<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

На практике федеральные арбитражные суды округов сталкиваются с расширительным толкованием указанной нормы, когда лица, не привлеченные к участию в деле, в качестве основания отмены судебных актов называют то обстоятельство, что эти судебные акты затрагивают их права и обязанности либо влияют на права и обязанности названных лиц, в то время как в п. 5 ч. 3 ст. 176 АПК РФ 1995 г. и п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ 2002 г. говорится о возможности обжалования лицами, не привлеченными к участию в деле, решения или постановления суда, если они приняты именно напрямую о правах и обязанностях этих лиц.
В таких ситуациях уже на стадии принятия кассационной жалобы судья может прийти к выводу о невозможности ее принятия к производству федеральным арбитражным судом округа.
ФАС МО не принял к рассмотрению кассационную жалобу коммерческого банка "Анталбанк" на решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 октября 1996 г., указав, что судом принято решение об обязании Москомимущества зарегистрировать договор купли-продажи нежилого помещения, заключенный между коммерческим банком "Балчуг" и коммерческим банком "Росдорбанк", и из текста решения суда не видно, что оно принято о правах и обязанностях подателя кассационной жалобы <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N 2-289а Арбитражного суда г. Москвы.

Постановлением N 13 был определен порядок отказа в принятии подобных жалоб применительно к п. 1 ч. 1 ст. 107 АПК РФ 1995 г. "Отказ в принятии искового заявления". Если указанные обстоятельства будут установлены после принятия кассационной жалобы к производству, то производство по жалобе прекращается применительно к п. 1 ст. 85 АПК РФ 1995 г. "Основания прекращения производства по делу".
АПК РФ 2002 г. не содержит ответа на вопрос, как поступать кассационному суду в настоящее время. Поэтому представляется возможным восполнить этот пробел процессуального законодательства, продолжая сложившуюся судебно-арбитражную практику. Кассационная жалоба может быть возвращена как поданная лицом, не имеющим права на обжалование судебного акта (п. 1 ч. 1 ст. 281 АПК РФ 2002 г.). При возникновении у судьи, принимающего к производству кассационную жалобу, сомнений в наличии у лица, ее подавшего, права обжалования жалоба принимается к производству. Если же в ходе судебного заседания будет установлено отсутствие у лица, подавшего жалобу, такого права, производство по жалобе прекращается применительно к п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ 2002 г.

Глава 2. ПРЕДЕЛЫ РАССМОТРЕНИЯ
КАССАЦИОННЫХ И АПЕЛЛЯЦИОННЫХ ЖАЛОБ

§ 1. Принципы кассационного обжалования.
Пределы рассмотрения кассационной жалобы
судом кассационной инстанции

Комментарий статей

АПК РФ 2002 г. АПК РФ 1995 г.
ч. 1 ст. 282 ч. 1, 2 ст. 172
ч. 3 ст. 284
ст. 286 ст. 174
ч. 1 ст. 287 ч. 1 ст. 175
ч. 1 ст. 288 ч. 1 ст. 176

Итак, принципы арбитражного процесса как его руководящие начала закреплены в ряде нормативных правовых актов, в первую очередь в Конституции РФ, Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации", Федеральном конституционном законе "Об арбитражных судах в Российской Федерации", АПК РФ. Их действие проявляется, в частности, через полномочия арбитражных судов, в том числе арбитражных судов кассационной инстанции.
Одновременно сами эти принципы влияют на полномочия той или иной инстанции арбитражного суда, выявляя пределы этих полномочий.
На практике каждый судья при рассмотрении конкретного дела в судебной инстанции любого уровня сталкивается, иной раз даже не отдавая себе в этом отчета, с проблемой определения пределов проявления того или иного принципа арбитражного процесса. Поэтому представляется очевидным, что ключом к выявлению пределов полномочий суда кассационной инстанции является степень проявления в этой инстанции общих принципов арбитражного процесса, соблюдаемых всеми арбитражными судами.
Эти принципы могут быть классифицированы по различным основаниям <*>, в том числе и по степени юридической силы нормативных правовых актов, в которых они прямо названы, однако для раскрытия темы с заявленной точки зрения наиболее важен ответ на вопрос: по-прежнему ли арбитражные суды России эпохи экономических реформ не только на начальном их этапе, но и в фазе дальнейшего развития придерживаются принципа объективной истины, бывшего одним из важнейших принципов советского законодательства, или ему на смену пришел соответствующий западным образцам принцип формальной истины?
--------------------------------
<*> В юридической литературе принято различать судоустройственные и судопроизводственные принципы: по сфере действия; по правовому источнику, в котором закреплено содержание принципа. См.: Ярков В.В. Арбитражный процесс. М., 1998. С. 42.

Ранее принцип объективной истины, закрепленный в ст. 16 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик, означал всестороннее, полное и объективное выяснение действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.
Практически без особых изменений формулировки утратившая силу норма права перекочевала в ст. 59 АПК РФ 1995 г., согласно которой арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств. В настоящее время эта же норма включена в ч. 1 ст. 71 АПК РФ 2002 г.
Будучи закрепленным в разделе 1 "Общие положения" АПК РФ принцип объективной, иначе говоря - материальной, истины тем самым стал обязателен для всех инстанций арбитражного суда, в том числе и для суда кассационной инстанции.
Это представляется закономерным, поскольку исторически такой подход начал формироваться не в советский период, а гораздо раньше.
При обсуждении Устава гражданского судопроизводства, принятого 20 ноября 1864 г., предполагалось законодательное закрепление неполной апелляции, при которой в суде второй инстанции не допускается представление новых доказательств. Это мотивировалось тем, что "апелляционный суд рассматривает предмет спора, очищенный уже производством в первой инстанции от всех посторонних, не относящихся до существа дела обстоятельств, и только в том объеме, в коем этого требует поданная апелляция; при том не разрешает вопрос, как должны быть определены отношения тяжущихся и решены их споры, а обсуждает только вопрос частный и гораздо легчайший: действительно ли основательны доказательства принесшего апелляцию лица о неправильности первоначального решения" <*>.
--------------------------------
<*> Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб, 1866. Ч. I. С. 108.

Однако именно судебная практика, по мнению А.А. Верещагина, извратила идею неполной апелляции, повлияв на введение в раздел 2 гл. 1 отд. 1 Устава гражданского судопроизводства понятия полной апелляции, когда стороны могут представлять в суд второй инстанции новые доказательства.
Так, идея установления судом объективной, или, по определению В.А. Рязановского, материальной истины пробивала себе дорогу уже на стадии апелляционного производства. "И если организация процесса (гражданского, уголовного или административного) в положительном праве того или иного государства лишает суд возможности установить материальную истину и ограничивает задачи суда достижением истины формальной - значит, в этом государстве неправильно организовано правосудие и процесс требует серьезной реформы..." <*>, - писал он.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 33.

Таким образом, желание "докопаться до истины" настолько свойственно российскому менталитету, что принцип объективной истины, отраженный в юридически оформленных нормах права, никогда не будет потеснен в российском законодательстве, и именно сквозь призму этого умозаключения может быть рассмотрен вопрос о его действии в кассационной инстанции и, в связи с этим, - о пределах полномочий судов кассационной инстанции.
В настоящее время в законодательстве наблюдается тенденция расширения объема прав суда.
Так, в соответствии с п. 2 ст. 53 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" <*>, если из материалов дела об обращении взыскания на заложенное имущество видно, что ипотека была или должна была быть осуществлена с согласия другого лица или органа, то суд, в который предъявлен иск об обращении взыскания, уведомляет об этом соответствующее лицо или орган и предоставляет ему возможность участвовать в данном деле. Статья 72 этого же Закона, регулирующая права залогодателя в отношении заложенного предприятия, в случае непринятия залогодателем предприятия мер по обеспечению сохранности заложенного имущества, неэффективного использования этого имущества, что может привести к уменьшению стоимости предприятия, предоставляет залогодержателю право обратиться в суд с требованием о досрочном выполнении обеспеченного ипотекой обязательства или введении ипотечного контроля за деятельностью залогодателя.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.

Решением суда залогодержатель в порядке ипотечного контроля может быть уполномочен:
требовать от залогодателя регулярно представлять бухгалтерские и иные отчетные документы;
предварительно согласовывать вопросы, связанные с заключением сделок и с относящимся к предприятию имуществом;
обращаться к собственнику имущества, относящегося к предприятию, или уполномоченному им органу с требованием о расторжении контракта с руководителем предприятия;
предъявлять в суд иски о признании сделок, заключенных залогодателем, недействительными;
осуществлять иные права, предусмотренные ипотечным контролем за деятельностью залогодателя.
Та же тенденция расширения объема прав арбитражного суда прослеживается в Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <*>, в соответствии со ст. 44 которого помимо мер, предусмотренных АПК РФ, арбитражный суд может запретить совершать без согласия арбитражного управляющего сделки, не предусмотренные в п. 2 ст. 58 указанного Закона, а также обязать должника передать ценные бумаги, иное имущество на хранение третьим лицам.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

КонсультантПлюс: примечание.
Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".


Арбитражный суд также вправе отстранить руководителя должника от должности и возложить исполнение его обязанностей на временного управляющего по его ходатайству или по ходатайству участвующего в деле о банкротстве лица при наличии, в частности, сведений о воспрепятствовании руководителем должника действиям временного управляющего.
Такие полномочия арбитражного суда весьма близки по своему характеру к административным функциям и свидетельствуют о достаточно активной роли суда даже за рамками арбитражного процесса.
Более глубоко лежащие исторические корни принципа материальной истины присутствуют в римском праве: "Там, где четкое правовое предписание отсутствует, желательно решать по справедливости. Естественная справедливость предпочтительнее строгости права" <*>.
--------------------------------
<*> Цит. по: Черниловский З.М. Введение // Бартошек М. Римское право (понятия, термины, определения). М., 1989. С. 11.

Это высказывание древнеримского юриста Ульпиана как нельзя более подходило к России эпохи перестройки с ее недостаточно проработанной законодательной базой и противоречивой судебной практикой, когда единственным критерием принятия правильного решения может служить лишь приверженность принципам материальной правды и естественной справедливости.
Уже в советское время М.А. Гурвич отмечал, что институт обжалования судебных решений служит выяснению материальной истины по делу о защите действительного права <*>.
--------------------------------
<*> Гурвич М.А. Указ. соч. С. 170.

Следует отметить существование в юридической литературе и противоположной точки зрения.
Так, некоторые исследователи полагают, что судебная реформа 1995 г. вызвала переход от принципа объективной истины к принципу юридической истины в гражданском процессе <*>.
--------------------------------
<*> Решетникова И.В., Ярков В.В. Указ. соч. С. 100.

Всесторонность и полнота выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон предполагают положительный ответ на вопрос, который является, пожалуй, самым животрепещущим при выяснении пределов рассмотрения дела в кассационной инстанции: могут ли в суд кассационной инстанции представляться новые доказательства?
Этот вопрос являлся наиболее острым до принятия АПК РФ 2002 г. потому что, как правило, положительное его решение влекло за собой отмену судебных актов судов нижестоящей инстанции. Между тем судебная практика федеральных арбитражных судов округов и ВАС РФ давала положительный ответ на этот вопрос.
Постановлением от 3 февраля 1998 г. N 4850/97 Президиум ВАС РФ отменил решение Арбитражного суда г. Москвы и постановление ФАС МО с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
По данному делу ОАО "Макфес" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ТОО "Производственно-торговая фирма "Пищевик" о взыскании задолженности по оплате рыбной продукции и штрафа за просрочку платежа.
Решением с ответчика взыскано 283 420 921 руб. основной задолженности и 273 567 859 руб. штрафа. В остальной части иска отказано.
ФАС МО оставил решение без изменения.
В качестве основания отмены судебных актов ВАС РФ указал неправильное применение судом нормы материального права, поскольку суд со ссылкой на ст. 319 ГК РФ посчитал правомерным то обстоятельство, что истец засчитывал поступающие от ответчика суммы в первую очередь в счет уплаты штрафных санкций, предусмотренных договором, в то время как ст. 319 ГК РФ устанавливает очередность погашения денежных обязательств в процессе их нормального и своевременного исполнения.
Кроме того, в суд кассационной инстанции ответчик представил доказательство перечисления истцу долга в сумме 53 400 руб., однако это доказательство не было оценено <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N 43-41 Арбитражного суда г. Москвы.

По другому делу ФАС МО отменил решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы и передал дело на новое рассмотрение в первую инстанцию суда.
По данному делу АОЗТ "Арка" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании суммы земельного налога и штрафных санкций.
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы отклонил исковые требования общества, являющегося землепользователем.
ФАС МО указал, что положенные в основу решения суда документы содержат различные сведения о размерах фактически занимаемого обществом земельного участка, в то время как в акте документальной проверки указана площадь участка 27,2 га, а подтверждающий этот размер список участков постороннего пользования не содержит отметки ЗАО, свидетельствующей о доведении до него соответствующих сведений.
По объяснению ЗАО, данному в заседании суда кассационной инстанции, площадь участка под занимаемыми им строениями составляет всего 0,1 га.
Одновременно в суд кассационной инстанции представлены Протокол Государственной земельной инспекции Москомзема от 14 сентября 1998 г. N 248-05 о нарушении земельного законодательства, согласно которому земельный участок, занимаемый истцом, имеет площадь 26 га, и Постановление Земельной административной комиссии Москомзема от 13 ноября 1998 г. N 2647-05-01, в котором вовсе подвергается сомнению правомерность использования истцом спорного земельного участка.
Представленный в суд кассационной инстанции договор, заключенный истцом с музеем-заповедником "Царицыно" от 1 января 1995 г. о предоставлении и использовании территории музея-заповедника, не содержит сведений о размере предоставляемого истцу участка.
При таких обстоятельствах указанные решение и постановление подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение как недостаточно обоснованные и принятые с неправильным применением ч. 2 ст. 127, п. 7 ч. 2 ст. 159 АПК РФ 1995 г.
При новом рассмотрении дела суду следует оценить вышеперечисленные документы с целью определения площади действительно занимаемого обществом земельного участка для правильного исчисления размера земельного налога <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/2964-98.

Ученые-юристы советского периода придерживались на этот счет различных мнений.
Так, М.А. Гурвич полагал, что в кассационную инстанцию в качестве новых доказательств могут быть представлены только письменные доказательства, однако стороны не вправе требовать допроса новых свидетелей, производства новой экспертизы или осмотра вещественных доказательств. Такого же мнения придерживался и С.Н. Абрамов <*>.
--------------------------------
<*> Гурвич М.А. Указ. соч. С. 187; Абрамов С.Н. Развитие института обжалования решений в советском гражданском процессе // Ученые записки Московского юридического института. 1948. Вып. IV. С. 85.

Иное мнение высказывал К.С. Юдельсон <*>, полагая возможным представлять в суд второй инстанции письменные показания свидетелей.
--------------------------------
<*> Юдельсон К.С. Субъекты доказывания в советском гражданском процессе // Ученые записки Свердловского юридического института. 1947. Т. 2. С. 121.

Пределы рассмотрения дела в кассационной инстанции обусловлены различными задачами, которые стоят перед судами субъектов Российской Федерации и федеральными арбитражными судами округов.
Если задача первых в соответствии со ст. 167, ч. 4 ст. 170, ст. 268, п. 12 ч. 2 ст. 271 АПК РФ 2002 г. - установление обстоятельств по делу при разрешении спора по существу, то назначение вторых в соответствии со ст. 286 АПК РФ 2002 г. - проверка законности вынесенных арбитражными судами субъектов Российской Федерации решений и постановлений.
Именно с данной точки зрения следует согласиться с выводом Л.Ф. Лесницкой: "Обязанность суда второй инстанции проверять фактические обстоятельства дела не означает, что стирается грань между судом первой и второй инстанций. Суд, рассматривающий дело в качестве первой инстанции, сам устанавливает на основе оценки доказательств существование тех или иных фактов, имеющих значение для дела; исследование фактической стороны дела ему необходимо для того, чтобы разрешить по существу спор между сторонами, т.е. разрешить вопрос о том, кому принадлежит спорное право. Для суда второй инстанции проверка выводов суда первой инстанции о фактической стороне дела преследует другую цель и необходима для решения вопроса об обоснованности или необоснованности судебного решения, а не для разрешения дела по существу" <*>.
--------------------------------
<*> Лесницкая Л.Ф. Указ. соч. С. 8.

Вся история развития гражданского процесса в различных странах свидетельствует о том, что проблема пределов полномочий суда вышестоящей инстанции по установлению фактических обстоятельств, исследованию новых доказательств возникает довольно часто.
Так, в 70-е годы при подготовке проекта ГПК Болгарии в ряде публикаций подчеркивалось, что не следует слишком расширять возможности суда второй инстанции в этом направлении, но вместе с тем отмечалось, что нецелесообразно возвращаться и к полному отказу от таких прав, ибо это приведет к волоките в разрешении дел <*>.
--------------------------------
<*> Христов Н. Апелляция или вторая инстанция? // Социалистическое право. 1968. N 6. С. 20 - 29; Яновский Б. О возможности второй инстанции перерешать споры на основании своих новых фактических выводов // Правна мисъл. 1965. N 6. С. 110 - 111.

Однако здесь возникает еще одна проблема: всегда ли при ссылке лиц, участвующих в деле, на дополнительные документы кассационная инстанция была обязана передать дело на новое рассмотрение для их исследования судом первой и апелляционной инстанций?
Задача судов субъектов Федерации, состоящая в том, чтобы разрешать спор по существу и устанавливать в связи с этим обстоятельства по делу, в данном случае диктовала кассационному суду необходимость передачи дела на новое рассмотрение в суд первой и апелляционной инстанций. В то же время принцип процессуальной экономии, "требующий достижения большего результата с возможно меньшей затратой труда, выражением чего является быстрота производства и простота его" <*>, заставлял Федеральные арбитражные суды в ряде случаев поступать по-иному.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 48.

Государственное внешнеэкономическое предприятие "Промсырьеимпорт" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительными изменений к решению налоговой инспекции в части взыскания штрафа за неуплату налога на прибыль.
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования отклонены, поскольку Предприятием неправомерно применена льгота по налогу при отсутствии финансирования капитальных вложений производственного назначения.
ФАС МО, оставляя судебные акты без изменения, отметил следующее.
Предприятием в качестве лизингодателя заключены с лизингополучателем - АОЗТ "Горнопромышленная корпорация "Алтаймрамор-АП" договоры лизинга, в соответствии с которыми лизингодатель предоставляет лизингополучателю в долгосрочную аренду приобретенное по договорам поставки оборудование по обработке минеральных материалов.
В соответствии с п. 1 "а" ст. 6 Закона РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций" при исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведенных затратах и расходах за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы, направленные на финансирование капитальных вложений производственного назначения. Эта льгота предоставляется предприятиям, осуществляющим развитие собственной производственной базы.
Между тем из разделов 1 и 2 устава государственного внешнеэкономического предприятия "Промсырьеимпорт" следует, что предметом деятельности Предприятия является совершение коммерческих операций в сфере внешней торговли и других сферах внешней экономической деятельности (посреднической, инвестиционной, консультативной), а не производственная деятельность.
Кроме того, анализ тех пунктов договоров лизинга, которые предусматривают включение в общую сумму лизинговых платежей полной стоимости оборудования, приобретенного по договорам поставки, включая транспортные расходы, а также право лизингополучателя приобрести оборудование в собственность по выплате лизинговых платежей, свидетельствует о приобретении истцом оборудования исключительно в целях передачи его третьему лицу, а не для развития собственной производственной базы. Об этом же свидетельствует официальная расшифровка счета истца "Капвложения 0/080" по состоянию на 1 октября 1996 г., согласно которому оборудование значится переданным именно для "Алтаймрамора". Эта расшифровка также была принята и оценена судом кассационной инстанции, хотя не фигурировала в суде первой и апелляционной инстанций <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/1199-98.

Таким образом, судебная практика свидетельствует о том, что если принятие дополнительных документов лишь восполняет круг доказательств, положенных в основу правильного вывода суда первой и апелляционной инстанций, и это представляется очевидным в суде кассационной инстанции, то последняя самостоятельно оценивает указанные документы. В остальных случаях дело подлежит передаче на новое рассмотрение.
ВАС РФ по данному вопросу занимал до принятия АПК РФ 2002 г. следующую позицию.
В пункте 11 Постановления ВАС РФ N 13 суду кассационной инстанции предписано передавать дело на новое рассмотрение, если судом первой и апелляционной инстанций фактические обстоятельства выяснены не в полном объеме, выводы суда не соответствуют этим обстоятельствам, и принятые решение, постановление в связи с этим недостаточно обоснованны.
Таким образом, текст данного Постановления позволяет прийти к выводу о том, что не само по себе отсутствие того или иного доказательства в материалах дела, а лишь неполное и неправильное установление по делу фактических обстоятельств влекли за собой отмену судебных актов суда первой и апелляционной инстанций с передачей дела на новое рассмотрение.
Данная норма в настоящее время включена в п. 3 ч. 1 ст. 287 и в ч. 1 ст. 288 АПК РФ 2002 г. Одновременно она дополнена ссылкой на то, что судебный акт подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение не только в случае, если выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, но и если эти выводы не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.
Строгий подход законодателя к этому вопросу в настоящее время понятен, поскольку АПК РФ 2002 г., в отличие от АПК РФ 1995 г., самым тщательным образом в разделах II и III, регулирующих производство в арбитражном суде первой инстанции, описывает процедуру рассмотрения дела, начиная с принятия искового заявления, предварительного судебного заседания, примирительных процедур и кончая принятием решения.
Трудно представить, что, применив все эти процедуры, в том числе по раскрытию доказательств сторонами, по предложению представить дополнительные доказательства (п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК РФ 2002 г.), достижению соглашения между сторонами о признании определенных обстоятельств (ст. 70 АПК РФ 2002 г.), суд не установит, а стороны не раскроют всех имеющихся доказательств на стадиях рассмотрения дела в первой и апелляционной инстанциях.
В помощь суду появились нормы, включенные в ч. 2 и 3 ст. 41 АПК РФ 2002 г., о том, что злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой неблагоприятные последствия, а неисполнение ими процессуальных обязанностей влечет для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом последствия.
Вместе с тем еще длительное время суд кассационной инстанции будет пересматривать судебные акты, принятые по АПК РФ 1995 г., в котором не столь скрупулезно прописана процедура рассмотрения дела в суде субъекта Российской Федерации. Суд кассационной инстанции также не может игнорировать то обстоятельство, что немалую часть лиц, участвующих в деле, составляют индивидуальные предприниматели, не обладающие ни достаточными правовыми знаниями, ни материальными средствами по оплате опытных адвокатов. Поэтому вряд ли будет правильным кардинальным образом, без переходного периода, менять сложившуюся судебно-арбитражную практику по рассмотрению дел в кассационной инстанции.
Положительный ответ на вопрос о том, руководствуется ли арбитражный суд принципом материальной истины, позволяет прийти к положительному ответу на еще один важный для практических судебных работников вопрос: может ли суд кассационной инстанции переоценивать установленные судом первой и апелляционной инстанций обстоятельства по делу? Однако в данном случае полномочия федерального арбитражного суда округа ограничены стоящей перед ним задачей проверки законности решений и постановлений, принятых арбитражным судом субъекта Федерации.
В целях подтверждения этого вывода обратимся к судебной практике.
ФАС МО были отменены решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы, которыми частично удовлетворены исковые требования налоговой инспекции о взыскании с предпринимателя Улитина задолженности по подоходному налогу за 1996 г. Отменяя состоявшиеся судебные акты, ФАС МО указал следующее.
Безусловно отвергая представленные предпринимателем доказательства понесенных им транспортных расходов, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (проездные билеты метрополитена, талоны на проезд в городском пассажирском транспорте, представленные ответчиком в подтверждение поездок в банк, количество которых, по мнению предпринимателя, совпадает с количеством проведенных банковских операций), ни инспекция, ни суд не пришли к выводу о том, каким образом предприниматель мог бы подтвердить расходы на проезд в городском транспорте к месту нахождения банка.
В связи с этим суд кассационной инстанции не может признать соответствующим ст. 53 АПК РФ 1995 г. вывод суда первой и апелляционной инстанций об отсутствии у предпринимателя доказательств понесенных им расходов на проезд в городском пассажирском транспорте, которые подлежат исключению из налогооблагаемой базы <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/1419-98.

Вместе с тем нередки случаи, когда переоценка судом кассационной инстанции доказательств, оцененных судом первой и апелляционной инстанций, не приводит к отмене правильных по существу судебных актов суда нижестоящей инстанции.
По другому делу ФАС МО оставил без изменения решение и постановление Арбитражного суда Московской области, которыми были удовлетворены исковые требования ОАО АК "Инкомбанк" о признании недействительным решения райотдела Управления ФСНП России по Московской области о взыскании финансовых санкций за неуплату налога на прибыль, т.к. банк обоснованно отнес на себестоимость оплату труда работников, не состоящих в штате банка, за осуществленные ими по договорам подряда работы.
Оставляя в силе данные судебные акты, ФАС МО указал следующее.
Как показывает анализ заключенных банком договоров, несмотря на то что они обозначены сторонами как договоры подряда, по существу они являются договорами на оказание ряда услуг по обслуживанию электрооборудования, уборке помещений и территории и т.п.
Хотя судом первой и апелляционной инстанций на основании имеющихся в деле доказательств эти договоры расценены как договоры подряда, суд кассационной инстанции полагает возможным не направлять дело на новое рассмотрение, а самостоятельно истолковать условия договоров, оценив их как договоры на оказание услуг в соответствии со ст. 431 ГК РФ, поскольку в данной правовой ситуации нет необходимости истребования дополнительных доказательств и дополнительного исследования материалов дела <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А41/3024-98.

Вполне вероятно, что истоки отрицательного отношения к возможности суда вышестоящей инстанции переоценивать доказательства по делу кроются в переносе на российскую почву постулатов англо-американского гражданского процесса, в соответствии с которым в решениях, выносимых присяжными заседателями, не указывается мотивация их принятия и, как следствие, отсутствует оценка судебных доказательств, послуживших для присяжных заседателей основанием вынесенных решений. Естественно, при такой системе суд вышестоящей инстанции не только не вправе оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, но и лишен такой возможности.
Поскольку в российском процессе отсутствует подобная процедура, следует сделать вывод о том, что в любой инстанции суд имеет возможность оценить доказательства по своему внутреннему убеждению, хотя иной раз это может привести к противоположной их оценке судом вышестоящей инстанции.
Действительно, разница между процессом оценки доказательств судом первой и апелляционной инстанций, с одной стороны, и кассационным судом - с другой, состоит лишь в том, что в первом случае документы представляются суду сторонами, как правило, в ходе судебного заседания, в то время как к моменту передачи дела в суд кассационной инстанции весь объем доказательств уже приобщен к материалам дела, что позволяет составу суда заранее ознакомиться с ними и составить о них предварительное мнение.
Однако и в том, и в другом случаях решение принимается судом только по окончании процесса, после заслушивания объяснений лиц, участвующих в деле, и проверки доказательств, на которые они ссылаются в подтверждение своих требований и возражений, т.е. оценка доказательств в обоих случаях происходит с соблюдением принципа непосредственности судебного разбирательства.
Корни противоположной точки зрения кроются, видимо, в не столь уж давнем прошлом.
Государственный обвинитель на процессах 30-х годов, прокурор СССР А.Я. Вышинский писал: "Мы должны всю работу наших судов поставить в такие условия, когда бы судья, руководствуясь своим социалистическим правосознанием, своей социалистической совестью, то есть правильным пониманием задач и целей борьбы за построение нашего коммунистического общества, имел бы право действовать так, как ему подсказывает это его свободное социалистическое убеждение, не опасаясь того, что это его решение будет отменено или сломано по тем или иным основаниям вышестоящей судебной инстанцией, которая иначе, чем первая инстанция, расценивает те или иные факты и доказательства" <*>.
--------------------------------
<*> Вышинский А.Я. Проблема оценки доказательств в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1936. N 7. С. 36.

Если мы утверждаем, что в российском арбитражном процессе действуют принципы материальной истины и законности, а не опасение обидеть суд первой инстанции с его "правильным пониманием задач и целей борьбы за построение... коммунистического общества", мы должны прийти к выводу о том, что кассационный суд вправе переоценивать обстоятельства, установленные судом первой и апелляционной инстанций.
Подтверждением этого вывода может служить Постановление Президиума ВАС РФ от 8 декабря 1998 г. N 7300/98, которым было оставлено без изменения постановление ФАС МО, а протест, принесенный заместителем Председателя ВАС РФ, отклонен.
По данному делу Министерство государственного имущества РФ обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Торговая компания "Старк" о взыскании стоимости непоставленной ответчиком офисной мебели и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением суда от 14 июля 1998 г. исковые требования были удовлетворены.
Постановлением апелляционной инстанции от 24 августа 1998 г. решение оставлено без изменения.
ФАС МО Постановлением от 30 сентября 1998 г. названные судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Отклоняя протест, Президиум ВАС РФ указал, что, удовлетворяя исковые требования, суд исходил из недоказанности ответчиком факта поставки мебели истцу.
Вместе с тем, возражая на иск, ООО "Торговая компания "Старк" представило в суд копию акта приема-передачи комплекта офисной мебели от 21 апреля 1998 г., подписанного со стороны покупателя первым заместителем министра. Однако в решении суда факт рассмотрения и оценки данного документа не отражен <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N А40-14192/98-154 Арбитражного суда г. Москвы.

М.К. Юков придерживается иной точки зрения, исходя при этом из принципа недопустимости исследования в кассационной инстанции новых доказательств, отсутствия у нее полномочий переоценивать доказательства, правда, признавая за кассацией право отправить дело на новое рассмотрение в случае, если выводы суда не соответствуют материалам дела <*>.
--------------------------------
<*> Юков М.К. Современные проблемы развития арбитражно-процессуального законодательства // Арбитражный и гражданский процесс. М., 1999. N 2. С. 4.

На практике нередко возникает вопрос: всегда ли неправильное применение арбитражным судом закона влечет отмену судебного акта?
Казалось бы, ч. 1 ст. 176 АПК РФ 1995 г. (в настоящее время - ч. 1 ст. 288 АПК РФ 2002 г.) однозначно определяет в качестве основания к изменению или отмене решения, постановления арбитражного суда нарушение либо неправильное применение норм материального права.
А если сама по себе неверная ссылка на ту или иную норму материального права не привела суд к ошибке в установлении обстоятельств по делу?
В ряде случаев с учетом всех конкретных обстоятельств по делу при наличии вышеназванного условия суд кассационной инстанции может оставить судебные акты суда нижестоящей инстанции без изменения.
ФАС МО подтвердил решение и постановление Арбитражного суда Московской области о признании недействительным решения ГНИ, принятого в отношении ОАО УАКБ "Уникомбанк", о взыскании штрафа за неуплату налога на прибыль.
В Постановлении от 23 ноября 1998 г. ФАС МО указал следующее.
Согласно п. 50 Постановления Правительства РФ от 16 мая 1994 г. N 490 "Об особенностях определения налогооблагаемой базы для уплаты налога на прибыль банками и другими кредитными учреждениями" к расходам, включаемым в себестоимость оказываемых банками услуг, относятся суммы отчислений в резерв на возможные потери по ссудам, подлежащие резервированию в соответствии с порядком, установленным Банком России.
В связи с этим нельзя признать соответствующим нормативным правовым актам вывод суда о том, что указания Банка России и нарушения порядка формирования указанного резерва не влияют на сферу налогообложения банков.
В то же время, поскольку до 1997 г. банк не уменьшал налогооблагаемую базу на суммы отчислений в резерв и тем самым не занижал объект налогообложения за период, когда резерв не был сформирован, суд обоснованно посчитал, что списание безнадежной ссудной задолженности за счет резерва в 1997 г. не привело к занижению налогооблагаемой прибыли в 1997 г. <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А41-2870/98.

Этот пример из судебной практики свидетельствует о том, что в кассационной инстанции действует другой важный принцип арбитражного процесса - принцип материального руководства суда в процессе, под которым подразумевается право суда "независимо от сторон принимать меры для установления материальной правды" <*>.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 47.

Указанный вывод подтверждается п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ 2002 г., из которого следует, что арбитражный суд кассационной инстанции вправе принять новый судебный акт, если судами первой и апелляционной инстанций правильно установлены фактические обстоятельства, однако неправильно применена норма материального права.
Данный вывод подтверждается также тем, что в новый АПК РФ 2002 г. не включено ранее существовавшее в п. 4 ч. 3 ст. 176 АПК РФ 1995 г. такое безусловное основание к отмене решения или постановления, как отсутствие ссылки на закон или иной нормативный правовой акт, которыми руководствовался суд нижестоящей судебной инстанции.
Таким образом, законодатель подчеркнул, что основная функция судов первой и апелляционной инстанций - установление фактических обстоятельств по делу, а главная задача суда кассационной инстанции - правильное применение закона.
Принцип формального руководства суда безусловно действует во всяком, в том числе и арбитражном, процессе. Суд направляет процесс в русло, определенное рамками АПК РФ.
Действие принципа материального руководства суда в кассационной инстанции можно проследить по следующему делу ФАС МО.
Между Богдановичским механико-керамическим техникумом и Богдановичским АО "Огнеупоры" был заключен договор от 24 февраля 1994 г. на поставку техникуму тепловой энергии.
Учитывая, что техникум не оплатил услуги, предоставленные за период с февраля 1994 г. по апрель 1995 г., ввиду отсутствия у него денежных средств, Богдановичское АО "Огнеупоры" предъявило иск к Минфину и Минпрому России в порядке субсидиарной ответственности по долгам государственного образовательного учреждения из-за отсутствия у последнего денежных средств.
К техникуму иск не предъявлялся.
Решением Арбитражного суда г. Москвы в удовлетворении исковых требований было отказано в связи с отсутствием оснований для возложения на ответчиков субсидиарной ответственности.
Постановлением ФАС МО решение суда отменено со ссылкой на нарушения норм материального права (гл. 29 ГК РФ) и процессуального права (ст. 36 АПК РФ 1995 г.).
В постановлении указано, что попытка решения вопроса об ответственности техникума за невыполнение его договорных обязательств за счет федеральных государственных структур не основана на законе и не вытекает из конкретных обстоятельств дела, хотя вопрос о недостаточном финансировании техникума из бюджета может быть обсужден судом.
При новом рассмотрении дела суду было дано указание решить вопрос с учетом требований ст. 36 АПК РФ 1995 г. о привлечении (замене) в качестве надлежащего ответчика техникума, выступающего стороной в договоре <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КГ-А40/2593-98.

Суд кассационной инстанции направил разрешение спора между сторонами в соответствующее правовое русло.
Действие принципов формального и материального руководства суда не может быть в полной мере уяснено без рассмотрения особенностей действия в кассационной инстанции принципов состязательности и равноправия сторон, с одной стороны, и диспозитивности - с другой.
Первый из них напрямую закреплен в ст. 9 АПК РФ 2002 г. (ранее - в ст. 7 АПК РФ 1995 г.), представляя собой конституционный принцип, сформулированный в ст. 123 Конституции РФ, и означает "право (и обязанность) сторон на собирание фактического материала и приведение доказательств по делу, свободное состязание сторон перед беспристрастным третьим - судом... Принцип состязательности есть выражение самодеятельности сторон в процессе" <*>.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 46.

Безусловно, действие этого принципа в кассационной инстанции также ограничено пределами рассмотрения дела в этой инстанции, о чем подробно было сказано при рассмотрении вопроса о возможности представления в федеральный арбитражный суд округа новых доказательств.
Одновременное действие принципа материальной истины и материальной активности суда и принципа состязательности исключает пассивную, созерцательную роль российского арбитражного суда в процессе.
Проблема пределов вмешательства суда в состязательность сторон возникла еще в 19 веке.
"Господствующая доктрина о состязательном начале путает всю теорию гражданского процесса, извращает судебную практику и тормозит правильное движение процессуального законодательства. Отождествив состязательное начало с пассивностью суда в процессе, доктрина низвела его до полной бессодержательности, из живого принципа превратила в совершенно мертвую формулу. Процесс есть совместная деятельность, взаимодействие суда и сторон; никакими усилиями мысли ее нельзя превратить в одностороннюю деятельность только сторон, которую пассивно созерцал бы суд" <*>, - отмечал Н.А. Гредескул.
--------------------------------
<*> Гредескул Н.А. К оценке теории состязательного начала в гражданском процессе // Журнал Петербургского юридического общества. 1898. Кн. 2. С. 99.

Активная роль арбитражного суда первой инстанции, как отмечается в современной юридической литературе, была обусловлена ст. 112 АПК РФ 1995 г., в соответствии с которой судья при подготовке дела к судебному разбирательству, в частности, предлагает лицам, участвующим в деле, другим организациям, их должностным лицам выполнить определенные действия, в том числе представить документы и сведения, имеющие значение для разрешения спора, направляет другим арбитражным судам судебные поручения, решает вопрос о вызове руководителей организаций, участвующих в деле, для дачи объяснений. В настоящее время в АПК РФ 2002 г. подготовке дела к судебному разбирательству в суде первой инстанции посвящена целая глава 14.
Порядку же рассмотрения дела в кассационной инстанции была посвящена всего лишь одна ст. 171 АПК РФ 1995 г., на основании которой в кассационной инстанции дело рассматривается по правилам рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции с особенностями, предусмотренными гл. 21 "Производство в кассационной инстанции". При этом правила, установленные только для первой инстанции, не применяются. К сожалению, ничего не изменилось с принятием АПК РФ 2002 г. Практически без изменений эта норма воспроизведена в ст. 284 АПК РФ 2002 г.
Таким образом, арбитражному суду кассационной инстанции приходится самостоятельно определять возможную степень своей активности, дабы не приобрести черты следственного процесса, существовавшего в феодальной Европе.
"Если все это предоставлено самим сторонам, - отмечал профессор Е.А. Нефедьев в речи, произнесенной 5 ноября 1895 г. в торжественном собрании Императорского Казанского университета, - то соответствие решения действительной истине (или, как выражаются немецкие юристы, материальной истине) будет делом случая: тяжущийся, при всем стремлении выяснить дело, может не быть в состоянии этого сделать по неумению вести процесс... Таким образом, если, с одной стороны, решение вопроса о существовании права не может быть поставлено в полную зависимость от умения сторон вести дело, то, с другой, - добывание фактов, подтверждающих право, не может быть предоставлено исключительно суду: деятельность последнего в этом отношении должна до некоторой степени основываться на воле сторон" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства. Казань, 1895. С. 35, 40.

В странах с традиционно состязательным процессом (Англии, США, Канаде) суд выполняет роль рефери в теннисном матче: следит за сторонами, наносящими удары по мячу через сетку, просто называя счет и результат, обеспечивая соблюдение правил <*>.
--------------------------------
<*> Zander M.A. Matter of Justice: The Legal system in Ferment. N.Y., 1989. P. 140.

Однако, обосновывая необходимость активной роли российского арбитражного суда в постперестроечный период, нельзя не отметить, что в этих странах длительное время существуют нерушимые правовые традиции, и участие адвокатов в состязательном процессе является обязательным - в этом состоит отличие указанных стран от постперестроечной России с ее только провозглашенным намерением создать правовое общество и слабой юридической грамотностью граждан. Поэтому следует согласиться с точкой зрения некоторых авторов о том, что переход от активной роли российского суда к чисто состязательному процессу должен быть поэтапным и комплексным <*>.
--------------------------------
<*> Решетникова И.В., Ярков В.В. Указ. соч. С. 34.

Такой переход наметился в настоящее время с принятием АПК РФ 2002 г., имеется в виду ч. 5 ст. 59, в соответствии с которой представителями организаций в арбитражном суде могут выступать только их руководители, лица, состоящие в штате организаций, либо адвокаты.
Таким образом, закон предъявляет повышенные требования к уровню подготовленности представителей юридических лиц, участвующих в арбитражном процессе при разрешении сложных экономических споров.
Ряд авторов, говоря о восстановлении классического содержания принципов диспозитивности и состязательности путем отказа от жесткого судебного контроля за распорядительными действиями сторон и освобождения суда от несвойственной ему обязанности по сбору доказательств, тем не менее считают, что по просьбе сторон суд должен оказывать им содействие в собирании доказательств <*>.
--------------------------------
<*> Лесницкая Л.Ф., Клейн Н.И. Указ. соч. С. 166.

Об активной роли суда в области доказывания, что напрямую связано с принципом состязательности, говорится в Комментарии к АПК РФ 1995 г. Автор Комментария, обосновывая свою позицию, ссылается на следующее: "Одна из специфических черт законодательства о судопроизводстве состоит в том, что процессуальные нормы, наделяя суд определенными полномочиями, нередко одновременно прямо или косвенно обязывают его эти полномочия реализовывать. С учетом задач и принципов арбитражного правосудия именно так следует применять нормы АПК, где речь идет о праве суда предписывать заинтересованным лицам доставить дополнительную информацию" <*>.
--------------------------------
<*> Пучинский В.К. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 1997. С. 121.

Даже последовательные сторонники буквального применения принципа состязательности вынуждены признать, что с учетом нынешней экономической ситуации, динамизма законодательства, низкого уровня правового профессионализма сторон соблюдение принципа состязательности в чистом виде может привести к нарушению принципа законности и материальной истины, т.к. есть вероятность того, что суд не установит полно и всесторонне фактические обстоятельства, права и обязанности сторон. В настоящее время арбитражный процесс должен быть смешанным, т.е. сочетать в себе элементы как состязательного, так и следственного процесса. Такой смешанный вид процесса отвечает социальным и государственным интересам <*>.
--------------------------------
<*> Ретхер В.В. Проблемы реализации принципа состязательности в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

Следовать принципу состязательности в современном российском арбитражном процессе важно еще и потому, что в настоящее время в нашей стране существует приоритет международного права перед правом национальным.
Любое решение российского суда может быть обжаловано в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, который руководствуется ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, устанавливающей право на справедливое судебное разбирательство, в том числе с соблюдением принципа равенства средств защиты, или принципа состязательности.
Принимая судебное решение от 20 февраля 1996 г. о нарушении п. 1 ст. 6 Европейской конвенции по делу "Вермулен против Бельгии", Европейский суд посчитал, что непредоставление гражданину Вермулену возможности ответить на заявления перед завершением слушания нарушило его право на состязательность. Это право означает возможность для сторон как в уголовном, так и в гражданском деле получать информацию и комментировать все представленные доказательства, а также возражения, заявленные независимым представителем правового ведомства с целью повлиять на решение суда.
Суд посчитал, что сам этот факт является нарушением п. 1 ст. 6 Европейской конвенции <*>.
--------------------------------
<*> Судебное решение от 20 февраля 1996 г.: Вермулен против Бельгии // Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

Как представляется, активная роль кассационного суда может проявляться в том, что он вправе и должен отменить судебные акты суда нижестоящей инстанции, если они приняты с нарушением принципа состязательности, а суд не использовал всех полномочий с целью установления материальной истины.
Комментируя действие принципа состязательности в арбитражном процессе, нельзя обойти молчанием высказывания отдельных практических работников о том, что при рассмотрении дел, возникающих из административных отношений, не действует принцип состязательности.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>