стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

"ПРОИЗВОДСТВО В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ АРБИТРАЖНОГО СУДА:
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(издание второе, переработанное и дополненное)
(Э.Н. Нагорная)
(Юридический Дом "Юстицинформ", 2003)

ПРОИЗВОДСТВО В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ АРБИТРАЖНОГО СУДА

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 1 января 2003 года

Издание второе,
переработанное и дополненное

Э.Н. НАГОРНАЯ

Сведения об авторе:

Нагорная Эвелина Николаевна, председатель судебного состава Федерального арбитражного суда Московского округа. Кандидат юридических наук. Специалист по налоговому и арбитражно-процессуальному законодательству.
Родилась в 1954 г. в г. Горьком. В 1981 г. окончила Всесоюзный юридический заочный институт. С 1982 г. работает в судебно-арбитражной системе.
Автор ряда статей по проблемам арбитражного процесса, таможенного и налогового законодательства; публикаций в Комментариях судебной практики - вып. 4 (1997), 5 (1998), 6 (1999); книги "Налоговые споры: соотношение гражданского и налогового законодательства" (М., 2002).






ВВЕДЕНИЕ

С первых же лет применения ГПК РСФСР 1923 г. стало очевидно, что выполнение требований процессуального закона имеет большое значение для искоренения волокиты в судах. В циркуляре НКЮ от 8 декабря 1925 г. "О мерах борьбы с медленностью движения судебных дел" было указано на необходимость соблюдения норм ГПК, относящихся к извещению сторон о времени и месте судебного заседания, и норм, регулирующих последствия неявки сторон в суд <*>. Еще более определенно это прозвучало в докладе Гражданской кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР о работе за 1928 г.: в нем отмечалась весомая роль процессуально-правовой формы в борьбе с бюрократизмом и волокитой, подчеркивалось, что отказ от нее создает гораздо большую волокиту, чем выполнение установленных законом "формальностей" <**>.
--------------------------------
<*> Еженедельник советской юстиции. 1925. N 50 - 51. С. 15 - 68.
<**> Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. 1932. С. 168.

Идея о строгом соблюдении процессуальных законов в теории советского права прививалась с трудом <*>.
--------------------------------
<*> Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М., 1970. С. 36.

В то время, когда был принят ГПК РСФСР 1923 г., существовал взгляд на процессуальные законы как на технические нормы. Так, нарком юстиции, Председатель Верховного Суда РСФСР П.И. Стучка отмечал: "Может быть, меньше всего название "право" подходит к процессу" <*>. Представление о процессуальных нормах как о технических правилах, не имеющих безусловной обязательности, обосновывается им и в других работах <**>. На необязательность некоторых процессуальных норм указывали многие советские ученые <***>.
--------------------------------
<*> Стучка П.И. Введение в теорию гражданского права // Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964. С. 609.
<**> Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права: Сборник статей. М., 1931. С. 17.
<***> Бранденбургский Я. Предисловие // Рындзюнский Р. Техника гражданского процесса. М., 1924. С. 111; Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962. С. 62.

Эта позиция признавала допустимым стремление некоторых судей "усовершенствовать", "рационализировать" процессуальные правила, оправдывала нигилизм по отношению к процессуальным законам и возможность отступления от их содержания <*>, что вновь становилось актуальным в России в последние годы.
--------------------------------
<*> Авдюков М.Г. Указ. соч. С. 37.

Поэтому весьма важной задачей является обоснование насущной необходимости жесткой регламентации процесса, отсутствовавшей в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации от 5 мая 1995 г., в том числе регламентации рассмотрения дел в кассационной инстанции, пределов их пересмотра и полномочий федеральных окружных арбитражных судов.
Промедление с внесением необходимых изменений в действовавший АПК РФ могло способствовать возрождению правового нигилизма со стороны как судей, так и лиц, участвующих в деле, что вполне очевидно любому практикующему судье.
Следует полагать, что высказанные в советской юридической литературе возражения против применения процессуального закона по аналогии со ссылкой на положение, согласно которому процессуальные отношения существуют только как правоотношения и им не противостоят фактические отношения <*>, являются принципиально правильными.
--------------------------------
<*> Каллистратова Р.Ф. Институт "особого" участия государственных и общественных организаций в советском гражданском процессе: Автореферат диссертации к.ю.н. М., 1954. С. 5 - 6.

Сторонники этой точки зрения справедливо полагают, что под предлогом применения процессуального закона по аналогии могут совершаться действия, которые законодатель не предусмотрел специально. А это, безусловно, является нарушением законности <*>. Положение "если не запрещено, то можно совершать" в гражданском производстве неприемлемо: суд совершает только такие процессуальные действия, которые предусмотрены законом. Неопределенность его компетенции могла бы породить произвол. В данном случае действует иное правило: совершать только то, что предусмотрено законом <**>.
--------------------------------
<*> Демократические основы советского социалистического правосудия / Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. С. 89.
<**> Авдюков М.Г. Указ. соч. С. 183.

Вместе с тем работники суда, ежедневно сталкиваясь в своей работе с проблемами арбитражного процессуального законодательства, особенно в области регулирования производства в суде кассационной инстанции, вынуждены учитывать точку зрения правоведов прошлого, поскольку практика применения советского процессуального законодательства находилась тогда в стадии становления, как и в настоящее время, а сами процессуальные законы имели пробелы.
М.М. Гродзинский возможность применения процессуального закона по аналогии обосновывал ссылкой на ч. II ст. 2 УПК РСФСР 1923 г., согласно которой суд не может останавливать решение дела под предлогом отсутствия, неполноты, неясности или противоречия законов <*>.
--------------------------------
<*> Гродзинский М.М. Аналогия в советском уголовно-процессуальном праве // Ученые записки Харьковского юридического института. 1948. Вып. 3. С. 4.

Заметим кстати, что автор данного Комментария солидарен с мнением В.А. Рязановского о единстве гражданского, уголовного и административного процессов <*> и в дальнейшем неоднократно будет прибегать к помощи уголовно-процессуального законодательства при исследовании проблемных вопросов применения АПК РФ, используя примеры из судебной практики рассмотрения административных исков.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 74.

К.С. Юдельсон правовым основанием применения процессуального закона по аналогии считал ст. 4 ГПК РСФСР 1923 г., в соответствии с которой суд не мог отказать в правосудии за недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела <*>.
--------------------------------
<*> Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 23.

Видимо, исходя из подобных же соображений в Постановлении Пленума ВАС РФ от 19 июня 1997 г. N 11 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в апелляционной инстанции" использована аналогия процессуального закона. Например, ВАС РФ установил, что если после принятия жалобы к производству будет выявлен факт подачи ее лицом, не имеющим права на обжалование решения, то производство по жалобе прекращается применительно к п. 1 ст. 85 АПК РФ.
Тот же подход использован и в Постановлении Пленума ВАС РФ от 24 сентября 1999 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции" (далее - Постановление N 13). Таким образом, уже при применении АПК РФ 1995 г. возникла необходимость восполнения пробелов действовавшего процессуального законодательства в случае ошибочного принятия апелляционной и кассационной жалоб. Однако и при принятии АПК 2002 г. эти пробелы восполнены не были.
Положение судов апелляционной и кассационной инстанций в настоящее время осложняется тем, что они уже не вправе применять Постановления Пленума ВАС РФ, толкующие утративший силу АПК РФ 1995 г., а вновь принятый Кодекс так и не решил давно назревшие вопросы.
Поэтому одна из задач настоящей книги - выявить пробелы в процессуальном законодательстве, регулирующем производство в арбитражных судах кассационной инстанции, исходя из судебной практики его применения, и на основе этой практики предложить варианты восполнения таких пробелов.
И.В. Решетникова и В.В. Ярков отмечают, что при отсутствии либо недостаточности средств принудительного воздействия и юридико-фактических моделей поведения в конкретных правовых ситуациях защита материального права становится затруднительной и даже невозможной.
Таким образом, развитость процессуального права и вообще правовых процедур является одним из основных показателей качества правовой системы, отражает степень ее зрелости, цивилизованности, общей и правовой культуры. Опыт показывает, что любая нормальная демократически организованная деятельность возможна лишь в упорядоченной процессуальной форме. Отсутствие же таковой значительно тормозит такую работу, а в ряде случаев делает ее невозможной, сводит на нет позитивные положения материального права. Все это свидетельствует о ценности процессуального права и процедур для современной правовой системы России.
Ученые полагают, что на уровне правореализации учет связей норм материального и процессуального законодательства определяет необходимость точного выбора процессуальной нормы, опосредующей применение конкретных нормативных предписаний. И в этом заметную роль играет судебная практика, которая в условиях существования пробелов в процессуальном праве позволяет восполнить недостатки правового регулирования <*>.
--------------------------------
<*> Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург - Москва, 1999. С. 16 - 17.

Исходя именно из этих соображений в настоящей работе особое внимание уделено анализу значительного количества арбитражных дел, в частности, судебно-арбитражной практики Федерального арбитражного суда Московского округа, который был образован одним из первых в системе кассационных судов.
М.К. Юков отмечал наличие генетических и функциональных связей между гражданским и гражданским процессуальным правом <*>. Этот подход применим и к арбитражному процессуальному праву, поскольку во многих случаях позволяет восполнить отсутствие четко разработанных норм арбитражного процесса, которое препятствует применению норм материального права и установлению истины по делу.
--------------------------------
<*> Юков М.К. Связи норм гражданского и гражданского процессуального права: Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977. С. 66 - 75.

Разделяя точку зрения профессора В.А. Рязановского о единстве гражданского, уголовного и административного процессов, автор на основе анализа особенностей арбитражного процесса приходит к выводу о том, что в условиях нестабильной экономики наших дней постановка вопроса о слиянии судов общей юрисдикции и арбитражных судов является преждевременной, поскольку, как отмечал и В.А. Рязановский, для объединения различных видов процесса необходима предварительная работа как в сфере теории процесса, так и в области законодательной практики <*>.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 74.






Принятые сокращения

абз. - абзац
АО - акционерное общество
АОЗТ - акционерное общество закрытого типа
АООТ - акционерное общество открытого типа
АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации
ВАС РФ - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации
ВВЦ - Всероссийский выставочный центр
ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации
гл. - глава, главы
ГНИ - Государственная налоговая инспекция
ГПК РСФСР - Гражданский процессуальный кодекс РСФСР
ЗАО - закрытое акционерное общество
ККМ - контрольно-кассовая машина
НДС - налог на добавленную стоимость
НКЮ - Народный комиссариат юстиции
ОАО - открытое акционерное общество
ООО - общество с ограниченной ответственностью
п. - пункт, пункты
ст. - статья, статьи
ТОО - товарищество с ограниченной ответственностью
УГС - Устав гражданского судопроизводства
УПК РФ - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации
ФАС МО - Федеральный арбитражный суд Московского округа
ФСНП России - Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации
ч. - часть, части






Глава 1. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ОКРУГА КАК
КАССАЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ ПРИ ОБЖАЛОВАНИИ СУДЕБНЫХ АКТОВ

§ 1. Инстанционность в системе арбитражных судов.
Сравнение инстанционности в системе арбитражных судов
и системе судов общей юрисдикции

Комментарий ст. 23, 24, 25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"

Статья 45 Конституции РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.
Эта гарантия конкретизирована в ст. 46 и 47, где под одной из гарантий судебной защиты прав и свобод понимается право на обжалование в суд, а также в органы по защите прав и свобод человека в соответствии с международными договорами Российской Федерации решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.
Конституционный Суд РФ в Определении от 14 января 2000 г. "По жалобе ООО "Мемфис Дивижн" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" усилил эту гарантию, признав, что соответствующий ст. 19 и 46 Конституции РФ смысл положения ч. 1 ст. 185 АПК РФ не может заключаться в общем запрете для заинтересованных лиц обращаться с заявлениями о принесении протеста в порядке надзора на состоявшееся решение арбитражного суда в случае, если дело не рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях, и исключив лишь возможность ходатайствовать об этом до момента завершения начатого апелляционного или кассационного производства.
Потребность в судах разных инстанций отмечалась в юридической литературе еще в начале века: "...решения судов могут быть проверены... вышестоящими судебными инстанциями... Возможность такого контроля служит гарантией против судейского произвола" <*>.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1997. С. 102.

В обоснование необходимости создания двух категорий судов: низших - первой инстанции и высших - второй инстанции - Е.В. Васьковский приводит такую мотивировку: "Как бы хорошо ни были подготовлены к своей деятельности судьи, как бы добросовестно и внимательно ни относились они к исполнению своих обязанностей, во всяком случае они не могут быть вполне гарантированы от промахов и ошибок. Не только неправильное понимание закона или случайный недосмотр при установлении фактических обстоятельств дела, но и субъективные взгляды, симпатии и антипатии судьи, а также влияние господствующих в данной местности воззрений и предрассудков служат причиной постановления неправильных решений: нельзя отрицать возможности и сознательного уклонения судей от справедливости, которое, благодаря предоставленной судьям свободе убеждения, ускользает от самого бдительного надзора и потому остается безнаказанным. Одним из средств охранить тяжущихся от всех таких вольных и невольных погрешностей судей является возможность двукратного рассмотрения дел... Однако этого было бы недостаточно, - не только потому, что второй суд, перерешающий дела, тоже может ошибаться или нарушать предписанные законом формы судопроизводства, но и по другой, еще более важной причине. Именно: в каждом законодательстве, как бы совершенно оно ни было, встречаются в большем или меньшем количестве пробелы, неясности и противоречия. Вследствие этого неизбежны разногласия в способах понимания и применения его постановлений не только между гражданами, но и между судьями. Один суд толкует закон так, другой - иначе, третий - еще иначе; в каждом судебном округе может выработаться своя собственная практика, и совершенно одинаковые дела будут разрешаться в различных округах различно. Отсутствие же единообразия в судебной практике разрушает единство государственного правопорядка, ослабляет силу закона и подрывает принцип равенства всех граждан перед законом. Необходимо поэтому установить наблюдение за деятельностью всех судов с целью обеспечить одинаковое толкование и применение ими законов" <*>.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 33 - 34.

Высказанная в дореволюционной России мысль о необходимости существования нескольких судебных инстанций по-прежнему актуальна.
В послереволюционной России уже в 1926 г. в Положении об арбитражной комиссии ВСНХ СССР было закреплено право на обжалование сторонами решения арбитражной комиссии в Президиум ВСНХ СССР, в том числе и в порядке надзора <*>.
--------------------------------
<*> СЗ СССР. 1926. N 13.

Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами, утвержденные Советом Министров СССР 5 июня 1980 г. и действовавшие вплоть до принятия 5 марта 1992 г. АПК РФ, также предполагали возможность обжалования решения нижестоящего госарбитража в порядке надзора как в пределах данного госарбитража, так и в вышестоящий государственный арбитраж.
С принятием Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1543-1 "Об арбитражном суде" (впоследствии утратившим силу) и АПК РФ система государственного арбитража была преобразована в арбитражные суды, в которых впервые, хотя и в пределах одного арбитражного суда, предусматривалась возможность обжалования решения суда в коллегию по проверке в кассационном порядке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу. Одновременно ВАС РФ осуществлял проверку в порядке надзора законности и обоснованности решений арбитражных судов, вступивших в законную силу.
Так постепенно в государственном арбитраже, а затем и в арбитражном суде шло формирование инстанционной системы судоустройства, и этот процесс, как будет показано далее, пока не завершен.
Достаточно последовательно принцип инстанционной системы судоустройства проводится в настоящее время в нормах, закрепленных в Конституции РФ и Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации".
Основы судоустройства закреплены в гл. 7 Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 г., в соответствии с ч. 3 ст. 118 которой судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом. Статьями 125 - 127 Конституции РФ в нее включены: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, являющийся высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, а также Высший Арбитражный Суд РФ в качестве высшего судебного органа по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами.
Вышеназванные нормы получили свое развитие в Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации", согласно которому судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом.
Согласно ч. 2 ст. 4 вышеназванного Закона в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему нашего государства.
Впервые федеральные суды упоминаются в ч. 2 ст. 128 Конституции РФ, а содержание этого понятия в полной мере раскрывается в ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации".
Федеральные арбитражные суды округов в соответствии с ч. 3 ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" наряду с ВАС РФ, арбитражными судами субъектов Федерации составляют систему федеральных арбитражных судов, являющуюся в свою очередь составной частью системы федеральных судов: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции.
В Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации" федеральному арбитражному суду округа посвящена отдельная ст. 24, устанавливающая две его функции, а именно: рассмотрение в пределах своей компетенции дел в качестве суда кассационной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам.
Часть 3 этой же статьи закрепляет положение о том, что полномочия, порядок образования и деятельности федерального арбитражного суда округа устанавливаются федеральным конституционным законом.
Однако такой закон до сих пор не принят. Поэтому, принимая во внимание то обстоятельство, что согласно ст. 17 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" федеральный арбитражный суд округа, в отличие от ВАС РФ, создаваемого и упраздняемого только путем внесения поправок в Конституцию РФ, создается и упраздняется лишь федеральным законом, всегда будет существовать почва для попыток обосновать ненужность арбитражных судов округов в ранее сложившейся судебной системе и возможность их упразднения.
Принятие отдельного федерального конституционного закона, регулирующего полномочия, порядок образования и деятельности федерального арбитражного суда округа, закрепит его статус и поднимет его значение как вышестоящей судебной инстанции по отношению к действующим на территории соответствующего судебного округа арбитражным судам субъектов Российской Федерации, что прямо предусмотрено ч. 2 ст. 24 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации".
В настоящее время эти вопросы в общем плане урегулированы в гл. III Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации".
В части 2 ст. 24 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" приведен перечень десяти федеральных арбитражных судов, действующих на территории Российской Федерации:
1) Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Владимирской, Ивановской, Кировской областей, Республики Коми, Костромской области, Республики Марий Эл, Республики Мордовия, Нижегородской области, Чувашской Республики - Чаваш Республики, Ярославской области;
2) Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Республики Бурятия, Иркутской области, Красноярского края, Республики Саха (Якутия), Республики Тыва, Республики Хакасия, Читинской области;
3) Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Амурской области, Еврейской автономной области, Камчатской области, Магаданской области, Приморского края, Сахалинской области, Хабаровского края, Чукотского автономного округа;
4) Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Республики Алтай, Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской, Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа;
5) Федеральный арбитражный суд Московского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами города Москвы и Московской области;
6) Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Астраханской, Волгоградской, Пензенской, Самарской, Саратовской областей, Республики Татарстан (Татарстан), Ульяновской области;
7) Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Архангельской, Вологодской, Калининградской областей, Республики Карелия, Мурманской, Новгородской, Псковской областей, города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Тверской области;
8) Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Республики Адыгея (Адыгея), Республики Дагестан, Ингушской Республики, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Калмыкия - Хальмг Тангч, Карачаево-Черкесской Республики, Краснодарского края, Ростовской области, Республики Северная Осетия, Ставропольского края;
9) Федеральный арбитражный суд Уральского округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Республики Башкортостан, Коми-Пермяцкого автономного округа, Курганской, Оренбургской, Пермской, Свердловской областей, Удмуртской Республики, Челябинской области;
10) Федеральный арбитражный суд Центрального округа, осуществляющий проверку решений, принятых арбитражными судами Белгородской, Брянской, Воронежской, Калужской, Курской, Липецкой, Орловской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тульской областей.
В соответствии с ч. 3 ст. 24 вышеназванного Закона состав судебных округов может быть изменен федеральным законом.
Сравнительный анализ ст. 23, 24, 25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" показывает, что, в отличие от ВАС РФ и арбитражного суда субъекта Федерации, которые наряду с осуществлением других функций в пределах своей компетенции рассматривают дела в качестве суда первой инстанции, федеральный арбитражный суд выделен именно как вышестоящая судебная инстанция по отношению к арбитражным судам судебного округа и наделен исключительными полномочиями суда кассационной инстанции.
Судебная практика полностью подтверждает этот вывод.
Комитет по управлению коммунальным имуществом г. Набережные Челны обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском об истребовании гостиничного комплекса "Татарстан" из незаконного владения АОЗТ "Промышленно-торговый дом "Солан".
Решением суда исковые требования были удовлетворены. В апелляционном порядке решение не проверялось. Арбитражный суд Республики Татарстан Постановлением от 24 января 1996 г. решение суда первой инстанции отменил и в удовлетворении исковых требований отказал. Заместитель Председателя ВАС РФ принес протест, где предлагалось отменить Постановление кассационной инстанции, а решение первой инстанции оставить без изменения.
Президиум ВАС РФ, рассмотрев протест, отменил все состоявшиеся по делу судебные акты, указав следующее.
Согласно ст. 36 и 40 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" проверка законности решений в кассационной инстанции не входит в полномочия арбитражных судов субъектов Российской Федерации и создание кассационных инстанций в их составе не предусмотрено.
Статьей 26 названного Закона и ст. 162 АПК РФ 1995 г. проверка в кассационной инстанции законности судебных актов по делам, рассмотренным арбитражными судами субъектов Российской Федерации, отнесена к полномочиям федеральных арбитражных судов округов. Следовательно, Постановление кассационной инстанции принято судом в незаконном составе и в силу п. 1 ч. 3 ст. 158 АПК РФ 1995 г. подлежит отмене <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 7. С. 77 - 78.

Таким образом, федеральные арбитражные суды округов, не подчиненные ни одному из субъектов Российской Федерации, в пределах своей компетенции служат в том числе и консолидации такой огромной страны как Россия, проверяя правильность применения федерального законодательства всеми арбитражными судами субъектов Федерации.
Исторические корни такой практики можно найти в Гражданском процессуальном кодексе Франции 1806 г., в соответствии с которым кассационный суд осуществлял проверку судебного решения только с точки зрения соблюдения норм права. Наполеон I в речи, произнесенной 15 августа 1801 г., так определил задачи кассационного суда: "Кассационный суд, предоставляя судебным местам раскрытие истины в фактах и толкование условий в договорах, подчиняет эти элементы решения силе закона и не позволяет, чтобы под предлогом справедливости, часто произвольной, судья отступал от предписанных правил и освобождал себя от исполнения воли законодателя. Дозволять судебным местам преступать законы и обходить их исполнение - все равно что уничтожить законодательную власть. В этом смысле кассационный суд - необходимая опора законодателя. Если точное исполнение закона есть непременное условие для устройства и поддержания порядка в государствах, то в кассационном суде нельзя не видеть учреждения, укрепляющего государственную власть и упрочивающего незыблемость государства" <*>.
--------------------------------
<*> Буцковский Н.А. Очерки судебных порядков по Уставам 20 ноября 1864 г. СПб., 1874. С. 10.

Председатель ВАС РФ В.Ф. Яковлев в статье, посвященной юбилеям системы арбитражных судов, подчеркивает ту же мысль, отмечая при этом, что первые в новейшей истории России десять окружных федеральных судов не связаны с административно-территориальным делением, а следовательно, избавлены от давления каких-либо местных властей, что является важнейшей гарантией независимости как всей судебной системы, так и осуществляемого правосудия <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Наши работники могут гордиться прошлым судебно-арбитражной системы и оптимистично смотрят на будущее // Вестник ВАС РФ. 1997. N 9. С. 8.

"Кассационный суд, - писал французский процессуалист Бернар, - есть та резилирующая [т.е. отменяющая] власть, на которую возложено наблюдение за охранением установленных форм судопроизводства и за точным и единообразным применением законов во всем государстве. Он есть... третья судебная инстанция, учрежденная для пересмотра процессов и исправления ошибок палат и судов, он обслуживает только их решения, только относительно применения в них закона... В этом отношении кассационный суд является установлением в одно и то же время политическим и судебным" <*>.
--------------------------------
<*> Цит. по: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1906. Вып. III.

Статья 273 АПК РФ 2002 г. так же, как и ст. 162 АПК РФ 1995 г., строго ограничивает полномочия федерального арбитражного суда округа как вышестоящей судебной инстанции именно по отношению к арбитражным судам субъектов Российской Федерации, не распространяя возможность проверки законности решений и постановлений, принятых этими судами в первой и апелляционной инстанциях, на вступившие в законную силу решения ВАС РФ, вынесенные им по первой инстанции. Это положение полностью соответствует устойчивой тенденции к разграничению инстанций, наметившейся с принятием Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации", впервые выделившего федеральные арбитражные суды округов в качестве отдельной инстанции по проверке в кассационном порядке законности решений и постановлений судов нижестоящей судебной инстанции.
Из дальнейшего сравнительного анализа ст. 23, 24, 25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" следует, что федеральный арбитражный суд округа так же, как ВАС РФ и арбитражный суд субъекта Российской Федерации, наделен полномочиями по пересмотру принятых им вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, принципы которого равно одинаковы для всех судебных инстанций арбитражных судов и закреплены в гл. 37 АПК РФ 2002 г. (ранее в гл. 23 АПК РФ 1995 г.).
В отличие от федерального арбитражного суда округа и арбитражного суда субъекта Российской Федерации, только ВАС РФ, являясь высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, и в то же время вышестоящей судебной инстанцией по отношению к названным судам, осуществляет судебный надзор за деятельностью арбитражных судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики, что закреплено в ст. 23 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", гл. II Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и гл. 36 АПК РФ 2002 г. (ранее - гл. 22 АПК РФ 1995 г.).
И только арбитражный суд субъекта Российской Федерации в соответствии со ст. 25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", гл. IV Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" наделен полномочиями по рассмотрению дел в качестве суда апелляционной инстанции.
Сравнительный анализ функций судов апелляционной и кассационной инстанций приведен в гл. 2 настоящей работы. Однако наделив один суд субъекта Федерации функциями суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции, законодатель не проявил воли окончательно упразднить устаревшую конструкцию обжалования решения в пределах одного государственного арбитража, а впоследствии - и одного арбитражного суда. Допустив, что решение, принятое судом по первой инстанции, перепроверяется тем же судом в апелляционной инстанции, законодатель отошел от инстанционного принципа построения судебной системы в классическом его понимании, предполагающем раздельное существование судов низшей и высшей судебных инстанций.
Таким образом, понятие инстанционной системы, суть которой заключается в последовательном разрешении дела разными судами, нивелируется тем, что законодатель применяет термины "первая инстанция" и "апелляционная инстанция" по отношению к одному суду субъекта Российской Федерации.
Обращение к дореволюционной науке гражданского процесса подтверждает эту мысль: "Тот суд, в который переносится дело, есть суд высшей степени, в котором, по предположению закона, сосредоточивается больше опытности и знаний. Правда, в истории развития института обжалования встречаются попытки передавать дело в суд равной степени, но эти явления не были долговечны, потому что право отменять решение суда может быть предоставлено только суду, обладающему по сравнению с судом, решение которого отменяется, большею властью. Таким образом, можно сказать, что подчиненность лежит в самой природе обжалования" <*>.
--------------------------------
<*> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1875. Т. II. С. 164.

Сравнение полномочий судов кассационной и апелляционной инстанций показывает, что отступление от принципа инстанционности влечет за собой смешение функций обоих арбитражных судов и в конечном итоге диктует необходимость практического последовательного воплощения этого принципа путем образования по-настоящему самостоятельной, отделенной от суда первой инстанции, апелляционной инстанции в виде отдельного апелляционного суда.
Следует отметить, что на этом пути первый шаг сделан при принятии АПК РФ 2002 г. Статья 258 нового АПК так и называется: "Арбитражный суд апелляционной инстанции". В главе 34 АПК РФ 2002 г., регулирующей производство в арбитражном суде апелляционной инстанции, данный суд неоднократно упоминается в различных ее статьях.
Следовательно, законодатель недвусмысленно высказался о необходимости создания отдельного от суда первой инстанции арбитражного суда апелляционной инстанции <*>.
--------------------------------
<*> Обоснованию назревшей необходимости создания такого суда было посвящено первое издание монографии автора "Производство в кассационной инстанции арбитражного суда". М., 2000.

Однако любой юрист понимает: пока соответствующие изменения не будут внесены в уже названные Федеральные конституционные законы "О судебной системе Российской Федерации" и "Об арбитражных судах в Российской Федерации", арбитражные суды апелляционной инстанции, вопреки законодательной власти и воле высшей исполнительной власти Российской Федерации, останутся существовать лишь на бумаге.
Определенная непоследовательность законодателя в проведении в жизнь принципа инстанционности выражается и в том, что отсутствует поступательность в разрешении дела разными арбитражными судами.
Действительно, решение арбитражного суда первой инстанции, не обжалованное в апелляционную инстанцию, вступив в законную силу, может быть предметом пересмотра суда кассационной инстанции. Иными словами, то обстоятельство, что решение суда первой инстанции не оспорено в апелляционной инстанции, ни в коей мере не служит препятствием для пересмотра дела в кассационной инстанции и не ограничивает права участников процесса на обжалование судебного акта. И наоборот, возможность рассмотрения дела в суде кассационной инстанции не обусловлена необходимостью его пересмотра апелляционной инстанцией, т.е. рассмотрение дела в апелляционной инстанции не является обязательным условием его пересмотра в суде кассационной инстанции.
Положение с принятием АПК РФ 2002 г. не изменилось. Более того, появились целые категории дел, не подлежащих пересмотру в суде апелляционной инстанции.
Если для решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов такой подход представляется закономерным, поскольку по ним не требуется установления фактических обстоятельств по делу, то аналогичный подход к обжалованию определений по делу об оспаривании решений третейских судов, определений по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, определений по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения требует последующего осмысления и анализа судебно-арбитражной практики.
Определение инстанции, не закрепленное как таковое в законодательном порядке, содержится в трудах ученых-юристов, в частности Е.В. Васьковского.
Вместе с тем понятие вышестоящей судебной инстанции в системе арбитражных судов приведено в Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации".
В соответствии со ст. 23 и 24 этого Закона вышестоящей судебной инстанцией по отношению к федеральным арбитражным судам округов и арбитражным судам субъектов Российской Федерации является ВАС РФ, а вышестоящей судебной инстанцией по отношению к действующим на территории судебного округа арбитражным судам субъектов Российской Федерации - соответствующий Федеральный арбитражный суд округа.
Таким образом, выстраивается последовательная инстанционная система: арбитражный суд субъекта Российской Федерации - федеральный арбитражный суд округа - ВАС РФ.
Это позволяет сделать вывод о том, что под вышестоящей судебной инстанцией в системе арбитражных судов понимается суд, полномочный пересматривать в пределах своей компетенции судебные акты, принятые судом нижестоящей судебной инстанции.
При этом, хотя ВАС РФ и назван в ч. 2 ст. 23 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к арбитражным судам субъектов Федерации, принцип последовательной инстанционности нашел свое воплощение в положении ст. 185 АПК РФ 1995 г., согласно которому соответствующему должностному лицу ВАС РФ по сути запрещено приносить протест на решение суда, не бывшее предметом рассмотрения в апелляционной или кассационной инстанции.
Однако в АПК РФ 2002 г. такой запрет уже отсутствует. Видимо, сыграло свою роль ранее упоминавшееся Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. в отношении ч. 1 ст. 185 АПК РФ 1995 г.
Правда, в ч. 3 ст. 292 АПК РФ 2002 г. содержится условие принятия заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора: должны быть исчерпаны другие имеющиеся возможности для проверки в судебном порядке законности указанного акта.
Более того, ч. 6 ст. 299 АПК РФ 2002 г. предоставляет высшей судебной инстанции право при определенных условиях направить дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции, если судебный акт не пересматривался в порядке кассационного производства.
Таким образом, принцип последовательной инстанционности нашел воплощение и в АПК РФ 2002 г.
Тем не менее мы вновь сталкиваемся с определенной непоследовательностью законодателя в отношении апелляционной инстанции.
С одной стороны, в различных законодательных актах апелляционная стадия рассмотрения дела названа инстанцией, т.е. ей придано значение суда вышестоящей судебной инстанции по проверке решений суда первой инстанции. С другой стороны, в формулировке ст. 25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" апелляционная инстанция в качестве самостоятельной инстанции в арбитражном суде субъекта Федерации не выделена.
Это свидетельствует о том, что понятие апелляционной инстанции в системе арбитражных судов окончательно не сформировалось.
Более последовательно принцип инстанционности законодательно воплощен в построении судебной системы судов общей юрисдикции, что вполне объяснимо. Арбитражный суд именно как судебная система, в отличие от судов общей юрисдикции, создан лишь в 1992 г.
В соответствии с содержанием ст. 19, 20 и 21 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" выстраивается цепочка: мировой судья - районный суд - верховный суд республики, краевой (областной) суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа - Верховный Суд РФ.
Верховный Суд РФ, в отличие от ВАС РФ, назван непосредственно вышестоящей судебной инстанцией лишь по отношению к верховным судам республик, краевым (областным) судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов, т.е. соблюдена жесткая инстанционная последовательность в судебной системе.
Все перечисленные суды, за исключением мирового судьи, рассматривают дела в пределах своей компетенции в качестве суда первой и второй инстанций.
Таким образом, четко определено, что в системе судов общей юрисдикции действуют две инстанции - низшая, или первая, и высшая, или вторая. Причем ни один из этих судов, в отличие от арбитражного суда субъекта Российской Федерации, не наделен полномочиями по пересмотру своих же решений, принятых им по первой инстанции. Функции второй инстанции суды общей юрисдикции осуществляют только по отношению к судам нижестоящей инстанции: районный - по отношению к мировым судьям, верховный суд республики, краевой (областной) суд, суды городов федерального значения, автономной области и автономного округа - по отношению к районным, Верховный Суд РФ - по отношению к верховным судам республик, краевым (областным) судам, судам городов федерального значения, автономной области и автономных округов. Правда, и здесь имеется исключение, но касается оно высшей судебной инстанции судов общей юрисдикции - Верховного Суда РФ, который наделен правом пересмотра в кассационном порядке им же принятых решений. Этот порядок был закреплен и в разделе III ГПК РСФСР и также сохранился в разделе III ГПК РФ 2002 г.
Из сказанного можно сделать вывод, что, в отличие от двухинстанционной системы судов общей юрисдикции, в России действует трехуровневая система арбитражных судов, хотя прямо в законодательстве и не обозначенная, но включающая суды первой инстанции, апелляционные суды в рамках судов субъектов Федерации и кассационные суды.
Трехуровневую систему арбитражных судов, в которой в качестве третьего уровня названы окружные федеральные суды, рассматривает и В.Ф. Яковлев в публикации, посвященной юбилеям системы арбитражных судов <*>.
--------------------------------
<*> Яковлев В.Ф. Наши работники могут гордиться прошлым судебно-арбитражной системы и оптимистично смотрят на будущее // Вестник ВАС РФ. 1997. N 9. С. 8.

Как и Верховный Суд РФ, ВАС РФ является высшим судебным органом и в качестве такового рассматривает дела в порядке надзора. Эти судебные органы можно было бы назвать третьей и четвертой инстанциями по пересмотру судебных актов в порядке надзора.
Судебная практика ФАС МО также исходит из четкого и последовательного разграничения функций каждой судебной инстанции.
ФАС МО не было принято к рассмотрению заявление ЗАО "Монсанто" о пересмотре постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, к которым заявитель отнес Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР" и Законов РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и "О федеральных органах налоговой полиции".
Этим Постановлением Конституционный Суд признал не соответствующими Конституции РФ положения подп. "а", абз. 1 подп. "б" п. 1 ст. 13 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и п. 8 ст. 7 Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР". Одновременно Конституционный Суд указал, что ряд дел, в том числе дело ЗАО "Монсанто", подлежит пересмотру в обычном порядке.
Поскольку суд кассационной инстанции отменил состоявшиеся судебные акты суда первой и апелляционной инстанций и принял новое решение, ЗАО "Монсанто" посчитало, что именно окружной суд должен пересмотреть свое постановление.
Между тем в момент подачи заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам дело находилось в ВАС РФ в связи с ранее принесенным Председателем ВАС РФ протестом по заявлению того же ЗАО "Монсанто".
ФАС МО в связи с этим указал следующее.
Раздел III "Производство по пересмотру решений" АПК РФ 1995 г. включает четыре главы, устанавливающие самостоятельные стадии пересмотра решений в обычном порядке.
Одной из таких стадий является пересмотр в порядке надзора.
По делу ВАС РФ принесен протест от 28 сентября 1999 г. N 5675/98.
В пункте 2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П указано, что дело ЗАО "Монсанто" подлежит пересмотру в обычном порядке.
В силу изложенного до принятия решения по делу, находящемуся в производстве ВАС РФ, заявление ЗАО "Монсанто" не может быть принято к рассмотрению в суде кассационной инстанции <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N А40-26320/97-4-293 Арбитражного суда г. Москвы.

§ 2. Полномочия кассационного суда

стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>