стр. 1
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Геннадий Мир


ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО
*
Философия жизнеутверждения





Медицинская модель общества

Что делать
врачам, если они умирают раньше своих пациентов на 15 – 20 лет









2000

ББК 53.57
М63


Г. Мир.
М63 Человек Будущего. Философия жизнеутверждения. - Тула: ИАМ, 2002. - 320 с.
ISBN

В книге предложен авторский взгляд на концепции Человека, медицины и здоровья как новая философия жизнеутверждения. Формулируются некоторые положения новой науки критериологии, объединяющей науку, практику жизни и культуру на основе общечеловеческой духовности. Показаны природные причины уникальных явлений общества и парадоксов традиционных видов наук, например, таких, как описание модели общества медицинской моделью поведения. Представлена теория отсроченной старости. Кратко формулируются положения духовной (критериальной) психологии. Обсуждаются вопросы системности и тупиковости науки. Кризис медицины показан как антидуховное отражение, идущее от непонимания будущего и реализованное в малой продолжительности жизни врачей всех цивилизованных стран. Показано, что среди причин этого явления первое место занимает культ смерти и антидуховность.
Автор – известный российский психолог, парапсихолог, трансперсональный психолог, философ, кибернетик, целитель-сопровождающий, автор книг по критериальным основам Жизни, член Международного Регистра Комплементарной медицины, кандидат технических наук.



Автор просит своих читателей направлять свои отзывы, заявки и письма по адресу: 300031, Тула-31, а/я 2083, Мирошниченко Геннадию Георгиевичу, или звонить по тел. (0872) 44-33-67.









O Г.Г. Мирошниченко, 1999





Жизнеутверждающая философия Жизни
Непрофессиональное пособие для медиков
Критериология как наука
Бог не доверяет Человеку
Эвтаназия – это заблуждение от незнания
Духовный кризис в медицине
Безопасность врачевания и целительства
Чего опасаться и врачу, и пациенту
Духовное Восхождение
Учение о Сверхусилиях
Теория Любви, Жизни и Разума
Духовная практика
Демонический круг сверхчувствительности.
Теория отсроченной старости
Новая концепция болезни, Человека и здоровья
Человек – это клетка критериального разума










«…конечно, вы скажете мне присловие: врач! исцели Самого Себя…» (Луки 4.23).

Любовь – это высшая благодарность.

С позиций практики критериологии мы можем заявить, что своё место в Природе и смысл своего существования Человек получил при рождении в нём разума. Он должен понять, что его единственность как разумного существа принесла в Природу ту самую разумную клетку, из которой вырастает множество критериально разумных и духовных форм Жизни, как из клетки биологической выросло множество форм биологической Жизни.

1. Кто мы – Люди Будущего?
«Прежде всего, – скажут мне, – Человек Будущего – это уравновешенный гений». Я соглашусь. Человек с развитыми способностями? Я соглашусь. У него отменное здоровье? Я соглашусь. Он долго и счастливо живёт? Я соглашусь. Он – прекрасный человек? Духовный? Умный? Без вредных привычек?
Я соглашусь со всем этим. В таком будущем мне бы тоже хотелось пожить. Но я задаюсь вопросом: каким образом в будущем получится такой Человек? Какое время должно пройти до его появления, если две тысячи лет от Рождества Христова мы знаем, какими мы должны быть, и никак не становимся таковыми? Почему Закон Божий и Закон Земной переделывают нас так медленно? Уж не потому ли, что законы, по которым мы живём, сильно противоречат Закону Божьему?
И если мы будем такими прекрасными, то мне хочется знать, каково будем наше отношение к смерти? Или мы будем уже бессмертны? Тогда – как мы достигнем бессмертия? И сохранится ли страх в нашей душе, если не будет смерти? Чего тогда бояться, если смерти не станет?
Если и дальше задавать себе подобные вопросы, то можно быстро понять, что мы, вообще говоря, не очень-то и представляем, какими будут люди в будущем, если оно наступит. Мы совершенно не можем понять, чем тогда станет агрессия, как уйдут боли, страдания, несчастья? Кто будет перед нами в человеческом обличии? И не окажется ли его жизнь слишком скучной, когда всё станет ясным, безоблачным, доступным? И кто вообще будет всем этим обеспечивать человека? Не наступит ли тогда эпидемия такого психического заболевания, как лень, борьба с которой делает человека разумнее и счастливее?
Начинаешь недоумевать: если причины, вызывающие негативное в наших эмоциях, в нашей психике, в здоровье, в обществе исчезнут, то что мы будем преодолевать в себе и за счёт чего и кого? Неужели же Человек станет настолько мирным, что история человечества перестанет быть биографией войн и разрушений, а будет историей созиданий, изобретений и открытий?
Смыслом нашей жизни давно стало преодоление искусственных препятствий, созданных нашим же разумом и нашими же руками. Больше всего мы злобно боремся друг с другом за какую-то свою отдельную правду, но никак не поймём, что Истины Жизни нужно искать и пользоваться ими сообща и радостно. Иначе мы только и будем заполнять путь своим потомкам одними несчастьями.
Смысл преодоления искусственных препятствий сводится нами почему-то к обязательному унижению ближнего или себя, к насилию над собственным и чужим телом или душой. Даже к убийству! Какое-то беспросветное безумие характеризует Человека Сегодняшнего. Дети, подрастая, ищут в нас смысл своей жизни, а находит дикость и апатию. Не потому ли они так быстро отворачиваются от нас, презирают нас за бездуховность, лицемерие и цинизм и делают столько же ошибок, сколько делали мы, повторяя всё тот же путь слепого котёнка, по которому шли и наши отцы, и множество поколений до них?
Процесс накопления разума в обществе искаженно отразился в личности не восхождением по смыслам Жизни, а восхождением во власть, которая представляется так, что она обязательно должна ломать, корёжить, убивать, порабощать, лгать. Общество привыкло к тому, что просто необходимо добиваться чего-то обманом и силой. Парадокс: Истины Жизни продираются к нашему разуму сквозь чащу лжи и насилия! Конечно, можно поверить в сказку, что только таким – и больше никаким! – образом человечество приобретает пресловутый иммунитет сознания. Для тех, кто ловит рыбу в грязной воде, это очень удобно. И очень удобно приписывать это, якобы, неразумному сознанию общества. О каком сознательном иммунитете общества может идти речь, если разум почти каждого отдельного человека уже давно отказывается принимать подобное иначе, чем как безумие!
Наше тихое и громкое добровольное безумие – главное препятствие для получение нами личного счастья от жизни, но не счастья идиота, а счастья созидателя и продолжателя Природы. Почему я так уверен в этом? Потому что понятие соответствия Человека Природе – его адекватности – расширилось и позволяет понять, насколько сознание человека, который находится перед нами, изменено в агрессивную сторону, то есть противоречит Законам Природы.
Человек-творец, конечно же, будет навязывать Природе свои законы и свои решения. Но непротиворечивость критериев, которыми он пользуется, Критериям Природы – обязательна. Наша неразумность, то есть безумство, тихое и громкое, сегодня вполне определяется по такому несоответствию критериев человека Высшим Духовным Критериям Природы.
И если в моей книге больше вопросов, чем ответов, пусть это будет Книга Вопросов. И я хорошо понимаю, что очень многим, прежде всего, психологам и философам, категорически не понравится моя постановка проблемы Человека, озвученная мною уже на второй странице. Я и не жду другого, ибо мы с вами так привыкли к примитивному определению адекватности, что безропотно терпим злобного соседа и варвара-руководителя, взбесившегося политика и дикаря пьяницу.
Дети, будущее человечества, почему-то становятся наркоманами, и наркомания, как снежный ком, поглощает в своём безумстве всё больше и больше нас. Наркотиком стало не только вещество и вино – музыка, деятельность, успех – образ жизни. Опьянение может наступить даже от мысли, что я – человек, но опьянение любым наркотиком – это концентрация своего сознания и своего смысла жизни на слепом эгоизме наслаждений, тогда как не только семья и общество перестают существовать, но и сама Природа существует, лишь как сплошной поток животного экстаза и животного блаженства. Вся Природа при этом становится поставщиком удовольствия для примитивного существа, не понимающего даже понятия преступления. Для наркомана границ между кайфом и преступлением нет, не говоря уже об этике. Любой раб удовольствия – это убийца.
Человечество, погрязшее в войнах, – тот же безумствующий наркоман.
Есть ли положительный выход из создавшегося положения? Безусловно, есть. Но он требует усилий и сверхусилий, направленных не просто в сторону получения ещё большей свободы, – он требует большей научной чёткости действий в соответствии с Высшими Критериями Духовной Этики. Высшая степень свободы личности от общества не в том, что она, в силу возрастания хаоса, подавляет процессы созидания, а в том, чтобы общество предоставило Человеку максимум возможностей для реализации его положительных способностей.
Человек Сегодняшний уже вполне может защитить себя от проникновения в его разум психической заразы, идущей от несоответствия его критериев Критериям Природы. И прежде всего, нужны не запугивания и не нагнетание страха, а кропотливая работа над получением новых знаний в области природных Духовных Критериев. На этом известном факте мне бы хотелось и закончить введение в книгу.
Мне бы очень не хотелось, дабы не увеличивать объём книги, повторять то, что было дано мною в ранее изданных книгах. Но, к сожалению, это приносит свои неудобства, от которых не спасают никакие ссылки. И потому я заранее прошу прощения у читателя за это. При желании я готов помочь и выслать, если не саму интересующую книгу, то её копию на диске или на дискете с тем, чтобы можно было её распечатать на компьютере книжными страницами, разрезать и переплести в настоящую книгу. Пишите: 300031, Тула-31, а/я 2083, Мирошниченко Геннадию Георгиевичу. Звоните: (0872) 46-33-67, 43-82-21.
2. Почему тормозится введение эвтаназии
Рано или поздно все искусственные препятствия на пути движения Человека могут, действительно, рассыпаться. И человечество окажется в земном раю – не зря же мы с вами живём в страданиях и их преодолеваем!
Но есть одно жизненное препятствие, которое никак нельзя назвать искусственным – это смерть. Она является самым естественным этапом жизненного процесса. И перед её лицом вдруг разрушаются сами собой все горы лжи, которые человечество умудрилось возвести за время своего существования. Отступает временное, материальное, эфемерное, остаётся вечное и безграничное.
Смерть чаще всего наполнена страданиями, а иногда невыносимыми. Медицина, будучи одновременно и диктатором, и слугой общества, идёт на поводу у антидуховного человечества и, игнорируя рекомендации древних врачей о том, что лучше всего со страданиями справляются голод и транс, предлагает свой проверенный способ счастливого умирания, а, точнее, умервшления, – эвтаназию.
Сама по себе проблема эвтаназии меня не притягивала до тех пор, пока случаи страданий высокочувствительных здоровых людей ни заставили меня рассмотреть проблему эвтаназии и страданий человека вообще под другим углом зрения, нежели так, как она навязывается обществу. Высокочувствительный человек, не умеющий защитить себя, как бы ни был он здоров, страдает практически всегда от несовершенства мира и человека, оказывающегося с ним рядом, если этот человек болен или агрессивен, ибо высокочувствительный ощущает это несовершенство и чужую болезнь, как свою собственную физическую и душевную боль.
Какая-то часть корпоративно настроенных врачей оказалась заинтересована не в расширении исследований по Человеку в новые области наук, а в продолжении и наращивании объёма хирургического вмешательства в жизнь личности, которое набирает силу во всём мире в связи с валом успешной трансплантации – пересадки – органов. Ибо трансплантация намного опередила всё остальное движение медицины и теперь требует для себя всё больше и больше пищи, обязуясь взамен производить всё больше и больше своей продукции. Чего проще – взять и отрезать у другого, нищего, то, что нужно богатому для продолжения его жизни. Искусство хирургии это позволяет.
Но, извините, и искусство киллеров тоже на высоте. Стерилизация расы когда-то у фашистов тоже была превращена в идеальный механизм. Так что же нам остаётся – по щенячьи забившись в угол жизни, ждать, когда скальпель хирурга доберётся и до нас? Как бороться с дополнительным страхом, охватившем общество в цивилизованных странах от одной всего лишь мысли о возможности оказаться кроликом, у которого изымают органы из-за того, что кто-то посчитал их ему не надобными? Не лучше ли науке во всём мире применить свой колоссальный потенциал для решения задач выращивания органов другим способом?
Эвтаназия будет, в конце концов, законодательно разрешена во всех цивилизованных странах. Она уже давно широко шагает по земному шару, не обращая никакого внимания на существующие законы. Но не все знают, что индустрия трансплантации органов, набирающая скорость и силу во всём мире, всё больше и больше разгоняет медицинскую машину, грозя превратить её в настоящего троглодита.
Вообще говоря, сегодняшняя медицина, имеющая выдающиеся результаты по пересадки органов, не очень-то затрудняет себя вопросами: откуда эти самые органы брать и насколько этично с точки зрения самой высокой Духовной Этики то, что она делает? Бездуховное и антидуховное общество – власть и деньги имущих – готово, прикрываясь своим законом, разрешающим эвтаназию, расширить свои права, права власть и деньги имущих, на любую другую личность до такой степени, что эта личность вполне законно может перестать существовать в любой момент. И опорой в этом, инструментом, орудием и прикрытием окажется бездуховная медицина, превращённая в бизнес.
Мне очень хочется несколько необычно взглянуть в этой книге не только на здоровье людей и самой медицины, общества, но, в связи с этим, и на права Человека, которые продекларированы во всём мире.
Моя точка зрения необычна для современного учёного и практика – как и под каким углом зрения окажется Человек, если рассматривать его со стороны Высших Критериев Природы, с духовных позиций, а не с позиций общества, семьи, государства, религии или той же медицины, ибо последние хотят сделать из него раба.
Поэтому я задаю вопрос: кто мы – Люди Будущего – те же безумцы, что и сегодня, или другие, излечившиеся и прошедшие уже период устойчивой ремиссии? И что может излечить нас?
Мне бы хотелось в этой книге не рисовать в очередной раз, вслед за другими фантастами, некий утопический образ будущего и совершенного существа, идеального для какой-то мифической пользы общества, человечества и Природы, а показать пути нашего с вами выхода из состояния, которое я не иначе как состоянием общественного безумия не называю. Думаю, что найдутся такие люди, кто искренне поддержит меня на моём пути и продолжит торить дорогу, начатую до меня нашими великими предшественниками.
Я очень хорошо понимаю какую-то звериную тоску учёных и исследователей по несбывшемуся Человеку Разумному, но две тысячи лет христианства убедили как будто бы даже самых стойких его приверженцев в том, что, несмотря на его абсолютно безупречную психологию личности, разрыв между христианским идеалом и реалиями остаётся огромным. Создаётся впечатление, что Человек не просто состоит из трёх частей – животной, разумной и Божественной, – но он и живёт как бы абсолютно разделённым на три части в своих отдельных друг от друга трёх мирах с абсолютно разными полями критериев для каждой части. Для души идеалом являются Духовные Критерии, для разума – критерии изобретения всё равно чего – добра или зла, а для тела – критерии наслаждения и животного счастья всё равно за счёт чего.
Общество и человечество в целом и по частям удачно копируют эту несовершенную структуру, отражая точно так же полную её нецелостность. Именно этим объясняется рассматриваемая общественная ситуация с эвтаназией как с ширмой в плохом театрализованном представлении, в котором антидух готов «разъять» любую гармонию, вплоть до гармонии самой Жизни, чтобы только покончить с нею.
3. Куда ведёт логика?
Эта книга не для тех, кто хочет добиться успеха в каком-нибудь частном деле. Таких книг множество. Эта книга не для тех учёных, которые сконцентрированы на своей конкретной идее и проблеме. Она для них почти бесполезна, если только они ни захотят вписать свою идею в общую концепцию Природы. Она бесполезна также и для тех, кто считает себя столпом науки, для которого уже всё ясно. Такие столпы – это брёвна, лежащие поперёк пути научного поиска и прогресса. Книга эта тем, кто печётся об Истине, о деле общем. В ней дан авторский взгляд на Человека как на создание Природы, Бога. «Бог есть любовь», – сказано Иоанном. И о любви человеческой как о высшем состоянии Человека эта книга. Но путь научных доказательств многих природных истин для нас ещё закрыт. И потому я лишь наметил некоторые тропы поиска истины в науке о Человеке.
Я принимаю концепцию Бога как самую разработанную в культуре человечества из высших концепций, хотя параллельно употребляю такие термины, как Метасознание, Космический Разум, Абсолют, Отец наш Небесный, Жизненный Поток. И пусть не корчатся атеисты от возмущения, ибо ещё никто из них не доказал отсутствие Бога ни в мироздании, ни в них самих. И никто ещё не сформулировал Высший уровень Сознания Природы и не дал ему названия научного.
В связи с этим я ввожу новый термин нового научного направления – критериологию, – в котором хочу подчеркнуть именно критериальность сознания, на каком бы уровне ему не пришлось проявляться.
Мною написано несколько книг, в которых тема Человека и его физического и духовного здоровья – главная, но до настоящей книги я никогда столь сильно не концентрировал своё внимание на Человеке как на космическом и духовном явлении, чтобы попытаться дать ему свою трактовку. И всё же – зачем эта книга, если многое о Человеке Духовном я уже сказал? Ведь можно взять и прочитать мои оригинальные тексты, чтобы уяснить, что Человек сегодняшний – это есть и Человек Будущий, но пока неразвитый. В этой же книге я стараюсь дать ответ на вопросы, которые давно занимают меня: «Какие качества сегодняшнего человека станут главными в будущем? И какие новые качества возникнут в нём, а какие старые засветятся по-новому?».
Если задать себе вопрос: «В чём значение Человека, в чём его величие?», то в нём окажется уже запрограммирован ответ: в его значимости, в величии возможностей его разума. Но ведь есть и второй вопрос, противоположный, и его тоже необходимо себе задать, иначе по закону диалектики ответ получится не просто неполным – он будет неверен: «В чём ничтожество Человека?»
И в этом вопросе тоже заключён ответ: конечно, в его ничтожестве как слабого физически. Что же делать? Если в наших вопросах уже звучат ответы, нами искомые, и мы их, оказывается, уже заранее знаем, то что нового можно вообще узнать о Человеке?
Древние мыслители предупреждали о ловушках логики и языка своими парадоксами, задачами и апориями, неразрешимыми в области закрытых, ограниченных знаний. Всего лишь двумя вопросами я продемонстрировал существование в нашем сознании модели Человека, которая содержит всего два полюса, и те уже известны. Да, каждый человек значим. И значим он тем, что думает о себе, и тем, что думают о нём другие. Странным в этой формулировке является то, что в ней нет опоры на действие и на результат действия, выходящих за пределы понятия «Человек». Почему?
Я нахожу ответ в следующем: каждый человек живёт, прежде всего, логикой своего сознания и своей волей. Сознание на уровне инстинктов можно назвать волей и оно будет гнать человека так же, как гонит воля к жизни любое животное. Но человек становится животным, когда у него животная цель и когда он занят лишь выживанием. Но Воля Человека – это значительно большее, чем просто сумма инстинктов. Воля к Жизни иногда просыпается в Человеке от нескольких великих для него слов, как от нескольких других слов и умирает.
Человеку тысячи лет не было дано распоряжаться концом своей жизни, чтобы он не смог сделать непоправимую ошибку и оборвать жизнь всего лишь под действием всплеска плохого настроения, негативной эмоции или от временной потери надежды. Но Человек постепенно прозревает и начинает догадываться, что у него отнято что-то из его воли и из его свободы и что он является либо игрушкой в чьих-то руках, либо рабом. Но рабом не у Создателей, а у традиций, игнорирующих его Божественное начало и превративших его в раба. Так в чём же оно есть – это Божественное начало Человека? И в чём рабство Человека? Не слышно ни этого вопроса, ни ответа на него.
Разумность Человека – это не только и не столько всплеск мгновенного озарения, на основе которого ему приходится принимать решение, оказывающееся, чаще всего, таким же спонтанным, как и его эмоция. Парадоксально моё заключение: это не сиюминутное понимание разумности уже давно не позволяет Человеку быть животным. Разум как проявление всплеска «здесь и сейчас» есть чрезвычайно изощрённый инструмент по изобретению того, чего в такой значительной степени нет у животного.
Разум на сегодня – это, прежде всего, Высшие Критерии, передаваемые нам через Великие Духовные Учения, удерживающие Человека от самоуничтожения, ибо изощрённость самого разума оправдывает любое злодеяние и любое варварство с позиции низших критериев. Подчинение Высшим Критериям Духовной Этики характеризует степень и качество восходящего развития сознания Человека и степень развития его вообще.
Именно Высшие Критерии руководят нашим прогрессом, от них зависит наше будущее. Можно назвать область существование Высших Критериев в сознании Человека их полем или высшим отделом человеческого разума, разумной душой. И это всё будет не совсем верно и не совсем полно. Ибо на самом деле при использовании Человеком Высших Критериев происходит наложение и взаимопроникновение разума человеческого в Разум Космический, Природный, Божественный.
Ответ на вопрос «Что такое Человек?» иногда может быть краток: «Человек – это ответственность, а ответственность требует оценок изменения параметров не сиюминутных, а интегральных, сохранённых нашей памятью процессов, объединяющих прошлое, настоящее и будущее соответственно их весам. Начиная с первых своих книг многие причины того, какой есть Человек, я нахожу в будущем, ибо прогностичность и избыточность Человека удивительны по своей силе.
Так перед кем держит ответ Человек? С каким таким долгом, грузом, грехом он рождается, чтобы потом всю жизнь мучиться и найти, в конце концов, смысл этой своей жизни в этом долге? Что это за странный такой жизненный параметр «долг-грех», который философы религиозной жизни представляют как «добро-зло»?
Подобных рассуждений боялись люди во все века, ибо они приводили к формальному безбожию, хотя в самих Духовных Учениях безбожником называли человека неблагодарного. Но сегодня уже сам Бог диктует нам не быть рабами научных и религиозных представлений в отдельности, а обоснованно связать их между собой и с высшими проявлениями Космического, Божественного Разума.
Сегодня знание людей поднялось на уровень знания о критериях принятия решения – выбора, мышления и действия. То есть на тот уровень, который руководит выбором законов, выбором ситуаций, теорий, наук, религий, выбором добра и зла, пассивности или активности и так далее.
4. Конец старой и начало новой науки о Человеке
В этой книге я говорю о новой науке – о критериологии, которая в том или ином виде рано или поздно займёт ведущее место среди всех наук, отразив в себе даже философию. Некоторые аспекты этой новой науки я обсуждаю с качественных позиций вот уже несколько лет во всех своих изданных и ещё неизданных книгах. Мечта мыслителей всех времён о целостном объединении духовности, науки и философии начинает исполняться в критериологии.
С позиций этого нового направления Человек Будущего – это человек сознательно совершенствующийся не только под напором страданий и болезней. Он совершенствуется, прогнозируя. По-другому трудно даже представить себе наших потомков. Но дала ли Природа нам инструмент для контроля совершенствования и для самого совершенствования, такой, что только он фиксирует все отклонения от природной логики развития? Дала. Это наша высокая и сверхвысокая чувствительность, с помощью которой мы можем точно указать, что есть болезнь, а что есть истинный Путь.
Это та самая гиперчувствительность, которая делает из некоторых людей экстрасенсов, а из других – больных. Ибо она навязывается нам Природой не как отклонение от нормы сытости, а как самая настоящая норма сознательной контролируемости нами своего совершенствования.
И если до сих пор в обществе раздаются голоса отдельных учёных о том, что такого инструмента нет и нужно продолжать движение вслепую, то это характеризует лишь непроходимое невежество людей, которые занимаются своей так называемой наукой, лишь с трудом карабкаясь по кручам Смысла Природы и полностью при этом игнорируя любые её подсказки. Это всё равно, если бы мы, предпринимая нечеловеческие усилия по восхождению на горную вершину, полностью отрицали бы как её существование, так и направление на неё.
Человек в том виде, как он есть сегодня, может и не взойти на эту вершину, но он точно знает, что она есть и где она находится. Основной принцип науки мало отличается от основного принципа Жизненного Потока – обживать новые пространства, неся им Любовь. Только Жизненный Поток делает это в труде природном, а наука – в труде доказательном. Наука обживает доказательствами всё, что она открывает, и доказательством при этом может служить лишь хорошо известное и пройденное при карабканье вверх по кручам, то есть только то, что осталось внизу.
Нельзя игнорировать этот факт и строить всю ещё неоткрытую и будущую науку исключительно на догмах уже доказанного, но прошлого. Некорректность такого метода бьёт по глазам, но ещё больнее она бьёт по нашему будущему. Ибо самое страшное при этом – потеря смысла своего сегодняшнего существования для тех, кто так или иначе воспитан на такой слепой науке, ибо смыслом для человека, обращённого в прошлое, может служить лишь движение назад.
Смысл существования не может быть вычислен ни через прошлое, ни через настоящее, он может быть лишь с их помощью экстраполирован в будущее, продолжен их тенденциями развития. Но человеку, уставшему от того или иного проявления рабства, подобной экстраполяцией не всегда удаётся убедить себя в лучшем варианте, ибо то негативное, разрушительное, что происходит с ним «здесь и сейчас» имеет, чаще всего, значительно больший вес, чем вся прошлая история человечества с её положительной, оптимистической тенденцией.
Но если кто-то из высоких представителей науки начинает слишком громко кричать о том, что не существует для науки поля тайн Природы, иррациональности, телепатии, то сегодня уже смело можно причислить самого такого «учёного» к лженауке жёсткого программирования. Такая «учёная» глупость рождается исключительно из корыстных, эгоистических и коммерческих интересов подобного «пупа земли», и совсем не из интересов науки. Вообще крайность в суждениях всегда корыстна. Идеологическая корыстность проявляется даже в фанатизме.
Обживание нового жизненного пространства человечества и его науки – это труд. И главным для обживания среди всего живого будет всегда Человек Труда. Но обживание и восхождение Человека требует концентрации усилий, ресурсов и средств. Подобная концентрация как материи, так и мысли неминуемо приводит к болезням общества и отдельных людей, если её движение осуществляется не в соответствии с Критериями Природы на всех их уровнях, вплоть до уровня Духовной Этики. Любое противоречие им тормозит процесс совершенствования и делает путь человечества более трудным.
Мораль и этика человеческого общества, может быть, наиболее ярко отражают постоянное присутствие в нашей жизни Высших Критериев Духовной Этики. Если бы мы с вами руководствовались в общественной и личной жизни не ими, не схождением их сверху, а этикой и моралью, которая поднимается от нашего животного состояния, то насколько далеко мы с вами в своих деяниях ушли бы от животного и растительного мира?
Именно поэтому пока что наука и не может быть признана моральной, что она в своём движении снизу вверх абсолютно не признаёт и игнорирует существование Высших Критериев, а находит им замену для своих нужд в оправдании любых античеловеческих экспериментов животного, потребительского, свойства.
К сожалению, можно уверенно констатировать, что наука в целом на сегодня является неразумной, критериально неадекватной и, следовательно, психически больной. Что, собственно, мы и видим постоянно в каких-нибудь следующих друг за другом всплесках её аморальных исследований и результатах. Подобное, конечно же, можно оправдать слепотой науки, использующей свой основной метод, как метод «научного тыка».
Нисколько нельзя оправдать агрессивную близорукость людей, занимающихся наукой, когда они данной им властью пресекают всякие разговоры на темы духовности и этичности. От того, что сложно предвидеть последствия некоторых «экспериментов», от того, что они пересекаются с интересами религии, не следует вообще выведение из поля интересов науки всего, что связано с этикой, критериальностью и духовностью. Этот подход в науке в силу своей всеобщности уже проявил себя, как глобальная монстрообразная сущность, пожирающая человечество.
Сегодня наука стала самой мощной силой доказательств, тем более религии не могут остановить общественное безумие в виде войн, а нередко сами являются их инициаторами. Никакой другой объяснительной альтернативы человечеству Природа на будущее не дала. Не может быть замена духовности знаниям с позиций разума, ибо любые иные разумные доводы – это смысловой уровень, лежащей значительно ниже Духовного уровня Природы. Науке давно пора начать встречное движение в своём развитии – от Критериев Духовной Этики к любым экспериментам в материи.
Самый большой и самый серьёзный этический эксперимент Жизнь проводит над нами нашими же руками и нашими же умами и душами. И первенство в этом эксперименте принадлежит медикам – практикам и учёным. Поэтому тема медицины, здоровья и болезни человека является темой существенно концептуальной, которая, в силу откровенного игнорирования критериальности Природы со стороны науки, оказалась совершенно упущенной. А это приводит к потере соответствия между собой таких непростых вопросов, как права личности и её обязанности, эвтаназия и насилие.
Говоря о Человеке Будущего и о его развитии, я не могу коснуться совершенно естественного вопроса о его необычных способностях. Понимая, что многим «серьёзным» учёным это покажется шарлатанством и лженаукой, я, тем не менее, ещё раз привлекаю внимание моего читателя к вопросу парапсихологических феноменов и к своим гипотезам их объяснения. Ни один автор, высказавший свою точку зрения на Человека, не избежал этого. Не будем нарушать традицию и мы.
В оправдание хочу выразить уверенность, что врач-лечебник будущего, особенно терапевт, кардиолог, не говоря уже о психотерапевте или психиатре, наконец-то, уподобятся врачу-хирургу и доведут до совершенства своё мастерство, превратят его в искусство. И сделают они это, переняв многое, что касается души, как это ни странно, у духовных целителей. Как хирургия сделала невидимый многим людям переворот в лечении тела, так, надеюсь, и более тонкое понимание Человека Духовного сделает подобный переворот в лечении разума, души и духа. Ибо понять медицину, которая лечит лишь одно тело и чуть-чуть психику нельзя, в то время как Человек имеет ещё, кроме тела и психики, разум, душу, желания, волю, мотивы и что-то другое.
5. Основной путь совершенствования
Человек Будущего – это, прежде всего, Человек Духовный. Духовность Человека – это процесс его Восхождения по Смыслам Жизни к Духовным Критериям и Истинам Жизни.
Высшими Критериями Природы являются Духовные Критерии. Критерии – это чёткие оценки наших поступков, мыслей, действий, выбора, поведения в целом, и, причём, такие оценки, которые имеют тенденцию изменяться в сторону своего максимума или минимума.
Духовность – это наполнение любого своего действия любовью. Я рассматриваю духовность более широко, чем религиозную, то есть как общечеловеческую.
Любовь – это проявление высшей благодарности.
Любовь Бога, нами ощущаемая как Его благодарность по отношении к нам, есть Святый Дух. В этом проявляется высшая значимость Человека, а совсем не в том, что человек думает о себе.
Человек во все времена мечтал о счастье и здоровье. И делал всё, чтобы разрушить и то, и другое. Абсурдность Человека оказалась поразительной. Основной логический инструмент нашего разрушительного ума – абсурдность, противоречивость, противопоставление. Преодоление сопротивления, волю как одно из основных свойств Жизни он превратил в самый сильный стимул агрессии.
Наш ум почему-то никак не может взять в толк, откуда так много противоречивого и абсурдного? Казалось бы, наука движется семимильными шагами, а противоречия Жизни только накапливаются.
Мы не можем никак понять, хотя, кажется, и понимать нечего – всё, как на ладони, что Жизнь всюду основана на Великих Зеркальных Отображениях и Действиях как на Законах Поляризации. Нет противоречий, от которых становится тошно на душе, а есть слепота, которая не позволяет прозреть.
Быть здоровым означало всегда быть Сверхчеловеком, властителем и властелином, мочь всё, что взбредёт в голову. Быть здоровым означает на всех языках не иметь болезней и страданий. Быть свободным от них. Научный пессимизм Будды хорошо известен в этом отношении. Но почему мы, стремясь к здоровью, что, видимо, правильно, забываем о второй стороне этого процесса, ибо здоровый человек – это даже уже и не человек, а монстр, как правило, забывающий о помощи страждущим и вообще забывший, что такое страдание.
Христос шёл к убогим и страдающим, потому что через боль и мучения пролегает дорога к совершенству. Однако, Учение Христа понимается до сих пор сужено, как религия убогих и слабых. Христос, напротив, показал путь постижения Истин человеческим разумом.
Мы должны благодарить наших Создателей за то, что Они дали нам возможность страдать. Иначе бы мы превратились в страшную разрушительную машину. История человечества – это биография Жизни на Земле, которая никому ничего доказать не может, хотя возопиит постоянно, ибо эта история полностью вымарала боль Человека.
Как только кто-то из нас начинает чувствовать, что он здоров, он изобретает, прежде всего, цель и критерии разрушения, даже если ближайшие намерения имеют самые благородные цели. Он перестаёт учитывать нюансы отношений, но ведь они-то и отражают чужие страдания.
В здоровом теле гнездится такая сила, которая совершенно не приемлет духовное. Нам становится море по колено, как только нас перестают донимать страдания.
Бессмертие Человека, о котором так много говорили, не просто миф. Это самообман, построенный на лжи самим себе: убери страдания из нашей грешной жизни – и мы страшнее зверя. Да куда там зверям!
Нам грех первородный дан не для назидания, не для памяти, а для действия. О Высших Духовных Критериях Жизни мы только начинаем говорить, хотя две тысячи лет прямыми и понятными словами Иисуса Христа было передано всему человечество значение понятия греха как отклонения от пути, ведущему к совершенству.
Дотошный Лев Николаевич Толстой никак не мог понять, что Христос взял наши грехи на себя и не снял их с нас, как представляют многие, не освободил нас от них, а Он вошёл в нас с нашими же грехами. Более того, в каждого из нас вошли и грехи общества, человечества. Это и есть карма человечества, если хотите. Это есть память о зле, которая ведёт нас к вершине добра. И совсем не обязательно каждому из нас повторять ошибки наших предков, чтобы становиться лучше, ибо в нас живёт наша память и память прошлого.
Христос есть Бог именно потому, что он занял место, принадлежащее Ему по праву: Он стал в нашем сознании нашей субличностью, отвечающей непосредственно за наши поступки перед Господом Богом, Отцом нашим Небесным. Вот что могут означать его слова об искуплении.
Внутри каждого из нас живёт Иисус Христос, но мы не подозреваем об этом. И наша задача не в том, чтобы стать христианином, а в том, чтобы поистине стать Иисусом Христом – взойти до его понимания Природы.
– Однако, – вскричат мне некоторые люди, – ты опять толкаешь нас к кровавому или сумасшедшему идеалу. Сколько уже раз пытались насадить силой идеал Христа! Кто-то использовал Его имя, а кто-то, наоборот, вместо Его имени ставил на Его место себя. Чем ты лучше? Мы тебе не верим!
– А мне не надо верить, – отвечаю. – Я пришёл не веру нести, а привлечь внимание к фактам, которые видны лишь прозревшим и учёным. Не я открыл критерии, и моя наука критериология лишь проявляет и изучает действие Критериев Природы, существующих столько, сколько существует сама Природа. Через эти критерии она руководит нашим выбором, нашими мыслями и нашими действиями. Уровень развития математики начала третьего тысячелетия позволяет выявить их на языке математики, то есть на универсальном природном языке. Мы же, тысячелетия существуя спонтанно, не предполагали, что они есть. Мы не думали, что спонтанность рождает из себя законченные и гармоничные формы не случайно, а в соответствии как с законами, так и с Критериями – высшими оценками Природы, доступные пониманию Человека, но недоступные изменению их по желанию Человека.
Человек спасается страданием, ибо только через страдание лежит путь веры, дающий освобождение от них. Именно освобождение от закрепощения. Однако, чаще всего рабство возникает именно на основе веры. Причина такого парадокса – в лени Человека, в лени его разума и в лени его тела, ибо Человек ленивый хочет выздороветь и стать совершенным самое большее за одну ночь, которую он проведёт в сладком сказочном сне.
Спасение Человека в том, чтобы оставаться Человеком, несмотря на приобретаемое им здоровье и несмотря на его растущую возможность созидания и материальных форм, и самих критериев.
Страдание – это единственное качество в Человеке для совершенствования его души и тела в соответствии с Высшими Духовными Критериями. Душа растёт преодолением страданий. В этом и заключается парадокс Природы: страдания существуют, чтобы их преодолевать. Но если их не станет, мы будем преодолевать всё равно, только преодоление в этом случае будет направлено против того, что нам покажется ненужным, лишним, вредным.
Страдание – относительное зло, которое, исчезая под напором нашего преодоления, само из себя рождает, выплавляет добро. Как это ни парадоксально. Страдание как зло есть источник добра, его причина. Именно страдания иллюстрируют нам, насколько противоречив мир, в котором мы живём, насколько добро и зло переплетены между собой.
Мы слишком много уделяем внимания освобождению от страданий, стали даже вводить эвтаназию в медицинскую практику. Ну что ж, это интересно и не более. Но будущее медицинской практики находится, скорее всего, как в вере, так и в знании. Ведь и сейчас врачи стараются оставить человеку последнюю надежду на чудо, на тайну, на ту неожиданность Природы, которую пока что мы не можем запрограммировать в своей деятельности.
Вера пока остаётся мерилом нашего незнания. Вера спасает нас от безумия, ибо тело пока что не может быть бессмертным, хотя принципиально не существует препятствий для бесконечной жизни каждой отдельной клетки – ведь каждая клетка создана в соответствии с принципами структурного обновления, самоорганизации и действия Критериев Природы. А это есть процессы бесконечного характера во времени.
6. Главная причина страданий
Возникновение страданий явилось само причиной поиска путей освобождения от них. Будда дал толчок многим направлениям движения Человека в поисках счастья. Нирвана, угасание в блаженстве – это одно из этих направлений. Но что бы ни делал освободившийся Человек, он, как правило, довольно быстро опять попадал в плен к страданиям. Если не тело, то душа молила о пощаде. Если не душа, то разум вдруг восставал против рабской жизни. Если не желания, то воля рвалась наружу, всё сметая на своём пути.
Страдания вызывают ответную Любовь-сопереживание, сочувствие в каждом нормальном человеке. Целые трактаты мною написаны о Любви. Но я хочу лишний раз подчеркнуть, что высокая чувствительность даёт возможность человеку познать само совершенство Человека и степень отклонения от него. Любовь часто начинается от проникновения в ту ткань аурной оболочки человека, в которой как в главной структуре человеческого организма отражается совершенство его разума. Так возникает любовь высокого уровня, затрагивающая не столько их животные части, сколько высшие отделы разума и душу.
Есть люди, у которых ощущение несовершенства другого человека проявляется не только на телесном уровне, но и на уровне разума и души. Этим людям трудно жить, ибо все несовершенство мира вызывает непереносимую боль в них, в каждой их части, вызывая разбаланс организма. Шаманы строят на этом всю свою методику лечения болезней, когда они забирают несовершенство больного на себя, на свой организм и этим излечивают его, а потом выгоняют несовершенство из себя, восстанавливая своё потерянное от лечения совершенство.
Но есть люди другого сорта, у которых болезненное влияние на других людей настолько сильно, что они калечат этим окружающих. Бывало так, что как бы сразу после дикого просыпания кому-то открылось вдруг, что страдания возникают в каком-то конкретном человеке и вокруг него потому, что он, этот человек не выдерживает темпа духовного совершенствования, который задаётся Природой и Богом.
И жалкий, при этом, человечишка, занятый своими делами, не хочет замечать роковой для него роли овцы и все норовит пастись по-своему. Он никак не поймет, почему у него не складывается его личная жизнь, почему из детей вырастают какие-то уроды, почему супруга или супруг быстро превращается в монстра, почему со временем страданий и боли оказывается всё больше и больше. Он не хочет ускорить темп своей духовной жизни, ему проще для успокоения совести и для её обмана обвинять в своих грехах других людей и даже самого Бога, который не помогает ему.
Он никак не поймём, что Богом ему подарены Высшие Критерии, живя по которым, он уже будет защищён от крайних напастей.
И однажды вдруг становится окончательно понятным, что всё дело в духовности этого конкретного человечишки, что именно его отсталая духовность и создаёт его собственное поле вокруг него, которое и не соответствует полю Духа Божественного, и не совпадает с последним по характеристикам. И все, кто попадают в это искажённое его ленивым сознанием поле, страдают, болеют, калечатся, и умирают в мученьях. А причина лежит именно в этом человеке, которого почему-то Бог выбрал для своего эксперимента. Не каждого, не любого, не всех, а только этого.
Высокая чувствительность человека тоже является причиной его страданий, иногда непереносимых. Высокая чувствительность соединяет человека, ею обладающего, каналом информации с общеклеточным сознанием Жизненного Потока, по которому человеку передаются смыслы его существования в окружении других людей на примитивном уровне. Таким негативным смыслом и является страдание, связанное с другим человеком.
Но эта же способность даёт возможность человеку почувствовать себя магом и волшебником, ибо она даёт ему право определять зоны болезни, диагностировать больных.
Человек может подумать о себе как о кудеснике тогда, когда общеклеточное сознание подшучивает над ним и позволяет ему воспользоваться возможностями этого сознания. Но на этом чудеса и заканчиваются, ибо человек понимает их по-другому, нежели это необходимо с позиций Духовной Этики. Человек есть машина, искажающая всё. Понимание этой истины даёт человеку неоценимую способность к переосмыслению и к повторению опыта, которую пока что впитала в себя одна наука. Человек же хочет, чаще всего, жить ещё верой и надеждой даже там, где результаты его жизни уже вопиют о необходимости включения в процесс жизни разума.
Субъективно любой человек реагирует на любую причину, его волнующую по принципу Искаженной Зеркальности: отражение мира в его сознании происходит с ошибками, благодаря которым он и является творцом. Страдания и есть такие искажения, дающие ему возможность совершенствоваться.
Совершенствование заложено в Человеке как требование к нему самому участвовать в постоянном процессе движения к идеалу, определённому нашими Создателями при нашем создании, а потом подстраиваемому с течение времени.
Но великое множество из нас не понимают этого требования Природы к Человеку и старается из-за невежества оттянуть любое начало своего преобразования. Так, ко мне иногда обращаются люди с просьбой стать для них Учителем. Когда пытаешься выяснить причину такого импульса души человека, то, как правило, оказывается, что человека надо постоянно подталкивать, напоминая ему о необходимости совершенствования.
Когда человека тянут силой совершенствоваться, он может и не упираться. Но в своём страдании от вынужденного преодоления он, как правило, начинает рано или поздно обвинять своего Учителя.
Чтобы этого не произошло, человек должен созреть, то есть сам изъявить желание и добровольно пойти по дороге совершенствования сознательно, и больше никак, не ожидая появления Учителя. Тогда любое страдание станет для него отправной точкой для следующего шага, который будет делаться с пониманием роста и для его понимания.
Человек, который обвиняет своего Учителя в своих страданиях и ошибках, не является учеником. Он – осёл, идущий на поводке вслед за Учителем.
Духовное совершенствование – это, прежде всего, рост понимания, что критерии личности обязаны самой этой личностью корректироваться так, чтобы не противоречить Природным Высшим Критериям.
7. Эвтаназия – это отражение бездействия закона высшей благодарности
Рассматривать эвтаназию как систему здравоохранения, как делает это Зильбер А.П., вообще считаю абсурдом. Категорически считаю, что уход из жизни не может быть чьей-то прерогативой, кроме как отношением самого человека с Богом, ибо это проблема духовная, личная. Духовный человек не станет уходить из жизни, производя над собою насилие, он понимает, что его желания или страдания, как бы они ни были жгучи и невыносимы, не могут служить причиной убийства тела. Ибо тело его не принадлежит ему.
Любое коллегиальное решение по судьбе конкретного человека есть решение судебное, и только таковое. Оно выносится от имени Жизненного Потока и Бога. Чтобы спустить решение вопроса о необходимости присутствия данного человека на земле, его надо спустить не с уровня государственных законов до уровня рук рядового врача. Если кто-то так думает, то он глубоко ошибается, ибо проблему надо спустить с уровня Бога и Жизненного Потока до уровня общества, то есть до юридического уровня.
Ведь принятие закона об эвтаназии – это фактически принятие закона о легализации убийства. Вряд ли уместны тут другие обходные формулировки. Нужно рассматривать лишь под этим углом зрения возникшую данную проблему, ибо она всё равно найдёт возможность отклониться в своей легализации до самого крайнего случая, повторенного многократно.
А готово ли наше юридическое законодательство решать духовные проблемы? Ответ даже и не требуется, так как, конечно, и речи не может идти о том, что таковое будет в ближайшее время возможно. И в отдалённой перспективе духовная проблема ещё долго останется в ведении самого человека, отдельного, каждого.
Поражает сам смысловой абсурд вынесения этой проблемы на уровень административный, а значит, чиновничий. Ибо врач в большой степени всё же наполнен чиновничьим духом своей корпоративности, и как идеальное отражение этой умственно ограниченной корпоративности как раз и нужно рассматривать начинающуюся дискуссию об эвтаназии.
Я встретил когда-то женщину, которая на какое-то время увидела во мне своё спасение от своих страданий. У неё была способность к сверхчувственному знания, и иногда эта способность обострялась, превращаясь в навязанное ей страдание такой степени, что боль буквально разрывала её.
Я тогда не задумался над механизмом проявления боли и над похожестью случая с обычным проявлением боли у страдающих неизлечимой болезнью, например, раком.
Однако, через десять лет после этого я встретил другую женщину, похожую и внешне, и своими способностями на первую. Отличие состояло в том, что вторая обладала чётким аналитическим умом и могла оказать мне помощь в объяснении многих нюансов своих ощущений.
Это заставило меня заняться проблемой эвтаназии, значительно шире воспринимая её, чем врачи, хотя я глубоко убеждён, что никакой проблемы эвтаназии нет, а есть обычная проблема бездуховности отдельных людей и общества.
Но общество может стать духовным только вместе с Жизненным Потоком. И если духовные истины были переданы человечеству через отдельных его представителей сверху, то привнесение духовности в общество идёт только снизу, от каждого человека.
Физиологически известно, что страдание есть возбуждение центра страдания, боли, в коре головного мозга. Возбуждение проявляется в виде некоей резонансной формы электромагнитного сигнала, точнее электромагнитного или электрического вихря, наличие которого хорошо фиксируется современными приборами.
Возбуждение снимается либо шокотерапией, либо любовью, либо совмещением центров боли и наслаждения. И первое, и второе возбуждает всю кору головного мозга, а процесс затягивания при естественном спаде возбуждения гасит и возникший перед этим локальный очаг возбуждения. Третье применяется чаще всего в медитативных практиках.
Шокотерапией может служить любое глобальное или тотальное, всеобщее для организма, возбуждение на запороговом уровне: инъекции инсулина, электричество больших напряжений, моржевание, длительный голод, длительный бег и так далее. Перечисленное и всё, на него похожее, относится к ударным нагрузкам, производимым по всему организму. Многие люди не выдерживают их по состоянию своего здоровья и калечат психику.
Но есть ещё и гипноз, и другие погружения в подсознания, например, аутотрансовые, и любовь как высшее состояние сознания.
Поэтому будущее в лечении находится во второй области. Именно в ней любовь мы рассматриваем как высшее состояние благодарности в отношениях и Бога, и человека.
Любовь Бога к нам – это тоже состояние благодарности по отношению к нам с Его стороны за то, что мы есть и исполняем Его Волю. Его Любовь к нам – это схождение Духа Святого.
Обоюдные отношения высшей благодарности – это всеобщая любовь.
В этих случаях я говорю именно о состояниях сознания, но не просто об изменённых, а об адекватных состояниях, то есть о таких, которые однозначно соответствуют Высшим Критериям Природы. Ни о каких отрицательных состояниях нет и речи, ибо адекватность Высшим Критериям Природы всегда исключительно положительна.
Именно поэтому у людей имеется лишь один истинный, прямой путь совершенствования. Все остальные пути – кружные или ложные.
Под эвтаназией понимают освобождение человека от страданий путём принудительного его умервшления. Ни о какой гуманности речь в этом подходе не идёт, ибо гуманность не есть благие порывы, особенно тогда, когда благость быстро превращается в свою противоположность.
Ведь страдание, даже очень сильное. может быть временным. Страдание может быть вызвано совсем не заболеваниями, а фантомными причинами, душевными, в конце концов.
Поэтому я ставлю вопрос об эвтаназии по-другому: а всё ли мы сделали, чтобы внедрить в медицинскую практику уже существующие методы снятия локального возбуждения в мозге, методы, которые не относятся к шокотерапии?
Удивляет, что все нечеловеческие методы внедряются в медицину быстро. Почему? Потому что они примитивны – укол иглой или кресло с высоким напряжением. По эффекту принуждения это сродни пыткам.
Если медицина хочет расти качественно, то она обязана впитать в себя новые методы, непыточные, основанные на совсем других принципах, противоположных. Да, она это делает, но медленно.
Иначе создаётся полное впечатление, что грубое ограничение в своих корпоративных правилах вынуждает медицину всё более и более становиться на единственный путь – путь насилия, вплоть до убийства, – и этим делает её орудием в руках убийц и моральных уродов. По крайней мере, тенденция к этому уже чётко прослеживается во всём её развитии.
У большей части позитивно настроенной армии врачей это вызывает откровенное неприятия многих существующих и навязываемых сверху и снизу порядков в этой отрасли человеческой деятельности.
Я категорически не считаю, что проблема эвтаназии, как её представили общественности, есть внутренняя проблема медицины. Ни в коем случае, иначе такая кулуарная практика может завести всё человечество в болото, откуда потом нашим потомкам будет сложно выбираться.
Такие болота нашей логики существуют уже много столетий, и самое большое из них – это неприятие наукой до сих пор тех изначально данных нам знаний о Высших Критериях Природы в Великих Духовных Учениях, о которых я не перестаю говорить в каждой своей книге.
Только погружения в целительную силу любви дают реальную возможность каждому человеку в большой мере освободиться от своих страданий, а, может быть, даже и не знать их вовсе. Только такое погружение в Любовь даёт нам тот эффект, о котором так мечтают сторонники эвтаназии.
Чтобы ощутить эту способность Природы помогать нам всегда и везде, нужно всего лишь стать благодарным по отношению всего внутреннего и всего внешнего. Так просто!
И когда уходит благодарность, уходит любовь. Сколько государств, семей и судеб было разрушено в соответствии с неприятием этого закона! Но не об этом речь.
Я же говорю, кричу, передаю следующее. Случаи, которые происходят неоднократно в моей практике и в практике других психологов, однозначно говорят об одном: для страдающего больного глубокие погружения в аутотрансовое состояние сознание с самоконтролем являются самым эффективным, безвредным и простым методом не только с точки зрения разрушения электрического вихря возбуждения в мозге больного, но они приносят в работу его мозга и чисто материальное пересечение полей электрической активности боли и наслаждения.
Результат: при нестерпимых болях действие походит на действие гипноза, но это не гипноз, а аутотранс и ему можно обучить, а при неизлечимых состояниях, например, в онкологии последней стадии, – полностью отказаться от наркотиков, ибо боль снимается практически полностью. Человек быстро обучается и начинает сам применять эту практику по мере необходимости ухода от страданий.
О какой эвтаназии нужно говорить, если метод холотропной терапии Станислава Грофа уже широко практикуется многими психологами для помощи средне больным людям. Я же много работал с тяжёлыми больными и с неизлечимыми и могу твёрдо заявить, что метод, основанный мною на модифицированном методе С. Грофа, во многих случаях помогает резко уменьшить боли или вообще их снять даже тогда, когда по противопоказаниям применять метод С. Грофа нельзя. Ибо тот метод, что применяю я, мягкий.
Более того, как я уже писал раньше, методы такого рода позволяют легко освобождаться от заболеваний, которые являются имитирующими.
Принципиальное отличие моего метода от того, который предложил С. Гроф состоит в отмене требований громкой музыки и форсированного дыхания, ибо мною, как сопровождающим, предварительно создаётся среда любви специальной настройкой и себя, и больного. И в силу ясновидческих способностей нет категорического запрета на обсуждение результатов погружения.
8. Стационарные состояния сознания и человеческие «расы»
Слишком часто приходится удивляться тому, насколько люди отличаются друг от друга по своей реакции на обстоятельства и на условия жизни. Психологи держат первенство в выделении так называемых типов, или психотипов, человека, например, свою систематику дал в своё время К. Г. Юнг.
С подобными научными выводами спорить сложно даже тогда, когда налицо явные противоречия. Спорить даже совершенно невозможно, если оставаться в рамках, ограниченных психологической парадигмой Человека. Находясь в её замкнутом пространстве, всегда будешь пользоваться её критериями, её оценками и получать выводы в пределах её очертаний. Это своего рода заколдованный круг.
К сожалению, учёные разных направлений, например, социологи, как те же психологи, зачастую оказываются в том же положении. Они не знают теорему Гёделя из теории множеств или выводов теории смыслов – эпистемологии – о невозможности самоопределения множества или смысла в себе самом. Эта теорема и эти выводы окончательно вводят в любое смысловое пространство законы иерархии.
Психология задаёт вопросы себе и отвечает на них тем, что в них содержится. Какой только психологии не существует: физиологическая, функциональная, когнитивная, креативная… Каков вопрос, таков ответ. Психология претендует на целостное знание… о чём? Задайте этот вопрос психологу, самому именитому, и он затруднится с ответом. Самое лучшее, что он придумает, это скажет, что изучает поведение, реакции, подсознание, предсознание в каких-то рамках.
Определение психики отсутствует, ибо оно противоречит первоначальному определению как проявлению души. В науках общее сознание Человека отождествляется с его душой, если душа принимается, и представлено проявленным сознанием, то есть осознанием – более низким уровнем. Психика, более того, превалирует над проявленным сознанием, ибо она отражает, прежде всего, то животное и кибернетическое устройство Человека, которое психологи, как правило, признают.
Создаётся впечатление, что в своём психологическом пространстве психологи разных мастей просто напросто запутались. И выпутаться им нет никакой возможности, если они не выйдут за пределы своих представлений. Всегда смысл теряется, если он не определён на более высоком уровне – это закон Природы, ибо само понятие смысла включает в себя высший уровень иерархии.
Я же, представляю, что первенство в человеческом организме – за его общим сознанием, а не за психикой, которая является следствием функционирования инстинктивного сознания. Я хочу привлечь внимание к разным состояниям сознания, которые чаще всего называются теми же психологами как изменёнными. Ими молчаливо подразумевается, что их изменённость происходит относительно адекватного состояния и поведения.
Парадоксальная ситуация с отставанием в изучении сознания по сравнению с изучением психики сложилась в науке и практике. Это произошло, видимо, потому, что под сознанием долгое время понималась логика, то есть рацио-составляющая человеческого проявленного сознания. Его иррацио-составляющая просто напросто игнорировалась, а следствие её проявления в Человеке чаще всего выдавалось за саму психику.
Я же говорю о том, что даже проявленное для Человека сознание отражает один из совершенно самостоятельных атрибутов Природы, который может быть крупно разбит на уровни своей иерархии: Метасознание, сознание Жизненного Потока, сознание общеклеточное и проявленное сознание самого Человека.
Но кроме этого, мы обязаны говорить и о предсознании, и о подсознании, и о коллективном сознании, и об инстинктивном сознании. Однако, проявленное сознание характеризуется основной своей чертой – оно проявлено в процессе самоорганизации Человека по его желанию, которое, как правило, высказывается им заранее. То есть, говоря о проявленном сознании, мы обязаны говорить об осознаваемом Человеком его качества, которым он манипулирует, – о прогностичности.
Прогноз, который делается Человеком и человечеством, в целом является положительным. Это касается и осознанного, и неосознанного прогноза. Лишь в старости большая часть людей начинает ощущать в виде состояния психологической усталости падение качества настройки организма на природные критерии. Такая настройка, как правило, проводится во сне, как в главном настроечном состоянии. Ниже при описании теории отсроченной старости я покажу, как реализуется в нашем сознании прогноз и к чему приводит его отсутствие в старости или при негативных стрессах в самом организме.
Можно назвать Богом и Метасознание, но, однако, это будет некорректно, ибо Божественное проявляется для нас через Любовь как Высший Критерий, через Высшую Благодать, Высшую Благодарность. Я называю Любовь третьим после материи и сознания атрибутом Мироздания. Из всех состояний организма Человека только состояние любви является поистине особым, высшим, целительным, спасающим, несущим истинное счастье.
Наличие в Природе флуктуаций как постоянных, хаотических, или спонтанных, движений, фиксируемых современными техническими средствами практически на любом уровне, являет нам непоколебимый в своём доказательстве факт проявления иррацио-составляющей природного сознания, подпитываемой Энергиями из Бесконечных Источников Жизни, Разума и Любви.
Какой бы глубины природные процессы нами ни рассматривались, на любом их уровне мы находим флуктуации, не позволяющие «заснуть» ничему в мироздании и, более того, даже нарушать «законы» Природы, как это показано, например, в квантовой физике.
К сожалению, «линейность» нашего разума слишком преувеличена нашими учёными. Это хорошо видно, например, в быстротекущих реакциях Человека, подобных переходам квантовой физики. При изучении человеческого сознания теми же психологами вдруг целые классы плохо обусловленных и слабо актуализируемых состояний сознания вообще исключаются из рассмотрения. Такое же происходит с законами мира виртуальных объектов трансперсонального типа, что большинство психологов вообще игнорирует или отрицает.
На фоне таких импульсных кратковременных состояний я выделяю и класс стационарных состояний. Состояние Любви я называю высшим стационарным состоянием сознания Человека. Любое состояние сознания любого человека может быть стационарным, если оно поддерживается им реально фиксируемый промежуток времени. Именно такие стационарные состояния человека и изучает психология в своей поведенческой реализации, выдавая их за проявления психотипов психики.
Психологи очень мало изучают переходные актуализирующиеся состояния сознания, когда параметры сознания изменяются очень быстро от одного стационарного состояния до другого. Однако, та спонтанность в психотипах людей, о которой всегда идёт речь, если рассматриваются широкие диапазоны реакций людей, и есть отражение как раз переходных состояний сознания.
Некоторые состояния сознания, кроме того, не являются стационарными и не актуализируются хорошо видимыми проявлениями. Они носят сугубо динамический, виртуальный и трансперсональный характер, хотя и являются глубокими и кардинально влияющими на дальнейшее отсроченное поведение Человека. Многие из них являются стимулами для его прогноза.
Это состояния глубокого переживания, которые в течении длительного времени могут совершенно не проявляться в поведении человека на разных его уровнях: от рефлексии до сознательно выбранного критерия, существуя лишь как наложения на них.
Я вынужден констатировать, что психология как наука изучает всего лишь видимую на поверхности поведения и весьма малую часть организма человека по принципу «чёрного ящика» кибернетики: лишь поведение в отношении каких-то определённых реакций позволяет нам классифицировать «внутренность» этого «ящика». Все непонятности в поведении Человека, проявляемые им на всякие другие воздействия, остаются за бортом психологических классификаций из-за слабости самого метода изучения.
Самое плохое в таком подходе состоит в навязывании всей науке, обществу, сознанию Человека этих, полученных таким примитивным способом моделей Человека. Высокая ограниченность наук о Человеке имеет происхождение именно в подходе снизу: от реакций изучаемых аналогичным образом в исследованиях поведения животных.
Даже если не брать верхний критериальный уровень поведения Человека за основной в его реакциях, то надо сказать, что и уровень словесный (вербальный), и уровень суггестивный (общезначимого понимания) слишком сильно искажают картину реакций человека в отличие от реакций животного.
Более того, уровень критериальных притязаний чрезвычайно сильно дифференцирует и поляризует общее пространство существования людей, так, что в нём выпукло проступают несколько общественно схожих типов общего критериального поведения.
В классических же психотипах происходит смешивание реакций животной и сознательной частей организма Человека. При сильных личностных критериях, как правило, проявляется социально значимая ориентация личности, что часто выдаётся теми же психологами за силу определённого психотипа или вообще за отклонения в психике.
Все эти несуразности имеют уже названную природу – примитивность кибернетического метода «чёрного ящика». И хотя этот метод тоже является кибернетическим, всё остальное, что характерно для кибернетики, исследователи Человека чаще всего отбрасывают, внося этим неоправданную долю спонтанности и случайности.
Однако, сегодня, когда кибернетические подходы разработаны как в исследованиях, так и в синтезе структур чрезвычайно в высокой степени, оставаться на одних и тех же позициях десятилетиями нельзя, ибо это ничем невозможно оправдать. Ещё хуже отстаивать их с боем, особенно в медицине.
Метод «чёрного ящика» хорош лишь при изучении чисто линейных систем. При любой же существенной нелинейности или неоднозначности он может давать результаты с точностью «до наоборот», что мы и видим часто в той же медицинской практике как противоположные реакции организмов на одно и то же лекарство. Изучение же нелинейных объектов статистическими методами всё равно приводит к линейным моделям с потерей существенного качества от действия нелинейностей.
Человек являет собой сугубо нелинейную систему с перестраиваемой структурой и с меняющимися критериями, иногда – в зависимости от достаточно трудно уловимых воздействий. В такой сложной системе, как Человек, существует, например, целый класс длительно ненаблюдаемых координат – коллапсирование негативных комплексов, которые могут проявиться, например, в аффективных или в других острых или сглаженных состояниях переходного типа.
Нельзя считать оправданием для медицины незнание основ кибернетики, при всём при том, что многие прикладные науки о Человеке, питающие медицинскую практику, уже давно перешли на полностью кибернетические представления: биофизика, молекулярная биология, бионика и другие.
Жизненная критериальность Человека обычно подчиняет его поведение и образ жизни настолько сильно, что выделяемые при анализе психотипы могут быть отнесены чуть ли не к генетическим . На самом деле при этом проявляются стационарные состояния сознания, в которых поведение людей типизировано общим критериальным полем.
Если анализировать лишь отношения людей, можно сделать ошибочный вывод о существовании среди них расовой, этнической, кастовой или какой-то разницы. Это всё равно что классифицировать типы людей по их ритуалам или формам положения их в обществе, стандарты которых сами по себе подчинены принятым в нём критериям.

стр. 1
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>