<< Предыдущая

стр. 4
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Во-первых, подобное утверждение противоречит ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, в соответствии с которой судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Поэтому можно говорить лишь об особенностях действия этого принципа при рассмотрении судом той или иной категории споров.
Во-вторых, ту или иную норму права АПК РФ нельзя применять без сопоставления ее с другими нормами права АПК.
Так, согласно ч. 5 ст. 200 АПК РФ 2002 г. обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
Между тем раздел 1 АПК РФ 2002 г. "Общие положения" обязателен для применения всеми инстанциями арбитражного суда при рассмотрении всех категорий дел.
В этот раздел включены ст. 9 "Состязательность", ст. 65 "Обязанность доказывания", ст. 69 АПК "Основания освобождения от доказывания".
Анализ указанных статей АПК РФ свидетельствует о том, что если государственный орган должен доказать обстоятельства, послужившие основанием для принятия оспариваемого акта, то другое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, и раскрыть соответствующие доказательства. Перечень оснований освобождения от доказывания установлен законом и не подлежит расширительному толкованию.
Закрепленный в ст. 8 АПК РФ 2002 г. (ст. 7 АПК РФ 1995 г.) принцип равноправия сторон, вытекающий из конституционного принципа равноправия (ст. 123 Конституции РФ), безусловно действует на любой стадии арбитражного процесса, однако до недавнего времени открытым оставался вопрос о его действии применительно к возможности рассмотрения дела федеральным арбитражным судом округа в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания.
Если указанное обстоятельство в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 176 АПК РФ 1995 г. являлось безусловным основанием отмены решения и постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций, то ст. 188, помещенная в гл. 22 АПК РФ 1995 г. "Производство в порядке надзора", устанавливала, что основаниями к изменению или отмене решения, постановления в порядке надзора являются незаконность или необоснованность судебного акта.
Сторонники возможности рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие лица, не извещенного надлежащим образом о времени и месте заседания, ссылались на то, что редакция ст. 188 АПК РФ 1995 г. не предусматривала подобного основания отмены постановления суда кассационной инстанции. Более того, в этой статье специально указано, что не может быть отменено правильное по существу постановление арбитражного суда по одним лишь формальным основаниям. В кассационной же инстанции не устанавливаются обстоятельства по делу, не представляются новые доказательства и не производится их переоценка, поэтому рассмотрение дела кассационным судом при отсутствии какой-либо из сторон не нарушает ее законных прав и интересов.
Однако Президиум ВАС РФ принял Постановление от 27 октября 1998 г. N 2134/98, которым было отменено Постановление ФАС МО от 8 сентября 1997 г. по делу Арбитражного суда г. Москвы с направлением дела на новое рассмотрение в ФАС МО.
Со ссылкой на ст. 176 АПК РФ 1995 г., определяющую полномочия кассационной (а не надзорной) инстанции по безусловной отмене судебных актов суда первой и апелляционной инстанций, ВАС РФ, не указав на допущенные ФАС МО нарушения норм материального права, отменил его Постановление, поскольку суд кассационной инстанции принял новое решение и отказал в удовлетворении искового требования в отсутствие истца, не извещенного надлежащим образом <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N 2134/98.

В настоящее время в п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ 2002 г. сохранено безусловное основание для отмены судом кассационной инстанции решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций в том случае, когда дело рассмотрено в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.
Для кассационного суда в настоящее время установлено правило, согласно которому (ч. 3 ст. 284 АПК РФ 2002 г.) неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.
Следовательно, если эти лица не были извещены надлежащим образом о судебном заседании, оно в кассационной инстанции проводиться не может.
Однако соответствующее основание так и не внесено в новый АПК РФ 2002 г. в гл. 36 "Производство по пересмотру судебных актов в порядке надзора", хотя основания для изменения или отмены в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, существенным образом пересмотрены, в отличие от ст. 188 АПК РФ 1995 г.
В настоящее время в соответствии со ст. 304 АПК РФ 2002 г. судебный акт подлежит отмене в порядке надзора, если он нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, препятствует принятию законного решения по другому делу либо нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы.
В отличие от принципа состязательности, принцип диспозитивности ни в АПК РФ 1995 г., ни в АПК РФ 2002 г. прямо не упоминается, однако находит проявление во многих его статьях, и в первую очередь в ст. 41 АПК РФ 2002 г. (ст. 33 АПК 1995 г.), где закреплены права и обязанности лиц, участвующих в деле. Поскольку законодатель расположил указанную статью в разделе 1 АПК РФ "Общие положения", следует прийти к выводу о том, что она в полной мере действует и на стадии кассационного производства.
Принцип диспозитивности известен еще со времен римского права по формуле: nemo judex sine actore - нет истца, нет судьи - и означает свободу сторон в распоряжении своими процессуальными правами.
Достаточно четко данный принцип был сформулирован и в параграфе 35 Устава коммерческих судов, утвержденного Указом Николая I от 14 мая 1832 г. об учреждении коммерческих судов, в соответствии с которым коммерческий суд сам собою ни к какому делу не приступает <*>.
--------------------------------
<*> Полное собрание законов Российской Империи. Собрание 2-е: 1832. СПб., 1833. Т. VII. N 5053 - 5876.

Таким образом, принцип диспозитивности при рассмотрении споров, связанных с коммерческой деятельностью, традиционно действовал в коммерческих судах еще в дореволюционной России.
В современном арбитражном суде кассационной инстанции этот принцип обусловлен, в частности, ст. 273, п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ 2002 г. (ст. 161, п. 5 ч. 3 ст. 176 АПК РФ 1995 г.), в соответствии с которыми производство в кассационной инстанции начинается с подачи кассационной жалобы лицами, участвующими в деле, либо лицами, не привлеченными к участию в деле, о правах и обязанностях которых арбитражным судом принято решение или постановление.
Вместе с тем, как и во всех предыдущих инстанциях, принцип диспозитивности не может действовать отдельно от принципов материальной истины и активности суда.
Классик отечественного правоведения Е.В. Васьковский отмечал: "Соответствие прав одного лица и обязанностей другого составляет юридическое отношение в тесном, техническом смысле. Следовательно, в исковом процессе существуют два юридических отношения: 1) между истцом и судом и 2) между ответчиком и судом. Стороны же не состоят между собой в юридическом отношении, потому что процессуальным правам одной не соответствуют обязанности другой" <*>.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 170.

Вступая в правоотношения с судом, стороны тем самым вынуждены ограничивать свое волеизъявление обязанностями, налагаемыми на них стоящими перед судом задачами организации процесса, установленной государством не только в интересах конкретных лиц, участвующих в деле, но и в целях соблюдения общественного порядка.
Так, согласно ст. 282 АПК РФ 2002 г. (ст. 172 АПК РФ 1995 г.) лицо, подавшее кассационную жалобу, вправе отказаться от нее до вынесения постановления, однако суд вправе отклонить отказ от жалобы по основаниям, предусмотренным ст. 49 данного Кодекса, и рассмотреть дело в кассационном порядке, если такой отказ противоречит законам и иным нормативным правовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц.
Такой же порядок действует при утверждении федеральным арбитражным судом округа мирового соглашения, что было определено в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 31 марта 1997 г. N 12 "Обзор практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в кассационной инстанции" (п. 15 и 16) (далее - Обзор практики применения АПК РФ) <*>, а теперь - ст. 139 АПК РФ 2002 г.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 5. С. 127.

Подобное решение законодателя в условиях переходной экономики при значительном экономическом неравенстве сторон на фоне трансформации прежних государственных монополий в монополии рыночные представляется единственно правильным, поскольку дает судебную защиту экономически более слабой и зависимой стороне от давления противоположной стороны.
В отличие от современного российского процессуального права, трепетное отношение к соблюдению принципа диспозитивности в законодательстве стран Западной Европы вызвано, видимо, необходимостью иммунитета к царившему там веками следственному процессу, при котором на суде лежала обязанность вести расследование своими силами и средствами, в том числе с применением пыток, что приводило к многочисленным жертвам.
Проявлением действия принципа диспозитивности и одновременно - понимания пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции является Постановление Президиума ВАС РФ от 10 августа 1999 г. N 1886/99.
Профессионально-техническое училище N 119 обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к АООТ "Старт", Госкомимуществу России, Российскому фонду федерального имущества о признании недействительными распоряжения Госкомимущества России "О приватизации Московского промышленно-торгового объединения "Старт", а также сделок приватизации АООТ "Старт" в части включения в его уставный капитал здания ПТУ N 119 стоимостью 146 500 руб. и продажи 146 акций АООТ "Старт".
ФАС МО Постановлением от 28 июля 1997 г. отменил решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы об отказе в удовлетворении исковых требований и вынес новое решение, которым признал недействительными указанное распоряжение Госкомимущества России, план приватизации и устав АООТ "Старт" в части включения в уставный капитал акционерного общества здания ПТУ N 119.
Одновременно суд кассационной инстанции применил последствия недействительности ничтожной сделки, уменьшив уставный капитал АООТ "Старт" на 146 500 руб. путем уменьшения номинальной стоимости его акций.
Президиум ВАС РФ отменил Постановление ФАС МО в части отмены решения суда первой и постановления апелляционной инстанций об отказе в иске о признании недействительной продажи 146 акций АООТ "Старт" и об уменьшении уставного капитала акционерного общества на 146 500 руб. путем уменьшения номинальной стоимости акций, оставив в этой части в силе решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы.
ВАС РФ признал неправомерным решение суда кассационной инстанции в данной части, поскольку требования об уменьшении уставного капитала акционерного общества вообще не заявлялись и не были предметом судебного разбирательства, а в соответствии со ст. 28 и 29 Федерального закона "Об акционерных обществах" увеличение и уменьшение уставного капитала акционерного общества предусмотренными законом способами отнесены к компетенции органов управления обществом <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N 4-452а Арбитражного суда г. Москвы.

Вообще судебная практика ВАС РФ склоняется к более жесткому следованию принципу диспозитивности в любой инстанции арбитражного суда.
Доказательством этого может служить дело Арбитражного суда Астраханской области по иску Приволжского территориального управления Госкомрезерва России к государственному предприятию "Северо-Каспийское морское пароходство" о взыскании 245 716 руб., составляющих штраф в размере 100% стоимости недостающих материальных ценностей государственного резерва и пени.
Отменяя решение суда в части взыскания с ответчика 73 348 руб. - стоимости недостающей бронзы, ВАС РФ в Постановлении от 22 июня 1999 г. указал, что требование о взыскании стоимости недостающей бронзы, находящейся на хранении у ответчика, не заявлялось, в ходе рассмотрения спора предмет иска Приволжским территориальным управлением в порядке, предусмотренном ст. 37 АПК РФ 1995 г., не изменялся. Согласно АПК РФ арбитражному суду не предоставлено право выходить за пределы исковых требований и изменять по своей инициативе предмет или основание иска, однако арбитражный суд изменил предмет иска и принял решение о взыскании не только штрафа и пеней, но и стоимости бронзы, чем нарушил нормы процессуального права <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 10.

В рамках действия принципа диспозитивности может быть рассмотрен и вопрос о выходе кассационного суда за пределы требований, изложенных в кассационной жалобе.
Эта проблема имеет, как представляется, две стороны.
В соответствии с п. 6 Обзора практики применения АПК РФ 1995 г. кассационная инстанция проверяет правильность применения норм материального и процессуального права в полном объеме и в том случае, когда лицом, участвующим в деле, обжаловалась правильность применения судом лишь отдельных норм. При этом ВАС РФ исходил из следующего.
В практике арбитражных судов возник вопрос о праве кассационной инстанции проверять правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, не указанных в жалобе. Согласно ст. 174 АПК РФ 1995 г. при рассмотрении дела в кассационной инстанции арбитражный суд проверяет правильность применения норм материального и процессуального права арбитражным судом первой и апелляционной инстанций. Учитывая, что данная статья не содержала каких-либо ограничений в части выхода арбитражного суда за пределы жалобы, кассационная инстанция в целях обеспечения законности и обоснованности решения суда обязана проверить правильность применения всех норм материального и процессуального права судом первой и апелляционной инстанций при принятии решения (постановления).
Подобная позиция была подтверждена в п. 14 Постановления N 13, которым установлено, что при рассмотрении дела в кассационной инстанции арбитражный суд проверяет правильность применения норм материального и процессуального права, не ограничиваясь доводами, изложенными в кассационной жалобе.
Казалось бы, ответ ясен, однако судебные коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, на практике сталкиваются с иным аспектом той же самой проблемы. В последнее время (в первом полугодии 2002 г. - 54,8%) дела, связанные с применением налогового законодательства, рассматриваются коллегией ФАС МО.
Как правило, налогоплательщик выбирает такой способ защиты своего нарушенного права, как оспаривание решения налогового органа о применении штрафных санкций за совершение налогового правонарушения. В основном решение налоговой инспекции оспаривается в полном объеме, поскольку оно базируется на акте проверки соблюдения налогового законодательства, охватывающей период в несколько лет, по итогам хозяйственной деятельности за все это время, по всем заключенным налогоплательщиком договорам.
В результате исковое заявление состоит, по существу, из совершенно различных исковых требований, относящихся к разного рода налогам, которые имеют свою специфику исчисления налогооблагаемой базы, основанных на бухгалтерском учете расчетов по целому пакету гражданско-правовых договоров, регулируемых не связанными между собой нормами гражданского законодательства. Единственным связующим звеном между этими проблемами является решение налоговой инспекции.
Зачастую эти проблемы успешно разрешаются арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и до кассационного суда доходит спор лишь по некоторым из них. Уместен вопрос: надо ли федеральному арбитражному суду округа, помимо волеизъявления сторон по делу, вмешиваться в установленные судом субъекта Российской Федерации правоотношения лиц, участвующих в деле?
ФАС МО в своей судебной практике пошел по следующему пути.
Решением Арбитражного суда Московской области Уникомбанку было отказано в иске о признании недействительным решения налоговой инспекции. Постановлением апелляционной инстанции данное решение отменено в части отказа в иске о признании недействительным решения налогового органа в сумме 18 389,9 руб. относительно занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль при продаже автомобиля по ценам ниже себестоимости, и в этой части требование банка удовлетворено.
В кассационной жалобе банк просил об отмене решения и постановления в части неудовлетворенных требований.
Инспекция судебные акты не обжаловала в установленном законом порядке, однако в своих объяснениях, данных в судебном заседании при рассмотрении жалобы банка, указала на незаконность постановления апелляционной инстанции о признании решения частично недействительным.
ФАС МО рассмотрел законность предыдущих судебных актов в полном объеме, изменил решение и постановление арбитражного суда и вынес новое решение, частично удовлетворив требования банка в обжалуемой им части, а также отменил постановление апелляционной инстанции по налогу на прибыль при продаже автомобиля по ценам ниже себестоимости <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А2/365

В данном случае суд вышел за пределы поданной жалобы в интересах законности рассмотрения спора. Однако это является исключением из общего правила разрешения подобных дел ФАС МО, который исходит из сохранения стабильности судебных актов, принятых арбитражным судом нижестоящей инстанции, если из волеизъявления сторон не следует, что они не согласны с другими, не связанными с оспариваемым, самостоятельными частями искового заявления. Такой подход ФАС МО к делам, вытекающим из налоговых правоотношений, прослеживается по следующему делу.
Отменяя частично решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы о признании недействительным решения налоговой инспекции по иску ЗАО "Экотек-Ойл" и передавая дело в этой части на новое рассмотрение в первую инстанцию, ФАС МО отметил, что, поскольку в кассационной жалобе не содержится доводов о незаконности судебных актов, принятых в отношении отнесения Обществом на издержки производства затрат по оплате услуг в связи с отводом земельного участка, суд кассационной инстанции не находит оснований к отмене решения и постановления Арбитражного суда г. Москвы в данной части <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/542-98

Наиболее взвешенным в период действия АПК РФ 1995 г. представлялся подход, при котором суд кассационной инстанции был вправе, но не обязан проверять правильность решения или постановления суда первой и апелляционной инстанций в необжалованной части, тем более что такой подход не противоречил и буквальному смыслу ст. 174 АПК РФ 1995 г.
Отступление ФАС МО от такой позиции в разрешении названной проблемы повлекло за собой отмену Постановления ФАС МО от 4 февраля 1998 г. Президиумом ВАС РФ (Постановление от 6 октября 1998 г. N 64/98). Обстоятельства дела таковы.
ТОО "Инвестиционная компания "Альянс по дилингу и инвестициям" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании ее решения недействительным. Арбитражный суд г. Москвы частично удовлетворил исковые требования, признав недействительным решение налогового органа о применении финансовых санкций по сумме, полученной от ТОО "Ласли" по платежному поручению от 31 мая 1995 г. N 105. В остальной части в иске отказано.
Инспекция подала на указанные судебные акты кассационную жалобу, в которой просила их отменить в части, относящейся к признанию ее решения недействительным.
Общество в установленном порядке судебные акты не оспорило, однако в заседании суда кассационной инстанции просило их отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований.
ФАС МО, не рассмотрев по существу доводы Общества в данной части, ограничился указанием на то, что оно не обжалует в кассационном порядке решение и постановление арбитражного суда в части отказа в удовлетворении исковых требований, и эта часть исковых требований рассмотрена Арбитражным судом г. Москвы, а решение и постановление суда по каждому требованию иска мотивировано.
В результате, именно в этой части, ВАС РФ частично отменил все состоявшиеся судебные акты, в том числе и постановление кассационного суда, и принял новое решение о частичном удовлетворении исковых требований <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N 12-332-А40-27087/97 Арбитражного суда г. Москвы.

Вместе с тем следует отметить, что дореволюционная наука гражданского процесса исходила из того, что рассмотрение необжалованных частей решения было бы нарушением состязательного порядка производства <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Учебник... С. 280.

Видимо, исходя из научно обоснованных традиций российского гражданского процесса, сложившейся судебно-арбитражной практики российских арбитражных судов законодатель включил в АПК РФ 2002 г. норму о том, что арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы (ч. 1 ст. 286 АПК РФ 2002 г.). За пределы кассационной жалобы суд кассационной инстанции в соответствии с ч. 2 ст. 286 АПК РФ 2002 г. обязан выйти лишь при наличии безусловных оснований для отмены судебных актов.
Судебная практика ФАС МО уже пошла по этому пути, о чем свидетельствует дело N КА-А40/6294-02.
ООО "Ферротек" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ИМНС Российской Федерации N 16 по СВАО г. Москвы о признании частично недействительным решения налогового органа от 13 марта 2002 г.
Решением суда от 29 мая 2002 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 15 июля 2002 г., исковые требования удовлетворены в части начисления пеней по авансовым платежам по налогу на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы и налогу на пользователей автомобильных дорог.
Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ по кассационной жалобе ИМНС Российской Федерации N 16 по СВАО г. Москвы, в которой Инспекция просила отменить решение и Постановление в части удовлетворенных исковых требований, в иске ООО "Ферротек" полностью отказать, ссылаясь на то, что Общество не производило уплату помесячных платежей по налогу на пользователей автомобильных дорог, налогу на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, за что в соответствии со ст. 75 НК РФ обязано уплатить пени.
Налогоплательщик в отзыве на жалобу и выступлении в заседании суда с доводами кассационной жалобы не согласился по основаниям, изложенным в судебных актах.
В отзыве на кассационную жалобу налогоплательщик также поставил вопрос о проверке законности вынесенных судебных актов в части отказа в удовлетворении исковых требований (по недоимке по налогу на пользователей автомобильных дорог в сумме 5710 руб., налогу на содержание жилфонда в сумме 3426 руб., в части начисления пеней в сумме 2802 руб. 24 коп. по налогу на пользователей автомобильных дорог; 1466 руб. 12 коп. по налогу на содержание жилищного фонда; в части взыскания налоговых санкций по указанным налогам, а также взыскания недоимки по НДС в сумме 236 821 руб.).
Изучив материалы дела, выслушав представителя истца, суд кассационной инстанции посчитал, что судебные акты подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда в части удовлетворенных исковых требований по вопросу о начислении пеней по авансовым платежам по налогу на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы и налогу на пользователей автомобильных дорог ввиду нарушения судом требований ст. 127, 159 АПК РФ 1995 г., действовавшего при рассмотрении спора, к полноте отражения в мотивировочной части решения и Постановления обстоятельств дела, установленных арбитражным судом, доказательств, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, и доводов, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.
Далее суд кассационной инстанции указал следующее.
Исходя из содержания ч. 1, 2 ст. 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность решений и постановлений, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Независимо от доводов жалобы суд кассационной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой и апелляционной инстанций нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 288 АПК РФ безусловным основанием к отмене судебных актов.
Поскольку нарушений норм ч. 4 ст. 288 АПК РФ при рассмотрении спора судом допущено не было, в установленном порядке кассационная жалоба ООО "Ферротек" на решение и постановление суда в части отказа в удовлетворении иска подана не была, а в жалобе Инспекции не ставится вопрос о проверке законности судебных актов в части отказа в иске, оснований для отмены решения и постановления суда в необжалуемой части не имеется <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/6294-02.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что действие каждого из принципов арбитражного процесса подчинено соблюдению основного принципа - принципа законности.
Согласно ст. 2 АПК РФ 2002 г. и 1995 г. содействие укреплению законности составляет одну из задач судопроизводства в арбитражном суде. Статьей 13 АПК РФ 2002 г. (ст. 11 АПК РФ 1995 г.) закреплено, что арбитражный суд разрешает споры на основании Конституции РФ, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и международных договоров Российской Федерации.
Арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному, имеющему большую юридическую силу, нормативному правовому акту, в том числе издание его с превышением полномочий, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу (ч. 2 ст. 13 АПК РФ 2002 г.).
Принцип законности в арбитражном процессе основан на конституционном принципе разделения властей (ст. 10 Конституции РФ), теоретическое обоснование которого мы находим у ученых-юристов еще дореволюционной России: "...Государственная власть едина. Она проявляется в трех главных функциях (властях): законодательной, исполнительной и судебной. Эти функции разделены, находятся в руках разных органов, но это разделение не носит абсолютного или исключительного характера. Между указанными функциями или властями должно существовать и существует на практике известное взаимоотношение. Это взаимоотношение определяется как подчинение властей исполнительной и судебной власти законодательной, как подзаконность судебной и исполнительной властей" <*>.
--------------------------------
<*> Рязановский В.А. Указ. соч. С. 39.

Для кассационного суда принцип законности имеет особое значение, поскольку именно арбитражный суд кассационной инстанции в соответствии со ст. 286 АПК РФ 2002 г. проверяет законность решений и постановлений, принятых арбитражными судами субъектов Российской Федерации в первой и апелляционной инстанциях.
Своим постановлением ФАС МО отменил решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы с передачей дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда по следующим основаниям.
ОАО МОО "Втормет" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании финансовых санкций. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования, поскольку налоговый орган не представил доказательств совершения Обществом налоговых правонарушений.
По материалам этого дела суд удовлетворил ходатайство инспекции, направив запросы в прокуратуру Юго-Восточного административного округа г. Москвы и управление ФСНП по г. Москва об истребовании первичных бухгалтерских документов, приобщенных к материалам уголовного дела, однако при их непоступлении по запросам суда безмотивно отклонил ходатайство налогового органа об отложении рассмотрения дела до получения этих документов.
При таких обстоятельствах удовлетворение исковых требований на основании вывода о том, что налоговый орган в заседании суда как первой, так и апелляционной инстанций не представил надлежащих доказательств, произведено с нарушением принципов законности, состязательности и равноправия сторон, закрепленных в ст. 2 и 7 АПК РФ 1995 г., в соответствии с которыми задачей судопроизводства в арбитражном суде является содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В указанных статьях также определены полномочия суда по обеспечению сбора необходимого объема доказательств по ходатайству сторон в равной степени.
С учетом изложенного решение и постановление были отменены как принятые с нарушениями норм процессуального права, которые могли привести к принятию неправильного решения. Дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию суда <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/1498-98.

По другому делу ФАС МО также отменил судебный акт Арбитражного суда г. Москвы и передал дело на новое рассмотрение. В рамках данного дела АКБ "Авиабанк" обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании штрафных санкций за неуплату налога на прибыль. Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования банка, т.к. полученная банком сумма является залогом в обеспечение кредитного соглашения.
Как усматривалось из материалов дела, между банком и МАПО "МИГ" было заключено соглашение от 30 июня 1995 г. об открытии кредитной линии в размере 40 млн. долл. США, в соответствии с п. 2.1 которого в обеспечение своевременного возврата кредитов, предоставленных заемщику, последний передает банку залог в размере 20 млн. долл. США.
Сторонами 26 января 1996 г. был подписан акт приема-передачи залога - денежных средств в размере 20 млн. долл. США от МАПО "МИГ" банку, а 2 февраля 1996 г. заключены кредитные договоры на предоставление банком МАПО "МИГ" денежных средств в общей сумме 19 млн. 600 тыс. долл. США. При этом в кредитных договорах отсутствует ссылка на их заключение в соответствии с соглашением об открытии кредитной линии от 30 июня 1995 г.
Однако в нарушение ст. 178 АПК РФ 1995 г. судом не выполнено указание ФАС МО, содержащееся в Постановлении от 25 февраля 1998 г., и не выяснена природа отношений сторон, объясняющая смысл взаимной передачи друг другу практически одинаковой суммы денег.
В материалах дела содержатся также письма МАПО "МИГ" и банка, свидетельствующие о наличии между сторонами договоренности о получении 20 млн. долл. США на увеличение доли МАПО "МИГ" в уставном капитале банка.
При наличии факта получения банком суммы 20 млн. долл. США и противоречивых основаниях их зачисления на корреспондентский счет банка инспекцией заявлено обоснованное ходатайство о проведении экспертизы для установления фактических дат подписания вышеназванных документов, которые не были представлены истцом ни при проведении налоговой проверки, ни при составлении возражений к акту проверки.
Указанное ходатайство было отклонено апелляционной инстанцией со ссылкой на отсутствие доказательств возможности проведения бесплатной экспертизы, что нельзя признать обоснованным, т.к. согласно ч. 2 ст. 94 АПК РФ 1995 г. эксперты получают вознаграждение за работу, выполненную ими по поручению арбитражного суда, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей, в то время как из содержащихся в протоколе судебного заседания от 25 июня 1998 г. сведений следует, что экспертиза будет проведена криминалистическим центром при МВД России.
Кроме того, соблюдение принципа законности, закрепленного в ст. 2 АПК РФ 1995 г., не может быть поставлено в зависимость от предварительной возможности одной из сторон по оплате судебных расходов, которые в силу ст. 95 АПК РФ 1995 г. возложены на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
При таких обстоятельствах судебный акт подлежал отмене в части невключения в налогооблагаемую базу 20 млн. долл. США как принятый с нарушением процессуального законодательства, дело - передаче на новое рассмотрение для назначения вышеназванной экспертизы <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/1950-98.

В суде кассационной инстанции действует еще один принцип, приводящий к возникновению проблем при рассмотрении кассационных жалоб. Это принцип устности и письменности одновременно.
На примере вышеприведенного дела N 64/98 ВАС РФ и многих других дел можно увидеть, что перед ФАС МО встает проблема отражения результатов рассмотрения ходатайств, заявленных сторонами в судебном заседании. В одних случаях до принятия АПК РФ 2002 г. эти результаты отражались в постановлениях, принимаемых окружным Федеральным арбитражным судом, в других - в отдельном листке, который оформлялся специалистом суда, присутствующим на заседании, и подписывался судьями, рассмотревшими заявленное ходатайство. В первом случае происходило загромождение текста постановления, а второй вообще выходил за рамки АПК РФ.
В настоящее время в Федеральном арбитражном суде Московского округа сложилась практика, в соответствии с которой все заявленные ходатайства и результаты их разрешения судом отражаются в отдельном определении, выносимом без удаления в совещательную комнату, если такого удаления не требуется по АПК, и подписываемом судьями, рассматривающими дело. Суд при этом исходит из ч. 2 ст. 159 АПК РФ 2002 г., согласно которой по результатам рассмотрения заявлений и ходатайств арбитражный суд выносит определения.
Конечно, само это половинчатое решение вопроса свидетельствует о необходимости ведения протокола в заседании суда кассационной инстанции, однако оно более приближено к цивилизованному ведению судебного процесса, чем существовавший в ФАС МО до принятия АПК РФ 2002 г. порядок наложения визы судьи на представленные в судебное заседание заявления сторон, свидетельствующий об излишнем администрировании при использовании судебных процедур.
Достаточно часто суд кассационной инстанции в своих постановлениях ссылается на объяснения лиц, участвующих в деле, данные ими во время заседания окружного суда.
По ранее описанному делу N КА-А40/2964-98 ФАС МО, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, сослался в том числе и на объяснения налогоплательщика, данные во время заседания суда кассационной инстанции, что площадь участка под занимаемыми им строениями составляет всего 0,1 га, в то время как суд первой и апелляционной инстанций, отклоняя требование налогоплательщика о признании недействительным решения налогового органа о взыскании суммы земельного налога, исходил из занимаемой истцом площади участка 27,2 га.
Изложенные факты свидетельствуют о том, что законодатель, принимая действующий АПК РФ, не обязывающий суд кассационной инстанции вести протокол судебного заседания, к сожалению, не воспринял нормы Устава гражданского судопроизводства России 1864 г., придававшие одинаковое значение и устной, и письменной форме состязания сторон, когда в соответствии со ст. 339 суд был обязан основываться как на доводах и доказательствах, изложенных сторонами в словесном состязании, так и на поданных ими состязательных бумагах и имеющихся в деле письменных актах.
На практике это может привести к нарушению принципа устности в суде кассационной инстанции, что было наглядно продемонстрировано на примере дела N 64/98 ВАС РФ, отменившего Постановление ФАС МО от 4 февраля 1998 г., в котором не было принято во внимание устно изложенное в заседании кассационного суда несогласие одной из сторон с судебными актами Арбитражного суда г. Москвы.
При наличии в АПК РФ требования обязательного ведения в суде кассационной инстанции протокола судебного заседания окружной суд был бы не вправе игнорировать заявления лиц, участвующих в деле, только по тому основанию, что они не изложены в кассационной жалобе.
Обосновывая введение понятия устного производства в Устав гражданского судопроизводства 1864 г., профессор Е.А. Нефедьев в речи, произнесенной 5 ноября 1895 г. в торжественном собрании Императорского Казанского университета, отмечал: "В ранний период своего развития процесс у всех народов был устным... Отчасти такая форма процесса поддерживалась далее, благодаря тому, что это была, так сказать, для него естественная форма... Сторонам она давала возможность вести между собою спор в присутствии суда и уличать перед судом друг друга в неправде. При такой форме производства суд получал возможность вынести из состязания сторон убеждение в правоте той или другой из них... Естественна была, таким образом, публичность производства, тесно связанная с устностью его" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства. Казань, 1895. С. 6 - 7.

Отдавая дань письменному началу в процессе XIX столетия как необходимой предпосылке к обжалованию решений, Е.А. Нефедьев в той же речи заметил, что следование лишь принципу письменности, в силу которого объяснения сторон имеют юридическое значение только в случае, если они даны в письменной форме, приводит к накоплению массы состязательных бумаг, устранению в связи с этим публичности производства и замене ее канцелярской тайной, к чему и пришел дореформенный процесс <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства. Казань, 1895. С. 10 - 19.

"Устное производство... дает возможность достигнуть большей быстроты в движении процесса, дает возможность суду непосредственно от тяжущихся слышать их объяснения, устраняет преобладающее значение канцелярии в процессе, открывает возможность для свободной оценки доказательств судом и для установления гласности процесса; оно открывает для суда возможность выяснять для себя неясные обстоятельства дела, давая вопросы сторонам; наконец, объяснение дела на словах необходимо было, как справедливо замечают редакторы устава, для того, чтобы судья мог в одном живом, цельном и непрерывном судебном действии обозреть весь материал, из которого предстоит ему извлечь убеждение в истине всех указанных сторонами событий... Соединение начала устности и письменности дает возможность воспользоваться удобствами письменной формы состязания сторон, но вместе с тем устраняет невыгодные последствия проведения начала письменности... То, что не выяснено сторонами в этих бумагах, может быть выяснено ими во время словесного состязания" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства. Казань, 1895. С. 20, 21.

Практические работники арбитражного суда могут полностью подтвердить следующие слова профессора Е.А. Нефедьева: "Обыкновенный способ удостоверения того, что происходит на суде, есть ведение протокола... Будучи близко знаком с деятельностью судебных мест, как бывший участковый мировой судья и бывший присяжный поверенный, я могу засвидетельствовать, что необходимость ведения протоколов по гражданским делам постоянно сознавалась судебными местами... Начало устности есть, так сказать, основное начало, дающее возможность для проведения других начал: гласности и состязательного начала, как его понимали редакторы устава" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Основные начала гражданского судопроизводства. Казань, 1895. С. 23, 25.

К выводу о необходимости ведения протокола судебного заседания в суде вышестоящей инстанции пришли и советские ученые-юристы <*>.
--------------------------------
<*> Лесницкая Л.Ф. Указ. соч. С. 150; Мухин И.И. Кассационное обжалование, опротестование и пересмотр приговоров. М.: Госюриздат, 1956. С. 112.

В то же время необходимо отметить следующее: п. 13 Постановления N 13 было предусмотрено, что в кассационной инстанции не применяются правила о ведении протокола судебного заседания (ст. 123 АПК РФ 1995 г.).

§ 2. Сравнительный анализ функций арбитражных судов
апелляционной и кассационной инстанций с полномочиями
кассационной инстанции суда общей юрисдикции

Комментарий статей

АПК РФ 2002 г. АПК РФ 1995 г.
ч. 1, 2, 3, 5, 7 ст. 268 ст. 155
ст. 270 ст. 157
ч. 3, 4 ст. 272 ч. 3 ст. 160
ч. 1 ст. 286 ст. 174
ст. 287 ст. 175
ч. 1 ст. 288
п. 7 ч. 4 ст. 288

Методика исследования, проведенного в двух предыдущих главах, характеризуется тем, что обращение к нормам права, действовавшим в дореволюционной России, а также к трудам ученых-юристов того времени помогает прояснить суть проблем, вставших перед арбитражной системой после проведения судебной реформы 1992 г.
Одной из таких проблем является соотношение полномочий апелляционной и кассационной инстанций.
Напомним, что слово "кассация" является производным от французского kasser - "сломать". С этой семантической нагрузкой понятие кассации и вошло в российский гражданский процесс после 1864 г.
"Просьбой об отмене решения называется просьба, подаваемая в гражданский кассационный департамент сената, об уничтожении решения судебной палаты и о передаче дела для нового рассмотрения в другую палату или в другой департамент той же палаты" <*>, - писал Е.В. Васьковский.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 277.

Профессор Е.А. Нефедьев, говоря о кассации решений, замечал, что "высший суд не постановляет, следовательно, сам решения. Такой порядок предоставляет существенные удобства в том отношении, что устраняет излишнюю централизацию суда" <*>.
--------------------------------
<*> Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 281.

Соответствуют ли этим классическим определениям кассации полномочия кассационной инстанции, предоставленные ей ст. 175 АПК РФ, введенного в действие с 1 июля 1995 г.? Увы, ответ будет отрицательным. Ведь право на отмену решения первой инстанции и постановления апелляционной инстанции с передачей дела на новое рассмотрение в инстанцию арбитражного суда, решение или постановление которой отменено, составляло только одно из полномочий окружного федерального арбитражного суда, и закреплено оно лишь в п. 3 ст. 175 АПК РФ 1995 г. Также лишь в п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ 2002 г. сохранено соответствующее полномочие кассационной инстанции и в настоящее время.
Одним из наиболее важных полномочий кассационной инстанции в п. 2 ст. 175 АПК РФ 1995 г. было названо право отменить решение первой инстанции или постановление апелляционной инстанции полностью или в части и принять новое решение. Положение ровным счетом не изменилось с принятием АПК РФ 2002 г. Аналогичное полномочие закреплено в п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ 2002 г.
Таким образом, этот небольшой экскурс в историю гражданского процесса позволяет прийти к выводу о том, что современный законодатель, употребляя термин "кассация", подразумевал нечто совсем иное, отличное от классического его понимания.
Последующее сравнение функций апелляционной и кассационной инстанций поможет ответить на вопрос: а что же на самом деле подразумевал законодатель?
Из этого обстоятельства вытекает и подкрепленный исследованием, результаты которого изложены ранее - в гл. 1 и 2, другой важный вывод: пределы рассмотрения дела в кассационной инстанции при наличии не свойственных ей по классическому определению полномочий не могут ограничиваться проверкой правильности применения норм материального и процессуального права, которая предопределена лишь при узком понимании кассации, существовавшем в дореволюционной России.
Надо отметить, что и при наличии жестко очерченных Уставом гражданского судопроизводства (УГС) от 20 ноября 1864 г. рамок кассационного обжалования, когда проверке подлежала только юридическая, а не фактическая сторона дела, сенат был вправе "входить в рассмотрение и фактических обстоятельств дела в тех случаях, когда тяжущиеся жалуются на то, что суд при установлении и оценке этих обстоятельств допустил нарушение предписанных законом правил, например, извратил смысл письменных документов или свидетельских показаний, не установил существенных обстоятельств дела и т.п." <*>.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 278.

Подобный нюанс еще раз подкрепляет приведенный в гл. 1 и 2 тезис о праве окружного федерального арбитражного суда на самостоятельную оценку доказательств.
Дореволюционная кассация, прообразом которой послужил французский кассационный суд, не предписывала составлять решения по всем рассмотренным делам в окончательной форме, а предполагала возможность ограничиться краткой резолюцией, на основании которой посылался указ в судебную палату (ст. 804 УГС 1864 г.).
В настоящее время в соответствии со ст. 289 АПК РФ 2002 г. (ст. 177 АПК РФ 1995 г.) постановление кассационной инстанции должно содержать не только объяснения лиц, присутствовавших в заседании, но и мотивы неприменения арбитражным судом законов и иных нормативных правовых актов, на которые ссылались лица, участвующие в деле, а также законов и иных нормативных правовых актов, которыми руководствовался суд при принятии постановления, мотивировку несогласия суда кассационной инстанции с выводами суда первой или апелляционной инстанции.
Если бы единственной задачей современной кассации, как в дореволюционной России, была только отмена незаконного решения, вряд ли закон обязал бы окружной федеральный суд столь же тщательно мотивировать принимаемые им постановления, как апелляционную инстанцию, основной функцией которой в соответствии с ч. 1 ст. 268 АПК РФ 2002 г. (ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г.) является повторное рассмотрение дела.
Важным отличием кассационного обжалования от апелляционного является то, что предметом первого служат решения, вступившие в законную силу, в то время как апелляционные жалобы подаются на решения суда, не вступившие в законную силу (ст. 145, 161 АПК РФ 1995 г. и ст. 257, 273 АПК РФ 2002 г.).
Так же, как и в случае с кассацией, долгое время пределы рассмотрения дела в апелляционной инстанции служили предметом дискуссий, что, правда, было вызвано иными причинами.
Согласно ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. при рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело. Дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него. Такая же норма сохранена в ч. 1, 2 ст. 268 АПК РФ 2002 г.
ФАС МО при рассмотрении кассационных жалоб зачастую сталкивался с различным применением судами, входящими в округ, положений, содержащихся в ч. 1 ст. 155 "Пределы рассмотрения дела в апелляционной инстанции" АПК РФ 1995 г.
Так, в одних случаях апелляционная инстанция арбитражного суда как по имеющимся в деле, так и по дополнительно представленным сторонами доказательствам повторно рассматривает дело. В других - дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом, только если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него.
В связи с этим в первом случае суд, рассматривая дела в апелляционной инстанции, максимально использует полномочия по разрешению спора как по имеющимся, так и по дополнительно представленным доказательствам. Во втором же случае суд углубляется в исследование того, насколько уважительны причины непредставления тех или иных документов в суд первой инстанции, и часто отказывает в приобщении к делу дополнительно представленных доказательств. Поэтому небезынтересно сравнить постановления, вынесенные одним и тем же судом, при различном понимании роли апелляционной инстанции в рассмотрении жалоб и применении ст. 155 АПК РФ 1995 г.
Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел дело по иску ООО "Киви" к налоговой инспекции о признании недействительным ее решения о взыскании финансовых санкций.
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования отклонены, т.к. налогоплательщик не представил доказательств невозможности реализации продукции по цене выше фактической себестоимости и контррасчета финансовых санкций, подтверждающих наличие арифметических ошибок.
Обществом была подана кассационная жалоба, в которой лицо, обжаловавшее решение и постановление, просило отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, т.к. суд необоснованно отклонил ходатайство Общества о приобщении к делу соответствующих доказательств.
Суд кассационной инстанции, отменяя постановление и передавая дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, исходил из ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г., согласно которой при рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.
Из протокола судебного заседания апелляционной инстанции от 22 сентября 1997 г. видно, что налогоплательщик заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных документов, подтверждающих его исковые требования, а налоговый орган не возражал против их приобщения.
Ходатайство лица, подавшего жалобу, было отклонено апелляционной инстанцией без указания мотивов, в то время как в соответствии с ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него.
Отклонив ходатайство Общества о приобщении к делу дополнительных доказательств, апелляционная инстанция в оспариваемом постановлении тем не менее ссылается на то, что при отсутствии документов, опровергающих правильность произведенного инспекцией расчета, суд лишен возможности надлежащим образом оценить позицию Общества, изложенную в апелляционной жалобе <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/2190-97.

Следует раскрыть значение согласия ответчика на приобщение к делу дополнительных доказательств, представляемых истцом в апелляционную инстанцию.
В рассмотренном случае суд обсуждал заявленное истцом ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных документов, однако, несмотря на отсутствие возражений со стороны ответчика, не удовлетворил это ходатайство. В такой ситуации было бы более правильным, если бы апелляционная инстанция при отсутствии возражений другой стороны приняла решение приобщить к делу представленные истцом дополнительные доказательства.
Вместе с тем наличие возражений другой стороны на приобщение к материалам дела дополнительных документов не лишает суд права на их приобщение. При этом суд должен обосновать принятое вопреки всем возражениям решение.
Такой подход к рассматриваемому вопросу находился бы в русле положений АПК РФ, касающихся основных принципов судопроизводства в арбитражном суде, в частности ст. 8, 9 о состязательности и равноправии сторон.
Иной подход к пониманию полномочий апелляционной инстанции, определенных ст. 155 АПК РФ 1995 г., можно наблюдать на примере рассмотрения Арбитражным судом г. Москвы апелляционной жалобы ООО "Медхелп".
ООО "Медхелп" подало исковое заявление о признании недействительным решения налоговой инспекции о взыскании штрафа за ведение денежных расчетов с населением без применения ККМ и о возврате суммы штрафа из бюджета.
Решением от 27 марта 1997 г. Арбитражный суд г. Москвы отклонил исковые требования, т.к. материалами дела подтверждается допущенное Обществом правонарушение.
Постановлением от 26 мая 1997 г. апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения по тем же основаниям.
ООО "Медхелп" обратилось в ФАС МО с кассационной жалобой, в которой указало, что материалами дела не подтверждается факт ведения денежных расчетов Обществом без применения ККМ. Кроме того, лицо, подавшее кассационную жалобу, возражало против приобщения апелляционной инстанцией к материалам дела дополнительных доказательств, которым судом в заседании апелляционной инстанции была дана оценка, и по ее результатам принято Постановление от 26 мая 1997 г.
Суд исходил из того, что согласно ст. 53 АПК РФ 1995 г. при рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган, принявший акт.
В процессе рассмотрения дела было установлено, что актом, составленным на основании проверки выполнения Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением", налоговой инспекцией было констатировано "ведение денежных расчетов с населением без применения ККМ (продано две бутылки водки "Брынцалов", чек пробит не был)".
Одновременно суд кассационной инстанции отклонил содержащийся в жалобе довод о том, что в нарушение ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. апелляционная инстанция приняла в качестве дополнительных доказательств объяснительные записки проверяющих инспекторов.
При этом ФАС МО указал, что на основании ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. при рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд повторно рассматривает дело не только по имеющимся в деле, но и по дополнительно представленным доказательствам.
Поскольку эта обязанность, установленная законом, была выполнена апелляционной инстанцией, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для вывода о нарушении ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. <*>.
--------------------------------
<*> Архив ФАС МО. Дело N КА-А40/1297-97.

Таким образом, практика рассмотрения кассационных жалоб ФАС МО нацеливает апелляционную инстанцию на понимание задач судопроизводства в арбитражном суде, сформулированных еще в ст. 2 АПК РФ 1995 г. и направленных на защиту на любой стадии процесса нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности с максимальным использованием полномочий, предоставленных арбитражному суду, в том числе и суду апелляционной инстанции. В настоящее время эта же задача сформулирована в ст. 2 АПК РФ 2002 г.
При рассмотрении апелляционных жалоб суд должен исходить из того, что он повторно рассматривает дело как по имеющимся в деле, так и по дополнительно представленным доказательствам (ч. 1 ст. 155 АПК РФ 1995 г. и ч. 1 ст. 268 АПК РФ 2002 г.). Иными словами, апелляционная инстанция не может уходить от принятия и оценки новых доказательств по делу.
Такое понимание роли апелляционной инстанции судом кассационной инстанции находилось в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 июня 1997 г. N 11 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в апелляционной инстанции" (далее - Постановление N 11).
Как видно из вышеупомянутых дел, в судебной практике ст. 155 АПК РФ 1995 г. даже в пределах одного суда субъекта Российской Федерации применялась по-разному, чем и была вызвана необходимость толкования Пленумом ВАС РФ нормы, регулирующей пределы рассмотрения дела в апелляционной инстанции.
Согласно п. 9 Постановления N 11 дополнительные доказательства не будут приняты судом апелляционной инстанции, если выяснится, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило эти доказательства с целью затянуть процесс <*>.
--------------------------------
<*> Нагорная Э.Н. Проверка судом кассационной инстанции правомерности отказа в приобщении к материалам дела доказательств, дополнительно представленных при подаче апелляционной жалобы // Комментарий судебно-арбитражной практики. М., 1998. Вып. 5. С. 50 - 60.

Из этого можно заключить, что дополнительные доказательства не принимаются апелляционной инстанцией в основном при наличии злоупотребления лицом своим правом.
Актуальность данного вывода сохраняется и с принятием АПК РФ 2002 г., т.к. соответствующие нормы включены в ч. 1 и 2 ст. 268 АПК РФ 2002 г.
При этом представляется важным дополнение этих норм положением о том, что документы, представленные для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу.
Данное дополнение подчеркивает обязанность апелляционного суда рассматривать дело не только по имеющимся, но и по дополнительно представленным доказательствам.
Таким же образом можно трактовать ч. 3 ст. 268 АПК РФ 2002 г., в которой суду апелляционной инстанции запрещено отказывать в удовлетворении ходатайств о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции только на том основании, что эти ходатайства не были удовлетворены судом первой инстанции.
Именно повторное рассмотрение дела и имеющихся в распоряжении суда доказательств в соответствии с ч. 1 ст. 268 АПК РФ 2002 г. названо законодателем основной функцией арбитражного суда апелляционной инстанции, в отличие от редакции ст. 155 АПК РФ 1995 г., в которой отдельно упоминалось, что апелляционная инстанция проверяет законность и обоснованность решения.
А ведь проблемы могло и не быть... Как и в случае с кассацией, обратимся к истории российского гражданского процесса.
"Апелляцией, или апелляционной жалобой, называется просьба, подаваемая тяжущимися в судебную палату, о перерешении дела ввиду неправильности решения окружного суда, постановленного в пользу противной стороны" <*>, - писал Е.В. Васьковский.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 272.

Подобное суждение было высказано и при обсуждении проекта АПК РФ 1995 г.: "Мы исходим из того, что... апелляция - это новое рассмотрение дела" <*>.
--------------------------------
<*> Юков М.К. Указ. соч. С. 3.

Из этих определений видно, что традиционно апелляция понималась прежде всего как способ перерешения дела, т.е. рассмотрения его заново. При этом правоведы царской России отмечали, что "апелляционное производство совершенно аналогично производству в первой инстанции" <*>.
--------------------------------
<*> Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб., 1907. С. 362.

Апелляция по УГС дореволюционной России рассматривалась как продолжение процесса первой инстанции, решение которой признавалось неокончательным именно в том смысле, что оно могло вторично пересматриваться по существу <*>.
--------------------------------
<*> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Ч. II. С. 207.

Поэтому, хотя производство в апелляционной и кассационной инстанциях и регламентирует один раздел VI АПК РФ 2002 г. "Производство по пересмотру судебных актов арбитражных судов", основной функцией кассации является проверка правильности применения норм материального и процессуального права судом нижестоящей инстанции. Производство же в апелляционной инстанции должно быть подчинено задаче правильного разрешения спора, в том числе и путем исследования дополнительно представленных доказательств.
Представляется необходимым остановиться на ряде вопросов, возникающих при разрешении судебных споров применительно к полномочиям апелляционной инстанции. Например, вправе ли сторона заявлять в апелляционной инстанции новые требования, не предъявленные в суде первой инстанции?

<< Предыдущая

стр. 4
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>