<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

9. Три времени Человека и медицины
Выше я уже говорил о двух полюсах Человека, но два полюса не могут характеризовать Человека хоть сколько-нибудь полно. Подобных полюсов великое множество. Есть, например, ещё три социальных полюса обитания в сознании людей, которое отталкивают их от себя: это больница, тюрьма и могила. И есть три противоположных полюса, которые притягивают людей: стремление к здоровью, к свободе и к Жизни.
Можем, расширяя, сказать: есть такие полюса, как Бог, бытие и терпимость, и есть их противоположности.
Я понимаю, что моя последняя иллюстрация даёт возможность по аналогии продолжить полюсность, и если мы с вами сделаем это, то получим некую разноцветную картину, одна половина которой будет раскрашена в тёмные цвета – это отталкивающее пространство качеств – и другая половина – в светлые цвета, – она олицетворяет притягивающее Человека пространство качеств. Между ними Человек движется, ибо между ними существует восходящий поток сознания.
С течение времени Человек претерпевает изменения в своём сознании, так как отражает в нём движение своего бытия от животного существа к духовному существу, направляемое опять же восходящим от этого процесса сознанием. В этом проявляется существование отрицательной обратной связи в жизни Человека.
Конечно, кто-то из людей, и их пока много, недостаточно подчинён процессу восхождения по Смыслам Жизни. Они пока что уравновешивают слишком стремительное движение к Духу некоторых сверхстрастных представителей человечества.
Когда я говорю, что Человек живёт логикой своего сознания и волей, я не преувеличиваю, а притягиваю внимание именно к осознанию этого факта. Но я иду дальше и спрашиваю: «А правильно ли жить одной лишь логикой сознания, претворяя её в воле? Ведь логика многих из нас такова, что для многого она не находит оправданий. А если и находит, то узко эгоистические. Может быть, Человек будущего в этом будет отличаться от нас?» И отвечаю утвердительно.
В этой своей книге я бы хотел меньше говорить о том, что думает о себе сам Человек. Об этом так много уже сказано, и так много эта точка зрения исказила. Постараюсь осветить наше природное существование с иных позиций и передать иные точки зрения на Человека.
Точка зрения антропоцентризма может оправдать и оправдывает самовозвеличивание сверх природной значимости, поднимающей гордыню вплоть до полной потери адекватности. Но хуже всего, когда человек буквально теряет свой человеческий облик, становится разрушителем из-за того, что не исправляет свои ошибки и тянет их за собой в будущее.
Прошлое в биографии Человека характеризуется, в основном, выживанием тела – материальным сохранением и накоплением материальной защиты как гарантии дальнейшего существования в теле. В идеологии диалектического материализма, как это ни странно, воплотился максимум выживания тела.
В отношении к своему здоровью прошлое приводит Человека в замешательство, когда он вдруг заболевает такой болезнью, которой в прошлом он не болел: «Ведь раньше со мной такого не приключалось!»
В этот период бурно развивается хирургия.
Человек просто привыкает к защищённому дому, к постоянно имеющейся пище, к регулярно выплачиваемой заработной плате. И как ему становится плохо, когда что-то из установленного порядка нарушается! Материальное уже поглотило его, поставило многие функции, ранее выполняемые его усилиями, на автомат. Это естественный процесс развития, и против него невозможно бороться.
Настоящее – это развитие разума и начала критериальной его части – ума душевного – с тем, чтобы с помощью разума овладеть телесным и материальным в Природе. Критерии, которые изобретает Человек в настоящий период, чаще всего противоречат природным, и потому Человек набивает больше шишек, чем ему хотелось бы, и этим учится распознавать то, что управляет ситуациями – критерии.
Этот период характеризуется, прежде всего, обоснованием тех порядков, того материального благополучия, которые уже сложились к настоящему. Накопление материальных природных богатств в любом виде государственной или частной собственности раньше всего стало обосновываться разумом.
Противоречия человеческих критериев природным лучше всего воплотилось, опять же, в отсутствии сколько-нибудь здравого обоснования в накоплении разрушительного оружия как государствами, так и отдельными людьми. Человечество ещё не перешло на Духовные Критерии, а абсурдность существующего уже понята в том отношении, что никакие материальные гарантии не предоставляют Человеку никакой защиты.
Хирургия пытается найти своё объяснение и обоснование как главного направления медицины и находит его в трансплантации органов и в подчинении многих человеческих видов деятельности, даже несвязанных с медициной, только этому всепоглощающему потоку хирургии.
Медицина сегодняшнего дня делает жалкие потуги быть системной, ибо системность – это всё-таки качество кибернетическое, то есть критериальное, прежде всего.
Медицина настоящего все свои методики сводит к одному – только к идентификации – к получению примитивной линейной модели объекта, то есть модели больного. И хотя при этом используются программы искусственного интеллекта, от этого ничего не меняется. Говорить о каком-то самоуправлении или самоорганизации в организме больного с позиций медицины не приходится совершенно, ибо врач, получивший такую методику в свои руки, будет настаивать лечиться только по ней, топорно, без предположения даже о наличии в организме больного обратных связей.
Возникает парадоксальная ситуация: модели получены кибернетические, а всё остальное и более высокое в кибернетике врачом просто уничтожается в своём невежественном представлении и презирается в таком сложном и самоорганизующемся существе, как Человек. Для врача всё остальное, кроме его метода, – лженаука. Происходит неприкрытая борьба невежества с природным процессом познания.
Что может быть лучшей иллюстрацией критериальных противоречий, чем при обосновании общественным и официальным разумом медицины невежественных методов лечения?!
Основа представления Человека в медицине – автомат, который просто должен, обязан реагировать на вмешательство медиков заранее запрограммированным ими образом. Более того, чем меньше сам больной будет сознательно участвовать в процессе лечения, тем он более нравится врачам. Если бы врачи могли, они бы своею волей свели всю самоорганизацию организма больного человека к нулю.
Модальность долженствования относится, если быть справедливым, к Божественной функции. Присваивание её себе не делает чести ни отдельным врачам, ни медицине вообще. Но так построено обучение! Так, что Человек предстаёт перед студентами либо в виде безжизненного трупа, либо в виде примитивной машины наподобие первого паровоза.
Тогда, действительно, сбываются слова Н. Винера о том, что есть люди, по сравнению с которыми даже мясорубка умнее.
Как оказывается, медицина в лице её руководства во всех странах, в мире, и в лице каждого врача вынуждает потерять личность, навязывает отсутствие смысла для больного, проявляет насилие над личностью.
Но медицина диктует нам методы и пути развития нашего здоровья. Прилагая бесконечные усилия по исключению из нашей жизни нашего же сознания, она не просто взяла на себя несвойственные ей функции, она стала диктовать нам правила жизни. И это делается, исходя из благих намерений – чтобы больной не мешал врачу лечить. Так кого же, спрашивается, лечит врач? Этого самого больного.
Появление в российском законе о здоровье обязанности врача предоставлять больному всю информацию по его лечению, повергло врачей в шок. Ибо их тайны и невежество могут быть раскрыты любым человеком.
Вызывает значительное удивление такое отношение официальной медицины, при котором совершенно не разрабатываются методы лечения пациентов, в которых бы предусматривалось бы активное поведение больного, его участие в самом процессе лечения под наблюдением врача, профессиональная ориентация которого изменяется в сторону кибернетики.
Я так много пишу о настоящем потому, что настоящее меняет и наш собственный облик, и облик окружающего мира. Ему принадлежит приоритет в любых изменениях.
Будущее показывает ложность обоснований разума, если разум пользуется изобретёнными им самим критериями, не проверив их на непротиворечивость с природными. Будущее несёт нам жизнь в соответствии с Высшими Критериями Жизни и развивает в нас голос Души так же, как сейчас мы развиваем, понимаем и слышим голос Разума. Но голос Души несёт Голос Бога – Любви.
10. Выход из абсолютного тупика психологии и медицины
Мы только-только начали понимать, что Любовь Божественная – это совсем не то же, что и любовь тела или удовольствие творчества.
Но Разум Человека сегодняшнего уже, слава Богу, научился управлять состояниями нашего тела, мы во многом подчиняемся разуму, когда вводим дисциплину своей жизни, порядок. Однако, Будущее уже живёт в нас, пусть недостаточно, пусть слабо, но оно движет нами, когда мы совершаем тот или иной поступок, делаем тот или иной выбор на основе какого-то критерия. И мы очень быстро получаем ответ в своём жизненном опыте, быстро обнаруживаем, куда приводит нас этот критерий. Ведёт ли он к тупику – к эгоизму, снижая кондиции мира, – или же увеличивает кондиции мира и приносит пользу всем. Эта высшая утилитарность оценивается, конечно же, с точки зрения Духовной Этики.
Существуют критерии общего подчинения – глобальные, которые в силу общественного развития на каких-то этапах могут быть либо положительными, либо отрицательными.
Казалось бы, таким глобальным критерием для нас может служить здоровье, которое нужно максимизировать. Однако, дать определение здоровью очень сложно. Фактически максимальное здоровье – это то, что не мешает жить личности и вообще никак не проявляется. Как только оно исчезает, появляются проблемы. Здоровье – это как бы то, что не существует в сознании ни тогда, когда оно есть, ни тогда, когда его нет. Очень странная ситуация с понятием здоровья до сих пор не даёт возможности медицине заниматься им. Хотя понятно, что если чего-то вообще не существует для сознания, то как же можно строить на его изучении науку, ведь речь идёт не о виртуальных мирах?
Получается, что принципиально можно лишь дать некоторое приближение к состоянию здоровья. Видимо потому, что сформулировать это понятие никак не удаётся по научному, а не так, как сформулировала Всемирная Организация Здравоохранения, медицина наращивает объём противоположной здоровью массы болезней, всё далее и далее уходя от целостности организма.
Любой критерий самоорганизует наше движение, подчиняет его так, чтобы самому минимизироваться или максимизироваться. Например, критерием может служить расстояние до цели, точнее квадрат расстояния. В пассивных системах, излучающих энергию без ограничения, критерием может служить сумма квадратов кинетической и потенциальной энергии. Такие системы, отдав лишнюю энергию пространству, замирают в состояниях с минимальной энергией.
Критерии, которым подчиняется Человек, влияют, прежде всего, на его поведение. Критерии подчиняют наши порывы, стремления, мотивы, установки. Что за наука изучает их? Ответ один: психология. Но, оказывается, она не изучает критерии, она подменила их ценностями, мотивациями и чем-то ещё другим. И хотя то и другое имеет много общего, однако, претендуя на изучение функциональности, психология, или любая другая наука, обязана вполне адекватно отражать в своих исследованиях и в своих моделях все стороны реальности.
А реальность такова, что кибернетика уже давно выделила во всех процессах управления и самоорганизации не только модели объекта, но и те самые критерии, функционалы, в соответствии с которыми и происходит управление. Это не считая множества методов управления и самоорганизации, применимых в любых науках и практиках в силу высокой степени формализации.
Попробуем хотя бы немного разобраться, с чем же всё-таки приходится иметь дело психологам и стоит ли надеяться в будущем на успехи этой науки?
Спору нет, сначала мы, люди, реагируем на любое воздействие, как животные, своей физиологией, биохимией, инстинктами, потом – рефлекторно, потом – сознанием, потом… чем? Всё это вместе называет психикой. Однако, оказывается, человек так сильно похож на компьютер, что уже давно даже психологи изучают его функциональность. Все без исключение учёные признали кибернетичность Человека.
Возникает какой-то абсурд, не разрешаемый в рамках современных психологических знаний: если функциональность Человека доказана, то при чём тут его душа? Ведь психология сама происходит от изучения души. И то ли душа сама является функцией, то ли она есть что-то такое, что ни в какие теории не укладывается! Если же признать и душу, и функциональность Человека, то психология становится некой отраслью, ответвлением биокибернетики. Я как-то попытался взглянуть на Человека с этих позиций и родилась новая наука «духовная психокибернетика». Духовная она потому, что кибернетика вообще без критериев не существует, а Высшие Критерии для Человека являются Духовными.
Самой большой ошибкой переустроителей мира, в том числе и В.И. Ленина, было отсутствие именно Высших Критериев в их учении и переустройстве, отсутствие формулировок и ориентиров на их удовлетворение, хотя проявления духовности Ленин больше относил к материальному миру, чем к сознанию Природы. Все надежды революционных переустроителей мира на разум вообще успешно провалились, в том числе и на разум мировой революции. Какой разум у разрушителей, не поддающихся законам Природы, законам её метаболизма? У любого разрушителя разум разрушителя, но не созидателя. А разрушение в процессах метаболизма Природы вторично, оно отдаёт пальму первенства созиданию.
Как правило, революции дают свободу телу – демосу. Но не зря демос и демон ассоциируются одним корнем. Предоставить свободу Жизненному Потоку ещё не означает торжества свободы, скорее оно говорит о разгуле низменных инстинктов и о разгуле борьбы низменного против высокого.
Как любое животное управляется Природой в своих инстинктах и в своём сознании, так и Человек в своих творениях управляем сверху Критериями Природы через собственное сознательное взвешивание своего творчества для всех. Снизу он управляем лишь на уровне животных инстинктов, бессознательного и крайне эгоистического применения тех же Критериев Природы. Ибо Человек в силу своей способности к творчеству наделён от Природы не просто животным эгоизмом, а творческим, то есть бесконечным. Именно в силу своей способности к бесконечному эгоизму Человек ограничен Природой сверху Принципами и Критериями её Духовной Этики. Духовная Этика не является искусственным изобретением Человека.
Основой бездуховности и антидуховности людей и является эгоизм.
Возможность бесконечного развития эгоизма несёт в себе главную опасность для Человека как вида, всё время угрожая превратить его во всемогущего монстра.
Однако, необходимо отличать эгоизм от гордыни: первый проявляется чаще всего в накопительстве, а гордыня – в обожествлении себя.
Не может быть свобода высокой степени Высшим критерием, ибо тогда она – пространство неконтролируемых монстров. Она есть ограниченное пространство существования и снизу, и сверху. Адекватная природной необходимости степень свободы всегда проверяется по критерию созидания для всех с позиций истинной Духовности.
Если любой человек приучит себя оценивать в любом деле, в любом общении, в любой теории то, что он прибавляет в добре и что он отнимает во зле для всех, то он перейдёт на другой уровень Жизни – на Духовный.
Если он станет затрудняться в своей оценки добра и зла, то ему необходимо будет приучить себя в своих мыслях подниматься на следующий уровень смысла, равняясь только и только на Высший Уровень Духовной Этики. Нет у Человека других путей и не будет. Ибо Человек через свой разум оказался единственным видом Жизни, именно той единственной клеткой творческого разума, которая призвана дать на Земле начало множеству разумных видов, как клетка биологическая дала начало множеству видов Жизни Биологической.
Будут ли это виды биологические, компьютерные, механические или их гибриды, решит Будущее. Сейчас же Природа в Человеке нашла то самое элементарное разумное начало, которое на наших глазах, воплощаясь в генной инженерии и в компьютерах, рождает следующий слой Жизни, богатство которого будет, по всей видимости, значительно больше как по форме, так и по сути. И то, и другое обязано соответствовать Критериям Природы, о которых идёт речь в этой книге. Это соответствие, надеюсь, так же неисчерпаемо, как неисчерпаемы ресурсы Энергии Жизни, Разума и Любви в своих Бесконечных Источниках.
Сегодня мы обязаны трактовать адекватность нашего поведения и нашего мышления не просто как соответствие материальному миру, то есть как трактуют адекватность психиатры и как живут животные, а как соответствие применяемых нами критериев Высшим Критериям Духовной Этики. Такое понятие адекватности упрощает оценку состояния любого человека в любой среде. В критерии Духовной Этики входят и критерии материального мира, и критерии творчества.
Это не навязывание никого религиозного взгляда, это всего лишь призыв, обращённый и к практикам, и к учёным, адекватно отражать законы Природы, как они существуют в своих высших проявлениях. Ибо Духовная Этика понимается только с позиций общечеловеческой духовности, а не какой-нибудь индивидуальной духовности, которой на самом деле почти не существует.
Миф об индивидуальной духовности Человека, отдельной от духовности общества, в котором Человек находится, пора развеять. Индивидуальная духовность хороша до тех пор, пока Человек одинок, но если мы связываем духовность с высшей любовью, то индивидуальная духовность – это скорее эгоизм, чем что-то другое. Общество диктует отдельному человеку значительно больше, чем принято считать. Диктует оно и понятие духовности, причём, так, как обществу это позволено со стороны Жизненного Потока, то есть сверху, и со стороны Человека, носителя Бога в себе, носителя Духовной или иной этики, то есть снизу.
К сожалению, слово психология сегодня затушёвывает так много неясного в Человеке, что иногда исследователи оказываются в логическом тупике. Ибо трактование многих психологических понятий на самом деле имеют причиной состояния нашего сознания, а совсем не эфемерной психики. Психология оказалась не просто лишённой Высших Критериев Жизни, на поверку она иногда оказывается свободной от самой Жизни.
11. Как медицина увела человечество от целостности
Попытка понять Человека, исходя из его потребностей, означает сразу же окунуться в абсурд и противоречия, которые диктуются самой эгоистической природой животной части Человека. Если же добавить сюда хотя бы немного его творческой активности, то потребности могут вырасти до бесконечности.
Новая философия жизни, о которой я говорю в своих книгах, – это есть альтернативное настоящей медицине самоцелительство или самоисцеление, то есть то самое включение Человека в замкнутую систему его лечения, которой станет медицина Будущего. Человек в этой альтернативной медицине останется разумным, а не таким безмозглым, как хотелось бы нынешним врачам.
Нет другой такой практики, хорошо стыкуемой с наукой, как медицина, которая бы так, как она, мощно влияла бы на Человека и переделывала бы его. К сожалению, мы сильно недооцениваем её влияние на нас, на общество в целом. Известный хирург С. Юдин писал: «В промежутке между математикой и техникой, с одной стороны, и философией и историей – с другой, можно поставить всю обширную группу естественных наук, одной из которых, и притом самой сложной и увлекательной, является медицина» (с. 191).
Медицина больше любой другой научно-практической деятельности подавляет Человека, диктуя ему свои правила жизни: как питаться, как спать, как отдыхать, как расслабляться, как нагружаться, как вести переговоры и так далее. В медицине бытует принцип, берущий своё начало у врачей древности: если врач-психотерапевт тебе не помог, врач-аллопат или натуропат тебе не помог, экстрасенс тебе не помог, значит, надо что-то отрезать в теле – видимо в организме завелось лишнее телесное, которое и не позволяет врачам и экстрасенсам исправить положение.
Я недоумеваю: почему это лишнее обязательно должно быть материальной природы? Может быть, оно представляет из себя что-то другое? Мы пропитаны этим медицинским правилом насквозь: часть настолько важнее целого в нашем организме, что вся наша жизнь стала представлять собой какую-то часть чего-то, совершенно незначительного!
Общая пассивная философия жизни подчинила людей, не замечающих её сильно искажённый характер, перекос в сторону искреннего презрения к высшему и цементирующему в нашей душе. Эта искренняя вера в часть, как в Бога, передаётся детям с молоком матери, и общество теряет активность, ещё не родив нового своего члена. Человек отступил от принципа целостности благодаря медицине, так и не поняв, что в этом принципе заключено не второстепенное философское рассуждение, а его настоящая жизнь.
Нам внушали врачи, что мы должны быть пассивными в процессе лечения и полностью положиться на них. Вопреки им какая-то часть людей не приняла эту губительную установку и на свой страх и риск продолжает поиск тех методов активного лечения, которые обязаны (!) по своей сути искать медики. Таким путём развивается народная медицина и возникают практические стыки между новыми направлениями психотерапии и медицины.
Пассивная позиция медицины унижает человека, пока он способен ей противостоять. Но – идёт время, человек привыкает к этому давлению и к этому унижению, становится рабом и игрушкой в руках врачей, которые просят, требуют слепого доверия к себе. К сожалению, такая практика ещё больше усиливается религиозным проповедованием покорности и смирения с обстоятельствами жизни.
Не о сопротивлении доверию я говорю сейчас, не о тяжкой доли врачей – я им сочувствую, может быть, больше всех, и об этом разговор чуть впереди, где я говорю о том, что врачи добровольно стали заложниками своих корпоративных тайн. Я говорю о новых методах медицины, ею не разработанных, но которые должны были бы уже быть разработаны, ибо они давным давно подготовлены общим развитием науки.
Оказывается, медицина в угоду своему корпоративному эгоизму не только затормозила своё развитие, но и ввела всех людей в заблуждение относительно своих целей. Вместо того, чтобы дать людям свет знаний относительно самостоятельного отслеживания и поддержания ими самими их собственного состояния здоровья, она всё больше и больше угнетает каждого из нас. Это угнетение больше всего сказалось в стане самих медиков – они живут в среднем меньше своих пациентов на 15 лет! Ну как тут не вспомнить призывов Иисусов Христа о первой заповеди врача: «исцелися сам».
Медицина, как это ни парадоксально звучит, всегда исходила из аксиомы, что в Человеке не только не может быть найдена целостная структура, но её даже никогда невозможно будет сформулировать. Потрясающее «открытие»! Значение этого философского кредо трудно переоценить.
Я иногда задаюсь вопросом: почему такая философия жизни вдруг смогла реализовать себя в самом, казалось бы, человечном деле, направленном на продление жизни, а превратившемся в её тормоз? Что послужило тем жизненным подтверждением, обоснованием, которое окончательно убедило медиков в правильности этого вывода? Ведь религиозный, то есть почти целостный, взгляд на мир известен столько же, сколько известен и сам Человек, и жрец, и врач. Почему же Божественное единство не победило? Почему материализм медицины оказался поистине всесильным?
Значит, тайны, действительно, более живучи, чем любые наипрозрачнейшие доказательства. Тайна медицины касалась для нас самого болезненного, в отличие от тайн Бога. Медицина стала для человечества более «божественной», чем сам Бог. Более того, религии сами подкрепили действие этого принципа тайн дополнительно своими тайнами, утвердив людей ещё больше в их силе, приписывая всему тайному силу поистине Божественную.
Медицина в результате своего развития в несколько тысяч лет, превратившись когда-то в типичного религиозного идола, осталась им до сих. Она даже упрочила свои позиции в настоящее время в связи с пересадкой органов и благодаря этому – искусственному продлению жизни за счёт человеческого донора. В связи с последним она стала проводницей какой-то особой, сомнительной гуманности, поставив вопрос перед человечеством о пересмотре ценности человеческой жизни.
Медицинская отрасль как бы полноправно превратилась в силовую структуру угнетения человеческого достоинства. Спору нет, когда любой из нас заболевает, он, конечно же, становится во многом недееспособным, слабым, немощным. Как-то незаметно из сострадающей и помогающей нам эта отрасль трансформировалась в диктатора жизни и смерти. Медицина воспользовалась нашей слабостью, такой естественной во время болезни, чтобы шантажировать нас в мировом масштабе.
Когда я вводил понятие Жизненного Потока в свои теории, я выделил особо его основной принцип дивергенции, экспансии Жизни. Когда же сегодня смотришь на поток медицинских теорий и практик как на сумму технологий, то снова видишь тот же принцип дивергенции и экспансии, но, к сожалению, жизни всё такой же неразумной, как и та, которая, кроме естественного отбора по Дарвину, не знает никаких разумных и духовных методов. Человек оказался низведённым со своего божественного природного пьедестала до уровня неразумного животного и растения.
Вот почему я сегодня заявляю: не поднимая уровень знаний обычного человека, отказывая ему в этом, более того, принуждая его жить в рабстве, медицина настоящего в целом идёт сегодня против развития Природы.
Человечество снова, как и перед стихией Природы, оказалось в униженном состоянии, перед ним стал выбор: поверить безрассудству «божественной» медицине и признать полное ничтожество Человека перед лицом её разбушевавшейся стихии или же попытаться всё-таки найти разумную и духовную основу для жизни на Земле и изменить ход часов под названием «жизнь-смерть» в сторону духовности Человека. Второе медицина начисто отвергает, даже не идя ни с кем на контакт по этому вопросу. В этом она антидуховно воинственна, агрессивна. Ибо она проповедует, как я обосновываю дальше, культ смерти.
Врачи оказались настолько поражены этим культом, что перенесли его не только на свою профессиональную деятельность, но и распространив его на всю окружающую их среду. В медицине в целом возник профессиональный цинизм могильщика. О какой духовности можно при этом говорить! Лишь отдельные яркие личности высвечивались на её фоне, сгорая в своей жертвенности. Эта высшая жертвенность её занятий оказалась непосильной большинству её членов. Самое духовное занятие превратилось в свою противоположность.
Моя заслуга, как я нескромно говорю иногда, состоит в том, что я нашёл факты, подтверждающие наличие в Человеке и в Природе целостной структуры и поле, которое цементирует все части человеческого организма и поднимет уровень научного обоснования наших знаний до уровня Духовности Природы. Мне удалось проявить эти знания в виде поля всеобщей критериальности Природы.
Моя практическая деятельность с людьми, имеющими тяжёлые и неизлечимые заболевания, позволили мне сначала несмело, а потом и более активно использовать в виде помощи им необычные для психологов смысловые доказательные методы Смысла Жизни. Постепенно моя практика дала возможность мне обобщить её результаты до такой степени, что возникла новая философия жизни, которая резко отличается от той, которая принята нашим врачебным корпусом.
Поэтому новую свою науку – критериологию – я называю скорее новой философией, чем психологией или философией вообще. Во многом она становится альтернативой и традиционной, и нетрадиционной медицине.
15. Настоящее, и свет в конце тоннеля
Социологическое понятие, означающее ограничение свободы личности со стороны, обусловленное заботой о её благополучии, есть патернализм. Он проявляется родителем, опекуном или обществом, присвоившими себе право распоряжаться правами личности, превращая эти права в их противоположность – в обязанности. Право распоряжаться правами других – это означает лишать последних своих прав, навязывая им вместо их прав несвойственные им обязанности, как правило, перекладываемые сверху вниз по иерархии подчинения.
Иерархически правильно с точки зрения природных критериев разумной Жизни распоряжаться сверху вниз не правами или ограничениями более низкого уровня разумной Жизни, а расширением его свобод и прав. В отношении Человека это достигается со стороны общества за счёт всё большей погружённости этого низкого уровня в законы и критерии Природы, расширяющей свободу выбора каждого отдельного человека. Это и есть передача больших прав низкому уровню.
При этом обязанности превращаются в структурную необходимость, несущую и укрепляющую целостность системы “человек-общество”. Соотношение прав и обязанностей человека и общества в эволюционирующем обществе всё больше сдвигается с течением времени в сторону увеличения прав личности и в сторону увеличения обязанностей общества.
Разумность общества достигается двумя путями: за счёт его общей культуры и за счёт разумности властных структур. Разумность означает не столько рациональность и дальновидность, сколько умение пользоваться Критериями Природы и изобретать свои критерии, непротиворечащие природным.
Учение о моральных ценностях, добре и зле называется аксиологией. Основной недостаток его – в размытости, неконкретности понятий ценности, добра и зла, что не позволяет широко использовать выводы этой науки для прогноза и моделирования.
Критериология – наука о критериях, об их применении и их изучении. В отличие от аксиологии в силу своей большей детерминированности в рамках критериологии объекты являются значительно лучше моделируемыми. Они лучше применяемы своими результатами в кибернетических системах Природы безотносительно к происхождению системы. Аксиология изучает качественную сторону явлений и поведения структур, а критериология – количественную сторону совместно с качественной. Критериология расширила поле изучаемых явлений, процессов, методов за счёт применения для исследования во многом чисто кибернетических подходов и законов.
Внутреннее побуждение поступать морально – это этический императив, о котором ведётся речь в критериологии. В этике И. Канта даётся понятие категорического императива - всеобщего обязательного нравственного закона, которому должны подчиняться все люди, независимо от социального положения, происхождения, образования и т.п.
Философское понятие императива отражает действие природных законов и критериев. Нравственный закон Канта отражает действие в Природе её Глобального Критерия. Отношение долженствования, постулирования в подчинении последнему не является обязательным в силу существования свободы выбора человека. Отклонения от нравственного оптимума являются грехом, долгом, ошибкой, то есть тем, что указывает на это отклонение и приводит при этом к потере времени, к ослаблению темпа продвижения к экстремуму.
Если в обществе не проработаны вопросы общественной этики, то ввести в действие отдельно какую-нибудь другую этику уровня выше существующей общественной, например, медицинскую, практически нельзя. Можно лишь параллельно приближаться к большему совершенствованию. Насилие в такого рода делах приводит к обратным результатам: к сопротивлению и к ответной агрессии. В развитии отношений мы совершенствуем этику и мораль параллельно с ростом культуры.
В такие периоды падения общественных ценностей, как в настоящее время, хорошо видно, как увеличивается безумие от жадности дорвавшихся до власти и до безнаказанности отдельных представителей общества, безумие нищих, оставшихся без работы людей, которые не знают, чем накормить себя и семью. В этом – одна из причин роста психических заболеваний.
Право на жизнь в такие времена декларируется лишь как право на существование без права на труд. Наоборот, власть присвоила себе право отбирать труд у человека труда, загонять его в страх от голодной смерти, делать его изгоем. Перестав гарантировать защиту от бандитов, общество само превратилось в бандита.
Когда общество сняло с себя обязанности ограждать человека от неприятностей стихии, он оказался предоставлен сам себе и действию стихии. Закон естественного отбора при действии стихии требует от всего нежизнеспособного с точки зрения стихии уйти из жизни, потому что этот закон не предусматривает защиты, идущей от общества. Слабого человека он толкает либо на съедение другими, более сильными, либо на самоубийство, если его страдания непереносимы.
Произошёл наблюдаемый нами распад общества, в результате которого в большинстве своём человек оказался лишённым главного жизненного паттерна: запрета на самоубийство, запрета, идущего в нормальном совершенствующемся обществе от самого общества и от имени общества.
Ворвавшаяся в жизнь отдельного человека стихия, привела в действие первобытные программы иррационализма и почти вытравила из разума остатки рационализма, привнесённого до этого удачным общественным развитием и знанием.
Поэтому не надо удивляться тому, что в трудные периоды общественного развития время выступает, как испытание людей хаосом иррациональности, и люди тянутся тогда к религии, гаданиям, астрологии или парапсихологии больше, чем обычно. В эти периоды общество не даёт им необходимой психологической защиты и не предоставляет им необходимых социальных гарантий для личности, ибо само нуждается в защите и гарантиях. Человек начинает искать защиту у сверхъестественных сил.
Человек хотел бы найти счастье в творчестве, если у него подвижен разум, а находит во времена катаклизмов общественное уродство и безумие, ибо у него не оказывается положительных критериев счастья, утверждённых обществом. Если же у него подвижно тело, то он ищет счастье в удовлетворении чувств и находит всего лишь телесные забавы, ибо у тела нет других критериев, кроме животных. Убийство – это тоже телесная забава.
Душа требует нравственного счастья, то есть любви-благодарности, расточаемой человеком во все стороны, несмотря ни на что, а находит окружающую тело ненависть, убивающую души. Задушенная агрессией общества она не ощущает Любви-благодарности Бога, передаваемой через Действие Жизненного Потока и общества.
Произошло нарушение закона природного восхождения, который формулируется так: биология Природы управляется разумом, разум – душой и духовностью. Нарушилась иерархия смысла.
Мы так буквально приняли евангелическое послание “Бог внутри нас”, что даже не понимаем, что Бог проявляет и накапливает Себя в нашей жизни, прежде всего, в нашей общественной жизни почти невидимым образом. И стоит только общественной жизни ухудшиться, как мы это ухудшение ощущаем по увеличению негативного влияния бесконечности на нашу душу. Духовного, волевого спасения в нашей душе оказывается недостаточно.
Общество запрещало самоубийства, потому что оно давало положительную замену одиночеству и растерянности перед бесконечностью в виде любви ближнего. Оно взамен предоставляло себя, свою системную определённость в виде правил и законов поведения, гарантируя безопасность в широком смысле.
С распадом общества рвётся нить, положительно притягивающая человека и удерживающая его высоким смыслом служения обществу. Возникает обоюдная ненависть. Речь идёт о том уровне смысла, на котором происходит лёгкая замена эгоизма на служение людям, то есть на значительно более высокий уровень смысла, вплоть до героизма. Но инстинкт служения подчиняет и негативному обществу.
Многими людьми потеря смысла жизни, связанного со служением позитивному обществу, ощущается как приход тирании со стороны преображённого в монстра общества.
Соблюдение моральных норм, как и проявляемый одиночками героизм, несли в себе оценки в глазах бывшего положительного общества, которые являлись высокими стимулами и критериями поведения для людей недостаточно духовных, но стремящихся к совершенствованию.
В то же время, когда вместе с наступлением тирании пали материальные и основные моральные ценности, высокие критерии общества уступили своё место критериям примитивным для разума – опоре лишь на материальные гарантии жизни.
Тирания власти – это насильственное подчинения большинства властному меньшинству, рабство основанное на страхе смерти от голода и от неподчинения. Тирания призвана полностью искоренить духовность.
Мораль же отражает добровольное подчинение людей принятым в обществе высшим критериям поведения. Однако, как только стихия демократии захлестнула общество, оказалось, что бывшая положительная общественная мораль воспринималась многими людьми тоже как своеобразная тирания их совести. Вместе со вседозволенностью ушёл страх наказания перед обществом. Страха Божьего не было и раньше.
Нам повезло, ибо мы стали очевидцами процессов Природы, иллюстрирующих нам существование прямого и обратного развития общества. Прямое - это когда с течением времени общество всё больше освобождает человека, беря на себя его обязанности. Обратное - это когда наблюдается обратный процесс всё большего закабаления человека.
Религиозное общество - это патриархальное общество с застывшей, догматичной структурой, общество, которое не освобождает человека, а, наоборот, держит его вечно скованным, перенося жёсткость диктата высших догматов на повседневность и лишая этим человека свободы выбора.
16. Мглистое будущее России
Неразумное общество и неразумная власть как часть Жизненного Потока Природы подчиняются глобальному закону Природы – закону безграничной экспансии. Но разум Человека – это та Божественная волшебная палочка-выручалочка, которой Человек обязан одарить Жизненный Поток Природы. И это тоже закон Природы. Если общество в силу своих субъективных причин перестаёт соответствовать этому второму закону, оно обрекает себя на гнев Свыше и, возможно, на гибель, если не одумается.
Когда я говорю «общество», я, в первую очередь, имею в виду властные структуры, а потом уже и общественные силы, оказывающие влияние на власть.
Если исходить из Высшей и Божественной стратегии, то общество для того и создаётся, чтобы через тернии и время вести его членов к глобальному Духовному Максимуму, который формулируется в науке критериологии как Выигрыш для Всех.
Зачем же власть в нашем многострадальном государстве вдруг оказалась той его частью, которая, вместо того, чтобы заниматься самоорганизацией общества с целью укрепления целостности и благосостояния общества, стала воистину раковой опухолью, стягивающей все мыслимые и немыслимые ресурсы на себя? Она преподнесла нам как будто новые критерии. Ничего нового по существу в этих критериях нет: это критерии рабства, того самого рабства, которое живёт лишь благодаря страху смерти.
Россия, слава Богу, уже не одинока – она уже не единственное Глобальное Зеркало Жизни Земли, которое одновременно является и кривым и прямым для всего мира. Здоровье общества, отражаемое состоянием медицинской практики и науки, даёт основание полагать, что Жизненный Поток берётся за выкорчёвывание нежизнеспособного населения Земли сам, потеряв надежду на разум Человека.
Разум общества деградировал до безумства кучки олигархов, причем это безумство и выдаётся за новый курс человечества. Сонный народ продолжает верить в сказку лично для него самого, как верил в неё тысячелетия.
Надвинулся всемирный потоп в Глобальном Зеркале Жизни Земли – вот как можно охарактеризовать отнятие у большинства российского населения уверенности в завтрашнем дне, ибо надежда на то, что труд обеспечит будущее, исчезла. Народ оказался разобщённым настолько, что каждый остался в одиночестве перед угрозой выживания.
Наступил варварский период выживания в одиночку, в котором каждый отдельный человек низведён до обычного элемента жизни Природы, не обладающего разумом. Наступила эпоха голого дарвинизма – в таком деградированном обществе недочеловеков включился на полную мощь естественный отбор со всеми вытекающими стихийными и антиразумными последствиями.
Но ведь носителем этой психиатрической системы изнутри являются отдельные существа, очень похожие на людей, и дорвавшиеся до властных ресурсов, в чём бы они ни выражались – в администрировании или в финансах. Как же оказалось, что вдруг, ни с того, ни с сего, власть захватили люди, принесшие свои эгоцентристские критерии и заразившие ими всё общество?
Вспомним из микробиологии, что все простейшие только и ждут, чтобы искалечить высшие сферы Жизни, отравить их своими токсинами, если только в этих сферах падает иммунитет. С нашей страной это случилось – она заболела давно, но кризис наступил недавно. Поэтому все высокие разговоры о выправлении положения в стране, где ничего духовного не происходит, о наметившемся росте – это фикция, продолжение запудривания и размягчения мозга народа, ещё пока верящего в лучшее.
Отсутствие стратегии прогноза у сумасшедших, бывших у власти, привело общество:
ко всё более увеличивающейся алкоголизации средних и молодых слоёв общества России, причём, именно в алкоголизации мы с вами уже вдвое превысили предел деградации личности;
к таким невиданным темпам наркотизации молодого поколения, что через 15 лет смертность может начать превалировать над рождаемостью не в 7 раз, как сейчас, а в 1000 или 10000 раз;
к страху смерти, культивируемому в обществе как религиозное чувство и программирующему безграничное насилие над личностью, который бурными темпами вызывает всё большую и большую ответную агрессию;
и в связи с этим – к значительному росту самоубийств, число которых неуклонно растёт и базой которых становится крайний рост психических заболеваний людей потерявших вместе с обществом свою адекватность.
Если лекарство для лечения таких больных? Конечно, мир предлагает своё сильнодействующее средство, продолжающее шокотерапию. Предлагают, кажется, даже эвтаназию – счастливое и безболезненное умирание в случае непереносимых нами страданий. Наши с вами страдания того и гляди уже перейдут в стадию непереносимых.
Медицина, бросившись, якобы, с благими целями лечить человека, на наших глазах превратилась в хорошо отлаженную мировую машину по производству болезней, чем сильно дезориентировала вообще всё человечество. Причём, производство болезней достигло такого высокого уровня, что прежде других групп населения это проверили на себе сами врачи: во всех цивилизованных странах, оказалось, врачи живут меньше своих пациентов аж на 15-20 лет. Это не два или три годика, а в среднем 17,5. Кто ещё хочет получить здоровье в медицине?
Остановить рост психических заболеваний ни в одной стране мира пока не удаётся из-за отставания темпов адаптации личности к темпам роста информационных потоков. Но, говорю я, к темпам роста иррациональных, бессмысленных информационных потоков. Иное дело потоки смысла и духовности!
Любой мало-мальски знакомый с кибернетикой человек скажет, что обратные связи в такой системе человек-общество оказались разорванными. И не только самоорганизация по глобальному критерию, а простое устойчивое управление в такой системе в ближайшие десятилетия под большим вопросом. А всё это есть прямая и непосредственная угроза нашей с вами безопасности не только с точки зрения целостности страны, но и как единого этноса.
Никогда наука не стояла так низко в России со времён Петра 1. Власть оказалась странно близорукой, ибо она в цивилизованном мире всегда стоит на науке, о чём говорил ещё Лев Толстой.
Если говорить языком науки, то интеллигенция была носителем глобального критерия наряду с высшей властью в обществе. Она отражала собой этот глобальный критерий.
Сейчас носителем глобального критерия в обществе является верховная административная власть, её лидер, рассматривающие только свои интересы. Власть всегда присваивала себе право определять направления на глобализацию общества. И этим хотела бы ввести в заблуждение всех, в том числе и интеллигенцию. Вообще иногда создаётся впечатление, что власть в России – это совсем и не власть даже, а какая-то детская забава для инфантильных мальчиков, играющих спичками и ножами.
17. Анализ основных критериев
Протагор сказал: «Человек есть мера всех вещей». Сократ поправил его: «Человек мыслящий есть мера всех вещей».
Можно бесконечно обсуждать любые проблемы с разных точек зрения и под разными углами, ибо их бесконечное множество, но есть одно истинное направление обсуждения – сверху, от Глобальных Критериев Природы. Любая точка зрения, кроме точки зрения сверху, не является, как правило, отражением действия Глобального Критерия.
Я говорю о практике жизни, на которую можно посмотреть совсем по-другому, если исходить из новой науки под названием критериология. Мною разрабатывается эта наука для объединения таких разнородных, казалось бы, видов человеческой деятельности, как наука вообще, практика жизни, культура, образование, воспитание. И всё это производится и обсуждается на основе общечеловеческой духовности.
Цель такого обсуждения я вижу в необходимости не просто анализа прошлого и настоящего, не просто прогноза будущего, оно нужно для выработки стратегий управления будущим.
Раньше в России глобальный критерий общества вырабатывался интеллигенцией, которая на настоящем этапе оказалась бессильной, ибо бессильна наука в управлении государством, так как ни интеллигенция, ни наука больше не являются оппозицией власти, но, главное, они не могут согласиться с применяемыми властью критериями, ибо последняя признаёт другие, ненаучные, критерии развития.
Продемонстрируем практику анализа основных критериев отношения Человека к своей жизненной среде. Напомним, что для всего в мире характерно системное природное совершенствование и самоорганизация при удовлетворении выбранных системой критериев. Начнём сверху.
Мир, Вселенная, Природа. Человек должен видеть в окружающем его мире, во Вселенной для себя Глобальный Критерий в виде принципа движения к Духовному Максимуму Вселенной. Человек видит в нём свой эгоцентризм. То есть его движение не только не совпадает с природным, он вообще движется даже в другую сторону, чем требует Природа.
Жизненный Поток. Человек должен видеть в нём Бесконечный Источник Жизни, в который он, Человек, привносит разум. Человек видит в нём слепую стихию животной экспансии. Своим отношением к Жизненному Потоку Человек рождает страх и враждебность к Жизни.
Человечество. Человек должен видеть в нём команду, играющую в Игру с Выигрышем для Всех. Человек видит в нём агрессию по отношению к себе. Так он воспитывает в себе образ врага.
Государство. Человек должен видеть в нём гаранта и защитника его прав и свобод. Человек видит в нём тирана и бандита и оказывается один на один со стихией выживания в качестве животного по Дарвину.
Общество. Человек должен видеть в нём старшего брата, который берёт на себя его обязанности перед слабыми, больными, детьми, и дополнительно отдаёт ему всё больше прав, главное из которых – это всё большее освобождение Человека для любви, в том числе и в семье. Человек видит в нём мафию, которая полностью подчиняет его, делает из него настоящего раба.
Человек. Человек должен видеть в себе самом источник не эгоистического, а духовного, Божественного счастья, к максимуму которого он, совершенствуясь, идёт от счастья животного через счастье творчества под управлением своего разума. Человек воспитывает себя сам как эгоиста. Он полностью лишён понимания смысла Жизни и своего места в Природе. Это и приносит ему наибольшие страдания.
С позиций практики критериологии мы можем заявить, что своё место в Природе и смысл своего существования Человек получил при рождении в нём разума. Он должен понять, что его единственность как разумного существа принесла в Природу ту самую разумную клетку, из которой вырастет в будущем множество разумных форм Жизни, как из клетки биологической выросло множество форм биологической Жизни.
Под любовью я понимаю любовь духовную. Под любовью духовной я понимаю высшее состояние благодарности. Любовь – это благодарность. «Должен» означает должен Богу.
Искусство. Человек должен видеть в нём эстетику, наполненную Духовной Этикой. Человек видит в нём бизнес на антидуховности и разврате. Это ведёт к увеличению безумия в среде людей. Он видит себя подопытным кроликом.
Культура. Человек должен видеть в ней источник вдохновения. Человек видит в ней хаос и эклектику. Это тоже увеличивает его неуверенность. Он видит себя рабом традиций, религии, стандартов поведения и жизни.
Наука. Человек должен видеть в ней источник разума и истины. Человек видит в ней источник изощрённого доказательства зверств над Человеком и оружие уничтожения человечества. Это один из самых мощных источников безумия. Во всём мире признано самими учёными, что наука крайне аморальна.
Образование. Человек должен видеть в нём источник здорового образа жизни и целостного знания. Человек видит в нём во многом лишний груз, а в начальной школе просто вредный. Это приводит к неизлечимым психическим и физическим расстройствам и болезням. Человек видит себя рабом школы.
Воспитание. Человек должен видеть в нём основу общечеловеческой духовности, то есть высшее знание. Человек видит в нём насилие над личностью, что воспитывает свою противоположность, то есть малоконтролируемую агрессию. Он видит себя рабом воспитателей.
Мы видим, что критерии, которые применяются нами практически в любом виде деятельности, неистинны, ошибочны. Ошибки нашего развития не только не исправляются, а, наоборот, накапливаются. Следовательно, все рассмотренные виды человеческого движения Природы с точки зрения психиатрии неадекватны и, значит, имеют психиатрический диагноз.
Права Человека, продекларированные международными документами, во многом в реальности превращены в свою противоположность, потому что Человек, обладатель разума, часто вообще сам себя не понимает. Это относится непосредственно не только к чёткому выделению критериев поведения, мышления, действия, но и к тому, чтобы принять понятие адекватности как соответствия критериев личности Критериям Природы. Иначе безумие во всех сферах будет распространяться и захлестывать нас всё больше.
20. Устремлённость в будущее
Власть тоже хочет нам блага на словах, потому что владеет лишь медицинской моделью поведения и манипуляции человеком и обществом. Оказывается, что, кроме смерти она нам тоже ничего не может предложить. Но смерть, в отличие от медицинской счастливой получается несчастная, мучительная. Счастливая же смерть в обществе может быть только героической ради того же общества на поле брани, на войне. Героизм восстанавливает дух народа, ибо он осуществляется ради общества.
Вот почему войны так популярны среди правителей. Ибо они поднимают дух народа, когда он падает. Но не все это понимают и потому убегают из такой страны, где введена такая государственная эвтаназия.
Что нужно, чтобы восстановить дух народа?
Революция 1917 года и кровавая гражданская война восстановили дух русского народа, потерянный после того, как в 1914 году император выбрал войну добровольно, когда для этого не было необходимости. Большевики спасли целостность России.
Великая Отечественная Война восстановила дух русского народа после того, как он рухнул в процессе геноцида, объявленного народу безумным тираном. Она остановила самоубийство целого этноса. Она спасла Россию, как это ни кощунственно звучит.
Сегодня Чечня не поправит дело с рухнувшим духом, ибо народ не видит смысла в своём героизме. От затягивания этой войны дух, наоборот, падает ещё больше
Но неужели же чтобы поднять дух народа, нужны только войны? Неужели же, как в медицине, чтобы восстановить самочувствие, надо только резать? Все Духовные Учения говорят нам, что можно обойтись без войн, если любить Человека. Так же и в медицине: разумный и духовный человек меньше болеет и значительно меньше страдает.
Необходимо провозгласить и произвести смену моделей мышления, выбора и действия для личности и для общества.
История нас учит, что надолго дух народа нельзя поднять войной. Сейчас мы его снова потеряли. Не надо ждать войны, нужно отказаться от неё в пользу общечеловеческой духовности, которая должна быть провозглашена верховной властью, стать политикой такой же повсеместной, как поток войны.
Должна быть объявлена война бездуховности и антидуховности. Ибо они и ведут к войнам. Истинная духовность создаётся культурой, а войны разрушают культуру.
Героизм на войне – это искажённое отражение жизни ради общества, это явное проявление смысла, более высокого, чем эгоизм. Эгоизм творит вокруг себя рабов. Героизм делается на подъёме духа и ненависти к врагу.
Человеческая агрессия любого вида в Природе постепенно переплавляется из внешней, между людьми, во внутреннее недовольство собой. В человеке возникает сила преодоления препятствий, искушений, бездуховности. Возникает работа личного духа безо всякой злобы.
В России сейчас идёт затянувшаяся война духа, начиная с 1991 года. Это тихая гражданская война, в которой дух народа укрепляется в противостоянии, в преодолении безумия нового геноцида, объявленного злобным частным капиталом нашему народу.
Произошло необычное для современного уровня демократии: свобода в России провозглашена для частного капитала и для личности. Но получил свободу лишь частный капитал, права личности не реализовались. Именно поэтому противоположное желаемому захлестнуло нас: частный капитал поработил народ. Демократия в России оказалась варварской.
Ради чего восстанавливает свой дух русский народ? Одно дело бороться против фашизма, который объявил о создании сверхчеловека и сверхнации и о порабощении всех остальных народов. Другое дело сражаться против своих же русских ради любви ко всему обществу.
Но мы уже хорошо поняли на своей шкуре, что слабое государство не защищает и не даёт гарантий, не даёт прав даже на труд, чтобы не умереть от голода. Поэтому любовь ко всем в нашем обществе уже смогла материализоваться в виде любви к обществу и государству.
Мы уже поняли, что мы должны бороться со своими капиталистами за общество, которое не будет диктовать рядовому человеку обязанности под видом прав. Наоборот, оно снимет с нас многие наши обязанности по уходу за стариками, больными, за детьми, освободив нас для любви.
Духовность укрепляется в устремлении в будущее, в непрерывном росте, в поддержании интереса и накапливании любви в обществе, в отношениях людей между собой. Ведь наша ранняя старость происходит, в основном, от нашей ранней усталости от жизни, из-за отсутствия любви, от угасания контактов с окружающими.
Вот и наркомания – это общественная болезнь как отсутствие смысла жизни, наступление старости в раннем возрасте, прерывание роста и угасание контактов, интереса для возврата в животное, утробное состояние.
Нет возврата в прошлое, есть устремлённость в будущее. Ибо Природа во всём дала нам счастье, но мы не поняли этого. Из первичной монады в счастье формируется душа, в счастье человек находится в утробе матери, в счастье он рождается и исследует мир. В счастье человек творит и идёт к познанию духовного счастья в любви-благодарности.
Чего ищет Человек? Пищу, тепло, комфортные условия проживания для тела, спокойствия для психики, любви для души. А для разума? Для разума он ищет ограничения, законы Природы, её принципы, оценки и критерии. Он ищет то пространство жизни, в котором он будет творцом, не противоречащим Природе.
Человеку даётся животная, половая любовь как стартовая площадка, от которой он может стартовать в любовь общечеловеческую, в любовь-благодарность с помощью своего разума. Не может Человек вернуться к животному счастью, но, познав его в утробе, знает, что счастье на свете есть.
Бог есть Любовь, – поведал нам Иоанн. Весь мир существует благодаря любви и ради любви. Любовь – это не присвоение, а, наоборот, извержение из себя благодарности всем и всему просто за то, что оно есть.
Кто же в нашей стране занимается нормальными людьми? Кто делает интеллигентов не по паспорту, а по жизни? Честных налогоплательщиков?
Оказывается, это делают воспитатели, то есть родители и учителя. Литература, искусство, общество себе подобных, интеллигенция.
Человек должен видеть в образовании наших детей источник здорового и духовного образа жизни и целостного общечеловеческого духовного знания. Человек видит в нём во многом лишний груз, а в начальной школе просто вредный, каторжный. Это приводит к неизлечимым психическим и физическим расстройствам и болезням. Человек видит себя рабом образовательной системы, где на первом месте, уж конечно, не разум.
Человек должен видеть в воспитании основу общечеловеческой Духовной Этики, то есть высшее знание. Человек видит в нём насилие над личностью, что воспитывает свою противоположность, то есть малоконтролируемую агрессию. Он видит себя рабом воспитателей.
Мы насаждаем насилие и возвели его в закон. Оказывается, мы с вами, общество, не только милитаризованы, мы ещё и насквозь больны и преступны. Но мы ещё и греховны, и неучи. И все общественные структуры фактически угрожают нам смертью, в лучшем случае бесчестием.
Все они человека унижают, а молодого ломают: делают больным, пушечным мясом, преступником перед судьями, то есть властью людей, и преступником перед Богом. Что это за критерии измерения человеческой жизни? О какой человечности может идти речь?
В этом самая большая трагедия Человека, ибо он не имел философии жизнеутверждения после Эпикура. Для чего надо то, что мы видим, в чём живём? Чтобы из Человека делать раба, поддерживать в нём состояние унижения, страха, неполноценности, ничтожества, готового на любое преступление уже сейчас ради куска хлеба. Корпоративность и мафиозность любой структуры общества только подчёркивают это. Как говорили раньше: избави Бог меня от друзей, а с врагами я сам разберусь.
Неужели же получается так, что высшим смыслом жизни является смысл жизнеугнетения?
И несмотря на это жизнь в человеке берёт верх. Мы не понимаем почему, но мы выживаем и продолжаем жить долго. Правда, становимся злобными к старости или усталыми, эгоистичными, такими, что ничто нас уже не трогает.
Даже наука оказалась бессильной сформулировать смысл жизни в противовес смыслу угнетения, который она оправдывает всем своим существованием, ибо тоже превращена в религию, в самую мощную силу по производству орудий убийств.
Эти пять сил – власть, религия, наука, армия и медицина – играют в нашей жизни роль религиозных божеств негативного плана. Из них лишь классическая религия имеет шансы называться положительной силой, но и она погрязла в материальности больше, чем нужно: копит богатства и сводит подчинение Богу к просьбам, обращённым к материальным объектам, настоящим и прошлым. Нельзя обожествлять тех, кто был до своей смерти человеком, ибо это принижение роли Бога, распространение Его величия на простых смертных, передача права людям, кто распоряжается этим обожествлением, на деление между всеми большого пирога. Будешь себя хорошо вести, получишь кусок пирога в виде ярлыка канонизированного святого и люди будут приходить к твоим останкам и просить тебя помочь им, потому что теперь Богом будешь ты.
Другой духовной альтернативы, кроме религии, в нашем обществе как будто уже нет. Все структуры общества внушают нам покорность рабству: молись сегодня и будешь спасён после смерти. Но ведь речь идёт не о вечной жизни, а о том, что спасение находится в твоей смерти!
К чему мы пришли, даже дико звучит: все общественные структуры толкают прямо или косвенно к самоубийству. И есть ли смысл удивляться тому, что рост психических заболеваний, только официально зарегистрированный, за прошедшие десять лет составил 150%, а число самоубийств возросло в несколько раз, даже среди милиционеров.
Это какой-то сатанизм. Пессимизм медицины и религии перенесён на наше общество – это не простой пессимизм, это мистический пессимизм в отношении жизни на этом свете. Только религия переносит получение счастья в загробную жизнь, предложить его тут она не может, а медицина видит все проблемы в теле, предлагая отрезать что-нибудь и этим поправить, или произвести пересадку органов от другого человека, предварительно отправив его на тот свет, в рай.
О какой разумности можно говорить?
Мы видим, как проступает боль Природы в общественных отношениях. Безумие накапливается.
Наука обессилила в своих поисках материального физического Бога, который раз и навсегда бы закрыл вход в неё другим, кроме великих учёных, уже севших на трон. Она лишает людей будущего. Ибо она плодит оружие убийств.
Богом считает себя генерал, когда он посылает солдат и офицеров убивать просто так. Лишает жизни.
Милиционер, прокурор и судья лишает свободы. Убивают веру.
Медик, кроме тела, ничего знать не желает, лишает надежды на Бога.
Священник лишает права на ошибку. Убивает страхом.
Кто им нужен в образе человека? Робот, зомби, автомат, чтобы делать своё, быть божком и уничтожать жизнь? Куда относятся богатые и бедные в этих религиях: в армии, в науке, в милиции, в суде, в церкви, в медицине? В каждой из них они делится на жрецов и рабов. Раба нужно убивать, сажать в тюрьму, вырезать у него органы для пересадки жрецу, обвинять в смертных грехах, презирать как непроходимого невежду. И так далее.
Куда ты попал, чьим человеком являешься, тому Богу и поклоняешься.
Общий вывод известен: слепой делает всех слепыми от рождения и ведёт слепого.
В медицине больной врач лечит всех, ибо они, по его мнению, уже все больны от рождения.
Власть говорит: все от рождения преступники.
Армия заявляет: убийцы творят только убийц от рождения.
Религия внушает: все рождаются с первородным грехом.
Наука, как Сократ, изрекает: я знаю, что ничего не знаю, а другие и этого не знают.
21. Жизнеутверждающая философия
Кругом одна тайна, мистика. Но мистика существует там, где общечеловеческая духовность мала. Мистика угнетения и убийств паразитирует на антидуховности. Мистика – это та часть тайны, которая скрывает пока непонятное, но обладающее силой колоссального воздействия. Она заменила духовность, осознанную Человеком.
Медицинская модель общества не просто похожа на религию, она была превращена в религию жрецами ещё в пору своего возникновения, несколько тысяч лет назад. Сила её священнодействия только увеличилась с возникновением её технологического фундамента. Эта модель претендует на всё, где мы живём.
Человек должен видеть в медицине, как и во власти, духовного помощника в процессе самоисцеления и самоорганизации организма. Человек видит в ней антидуховного диктатора и шантажиста, постоянно угрожающего смертью, который хотел бы законодательно ввести эвтаназию – счастливую принудительную смерть – как систему здравоохранения для того, чтобы узаконить трансплантацию органов в принудительном порядке, взятых у нищего для богатого. Американские врачи на своих конгрессах обсуждают именно это.
Медицина сводит больного человека к состоянию безмозглого примитивно устроенного животного, стремясь лишить Человека вообще прав на какую-нибудь жизнь. Со времён написания В. Вересаевым «Записок врача» прошло сто лет, а медицина стала ещё более опасной для Человека, чем была.
Более того, медицина как сумма крупных индустриальных технологий вместе с фармацевтикой во многом навязала уже свой антидуховный глобальный критерий всему мировому сообществу. Этот удар пришёлся, прежде всего, по самим врачам. Врачи во всех цивилизованных странах, и это подтверждено сегодняшними публикациями, в силу свой антидуховности умирают раньше своих пациентов на 15 – 20 лет.
Вот куда мы идём с такой моделью общества.
Общечеловеческая духовность проявляется в отношении к мистике и любви. Тайна бесконечна и неощутима, как Бог, а любовь ощутима и регулируема.
Духовность нынешнего общества определяется глубиной его погружения в мистику, духовности другой нет.
Сегодня мы не видим любви, видим преобладание мистической ненависти.
Наш разум изощрён в хитросплетениях, но для Природы наш разум силён не интригами, коварством и безумием, он силён оценками, критериями. Неверные критерии приводят к безумию, то есть распаду разума.
Критерии человечества определяются только духовной надстройкой.
Протагор сказал: «Человек есть мера всех вещей». Сократ поправил его: «Человек мыслящий есть мера всех вещей». Мера – это критерий, оценка, мерило. А Человек состоит из трёх частей: животной, разумной и Божественной. Поэтому мерой всех вещей и поступков назовём общечеловеческую духовность, присущую не мысли вообще, а Божественной части Человека. Ибо в неё переходят мораль, нравственность, этика.
Природный Критерий – это оценка, которая автоматически удовлетворяется во времени в процессе её максимизации или минимизации, при любой самоорганизации и управлении. Природный Критерий подчиняется Глобальному Критерию Природы. Природный Критерий может быть созидательный и разрушительный. Действие созидательного несёт счастье и рост, разрушительного – боль.
Глобальный Критерий Природы, если исходить из Высшей и Божественной стратегии человечества, – это отражение Духовного Максимума Вселенной, который формулируется в науке критериологии как Выигрыш для Всех.
Люди тоже склонны выдумывать свои критерии в силу их творческого начала и творческих способностей. Различие природного Критерия и придуманного Человеком в том, что человеческий критерий может противоречить природному и этим вызывать боль. Отклонение от выполнения природного Критерия даются нам в боли. Боль – это всегда серьёзные нарушение целостности организма. Но сейчас речь о боли общественного организма, о боли его души.
Без критериев наш разум безумен, ибо он не знает, к чему стремиться. Разуму требуется оценивать его действия. Это и делают критерии. Природные критерии – это не только законы физики, но это, прежде всего, законы нашей души.
Диагноз нашей общественной болезни таков. Мы видим, что критерии, которые применяются нами практически в любом виде деятельности, неистинны, ошибочны. Ошибки нашего развития не только не исправляются, а, наоборот, накапливаются. Следовательно, все рассмотренные виды человеческой деятельности и движения Природы с точки зрения психиатрии неадекватны и, значит, имеют психиатрический диагноз. Но вся эта больная деятельность проводится отдельными людьми, зачастую просто больными по-настоящему.
Но ведь и носителем этой психиатрической системы изнутри являются отдельные существа, очень похожие на людей, и дорвавшиеся до властных ресурсов, в чём бы они ни выражались – в администрировании или в финансах. Как же оказалось, что вдруг, ни с того, ни с сего, власть захватили люди, принесшие свои эгоцентристские критерии и заразившие ими всё общество?
Вспомним из микробиологии, что все простейшие только и ждут, чтобы искалечить высшие сферы Жизни, отравить их своими токсинами, если только в этих сферах падает иммунитет. С нашей страной это случилось – она заболела давно, но кризис наступил недавно, как только ослабли ограничения власти. Поэтому все высокие разговоры о выправлении положения в стране, где ничего духовного не происходит, о наметившемся росте – это фикция, продолжение запудривания и размягчения мозга народа, ещё пока верящего в лучшее.
Нужно признать, наконец, что для личности бездуховность, эгоизм и лень являются психическими заболеваниями. Ими рождаются гнев, жадность и невежество – три врага человечества и Природы, как сказано в Бхагавадгите.
Можно бесконечно обсуждать любые проблемы с разных точек зрения и под разными углами, ибо их бесконечное множество, но есть одно истинное направление обсуждения – сверху, от Глобальных Критериев Природы. Любая точка зрения, кроме точки зрения сверху, не является, как правило, отражением действия Глобального Критерия.
Я говорю о практике жизни, на которую можно посмотреть совсем по-другому, если исходить из новой науки под названием критериология. Мною разрабатывается эта наука на основе общечеловеческой духовности для объединения таких разнородных, казалось бы, видов человеческой деятельности, как наука вообще, практика жизни, культура, образование, воспитание.
С позиций практики критериологии мы можем заявить, что своё место в Природе и смысл своего существования Человек получил при рождении в нём разума. Он должен понять, что его единственность как разумного существа принесла в Природу ту самую разумную клетку, из которой вырастет в будущем множество критериально разумных и духовных форм Жизни, как из клетки биологической выросло множество форм биологической Жизни.
Без осознания самим человеком подчинения Высшим Духовным Критериям невозможно победить болезни смысла жизни, коими являются болезненные привязанности, созависимости, состояния суицида, депрессии и другие.
Чем характеризуется общечеловеческая духовность? Любовью, которую человек должен изливать через себя в среду проживания. Под любовью я понимаю любовь духовную. Под любовью духовной я понимаю высшее состояние благодарности. Любовь – это благодарность. «Должен» означает должен Богу.
Цель такого обсуждения я вижу в необходимости не просто анализа прошлого и настоящего, не просто прогноза будущего, оно нужно для выработки стратегий управления будущим. Но нужно ли это власти? Сегодня в нашей стране наука не участвует в управлении государством. Ни интеллигенция, ни наука не могут согласиться с применяемыми властью критериями, ибо они ненаучны. Государство бросило Человека, и он оказался один на один со стихией выживания в качестве животного по Дарвину.
Никогда наука не стояла так низко в России со времён Петра 1. Власть оказалась странно близорукой, ибо она в цивилизованном мире всегда стоит на науке, о чём писал ещё Лев Толстой.
Если говорить языком науки, то интеллигенция была носителем глобального критерия наряду с высшей властью в обществе. Она отражала собой этот глобальный критерий.
Сегодня интеллигенция оказалась силой, которая может сплотить общество на основе не идеологии, а на основе общечеловеческой духовности, на основе Критериев Духовной Этики. Вот в чём я вижу её активную позицию. И вот в чём состоит оппозиция интеллигенции к власти. Любя иная оппозиция, в том числе и политическая, нечеловеколюбива
Что же необходимо сделать, прежде всего, интеллигенции?
1. Добиваться принятия для руководства Критериев Духовной Этики. Провозгласить их от имени общества и государства. Духовность понимать как общечеловеческую.
2. Принять понятие адекватности как соответствия и непротиворечивости критериев личности Критериям Природы. Иначе безумие во всех сферах будет распространяться и захлестывать нас всё больше.
3. Сформулировать главные критерии развития во всех сферах человеческой деятельности.
4. Ввести принцип: любой человек, претендующий на любой руководящий пост, обязан пройти независимую психиатрическую экспертизу. Запретить законодательно занимать руководящие места психически неполноценным людям.
5. Чтобы не быть втянутыми в новую кровавую бойню, мы все сегодня должны понять, что Россия и будущего, и настоящего – это общество общечеловеческой духовности.
Мой практический опыт помощи людям состоит в том, что я доношу до них смысл нашего существования на Земле и во Вселенной. Новую жизнеутверждающую философию жизни я разрабатываю на основе духовной психокибернетики, теории смысла, критериальной психологии и критериологии.
Среди моих подопечных, которым мне удалось помочь, есть наркоманы, алкоголики, несостоявшиеся самоубийцы, шизофреники и другие больные люди, пережившие кризис жизни.
Резюме. Страна находится, прежде всего, в духовном, а Человек – и в духовном, и в личностном кризисе.
Потерян смысл общественного движения. Низкий личностный уровень духовности, эгоизм разрушительно действуют на смысл общественный.
И хотя панацеи от болезней тела не существует, панацеей от болезней личности и общества следует признать духовную культуру человека.
Главной просветительской задачей настоящего времени следует признать задачу всемерно нести в общество Духовную Этику как главную составляющую спасения человечества. Человек должен производить любовь.
Вот такой диагноз современному обществу поставил автор этой книги, сам того не желая и заведя лишь свободный разговор о странной статистической закавыке цивилизованных государств. Но теперь, наконец-то, прозрев в главном, он надеется, что вслед за ним так же прозреют и многие другие. Правда, автор иногда саркастически утверждает о самой болезненной привязанности общества к своим ошибкам.
22. Бог не доверяет Человеку
Сегодня ценность человеческой жизни определяется по утилитарным критериям – оценкой: сколько пользы можно ещё получить от человека. Прежде всего, тут усердствует медицина. Как только сильно травмированный, но достаточно крепкий организм попадает в лапы к медикам, так происходит «чудо»: не столько борьба за его жизнь, сколько борьба за жизнь его отдельных органов с тем, чтобы их изъять и использовать для пересадки в другое тело, в то, которое «имеет шансы» для жизни больше, ибо платит за это приличные деньги.
К сожалению, я ничего не утрирую. Технология медицинской практики сейчас во многом настроена именно на такое будущее нашего общества.
Почему так произошло? – задаюсь я вопросом. Ведь провозглашено противоположное: главное – это жизнь Человека, неважно какого.
Но, с другой стороны, человеческого материала для медицинских опытов – хоть завались. Избыточность Природы в отношении Человека сыграла злую шутку: запретив для самих себя непосредственный естественный отбор по Ч. Дарвину, люди ввели его опосредованно с помощью разума в своих войнах и в своей медицине.
Абсурд: медицина догоняет по своей регулирующей функции численности людей с войнами, о которых известно ещё с древних времён, а не только от Мальтуса. Но будущее – за медициной, которая, занимаясь, в основном, телом человека, переняла у Жизненного Потока его главный принцип – принцип экспансии. Неужели же бездуховная медицина, в конце концов, подчинит человечество, перемалывая его недееспособных членов?
Субъективно ценность Человека звучит в его значимости, которую он сам себе формирует. Один ведёт пассивную жизнь и ждёт, когда его «откроют» другие, позовут, и только тогда он раскрывается. Это ожидание востребованности. Такой человек и совершенствоваться будет, если имеется смысл-польза его для кого-то ещё. В нём слаб голос Потока.
Совершенствование – процесс в котором замечательно проявляется смысловой парабиоз, то есть сожительство людей, когда молодым навязываются старые смыслы отжившей эпохи. Что же позволяет молодым выжить и проявить свою значимость? Прежде всего, это внутреннее стремление Потока Жизни. Потом – любопытство индивидуальности.
Когда мы начинаем анализировать значимость Человека в Природе, то почти сразу заходим в тупик рассуждений, из которого нет выхода, если, в который раз, повторять старую ошибку: не находить расширения пространства рассуждения за пределами известного знания. Значит, надо открывать новое знание, новые модели.
Рассуждаем: человек необходим Природе, человек смертен, человек не волен распоряжаться окончанием своей жизни, даже когда жизнь приносит ему неисчислимые страдания, но он наделён волей и свободой выбора.
Стоп! Вот где тупик: несовместимость свободной воли и запрета на смерть по доброй воле. Воля и свобода выбора не распространяются на смерть. Оказывается Человек пока что вынужден жить. И разум его. Его логика, ум не есть что-то выдающееся, а всего лишь, как некий цветок, который лишён собственной воли, он принимает свою смерть вместе с остальным растительным миром. Бог не доверяет Человеку в выборе жизни или смерти. Он всегда выбирает за него Жизнь Сам.
Оказывается, Разум Человека не есть причина для свободы выбора. Какой странный вывод из наших рассуждений. Почему же так произошло и продолжается до сих пор? Можно ответить на этот вопрос по-разному: либо разум Человека слаб и склонен к ошибочным действиям, либо свобода выбора и воли есть фикция. Скорее, как показывают наши исследования, и то, и другое. А насколько значимость связана с полезностью, с которой многие связывают смысл своей жизни вообще?
Полезность людям может навязываться каким-то человеком, пониматься им так, что этим людям совершенно невозможно быть без его руководства. Вот этот инстинктивный импульс такого понимания и есть лидерство. Идеология истинного, не придуманного под давлением моды или литературы, лидерства подразумевает наличие некоторых скрытых параметров и источников в человеке, который либо решил, либо вынужден посвятить себя вождизму. Главное в этом, видимо, явная или неявная подчинённость его более высоким смыслам и критериям, чем просто смыслам и критериям рядовой личности.
Что же это за такие необычные критерии? Конечно же, это - критерии Жизненного Потока, которые гуманными не назовёшь. Но есть еще такие специфические отношение, как затягивание человека в сеть, структуру, характерную для группы и подчинение его этой структуре. Соответствие среды - группы - и лидера имеет ярко выраженные границы влияния, выход за которые невозможен ни для первого, ни для второго, если только они не приобретут новый более высокий смысл.
Однако, любые организмы тем и отличаются, что они жизнеспособны, то есть сохраняют устойчивость под воздействием своих врагов. Лидер - тот, кто усиливает себя за счет влияния и мощи группы и среды.
Миром иногда правят те, кто ничтожен как человек. Их величие существует лишь перед собственной душой, да и то потому что их душа - это ничтожность. Человечество как отражение Жизненного Потока так и просится зазомбировать его в процессе руководства им. Усыпить и закодировать, чтобы поменьше чувствовать всё, кроме удовольствия. Страдание сужает сознание и отупляет почище сна.
23. Падение как причина для воскрешения
Ответ на вопрос о причинах депрессий и психозов не так уж и прост, как кажется на первый взгляд. Попробуем разобраться, о каких изменённых состояниях сознания при их возникновении идёт речь.
Первое: если не рассматривать генетические дефекты организма, то у человека, страдающего депрессией, наблюдается вполне определенный комплекс инерции, проявляющий очень сильную связь поведения нашего организма и, в частности, тела, независимо от нашего желания с неким сущностным космическим источником, который материально отражается во Вселенной в виде инерции Жизненного Потока.
Второе: некоторые люди всегда, постоянно, живут в таком состоянии, которое можно назвать отождествлением с другими или с другой личностью. Иногда отождествление происходит не с личностью, а с архетипическим образом - часто в психологии это называют образом коллективного бессознательного. Для Человека негативным моментом в этой связи является существование его одновременно в двух или более состояниях, но чаще всего в двух.
Такое двуединство есть наиболее выраженный трансперсональный опыт, переживаемый Человеком на фоне его сверхчувствительности. Большинство же людей могут получить и получают подобную сверхчувствительность и подобное двуединство лишь в трансперсональных погружениях, вызванных искусственными причинами, например в холотропной терапии или же в духовном Бардо.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>