые высокие критерии жизни людей, ибо фактически эти поля и являются тонкоматериальной субстанцией, соответствующей своим критериям.
Такой высокодуховный и высокочувствительный человек является Совестью человечества, ибо через него происходит оценка деяний многих людей.
Именно оттого, что такой человек снимает информацию о критериях, находящегося перед ним человека, он может делать прогноз в его судьбе.
Такой человек, если он сам полюбил кого-то, несёт любовь как андрогинное объединение двоих в одно образование. Такое объединения требует всестороннего обоюдного примирения и сращивания интересов и идеалов. Подобное наблюдается очень редко и только в случаях, когда на Земле встречаются духовные двойники в женском и мужском обличии.
Такая любовь похожа на привязанность со всеми её болезненными атрибутами для обоих. Однако, если привязанность приводит к увеличению пропасти между партнёрами и к снижению их общих интересов за счёт критериальных противоречий, то андрогинное объединение с годами у обоих лишь увеличивает их зависимость от высшего потока Любви с одновременным усилением поля любви вокруг них и её излучением.
Бывают случаи, когда человек, получивший подобные высокочувствительные способности при рождении, но попавший в недуховную среду, к зрелому возрасту не достигает высокой духовности.
И поскольку люди не понимают его способностей, ему часто становится физически больно от этого непонимания Он может даже озлобиться, ибо от жёстких аурных пространств, в которых находятся далеко не совершенные люди, на него обрушивается водопад боли от их негативных критериев.
Такой человек своей жизнью, постоянно проходящей в мучительных страданиях, таким негативным реагированием лишний раз подчёркивает необходимость Этики. Злоба, идущая от такого человека, происходит от его непреодолимого желания навязать людям именно его оценку, которая на фоне высокой чувствительности так болезненна. Оценка же эта оценка лежит на том уровне духовности, который ему характерен.
Любой человек, но особенно высокочувствительный, призван Богом преодолеть сопротивление негативной среды, не отрываясь от поля любви. Любовь постоянно пополняется в его душе лишь потому, что внутри он обязан найти и находит Бога.
Он обязан по своему природному назначению подчинить Богу все свои субличности и преодолеть многочисленные искушения дьявола. Ибо любое искушение для него оборачивается дополнительной болью и болезнью.
Противоречия, возникающие в жизненной среде, этически необходимо разрешать, не мешая другим людям, с любовью, но ни в коем случае не со злобой. В этом заключается этический путь любого человека.
О ПРАКТИКЕ ЛЮБВИ, ЖИЗНИ И БОЛЕЗНИ
Бог не верит нам, ибо мы клянёмся не нарушать правила, а сами после этого их нарушаем, клянёмся делать добро, а сами после этого его не делаем.

Мы привыкли называть болезнью, или злом, всё, что мешает нам добиваться нами поставленных целей. Однако, с точки зрения Этики болезнь – это нечто другое. Тот высокочувствительный Человек, о котором шла речь выше, для большинства материально озабоченных людей будет громадной помехой в жизни, и они объявят его больным, мешающим им жить успешно. Ибо успех большинство из них связывают с материальным комфортом, а, значит, и с критериями обмана.
Но давайте представим себе, что бездуховный или вообще антидуховный человек пришёл в больницу с жалобой на здоровье, и медицина его излечила. Что произойдёт с ним? Он не будет лучше, ибо у него появится опыт наглости, который принёс ему успех, он станет ещё наглее, чем был до этого.
Для него практика как критерий истины оказалась вывернута наизнанку. Этика ему будет лишь мешать добиваться своих чёрных целей. Этику можно с его точки зрения объявить болезнью общества и начать лечить, то есть избавляться от неё.
Не так уж редко я слышу от тех, кто приходит на семинарские занятия или на беседу ко мне, что и тут они не получили никакой практики. Я уже не удивляюсь этому, ибо понимаю, что подобные люди ждали от меня того же, что им давали Д.С. Верещагин, В.П. Гоч, любой «учитель» примитивной и бездуховной экстрасенсорики, занятие которой их приводят на грань лечения в психиатрической клинике.
Эти люди гоняют «энергию», влияют на других, а на самом деле во многом сеют зло, манипулируя здоровьем другого человека, наивно полагавшего встретить в их лице доброго и умного врача или целителя. А встречает невежественного и грубого человека, который готов, не задумываясь, к любому вероломству в их организм, только почувствовать бы свою значимость и добиться любой ценой личной выгоды.
Ибо он считает больными всех, кто ведёт жизнь, думает или реагирует не так, как ему представляется. Кто не существует и не живёт по его примитивным критериям.
Все мои книги, мои беседы, и мои занятия – это духовная практика самого человека, с его собственными усилиями, без навязывания ему моего мнения или моей энергии. Я лишь помогаю ему обучиться.
Недоучившийся в Этике целитель или врач, обвиняет других в своих болячках. Он, обладающий высокой чувствительностью, считает, что на него дурно влияют больные или злые люди, обкрадывают его, пользуются его любовью и оставляют его без любви совсем, ибо к самостоятельной духовной работе он не приближен. А злыми ему кажутся все. Так недуховные субъективные оценки человека перекрашивают его отношения с людьми во зло.
Давайте согласимся с выводами Этики и провозгласим главной болезнью всё-таки агрессию в любых её проявлениях. А все остальные проблемы со здоровьем – лишь этапами совершенствования человечества, в которых нам отведена роль и экспериментатора, и подопытного.
Любая наша так называемая болезнь – это средство Природы в понуждении нашего стремления к оптимуму духовной жизни. На это направлена и этическая деятельность людей – просвещение, обучение, терпение, понимание болезней психики людей как застревания их на низких агрессивных критериях, которые они избирают главными. Выздороветь часто означает – освободиться от больной психики как агрессии в этом понимании.
Любовь к наслаждениям тела и разума у многих заменила любовь к жизни как с созиданию и к восхождению к вершине Любви Божественной по Смыслам Жизни. Страх смерти только сильнее толкает к такой ущербной любви, вытекает из страха вообще, даже из страха перед жизнью.
У одного человека в любви к другому человеку быстро достигается минимум или пресыщение, которое начинает отталкивать этого другого, а не притягивать. Это считается нормальным для потребности, голода, инстинкта, секса, который включается иногда, время от времени. Это и есть любовь-потребность, эгоистическое её проявление. Человек такого типа любви – потребитель в любви.
У другого в любви часто достигается максимум в особых состояниях вне половой любви. Любовь в этом случае представляется как состояние, возрастающее изо дня в день к пику – длительному, постоянному или периодическому растворению в поле высокой Любви, но не телесному оргазму. Такое состояние характеризует способность человека к любви-излучению, к достижению вершины благодарной и милосердной любви.
Любовь-способность по основным этическим законам Природы лишь возрастает в человеке с годами. Она как способность требует своей реализации. Андрогинное объединение людей в любви, о котором я уже говорил, – это пример именно такой любви-способности. Андрогинный тип людей – это тип творцов Будущего.
Потерять самого любимого человека - что может быть страшнее для такого человека? Вообще разрыв связи с самым любимым человеком или занятием - это всегда наказание, приговор к нему. Для андрогинного человека это равносильно получению инвалидности или смерти.
Человек-потребитель всё время любовь поедает: он её уменьшает. Он даже употребляет слово «люблю» по отношению к любому вещественному предмету.
Человек-творец любовь генерирует постоянно в увеличивающейся степени. Слово «люблю» для него священно.
От зацикленности, от ревности, от упадка, от депрессии нужно научиться входить в этот могучий поток Любви, который со временем под этическими усилиями человечества всё увеличивается.
Нужно понять и простить человека, который призван внутренним побуждением грешить, изменять, любить других, – он только становится на путь этического восхождения. Человек Этический себе этого не позволит.
Ростки любви пробиваются в Человеке любым способом: греховным в извращениях, через искусство и эстетику, даже негативную, через вещество, как у наркомана. Даже через агрессию, ненависть, свальный грех. Но душа страдает и любит. Она рано или поздно через сознание переучивается жить только чувством и начинает отличать любовь, идущую от негатива и чувства, от любви высокой и Божественной.
С помощью избыточности внешней и внутренней Человек становится таким, что его силы позволяют ему противостоять внешним и внутренним врагам за счёт любви. Он становится более устойчивым к любым нападениям на него.
Враг – понятие не придуманное, это то обстоятельство, которое уничтожает Человека, его организм, угрожает его целостности и, значит, несёт смерть. Если зло – это качество отношений, то враг – это материальная сущность, человек, изобретающий убийство.
Как противостоять врагам, злу? Как из них сделать союзников и попутчиков с положительным влиянием? Эта проблема решалась в религиях, путём ограничения человека правилами поведения и запретом на знания, то есть введением своей этики поведения. Так управлялся человек извне. Так заглушались стремления его к знаниям.
Лучшее состояние устойчивости для человека – это самоуправляемость его в широком диапазоне ситуаций. А это избыточность не только в ресурсах материальных. Это избыточность в знаниях, опыте, советах, критериях, контактах с разными уровнями Сознания Природы под управлением Любви.
Избыточность нашего организма – это запасы внутренних ресурсов, а среди них наилучший – это наше как можно более высокое стояние душой перед Богом.
Человек рождается и приходит в мир, который не приспособлен под его нежность. Сначала его охраняет мать. Благодаря матери и окружающим его людей он, обучаясь поведению, постепенно становится собранием своих критериев.
Общество для нас, взрослых в Будущем, – это та же самая мать, которая утешит и подскажет, и поможет. Другого смысла существования общества для личности не просматривается.
Однако, пока что общество не может взять на себя функции матери взрослых граждан. Ибо оно не получило ещё достаточного избыточного импульса, который позволит ему самоуправляться. Ему нужно укрепляться, расти. Как расти – за счёт случайности среды сумасшедших и наглых лидеров, у которых нет ничего святого, или за счёт критериального общественного разума с общественной душой высокой пробы культуры?
Часть 10. Концепция открытого общества
КОНЕЦ УТОПИИ
«Наконец-то я прозреваю!», – закричал слепой, освобождённый от слепоты хирургами. Но он не знал, что теперь ему нужно будет учиться познавать предметы в соответствии с их названиями, которые он знал в отличие от самих предметов.

В своей статье «Капиталистическая угроза» Джордж Сорос выразил свои страдания по поводу отсутствия в настоящее время концепции открытого общества. По его мнению, в течение ближайших лет человечество не может такую концепцию выработать.
Являясь радикальным сторонником открытого устройства мира, я не мог не откликнуться на это, так как считаю, что основа концепции открытого общества может быть сформулирована уже сегодня достаточно понятным образом с помощью критериологии без главного «достоинства» утопических теорий - без их оторванности от практики.
Та же практика, которой живут фонды Сороса и другие созданные им организации, не выходит, к сожалению, за рамки обычной спонсорской материальной помощи нуждающимся в ней. Критерии предоставления грантов скорее напоминают правила спасательной команды.
Отсутствие концепции открытого общества привело к тому, что фактически его идеологией стала идеология революционеров, главной задачей которых является подрыв устоев старых форм существования общества, нежели создание общества нового типа. Сорос полностью признаёт это.
Мой интерес к критериально-оценочным знаниям позволяет расценивать их как объединительное и объективизированное знание, дающее основу для прогнозирования самого главного аспекта человечества - личного счастья конкретного человека и устройства общества, в котором он живёт. Критериология даёт самый точный прогноз в развитии общества, так как она владеет знаниями критериев, которые определяют будущее развитие любой самоорганизующейся системы.
Провозгласив открытое общество и не дав его концепции, которая последовательно вырастала бы из сегодняшнего устройства общества, Сорос посеял большие сомнения в истинности и ценности своей идеи. Ибо, не дав правил, а провозгласив наслаждение от вкушения сладкого пирога, он посеял стремление многих заинтересованных в получении сладостей людей сформулировать правила так, как выгодно только им. Началась драка вокруг формулировок промежуточного или даже примитивного характера.
Утопия провозглашённой идеи открытого общества, прежде всего, в том, что, согласно этой идее, понятие общества в терминологии Дж. Сороса ассоциируется с человечеством, которое должно выступить фактически единым духовным обществом, а понятие «открытое» ассоциируется с Высшей Этикой человечества.
Человечество, к счастью, не придумало никакой более высокой этики, кроме духовной. Когда К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Ленин ставили задачей коммунистической и социалистической революции уничтожение капитализма как основы очередного этапа рабства, они делали методологическую ошибку, заключающуюся в слишком формальном подходе к анализу и синтезу своих теорий.
На словах они были непримиримыми противниками капиталистических отношений, а на деле всё равно протаскивали способ экономического существования сообщества людей, основанный на буржуазном праве, в чём признавались сами, значит, на всё тех же производственных отношениях, в которых есть хозяин и раб.
В социалистическом государстве всё равно сохранялось право хозяина презирать и обязанность раба исполнять. Нам говорили: «Вот когда отношение раба к производству изменится с рабского на хозяйское, тогда рабство закончится, начнётся коммунизм». Однако, такой бездуховный коммунизм был чреват всё тем же отчуждением собственности от производителя точно так же, как и при социализме, она опять становилась ничьей.
Коммунизм в их теориях снова возвратился к утопии, как он был во все времена, превратившись на практике в оголтелый и агрессивный феодализм. Ибо лишь в «коммунистическом»Учении Иисуса Христа Идея ставилась на своё законное место - выше материи.
Во всех же так называемых революционных учениях во главу угла ставились материальные отношения и собственность, что однозначно диктовало и собственническую цель любой революции, а значит, и применение собственнических критериев анализа и управления будущим обществом.
Ибо Природа, конечно, самоорганизована в частях, в том числе и в форме общества, но, прежде всего, она самоорганизована в целом и потому имеет один Глобальный Критерий самоорганизации в качестве вершины критериального дерева для всех своих частей. В. Ленин гениально создавал свою религию на гнилой основе. Он как человек Жизненного Потока не мог оторваться от требований этого Потока и стать выше логики формального равенства.
Но такая формальная логика ничем не отличается от формальной математической логики, оперирующей лишь малой частью критериев Природы и игнорирующей все более высокие уровни природных Критериев, не говоря уже о смыслах людей.
Необходимо сформулировать главное определение: не провозглашение материальной собственности общей собственностью делает коммунизм коммунизмом, а качество отношений каждого человека, в том числе, и к общей собственности, как к своей.
Но чтобы воспитать такое качество отношений, каждому человеку мало иметь одну акцию из нескольких тысяч, ибо это всё равно «не моё», ему нужно стать духовным человеком и слиться с Природой как с самим собой. Нужно стать Человеком Космическим, а значит высокодуховным. Другого пути пока что Природа Человеку не дала.
Однако, это совсем не означает, что Человек должен присвоить себе как можно больше, весь Космос. Наоборот, он обязан стать ответственным за происходящее в Природе и не быть собственником, индивидуалистом, освободиться от инстинкта накопительства.
Вот где «зарыта собака» марксистских теорий об обществе всеобщего благоденствия. Ни на каком уровне, кроме духовного, невозможно достичь открытого общества по Соросу, как и общества коммунистического! Вот что на самом деле предлагает Дж. Сорос.
С точки зрения медицинской модели общества не само дело или его форма портит человека, а качество отношения человека к его делу. Не секс снижает критерии человека до критериев животного, а человек в отношении к сексу проявляет, как в зеркале, качество и уровень своей оценки всей жизненной среды мира. В этом он проявляет свою философию жизни, мировоззрение.
Главное, правильно найти место отношению людей среди природных взаимоотношений. А для этого нужно иметь работающие модели Человека, общества, мира.
Можно сколько угодно играть в терминологические игры, называя человеческие типы общества-государства то социалистическим, то капиталистическим, то тоталитарным, то открытым, но от этого суть проблемы духовности нисколько не решается. Тем более, что никто, кроме религий и автора этой книги, и не пытается её решить в настоящее время с высоты Высшей Идеи. Время требует пересмотра нашего отношения к платонизму и неоплатонизму.
ОПРАВДАНИЕ ПЕРВОРОДНЫМ ГРЕХОМ
Странное и абсурдное с позиций чистой этики происходит с теми, кто страстно жаждет жить лишь добром, - они используют злых и материально озабоченных людей, их, казалось бы, оскорбительные для доброго человека связи и их, порою вредящие добрым и хорошим людям, усилия, чтобы, насилуя собственное доброе сердце и собственную чистую душу, добиваться задуманного в жизни - распространять духовные знания, знания высшей этики и призывать других людей следовать им.

Читаю о молитве Господней. К сожалению, там, где в молитве идёт прославление Отца Небесного «Да святится имя Твое», это трактуется слишком вольно как страх Божий. Абсурд очевиден. Ибо где страх, там несвобода, рабство.
Однако, везде и всегда служителями Церкви подчёркивается, что Бог дал Человеку свободу выбора, свободу совести, религии и даже свободу веры в Бога: верить или не верить.
Но если есть свобода, значит, нет рабства. Почему же тогда Человек – раб Божий? Потому что он должен жить в страхе Божьем. Чтобы не грешить, – отвечают.
Так раб или не раб? Свобода – не раб! Страх – раб! Свобода и страх несовместимы между собой. В страхе живём, но рвёмся к свободе.
Жизнь распоряжается так, что оказывается верно и то, и другое. Ибо Жизнь проверяет на истинность наши предположения. Некоторые выбирают свободу и пускаются во все тяжкие без удержу. Другие выбирают страх и рабство.
А если выбрать Любовь, то не будет страха, рабства, а свобода будет познана как необходимость (соответствовать Любви), о чём говорил ещё Гегель.
От страха человек убегает. Значит, он не может стремиться и к страху Божьему. А убегает он в человеческие объединения, которые снижают степень личностного страха и предлагают человеку свою высшую идею, оправдывающую его, часто совсем неадекватную, смелость.
И если человек живёт один, то и своё совершенствование он устраивает так, как подсказывает ему его душа, которую Зигмунд Фрейд называл Сверх-я. А если человек живёт в обществе, то общество вокруг себя преобразует мир, как ведёт душа общества – культура.
Для человека неэтичного возрастание его силы опасно тем, что он становится откровенным агрессором – тем, для которого нет сдерживающих центров в отношении более слабого. Такой человек превращается в дьявола.
Греховность и неэтичность – близкие понятия разных структур знаний. Однако, если человечество греховное от сотворения мира и уже первородно падшее, как же может оказаться, что оно в будущем станет без греха, как о том говорят нам? Абсурд подобного предложения заключён в том, что для искупления этого греха нужно не рожать детей. Но так ведь и человечества не станет! Значит, чтобы снять грех совсем, нужно убить себя таким вот образом. Но чем это отличается о самоубийства? Ничем.
И Царство Божие и Дух Святой – это Любовь. Сказка о первородном грехе удивительна своею силой - как человечество ни старается освободиться от своей психической ущербности в этом отношении, пока мало что меняется.
И хотя первородный грех связан с падением Человека в телесное, материальное, всё равно Человек не живёт материальным телом. Он уже давно вышел из того возраста, когда лишь материальное благо определяло его интересы.
Современный Человек больше живёт виртуальным миром. Из него он черпает идеи и дух. В нём он открывает новые источники энергии и новые стимулы для своего развития и получает поддержку и оправдание своим действиям.
Всё больше людей встречаются мне, для которых неприемлем путь Восхождения по Смыслам Жизни. Вначале, когда наши пути сходились, я действительно удивлялся: почему так, почему человек активно противодействует совершенствованию на пути знаний?
Мне казалось диким, когда он вдруг совершенно сознательно делал некий кульбит как доказательство своего переворота из доброго в злого. Я озадачивался, ибо обоснования хоть сколько-нибудь здравого смысла, не говоря уже о духовном, я не видел. Человек сознательно вместо того, чтобы сделать доброе дело, делал гнусность и ничего в нём не менялось от того, что он практически сразу понимал, что происходило.
Оказывается, общество оправдывало его тем, что все грешны изначально. Образ первородного греха оказался несмываемым в потоке оправданий гнусностей человечества и Человека.
Иллюзия телесного счастья, исторически развиваемая и поддерживаемая наукой и практикой, захватила личность и к нашему времени сделала из неё эгоиста, эгоцентрика, потребителя, индивидуалиста.
Счастье подавляющим большинством людей стало восприниматься во многом как телесное наслаждение, а весь чувственный аппарат человеческого тела изо всех сил подыгрывал осознаваемому личностному эгоизму.
Человек как общественное животное, погрязшее в своих страстях и страданиях, готовился к вымиранию через стремление к материальному счастью. Он как будто не понимал, что в блаженстве, которое выдаётся за счастье, бывает и обычная свинья.
Для большинства оставался единственный путь совершенствования - религиозный, когда человек наполнял себя не просветляющими знаниями, а наркотизировал верой в сверхъестественное, не делая никаких попыток разобраться в существе дела.
Так абсурдно навязанное сознанию Человека понятие первородного греха трансформировало сознание Человека, переведя его в поле самогипноза. К сожалению, наркотик религиозной греховности пропитал собой даже усилия, которые прилагала часть культурного общества.
Этика возникает там, где есть сильный и слабый. Сила ненависти, рабство всегда держалась на понятии первородного греха, несмываемости его с Человека. Пора снять этот крест с души Человека, пора начать объяснять человечеству, что религиозные взгляды – это крайность, заставляющая невежественное стадо хоть как-то сохранять видимость общества.
Ибо общество – это не только объединение людей, способных с оружием в руках пойти и убивать таких же людей лишь за то, что они из другого общества. Общество – это объединение людей под управлением объединяющего их критерия.
Что назвать главным критерием общества, который будет в процессе существования общества минимизироваться или максимизироваться? Что это: защита своего суверенитета? имперских амбиций? самолюбия властителя? просто самолюбование? может быть, и не защита, а нападение с целью обогатиться материально, но упасть духовно? может, реализовать идею превосходства одной расы над другой?
Мы давно уже поняли, что всем живущим на Земле нужно объединяться, забыть любые распри, простить своих обидчиков. Но что же останавливает нас? Гордыня, превосходство, презрение, оправдание изначальной греховностью, а потому хоть трава не расти? Зов инстинктов, среди которых власть как инстинкт Жизненного Потока к захвату территории и перенесению своего влияния?
Но есть и вина науки в этом, и она состоит именно в том, что наука, уже давно сидящая на математическом понятии функционала, не смогла ни философски, ни психологически, ни этически показать нам, людям, значение оценок и критериев в нашей многострадальной жизни, чтобы страданий стало в ней как можно меньше.
Так вот он, один из главных критериев, – минимизировать страдания! Но этого мало, надо максимизировать счастье, но делать это одновременно с первым.
Понятие греха вырастает из понятия ошибки. Религиозное понимание ошибки выросло на бесконечном продолжение рабства. Кибернетическое, научное понимание – на осознание ошибки как естественного исследовательского результата в количественном и качественном выражении, если шаг в процессе поиска нужного направления на оптимум критериальной формы был выбран не в требуемом направлении.
И этот поиск есть самый естественный и самый первородный процесс из всех процессов Жизни, который возник задолго до появления первых грехов. Поэтому о грехе в Будущем не может быть никакой речи, тем более о первородном и несмываемом.
Медицинская модель поведения общества в своей реализации в Жизни, к сожалению, копирует модель поведения современного человека в том, что и там, и там решаются проблемы с помощью болезней.
Природа заставляет нас, каждого человека, болеть телесно, когда мы не живём духовной жизнью, когда излишне нервничаем, злимся, злобимся, когда ненавидим, агрессируем. Болезни даны, чтобы мы прозрели, иначе мы сами, добровольно вползаем в заболевание, если переедаем, курим, пьём, колемся наркотиками и прочее, предаём любовь.
Подобные добровольные заболевания заставляют нас прозревать, восходить духовно. Общество так же добровольно отдаёт себя на растерзание дьяволу злобы, эгоизма, жадности, шизофрении отдельных личностей, от рядового члена до руководителя. Это добровольные болезни психики общества.
Где причина подобных заболеваний? В критериях, которые низки, и эту низость мы уже хорошо осознаём. Возникает парадоксальная ситуация: чем ниже критерий, принятый обществом или личностью, тем выше оно или она себя считает, тем сильнее донимают нас болезни.
Значит, существует две крайности поведения Человека, уже хорошо контролируемые современным сознанием: с одной стороны, первородный грех, бесконечно унизивший Человека Творческого по сравнению с силами Природы, и, с другой стороны, осознание себя дьяволом власти, становящимся таковым вследствие принятия для себя низких критериев.
БУДУЩЕЕ В СВОЁМ РАЗВИТИИ
Как легко оглянуться назад и увидеть пройденное в подробностях! И как сложно разобраться в том, что нас ожидает! Если не имеешь представление о векторах развития Будущего.

Я уже писал о Сознании как о языке Природы, о Метаязыке. Многие люди сейчас говорят о том, что нужно возродить телепатический язык, на котором говорили люди в древности, но не понимают, как это можно сделать.
При этом они забывают, что сам Христос говорил на обычном языке. Но ведь никто не сомневается, что Он употреблял и телепатический язык, чтобы понимать всех.
Язык на котором общаются люди, состоит из многих языков, или из уровней одного Метаязыка. Метаязык – это язык, на котором говорит сама Природа, это её Сознание. Наш человеческий язык входит в него составной частью.
К сожалению, письменная и звуковая форма языка формируются, прежде всего на основе практики успеха, пользы. Мораль, которой живёт общество, – это тоже язык общественных отношений.
Считается, что практика есть критерий истины. Но обманщик или вор, у которых раз за разом удаётся ими задуманное действие, получает, таким образом, подтверждение своим преступным замыслам. Для них истиной становится их преступная деятельность.
Так иллюстрируется ложность истины, основанной на проверке практикой. Практика человеческих отношений строится на основе законов морали, принятых обществом и человеком и приводящих к успеху лишь на коротких отрезках времени и пространства, когда из целостной структуры этики вычленяется небольшая её ветвь. Не секрет, что люди сплошь и рядом нарушают нормы морали с тем, чтобы добиться своих целей, оправдывая эти нарушения локальностью своих действий.
Если же критерием истины являются результаты («По плодам их узнаете их»), то и они, как правило, оцениваются лишь с позиций «ближнего», принося зло тем, кто не входит в число «ближних». Возлюбить ближнего своего мало, ибо это чаще всего происходит за счёт других людей.
Логика человеческого общения, будь то языковая или логика отношений, очень сильно опирается на опыт и проверку своих положений ближним окружением. И потому она несёт в себе те же искажения, которые несёт опыт в небольшом замкнутом мирке по сравнению с пространством бесконечного расширения.
Мы можем уверенно заявить, что язык человеческий, разговорный, научный и так далее любой, хотя и основан на неявных оценочных действиях, не содержит в себе явно выраженного критериально-оценочного уровня. Лишь в особых случаях доказательств делается упор на применяемом критерии.
В то же самое время сознание любого человека постоянно и неявно оперирует критериями. В этом сознание и язык людей пока не совпадают между собой.
Обычно же вместо критериев в языке используется операция оправдания логического перехода с одного утверждения к другому. Не потому ли современные языки во многом потеряли способность к расширению и введению новых понятий? Законы структурной семантики взяли верх над высшим смыслом.
На самом деле любое языковое суждение завуалировано содержит не только отношения, но и их оценку с позиций того, кто говорит, и с позиций той общности, которой принадлежит язык.
Это замечательно видно в художественном тексте: «…надо показать, что суггестивность, не сполна договорённость художественного текста, может быть правильно разгадана только из целого».
Позволю себе отослать читателя к разделу настоящей книги «Простая суть критериальности сознания. Начало духовной психологии» с тем, чтобы напомнить, что конкретно относится к иерархии действия уровней сознания и языка.
Как это ни странно, но Этика прекрасно и безо всяких натяжек отражает эволюционное движение человечества.
Что же превалирует сегодня в этике нашего поведения, если исходить из указанной схемы иерархии языка и Сознания Природы?
Уровни языка, о которых идёт речь, не являются некой этажеркой или надстройкой друг над другом. Это, скорее, пронизывающие друг друга потоки смыслов, составляющих свою иерархии.
Прежде всего, напомним, что понимание друг друга осуществляется через поля суггестивного уровня, когда мы соглашаемся с основными положениями чужих суждений, принимая их за свои.
Отношения в обществе могут осуществляться на любом уровне указанной иерархии языка как на главном. Например, если преобладают формальные отношения, оправданные любым упрощенным или опытным смыслом типа «если…, то…», то и истинность подобной логики проявляется всего лишь «в малом». Это уровень формальной структуры, уровень сохранения формальных правил, принятых законов, как государственных, так и моральных.
Если отношения строятся на уровне проверки их смыслом, то такое положение характерно для материалистического уровня языка и всё тех же морально-этических отношений «в малом».
Суггестивный уровень, если на нём как на главном делается упор в этических отношениях, ничего не прибавляет нового в расширительном смысле, наоборот, он ещё больше запутывает отношения, ибо ничем их не оправдывает. Это религиозно-мистический уровень этики отношений, который может испортить и портит любую логику.
Истинное знание «в большом» даёт лишь критериальный уровень, своей вершиной упирающийся в истинную духовность. И чем выше этически становится человечество, тем больше и больше оно проявляет себя и свои деяния Любовью и Выигрышем для Всех.
Любая частнособственническая этика поведения ущербна для Будущего. Она стимулирует низкие наклонности и агрессию. Она несовместима с Богом. Она эгоистична, диктует личности правила поведения, главным из которых является присвоение.
Истинная Этика поведения – это постоянная проверка любым человеком своего поведения на верность Любви и Выигрышу для Всех.
Оказывается, делая даже поверхностный критериологический анализ, приходишь к выводу, что Этика даёт представление о нашем месте в эволюции.
Достаточно для определённого момента времени исторического процесса выделить основной критерий человечества или хотя бы указать, на каком уровне иерархии Сознания Природы он находится, чтобы легко спрогнозировать дальнейшее развитие общества.
ОБ ИТОГАХ, КОТОРЫЕ НЕ ХОЧЕТСЯ ПОТЕРЯТЬ
Надеяться на то, что всё на этом свете само собой утрясётся, конечно, можно. Наверное, оно так и будет. Но вопрос во времени.

<< Предыдущая

стр. 9
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>